Расширенный поиск  

Новости:

Итак, переезд состоялся :)  Неизбежные проблемы постараемся решить побыстрее. Старый форум доступен по ссылке kamsha.ru/forum

Просмотр сообщений

В этом разделе можно просмотреть все сообщения, сделанные этим пользователем.

Темы - passer-by

Страницы: [1] 2
1
Адресное / Виват! - 8
« : 10 Янв, 2019, 11:58:56 »
Эрэа Ilona, с Днём Рождения!
Счастья, здоровья, новых путешествий, удачи и благополучия.



2
Кубло Змея / Наше кино - IV
« : 30 Ноя, 2018, 11:32:34 »
Прочла «После интервью Дудя с Михалковым стало всё ясно. Сделал из великого режиссёра картину маслом»
тут и поразилась.
Цитировать
Он говорит про себя, про свое творчество: «Утомленные солнцем-2» — великая картина. Это гениально». А Дудь мягко и нежно воркует от имени общественности: «Говно».
САМ О СВОЕЙ КАРТИНЕ – «ГЕНИАЛЬНО»?!  О СВОЕЙ ГЕНИАЛЬНОСТИ?! В голове не укладывается.  :o  ;D  ;D
Удивительно, что может говорить о себе самом придворный творец-борзокинщик. Он взаправду считает себя гениальным! Ещё и попытался настучать, как близкий друг президента, кичась этой дружбой тут.
"Тьфу", - как говорит Ёлка.  :D

3
Спорт и около / Зимний спорт
« : 27 Ноя, 2018, 13:46:38 »
В субботу и воскресенье были замечательные лыжные гонки, получила истинное удовольствие. Если кто смотрел, то порадуемся вместе. Я всё ещё под впечатлением.  :)
В спринте вообще всё вышло совершенно неожиданно. Так, как работает на горушке Клебо, никто работать не может. Был такой отрыв после горы, что в подобной ситуации обычно преследующие лыжники сдаются и борются за второе место, а Большунов оказался настоящим бойцом! Продолжал бороться до последней секунды и победил. Клебо подвела его самоуверенность, проиграл, но это был честный бой, а Клебо повёл себя уже после проигрыша не по-спортивному.
Большунов прекрасен, единственно, что беспокоит, продержится ли он в такой форме до ЧМ. 

4
ЧЕРНОВИК

Не всякий презренья достоин,
Как и любви, и насмешки,
Ненависть, грусть, сожаленье
Трогают разные струны. (с)


Страницы
…..
Так просто исправлять слова
В листке тетрадном,
Слова насмешки, озорства
В стихе нескладном.
И в суете забыть потом
Меж строчек грешность,
Звеня серебряным сверчком,
Слов безмятежность.
Цветок шиповника в росе –
Так пахнет нежность,
Но растворяется в грозе,
Как неизбежность.
Так почему же не сберечь?
Хотя не мне ли
Не знать, как может больно жечь
Напев свирели.
Как ни старайся, не вернуть
Свою потерю.
Но может быть, когда-нибудь…
Я вдруг поверю.
…..

Но почему так странно ложь
Бывает правой
Среди рабов, среди вельмож –
Удобной, здравой.
С ней лесть, монетою звеня,
В шелка рядится,
Чтоб раболепием маня,
В экстазе слиться.
Теперь смешон её запев,
Уже не больно,
Негодование и гнев
Ушли безмолвно.
И ни к чему уже летать,
Угасло пламя,
И ни к чему уже играть
В листок и камень.
Нет не собрать уже гроши –
Потерь осколки,
Когда у праведной ханжи
В услугах волки.
Когда на лицах маски, в речь
Напрасно верить,
В добро без зла. И не сберечь
Его поверья.

5
Судя по тому, что тиражи Рассвета неоднократно допечатывали, чтящих и ожидающих в молчании значительно больше, чем аудитория этого форума.
Именно что. Я уже не говорю о нашем захолустье, где с таким трудом, но упорно мы добываем книги Веры Викторовны и ждём терпеливо. 

6
Обо всем / Юмор - III
« : 08 Окт, 2018, 12:09:29 »
Целую вашу ручку, целую ваши глазки :)


И не стало учёных в СССР

Мама добрая не всегда

Когда кончается детство

Чёрный юмор да ещё в стихах, да ещё и с иллюстрациями! Вот так школа душит таланты.

Искренность никогда не ценилась.

У учительницы, стало быть, было больше приключений?

Юмористов никто не любит

Учительница в теме

7
Совершенно случайно я обнаружила на просторах Интернета давнишнего форумчанина, который не появляется на форуме  где-то уже около 6 лет. Здесь у него остались в дебрях старого форума замечательные рассказы-притчи, а также мои любимые стихи «Цирцея», которые я уже показала. Его рассказы – непохожи, своеобразны, заставляют подумать, их сравнить не с чем. И, как выяснилось, у него в заначке есть ещё кое-что прикопленное. Вот я и решила извлечь из недр эти его старые рассказы, которые не просто читаются, но ещё и зовут к размышлениям. Но буду выкладывать неспешно, не всё сразу «кучкой», потому что, если кому-то это будет интересно, то читать надобно тоже не спеша, есть над чем подумать ( я и сама хочу подумать, потому что спустя 6 лет мои размышления изменились  :) ).
А потом, надеюсь, доберусь и к новым его рассказам-зарисовкам.

_______________________________________________________
tigris
 
У КРАЯ РАЯ
Пустыня. Осколок первый


Пить… Все сокровища мира за несколько глотков воды. Все, что у меня есть и когда-нибудь будет. Нет, о воде думать нельзя, иначе эта мысль может свести с ума. Нужно идти, пока солнце не покажется над горизонтом и не взлетит в зенит, сжигая своим губительным светом все живое. Но как заставить себя не думать, когда мысли сами собой возвращаются к воде? Как же хочется пить. Жадно глотать потрескавшимися губами целительную влагу или наслаждаться каждым глотком, катая капли на языке…
Пересохшая глотка скрипит наждачной бумагой. Нет, не думать – идти. Нужно обязательно найти какое-нибудь укрытие, иначе солнце убьет меня уже сегодня. Ноги отказываются подчиняться. Если не останется сил, я буду ползти, но не сдамся на милость губительному Небесному Всаднику.
Третий день без воды. Вчера удалось наткнуться на кладку яиц страуса-пилигрима - единственной птицы, умудрившейся приспособиться к жизни в этом аду. Одно из них на радостях выпил на месте, подолгу смакуя каждый глоток, будто это - нектар и амброзия в одной, так сказать, скорлупе. Еще один так и нерожденный птенец (прими птичий бог их всех в свои горние выси!) составил шикарный ужин. Хотя по времени правильней было бы назвать эту импровизированную трапезу завтраком, но кто в наше время путешествует по пустыне днем?.. Впрочем, есть еще более точная формулировка: кто в наше время путешествует по пустыне? Точка. Невольная усмешка аукнулась саднящей болью и без того потрескавшихся губ.

Пустыня. Осколок второй
Песок, песок, песок. Это место сплошь и целиком состояло из одного песка. Владыка сущего изрядно нахалтурил в своем творении, включив в него лишь три основных компонента – песок, солнце и ветер. Одна радость – солнце жарило не круглые сутки, а ветер, лениво перекатывающий песчаные волны, не ярил и в малую часть своей силы. Песчаные волны… Волны… Вода… Нет, не думать, не вспоминать, идти вперед. А о чем тогда поразмыслить в этом поистине забытом и проклятом  месте? О третьем компоненте опостылевшего за безумный переход ландшафта? Впрочем, песок был всегда и избавиться от него было невозможно. Любой, на самый привередливый вкус – солончаки, охваченные корочкой, будто легкой изморозью, застеленные горькой пылью; сбитый в голыши, подобные гальке на морском берегу (прочь мысли о воде, пусть даже и соленой, которую пить - все равно, что заранее счеты с жизнью сводить); белый, который нужно обходить дальней стороной, - зыбуны там, страшная гибель для живого существа, песчаные топи, не отдающие свою добычу до Последнего Дня; желтый – бесконечные барханы сыпучих гребней… Вы никогда не бывали в пустыне? И не надо, не торопитесь искать свою смерть.

Пустыня. Осколок третий
Умирать легко, что бы вам не говорили высоколобые умники, возомнившие себя всезнайками. Это жить тяжело, а умирать!.. Упасть на песок, закрыть глаза и ждать наступления дня – вот и все. Никуда не нужно идти, натирая кровавые мозоли, не нужно искать укрытия от свихнувшегося солнца, просто лежать, слушать, как ветер перекатывает мириады песчинок, и ждать. Сложно? Ничуть. Но поверьте мне на слово, просто поверьте, не требуйте приводить доказательств: в мире (даже таком, каким он стал теперь) есть огромное количество мест, где умереть можно намного более комфортно. Впрочем, можете проверить сами – я вас предупреждал…
Пустыня – неподходящий край не только для жизни, она и для смерти очень паскудна. Если вам повезет уберечься от испепеляющего солнца и не сдохнуть без достаточного количества воды, то выродки в покое уж точно не оставят. Вы хотите умереть на потеху выродкам? Сомневаюсь. Сильно сомневаюсь. Именно из-за них мне пришлось лезть в эту адскую сковородку! Из-за них закончилась вода! Из-за них я вынужден петлять, как заяц, вместо того, чтобы… Но об этом тс-с-с! Никто не должен знать. И вообще - меня здесь нет. Вам показалось. Это мираж, не более. Пустыня ветром нашептала. Солнцем голову напекло. Сами посудите, что благоразумному человеку делать в этом непригодном для жизни месте? Помните ведь: здесь - солнце, песок, выродки… А меня там нет. Нет и не было никогда…

Пустыня. Осколок четвёртый
Шаг, другой и еще один. И еще, еще, еще… Считать их, что ли, начать, чтобы хоть как-то отвлечься от мыслей о воде?!  И на какой по счету сотне я собьюсь? Шаг, другой и еще один…
Скоро начнет светать. Нужно быстрее искать укрытие – солнце здесь взлетает над горизонтом так стремительно, будто им выстрелили из катапульты. А потом зависает часов на четырнадцать практически в зените, зорко высматривая со своей наблюдательной вышки, кого бы приложить на этот раз солнечной кувалдой по макушке. Шаг, другой и еще один…
Два дня до цели. Не так уж и много – пройдено в два раза больше. Но и эти два дня нужно еще прожить. Вернее, выжить. Здесь расслабляться нельзя. Проигравший заплатит жизнью. Сурово, но справедливо.
Интересно, сколько шагов до вершины этого бархана, тридцать два или тридцать три?.. Скоро узнаю, если не скачусь обратно - предательские струйки песка так и норовят утащить за собой. И чем выше ты оказываешься, тем настойчивей становятся их попытки. Будто играешь в «Царя горы» с невидимым противником. И приятного в этом мало. Шаг, другой и еще один…
Нужно немного отдышаться. Мне бы сейчас пару глотков воды, я б на этот бархан бегом взобрался. Стоп, прочь мысли о воде, иначе снова начну бредить ей. Не думай про белых обезьян. Старая шутка, пришедшая еще с тех времен, когда мир был нормальным. У меня вместо обезьян вода – как не пытаюсь гнать от себя крамольные мысли, они все равно возвращаются.

Пустыня. Осколок пятый
А ведь такой простой расклад был, что проще, казалось бы, некуда. Все рассчитано и просчитано не раз и не два. Да и проверено неоднократно – лично приходилось пересекать эту адскую сковородку. Пусть и не одному, в данном случае это роли не играет.
Вот только теперь в пустыне мне нужно было превратиться практически в невидимку, потому что для всех я сейчас направляюсь с караваном в Батоку, в гости к эмиру Кайрушу Великолепному. Наш обожаемый эмир приглашал своего друга и брата Рельме на торжества по поводу помолвки своего второго сына. Какое счастье, что у этого индюка дочерей нет! Мне-то, понятное дело, родство со столь важной особой не грозит, а вот Рельме я бы не позавидовал – Кайруш мог узлом завязался, чтобы такую партию для своей дочурки организовать. Эмир, одним словом!..
Никогда не понимал стремления этого идиота к звучным титулам. И дело даже не в том, что в наших краях никто никогда себя так не именовал. Ну какой из него эмир, скажите мне, на радость? Из всех подвигов – только защита окрестных деревень да десятка-другого захудалых городишек от эпизодических набегов выродков.
Когда же те двинулись на Батоку более серьезной силой, разогнать их, а потом еще и хорошенько зачистить окрестности горе-эмир сумел только с нашей помощью. Ну а то, что эти твари оказались на его землях не сами по себе, павлину знать не обязательно. Для него тот набег был и останется обычным набегом дикарей и фанатиков. Выродки, они ведь такие - налетят, пожгут все, и пока не заставишь собственной кровью умыться, не уйдут. Вот только никто не мешает эту ситуацию себе во благо обратить. Если знаешь как, конечно. Мы знали. Поэтому и сливок с нее сняли даже больше, чем рассчитывали. Одно право беспрепятственного передвижения наших торговцев по всей территории, подвластной (прости меня небо!) эмиру, дорогого стоило. Досматривали наш товар, понятное дело, более пристально, чем у местных купчин, но что опытному человеку досмотр? Где-то ручку позолотил, где-то с начальником таможни нашел общий язык, мало ли способов обойти преграду? А самое главное, теперь у нас никогда не болела голова по поводу сбора информации – «купцы» из моего ведомства справлялись идеально.

Пустыня. Осколок шестой
Так вот, весь мой план мог полететь захудалой кляче под хвост уже в тот самый миг, когда я обнаружил колодец. Вернее, то, что от него осталось. Камни кладки были выворочены и раскиданы неподалеку. Сам колодец засыпан песком. Вместо воды – жалкая лужа грязи. И апофеозом – шест с насаженной тряпичной головой. Разноцветные ленточки вместо волос, глазки-пуговки, ухмыляющийся рот, шитый крестиком. Глиняные свистульки, вплетенные в ленты, издавали мерзкие шипящие звуки. Так что опознать виновника погрома особого труда не составляло - визитная карточка не давала права усомниться. Выродки. Скопище тварей, которое в абсолютном большинстве своем состоит из дикарей. А ведь их недалекие предки были обычными людьми! Как же так получилось, что за столь короткий для истории срок, прошедший после Войны Ангелов, их дети почти полностью утратили человеческий облик?! 
Предположительно, они были здесь за день до меня – солнце почти успело иссушить все следы того, что раньше было колодцем. Получается, мне хоть чуть-чуть повезло - сумел удачно с выродками разминуться.
Я прекрасно понимал, что без воды шансов выжить было ничтожно мало. Природная аксиома, с какой не поспоришь. Но и отказаться от попытки продолжить переход права я не имел. Поэтому и рискнул. Все еще надеюсь, не напрасно…
Вот что странно: как-то раньше выродки не жаловали своим вниманием пустыню, где ни пограбить, ни пожечь в волю. Какого рожна они сунулись теперь, мне предстоит выяснить, когда вернусь домой. Или все-таки, если вернусь?.. Нет, именно «когда»! Я упрямый, а небо любит упрямцев.
А сейчас предстояло одолеть этот чертов бархан. И выжить. Но это уже - задача максимум.

Пустыня. Осколок седьмой
…Оказалось, тридцать один. Тридцать один, говорю, шаг был до вершины – не угадал я малость.
Оглядываюсь назад. Еще совсем недавно цепочка моих шагов нарушала унылый вид песчаного ада. Теперь ее не было - ветер будто гигантской расческой прошелся. Словно стирал всю память обо мне с чистого листа пустыни. А впереди, как напоминание о бессмысленности моей затеи, вырастают запятые барханов. И ни конца им, ни края. Попробуй сосчитай – во век не справишься. Гряда за грядой – запятые, запятые, запятые…
Будто предначертано кем-то свыше – пройди сквозь запятые и поставь точку. Вот только не совсем понятно, на чем: на пустыне или на жизни в целом.
Стоп! Что это?! Там, чуть левее, что за холмик такой? Откуда он здесь?! В пустыне ведь все довольно просто и аскетично, в ней нет и не может быть места чему-то постороннему. Здесь правят солнце и ветер. Они ревнивы и не потерпят ничего чуждого в своем краю. Вот барханы, эти застывшие волны безбрежного песчаного моря. Несколько десятков шагов на каждый, знай успевай отсчитывать, коли желание есть. Вверх-вниз, вверх-вниз. Вот небо с близкими глазами равнодушных звезд. Вот ветер. А этот холм… Этот холм явно не вписывался в общую картину.
Я еще сам не успел осмыслить до конца, что же это. Не успел, но уже оказался рядом. Мне должно повезти, по другому и быть не может! Должно, должно, должно! Руки торопливо отбрасывают песок, очищая верхушку. Я все еще боюсь поверить удаче, все еще боюсь спугнуть ее. Нет, только не теперь, только не сейчас, не может она так злобно пошутить!
На смену песку приходит глина. Опаленная солнцем, затвердевшая, похожая на камень. Замысловатые узоры трещин прочертили поверхность. Стук отзывается гулким эхом из-под земли. Так и есть – внутри пустота. Я уже понимаю, что это, но все еще медлю…
Корка глины ломается под ударом сапога. Спасен!
Старый Чен рассказывал когда-то, но видеть самому еще не доводилось. Я нашел потайной колодец!



8
История государства Российского от Николая II до наших дней

Про это все, ребята, слыхали мы не раз:
Земля у нас богата – порядка нет у нас.
          И как над тем ни бились различные цари,
          Ни черта не добились, куда ни посмотри.
Про то, как жили деды, порядка не сыскав,
Когда-то нам поведал один премудрый граф.
          С тех пор полста годочков над миром протекло,
          А дело с мертвой точки, представьте, не сошло.
В войне с германцем стонет расейская земля,
Царь Николай на троне, Распутин у руля.
          Взглянув на дело строго, скажу вам не шутя:
          Уже «верхи не могут, а снизу не хотят».
Собралися бояре раз шумною толпой:
«Попросим государя отправится долой.
          На кой он черт нам нужен, тут, как ни погляди,
          Уж верно, мы не хуже порядок учредим».
И начались тут споры, трезвон и ночь и день
(Мне эти разговоры перепевать вам лень).
          Суть этих безобразий умом нельзя постичь,
          Такая вот оказия. и тут пришел Ильич
Он речь держал такую: «Я знаю, как нам быть.
Все надо у буржуев отнять и поделить.
          Ведь в этом-то, ребята, есть корень наших бед –
          Земля у нас богата, порядка только нет.
Бардак кругом, однако, ну, как тут промолчишь?
Один ест булку с маком, другой – без мака шиш.
          Короче, дело ясно. Берем, братишки, власть.
          Воскликнем громогласно – эй, Временное, слазь!».
Кто правы-виноваты – не разберешь с лица.
Пошел тут брат на брата и чадо на отца.
          Дрались без сна, обеда, но вот устал народ.
          Ильич вздохнул: «Победа!..» - и умер, в свой черед.
Но партией ведома у нас теперь страна,
Под властью Совнаркома поднимется она.
          Неграмотных не стало и ГОЭЛРО внедрен.
          А между тем, помалу наверх поднялся ОН.
Был вождь суровый Сталин, не лох, не лоботряс.
От всяческих окалин страну избавил враз,
          К добру то или к худу, крестьян согнал в колхоз
          И новые повсюду он города вознес.
Динамо загудели, взревели трактора.
Казалось бы, и цели достичь давно пора.
          На нас пойти войною решился бусурман:
          Ему мы дали бою – в Берлине наш Иван.
Жить можно бы беспечно при этаком царе,
Но ах, ничто не вечно, и Сталин наш помре.
          Взял верх Хрущев Никита, доволен сам собой.
          Сказал он всем открыто: «Дадим мы культу бой!
Покойник был не сладок и зол, как управдом,
Но мы сейчас порядок получше заведем.
          Засеем кукурузой Советские поля –
          Не будет нам обузой кормилица-земля.
А если ворог, скажем, попрет на нас опять,
То мы всегда покажем ему кузьмову мать.
          Летят к звездАм ракеты, ликует стар и млад.
          Порядка ж снова нету, как триста лет назад.
Хрущев не знал опаски, но тут на сцене, ой,
Как джин в известной сказке, возник Ильич Второй.
          Он молвил: «Без подвоха, Никита, мне поверь.
          Ты нами правил плохо, в отставке ты теперь».
А жизнь своим законом Тихонечко бежит.
Ильич хозяин трона (Который Леонид).
          Царил он осторожно, Без всяческих затей,
          И был, вполне возможно, не худшим из царей.
Дела идут не споро, но все-таки идут
(То время очень скоро застоем назовут).
          Одно лишь огорчает: ну, что за чудеса,
          Куда-то исчезает с прилавков колбаса.
Такая вышла фишка – попробуй-ка понять:
Стабильности – в излишке, порядка – не видать.
          А между тем, природа всему дает конец.
          Поведали народу, что помер наш отец.
За ним сменилась двое правителей иных,
Страна еще в застое – и вспомнить нечем их.
          Не ждали мы сюрпризов, но тут в фонтане слов
          Возник с женой Раисой Товарищ Горбачев.
Торжественно и строго он истину изрек:
Мол, мы живем убого, и мир от нас далек.
          Ах, как с экрана бойко звучал волшебный глас,
          И словом «perestroyka» повеяло на нас.
Но в чем же тут причина, откель сия беда? –
Пропала в магазинах последняя еда.
          И, радуясь свободе, (о том печалюсь я)
          Гуськом от нас уходят республики-братьЯ.
И Русь опять отныне одна стоит, как встарь.
По этакой причине нам нужен новый царь.
          И вот пришел Бориска, залез на царский трон.
          И коммунистам «Брысь-ка, - сказал немедля он. –
Вы правили отвратно, печален был финал.
Мы заберем обратно народный капитал,
          Поделим справедливо меж правильных людей.
          У нас случится живо порядок, ей-же-ей».
И началась тут драка по всей большой Руси.
Такая вышла кака – хоть вон святых неси.
          В процессе той дележки народу, как назло,
          На узенькой дорожке немало полегло:
Кто водкой отравился в обмытьи славных мер,
Кто СПИДом заразился, кто с горя так помЕр,
          Братку попал под выстрел, порядку вопреки,
          Иль бомбой террориста разорван на куски.
И наконец, в эфире звучит благая весть:
У нас, как во всем мире, капитализьма есть!
          Есть класс миллионеров, и рынок есть у нас,
          Пока еще без меры у нас есть нефть и газ,
И с нами даже геи уравнены в правах.
Мы всё теперь имеем, с порядком только швах.
          Устал Борис до жути, наследника назвал.
          Возник Владимир Путин и нами править стал.
Хоть видом был он щирый, но, видно, строгих дел.
Злодеев по сортирам мочить он повелел.
          «Начнем, - сказал он, - делом с коррупцией войну
          От оборотней смело очистим мы страну.
При этаком раскладе о чем еще мечтать?
С таким серьезным дядей порядка надо ждать.
          Ан все идет, как прежде, как в прошлые года:
          Опять конец надежде, порядка ж ни следа.
И страньше все и страньше живем, хоть верь, не верь.
Народ мы были раньше, электорат – теперь.
         Меняться власти нужно. Проходит восемь лет.
         Народ воскликнул дружно: «Ура! Превед, Медвед!»
Сказав: «Все средства бросим в развитье наших сил»,
Тот 8.8.8 немедля совершил.
         Уж тут-то мы воспряли: порядок будет враз!
         Но нам по шапке дали, «Ага, - сказали, - Щазззз!»
Теперь пошла потеха, и результаты есть.
То ль сдохнуть нам от смеха, то ль сразу в петлю лезть.
         Сказал Медвед: «Проблемы – от лишнего ума.
         На кой нам теоремы и всякие Ферма?
Венец образованья – физ-ра и ОПК,
А прочие все знанья дитям вредны пока».
         Закон о платной школе предложен срочно был.
         Рыдали мы до колик, потом не стало сил.
А вождь сидит в кручине: «Воруют все кругом.
И есть тому причина – что в имени твоём?..
         Менты не смогут, гады, порядок навести.
         Их в полицаи надо скорей произвести».
Страна у нас большая, ей трудно управлять:
Там утро начинают, а тут ложатся спать.
         И чтоб сподручно было порядок наводить,
         Велел Медвед светилу по графику всходить.
Да Солнцу вот уж точно на это наплевать:
Кипит работа ночью, а днем пора в кровать.
         Велели ждать привычки: порядок, дескать, нов.
         А у меня тактичных уж не осталось слов!
Вот так живем мы, братцы, и, господи спаси,
Нам, видно, не дождаться порядка на Руси!..
Yolka

***
Для побежденных — свои законы, приказ озвучен, означен срок. Принцессы пишут письмо дракону, чтоб хоть одну отпустил из трех: король давно уже лег в могилу, с тех пор больна королева-мать, а принц справляться один не в силах — ему по осени только пять...
Дракон утробно рычит «пррррекрррасно», вопрос решается без труда: земля дракону уже подвластна, теперь дракону нужна еда. Огонь ревет за большим оврагом, волной подкатывает к реке. Дракон дыханием жжет бумагу, строчит ответ на другом листке. Зачем уступки больным и слабым — печать и подпись, и всё, конец: «Пустить в расход пацана и бабу. А девок — к вечеру во дворец».

В землянке вечером тихо-тихо — одни полешки трещат в печи, да шепот слышится: «Вот так лихо! — Подумать надобно, помолчи!» Как будто пропись — нажим с наклоном, округлы буквы, легка рука: принцессы пишут письмо дракону от истребительного полка. «Довольно здесь ты посеял страха, да только время пришло твое: вылазь, рептилия, из оврага, до ночи сроку тебе даем. Оно понятно, что слово «люди» змеюк хвостатых бросает в дрожь... На взлете, ладно, сбивать не будем. Но дальше — крыльев не соберешь».
Айриэн


9
Мед поэзии / Ностальгия
« : 14 Сен, 2018, 09:44:15 »
Я скучаю по многим стихам форумчан, которые остались на старом форуме, иногда просто очень хочется перечитать те или иные стихи, а их теперь не так-то просто отыскать. И ещё. У каждого из нас свои пристрастия и любови:
Вон тот любит птицы полёт, другому милей ветерок,
Бесстрашный о буре поёт, а этот о счастье дорог.
Это с одной стороны исключительно мои пристрастия, с другой стороны, стихи форумчан, которые мне дороги и на которые откликается моё, исключительно, моё сердце, с третьей стороны, стихи, которые я могу перечитывать много-много раз, и с четвёртой стороны – здесь много новичков, которые эти прекрасные стихи не читали.

________________________________________________________

Как случилось так, не знаем мы, как случилось, нам неведомо, но орел, созданье вольное, полюбил голубку сизую, птицу робкую и тихую. И на свете этом счастия не отмерить полной мерою, не отсыпать щедрой горстию – хоть один наперсток выдавить. И не стать орлицей горлинке – страшно ей летать над кручами, ведь у гор – вершины острые, у ветров – дыханье жгучее, спит в провалах тьма бездонная, холод бродит перевалами. Глянешь, сердце и заходится, и немеют крылья слабые. А под крышей – жизнь вольготная, жизнь простая, безопасная. Знай воркуй себе, разнежившись, приводи в порядок перышки. А орлу в тепле неможется, а орлу в покое муторно, сны и те все беспокойные о горах давно оставленных. И ему порою кажется, что бы все отдал, без жалости, лишь бы снова – ветры встречные, лишь бы снова – мгла под крыльями, небо чистое, бездонное, и вершин сверканье снежное. Но восходит солнце тусклое, и виденье тает мороком. Вновь повсюду крыши ребрами, и деревья чахнут хилые, да воркует нежно горлинка, утро новое приветствуя. Только зря себя он мучает – не забыть края далекие, звезд огни на черном бархате, стрелы гор, что в небо целятся, и лавины поступь тяжкую – без надежды он старается. Не летать, бедняге, голубем, не клевать с ладони зернышки.
10.07.10
Markiz
***
Час наступил – и уходишь ты. День-то какой по календарю? К свиньям вон выбрось свои цветы! Хочешь, я снова их сотворю?! Было забавно – ваш первый день, голод, усталость и жажда. А колдовать мне повторно лень. Шутка смешна лишь однажды. Год пролетел словно миг и пустяк. Счастье не длится долго. Мне до Харона дела всех Итак. Нужен лишь ты, а толку?.. Не достучаться и не объяснить: я, хоть и дочь титана, но не смогу тебя взять и забыть. Странно? Должно быть, странно. Свой не замедлит Кронос разгон. Время – наш вечный враг. Скоро сынишка наш Телегон сделает первый шаг. Я расскажу, кто его был отцом, – спросит малыш когда-то. И передам твое копьецо. То, что с шипом из ската. Чайки над морем кружат. Восход. Хмурое нынче утро. А борода тебе не идет – так-то вот, хитромудрый.
В плаванье встретятся коль сирены – воском заткни всем уши. Я не пустышка, вроде Елены, так что советы слушай. Что в ней такого нашлось, мне скажи, что изо всей Ойкумены на Илион ополчились мужи из-за красотки Елены?! Прячешь глаза, не находишь слов. Да, мои речи злые. Разных видать довелось ослов. Но вот таких – впервые. Ты не молчи, а давай – отвечай, ваших родных хоть слезинки стоил ли этот дурацкий раздрай из-за какой-то блондинки?! Как столько лет вас носила Гея, богоравные остолопы? По именам – так сплошь басилеи, а по уму – циклопы. Стыдно? Тогда не ищи ответ. (В горле – комок, а на сердце – плесень.) Впрочем, не слушай весь этот бред, а уходи – тебя ждет Тиресий. Щит свой с дельфином, смотри, не забудь. Будет он мне здесь валяться! Остоаидела мне эта муть, так что давай-ка прощаться.
Всем олимпийцам потомки найдут теодицею. Ну а меня? Меня не поймут. Меня, Цирцею.
Tigris

***
Звездный кот
Где-то очень далеко,
Где виденья зыбки,
Расплескалось молоко
Из небесной крынки.
И на теплый аромат,
Обождав немножко,
С видом: я не виноват,
Заявилась кошка.
А точнее звездный кот,
Повелитель ночи,
До утра он круглый год
Делает, что хочет.
Он резвился и играл,
Не боясь возмездья,
И усами сквозь астрал
Щекотал созвездья.
Долго-долго Пряхе Дней
Собирать пропажу:
Утащил кошак у ней
Облачную пряжу.
Разбросал по всей земле
Нити троп и судеб.
Перепутались во мгле
Было, есть и будет.
И сквозь нити облаков,
Рассекая воздух,
Понеслись из тьмы веков
Золотые звезды.
Кот мурлыкнул на одну,
Оглядев просторы,
Покатил свой мяч-луну
Отдыхать за горы.
Что тут дальше объяснять,
Мир устроен мудро:
Если кот улегся спать -
Наступило утро

Если вдруг к тебе печаль
Крысою скребется,
А душа куда-то вдаль
Одичало рвется,
Знай: всем бедам вопреки
По-над небесами
Тихо бродит звездный кот,
Мягко ходит звездный кот,
Серебристо-черный кот
С хитрыми глазами.
Марриэн

10
Адресное / Виват! - 4
« : 01 Июн, 2018, 12:22:45 »
Дорогая Button-cook, с Днём Рождения!
Счастья, любви, тепла и радости.


11
Исправила свои ошибки в подсчёте у Флёр и Илоны, подведу предварительные итоги:

I. Вещи
2. – не отгадано


II. Слова
м) не отгадано слово,
но есть бонусное слово от Флёр
к) не отгадано слово, но есть 2 бонусных слова от Илоны и одно от Флёр

12
Ох, далеко ей до умной тонкой Любови в "Офицерах" ;)

Ну, Луизе тоже ох как далеко до благородства.  ;)
А у баронессы обстоятельства были более трагичны, что и обуславливало многие её поступки. Но это уже пошла я, по крайней мере, n-ым кругом. Всё, меня здесь больше нет и не ищите.  :D

13
Обо всем / Юмор - II
« : 16 Апр, 2018, 13:57:56 »
Я пригласить хочу на танец вас и только вас  :D

14
Нет, мне не понравилась мудрость обожаемой всеми Селины за злословие-пинок в адрес баронессы Вейзель (прошу прощения, всегда как-то против течения у меня выходит  :) ) . И (опять же не в струю) её милая мамочка не стоит и мизинца графини.
Только не бросайте в меня тяжёлые предметы.  Моё абсолютно личное мнение.  :D

P.S. Спасибо, исправила.

15
И ежу понятно, что была подстава.
Цитировать
«— Я выполню сейчас предусмотренные регламентом требования. Ну, а дальше буду делать все от меня зависящее, чтобы в рамках расследования были найдены неопровержимые доказательства моей невиновности в нарушении антидопинговых правил.»
Сейчас у Александра будет время на расследование случившегося. Мы все слышали, что у него есть своя версия инцидента. Озвучить ее он отказался, поскольку полагает, что люди, которых он подозревает в диверсии, заметут следы. С помощью правоохранительных органов он постарается их выявить, и представить доказательства. Минус нынешней ситуации — немедленное официальное признание Крушельницкого допингером, но это случились бы и в том случае, если бы он стал упираться. Наш керлингист принял понятное и грамотное решение, хоть признание им вины звучит не слишком красиво. Надо понимать, что Александра консультировали опытные юристы, и хотя сейчас он лишился медали, стратегически может выиграть.

Крушельницкий отказался от борьбы в суде: что это значит?

Страницы: [1] 2