Расширенный поиск  

Новости:

08.02.2022 - второй том переиздания "Отблесков Этерны" появился в магазинах, в книгу вошли роман "От войны до войны" и повесть "Пламя Этерны"

Просмотр сообщений

В этом разделе можно просмотреть все сообщения, сделанные этим пользователем.

Темы - Форей

Страницы: [1]
1
Мне вот сегодня Алва приснился.
Как будто я там, в его мире, только техника там уже нашего уровня. И компанией эориев мы сначала гуляли по городу, а потом зашли в одну квартиру, а та оказалась "нехорошей" - в ней всякая чертовщина, полтергейсты водятся... Я начал холодильник открывать, а оттуда раздалось, как в "Охотниках за привидениями": "Зууу!"
Я такой:
- Уважаемый Зууу, вы не хотите сказать, чего вы хотите?
Зууу проигнорировал мой вопрос. Тогда я плюнул в холодильник и попал. Оттуда мой плевок немедленно вернулся в меня. То же произошло с шариком из бумаги.
Сидевшая рядом эория восхищенно глянула, как я с нечистью разговариваю. И сообщила, что ночует в родительском доме в подвале, и ей там страшно! Я заметил, что вдвоем страшно не будет.
- Заметано, - сказала эория.
Алва сидел сзади, потягивал вино и ухмылялся. Потом предупредил меня, что та эория - днем религиозная матерщинница, а ночью - просто шлюха.
Ладно. Перешли в библиотеку. Ее не было, и вдруг одна из комнат наполнилась книгами! Все стали книги с увлечением листать. Я тоже начал. И вдруг заметил, что держу в руках книгу Тейяр де Шардена - это философ такой. Стал перебирать дальше нижнюю полку - там сплошь земные авторы. Я стал искать Мартина, хотел узнать, чем "Песнь льда и огня" кончится. Мартина я нашел, но это оказалось не ПЛиО, а какой-то другой роман про другую вселенную.
Тогда я подошел к Алве (он стоял рядом с Лионелем) и показал ему де Шардена.
- Ну и что? - спросили они.
- Философ, который написал эту книгу, жил на другой планете! - сообщил я.
Я ожидал расспросов, откуда я имею такую информацию, но тут, зараза, зазвонил будильник.

2
От Диамни до Барботты / Шуточное
« : 30 Июн, 2019, 17:38:07 »
Я вот подумал психологический триллер писать. В центре будет один тип (черт с ним, пусть это тоже будет эорий с Кэртианы), и его нравственное падение.
В самом начале жизненного пути, он соблазнил крестьянскую девушку. По-приколу женился. А когда она надоела, повесил. Сказал, что порченая была.
Потом идет служить в армию и искать приключений. На войне, правда, толком не бывает, больше шляется по столице, проматывает фамильное состояние по кабакам. Заводит себе компанию людей того же сорта: один жулик, другой болван с полутора извилинами, третий вовсе дикарь с каких-то гор. Всех вместе он называет Людьми Чести, а самым Честным считает себя.
При этом кидать он готов даже друзей, причем по-мелкому. Когда один друг просит у него на вечер фамильную шпагу, он ее не дает, ибо жалко. Зато не стесняется проиграть в карты все имущество спящего друга, включая фамильное же кольцо.
Друзей этот мрачный тип вообще ни в грош не ставит. Вечно втравливает их в какие-то авантюры, которые для приличия называет Делами Чести. В частности, ехать в чужую страну на совершенно ненужную им войну. Там он фейлит раз за разом, и в конце концов перекладывает все заботы о спасении на друга. Ага, на того, у которого он проиграл кольцо. Друг расшибается в лепешку, но нашему герою наплевать: когда тот чуть задерживается на встречу, за его спиной распускает слухи о том, что тот, наверное, задержался из садизма: хотел на казнь посмотреть.

Семейная жизнь у него, как я уже говорил, тоже будет та еще. Итак, вздернув надоевшую жену, он через несколько лет обнаруживает, что та осталась жива. Ненависть к посмевшей выжить неблагодарной суке застит ему глаза настолько, что эорий вступает в заговор со злейшими врагами своей родины, чтобы те замочили негодяйку. То, что бывшая жена – суть разведчица и вообще спасает отечество, ему наплевать. Тоже мне, радистка Кэт! – восклицает он и сдает ее Мюллеру.
Однако, девушка благодаря своему уму и отваге, обманывает врагов и бежит на родину. Там она раскрывает уже существующую в стране шпионскую сеть. Видя, что кольцо сжимается, наш эорий идет ва-банк: с помощью подложных документов заставляет повиноваться себе местного служителя закона (то, что будет со служителем закона, если обман раскроют, он и не подумал. Казнят – и ******), и велит ему убить жену. Причем, заранее стараясь подстелить соломки, он старается придать своим убийствам видимость законности: собирает типа суд (из своих друзей, один из которых, как уже говорилось, смотрящий ему в рот болван; другой – член этой самой шпионской сети; третий – тоже шпион и изменник и вдобавок мошенник, обманом овладевший этой разведчицей; четвертый – вообще глава госбезопасности враждебного государства). Стоит ли удивляться, что такой состав признал девушку виновной по всем пунктам и немедленно казнил?

С детьми этот милый человек обходится не лучше, чем с подругами. Человек Чести заводит себе бастарда от еще одной шпионки, причем во время секса устраивает ролевую игру и прикидывается попом. Чтобы забава была еще пикантнее, он сваливает свой грех на настоящего попа.
Уйдя из армии, он вспоминает о брошенном сыне и со скуки заводит себе живую игрушку. Воспитывает так, что калечит пареньку психику наглухо. При этом лет двадцать куражится, не желая признавать отцовство. А когда сын вырос и решил жениться, наш состарившийся в злодеяниях эорий сыну по любви жениться не дает.
- Она, мол, недостаточно знатная, это бросит тень на наше доброе имя, - на голубом глазу заявляет настругавший бастарда граф.

Однако, когда «недостаточно знатная» становится королевской любовницей, эорий немедленно решает, что королевская подстилка – это самое то, что нужно его сыну. Он идет к королю и начинает обвинять его в подлости. Как говорится, уж чья бы корова мычала… (Кстати, король ведет себя в этой ситуации с исключительным благородством: он действительно любит девушку, и любовь эта взаимна. А сыну нашего эория он подыскивает другую невесту, по всем статьям лучше: и богаче, и красивее, и знатнее, и скромнее). Но эория ничего не устраивает! Его сыну нужны королевские объедки, и *******!
В итоге, чувак, который тридцать лет занимался тем, что предавал родное государство, гордо заявляет, что отказывается ему служить, и уходит с поднятой головой. Сына он немедленно спроваживает на войну, чтобы не маячил. И в конце концов, состарившись в злодеяниях, умирает в родной постели при нотариусе и враче.

----------

Текст отредактирован модераторм. Форей, следите, плз, за лексикой.

3
Ох, что же это за планы такие масштабные)))
Не иначе, дочь Алисы возмечтала о троне. В принципе, у Алвы детей нет, и если удастся объявить детей Катарины бастардами, то наследник трона - Рудольф.

4
Если Вера Викторовна когда-либо озвучит свою точку зрения касательно этого персонажа - я приму эту версию за первоисточник. Все остальные суждения крайне субъективны.
Вообще-то она свою т.з. озвучивала, и здесь ее неоднократно цитировали. Если в двух словах: Окделл - моральный аллергик, принципиально не способный понимать, что такое хорошо и что такое плохо, у него кастрирована совесть. Если функцию этой совести возьмет на себя человек, которого Окделл будет в данный момент почитать как авторитета - то плохих поступков Дик не совершит. Как только "антигистаминный препарат" прекратит действие - Окделл обязательно выберет самый легкий путь из всех возможных.


Их отрицательные стороны (глупость Чарльза с дамами, занудство Ойгена) перевешивают качества положительными, причём в разы. Тут вам и манеры, и прозорливость, и храбрость, и военный гений, и познания в магии, хотя бы поверхностные.
Это тоже разбиралось: Абсолют к Излому проводит "искусственный отбор", отбраковывая недостойных. В результате в системе 1+4+16 остаются практически сплошь незаурядные, одаренные и при этом стойкие нравственно люди. Те, кто способен провести Кэртиану через Излом.
Среди них может попасться недалекий тугодум (Давенпорт), хитрец себе-на-уме (Юхан), или даже вполне себе братоубийца Баата - но чтобы высший эорий оказался одновременно И нравственным уродом, И дурачком - такой фейл Абсолют потерпел только с Диконом.

А вот Селина, Мэллит, Луиза, Арлетта, Жермон, Ойген, Эмиль особого интереса никогда не вызывали. С Руппи, Вальдесом тоже всё понятно. Интерес, кстати вызывает Олаф, в зависимости от того куда приведёт его "библия".
Честно говоря, Олаф, Жермон, Ойген и Эмиль тоже мне не были никогда особо интересны.
А вот дамы - да.
Арлетта и Луиза очень умны, а Луиза еще и потрясающая стерва и (в мыслях) язва. Читаю эпизоды, где репортеры - они, с удовольствием.
Мэллит интересна уже хотя бы потому, что она - одна из самых первых ПОВов, наряду с Робером и Матильдой.
Селина - не ПОВ, но просто любимый женский персонаж. Интересной и интригующей стала довольно поздно, да, большую часть цикла была такой добродетельно-бесцветной, но начиная с "Полуночи" раскрылась.

На этом фоне Ричард выглядит интересным персонажем, не определившимся со стороной, видя аргументы за и против с обеих сторон и пытающийся сделать правильный выбор. На протяжении двух книг это прослеживается прекрасно.
Ричард - это просто самая большая авторская удача ВВК. Исследовать внутренний мир такого типуса, его эволюцию - это мало кто за подобное брался.
А если учесть, что первые две книги практически все видели его глазами - тем более Хозяйке респект.

5
А любопытно, какие в Кэртиане идеалы женской красоты?

Более-менее понятно только у гоганов: у этих, как в Средние века: красивая - значит, толстая.

А в Талиге? Мир как-то больше всего напоминает мир романов Дюма... но если посмотреть на портреты, то фаворитки французских королей, Анна д`Этамп, Луиза де Лавальер, Мари Туше, многочисленные любовницы Генриха Наваррского - особой красотой по современным меркам не блистали. Даже Мария Стюарт не блистала. И королева Марго. И Анна Австрийская. И Екатерина Первая.
Конечно, могут возразить, что тогда просто рисовать не умели - но это будет неправдой. Уже Анна д`Этамп жила при Леонардо да Винчи. Художники и скульпторы Возрождения ничем не уступали античным, и разумеется могли передать портретное сходство.
Так что можно сказать, что идеал женской красоты тогда в Европе был другой.

Как по мне, то самый правильный идеал придумали в античности, и лучше уже не изобрести. Это и не средневековые толстушки, и не модные в нулевые годы анорексичные вешалки. (Я, в частности, был очень рад, когда прочел, что первой красавицей мира несколько лет назад на большом интернет-голосовании избрали Эмилию ~Матерь Драконов~ Кларк: она к античным красавицам всяко ближе, чем, скажем, Кира Найтли).

Ну так вот, а какой идеал в Талиге? Многие сохнут по Катарине, но так это в первую очередь потому, что она великая актриса. И потом - сохнуть, это одно, а считать первой красавицей - другое.
Интересно, "по взглядам талигойского большинства", кто - если забыть про социальный статус и личные качества - набрал бы больше очков: гиацинт Катарина или роза Марианна? Или, может, лисичка Этери?
Селину и Мэллит, равно как и герцогиню Фельсенбург, можно не рассматривать, их типаж явно ближе к Катари - тоже тоненькие эфирные красавицы.

Страницы: [1]