Расширенный поиск  

Новости:

26.07.2022 - в "Лабиринте" появился третий том переиздания "Отблесков Этерны", в книгу вошли роман "Лик победы", повесть "Белая ель" и приложения, посвященные географии, природе и политическому устройству Золотых Земель.

ссылка - https://www.labirint.ru/books/868569/

Просмотр сообщений

В этом разделе можно просмотреть все сообщения, сделанные этим пользователем.

Сообщения - Rrrl

Страницы: [1]
1
Другую программу мы назовём именем противника Агиса и отца Клеомена, Леонида.
Что она из себя представляла?

В неё, нам известно, тоже входила отмена долгов - на этом этапе интересы сторон сходились, но не раздел земель. А как, собственно, Леонид собирался воевать, если без раздела земель не хватит воинов?

В эллинистическое время на это уже был ответ, хороший и способствующий единоличной власти не меньше, чем новые граждане, получившие из рук правителя земельные наделы.
Наёмники!
Имея достаточно денег и большое, но не участвующее в политической жизни свободное население, можно было свободно перейти к наёмной армии. Даже без большого населения можно было перейти: предложение на рынке наёмников в Элладе составляло около пятидесяти тысяч человек, а большие царства как раз переходили на систему клерухий - у них-то земли было достаточно, потому наёмные контингенты понемногу высвобождались. Те же Агис с Клеоменом пополнялись наёмниками - ну а у "линии" Леонида наёмная фаланга стала бы основной силой. Что касается земли, то процесс укрупнения прошёл бы до конца, число полноправных составило бы около полутора сотен, на земельке трудились бы рабы - как в недалёких Вифинии и Пергаме. Латифундии удешевляли аграрное производство - вместо семей свободных на той же земле работали бы одинокие рабы. Скорее всего, фокус был бы на вине и масле, для товарного зернового хозяйства местность не та. Выручка шла бы на хорошую жизнь для полутора сотен латифундистов и на наёмное войско.

Больше того, окончательно разорённые земледельцы, уже не имеющие голоса, подались бы в город. Там они могли наняться в войско или выбрать жизнь ремесленника. Спарта, о чём обычно умалчивают, неплохо выделывала всякий скобяной товар. Даже в Афины поставляла. Кроме того, она лезла на рынок дешёвой керамики - не такой красивой, как коринфская, зато копеечной... пардон, обольной.

Спартиату таким низким делом заниматься было некрасиво - потому мастерские обычно принадлежали их жёнам или дочерям. Так что и в этом состоянии город обзывали бы женоуправляемым.

Впрочем, чисто наёмная армия этой Спарты вряд ли бы оказала на римлян большее впечатление, чем гражданско-наёмная армия Набиса.

Проблема Спарты оказалась в том, что всё отпущенное до прихода римлян время она топталась на перекрёстке, так и не пройдя вовремя по одному из двух путей...

2
Наконец руки дошли до самой, наверное, клишированной темы, а заодно главных безобразников Эллады.

Поговорим о Спарте.

Да, не тех, которые "300", не тех, которые "Политика спартанской педерастии", и не тех, которые "женоуправляемые спартанцы", и даже не тех, которые "единственный и уникальный полис". Этих не было, и неважно, когда изобретался штапм.

Эллинистическая Спарта оказалась полисом, который чуть-чуть не стал крупным территориальным государством. Собственно, она могла, только чуть-чуть опоздала. А опоздала потому, что никак не могла выбрать - какого именно типа эллинистической державой ей стать?

Дело в том, что дальше жить, как жила до того, Спарта не могла. Знаменитое спартанское "малолюдство" дошло до того, что в полисе осталось порядка шести сотен полноправных спартиатов. Для того, чтобы иметь не то, что влияние, а какую-то независимость в мире, в котором выставлять армию в десятки тысяч тяжеловооружённых пехотинцев стало нормой, этого было недостаточно. Жить же скромным полисом в углу Пелопоннеса Спарта не могла - уж больно многим соседям за свою историю нагадила. Те же мессенцы с удовольствием бы расквитались за пару столетий порабощения. Оставалось идти к кому-то под руку - а Спарта самого Александра Македонского ухитрилась пропустить как-то за скобками! - или стараться усилиться самим.

Рецепт борьбы с малолюдством был, причём традиционный. Набрать наёмников, отобрать самых толковых, женить на спартанках и дать им гражданство. Если верить Аристотелю, "в старые времена" это была обычная спартанская политика.
По сути, все старания нескольких спартанских царей - Агиса, Клеомена, Маханида и Набиса сводятся к попыткам восстановить этот обычай, причём если Агис пытался всё сделать как встарь и по процедуре, то Клеомену пришлось заняться высылками и отменой некоторых государственных институтов, Маханиду - установить тиранию, а Набису - выслать никак не менее половины остававшихся полноправных граждан в изгнание, а кое-кого и умучить совсем. Собственно, двух последних в античности было принято считать не царями, а тиранами. В наше время есть и другие оценки. Сам Набис себя точно считал царём.

Сейчас принято считать, что эти спартанские правители пытались построить эллинистическое царство. Проблема в том, что нормальное эллинистическое царство получалось только при наличии негреческого субстрата, а чего на Пелопоннесе не было, так это персов, египтян, или хотя бы фракийцев. В старые времена спартанцы, правда, попробовали превратить в "негреков" своих соседей. Не вышло. Даже порабощённых мессенцев другие греки воспринимали как своих. Так что никто из царей-революционеров даже не пробовал провернуть такой номер. Агис и Клеомен пытались построить гегемонический союз городов, в котором Спарта главная. Маханид и Набис - равноправную федерацию беотийского типа. И то, и то - образования чисто греческие.

Так что они пытались устроить?

Для этого нужно понять, чем было спартанское малолюдство. Сокращением населения? Нет, сокращением числа полноправных, то есть зажиточных граждан. А куда они подевались? Участки, положенные Ликургом, были. Продавать их было нельзя (дарить и завещать, правда, можно). Да, 2/5 принадлежало женщинам - девицам-наследницам и вдовам. Из оставшихся 3/5 1/6 назначалась жёнам воинов - хотя часть участков, верно, принадлежала молодым неженатым мужчинам. По оценке Аристотеля, даже это должно было дать порядка пятнадцати тысяч полноправных граждан. А осталось - шесть сотен.

Итак, произошло укрупнение земельной собственности.
Процесс, очень хорошо знакомый всем полисам Греции. В Афинах он, например, происходил перед тиранией Писистрата, как и в других полисах перед появлением местных представителей так называемой Старшей тирании. Мудро организованные Ликургом спартанцы тогда ходили многолюдные и свергали те тирании, которые народ переставал поддерживать - сына Писистрата, например. Сами они начали разлагаться поздненько и пришли к тому положению, что когда-то их соседи, в разгар эллинизма.

Другое дело, что именно это опоздание и создало проблему для спартанских царей-тиранов. В Афинах перед Писистратом альтернативы тирании не было: или олигархия получала окорот, долги отменялись, земли вновь делились между гражданами поровну и полис получал перезагрузку, или воевать за него становилось некому и все, олигархи и бедняки, шли с молотка на рабском рынке.

А вот в Спарте альтернатива была.
Именно поэтому спартанские тираны получили такое ожесточённое сопротивление и все до единого кончили плохо.
Итак, с программой Агиса-Клеомена-Набиса ясно: всё у олигархов отнять и поделить.
А как собиралась в страшном мире больших батальонов другая сторона?
Какова была другая программа?

 

3
Так вышло, что среди греческих союзов Ахейский - наиболее последовательный союзник Рима. Более всего в его истории удивляет то, что ахейцы всё-таки оказали Риму сопротивление, когда их, перед преобразованием в провинцию, пожелали разделить на части.

Собственно Ахайя - это гористый даже по греческим меркам край, куда отступили племена второй волны греческой колонизации, когда явилась третья.
Географически она прижата к Коринфскому заливу, что с учётом господства в заливе флота пиратов... то есть этолийцев означает полнейшую задницу в вопросах торговли. Поскольку флота нет, то на запад, к берегам Адриатики, прорываться нет смысла - там тоже этолийцы плавают, только к ним ещё и илиирийцы добавятся. Зато есть сухопутная силушка, не забывшая подвигов Ахилла. Значит - нужно топать на восток, на Аргос и Коринф.

Собственно, так Ахейский союз и поступил.
Здесь нужно сказать, что союз был олигархией, маскирующейся, традиционно, под демократию. Формально союз представлял собой как бы громадный полис, и все граждане как бы имели равное право голоса - а на деле только те, кто мог приехать в город Эгион и проголосовать. Естественно, в таких условиях главным человеком в Союзе становился даже не стратег, а секретарь союза, который мог подобрать время голосования того или иного решения так, чтобы на него явились люди, обеспечивающие нужный исход голосования.
Обычно, впрочем, секретари и стратеги действовали заодно, так что за занавесочкой олигархии пряталась двойная, почти как в Спарте, монархия. Можно усмотреть аналогию и в Риме с его парными консулами, но ни стратегов, ни секретарей Союз каждый год не менял.

Собственно, начали ахеяне весьма за здравие: выгнали местного тирана из Сикиона (там была нормальная для Греции "младшая" тирания, но эпоха мелких правителей прошла). Несколько тиранов перешли на сторону Союза, надеясь занять в нём достойные должности, но как-то довольно быстро умерли: одним топором не рубить впятером. У Союза уже были и стратег и секретарь. Самого упёртого и популярного из бывших тиранов, который даже смог избраться стратегом, накололи на копья спартанцев. Есть такой приём при совмещении внутренней политической войны и внешней настоящей: неоказание помощи.

Собственно, ахеяне вышли к морю, и им стало хорошо.
Хорошо им стало, потому что в регионе господствовал флот Родоса, а этот флот получал субсидии от Египта, в противовес Македонии. Ахеяне тоже решили стать противовесом и с удовольствием продались в первый, но не последний раз.

На север, против Македонии, ахеянам лезть было всё-таки стрёмно. Правильно, кстати, было. Их военные экзерсисы за всю историю союза - это нелепы, зрады и вообще какой-то позор. Собственно, как только они прибили того самого бывшего тирана-стратега, их морда лица - союз олигархов и наймитов внешних сил - стала ясна всем грекам, включая самих ахеян.

Дальше была комедия с кровью.
Ахеяне полезли на Спарту, огребли и позвали врагов Египта - Македонию их спасать.
В итоге субсидии Птолемеев получила Спарта, которая хоть и проиграла, но успела неплохо разорить потенциальных союзников Македонии в регионе. Македония получила эти самые разорённые, но всё-таки земли и города. Ахейский союз только терял.

Потому ахеяне решили найти врага не такого именитого, плюс того, который уже достал, тем более, нынешние друзья-македоняне разрешили - и ахеяне полезли на этолийцев. Как воевать с пиратами без флота воспетый Плутархом мудрый стратег не подумал. А по суше было ближе македонянам, они сделали всю работу, собрали всю добычу, а ахеян за три года войны этолийцы хорошо пограбили (и подраспродали в рабство, поскольку набеги на берег делать любили и умели).

Потом опять воевали со Спартой, формально победили, но так, что лучше бы этого не делали: там пришёл к власти умный человек, который завёл флот, и Ахайе стало весело на всех берегах. Попытка Македонии прекратить пиратство, собрав флот из лёгких кораблей, закончилась тем, что явились римляне на квинквиремах и объяснили наглядно, что лемба против квинквиремы - это как Каштанка супротив человека. Македоняне сделали выводы - но о них в другом месте истории.

Ахеяне тоже сделали выводы и перебежали к римлянам.
Их дальнейшая история - в римском обозе.
Правда, весь союз с трудом сумел победить Спарту - и то та сдалась после того, как явился пергамский (и, возможно, римский - разночтение источников) флот.

Учитывая такую историю, даже удивительно, что на съедение ахеяне добровольно не пошли.
Впрочем, лучше бы пошли: в короткой войне с Римом они ухитрились показать едва не классическую для двадцатого века картину катастрофы развёртывания. Союз не смог соединить разрозненные отряды, войска разбегались, разбитые зачастую пристраивались к римлянам в качестве перебежчиков.

Решающее сражение давали освобождённые рабы и наспех мобилизованные воины "второй очереди".

Финалом стало уничтожение римлянами Коринфа, который не сопротивлялся, но все мужчины были вырезаны, женщин и детей продали в рабство. Что особо обидно для коринфян - они даже не были ахейским городом, и римляне вообще начали войну с требования к ахеянам освободить Коринф.

Вот такой была первая часть Пелопоннесских безобразий :)

Также отмечу, что город, с которым я сейчас работаю :) , ахейская колония, но колония Гелики, которая в результате землетрясения ушла под воду, и во всех этих событиях не участвовала - разве что поражала путников видом мраморных руин в прозрачно-бирюзовой воде Коринфского залива...

4
Pribylov,

А я про эллинизм пишу.
То есть Ахемениды - это было раньше, в предыдущем историческом периоде. Как классическая Греция и царский Рим, например.
То есть для моих кусочков это сугубо сбоку.

А вот с тебя всё ещё Парфянское и Греко-индийское царства, да. Ибо эллинизм, Восток, а не разобраны :)

5
Да, там было интересно.

В Центре кроме Пелопоннеса у нас остался только Этолийский Союз.

Союзы городов вообще стали ответом Греции на появление вокруг более крупных государств. Беотийский выдал вполне эффективную модель управления, но опирался на свои, внутренние, довольно скудные ресурсы, почему и не преуспел.

Этолийский отработал с точностью до наоборот.
Изначальная идея была обычной для греческих союзов эллинистических времён: один голос - один город. Особо крупные метрополии получали несколько голосов, а совсем мелкие - заседали в совете по-очереди. Проблема этолян была в том, что главными-то в союзе оказались совсем не города.

Этолия - район горный. Жить нищей пастушеской жизнью местные горцы уже не хотели. "Как же ты их загонишь на ферму, ведь они повидали Париж"? (с) Ну, не Париж, но Селевкию, Александрию, те же Афины...
Основой преуспевания Этолийского Союза стали наёмничество, пиратство и разбой.
Здесь нужно отметить, что отмеченное А. Прибыловым отсутствие тотальной войны в эллинистическую эпоху довольно условно: во-первых, её просто ещё не собрали из составляющих частей, во-вторых, позже мы её всё-таки увидим, только соберут это чудовище не греки, хотя и из вполне греческих частей.
Так вот, этолийцы придумали одну из самых важных: это безответственность центрального правительства за действия частных лиц.
Насколько частным может быть флот, который временами был сильнее македонского и многократно превзошёл деградировавший афинский, в те времена понимали тоже хорошо. Нападение без объявления войны - от обычных набегов до операций с целью забрать город в неполноправные члены союза, то есть данники, тоже были нормой поведения этолян. При этом самостоятельные города им противостоять не смели, а великие державы были слишком заинтересованы в этолийских наёмниках.
У Македонии и Эпира проблема была в малой численности населения. У восточных держав - в том, что грекам доверяли больше.
Ну и, наконец, этолийцы контролировали Коринфский залив, а он был очень важным торговым путём.

В общем, то, о чём пираты нового времени только мечтали, этоляне воплотили в жизнь.
Не получилось у них только одно - разрастись. Помешал размер экономической ниши, которую они заняли: не уничтожая в регионе экономику и торговлю, а только паразитируя на ней, можно было содержать силы не более определённого размера. Сухопутные операции того размаха не имели - служить наёмниками оказалось выгодней. Эта ниша тоже была ограничена размером, но довольно велика. Источники показывают, что античный наёмничий рынок составлял порядка пятидесяти тысяч человек.
Это были значительные силы, которые, однако, самой Этолии было крайне трудно мобилизовать. Восточные цари, помимо добычи, предлагали постоянное жалованье и земельный участок, потому все полтораста лет до подчинения римлянами Этолия теряла население, причём наиболее активное.
Лучшие из этолийцев дали бой римлянам не в рядах ополчения союза, но в войске Антиоха Великого.
 




6
Итак, об эллинистическом Центре - то есть, собственно о Греции.

Если для бывшей персидской империи и части Индии эллинизм легко определяется по натиску созданной ещё Филиппом Македонским военной машины - которая либо сама подсаживает правителей греко-македонского происхождения, либо вынуждает преобразовывать военное дело, административный аппарат и даже религиозный культ под новый стандарт при помощи греческих же специалистов, то для Греции этот период стал, наоборот, попыткой приспособиться к резко возросшему варварскому влиянию, и речь тут шла не только и не столько о "кузенах" из Македонии и Эпира.

Города-государства Греции вдруг оказались маленькими и слабыми: дело было не в том, что мир вырос, а в том, что мир вокруг принял греческую науку. Тут и выяснилось, что даже отдельные куски бывшей персидской империи могут выставить раз в десять больше греческих воинов, чем насчитывается граждан даже в самых крупных городах.

Оставалось два выхода - либо жить подпевалами у великих держав - и это помня о своей недавней гордости! - или что-то всё-таки менять.

Если рассматривать Грецию с севера на юг, мы увидим несколько таких попыток - совершенно разных, и среди них - те, которые имели шансы на успех.

Фивы, или Беотийский союз, в эпоху вступили сожжёнными дотла Александром.
Можно сказать, что эллинистическая эпоха начиналась актами именно тотальной войны.
Союзник персов в греко-персидских войнах, тем не менее, ожил, сумел подарить миру концепцию представительской демократии, при которой властью обладал не совет представителей городов-государств (как в большинстве греческих союзов, ЕС и ООН), а совет из депутатов, выбранных от определённого числа жителей каждый. Причина была проста: Беотия - очень плодородна, основным населением было аграрное, в том числе и горожане жили с земли. Рабства практически не было, проблема перенаселения сначала была не слишком остра, уж больно многих убил Саша Македонский, а потом её очень интересно решили.
Дело в том, что были в Греции и государства, в которых был отрицательный естественный прирост населения. С одним из них, наиболее успешным, а именно Родосом, беотийцы и сотрудничали. Вместо того, чтобы выкидывать "лишних" детей на дорогу, как многие иные греки, беотийцы отдавали их родосцам на усыновление. Родос устраивала крепкая беотийская порода - островитянам были нужны моряки.
За время, пока его не беспокоили, Беотийский союз отстроил Фивы, но превратился, по-сути, в маленькое территориальное аграрное государство, "фермерскую республику", которая не претендовала на величие, но при попытке римлян отобрать у Фив свободу - поддержала Митридата и была уничтожена.

Афины в этот период превратились в музей и образовательный центр, причём довольно осознанно. В былом оплоте демократии эллинистические цари гуляли по агоре, восхищались Парфеноном и устраивали попойки. Они же назначали тиранов, олигархов или - даже! - восстанавливали формальную демократию.
Реальной установить было никак нельзя, реальная вытекала из силы свободного афинского бедняка-фета, который "работал" частью двигателя триеры. А вот с флотом у Афин всё было очень печально. А без флота Афины не могли получать зерно из причерноморских колоний, которым и кормились. Потому - чей флот господствует на море, того был и город.
Зато - две лучшие философские школы, платонова и аристотелева, слава важного культурного центра, и высылка бедняков в колонии, причём плыли они на чужих кораблях - чаще македонских, реже египетских, случалось - и на селевкидских. Высылки от Афин требовали - именно для того, чтобы не воскресла афинская архэ.
Город стал полупустым, гулким, в театре пустовали скамьи, хотя за посещение его зрителям платили, а не наоборот, как сейчас. Но статуи стояли на местах, и их подкрашивали на деньги царей, в мастерских скульпторы серийно ваяли Изиду, мимо огромного Арсенала, зияющего пустыми зевами корабельных сараев прогуливались ярко разодетые горожане, ничуть не опасающиеся, что им придётся за свой счёт строить триеру, раз уж они богатые такие...
За городом расцвели латифундии на рабском труде - свободных бедняков-то не было. Количество граждан будет падать: по афинским законам гражданин должен быть рождён от гражданина и гражданки, а девочки совсем не в моде, их выбрасывают на дорогу, и очень мало кого подбирают, чтобы вырастить хотя бы рабыней: куда её продашь?
Невест афиняне ввозят с островов эгейского моря, и их дети получают гражданство этих полисов. Они зажиточны, но как бы не совсем афиняне...
Потом римляне растащат статуи, но в целом в этом "золотом сне" Афины просуществуют до строительства Константинополя, который и перетащит к себе функцию образовательного и культурного центра Эллады, а философские школы передадут функцию первому из университетов.
Высшие школы Римской Империи даже называть будут: "атенеи".


7
Сейчас я, пожалуй, коротко отмечу, о чём А. Прибылов в своём обзоре умолчал.

Во-первых, нужно заметить, что греческие города-метрополии играли очень активную роль в жизни эллинистических государств. Они служили источником колонистов, наёмников и других кадров, объектов культуры - от пьес и статуй до социальных технологий: культ Сераписа в птолемеевском Египте был создан под заказ.

Во-вторых, в центре существовала тенденция к укрупнению, и существовал шанс, что на лоскутной территории балканской Греции возникнет территориальное государство более крупного размерного класса, чем город-гегемон с округой.
Здесь видна аналогия с современностью и попытки создать образование континентального размерного класса на основе бывший европейских метрополий. Пока у европейцев выходит не лучше, чем у эллинистических греков.

В-третьих, помимо греческого Центра и Запада, существовал и Север, тоже А. Прибыловым не рассмотренный: Македония (и примкнувшая к ней Фракия), и маленький, но тоже очень интересный Эпир.

В-четвёртых, эллинский Запад, гораздо более широкий, чем часто поминаемые в связи с Архимедом и его кругами Сиракузы, тоже, как и Центр, так и не вышел в крупный размерный класс, хотя был к этому несколько раз очень-очень близок. Остаётся вопрос - почему?

Вот примерно такая повестка.

8
Спасибо.
Работаю сейчас по эллинистическому миру, так что - безусловно, отпишусь. :)

9
      Проникновение греков на этот самый Средний Восток началось задолго до того. Уже после попытки Ксеркса завоевать Грецию прежние противники завязывают теснейшие отношения. Причем, в первую очередь это касается тех самых спартанцев, которые отличились при Фермопилах, ага, да и позже не раз сталкивались с персами и в конфликтах (что нормально для соседей) и в союзных отношениях (в Пелопонесской войне). Вообще, любопытно, что вместе с ними в тесных связях с персами отметились еще ряд государств греческого происхождения, выделявшиеся из общего ряда одной характерной особенностью - неприятием дионисийских оргаистических культов и сильным уважением греческой ветви легизма. Это кроме Спарты тот же Сибарис, Родос, а так же Беотия (Фессалия и Беотия воевали в греко-персидских войнах на стороне персов, а жителей Фурий, в которых сибариты только некоторое время жили, на Балканах прозвали фуриоперсы).
      Проникновение это оказалось весьма значительным, даже массовым. Настолько, что одним из самых ярых противников Саши Македонского стали именно греко-спартанские наемники во главе с Мемноном с Родоса. Причина этого понятна - Персия была для них источником ресурсов при сравнительно удобной и достаточно понятной легистам системе управления. Более того, водная транспортная система по средиземноморскому краю Персии и вдоль Междуречья оказалась привычной, что сразу обусловило высокую значимость греков. Они создали в сухопутной империи земноводную прослойку.
      Дальнейшее развитие такого взаимодействия мы можем наблюдать на примере Понтийского царства (с вершиной в виде Митридата Того Самого) - территории оказавшейся за пределами Македонского Разорения. Однако, этот вариант взаимодействия и развития был уничтожен походами Александра Филиппыча. Сухопутная держава, и так пребывавшая в системном кризисе (там сочетались кризис управленческий и кризис демографический, обоюдно усиливавшие друг друга) рухнула, похоронив под собой систему контроля путей. На ключевые позиции сели греческие колонисты (что в тот момент позволило очень ослабить демографическое давление в Большой Греции, оттянуло демографический кризис как раз до времени столкновения с Римом), которые прекрасно управлялись с городами и кораблями (вспомним, что Тигр и Ефрат представляли собой транспортную артерию), хорошо мерили землю, но не очень здорово сидели на лошади. Это вкупе с дележом наследства Филиппыча породило фрагментацию земель бывшей империи с последующим оформлением самобытности регионов.
      Что получилось в итоге? Пробежимся с запада на восток.
      Малая Азия - слоеный пирог греко-варварского Понтийского царств на севере (и примыкавшего к нему Боспорского царства на другом берегу Черного моря), галатов с фракийцами и анатолицами в центре, малоазийских греческих государств прораставших (напалмом жгли Пергам и Вифиния, но и они не были единственными) в полуостров с побережий. Армянское нагорье, заселенное одноименным народом, оказалось зоной борьбы диадохов (Селевкидов выкинул отсюда, да и вообще из Малой Азии, окончательно только Рим, а еще там отметились Лагиды и македоняне). Здесь местная иранская знать имела очень большое значение, что обусловило обогащающее взаимное влияние эллинизма и местных традиций.
      Южнее, сиро-пунийское побережье Средиземного моря, Иудея, Междуречье и часть собственно Ирана оказались во власти Селевкидов.
      Еще южнее остался вне рассмотрения Египет Птолемеев, но, повторю, туда я не лезу, ибо сломаю там обе ноги и мозг (птолемеевский Египет оставил нам наибольшее число юридических и экономических документов, и лезет из них ТАКОЕ...).
      И, наконец, еще восточнее, оказалось греко-бактрийское царство.
      Попробую продемонстрировать каждую из этих территорий. И уже после этого высказаться про главное - применимость этого социума в игровом или литературном миротворчестве.
       
      Начну в обратном порядке - с Греко-Бактрийского царства - самого восточного и самого сухопутного из всех "греческих" государств. Вынесенные в этот регион колонии оказались в условиях максимально чуждых для греков. Ни коммуникации - сугубо сухопутные, ни земледелие - привязанное к одному из ряда древнейших гидротехнических комплексов - гидросистеме Окса не были привычны колонистам. При этом города расположились на значительном (в сравнении со Средиземноморьем) расстоянии друг от друга, через них пролегали торговые пути из Передней Азии в Китай и Индию, а местное земледелие (на основе гидросистем) обеспечили высокую продуктивность сельского хозяйства. К чему это привело? Первым и важнейшим результатом стала двойственность силового элемента: греческое население посаженное на "клерухи" - "посады" обеспечило линейной пехотой устойчивость городов, а с ними высокую экономику и культуру (причем колонисты мирно уживались с местным городским населением, прекрасно вступали в браки и не менее прекрасно освоили местные сельскохозяйственные технологии), а местное иранское обеспечило коммуникации конницей. И вся история этого царства - история баланса между этими двумя группами, полноценно существовать без которых царство не могло. Это балансирование (на грани противостояния, а в кризисы и за гранью) привело к массе интересных явлений, вплоть до двух религиозных течений имевших преимущества в разных группах элит: в иранской среде - маздаизм, в греческой - после столкновения с монотеистическим маздаизмом, чужим, но очень сильным, выбор был сделан в пользу буддизма. К сожалению, у нас недостаточно письменного материала для полной реконструкции политического устройства, но несомненно, что политическое устройство оказалось смешанным: сильные городские демократические традиции с высочайшим аграрным производством, отнюдь не ставшие коллективными феодалами (как в Европе), иранцы в глубинке, и монархи между ними.
      Да, закончилось оно с приходом юэчжей-кушан, чья тяжелая конница обеспечила и устойчивость городов, и охрану коммуникаций, т.е. сняла противостояние силовых составляющих.
      Кстати, сказка о Золушке пришла во Францию из этого самого региона. И главной героиней была кушанская княжна, чей мир был рожден на основании греко-бактрийского царства.
       
      Государство Селевкидов, да. Лоскутная империя, разрываемая внутренними противоречиями, смешением социальных технологий, и всегда, в конце концов, зависящая от таланта верховного правителя. После двух с половиной веков существования на пространстве от западного побережья Малой Азии до Маргианы от него осталось описание политических событий, составленное греками и римлянами, и чуток больше двухсот деловых документов, раскрывающих внутреннюю жизнь царства.
      Греки, разгромив империю персов, привнесли в политическую жизнь Азии набор собственных политических форм и технологий, хорошо подходящих для торгово активных городов с хорошей связностью, но мало пригодных для управления собственно империей, в которую по воле событий превратилось наследство Селевка 1-го. С другой стороны, талантов у первых диадохов было много, в том числе и управленческих. Что вылилось в государствостроительное творчество - эти ребята не следовали традициям (в том числе и греческим), но сами создавали свои новые традиции.
      В результате, Селевк отметился не только строительством городов (более 70 штук), но и организацией государственного устройства, пытаясь совместить греческую политию и местные наработки. Получилось интересно. Так города (в которых быстро выросла доля греко-македонского населения) получившие широкие автономные права внутри своей юрисдикции (магистраты, народные собрания) оказались субъектами лишь внутренней политики. Они теперь выставляли ополчения, обороняли свои стены, но не обязаны были поставкой воинов в царскую армию. Последняя набиралась из поселенцев на основе государственных (царских) пожалований земель - "клерухий" - традиции заимствованной у персов, но имевшей основание и в Греции - в Спарте. Рабский труд был распространен мало, больше использовался труд арендаторов или наемных рабочих. За сбор военнообязанных отвечали сатрапы (тоже персидское заимствование).
      При этом национальные общины так же оказались включены в этот процесс - другими составляющими военной силы Селевкидов стали вспомогательная пехота и конница набираемые из азиатских жителей. А с потерей территорий и ассимиляцией греческого населения в фалангу начали верстать и местных. Кстати, евреи отметились, как военный контингент и здесь (а так же у Птолемеев в Египте), что позволило им организовать успешное восстание против Селевкидов (впрочем, то же относилось и к другим контингентам).
      Однако, с собственно эллинистическими "клерухами" дело было не ахти - уже в следующем поколении начинается превращение служебных наделов в наследственные, причем в отличие от Греции, здесь наследовать могут женщины (ага, опять персы! И, ТА-ДАМ! спартанцы), что ведет к коррупции (разложению) системы призыва, а она была жизненно важна для сохранения страны. Идет разорение, мельчание хозяйств, растут долги (которые охотно предоставляются вавилонскими домами-банками) - растут противоречия и требования.
      В результате, эта громоздкая и мощная конструкция, на деле собранная из лоскутов все время трещит по швам, грозя развалиться и похоронить всех, кто окажется рядом. Цари, уже давно знакомые с традицией ношения штанов, но сохраняющие эллинскую образованность и демократичность (все же военные правители) вместе с имперской пышностью двора, оказываются ключевыми, а зачастую и критическими, фигурами в судьбе страны - они управляют ею в ручном режиме. Оттого и мотает империю Селевкидов от величия к падению и обратно.
      И да, страна и регион крайне удобны для фэнтезийного или игрового миротворчества - высочайшее разнообразие местных обычаев при единообразии делового и юридического языка и высокой связности.
      Ах да! Забыл упомянуть - идет внедрение греческих наработок в философии в местные мистические и богословские школы. Выходят на новый уровень богословия зороастрийцы, иудейские секты заимствуют формы греческих школ или внутренние структуры учений. Все весело и интересно.
      И опять забыл!
      Важнейшими транспортными линиями Селевкидов были судоходное Междуречье и восточный берег Средиземного моря, а также связывавшие их меридиональные дороги. Если первые успешно прикрывались пехотой, то для последних частью так же хватало пехоты, но в ряде направлений требовали конницы, что и вело к неустойчивости позиции.
      И опять: в государстве Селевкидов действовала довольно развитая фискальная система, разделявшая налоги на несколько уровней. То, что в греческих полисах на тот момент еще не получило распространения - опять персы, ага.
       
      Великая Армения... У меня первая ассоциация на это словосочетание - феодализм. Когда диадохам стало неинтересно выяснять отношения в горном крае с неудобными дорогами и не очень щедрыми ресурсами, все это богатство досталось Селевкидам, но те, увлеченные более интересными делами, все профукали и образовалась эта самая Великая Армения. Что показательно - главную роль в ней играли местные аристократы, происходившие от мидян и урарту, но давно уже ставшие персами. И общество оказалось калькой с Ахеменидской Империи отраженной на маленький такой и не очень степной сколок. Персидские титулы, персидская же религия, персидская военная система с опорой на конницу. Они эффективно могли контролировать территорию, быстрым маневром по горным дорогам сосредотачивая армию в нужных местах и перекрывая линии снабжения (а без них в горах очень грустно из-за недостатка ресурсов, горная война - война маневренная). Временами могли даже успешно ходить в гости. При этом версталась конница из владельцев поместий, которые со временем получали все больше воли, постепенно обособляясь на натуральном хозяйстве (отсюда и ассоциация с феодализмом, но до европейского классического не докатились). Документов до нас дошло мало, если не ошибаюсь, около двух - двух с половиной десятков. И, судя по всему, развитой системы налогообложения в государстве не очень наблюдалось, что еще больше располагало к феодализации. В общем-то все на этом. Да! Города были и эллинистическое население в них тоже. Но греческое население не поставляло воинов царской армии, не конкурировало с местной военной элитой, обеспечив страну культурой и производством в деревнях и городах. А еще в Армении была забавная статусная раскраска сапог: некоторые господа обязаны были носить один сапог зеленый, а другой красный, да.
       
      Следующим в порядке рассмотрения - Понтийское царство. Много говорить не буду (тем более, что в сети нетрудно найти интересные и весьма развернутые описания политической истории, экономики и военного дела этого царства в период его наивысшего расцвета), оговорю самое главное, о чем успел уже упомянуть ранее - Понтийское царство является одним из примеров того, во что могло развиться персидское государство без Македонского погрома. Дело в том, что сформировано оно было при главенстве иранской знати над греческими городами-колониями, при том, что греческий элемент этой самой иранской верхушкой был воспринят, как жизненно необходимый, а потому достойный высокого положения, уважения. В результате сложилось земноводное государство с сильно различным региональным производством (побережье/нагорье), но дополняющим друг друга в государственной системе разделения труда (опять же основа отнюдь не рабовладение!). Административный аппарат был калькирован с персидского (и в этом был похож на селевкидский) и хорошо приспособлен для управления многоэтничным (греки, иранцы, фракийцы, анатолийцы...) обществом. Итог - широкие союзные отношения с соседями, очень эффективное взаимодействие, позволившее долгое время доминировать на всем бассейне Черного Моря, включая его северную часть. Более того, в период наивысшего расцвета греки посчитали это полуварварское государство вполне достойным для равного и партнерского отношения.
      Транспортная система - море (за которое отвечала греческая часть социума) и в большинстве "вертикальные" сухопутные связи, которые при запараллеливании с морем резко проигрывали по пропускной способности и скорости. Обращаю на это особое внимание по той причине, что скоро, при рассмотрении греческих государств Малой Азии, это будет одним из направлений при сравнении.
       
       
      Галаты (а также фракийцы, анатолицы и другие). Если честно, иных слов, кроме матерных подобрать сложно. Ибо если в тот котел, который там уже варился, добавить еще и кельтов, то описать результат нормальным разговорным языком вряд ли получится. Жили небогато (как и все горцы), любили ходить в гости, вваливали соседям с их фалангами и конницей, получали сами. Пользовались популярностью, как наемники, у всех соседей и даже не соседей (по всему восточному средиземноморью отметились).
       
       
      По некоторому размышлению решил выделить Вифинию в отдельный субъект. Это не значит, что написано про нее будет много, нет. Просто, она отличается и от Пергама с Понтом (как эллинистических малоазийских монархий), так и от собственно греческих полисов побережья.
      Как и Понт, Вифиния смогла уцелеть во время Македонского похода, но позднее попала под власть Лисимаха (македонского же царя), тем не менее сохранив свое внутреннее устройство. При этом сильнее пострадали именно греческие полисы, входившие в царство, что и привело с одной стороны к подчиненному положению греческого элемента, а с другой стороны сопровождалось копированием греческих же технологий во всей полноте (так уж получается, что при копировании технологии пушек, заимствуется покрой платья и социальные институты), исключая полисную государственность. Получилась фракийская (с примесью анатолийской, кельтской и собственно греческой) физиономия (властные институты и традиции) ряженая в греческие одежды (военные поселения, финансы, армия, флот, культура). Чем и отличались от понтийцев с боспорцами, которые здорово обиранились (оскифились и осарматились, что означает опять же иранское влияние).
      По итогу - больших успехов Вифиния на политической арене достигла, пожалуй, только при участии Ганнибала (последнее его пристанище перед окончательной выдачей римлянам), когда умудрилась вломить конкурентам из Пергама не только на суше, но и на море (под руководством того же Ганнибала, в морском деле до того не блиставшего, впрочем, пергамцы тоже были моряки те еще). Что показательно, претензии были в основном на приморские территории - выстраивать властные отношения с другими вифинцы не умели. Отметилась Вифиния и строительством городов, причем часть из них изначально были НЕ греческими (как минимум один полноценный) и статусом полисов не обладали. Вообще, видимо из-за претензий на один ресурс - эллинскость -, города и царь (местной династии, да) постоянно находились в сильном противоречии.
      Пожалуй по Вифинии все.
       
      Ах, да! Вспомнил еще одну интересную особенность характеризующую восточный эллинизм. "Полигамность"!
      В кавычки беру этот термин по одной причине - полигамия была присуща отнюдь не только азиатам. Однако, в самой Греции с женским бесправием именно статус законной жены, обеспечивал женщину в институте брака (а дионисийские оргии снимали психофизиологические стрессы, да). Все побочные женщины в постели мужа чаще всего были наложницами рабского статуса. И дети их были весьма ограничены в правах. И хотя, разнообразие законов все же не делало вышеописанную ситуацию единственно возможной (см. личную жизнь Перикла и приключения его детей и внуков), и в самой Греции все же существовала прослойка свободных сожительниц (опять же вспомним гетер, которые периодически становились наложницами), из-за дефицита женщин такая "полигамия" была развлечением очень малой части нобилитета и не получила распространения даже в царских семьях, и часто жестко осуждалась. И все это повышало и так существовавшую острую нехватку женщин (о ней я писал в прошлой статье).
      В Азии же ситуация отличалась и весьма. Здесь женщина имела имущественные и наследственные права, что обеспечивало ее даже при наличии конкурентки в постели. Появилась возможность брать вторую полноценную жену, чем и пользовались некоторые диадохи.
       
      Вот жеж... По ассоциации выскочила еще одна особенность. Персы практиковали браки с сестрами, что не ведет к вырождению при отсутствии генетических дефектов, но наоборот к закреплению здоровой генетики (кстати, спартанские эфоры проверяли царских невест на хорошую генетику, как могли, пример - одного из царей оштрафовали за слишком низкорослую жену). Ряд эллинистических династий эту практику подхватил. Те же Птолемеи. Женились на сестрах и некоторые цари вифинской династии.
       
      Перед тем, как написать о последнем заметном субъекте нашей истории - Пергаме, пришлось раскопать груду статей и просмотреть несколько книг, в которых рассыпаны подробности о нем. Искал я в первую очередь то, что выделяет это царство из ряда других и в то же время может послужить для обобщения. И, кажется, нашел, что кратко и излагаю.
      Итак, Пергам оказался еще одним государственным образованием сделавшим попытку выйти в крупный размер, т.е. за пределы собственно полиса или союза полисов. И хотя в его состав вошли не греческие элементы (пафлагонцы, фракийцы, мисицы, анатолийцы) государство это оказалось, пожалуй, самым греческим из всех выше перечисленных. Показательно, что в отличие от тех же Селевкидов, Понта или Армении, царь (об этом я еще вспомню) опирался не на сатрапов, но на "греческих" стратегов, да и остальная администрация строилась по греческому стандарту, что сближало это царство с такими же Македонией, Спартой и так же вышедшей за рамки полиса Беотией (Беотийским союзом). Еще более показательно, что за исключением Беотийского союза, все в этом ряду оказались царствами - государствами с единственным центром принятия решений. А еще, в отличие от остальных греческих "большеразмерных" государств оно включило в себя значительный не греческий элемент.
      Внешне это выглядело в целом именно греческим государством, с греческими же культурой и обществом - отличия проявлялись за фасадом прибрежных городов, в глубинке.
      В результате, как и Вифиния, царство так и не смогло вырасти сильно больше собственной территории, хотя пару раз и имело военно-политические успехи - для дальнейшего роста у него не доставало соответствующих социальных технологий (оно просто не смогло переварить приобретения). Ещё стоит отметить, что Пергам был самым рабовладельческим из эллинистических царств, он стоял на латифундиях. Может, ещё и поэтому довольно быстро занял положение римского агента в регионе.
       
       
       
      Вспомним факторы удобства социальной модели для восприятия игроком/читателем и для моделирования мастером-ролевиком/писателем. Это высокая мобильность, как вертикальная, так и горизонтальная. Это большая разнообразность культур, социальных групп, производств-экономик, религий. Это наличие широкого спектра религиозных и мистических практик, а так же философских школ. Это развитая финансовая система. Это высокая политическая активность не выходящая на уровень тотальной войны.
      Что же мы видим по результатам обзора, что есть из этого в Восточном Эллинизме? А все есть. На пространстве бывшей персидской империи в течение почти 200 лет (до того момента, когда вознесшееся Парфянское царство отказалось от филэллинизма, о чем я постараюсь написать в следующей статье) существовало и развивалось общество очень богатое, разнообразное, интересное. И тем более интересное, что в нем зарождалось то семя технологий межэтнического взаимодействия, которое потом выросло в Византии и Иране, чтобы потом расцвести в России. Этот мир нам МНОГО ближе, чем мир кастово-индуистской Индии или постримского Запада. Он понятнее нам, и удобнее для моделирования - большинство социальных форм знакомы нам в современном мире, пусть и в других масштабах.
      Более того, удивительно родство этого мира с нашим - он был способен давать высочайшие результаты именно в единстве, но не удержав его неизбежно срывался в пропасть деградации и кровавого самоистребления...
       
      Были ли похожие общества в тот же период? Были. Средиземноморский эллинизм, которые я описал весьма поверхностно, на то и был средиземноморским, что охватывал всю систему морских транспортных путей (олигархический и популистский Рим убил не только эллинизм, но и несколько альтернативных веток развития самого Рима), выходя на границы с миром кельтов (не менее самобытным и богатым!). Был Китай, который именно в это время проходил этап империалистических войн в капиталистическом антураже. Чуть позже на месте Восточного Эллинизма поднимет знамя обновленная персидская империя - Парфянская, со своими интересными особенностями... Я постараюсь описать часть из этих обществ. И надеюсь, что один из моих друзей сможет взять на себя труд более подробно раскрыть мир Средиземноморья.

10
Коллеги, так получилось, что Прибылов в своем довольно интересном обзоре эллинистических цивилизаций с точки зрения использования в литературе так и не добрался до собственно центрального и западного Средиземноморья - региона, о котором я сейчас пишу. Так что я могу написать продолжение его обзора, если у коллег будет к этой теме интерес.

Ниже - тексты А. Прибылова по эллинистическому Востоку.



      В свей статье Немного о социальных моделях в фэнтези я упоминал, что для современного человека комфортным является общество отвечающее ряду вполне конкретных условий: высокая вертикальная подвижность, высокая транспортная связность, сравнительно высокая глобализация при определенной стабильности (есть и глобализация Переселения Народов). Причем, это касается не только комфорта в реальности. Нам проще и удобнее читать о таком мире. Он, банально, понятнее нам. Правда, в части литературных предпочтений к вышеперечисленному надо добавлять и менталитет читательской аудитории. Под таковым я подразумеваю матрицу восприятия наложенную обществом. Поясню: европейцам ближе феодализм, т.к. современная Европа выросла из него, это ее детство (НЕ ИЗ РИМА), а детство всегда счастливое. А вот у нас феодализма не было. Было кое-что другое (об этом позже).
       
      Но вернемся к критериям комфортности и эпохе Эллинизма. Сразу должен сказать, что последняя удовлетворяет ВСЕМ критериям. Наш современник, оказавшись чудом в том месте и времени найдет почти все реалии нашего времени. Даже относительную многолюдность (население городов в транспортных узлах считалось на сотни тысяч). Что за реалии, спросите вы? Да хотя бы знакомые формы государственных устройств:
       
      1. Демократия. Самая что ни на есть кондовая. Ибо оттуда и пошла. Пряма демократия в греческих городах, или делегированная в Риме, других латинских городах-государствах и том же Карфагене и его колониях.
       
      2. Автократия в форме царской власти с опорой на аристократию или тирания опирающаяся на народ.
       
      Узнаваемо? Конечно!
       
      Точно так же узнаваема окажется и экономика. Так в глобализированной ойкумене в торговля значительную долю имели не только предметы роскоши, но в большей степени сырье, региональные продукты питания, хлеб и инструменты (рабы и продукты высокотехнологического производства). Существовал аналог банков - крупные торговые дома, контролировавшие транзитную международную торговлю, а заодно и переток капиталов, не чурались кредитованием и предоставлением обычной банковской услуги - предоставлению гарантий получения средств в большинстве крупных экономических и транспортных узлов.
       
      Когда Маркс писал свою работу по социальным устройствам, он опирался на современные ему научные знания. Именно поэтому капитализм у него появляется только в Европе Нового времени. В реальности, если опираться на классическое определение, эта экономическая система в развитой форме появилась, как минимум, в 9 веке до н.э. в Вавилонии. А в эпоху Эллинизма распространилась на пространстве Средиземноморья весьма широко. В сочетании с формами государственного устройства и глобализацией, она породила такие знакомые нам формы межгосударственного взаимодействия, как государственный производственный протекционизм, политические и экономические санкции и много чего другого.
       
      Кстати, если кто-то из читающих вскинется вдруг возмущенно: как можно капитализм и рабовладение совмещать, отвечу просто: рабовладение прекрасно совмещается с демократией и капитализмом. Вспомните США 19 века, или Великобританию 17-18 веков. В рабство обращали не только негров, белые рабы составляли весьма значительную долю в британском рабовладении (преступники, ирландцы и католики). Впрочем, даже в эллинистическое время рабство не было общераспространенным. В Египте и на Ближнем Востоке основу экономики составляли наемные рабочие и арендаторы.
       
      Армии и государственные службы? В военной сфере все знакомые нам по современности формы: наемничество, рекрутство, призыв граждан (иначе можно было потерять гражданство, так что обязанность была вполне себе почетна). При том в армиях и флотах эллинистических государств существовали вспомогательные службы, как то, службы и корабли спасения при флотах Родоса и Македонии. Об уровне развития административных органов в империи Ахеменидов, частично заимствованных Селевком и его наследниками, даже заикаться страшно. Переведенные не так давно документы из развалин Персеполиса открывают обширные перспективы для фантазий, но уже существование имперской светской службы религиозного контроля и министерства финансов с правом печати денег и контроля банков, фантазией не является. Была и вполне сформированная служба внешней разведки...
       
      В сфере науки тоже все было прекрасно: философские течения (отнюдь не ограниченные 5 классических школ) охватывали все возможные направления мысли от метафизики до механики и химии. Они же обеспечивали формы обучения во многом нам понятные и знакомые: репетиторство, схолы-школы и подобия университетов, привязанные к крупным библиотекам типа Александрийской и соперничавшей с ней Пергамской (соперничество дошло до санкционного запрета на продажу Пергаму папируса, что привело к рождению пергамента и появлению тетрадей, в будущем сменившей свитки). При этом надо отметить, что философские школы и университеты не были прямо привязаны (но считались первой и несколько параллельной степенью служения) к религиозному культу, что было присуще феодальной Европе. Кстати, точно так же как и сейчас по миру гуляли предтечи современных сектантов - орфики и дионисийцы. Если кому интересно, можете поискать размах их проявления и противодействия им (см. события 186 года до н.э., когда в Риме было казнено несколько тысяч человек).
       
      Культура?.. В общем, эллинистическая культура с региональными особенностями распространилась от Гибралтара до Афганистана и долины Инда. Кое-что добралось и до Китая.
       
      Религия? Так и тут все интересно! На пространстве Средиземноморской ойкумены существовало множество культов, состоявших друг с другом в разных отношениях, но в целом действовавших в едином правовом пространстве. Для вменяемых политиков и военных жрецы и храмы были объектами стоявшими несколько в стороне от других. Очень часто жрецы и храмы пользовались правом личной неприкосновенности. Слишком уж мистическим было сознание тогдашних людей, не пользовались святотатцы ни пониманием, ни поддержкой.
       
      Такой вот был интересный и удобный для фэнтезийного творчества мир...
           
       
      Возвращаясь к фэнтези должен сказать еще несколько слов. Во-первых указать обязательные условия для существования такого мира - необходимость существования крупных коллективов как целого, для выживания популяций, наложенную на высокую транспортную и информационную связность. Чем это обеспечить? Любой автор может придумать сам.

11
Вы там уже есть.

12
Приветствую, коллеги.
Приветствую матёрых росомах и тех, кто ещё не обзавёлся шерстью и когтями.

Наконец, Rrrl-клуб возникает и на новом форуме!

Это место для любителей всяческих искусств, но не открытое всем ветрам. Здесь можно выложить своё произведение в неокончательном варианте - для альфа-, бета- или гамма- тестирования, найти коллег, посоветоваться (в том числе по железно-заклёпочным, психологическим, композиционным и прочим важным для литературного произведения вопросам) и получить критику - или моральную поддержку, при этом не выкладывая сырой текст на обозрение всем, всем, всем.

Собственно, на прошлом форуме он был собран вокруг меня и моей книги, которая вышла под названием "Линейный крейсер "Михаил Фрунзе", но это никому не мешает присоединиться со своим произведением - неважно в расчёте на публикацию или просто ради набора литературного опыта. Я не Вера Викторовна и не Николай Даниилович и тем более не издатель, я не обеспечу публикаций в сборнике, но всё-таки что-то да подскажу.

С другой стороны, для меня главным будут, честно признаю, мои произведения, к альфа-тестированию которых и приглашаются желающие форумчане.
Сейчас в работе у меня "Сагарийские истории" - историческая фантастика в антураже эллинистической эпохи. "Sword and sandal", да.
Кроме того, очень надеюсь, что получится вскоре взяться за вторую часть "Фрунзе" (1940, Средиземное море ), но тут как получится - увы, быстрому продвижению текста мешают некоторые проблемы со здоровьем.

Тем не менее, когда-если в клубе появятся другие произведения, кроме моих - твёрдо обещаю просматривать и критиковать. :)

Клуб будет открыт только для его участников, так что желающих - прошу заявить о своём желании участвовать в этой теме в продолжение, скажем, недели - то есть до 22 числа сего месяца. После - список будет представлен администрации форума.

13
Tany, я там пока просто тему создал, открытую.

14
Приветствую!

Увы, накрылся/не перенёсся/недоступен мне "Rrrl-клуб".

Страницы: [1]