Расширенный поиск  

Новости:

Итак, переезд состоялся :)  Неизбежные проблемы постараемся решить побыстрее. Старый форум доступен по ссылке kamsha.ru/forum

Просмотр сообщений

В этом разделе можно просмотреть все сообщения, сделанные этим пользователем.

Темы - prokhozhyj

Страницы: [1] 2 3 ... 6
1


Вчера (уже две минуты, как вчера :) ) в "Гиперионе", на вполне интересной лекции Марии Скаф "Не только Миядзаки: японская визуальная культура," можно было полистать немножко японских книжек, притащенных лектором в качестве иллюстраций. И там меня покорила одна: альбом с переложением европейской классической живописи мастерами манги. Переснял несколько страниц. Хотите, повыкладываю на опознание?

Для разминки можете посмотреть на обложку альбома :).

2
Дж.Р.Толкин / Фильм "Толкин"
« : 01 Мая, 2019, 21:00:15 »

 Трейлер какая-то добрая душа перевела:

https://www.youtube.com/watch?v=Nu6xHxjP1II

 Но России в листе премьер как-то не наблюдается, а упомянутое в ролике 10 мая, вероятно, относится к США:

https://www.kinopoisk.ru/film/817590/dates/

 Кто-нибудь знает, у нас он вообще будет идти, или надо идти до пиратов?


3

 С Филлипин описан новый вид ископаемых людей, Homo luzonensis.
 
      Détroit F. et al. 2019. A new species of Homo from the Late Pleistocene of the Philippines // Nature, vol. 568, issue 7751, 11 april 2019, p. 181–186.

4
Дж.Р.Толкин / Музей толкинистики
« : 23 Мар, 2019, 01:43:10 »

 В Москве затевают (самопальный) Музей толкинистики. Не знаю, насколько серьёзно и что из этого получится, но планы такие объявлены.

5
Адресное / С Днём Воробьёв! :)
« : 20 Мар, 2019, 00:07:22 »

 Невероятную эреа passer-by – с Международным днём воробьёв! :)

6
"Рассвет" / "Медведковские" спойлеры
« : 14 Мар, 2019, 14:04:10 »

 Спойлерные главки из грядущего тома, обнародованные на мартовской презентации "Р-5" в Доме книги "Медведково".

---------------- * ----------------

Гайифа. Кипара
Ургот. Урготелла
 
1 год К.В. 1-й – 11-й день Зимних Ветров


.
1

(..............)

2

Слуги в коричневых с золотом ливреях распахнули двери, и Луиджи Джильди шагнул во влажное щебечущее благоухание. Одна из урготских герцогинь, кажется, бабка Фомы, души не чаяла в диковинных растениях, и в Урготеллу свозили все, что удавалось найти. За августейшей фамилией потянулись приближенные, потом мода перекинулась на Бордон с Агарией, но герцогские оранжереи так и остались непревзойденными. Прижимистый, как любой прирожденный торгаш, Фома, на бабкино наследство денег тоже не жалел, что вынуждало заподозрить некий малопонятный расчет. Вот расчет со скреплением союза Ургота и Фельпа браком был очевиден, причем новоиспеченный герцогский род выгадывал заметно больше. Отец так и сказал, и Луиджи без лишних слов согласился, а что ему еще оставалось? Жениться наследнику трона рано или поздно пришлось бы, так почему не сейчас и не на дочери Фомы? Её, по крайней мере, не было на вилле Бьетароццо.

 Когда Луиджи теперь уже позапрошлой осенью болтался в Урготе, он был не более, чем капитан выкупленной Вороном галеры. Урготских наследниц будущий принц видел от силы пару раз, да и то издали. Старшая ходила в розовом и казалась выше и худее сестры, младшую одевали в голубое, видимо, из-за более светлых волос. Она и сейчас была в голубом, сидела у круглого бассейна, уткнувшись в книжку, хотя мраморная крошка под ногами гостя скрипела достаточно красноречиво. Неписанные правила требовали простоять несколько минут, якобы любуясь будущей супругой, и Луиджи остановился. Он еще мог уйти, но бегства бы никто не понял и первым – отец. Что ж, Юлия не хуже других, а лучшая в мире девушка уже год как упокоилась в родовом склепе. Когда-нибудь он доберется до Бордона и отнесет Поликсене белые венчальные маки. Если Фельп будет сильным, ему не откажут…

 – Это вы? – свою роль в свадебной мистерии дочь Фомы помнила назубок.
 – Да, сударыня, – как мог спокойно произнес капитан Джильди, принуждая себя смотреть на свеженькое румяное личико. Девушку, менее похожую на Поликсену с ее оленьими глазами, нужно было еще поискать, и слава Создателю! – Ваш батюшка разрешил мне с вами переговорить.
 – Тогда прошу вас сесть, – ручка с пока еще девическим браслетом указала на обитый шелком пуф. Принцесса занимала такой же, а между пуфами целомудренно втиснулся столик с фруктами и какой-то корзинкой, кажется, из серебра.
 – Простите, что прервал ваше уединение. – Свой долг он исполнит, а новой любви в его жизни не будет, да и решено уже все. – Вы читали?
 – Да, я люблю здесь читать, – Юлия тронула приколотый к груди мясистый цветок, с которым Луиджи после объяснения предстояло отправиться к Фоме. – Я предпочитаю стихи… Они позволяют прожить и прочувствовать то, чем мы обделены по воле рока.
 – Вы совершенно правы, – согласился капитан Джильди. В поэзии он разбирался скверно, да и говорить о слащавой ерунде не хотелось совершенно. – Сударыня, ваш батюшка разрешил мне переговорить с вами. Я надеюсь, моя просьба не станет для вас неприятной неожиданностью. Фельп и Ургот – добрые союзники, и союз этот после устранения дуксии должен стать еще теснее. Наши отцы полагают, что правящим домам Ургота и Фельпа надо связать себя еще и родственными узами. Это и в самом деле необходимо, но вы еще и хороши собой, и умны. Фельп будет счастлив, если вы окажете ему честь и согласитесь стать моей супругой. Я надеюсь, вы полюбите наш великий город и не сомневаюсь, что он полюбит вас.
 Все! Нужные слова сказаны, пути назад нет! Пухленькая девица опускает глазки, смотрит в воду. Журчит фонтан, в прозрачной воде шевелятся рыбы – оранжевые, белые и какие-то пегие, бело-рыжие… Щебечет морискилла, одуряюще пахнет цветами. Муцио просил руки Франчески на берегу моря, они были счастливы, пока не вмешалась смерть. Франческа помнила свою любовь недолго, но она женщина, а женское сердца не терпит холода и пустоты.
 – Сударыня, умоляю вас ответить.
 – Это так неожиданно… Папа мне говорил, но я не думала, что вы столь торопливы… До мистерии, до катаний по лагуне… Вы читали о Феличе и Асканио? Они надели свадебные туалеты и бросились в морские волны, взявшись за руки. Ревела буря, гром гремел, бушевали в дебрях вихри, это стихии оплакивали истинную страсть. Всю ночь.
 – Да, сударыня, я об этом читал, – Тут хочешь, не хочешь, а врать приходится, – очень печально.
 – Они друг друга любили, а мы с вами нет. – Юлия зачерпнула из примеченной Луиджи корзинки чего-то вроде серых крошек и швырнула в воду. Полусонные рыбины немедленно ожили и всплыли, они пихались и широко разевали круглые рты, они были отвратительны.
 – Наши сердца нам не принадлежат, но и мы можем быть счастливы. – Ведь знал же, что с ломаками без выкрутасов не обойтись! Начни он с какой-нибудь сладкой дури, короче бы вышло. – Вы прекрасны и умны, вас трудно не полюбить. Со временем… Мы будем гулять между гротами, придет весна, зацветут олеандры, нам никто не будет мешать. Весна – пора страсти, и она…
 – Прекратите. – Юлия отправила в рыбьи пасти еще одну пригоршню корма. – Я согласна стать вашей женой, но у меня есть условие. Вы не станете требовать от меня любви, поскольку мое сердце навеки отдано другому. Я не уроню вашей чести и чести города Фельпа и подарю вам наследника. От вас я буду ждать того же.
 – Да, – пробормотал Джильди, чудом не брякнув, что подарить наследника мужчина не может. – Вы – поразительная… девушка, сударыня.
 – Я знаю, что такое любовь, – в бурлящую от разинутых ртов воду полетела очередная подачка. – Вы же ее не знаете и не узнаете никогда. Мужчины редко способны любить, их сердца полны жестокости и похоти. Я возьму с собой секретаря, камеристок, музыкантов, но фрейлин наберу в Фельпе. Я рву с прошлым, хотя из души его не вырвать, оно будет терзать меня вечно.
 – Я вас понял, сударыня. Разумеется, я принимаю ваше условие. – Вот и прекрасно, лучше просто быть не может, но какая же она дура! Правда, имя мерзавца узнать придется. Хорошо, если он не из гайифских прихвостней, тогда его просто придется держать подальше от Фельпа. – Но я должен знать… кому вы отдали свое сердце. Поверьте, я бы не осмелился коснуться вашей раны, но великая герцогиня Фельпа не может… любить его врага.
 – А я и не люблю, – корзинка опустела, но рыбы внизу этого еще не поняли и продолжали кишеть. – Мое сердце принадлежит спасителю Фельпа, и мой сын будет назван в его честь. Таково мое второе условие.
 – Так вы любите…
 – Не произносите это имя, – потребовала толстушка с корзинкой. – Я ответила на ваш вопрос и довольно. Можете идти к отцу и передать… что его дочь исполнит родительскую волю и прощает его и сестру. Возьмите этот анемон… Он жжет мне руку.
 – Анемон? – Удивился Джильди, который точно знал, что анемоны не жгутся и шипов у них нет.
 – Голубой анемон – тень несбывшегося счастья. Он подобен сломанному крылу любви, оплаканному облаками. Ступайте, позвольте мне побыть одной.
 – Да, сударыня, – Джильди торопливо схватил цветок, чей стебель был предусмотрительно вставлен в маленькую бутылочку. – Поверьте, мы еще будем счастливы.
 – Это невозможно, – отрезала теперь уже невеста, – Мужчина способен жить без любви, но я создана для любви, я люблю и буду оплакивать свою любовь вечно. Всякий раз, когда будет звучать кэналлийская гитара и дуть ветер с запада, мое сердце станет истекать кровью. Но вы этого не заметите, этого никто не заметит. Идите же!
 – Да-да…

 Из оранжереи Луиджи выскочил куда быстрее, чем положено счастливому жениху. К счастью, в прилегающих залах посторонних не было, только стража и слуги. Капитан Джильди перехватил цветок так, чтобы не было видно бутылочки и отправился сообщать о полученном согласии. Никаких трудностей беседа с будущем тестем не сулила, а грядущую церемонию, приданое и предшествующие отъезду молодых в Фельп увеселения Фома уже обговорил с загодя приехавшей Франческой. Теперь Луиджи об этом жалел: в самом деле серьезный разговор заставляет думать о деле, а не о дурацких признаниях. На душе было мерзко, хотя чего удивляться, что начитавшаяся стихов пампушка влюбилась в Ворона? Клелия на нем еще не так висела. «Со мной у тебя будет, как никак…» Тьфу-ты, пакость!
 Пакостью была давнишняя ночь с пантерками, завершившаяся то ли бредом, то ли визитом нечисти. Пакостью были сегодняшний разговор и будущая свадьба. Конечно, Алву никто не затмит, даже Савиньяк, а влюбленная в кэналлийца дура не станет размениваться на всякую мелочь, но жить с женщиной, которая тебя каждый день станет сравнивать… Да еще об этом говорить, а говорить Юлия будет! И потом она, чего доброго, разведет рыб и примется их кормить.
 


Ургот. Урготелла
1 год К.В. 12-й день Зимних Ветров


1

(................)

2

Проклятые рыбы, не видя корма, смирно лежали на дне, чуть шевеля плавниками, зато морискиллы надрывались вовсю, видимо, в их песнях в самом деле не было корысти, только лучше бы они заткнулись!

 – Не стоит беситься, – Франческа поправила выбившийся из-под сетки локон, – это самый верный способ сделать неприятное невыносимым. Сядем.
 – Только не здесь! – фыркнул Джильди, и торопливо объяснил. – Я тут объяснялся, а Юлия кормила рыб. Видела бы ты, как они жрали!
– Я видела, – утешила пока еще вдова Муцио, огибая столик с кормом. – Зимний сад – любимое место Юлии; она считает, что ей идет пребывать средь дерев и журчащих струй, так что тебе придется устроить в Фельпе нечто сопоставимое.
 – Зачем? Это в Урготе полгода льет, а у нас зимой гулять приятней, чем летом. И сад мать разбила вполне приличный. Добавим, раз уж в герцоги угодили, ваз со статуями, и хватит.
 – Ты ошибаешься. Вам с Юлией для счастливого брака нужен зимний сад и вдосталь музыкантов и поэтов. Если подойти к делу разумно, обойдется не столь уж и дорого.
 – Франческа, – хорошо, что в Урготелле хоть с кем-то можно не кривить душой, – ты же понимаешь, что счастлив я никогда не буду. Да, я согласился на эту… Юлию ради отца и Фельпа, и я женюсь…
 – Рану можно перевязать, – женщина остановилась, будто перед ней натянули веревку, – а можно приложить к ней чеснок, чем ты и занимаешься. Пойми, это глупо.
 – Я понимаю… свою рану ты перевязала, и она зажила. Не думай, я желаю тебе счастья с Савиньяком.
 – Да, – кивнула сразу и вдова, и невеста. – Я хочу быть счастливой, и я буду счастлива. После письма, которое мне наконец-то написал граф Лэкдеми, я в этом уверена, но речь о тебе и Юлии. Меня подобные женщины удручают, но ни одна молоденькая жена не заслуживает страдающего от вымышленного горя мужа.
 – Зачем? – слегка растерялся Джильди. – Зачем ты… Если ты, конечно, не хочешь ссоры! Я знаю, ты была влюблена в Муцио, иначе ты бы никогда не вышла за моряка, но теперь ты его забыла. Тебе неприятно, что я храню верность Поликсене?
 – Ты хранишь верность своим грезам. – Теперь она повернулась и, не оглядываясь, пошла вымощенной мраморными плитками дорожкой. Пришлось догонять, отводя от лица что-то перистое, будто укроп разросся.
– Грезам? Ты называешь это грезами?!
– Я вежлива, иначе выбрала бы другое слово. С Поликсеной ты ни разу не говорил, вот и натянул на нее свои фантазии, как портнихи натягивают платье на манекен. А он ожил, будто в кошмарном сне.
Луиджи, я не забыла Муцио и никогда не забуду, но наша любовь была настоящей. Муцио умер, я осталась жить и буду жить дальше, помнить и жить; ты же сунул голову в траурный мешок и свою любовь не увидишь, даже если она окажется рядом. Юлия тоже живет в мешке, но он у нее хотя бы ажурный и с бантами.
 – О да! – Сказать? Почему нет? Секрет этой дуры знают все, от Фомы до этого «укропа»! – Она, знаешь ли, любит Алву и требует не ждать от нее ничего, кроме исполнения долга!
 – Так почему ты не рад? – В устах мужчины подобное удивление – приглашение к вызову. –Такая удача для тебя! Разумеется, если ты не лжешь, нет, не мне и не своим приятелям, а себе.
 – Тут ты права, с влюбленной в Алву куклой мне будет проще, только это… унизительно и для меня, и для Фельпа. – Это она поймет, Скварца есть Скварца. В политике первые, в торговле – вторые, но честь и чувства не про них! – Юлия глупа, я об этом слышал и раньше, а теперь убедился. Глупа и болтлива, она примется объяснять всем, что вышла за меня по приказу отца, а сама страдает…
 – Ты делаешь ровно то же.
 – Ты сравниваешь?! Меня и… О моем горе знают только близкие, а что на уме у Юлии, известно даже этим кошачьим рыбам!
 – Это как раз не страшно, – Франческа чуть улыбнулась, Муцио обожал эту ее улыбку, а она выходит замуж за талигойского маршала. – Рыбы молчаливы, а вот Дерра-Пьяве – не слишком. Ты ревнуешь к Ворону?
 – Да нет же! Пусть любит хоть Валме, только молча! Почему я должен это знать? Что за дурацкие условия, можно подумать, мне нужно ее сердце!
 – Ну так его тебе и не предлагают. Ты предпочел бы, чтобы жена донимала тебя своей любовью и рыдала от твоей холодности?
– Я предпочел бы, чтоб она молчала, и чтобы у нее в голове было хоть что-то! Моя жена не должна опозорить ни нас с отцом, ни Фельп.
 – Твое счастье, Луиджи, что я за тебя замуж не выйду. – Франческа привстала на цыпочки и отломила темно-красный бутон, оказывается это перистое умело цвести! – Ни одна женщина, у которой в голове есть хоть что-то, не выйдет за тебя без острой на то необходимости. Умная жена либо будет тобой вертеть, возможно, еще и изменяя, либо тебя отравит. Я бы отравила.
 – Пусть об этом болит голова у Савиньяка!
 – Зачем? – женщина поднесла сорванный цветок к губам. – Эмиль меня любит так же, как любил Муцио. И тоже боится покоя, того, что мы привыкнем друг к другу и пламя погаснет. К счастью, моряки и маршалы уходят и возвращаются, этого довольно, чтобы сердце горело и не сгорало. Нет, я не стану травить человека, которого люблю и который от меня ничего не скрывает.
– Рад за вас. – Пора прекращать эти излияния! – На свадьбу тебя ждать?
– Скорее всего. Имей в виду, если к осени не случится ничего по-настоящему неожиданного, на свадьбе будет и регент Талига. Все, и в первую очередь мориски, должны увидеть, что Рокэ Алва – друг Фельпа и Ургота. Постарайся вести себя прилично.
– Втолкуй это Юлии. Жениться на девице, которая прилюдно бросается на шею хоть бы и регенту Талига, я не смогу.
– Она не бросится, по крайней мере при всех, а вот ты наверняка будешь с ним пить и рискуешь выставить себя не лучшим образом. Насколько я понимаю Алву, ему ревнивцы не нравятся.
– Ты хочешь сказать, что я ревную? Этот… пиончик?!
– Несомненно. Причем из всех видов ревности твоя не только самая пошлая, но и самая безвыходная. Ты избавишься от нее, лишь добившись любви, но у ревнивцев обычно с этим плохо.
– Не думал, что мне захочется назвать глупой женщину, которая… которая…
– … добыла твоему отцу корону?
– Нет, была женой моего друга… Я считал тебя и своим другом, видимо, зря.
– Если под дружбой понимать прикладывание примочек к царапинам, то на такую дружбу я в самом деле неспособна, но счастья я тебе желаю, а быть счастливым с Юлией ты, именно ты, сможешь.
 – Так мило дураком меня еще не называли! Тебе нужна ссора, Франческа? Ты поняла, что хочешь стать правящей герцогиней, но теперь это не выйдет? Или я тебе напоминаю о том, что ты хочешь забыть?
– До сего дня ты мне не напоминал ни о чем, теперь, видимо, будешь. Рыб на дне бассейна и пионы, а ссора мне не нужна и ее не будет. Послезавтра я уезжаю в Талиг, для начала – к графу Валмону. Нужно решать с торговыми пошлинами и преференциями, Фельп был и остается торговым городом, а теперь ему предстоит содержать еще и герцогский двор, а это удовольствие не из дешёвых.
– И поэтому ты подбиваешь меня разводить морисские сорняки!
– Да, потому что злящийся с утра до вечера герцог обойдется дороже двора и флота вместе взятых, – женщина заложила цветок за диадему и свернула на боковую тропинку. Луиджи непонятно зачем тоже повернул.

Идти рядом было невозможно, смотреть Франческе в спину не хотелось, к тому же нахальные растения так и норовили сунуть в глаз ветку или висячий корень. Не будь этого Луиджи бы понял, куда выводит дорожка раньше, а так свисающие чуть ли ни до земли пестрые плети внезапно расступились и счастливого жениха вынесло к бассейну с фонтаном. Другому, но на дне все равно шевелили плавниками все те же пегие рыбины...



7
Наука и образование / WWW XXX
« : 12 Мар, 2019, 10:33:03 »

 Оно, конечно, во всех новостях, но отметить стоит :). Ровно тридцать лет назад, 12 марта 1989 года, английский физик и инженер Тим Бернерс-Ли представил руководству Европейского центра ядерных исследований (ЦЕРН) проект единой системы организации, хранения и общего доступа к информации, используя стандарты протоколов передачи гипертекста (HTTP) и универсальный язык разметки (HTML). Организационными вопросами разработки новой технологии, которую год спустя назовут World Wide Web, занимался француз Роберт Кайо. Уже в декабре 1990 г. первый сайт, использующий идеи WWW, заработал во внутренней сети ЦЕРН, а 6 августа 1991 г. технология стала доступной всем пользователям Интернета. Собственно, с этого момента Интернет, существовавший до того как сеть для специалистов, пошёл в широкую публику.

8


На семь вечера грядущей среды в Доме книги в Медведково (Москва) объявлена презентация "Рассветов" 4-5. Организует, как я понимаю, издательство, так что презентация рассчитана на широкую публику.

Будет автор и обещают Алькор. И там точно будут книжки.

.

9
Фантастика и Фэнтези / Varia
« : 06 Мар, 2019, 11:48:06 »
"Дело дошло до  того, что жрецы были принуждены опубликовать декрет,
по  которому запрещалось верить, что у меня есть разум;
в то же  время был издан очень строгий приказ, относившийся одинаково
ко всему населению без различия звания и положения, на основании которого все
умные мои поступки должны были быть приписаны инстинкту"

Hercule Savinien Cyrano de Bergerac,
"Иной свет, или Государства и империи Луны" (*),
1650.


 О, а говорят, сегодня ровно 400 лет со дня рождения одного из первых писателей-фантастов :).

.

10

 А вот те самые карты битвы с "китовниками", которые планировались в книжку, но в итоге туда не вошли, ибо не успели. Тут, само собой, наброски. Первая карта, пожалуй что, не спойлерная, так что будет открытой. Ну а дальше, для ещё не читавших, пока что спойлеры :). Все схемы сориентированны севером вверх.
.


----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------


----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------


----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------


----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------


----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------


----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------


.
.

11

 Касательно мест, где бывают "Рассветы"

Пока что объявил предзаказ на "Рассвета"-4 "Book.24":

 https://book24.ru/product/siniy-vzglyad-smerti-rassvet-chast-chetvertaya-5120960/ .

12
Пока же стук каштана
Не слышен за плечом,
И даже думать странно,
Что мир наш обречён.
И, звёзд сжигая свечи,
Торжественен и строг,
Горит прощальный вечер,
Как праздничный пирог.

А. Городницкий.

.... В городе, который некогда назывался Кабитэла, падали каштаны....


Тема ожидания последней книги. Той, что за "Рассветом" - 4 (5).


13

 Итак, благо стараниями одного сетевого книжного первые спойлеры четвёртого "Рассвета" уже явились миру, для их (и тех, что будут далее, по выходу, так что тема немножко про запас) возможного обсуждения заводитстся отдельная папка. Вот эта.

 Напоминание! Не все рвуться узнать спойлеры загодя, поэтому настоятельная просьба прятать их под кат. Механизм "а пусть не заглядывают в тему", увы, не срабатывает: на форуме есть такая функция, как просмотр последних сообщений.

 Прошу!

 


14
Как все, наверное, помнят, в последнем вышедшем томе вместо внутренних картинок были цитаты из персонажей. Это же затевалось и сейчас, так что к каждой части "Рассвета"-4 были подобраны по десятку примерно цитат из героев. В результате оно сильно урезалось, а подборка осталась. И возникла мысль её показать. Так что, наверное, можно пока выкладывать их... ну, пусть будет из двух частей книги за раз.

Только вот подписи будут срезаны, так что говоривших можно угадывать :). Пока что вот первая порция, если окажется интересно, то будут следующие. Итак, кто говорит? Да, повторы говорящих, разумеется, есть.

(1) Некоторые дела можно хорошо и быстро сделать, только сказав неправду. Конечно, некоторые так не делают, и у них ничего не получается, тогда они начинают жаловаться и злиться.

(2) Перемирие с недобитым врагом полководцев не украшает, хуже только заискиванье перед подчиненными.

(3) Мы – последний резерв, а резервы при необходимости бросают в бой.

(4) Обменять карты, что сдал нам Леворукий, мы не можем, но мы можем изменить правила игры.

(5) Тот, кто все время обсуждает чужой разврат, особенно если незнаком с тем, про кого говорит, словно бы сам все это делает. Ну, или очень хочет сделать, а у него не получается.

(6) Нет ничего глупей отказа от святынь из-за того, что их пытаются присвоить негодяи.

(7) Белоглазые упиваются своей силой и чужими мучениями, значит, их самих надо истреблять, как бешеных собак – быстро, умело и равнодушно. Так равнодушно, чтобы ни одно выкрикнутое гадами оскорбление не получило ответа, c чумной дохлятиной не разговаривают, ее сбрасывают в яму с негашеной известью!

(8 ) Те, кто в самом деле не думает, ибо не способен, вечно намекают на глубины своих размышлений.

(9) Правда при должном применении всегда приносит ощутимую пользу.

(10) Когда любовь сталкивается с равнодушием, летят искры.

(11) Когда человек счастлив, он ничего по-настоящему не ненавидит и при этом не жаждет что-то прибавить к настоящему. Да, он может думать о новой лошади, если он конник, или об ожерелье, если речь идет о женщине, но без исступления. Пожалуй, было бы неплохо купить вот того мориска или унаследовать эти изумруды, но и без них придет утро и раскроются цветы...

(12) Верность традициям, она такая, сиди на крови, как жаба из басни на листе кувшинки, и гордись. Глубинами под жабьим задом.

(13) Корысть и желание сделать карьеру превозмогают порывы, идущие от души.

(14) Я не понимаю, как можно выйти замуж за мужчину, который до сих пор все делает, как велит мама. Наша кухарка говорит, что такой муж будет слушаться жену, и что главное уехать от свекрови подальше, но зачем держать рядом человека, который не понимает и не хочет понимать, когда ему нужно сменить рубашку, и так будет всегда. Лучше завести маленькую собачку и носить ее в лукошке, как это делают знатные дамы.

(15) Прощать через силу невозможно. Всё, на что мы в этом случае способны, это до определенной степени сдержать себя или собаку, если она у вас есть.


15

 А вот обещанный эпизод с Рупертом фок Фельсенбургом, первоисточник юноши бледного на обложке.

    …Толкнуть мориска коленом и вперед, навстречу четырем эскадронам. Те идут спокойной рысью, берегут силы для стремительного, всесокрушающего броска. Они еще не устали, не изорвались, не одурели от жажды и грохота, им хочется красоваться, ощущать себя отважными, победоносными, вылетевшими прямиком из саги. Ну так вот вам сага, жрите, не подавитесь!
    Поднять руку и раздельно, во всю силу легких – лишь бы слова разобрали:
    – Я, граф Руперт фок Фельсенбург, прямой потомок Торстена, напоминаю господам гвардейцам о принятом ими еще у Эзелхарда вызове. Я прошел схватку с одним и двумя противниками. Готовы ли трое из вас, как того требует честь истинного варита, исполнить обещанное и скрестить со мной клинки?
    Ветер подхватывает слова и бросает, будто перчатки, в гвардейские рожи. Очень кстати, да и стрелять против ветра уметь надо. Все сказано, теперь только ждать. Гады приближаются, а мы стоим с рукой на эфесе и смотрим, мы в своем праве, нам по древнему закону обещан бой, и неважно, что закон этот – саймурский. Невежда в своем невежестве нипочем не признается.
    Выгорит, или придется выкрикнуть что-то оскорбительное и положиться на Морока? Он-то унесет, а дальше?.. <……..>
    – Господа, надеюсь, все же вариты. Я жду!
    Идут, и, судя по всему, уже не остановятся. Пора убираться? Нет, еще два вдоха… И еще два...
    Молодцеватый гвардеец с полковничьей перевязью картинно осаживает коня и вскидывает руку в знакомом жесте «стой», а горн за его спиной подтверждает: «Остановиться. Ждать приказа». Неужели сработало?!
     Быстрый взгляд влево и вправо – так и есть, встают. С флангов съезжаются трое офицеров, надо думать, на совет, вот и совещайтесь, чем дольше, тем лучше, а мы изобразим статую непобедимого и неустрашимого героя. Хотя сердце колотится, да что там колотится – скачет…

    Ну, что решились, примут вызов? Или здравый смысл возобладает? Из стены всадников выдвигаются трое: двое гвардейцев и кирасир. Ура, попались! Молодцы… хоть и дураки!
    Руппи прищурился, разглядывая посланных Леворуким соперников – на вид не ветераны, но и не мальчишки, лошади хорошие, но не более того, в бою сегодня никто не побывал, все трое чисты и свежи. Кирасир для своего полка легковат, нарочно подбирали кого попроворнее? А вот жеребец у него – как положено, крупный и тяжелый.
    Трое противников съехались вместе на полпути, несколько шагов проскакали стремя в стремя, ясное дело – договаривались, что будут делать, и разделились. Кирасир – в центре, лейтенант-гвардеец держится у него за левым плечом, даже чуть приотстал, словно предлагая зайти именно отсюда, а второй гвардеец – теперь видно, капитан, и вроде бы даже лицо знакомое, в Эйнрехте виделись? – ушел сильно вправо. В спину, что ли собирается бить, когда с первыми двумя увязну?
Противники приближаются, и в душе стремительно разгорается смешанная с гадливостью злость. Точно, кто-то бесноватый! Что ж, значит, не уйдет ни один.
    Кто из них лучший, на глазок не понять, но одно несомненно: коня, равного Мороку, у китовников не найдется, и всех талантов потомка, как же его… Роньяски, они знать не могут. На этом и сыграем.
    Пора двигаться навстречу, сначала неторопливо, потом прибавляем. Ближе, ближе… Уже хорошо видны напряженные лица. Кирасир вытянул руку с клинком вперед, словно приглашая с ходу налететь на острие и разом покончить с делом, или… вызывая на нападение со стороны невооруженной руки. Заманчиво, только бок при этом попадет под удар лейтенанта.
Еще пара корпусов, их трое, ты – один, и лучше начать первым.
    – Ну, потомок, давай!
    Подчиняясь посылу, Морок бросается вперед длинным скачком, <……..>. Следующий прыжок выводит за плечо кирасира, но только – правое. Тот от неожиданности сразу и коня попытался развернуть, и закрыться, забросив клинок за спину – без толку! Нет, Руппи не рубил ни по каске, ни по защищенному наплечной пластиной плечу, а, пролетая мимо китовника, ткнул того под мышку, выше обреза кирасы. Неглубоко, иначе и без оружия можно остаться, не успеешь вырвать. Да и палаш – не шпага, колет хуже, но рука эйнрехтца дрогнула и опустилась.
    – Морок! – конь вскидывается, танцуя на задних ногах. Руппи еще успевает мельком взглянуть на растерявшегося лейтенанта – кирасир возвышается непробиваемым щитом как раз между ними – ну, прощай, мерзавец!
    Удар приходится по беззащитной, открытой шее. Мгновенное ощущение рассекаемой плоти – есть, теперь только гвардейцы.
    Это тоже непросто, но с выдержкой у лейтенанта оказалось плохо – ему бы дождаться напарника и начать атаку сообща, но нет, куда там! Налетел эдаким шквалом, со страшным замахом… Врешь ведь, колоть будешь!
    Дурак, видел же, на что способен Морок, что ж выводов не сделал? Замах, якобы неожиданно, переводится в укол, выпад стремителен, змея позавидует, но кошки порой ловят змей. Кошки могут прыгать, толкаясь всеми четырьмя лапами, Морок – тоже. Раз, и выпад впустую пронзает воздух. Два – перенеся вес на правое стремя и наклонившись, Фельсенбург опускает орденский клинок на вытянутую руку. Три – шпага гвардейца на земле, а сам он неверяще смотрит в глаза своей смерти. Остался один!
    Злобный лошадиный взвизг, мориск «клюет» головой и отбивает задом – за спиной слышится сразу ржанье и площадная брань. Подкрасться хотел? Ну-ну… Ударить в спину у капитана и так не получалось: Руппи о нем не забывал и повернуться бы успел, но Морок дает время приглядеться к оставшемуся врагу. А ты вблизи постарше – лет тридцать… Пара шрамов на хмуром лице, взгляд – как мушкетное дуло. И шпагу держит по Ринге, прямо продолжение руки! Понятно, ты самый опасный и должен был закончить бой, а первые двое – лишь отвлечь и связать.
    Ха, а ведь как быстро все получается… слишком быстро! Главное ведь не в том, чтобы троих белоглазых шугануть в Закат. Нужно тянуть время, так что больше не торопимся, тем паче с этим капитаном подобное чревато. С ним придется возиться, пока достанет сил…

Страницы: [1] 2 3 ... 6