Расширенный поиск  

Новости:

Для тем, посвященных экранизации "Отблесков Этерны", создан отдельный раздел - http://forum.kamsha.ru/index.php?board=56.0

Просмотр сообщений

В этом разделе можно просмотреть все сообщения, сделанные этим пользователем.

Темы - Эррор Ляпсус

Страницы: [1]
1
Наша проза / Сердце тьмы
« : 02 Сен, 2021, 23:38:43 »
Они черны, и до конца
Вонзятся в чёрные сердца,
Они без промаха летят
И никого не пощадят.


Роберт Луис Стивенсон «Чёрная стрела»

Всего час назад он спокойно завтракал. Десять минут назад напяливал этот дурацкий мундир. В нормальной комнате рядом с женой. Это был реальный мир с реальным будущим. И вдруг вернулась тьма, покрытая кровавыми пятнами ярости.

Терри Пратчетт "Пятый элефант"

Пролог.

1966 год, чиарско-конголезская граница

В соседней комнате о чём-то говорили. Даже по тем словам, которые Дейде слышал, было легко догадаться, о чём именно.
- Между двух огней…
Это о жандармах Юго-Восточной и силах ООН. Ни те, ни другие не будут рады встрече с отрядом Лин Гаро. Жандармы – это понятно, они сразу оружие пустят в ход. Удастся ли разойтись с ооновцами без стрельбы? Может, и удастся, да только те тут же шум на всю округу поднимут. А не удастся – так и хуже того, база «Кронос» совсем близко, французские парашютисты только и ждут повода. А стычка с войсками ООН – повод лучше не придумаешь. Да французы могут начать действовать и сами, как только услышат о появлении Лин Гаро, даже не дожидаясь, пока партизаны откроют стрельбу.
- Развилка… редколесье… как на ладони.
Ещё худший враг – авиация, а на базе «Кронос» – боевые самолёты. Если свернуть на юг, можно оказаться на равнине, совершенно беспомощными под ударами с воздуха. Тогда французам даже не понадобится высаживать десант на дороге. Или высадить уже потом – добить остатки отряда.
- Болото… где проводники… последние машины увязнут… и хуже того…
А вот на этих словах Дейде и впрямь пробрала дрожь, и отнюдь не из-за того, что ночь свежая. И даже не из-за того, что боеприпасы и остатки продовольствия придётся тащить на собственной спине, да ещё по болотам, где змеи с крокодилами, и омуты – только булькнешь. Ещё год назад он слышал, что в болотах Киргали объявились «люди-леопарды»… да и все, конечно, это слышали. Сам Дейде был готов идти за отцом хоть бы даже и «людям-леопардам» в пасть, а вот пойдут ли остальные? Один раз он уже видел мятеж партизан против собственного командира. Немного от этого командира осталось.
Впрочем, если по следам отряда и в самом деле идут десантники, вряд ли будет много недовольных. Или даже тех, кто рискнёт просто отстать и уйти, рискуя столкнуться с преследователями. Тут не поможет знание французского, бессмысленно бросать на землю оружие и кричать, что ты сдаёшься, так как разочаровался в партизанской жизни. Десантники из Легиона снимают оружие с убитых.
Голос из-за стены:
- Ещё час на отдых, и объявляйте подъём. Пойдём через болото, даже если проводники не придут.

1997 год, Республика Чиара

Молодой белый мужчина, лет двадцати пяти – двадцати семи, сошёл с корабля под либерийским флагом, укомплектованного украинским экипажем, утром, в один из августовских дней. В те дни, во Франсевилле, главном морском порту Чиары, большинство людей, во всяком случае, имевших достаточно средств для морского путешествия, скорее, стремились попасть на отходившие корабли, чем сойти с вновь прибывших на берег. Когда в порту становилось тише, а ветер дул с востока, можно было иногда различить отдельные выстрелы или автоматные очереди на окраинах. Кто в кого и почему стрелял, горожане, а, тем более, приезжие обычно были не в курсе, но эта стрельба в любом случае не предвещала ничего хорошего.
Потолкавшись в порту, молодой человек сначала пытался читать надписи на указателях, потом плюнул на это дело, тем более, что указателей было мало, и начал на чудовищном французском расспрашивать местных. Толку не выходило довольно долго, поскольку обычно оказывалось, что оба собеседника владеют языком примерно одинаково. В какой-то момент недопонимания выругавшись по-русски, он неожиданно привлёк к себе внимание чёрного мужчины лет сорока, одетого в драный комбинезон портового рабочего. Тот говорил по-русски существенно лучше, чем приезжий по-французски, и на радостях от нахлынувших воспоминаний об учёбе в Советском Союзе объяснил приезжему, как ему добраться до нужного места.
Нужным местом был небольшой аэропорт к югу от морского порта. Немного проблуждав по улицам, приезжий всё-таки нашёл дорогу и потопал по ней пешком. Когда он проходил группу одноэтажных строений на окраине, из какого-то двора вдруг с криками «Мзунгу!» выскочило несколько чернокожих юнцов с палками и здоровенными ножами в руках. Однако, когда приезжий в качестве ответного жеста вытащил пистолет, они поспешили свалить в ближайший переулок.
До аэропорта он добрался весь мокрый – мало того, что жара, так ещё и воздух влажный. Ворота в ограждающей аэропорт бетонной стене были заперты, заперта и сделанная в них металлическая калитка, на вид довольно новая, но уже покрывшаяся ржавчиной. Услышав, что за воротами кто-то есть, пришелец начал колотить в калитку кулаком, перемежая французские слова русскими ругательствами. Что из этого подействовало лучше, неизвестно, но, во всяком случае, на территорию аэропорта его через пару минут впустили.
Самолётов на полосе не было. Впустивший пришельца пожилой белый отвёл его в здание из некрашеных бетонных плит на краю поля, исполнявшее функции аэровокзала и гостиницы разом. Здесь было несколько белых и чёрных, пара человек понимала немного по-русски, по-французски понимали все. Объяснившись, кто ему нужен, пришелец выяснил, что его визави находится сейчас то ли в столице, то ли ещё дальше, но вечером туда вроде как должен лететь самолёт, если он, конечно, сначала оттуда прилетит, а потом экипаж рискнёт возвращаться. Ни то, ни другое не гарантировалось, поскольку актуальные политические новости час от часу становились всё мрачнее.
Немного вникнув в эти новости, пришелец поинтересовался, нет ли тут возможности приобрести оружие посерьёзнее ТТ, привезённого из Одессы. Оказалось, что возможность есть. Один из чёрных притащил М-16 и пару «калашниковых». Американскую винтовку гость сразу отложил в сторону: когда-то неплохое оружие пришло в ужасное состояние из-за отсутствия ухода. «Калаши» он повертел в руках, пробормотал «китайские», и что-то ещё по-русски. После чего спросил, есть ли что-то ещё.
Вечером он садился в самолёт с карабином СКС советской сборки на плече, десятком обойм к нему и парой ручных гранат французского производства в сумке. В столицу летели по разным делам ещё несколько человек и, скинувшись, они-таки убедили лётчиков совершить ещё один перелёт. А, может, лётчики просто побоялись отказывать: все пассажиры были вооружены.
В журнале, где регистрировались пассажиры, пришелец плохо пишущей ручкой накарябал латинскими буквами имя и фамилию – Andrey Orlov. Было ли это его настоящим именем, никто не интересовался, и никаких документов, естественно, не проверял.

2001 год, Африканская Республика Чиара

Броневик вышиб ворота и заглох посреди двора. Потом развернул башню — к счастью, она поворачивалась вручную — и окатил свинцом окна дома. Продолжая плеваться огнём, снёс пытавшегося перебежать по веранде охранника и напоследок, на всякий случай, прошил очередями сарай в углу двора. Позади машины тем временем во двор ворвались люди в зелёной пятнистой форме, и пулемёт замолчал, чтобы не зацепить своих. В краткий миг тишины откуда-то слева от ворот хлопнул дробовик, один из нападавших, ругаясь по-французски и на киньяруанда, повалился на землю, остальные тут же разнесли окно, из которого ударил выстрел, автоматным огнём. Больше сопротивления не было, раздалось лишь несколько выстрелов, которыми нападающие добивали раненых.
В дальней комнате включили свет. Как ни странно, электричество работало, и при свете стало ясно, что один из ворвавшихся в дом солдат, среднего роста худой мужик лет тридцати, был белым. Он потопал по полу, нагнулся, отодрал неожиданно легко отошедшую деревяшку. Под ней была заровненная с полом ручка люка.
- Проверить, - приказал он на ломаном французском. Сам тем временем вышел в коридор, вернулся ко входу и выглянул во двор.
- Куда ранение? - крикнул он собравшимся у броневика людям. Кто-то сказал что-то на лангезе, потом послышался ещё сильнее, чем у белого, исковерканный французский:
- Бедро снаружи. Артерия цела.
Позади послышался шум. Двое чернокожих солдат тащили чёрного мужчину лет пятидесяти. Он опирался на плечи бойцов — оба были ниже его — и пытался переставлять ноги, но получалось это у него неважно.
- Андре… - пробормотал он, увидев белого.
- Вроде цел, - сообщил один из солдат. - Побит только.
- Господин президент, - сказал белый. - Вам нужно немедленно возвращаться в столицу.
- Какого… - ошеломление освобождённого пленника явно преодолело боль от ранений и побоев.
- Простите, господин Лин Гаро. Ваш отец убит. Думаю, сейчас не время для формальностей по юридической части. Генерал Ангоро на нашей стороне, остальные… думаю, они тоже хотят жить. Мы считаем, что вы – президент Чиары. 

2
Наша проза / Свет, Тьма и Пламя
« : 02 Мая, 2021, 20:48:18 »
Автор идеи - Наталья Холмогорова.
Автор текста - ваш покорный слуга.

Выкладываться будет по мере написания.

Часть 1

Здесь непонятно где лицо, а где рыло,
И непонятно где пряник, где плеть.
Здесь в сено не втыкаются вилы,
А рыба проходит сквозь сеть.
И неясно где море, где суша,
Где золото, а где медь,
Что построить и что разрушить,
И кому, и зачем здесь петь.

Нам с тобой голубых небес навес,
Нам с тобой станет лес
Глухой стеной,
Нам с тобой из заплёванных
Колодцев не пить,
План такой нам с тобой.

Здесь камни похожи на мыло,
А сталь похожа на жесть,
И слабость, как сила,
И правда, как лесть.
И неясно где мешок, а где шило,
И неясно где обида, где месть,
И мне не нравилось то, что здесь было,
И мне не нравится то, что здесь есть.

Нам с тобой голубых небес навес,
Нам с тобой станет лес
Глухой стеной,
Нам с тобой из заплёванных
Колодцев не пить,
План такой нам с тобой.
Чёрная ночь да в реке вода,
Нам с тобой и беда станет не беда,
Уезжай, эх, была не была, прости и прощай,
План такой нам с тобой.


Виктор Цой.

И когда вы простираете руки ваши, Я закрываю от вас очи Мои; и когда вы умножаете моления ваши, Я не слышу: ваши руки полны крови.

Исаия, 1:15

Пролог

Тайлас сделался главным портом Биамбрии ещё во времена имперского завоевания, и, один из немногих городов, до сих пор сохранил эрвионское название. Название столицы, Королевского Керка, тоже происходило от эрвионского слова «церкас» – ограждённое или укреплённое пространство, обычное наименование пограничного форта – но это уже мало кто помнил. Рандверские пираты – даже сейчас не подарок, а триста лет назад, когда столицей сделался Керк, и, собственно, стал Королевским, это была сущая напасть. Потому короли из династии Вепря и предпочитали крепость, основанную за линией порогов и недоступную для нападения с моря. Тайлас жгли, восстанавливали, укрепляли получше, снова жгли – и враги, и свои, во время войны Орлов с Единорогами. При короле Хенрике он снова вырос и окреп, даже сравнительно мало пострадал во время последней из битв гражданской войны. А сейчас, после ужасной гибели Королевского Керка, по сути, и вовсе стал новой столицей. Хотя короля в этой столице до сих пор не было. Власть над центральными графствами страны принадлежала лорду-протектору.
Ларенц начал служить оруженосцем лорда Эдрика, когда ему исполнилось пятнадцать, и первой его битвой стало сражение, в котором Хенрик, тогда ещё не король, вместе с союзниками из «лесной армии» Шеммонда и Арвирага, сокрушил главные силы Орлов. А несколько дней спустя последовала новая битва – со вчерашними союзниками. То ли «лесники» вознамерились на полном серьёзе, истребив остатки знати, создать свою «возрождённую Биамбрию», то ли ещё какая-то кошка пробежала между Хенриком и его сподвижниками. Во всяком случае, уцелевшие сторонники Шеммонда обвиняли тогда ещё не короля в убийстве своего вождя. Якобы именно это и послужило причиной их нападения на армию Хенрика.
В те времена и долго ещё после этого Ларенц не был допущен к государственным тайнам, за что не предъявлял ни богам, ни судьбе никаких претензий. От политики разило кровью сильнее, чем от свежей раны, а дерьмом – хуже, чем из солдатского нужника.
Но за последний год именно политикой ему пришлось заниматься больше, чем за всю предыдущую жизнь. И то, что тайласский порт сегодня принимал новых и очень важных гостей, было неотъемлемой частью его нынешней сногсшибательной карьеры, чтоб ей в Бездну провалиться.

Сказать, что приказ лорда-протектора встретить в тайласском порту двух следователей ордена Света и обеспечить их охрану на всё время пребывания в Биамбрии, удивил Ларенца – это значит ничего не сказать. Вообще говоря, Ларенц собирался съездить в родовое имение и посмотреть, как сестра управляется там в одиночку. К летнему солнцестоянию стычки с остатками «лесников» и «орлов» почти сошли на нет, остатки мятежников растворились где-то в глуши, а следить за порядком на восточном побережье и без Ларенца было кому. Как ни ужасна была Огненная Ночь, одну услугу сторонникам Хенрика она оказала: главные силы победителей при без следа сгинули в неистовом пламени, охватившем столицу. Так что теперь даже с оставшимися силам лорд Эдрик, последний из генералов короля Хенрика мог удерживать центральные графства и понемногу приводить в повиновение прочие земли острова.
И как раз именно про Огненную Ночь лорд-протектор напомнил Лоренцу, объясняя своё решение, явно принятое скрепя сердце. Даже при династии Вепрей, находившейся во вполне приличных отношениях со служителями Света, орденских следователей в страну не пускали. И уж тем более не настроен был видеть их у себя Хенрик в немногие относительно спокойные годы своего правления. А во время войны с Орлами до и после этого всем попросту было не до того.
- Я не могу спокойно сидеть в Тайласе, когда у меня в полудне пути – развалины столицы, разрушенной демон знает чем, где люди до сих пор теряют сознание или сходят с ума. Если маги Хенрика что-то и знали, так они сгинули ещё до Тайласской битвы. Орден Огня по этому поводу как воды в рот набрал. Я про магию знаю только то, что она есть, но я никогда не слышал о таких разрушениях, даже в Старом Эрвионе во время вторжения демонов. Даже огненная буря на Пепельном Поле и то едва ли потянула бы на одну десятую Огненной Ночи… и на Пепельном поле люди с ума не сходят, если только это не вдовы погибших. Кто-то должен разобраться, что там случилось и что будет дальше, а у нас некому.
- Но служитель Света… да ещё из следовательской службы…
- Двое служителей. Старший – брат Хоннер, как младшего зовут, не помню. Я бы не пригласил кого попало, и, если уж на то пошло, то даже теперь не пригласил бы оттуда никого… Но… ты помнишь, когда скончались прошлый глава ордена Света и император Нойман Второй?
- В прошлом году, почти одновременно… нам тогда было не до того, - Ларенц осёкся.
- Не просто «почти одновременно», - кивнул Эдрик. – В те же самые часы, когда у нас тут была Огненная Ночь, архипастырь скончался от сердечного приступа, а императора хватил удар, от которого он помер на следующий день. Если эта парочка не стояла за высадкой Гвидерия, то я ничего не смыслю в политике. Оба они владели Мысленной Нитью.
- И когда случилась Огненная Ночь, они могли это узнать сразу. А заодно увидеть, услышать или почувствовать что-то, от чего старому человеку нетрудно и помереть, - Ларенца передёрнуло. – Неужели именно орден допрыгался-таки?
- Может, и так. Они до сих пор не избрали нового архипастыря, есть только местоблюститель. Там идёт внутреннее расследование, и, похоже, как раз брат Хоннер на самом его острие. Я не очень много о нём знаю, но, похоже, это не тот человек, который будет расследование топить. Скорее, как раз, будет толкать его вперёд до упора. В общем, они хотят знать, что у нас здесь было, и как в этом замешана верхушка их ордена. И я хочу знать то же самое. Так что отправляйся в гавань встречать Хоннера и этого… Альмира, вспомнил… они должны прибыть с вечерним приливом.

- Ну, наконец-то, - Хоннер с явным облегчением смотрел на близкую уже пристань, к которой подходил «Чёрный лебедь». Как убедился Альмир, когда два дня назад их застал шторм, от морской болезни никакие известные его старшему товарищу чары не помогали. Сам он от качки не страдал, сколько себя помнил – ещё в детстве ходил с дядей в море, да и родители когда-то отвозили его морем в окрестности Глейта не в самую спокойную погоду. Сытые по горло внутренней войной, они покинули Биамбрию, когда Альмиру едва исполнилось шесть, и отправились на континент к родственникам, переселившимся туде несколькими годами ранее. Увы, от судьбы не уйдёшь – на новом месте они занялись прежним рыбацким промыслом, и погибли во время внезапно налетевшей бури три года спустя. Альмир какое-то время жил у дяди, потом на смышлёного подростка обратил внимание проезжий служитель Света… За все прошедшие годы особенного желания вернуться на родину предков у Альмира не возникало – хватало иных мыслей, забот и стремлений. А вот надо же, вернулся.
Он помнил какие-то портовые улочки, лодки, пристани, иногда что-то похожее ему снилось – но были это сохранившиеся воспоминания детства или сонная муть, он и сам не знал. Вид тайласской пристани, от которой его родители когда-то отплыли, покидая родину навсегда, не будил никаких конкретных воспоминаний. Впрочем, глейтский порт был похож – всё это могло смешаться в памяти – да и уплывали они отсюда ночью. А сейчас был ещё ранний вечер, совсем светло, солнце не опустилось за береговую линию и крепостные стены. 
- До весны мы здесь точно застрянем, - заметил Альмир, оглядываясь на море. - Позавчерашний шторм – первая ласточка осенних штормов.
- Сейчас я был бы рад и подольше пробыть на твёрдой земле, - Хоннер усмехнулся. - Говорят, какой-то древний мудрец поделил людей на живых, мёртвых и путешествующих по морю. Позавчера я проникся его правотой, причём, ощущал себя ближе к тому краю.
- Но ты же раньше плавал по Восточному Морю? В Югеррат, а то и дальше…
- И никогда мне это не нравилось. Всегда предпочитал, если есть возможность, путешествовать по суше.
- А проторчать мы здесь можем и дольше, - добавил Хоннер по Мысленной Нити, - Я был в Биамбрии последний раз давно, вскоре после коронации Хенрика, и уже тогда было ясно, что здесь всё сложно… Как и везде, впрочем.
Кажется, он хотел добавить ещё что-то, не предназначенное для ушей посторонних, но их отвлекли. Кто-то из матросов запел по-биамбрийски. Альмир прислушался. Песня была знакомой, её он слышал на материке от беглецов с острова. Среди сторонников принца Гвидерия это был чуть ли не гимн…
- Кровавый Хенрик, властолюбья полон,
Презрев людской и божеский закон,
Обрёк на смерть наследника престола,
И сам был королём провозглашён…   
- Надеюсь, он не запоёт это в порту, - хмыкнул Альмир. - Эдрик и его люди, всё-таки, были сторонниками Хенрика.
- Лорд Эдрик объявил амнистию всем, кто сложит оружие и признает его власть, независимо от того, на чьей стороне они сражались, - напомнил Хоннер.
- Будем надеяться, не с той же целью, как Рикар Последний, - смотри-ка, подумал про себя Альмир, а я кое-то запомнил за последние месяцы о Биамбрии. До знакомства с Хоннером события на острове его не интересовали. Тем более, что год с лишним перед тем у него хватало своих забот.
- Рикар Седьмой своей подлостью погубил себя, династию и вверг страну в тридцатилетнюю гражданскую войну.
А вот такое от высокопоставленного служителя Ордена не каждый день услышишь, невольно усмехнулся Альмир. Кажется, тогдашний приор Биамбрии – это был единственный «большой человек» в стране, с которым у последнего короля-Вепря сохранились хорошие отношения. «И умерли в один день…»
- Зато был очень благочестив…   
- Вот именно, - негромко ответил Хоннер. - Неудивительно, что до сих пор в Биамбрии многие наш Орден не любят.

Каковы из себя следователи Ордена, Ларенц никак не представлял. Не до того было, чтобы представлять. Успел как раз добраться до порта, вызвав к себе людей понадёжнее, и расставить их не только на виду. А уж обещанный аббатом Форгелем орденский дом пришлось осматривать помощнику – сам не успевал. Будем надеяться, хотя бы по части размещения гостей сюрпризов не будет. И сами они никаких сюрпризов хотя бы в первый вечер не устроят.
Двое мужчин в дорожных серых плащах, спускающихся на причал, на первый взгляд неопытного человека сошли бы, пожалуй, за купца с телохранителем. Старший был среднего возраста, лет на десять старше Ларенца и на столько же примерно младше лорда Эдрика. Чёрные волосы, уже изрядно пробитые сединой, чёрные глаза – уроженец материка, из центральных областей империи. Его спутник был на полголовы выше, младше Ларенца лет на шесть-семь, и натуральный биамбриец видом. Очень может быть, что и впрямь он или его предки родом отсюда – немало народу, особенно с восточного побережья, за время войны бежало на материк. Но в свои двадцать три – двадцать четыре года младший из следователей смотрелся и смотрел как опытный воин, и у Ларенца мурашки побежали по спине. Это, почти наверняка был воин подобный не Ларенцу, а, скорее, низкородному наёмнику Скрейпу из приближённых лорда Эдрика. Когда-то Эдрик вполне откровенно объяснил Ларенцу, зачем такие люди нужны: «Скрейп нужен мне для козней и убийств». А кто в Ордене Света занимается такими делами? В общем-то, известно кто.
Ларенц похвалил себя за предосторожность с расстановкой людей и подумал, что завтра, когда у лорда-протектора назначена встреча с приезжими, дополнительные предосторожности тоже лишними не будут. Надеясь, что его не очень перекосило, он шагнул навстречу приезжим и сдержанно поклонился:
- Благочестивый брат Хоннер, благочестивый брат Альмир, приветствую вас на земле Биамбрии от имени лорд-протектора.
- Просто брат Альмир. Можно даже просто Альмир, - заметил младший, так же церемонно поклонившись в ответ. Как перед поединком. - Я не служитель. 
- Брат Альмир из мирского братства Ордена, - пояснил старший.
«Альмир из… откуда-нибудь» – добавил бы к своему имени при знакомстве рыцарь или хотя бы облечённый личным дворянством воин. Простолюдин, практически прямо говорящий, что он простолюдин.
«Никогда раньше не видел священного ассасина, во всяком случае, такого, что не скрывается», – подумал Ларенц, и под благословение к благочестивому брату Хоннеру не подошёл.
- Благочестивый аббат Форгель, местоблюститель приора Биамбрии, просил меня передать, что вы можете остановиться в доме Ордена, у северных ворот, - ну, положим, передал он это лорду Эдрику, но вряд ли такие подробности интересуют приезжих. Хотя… кто их там знает, чем они заинтересуются? И при обычном расследовании какого только дерьма ни всплывает, а уж при орденском… - Позвольте мне проводить вас. Вы ездите верхом?
- Конечно, - кивнул брат Хоннер. У Альмира можно было не спрашивать.
- Тэур, лошадей.
Как будто за последний год и без того было мало забот на мою голову…       

Ларенц провёл гостей из Ордена в дом – показать комнаты, заодно и посмотреть, как те будут устраиваться. Может, заодно получится и что-то дополнительно узнать о приезжих. О наблюдении за домом он уже распорядился, но говорить гостям, конечно, не собирался.
Брат Хоннер при виде кресла тут же с заметным облегчением сел, даже не раздеваясь. Может и впрямь не хотел что-то из вещей показывать. А вот младший, Альмир, как выражаются в Рандвере, «прыгал в глаза». Плащ он сбросил сразу, не скрывая ремней с ножнами под ним. Ну, вот прямо если бы какой-то актёр собрался «священного ассасина» играть – чехлы с метательными ножами на самом видном месте. А в качестве ручного оружия не короткий разбойничий меч, как предположил было Ларенц, а два длинных слегка изогнутых ножа в красиво отделанных ножнах, с узорчатыми костяными рукоятками. Такие ножи Ларенц уже видел – к счастью, издалека.
Два клинка из альвийской стали, для которых надетая на Ларенце дорогая мелкотканая  кольчуга – всё равно что шерстяная накидка. Да и тяжёлый панцирь – не боги весть какая защита. Таким оружием сражалась Рассвет, дочь Шеммонда, Кователя Смуты. Правда, кажется, у неё клинки были изогнуты наружу, а не внутрь. И хотя её отец был прославленным оружейником ещё до того, как прославился в качестве предводителя «лесников», вряд ли он выковал дочери это оружие. Делали его давно, не человеческие руки и не для людей.
«Даже если к моему возвращению лорд-протектор ляжет спать, я его разбужу», - зло подумал Ларенц. - «Кого мы, мрак побери, пригласили сюда?»
Старший из следователей хмуро покосился на младшего товарища, тот сделал виноватое лицо и отступил к стене – дескать, не хотел пугать, простите. А, может, и совсем обратное имел в виду: вы думаете, что если мы найдём что-то не нравящееся Ордену, ваши люди вас защитят?
Посмотрим, подумал Ларенц. Может, и защитят. Даже маги Ордена и «священные ассасины» не бессмертны. И не всемогущи, как бы ни хотел Орден Света произвести обратное впечатление.
- Благочестивый аббат Форгель прибудет в город завтра или послезавтра, - сказал он вслух. - Я оставлю двух своих людей внизу, если что – зовите, ко мне надо послать или по какому-другому делу. Слуги здесь, насколько я знаю, вполне толковые и не болтливы. Лорд-протектор примет вас завтра.
- Передайте лорду-протектору нашу благодарность за гостеприимство, - вежливо ответил старший следователь. - Пока что у меня один вопрос.
- Слушаю вас, благочестивый брат.
- Есть ли в городе свидетели Огненной Ночи из числа знатных или грамотных людей?
- Думаю, да… Да, точно есть, - Ларенц вспомнил Седрика, столичного писца, с которым был знаком ещё лет десять назад. После Огненной Ночи Седрик поседел, но здравый рассудок, насколько можно судить, вполне сохранил.
- Я бы хотел поговорить с одним-двумя после встречи с лордом-протектором.
Ни «если можно», ни «если удобно» орденский следователь не добавил. Ну, понятное дело – ему удобно, а удобно ли остальным – это дело десятое.

Альмир вышел на улицу попрощаться с рыцарем, а заодно оглядеться. Возвращаясь, не сразу зашёл в дом, прошёлся по заднему двору, посмотрел на стены окрестных домов. В целом, конечно, в городе плохо то, что дома натыканы вплотную друг к другу, через улицу камень проще не перебросить, а уронить. Да ещё каждый день куча народу туда-сюда шастает. Может, лучше в какой-нибудь загородный монастырь потом переселиться, есть же тут, наверное, такой, ещё и столица недалеко… была… от мысли снова жить в орденском монастыре передёрнуло, но неприятность – неприятностью, а безопасность – безопасностью. Правда, что ещё по этому поводу Хоннер скажет.
Хоннер, как оказалось, так и сидел с полузакрытыми глазами в кресле – не исключено, что его после путешествия по морю до сих пор покачивало даже в неподвижном положении.
- Капитул утвердил аббата Форгеля приором Биамбрии, - сообщил Хоннер. А, значит, по «мысленной нити» с кем-то общался. - Надо будет его обрадовать.
Интересно, есть у этих стен уши? Пока вроде не похоже, а на ночь глядя что-то уже и самого в сон тянет, и тратить силы на беседу по «нити» неохота. Да и вряд ли Хоннер, многоопытный следователь, станет зря трепаться про особо секретные вещи.
- Интересно, что по этому поводу здешний лорд-протектор думает? - у Альмира как-то это выговорилось быстрее, чем он сообразил, что лорда Эдрика и впрямь могли поставить в известность тоже сегодня – с кем-то на материке у него был мысленный контакт, о визите Хоннера договаривались не послы.
- Завтра узнаем, - зевнул Хоннер. - Как тебе дом?
- В загородном было бы легче охраняться.
- Загородный тоже понадобится, - кивнул следователь. - Я воочию, конечно, не видел, что там, в Королевском Керке, теперь… да и на Пепельное Поле надо бы съездить. Но если и впрямь прорыв Хаоса был, нам желательно будет после этого отсиживаться где-то в уединённом месте несколько дней, в себя приходить и следить за собой.
- Я ничего не знаю о прорывах Хаоса.
- Да толком-то никто не знает, - пожал плечами Хоннер. - И я тоже так, из общих соображений говорю. Последний прорыв Хаоса, сопоставимый с Огненной Ночью, даже покруче, во времена Великой Битвы был. Из-за чего он случился, кто и как его тогда остановил – тысяча легенд, и почти все бредовые. Тогда на месте и Старого-то Эрвиона глухой лес был, вся цивилизованная жизнь далеко на востоке шла. От той эпохи Книга Даррана осталась, в очень разных версиях, я знаю шесть, и ещё несколько манускриптов про свершения давно забытых государей. 
- Может, альвы или к'лорны что-то помнят? - йенгартов к ночи Альмир решил не поминать. Хотя один из них как раз тут и засветился, и засветился будь здоров.
- Может, и помнят. Только они, в основном, не рвутся с людьми говорить. Я бы на их месте, учитывая историю отношений, тоже не рвался. Я ещё полгода назад попросил одного знакомого на востоке разузнать что можно про древние народы именно по части их отношений с Пламенем Хаоса. Пока глухо. Дело это долгое и небезопасное.
Альмир зажёг свечу, покосился на неё… ладно, чего уж там… да и суеверие – хуже, чем дурные приметы.
- У нас, на западе, кроме людей, с Пламенем Хаоса известно кто знается, - всё-таки, не стал поминать вслух. Хоннер тоже к этому нежеланию снизошёл:
- Известно. По этому поводу я тоже выяснял. Не знают они… ну, те, кого я спрашивал. В смысле, знают то же, что и мы – наверное, был прорыв. Из-за чего, почему, как их собратья по Огню в этом замешаны, неизвестно, почему прорыв почти сразу заглох и не распространился, неизвестно тоже.
Да, вроде уже почти год знакомы, а ошарашить Хоннер всё ещё умудряется. Это он, значит, лично что-то у демонов узнавал. А поскольку в Рифос он за этот год не ездил, значит с кем-то у него там «мысленная нить» протянута.
Пожалуй, с новыми мыслями и известиями лучше как следует переспать, а обдумывать их уже на свежую голову.
- Защиту будем ставить? - только и поинтересовался Альмир.
- Нет, - махнул Хоннер рукой. - Силы нам ещё пригодятся, вряд ли нас захотят уже сегодня убить. 

Тайлас был самой удобной гаванью в окрестностях, но, конечно, добраться до берега можно было не только там, особенно, если корабль небольшой. Погода к ночи испортилась, и какой-нибудь контрабандист вряд ли рискнул бы в темноте приближаться к берегу здесь. Скалы довольно заметные, но это они днём заметные… ночью же… Те, кого он ждал, ночью видели как днём, в некотором смысле даже лучше.
Сам он последний год избегал дневного света – слишком ослабел; даже в пасмурный день свет неяркого зимнего солнца причинял ему боль. Он и так-то чудом уцелел – сначала лишился Силы, потом потерял ученика. Его слуг перебили слуги врага. Одно время казалось, что он почти лишился рассудка – целые недели просто выпали из памяти, от других остались какие-то клочья. Из замка пришлось уходить, пришлось охотиться в ночи как в старые времена, только рискуя гораздо больше, так как полагаться теперь он мог лишь на телесную силу и быстроту. Ну, и на ночное зрение – хоть что-то сохранилось. Сохранилась и способность поддерживать «мысленную нить» – хотя именно эта способность чуть не убила его в Ночь Пламени.
- Мы подходим к берегу у раздвоенной скалы, ты здесь?
- Да, я на возвышенности. Вокруг всё спокойно, людей нет.

Нет худа без добра. После всего случившегося у лорда-протектора слишком мало людей, чтобы ещё и береговые патрули держать. А контрабандисты, которым сейчас раздолье, пристают к северу отсюда. Главное, успеть за ночь покинуть окрестности Тайласа, чтобы со случайными людьми не столкнуться… Впрочем… Вэйала не утратила Силу, она, как очутится на берегу, будет замечать приближение человека куда раньше его самого, даже днём.
Нет добра без худа. Как встречать собратьев и сестёр по ордену, которых не видел столетиями, он не очень себе представлял. Одно дело, если бы принимал их пару лет назад в своём замке, совсем другое – когда на берегу встречает лишившийся почти всех способностей, и чуть не лишившийся жизни беглец.
К счастью, Вэйала, спрыгнув на берег, не проявила стремления тратить время на этикет. Приближённых она представлять тоже не стала – он и так знал, кто прибудет вместе с ней.
- Здесь есть места, где можно идти днём, не рискуя встретить людей?
- Есть, но я сейчас не в форме, - поморщившись, напомнил он.
- Я накину на нас «чёрную вуаль», - пообещала Вэйала. Да, это у неё и раньше неплохо получалось. А он и забыл. - Доберемся до убежища, тогда уже и отдохнём. А пока, по дороге, расскажешь, что тут важного. Можешь прямо сейчас начинать.
Они уже шли по почти заросшей тропе, виляющей среди отрогов прибрежного утёса. Никто не спотыкался. Судя по тому, что Вэйала не напрягалась с «мысленной нитью», людей поблизости не было. Впрочем, ночью человеческий глаз вряд ли разглядел бы несколько стремительно и почти бесшумно движущихся фигур в чёрных плащах даже вблизи.
- Ну так что у нас тут самое интересное?
- Королевская кровь.

3
В своё время до меня как-то внезапно дошло (хотя там это прямым текстом говорилось), что многие герои цикла Санина "Трудно отпускает Антарктида" - участники войны. Не участвовали в ней по возрасту те, кто младше - Филатов, Бармин - а уже Семёнов и Гаранин - фронтовики, хоть и юные в те годы. А те, кто старше - Пухов или Нетудыхата - застали войну уже во вполне зрелом по тем временам возрасте, лет под тридцать.
Проходная фраза про Пухова - "всю войну провёл в морской пехоте, награждён двумя орденами и был трижды ранен" - у меня недавно совместилась в голове с книгой Вячеслава Мосунова и Валерия Шагина "Шлиссельбургский десант" и лекциями Мирослава Морозова про войну на Балтике. Я, честно сказать, не помню, упоминалось ли в книге, где именно Пухов был морпехом. Но если на Балтике - удивляет разве то, что он остался жив. И уже ничуть не удивляет ни общий мрачный взгляд на жизнь, ни, мягко говоря, нелюбовь к начальству.

4
История / Чернобыль
« : 27 Апр, 2021, 18:45:07 »
Да, взрыв реактора произошёл из-за «человеческого фактора».

Если под человеческим фактором иметь в виду промахи эксплуатационщиков - вообще говоря, спорно. Хотя, если косяки конструкторов реактора тоже считать "человеческим фактором"...

Цитировать
Или откровенная по сути фарцовка. Чуть ли не под крышей самой АЭС. Вот ржут сейчас небось ветераны КГБ с ОБХСС.

Вот чтобы именно фарцовка, навскидку не помню. Но если уж незаконные валютные операции КГБ фиксировались, то почему и фарцовке не быть? (ряд сотрудников и общался с жителями зарубежных стран, и переписка велась, и поставки оборудования из-за границы были, и даже граждане зарубежных стран станцию посещали). А уж вещи вроде хищений и липовых нарядов тем более имели место - как практически на любом крупном хозяйственном объекте.

5
Кубло Змея / Всякая всячина - II
« : 09 Апр, 2021, 11:48:49 »
В Кирове в магазин пришёл покупатель без штанов
https://vgorodekirove.ru/news/v-kirove-v-magazin-prishel-pokupatel-bez-shtanov

6
Кубло Змея / Безумные сны - II
« : 02 Мар, 2021, 13:05:54 »
Мне приснилось, как эра Змея исключают из какой-то православно-патриотической организации :)

У меня во сне есть такое место - "сновидческий город", с повторяющимися в разных снах местами. Довольно долго это был в основном видоизменённый Киров, но последние годы туда (на расстоянии пешеходной ходьбы) добавились некоторые места из Питера и окрестностей, а также почему-то Бишкека (где я был в сознательном возрасте всего пару раз, и последний раз в 1991 году).
И вот в одном из регулярно снящихся мне районов я забрёл в офис какой-то патриотической организации на первом этаже обычного жилого дома. Раньше мне он вроде не снился, но во сне было чувство, что я там прежде бывал. Офис, похоже, был из нескольких соединённых вместе квартир - зигзагообразный коридор с комнатами по обе стороны. В прихожей на стене висела куча икон.
Я прошёл в комнату, в которой сидели двое сотрудников организации - мужчина средних лет и молодая женщина. Обсуждали, что Змей совсем зарвался, и надо его из организации исключить и потребовать от кого-то исключить ещё откуда-то. Даже составляли листовку на глянцевом листке вроде тех, которые используются для рекламы - как раз с требованием исключения.

7
Спорт и около / Битва на Неве
« : 11 Июл, 2019, 15:54:30 »
13 - 14 июля в Санкт-Петербурге у Петропавловской крепости пройдёт фестиваль исторической реконструкции "Битва на Неве":
http://doblestvekov.ru/events/bitva-na-neve/

В течение двух дней в историческом центре Санкт-Петербурга будет царить эпоха рыцарского Средневековья. Гордые и обученные кони, статные и величавые рыцари в доспехах, романтичные и верные оруженосцы, прекрасные дамы в парче и шелках, крикливые и озорные шуты – все это неотъемлемые детали истинного турнира по мотивам 15 века. Добавьте к этому богатую историческую ярмарку, ремесленников и мастеров, что на ваших глазах создают шедевры, истинную средневековую музыку в исполнении менестрелей нашего времени, и вы получите атмосферу настоящего праздника минувших времен.
В рамках мероприятия ежегодно традиционно проводятся несколько крупнейших турниров: состязания конных и пеших рыцарей, командные сражения по историческому средневековому бою, в которых примут участие сильнейшие клубы страны, зарубежья, а также представители национальной сборной в статусе мировых чемпионов по результатам международного чемпионата «Битва Наций».

8
Кино и театр / Наше старое кино - II
« : 07 Сен, 2018, 15:41:19 »
Спросонья пригрезилась история по мотивам одного известного фильма :) Думал, куда поместить, наверное, сюда.

Услышал Чёрный Абдулла, что у русских революция началась и богатых грабят. Собрал он своих людей, приехал к одному баю, отобрал у него деньги и жён. Приехал к другому, тоже отобрал деньги и жён. А на остальных баев контрибуцию наложил. Только он не знал, что это контрибуция, и поэтому просто деньги с них брал. Баи рассердились и испугались.

Потом из Астрахани пришёл Рахимов, а с ним русский пулемётчик с пулемётом и мандат на русском языке. Он тоже на баев контрибуцию наложил. Баи ещё больше рассердились, а главное испугались мандата. Пришли они к Абдулле и сказали: "Мы лучше тебе деньги давать будем, только ты убей Рахимова и его людей. И главное, мандатов не пиши". Абдулла сказал им: "Мандатов я писать не буду, потому что писать не умею, а Рахимова и его людей убью".

Встретились люди Чёрного Абдуллы и люди Рахимова, начался бой. Но тут стал стрелять русский пулемётчик и люди Абдуллы испугались. Решил тогда Чёрный Абдулла убить пулемётчика, а потом уже убить Рахимова. Подскакал он к пулемётчику, а у того как раз пулемёт заело. Абдулла выхватил шашку и русского пулемётчика зарубил. Люди Рахимова испугались и собрались бежать. Но Рахимов прицелился из винтовки и попал в Абдуллу, ранил его. Люди Абдуллы своего вождя подобрали и унесли, а сами отступили.

С той поры началась у Рахимова с Чёрным Абдуллой война. Но трудно было с Чёрным Абдуллой сладить, потому что пулемёт у Рахимова больше не работал, а как его чинить, никто после гибели русского пулемётчка не знал.

9
История / Разные дни войны
« : 27 Дек, 2017, 15:20:25 »
Общая идея - помещать сюда описание различных событий из истории Великой Отечественной войны. Интересные факты, ссылки, документы и т.д.

10
Бойко-Великий, оказывается, ещё и по катарам специалист! :) (ну, и традиционные ценности в опасности от трубадуров, конечно)

Зачем поклонники трубадуров и тамплиеров хотели играть и петь в Соборах Московского Кремля?
http://zavtra.ru/blogs/zachem_poklonniki_trubadurov_i_tamplierov_hoteli_igrat_i_pet_v_soborah_moskovskogo_kremlya

В ходе альбигойских крестовых походов, катарская ересь на юге Франции совместными усилиями Короля Филиппа II и Папы Римского, а также короля Людовика VIII, отца Людовика Святого,в первой половине XIII века была разгромлена, а катары были физически истреблены. Такое жестокое отношение к еретикам было связано не только с разрушительной их силойв отношении французского государства и католической веры, но и с подлым поведениемсамих катаров. В соответствии с их религией, им позволялось лгать и обманывать без зазрения совести, что в средние века в христианском мире принято не было. То есть, попавшись, еретик свободно отрекался от своих взглядов, приносил как бы покаяние и получал прощение от Королевских властей или от Папы Римского. Однако, будучи отпущенным на свободу, он продолжал злочествоватьв своей ереси. Чем же была страшна эта ересь? Воззрения катаров весьма сложны и далеки от христианства, например, большинство катаров считали мир и человека творением некого злого бога, а материю – вечной и бесконечной, верили в переселение душ, а самоубийство считали идеальным окончанием жизни (а смерть желанным освобождением от телесного плена, отсюда такое к ней отношение, восхищающее Данила Рябчикова). Катары проповедовали против брака, с презрением относились к рождению детей. Катары отвергали Божественное происхождение Христа, катары, отказываясь поклоняться Кресту, всячески унижали этот символ великого Искупительного Подвига Господа нашего Иисуса Христа, отрицали  святость икон, молитвы святым, молитвы за умерших.  По своей природе эта ересь была близка к ереси жидовствующих,  распространенной в Московском государстве в конце XV – начале XVI веков, то есть триста лет спустя. Да и происхождение этих ересей, возможно, было одинаковое. Произошла ересь катаров из Кастильского королевства, в котором в то время были перемешаны и мавры, и иудеи, и христиане. Некоторые искусствоведы видят признаки возможного происхождения поэзии трубадуров из поэзии суфиев (магометанского эзотерического учения), где так же говорится о некой мистической любви, которая может быть оборотной стороной любви плотской.

В общем, и в "Комиссию по фальсификации" можно было бы, но с учётом прочих свойств статьи и личности автора, думаю, всё-таки сюда :)

11
Кубло Змея / Всякая всячина
« : 19 Дек, 2017, 12:04:52 »
Грузовик шоколадок исчез на пути в Петербург

http://www.fontanka.ru/2017/12/19/031/



12
Наука и образование / Эволюция
« : 16 Дек, 2017, 19:14:10 »
Решил написать список книг на тему эволюции, которые можно было бы рекомендовать неспециалисту, вроде меня самого.

1. Никитин Михаил Александрович "Происхождение жизни (От туманности до клетки)".

2. Еськов Кирилл Юрьевич "Удивительная палеонтология (История Земли и жизни на ней)".

3. Марков Александр Владимирович (в ряде случаев с соавторами) "Доказательства эволюции" (электронная брошюра в Интернете), "Рождение сложности (Эволюционная биология сегодня: неожиданные открытия и новые вопросы)", "Эволюция (Классические идеи в свете новых открытий)", "Эволюция человека. Книга 1 (Обезьяны, кости и гены)", "Эволюция человека. Книга 2 (Обезьяны, нейроны и душа)".

4. Кунин Евгений Викторович "Логика случая (О природе и происхождении биологической эволюции)". Книга, во всяком случае, для моего гуманитарного ума, непростая, так что советую перед ней прочитать или перечитать "Рождение сложности" и "Эволюцию" Маркова, чтобы мозг настроился.

5. Дробышевский Станислав Владимирович "Достающее звено": Книга 1 "Обезьяны и все-все-все", Книга 2 "Люди".

6. Соколов Александр Борисович "Мифы об эволюции человека" (из перечисленных книг наиболее простая для восприятия, но полезная, поскольку разбирает на запчасти всякий бред на тему, которым переполнено информационное пространство типа "промежуточных звеньев нет", "всё подделали", "Дарвин отрёкся от своей теории" и т.д.).

В принципе, для любителя, вроде меня, этого цикла, мне кажется, достаточно. От себя лично могу посоветовать ещё:

Чарльз Роберт Дарвин "Происхождение видов путём естественного отбора". Мне лично Дарвин интересен не только как биолог, но и как философ (например, у него есть замечательная формулировка, что такое, по его мнению, "законы природы").

Ричард Докинз "Слепой часовщик", "Эгоистичный ген", "Расширенный фенотип" (их лучше читать именно в этом порядке, потому что тематика поэтапно усложняется).

13
Мысль у меня следующая: часть материалов из предыдущей темы сюда перенести, только в более упорядоченном виде. Ну, и новые добавить :)

Страницы: [1]