Расширенный поиск  

Новости:

20 января 2022 г. на "Кинопоиске" началась демонстрация пилотного фильма сериала "Этерна"

Просмотр сообщений

В этом разделе можно просмотреть все сообщения, сделанные этим пользователем.

Темы - Gatty

Страницы: [1] 2 3 ... 6
1
Эксмо  решило красиво переиздать   мой "неформат".
В  том  войдут "К вящейславе человеческой" + "Данник", "Стурнийские мозаики" и 'Vive  le basilic'

Вопрос, как  назвать  сборник?  Если есть идеи, буду  за них очень признательна.

2
Адресное / С Весенним Изломом!
« : 20 Мар, 2022, 18:21:40 »
С Весенним Изломом, друзья. 
Будем жить!

Изламывается буквально сейчас, в 18.33.05 по Москве


3
Второй том переиздания ("Пламя Этерны" + «От Войны до войны") благополучно вышел, поступил в продажу и есть даже у меня.

На всякий случай скажу еще и здесь: ОВДВ публикуется практически в той же редакции, что и в однотомнике 2013 года, а вот «Пламя Этерны" обрело свой изначальный вид. Эта повесть в свое время положила начало миру «Отблесков», но опубликована была единственный раз в сборнике «Фэнтези - 2004» в изрядно сокращенном (по техническим причинам) варианте. Вторым требованием составителей было убрать все отсылы к последующим событиям, сделав текст завершенным и понятным случайным читателям.
Наверное, соглашаться не следовало, но я тогда пребывала в довольно нервном состоянии и подумывала о том, чтобы вообще расстаться с писательством. Сочинять нечто новое для сборника не было ни сил, ни желания, а люди, причем не чужие, настоятельно попросили, вот я «Пламя» и отдала. При ужимании был отрезан эпилог, кусок из которого переехал в КНК в качестве пролога. Теперь все вернулось на круги своя. Надеюсь, это положит конец хотя бы некоторым конспирологическим рассуждениям об авторском заговоре и изменении концепции.
При работе над переизданием мы с Вячеслав Бакулин  сошлись на том, что том должен состоять из повести, романа и приложений. «Красное на красном» лучше сочетается с «Талигойской балладой», в которой происходит первое непонимание Алва и Окделлов. «От войны до войны» отлично стыкуется с «Пламенем Этерны» с его мистикой, интригами, предательствами и душераздирающими показаниями Беатрисы Борраска, а в третьем томе «Лик Победы» дополнит алатская легенда о Белой Ели, тоже в полном варианте. Если все пойдет благополучно, третий том появится в конце весны. 

Ну и очередной мистический казус. При подготовке макета второго тома куда-то сбежали Оставленная и Пегая Кобыла. Видимо, мы наблюдаем зарождение традиции - первое издание «От войны до войны» тоже сопровождалось оформительским недосмотром, даровавшим нам нынешнюю синемраморную библиографическую редкость. Короче, Абсолют не дремлет, поэтому о сроках выхода «Песни Четверых» мы с Вячеславом Бакулиным будем молчать до последнего. Но обложка будет от Амока,  Круг должен замыкаться  правильно, а  лица героям цикл  даровал  именно Роман Папсуев.

4
А как вам,  кто еще не читал, кстати,  повесть в  полном объеме?  Она ведь многие вопросы   снимает.

5
Тема   создается по мотивам одного  обсуждения. Сейчас декабрь,  близится  Зимний  Излом. Самое время пить  кофе или еще что-нибудь  и  разгадывать  загадки. 

Упомянутая дискуссия началась  с  сакацких видений  Робера.  И с моего  совета  начинать с расшифровки
видений  Ли в галерее,  и в первую  очередь  решить,  почему Сильвестр. 

Затем к Сильвестру прибавились  странные  пары,  которые  наблюдал Савиньяк, и вопрос, почему не Бонифаций. Я  ответила:  "потому что Марсель".

Могу добавить,  что    нужно  говорить сразу  о Сильвестре  и "Сильвестре",  и что настоящий Сильвестр  честно  умер  от инфаркта  и в нынешнем мистическом процессе  не участвует  и назад  не вернется  да  и  не собирался. 

Я  могу здесь  отвечать  (туманно, но честно)  на  вопросы,  но, наверное,  интереснее будет искать  ответы  совместно.

6
Киноэтерна / Трейлер
« : 21 Ноя, 2021, 18:52:05 »

7
Адресное / Осенний Излом
« : 22 Сен, 2021, 21:53:12 »
С Осенним Изломом всех!
Изломается в Москве сегодня и очень скоро. В 22.20.51
Радуйтесь!



8
К ознакомлению предлагаются некоторые фамильные тайны Приддов. Справка была составлена по просьба создателей сериала и дается в некотором сокращении (убраны пока еще спойлерные моменты)
_________________________________________________________

Последним сразу и фактическим, и официальным Повелителем Волн был Юстиниан Придд (тот самый, кто сумел отомстить за смерть родных при помощи найери и сменил герб и девиз). От Юстиниана волею защитного механизма Кэртианы фактическое повелительство ушло к родившемуся во время поездки в Бергмарк бастарду, затем кровь Повелителей Волн Бергмарк не покидала. Нынешний Повелитель Волн по крови - Ойген Райнштайнер.

Законные дети Юстиниана Придда, опять-таки благодаря вмешательству все того же механизма, не оставили мужского потомства, но его сын и официальный преемник решил обмануть судьбу хотя бы в глазах смертных и вступил в сговор с любимой и любящей женой. По его настоянию герцогиня родила от некоего тщательно подобранного герцогом пленного варита, который после рождения сына был убит. Тайну знали только «родители». От этого ребенка пошла линия фальшивых «Повелителей Волн», но в эсператистской стране во время гонения на «демонских отродий» вскрыть подлог было проблематично. Его и не вскрыли, тем более что ребенка воспитывали на «старинный лад». Придды благополучно считались теми, кем они не были, ничем особенным не отличаясь от прочих рыцарей, пока при Эрнани Последнем Эктор Придд не стал любовником королевы. Любовь с его стороны там и не ночевала, но мысль посадить на трон своего отпрыска и стать при нем регентом Эктором овладела крепко. Королева же влюбилась в могучего маршала со всей страстью истеричной дуры и сходила с ума от ревности к его семье. Возможно, чувствовала со стороны любовника определенную неискренность, как-никак она была настоящей эорией.

После известных событий Бланш с сыном бежала в Агарис, и ее сын положил начало агарисской ветви «Раканов», которые не были даже Приддами. При этом Бланш была настолько глупа, что под настроение написала вдове Эктора Гертруде оскорбительное письмо, из которого ясно следовало, кем был отец принца Эркюля. Это письмо хранилось у Приддов и в итоге попало к Валентину, который решил разыграть эту карту.

При Олларах Придды предпочитали оставаться в своих владениях, которыми довольно грамотно и толково управляли. Политики и столичной жизни они избегали, хоть и содержали в Олларии фамильную резиденцию. На севере они пользовались серьезным авторитетом, достаточно охотно роднились со знатными семействами, а во время Двадцатилетней войны не дали повода себя заподозрить в предательстве, но ничего выдающегося за ними не числилось. Семья была многочисленной и закрытой, при этом, если б не закон о майорате, фамильное состояние раздробилось бы на множество средних и мелких. В семье, численность которой по понятным причинам не регулировалась мистически, были в большом ходу титулы учтивости и владения и доли доходов, которые выделялись в пожизненное владение младшим родичам.

При Алисе на новом витке и гораздо в более мягком варианте повторилась история с маршалом Эктором. После того, как Франциск невеликий под давлением Алисы разогнал традиционных сподвижников Олларов, начались поиски новой опоры трона и внимание королевы закономерно обратилось к Приддам. Алисе удалось найти подход и к актуальному герцогу, и к его окружению. Спруты появились при дворе и приняли из рук королевы несколько высоких должностей, а глава фамилии стал супремом и пробыл таковым до свержения Алисы, после чего внешне мирно ушел в отставку по состоянию здоровья. Тем не менее отец Вальтера был причастен к алисианским заговорам, включая покушение на Алву на Винной улице.

В это же время произошло никем не замеченное, но судьбоносное значение. Абсолют начал подготовку к очередному Великому Излому, одним из следствий которой стала очень короткая, но результативная связь герцогини Придд с графом Олафом Борном. Родившийся в результате этой связи Вальтер Придд был уже не обычным человеком, а эорием Дома Волн, фактическим главой фамилии, носящей в древности имя Левкров, а затем последовательно Гонтов и Борнов. Разумеется, никто ничего не заподозрил, Абсолют всегда «перебрасывал» кровь аккуратно и незаметно.


Вальтер в своей семье был чужим по крови, но так и не узнал этого, однако близости с родными у него не было, впрочем, семья при всей своей многочисленности была не слишком дружной. Герцог Эрик позволял себе связи на стороне, причем некоторых своих бастардов (таких, как нынешний управляющий Васспарда) признавал. С братьями у него были довольно сложные отношения, особенно с Лукасом, который пытался добиться как минимум собственного титула и надоедал этим королеве. Алиса приняла сторону Эрика, что отвратила Лукаса и его супругу от двора.

Законных сыновей Эрик воспитывал достаточно сурово, и Вальтер очень рано научился владеть собой. При этом он был довольно-таки страстной натурой, что в полной мере передалось уже его детям.
Падение Алисы и отцовскую отставку он пережил еще подростком. Вопреки уговорам семьи Эрик остался в столице и связался с заговорщиками, правда, соблюдая осторожность. Тем не менее сын отцовские настроения знал и в целом их разделял.

Затем Вальтер встретил юную Ангелику Гогенлоэ, влюбился и встретил взаимность. Они принадлежали к противоположным партиям, причем Придды числились в побежденных, а Гогенлоэ в победителях. О союзе не могло быть и речи, но влюбленные встречались и проявили некоторую неосторожность, после которой им оставалось либо жениться, либо бежать, либо, уподобившись героям легенд, кончать самоубийством.

Придды традиционно были очень близки с Борнами, и Вальтер слышал о таком замечательном человеке, как Август Штанцлер. Он обратился к нему за помощью, и эр Август с удовольствием помог, заодно подняв себя в глазах кардинала Диомида, на которого тогда работал. Диомид, полагая важным мирить алисианцев со своими сторонниками и перетягивать на свою сторону сторонников Алисы, вмешался, пусть и не афишируя этого, и Гогенлоэ с Приддами уступили. Свадьба состоялась, однако Гогенлоэ от новых родственников дистанцировались и, по сути, порвали с блудной дочерью, Придды же ее приняли очень неохотно, хотя приличия и соблюдали. Рождение Габриэлы удалось немного «подправить», хотя она родилась несколько раньше, чем позволяли приличия. Отношения Приддов к невестке это тоже не улучшило. Тем не менее, Вальтер и Ангелика любили другу друга чем дальше, тем больше. При этом любовь к жене у Вальтера вылилась в отчетливую неприязнь к Гогенлоэ и через них - к Лучшим Людям.

После свадьбы Вальтеру предложил пост в бывшем отцовском ведомстве, и он по настоянию отца согласился. Эрик продолжал осторожно интриговать, Штанцлер, с дозволения Диомида, изображать из себя радикального заговорщика, а Вальтер - исполнять отцовские поручения. И при этом задумываться о будущем. Нет, он не признал правоту Диомида, а затем Сильвестра, он думал о детях. И о том, как сменить сторону. Однако при жизни отца это было невозможно, а после его смерти стало очень трудно. Окончательное решение дистанцироваться от заговорщиков Вальтер принял после провала покушения на Алву, но соскочить оказалось труднее, чем думалось.
Вальтер выдал Габриэлу за тоже колеблющегося Борна, не ожидая, что дочь влюбится в мужа и попадет под влияние его единокровных сестер и матери.

Борн, поддавшись на уговоры окружавших его дам, поднял восстание, и тут Вальтер впервые показал характер и отказал в помощи.
Это обстоятельство немало поспособствовало успеху миссии Савиньяка, Борн был готов сложить оружие, но Габриэла видела супруга победителем и королем. Грянул выстрел.
Теперь на руках Вальтера и Ангелики оказалась невменяемая дочь и тайна, которую они оба знали. И скрывали друг от друга.

Сойти с круга стало еще труднее. Тем не менее, невмешательство Приддов оценили уже Сильвестр и Ноймаринен. Приддов не тронули, хотя от мысли женить Фердинанда после смерти Магдалы Эпинэ на Ирэне Придд отказались и Сильвестр, и Штанцлер, хоть и по разным причинам. Королевой стала благонадежнейшая, как тогда казалось, Катарина Ариго, а Придды получили отступного: должность супрема, которую Сильвестр к этому времени превратил почти в проформу, и участие в свадебной церемонии – к алтарю Катарину вела герцогиня Придд.
______________________________________________________
Ряд дальнейшие события, как спойлерные, вырезаны. Разгадка «тайны Джастина» дается в «Песне четверых».


Для понимания того, что случилось потом, важны два момента:
- Родители вынудили Ирэну принять предложение давно добивавшегося ее руки виконта Альт-Вельдера, марагонского аристократа, полностью преданного Олларам.

- Решившийся на самоубийство Юстиниан попробовал обставить свою смерть, как несчастный и героический случай. Юстиниана спас оказавшийся неподалеку Алва, которому постепенно удалось добиться доверия и дружбы спасенного. Это стало известно в Олларии. Вальтер увидел в этой дружбе шанс освободиться от прошлого, однако Юстиниана убили, когда он по отцовскому вызову приехал домой.

Скрытность Приддов и их преданность семье сыграла против них. Валентин не сомневался в том, что Юстиниана убил дядя по приказу отца. Ирэна верила матери, полагавшей убийцей Габриэлу, а исчезновение тела делало невозможным расследование.
Убийство Юстиниана, вернее позиция, которую занял при этом Вальтер, разрушило его брак. Придды, не переставая любить, отдалились друг от друга. Ангелика разом постарела, превратившись из признанной красавицы в, как выразилась Луиза Арамона «лахудрию» Вальтер, трезво оценивая обстановку, лихорадочно пытался спасти семью, понимая, что Манрики и Колиньяры рано или поздно при попустительстве, а то и подстрекательстве Сильвестра, их сожрут. Надежды на Алву больше не было, ведь он, как и Валентин, считал Вальтера сыноубийцей.

Вальтер отправил безумную Габриэлу с Ирэной в Марагону, в замок Альт-Вельдер, Ангелика покидать Олларию отказалась, хотя он и просил ее уехать. Семейство Гогенлоэ, к которому она тайно от мужа попробовала обратиться за помощью, ее оттолкнуло. Что и неудивительно, ведь они успели породниться с Манриками, и это родство, в случае уличения Придда в измене, могло обернуться, как минимум опекой над несовершеннолетними наследниками и колоссальным состоянием.

Видя это, Вальтер договорился со своим старым почти другом (большего, чем «почти», у этого человека не было) мэтром Инголсом. Они разыграли ссору, что давало шанс на то, что Инголс будет назначен адвокатом Приддов.
Вальтер пытался максимально честно и лояльно исполнять свои обязанности, не давая повода для обвинений. А в авантюре Рокэ и Лионеля, когда они добивались для Рокэ проэмперадорства, догадался о сути игры (во многом потому что знал о происходящем у королевы со слов Ангелики) и им подыграл. Правда, Сильвестр счел это игрой за Людей Чести, а те, кто стояли за Людьми Чести - капитуляцией и готовностью играть по их правилам.

Октавианскую ночь Придды, как и весь двор, провели в Тарнике, ничего не подозревая.
Но последующие события все отчетливей напоминали агонию. После того, как Алва на четверной дуэли убил Штефана, Вальтер понял, что конца ждать недолго.
Тем не менее Придд еще на что-то надеялся, хоть и принимал определенные меры. Он еще раз попробовал отослать из столицы жену и наследника, вызвал Альт-Вельдера, объяснил ему ситуацию, и они начали понемногу формировать что-то вроде ударного отряда. Не успели, это дело Альт-Вельдер закончили уже с Валентином. «Лиловые» под командованием Валентина покрыли себя славой, но первым их делом стало освобождение Алвы. А вот Вальтера и Ангелику им спасти не удалось - после смерти Сильвестра Манрик и Колиньяр действовали стремительно.

________________________________________________________
Вот что об это говорит сам Валентин:

«– Наши доброжелатели, кто именно, неизвестно, успели предупредить о смерти Сильвестра и о том, что Манрик завладел бумагами кардинала.
Отцу в тот день нездоровилось, он был в нашем городском особняке, куда и доставили приказ срочно прибыть к его величеству. Мать и меня к этому времени уже арестовали. Альт-Вельдер настаивал на немедленном бегстве, но мать была во дворце, и отец отправился туда. Возможно, он надеялся, что мы всего лишь заложники, и нас отпустят. Вечером Альт-Вельдер попытался прояснить нашу судьбу, с ним были предельно вежливы…
– Особенно если учесть, что о своем неведении врал лично генерал Манрик.
Манрик отвратительно разбирался в людях, он доверился не только Люра. Мэтра Инголса, как отец и рассчитывал, назначили защитником «заговорщиков». Начнись суд до появления Алвы, мэтр бы сумел его затянуть, ведь временщики думали, что времени у них довольно. Пренебречь приличиями их вынудил бунт в Эпинэ...
Нас решили уничтожить, уступчивость лишь облегчила бы дознавателям их задачу. Единственным шансом было продержаться до появления Алвы, а он не мог не появиться. Даже если б ее величество не нашла способа его вызвать, это кто-нибудь бы да сделал».

9
На ресурсах сериала выложили интервью  с Юрий Чурсиным в образе Рокэ

Закономерно  пошли вопросы  и недоумения со стороны читавших цикл. Насколько  я понимаю, киногруппа "держит интригу"  и  старается обходиться без спойлеров. Наверное, это верно, ведь киноаудитория  всегда  шире читательской. 

Но  здесь-то собрались читавшие и  поэтому я считаю возможным выложить ту "ориентировку"  на героя, которую давала киногруппе. В ней очень многое разложено  по полочкам,  так что, думаю, читавшим тоже будет интересно проверить собственные выводы. 


Еще раз подчеркну. К началу КНК Рокэ находится в состоянии человека, который не знает точно, зачумленный он или не совсем. Логические доводы есть и в пользу первого утверждения, и в пользу второго, поэтому каждый новый камушек на ту или иную чашу весов он воспринимает нервно.
Плюс у него некоторое время назад начались приступы головной боли, как правило, это совпадает с его пребыванием в столице, но порой может и в другом месте (кроме Кэналлоа и моря) накрыть. При этом он постепенно приходит к выводу, что политика Сильвестра в перспективе ведет к крупным неприятностям, а «тактические союзники» кардинала и есть те самые, не желающие зла быку и кораблю цепни и ракушки. Идти в лоб Алва пока еще не готов и предпочел бы обойтись без очередного переворота, но он слишком умен, чтобы не видеть, что ситуация осложняется, и что доля происков врагов и интриг антиолларовской оппозиции в этом ухудшении не так уж и велика. В лучшем случае четверть. Остальное - Сильвестр и его «команда» во главе с Манриком и Колиньяром.

Алва знает, что армия за ним пойдет. Но настоящими соратниками, теми, кто понимают, что происходит, он может считать только Лионеля, Бертрама, Салигана, а после Сагранны еще и Бонифация. Королеву он пока в этом смысле не рассматривает, хотя определенные подвижки в их отношениях после истории с Проэмперадорством и отравлением и происходят. Тот же Альмейда или Эмиль просто сделают, что велено, если надо, даже переступив через себя.

Теперь, что ломало (но не сломало) Рокэ, начиная с Винной улицы.

Он не верил в эсператистские бредни и считал их порождением политики, причем грязной.
 Бывая в Багряных Землях, он столкнулся с верованиями морисков, из которых следовало, что никто большой и добрый (или  большой и злой) за спинами людей не стоит. Мы предоставлены самим себе, но технику безопасности соблюдать надо. В дела минувшие Рокэ особо не лез, но о существовании некоторых явлений и созданий, которых в Золотых Землях почитали сказочными, разумеется, знал.

И вот человек с подобным мировоззрением встречает самого настоящего Леворукого, который его спасает от верной смерти, причем дважды: и убийц перебил, и явно смертельные раны подлечил. Тут впору либо свихнуться, либо уверовать, либо сунуть голову в песок, списав все на собственный бред. Рокэ не сделал ни первого, ни второго, ни третьего и начал разбираться.

Надо заметить, что с его романтической влюбленностью в «девочку в окошке» было покончено сразу и навсегда. Причем без всякого байронизма и разочарований в жизни и в женщинах. Эмильенна попалась в ту же ловушку, что и он: влюбилась в совершенное ничтожество, пошла ради него на все и была готова вместе с ним умереть. И умерла бы, но любимый-обожаемый предпочел жить любой ценой. Наверное, тогда Эмильенна мужа и возненавидела, а Рокэ просто стало все равно, ему важнее было понять про Леворукого. И тут произошла его первая настоящая беда - погиб маршал Арно. Человек, к которому он, будучи раненым, чуть ли ни пополз.
Ли вспомнил брошенный по кэналлийскому обычаю к ногам матери синий плащ. Вдова маршала Савиньяка его подняла и накинула себе на плечи, принимая служение длиной в одну из двух жизней — ее или Рокэ.
— Ей ничем не помочь, — вздохнул дядюшка Гектор, когда мать ушла.
Рокэ не спорил.
— Все, что я могу — это отобрать у дриксов Гельбе, — сказал он, — и я отберу.
Через девять лет он это сделал, еще через три — пропал.


Смерть маршала Арно стала первым «звоночком» (на самом деле это совпадение, но Рокэ уже начал выстраивать непротиворечивую, но совершенно ошибочную схему). Потом Алва раскопал историю Ринальди, и пришел к выводу, что проклятье это пало на него, как на потомка Лорио и Беатрисы, а Леворукий его спас, чтобы это проклятье не исчезло. Постепенно он додумался до того, что проклятье можно взнуздать и оседлать ради блага Талига. Он и прежде рисковал, так что со стороны изменилось мало что. Просто с каждой удачей Алва убеждался в своем проклятии, но удача ему была нужна для дела. В начале КнК железобетонной уверенности в том, что ему «помогает сам  Леворукий», у Алвы нет, но поправку «на ветер» он уже начинает делать. То, что его удача имеет другие причины, он знать не мог. И догадаться тоже не мог – не хватало материала, понадобились два года безумия, чтобы не читавший  весь цикл (включая  ПЭ и примечания)  Лионель смог  начать выстраивать новую, уже верную, схему. 

И да, наслушавшись от пребывавшего при дворе Лионеля, что про него напридумывали дамы и господа, Алва сделал из их выдумок отличную романтическую маску. Сильвестр тоже попался,  да и Штанцлер, пусть и с оговорками.

10
Отвечая на ежемесячные вопросы в группе VK, я обещала рассказать (то, что уже можно) про Катарину Ариго, однако сперва придется разъяснить Штанцлера, проявившего в судьбе королевы (и не только) столь деятельное участие.

Итак Эрик-Иоганн-Август, эр Август. Герб: зеленые дубовые ростки, прорастающие сквозь серый камень. Девиз «Неподвластны злу!».

Август Штанцлер некрасив (но отнюдь не уродлив) и неромантичен, однако умеет расположить к себе, вызвать симпатию и доверие, играя в том числе и на хорошо продуманном самоуничижении («я - старый, больной человек», «я боюсь боли», «я завидовал, ах как я завидовал имярек…»).

На самом деле он отнюдь не стар и обладает завидным здоровьем, за которым тщательно следит. Одевается хоть и дорого, но не броско, что в глазах несведущих вполне сойдет за скромность и равнодушие к своей внешности и земным благам. Одежда и манеры Штанцлера прекрасно сочетаются с его внешностью. Штанцлер несколько полноват, с мясистым, «беспородным» лицом, умными быстрыми глазами и нечастой приятной улыбкой. Когда меня спросили, кого бы я видела в этой роли, я сразу же назвала Хорста Тапперта. На мой взгляд это был бы идеальный эр Август.

Кансилльер очень умен и наблюдателен, он обладает феноменальной памятью, прекрасно разбирается в людях. Правда, не во всех: раскусить до конца Алву с Савиньяком ему не удалось, а с Катариной он промахнулся по всем азимутам. Зато отлично поняал Сильвестра.
Отец эра Августа, дриксенский мещанин Рутгерт Штанцлер, был признан потомком казненного по приказу Франциска Великого Рутгерта Гонта и получил из рук Франциска Второго титул, который и передал единственному сыну. Талигойским дворянством это было воспринято неоднозначно, но появление при дворе дриксенских выскочек сомнительного происхождения было отнюдь не главной претензией, которую можно было предъявить Алисе.

I Первые шаги.
Оказавшись при дворе молоденький Штанцлер быстро оценил ситуацию и начал свое восхождение к вершинам. То, что при романтичной, сентиментальной, обладающей совершенно определенными понятиями о прекрасном королеве ему с его внешностью ничего не светит, эр Август уразумел сразу. Мало того, его дриксенское происхождение, ему, как ни странно, скорее вредило. Алиса, хоть и была урожденной принцессой Зильбершванфлоссе, ощущала себя великой талигойской королевой. Она отнюдь не была осознанным «агентом влияния»;те глупости, которые она творила и которые шли на пользу врагам Талига, Алиса творила в глубочайшей уверенности, что действует во благо королевства. При этом по характеру, воспитанию и вкусам королева была типичной принцессой Зильбершванфлоссе. Только вот напоминать ей об этом было себе дороже, она даже столь любимые ею с детства сласти переименовывала, заменяя слово «дриксенский» на «северный».

Это противоречие Штанцлер и использовал, подкинув в доверительных беседах королеве несколько мыслишек о том, как можно всею душой любить, понимать и обустраивать Талиг, будучи рожденным в иных пределах. Мало того, именно с такой позиции Талиг спасать лучше всего, ведь со стороны заметнее все подлежащие устранению недостатки. Штанцлер вовсю способствовал скрещиванию ужа с ежом, а именно выискивал нечто дриксенское, с детства милое сердцу королевы и перелицовывал на талигойский лад, что позволяло Алисе чувствовать себя одновременно и как дома, и владычицей Талига. При этом молодой граф был предельно скромен, тактичен, забывал о своем «авторстве» и не пытался ни с кем конкурировать.

Тактика принесла свои плоды, Август стал незаменим. Одновременно он ухитрился стать наперсником множества фрейлин, которым тактично, изобретательно, оперативно и на первый взгляд бескорыстно помогал решать их фрейлинские проблемы. Кроме того, он просто шикарно насобачился говорить скрытые комплименты и оказывать важные услуги благородным кавалером, особенно тем, чьи амбиции превышали умственные способности. Первый этап был успешно пройден: граф Штанцлер стал незаменим. Пора было делать следующий шаг.

Продолжение следует

11
Выбираем восьмерку  НАИМЕНЕЕ  симпатичных на текущий момент  кавалеров. Было  бы прекрасно, если б  с  пояснением

12
Кто  на текущий момент самый симпатичный?

13
Выбираем четырех  наиболее НЕ симпатичных на текущий момент  дам. Было  бы прекрасно, если б  с  пояснением

14
"Ветер и вечность" / Любим - не любим
« : 30 Июн, 2021, 19:20:26 »
Выбираем четырех  наиболее симпатичных на текущий момент  дам. Было  бы прекрасно, если б  с  пояснением

15
Этот раздел не появиться  здесь просто права не имел.  И дело  отнюдь не в  том, что Роману Папсуеву, он же  Амок  я обязана  тем, что  герои Арции, Этерны, Онсии,  Миттельрайха обрели лица, под которыми мы их сейчас знаем. Несколько лет назад Роман  начал работу над  очень на мой взгляд нужным проектом  - Сказками Старой Руси.  Мне всегда казалось,  что на  негатив нужно  отвечать позитивом. Не шипеть и ругаться  на то,  что "все не так",  а сделать "так". Ну вот  Роман  и делает.  Возвращает в наш стремительный и капризный мир русские сказки,  встраивает их в современность, раскрывает  на новый  лад,  обходясь при этом без пошлости и   ерничанья.  Получается
необычно, интересно и красиво.

Началось все с одного-еинственного  рисунка  - портрета Ильи Муромца,  затем рисунки стали множиться. Вышел  один альбом, как  нынче говорят "артбук",  затем  второй, третий...  Книги эти истосковавшиеся по красоте, причем по красоте нашей, русской, люди расхватывали  на "ура",  а мир, сразу и привычный,родной,  и новый, яркий, буйный  облекался плотью.  Просто иллюстраций, пусть  и замечательных, стало мало, и Роман решил, что художественный проект становится художественно-литературным, а  нарисованные герои обретают собственные  истории.  Так  возник  цикл "Новые сказки Старой Руси".  Первая книга выходит  в июле,так что  ждать  уже недолго.

Надо  особо отметить,  что все сказки  связаны между собой и  в итоге должны соткаться  в большое многоцвтное полотно,  объединенное сквозным сюжетом. По сути мы  имеем  роман  в отдельных  историях, на первый взгляд самостоятельных,  но в итоге ручьи сольются в реки, а реки  -  в море.

Автором  сюжетов первого тома (кроме одного, но об этом чуть позже)  является Роман,  но  над  их литературным воплощением работает несколько человек, в том числе Красный Волк и Tany, которые  вместе с Амоком и будут ведущими и модераторами этого раздела. Ну и я тоже руку приложила, хотя после НДП и зарекалась связываться со сборниками.  Работа была очень непростой и очень интересной, мне кажется, что  в итоге  получилось  достойно. 

Страницы: [1] 2 3 ... 6