Расширенный поиск  

Новости:

Итак, переезд состоялся :)  Неизбежные проблемы постараемся решить побыстрее. Старый форум доступен по ссылке kamsha.ru/forum

Просмотр сообщений

В этом разделе можно просмотреть все сообщения, сделанные этим пользователем.

Сообщения - Tory

Страницы: [1] 2 3 ... 43
1
Наша проза / Re: Сказки у камина - III
« : Сегодня в 11:35:51 »
Спасибо, мои дорогие! Если бы не вы, то Ноэль не оставил бы свое проклятие  в Ущелье и никто не узнал бы, в какое такое колдовство он влез с головой. Пришлось ему срочно мне исповедоваться...
А отдельного романа про художника я, пожалуй, не выдержу. Множество любовных сцен пополам с мордобоем - это для меня слишком.

2
Наша проза / Re: Танец с водой - VII
« : Сегодня в 11:29:15 »
Истинное наслаждение читать ваши описания, эрэа Tany. Точно я рядом с рыцарями сижу и слышу их голоса. Очень рада снова увидеть Рене. Доброй дороги ему и долгожданной встречи.

3
Это было прекрасно, как сказал бы Марсель. Мелькор  в роли заботливого папочки и его восхитительная внучка. Семейные сцены и целование котов. Самое то, что нужно с утра. Мое восхищение и благодарность вам, эрэа Эйлин!

4
Наша проза / Re: Сказки у камина - III
« : 19 Ноя, 2019, 01:45:03 »
Спасибо вам, мои дорогие эрэа! История с художником заканчивается, хотя я не уверена, не появится ли он где-то еще. Эти герои, они такие своенравные...

Дальше Тропа вывела их к перекрестку.
- Чувствуешь? - тревожно спросил Гай, - Темное Ущелье рядом. Думаю, что по какой бы дороге мы ни пошли, попадем именно туда, хоть и не планировали.
- Не стоит беспокоиться, - спокойно ответила его ученица, - я ничего не забыла и прихватила то, что обрадует здешнего хозяина. Ноэль, вы держитесь молодцом. Это место многим навевает не самые приятные ощущения.
- Как-то здесь мрачно, - пробормотал художник, наблюдая, как сквозь туман прорастают вперемежку темные и белые стволы деревьев, а края тропы оплетает низкорослый колючий кустарник.
- Это еще мягко сказано,  - кивнул ваюмн.
Мощная фигура рыцаря соткалась из теней и шагнула на Тропу.
- Кого ты привела ко мне, девочка? - грустно прошелестел хозяин Ущелья, - сама скажешь, или мне угадать?
- Рада, что ты помнишь меня, уважаемый. И я помню, - искренне улыбнулась Тайри, - прими это от нас.
Полотняный мешочек с яблоками и бутылка молодого вина перекочевали к новому владельцу. Тот рассмеялся, довольный.
- Спасибо, девочка. Это очень кстати. И за гостя спасибо, есть в нас что-то общее... Ты много воевал? - повернулся он к художнику.
- Случалось...
- Больше не случится, хватит с тебя крови. Оставь здесь старое. Ты умеешь правильно видеть людей и запоминать их надолго, - рыцарь качнулся вперед, нависая над менее рослым Ноэлем. Тайри и Гай остались у него за спиной, - я хочу, чтобы меня тоже кто-то помнил... настоящим.
Хозяин помедлил минуту, а потом легко снял глухой шлем с гребнем. Какое-то время они с художником смотрели друг на друга, а потом рыцарь закутался в туман и растворился среди серебристых стволов. Тишина накрыла путников, и в абсолютном безмолвии шорох карандаша по бумаге казался очень громким. Ноэль спешно что-то зарисовывал в блокнот, переворачивая лист за листом. Тропа снова стала прежней, и леди Даллет осторожно тронула увлеченного художника за плечо.
- Нам лучше поспешить. Думаю, после такого приключения Серебряный берег придется вам по сердцу.
   Вингшалья и правда глубоко тронула гостя. Он долго осматривался, бродил по колено в соленой воде, сидел, пропуская сквозь пальцы тонкий белый песок и шепча что-то бессвязное, перебирал карандаши. В конце концов, Ноэль остановил свой выбор на акварели и принялся за работу.
- Ты заметила, здесь кое-что изменилось, - шепотом, чтобы не отвлекать художника, сказал Гай.
- Да, - кивнула Тайри, - трава, вот эти тоненькие метелки и колоски - их здесь не было. Новая линия дюн, более высоких. Горизонт откуда-то появился...
- Не зря я тебя когда-то сюда привел, - улыбнулся мастер, - знаешь... я мало чем могу похвастать, но это был один из тех поступков, которые наполняют светлую чашу Весов. Мне будет, что вспомнить у Грани.
- А я всё ещё ничего полезного не совершила, - мрачно сдвинула брови его ученица, - ни тебя не отвоевала, ни брата не нашла, и даже этому миру хоть сколько-то помочь не способна. Ему необходим Созидатель, который увидит глубинные процессы и сдвинет "рычаг" сохранения мира в нужную сторону.
- Хочешь сказать, у тебя нет на примете ни одного такого мага?
- А они что, толпами по улицам ходят? Это такая же редкость, как...
- А если подумать, Тайри? Решение уже было произнесено. Я ведь очень хорошо запомнил всё, что ты мне рассказывала о кузене.
- Номар... - юная леди прикусила губу, задумалась, взвешивая аргументы, - пожалуй, он бы смог.
- Вот видишь! Найдешь брата - решишь сразу две задачи. Нельзя вечно откладывать задуманное.
- Кто бы мне подсказал, как решить задачу  о наставнике и ученице, - горько вздохнула Тайри, - причем так,чтобы по возможности наставнику не навредить.
- Я закончил, господа маги. И хватит с меня на сегодня путешествий, - прервал их беседу уставший, но довольный Ноэль. Он . Один акварельный набросок он спрятал в папку, а второй, еще влажный, так и оставил лежать на песке, прижав его камнями потяжелее.
- Ничего,- сказал художник в ответ на недоуменный взгляд Гая, - ему тут самое место. Может, когда-нибудь, этот мир и станет таким.
Тайри внимательнее взглянула на рисунок. Из-за линии горизонта вставало яркое розоватое солнце, подсвечивая редкие облака. Над морем парили белые длиннокрылые птицы. Тонкие высокие деревья, похожие на сосны, выросли вдоль дюн. У самого прибоя, спиной к зрителю, стояли рядом высокий, широкоплечий мужчина и женщина, едва достававшая ему до плеча. Мастеру она рассказывала, как выглядел кузен, а вот как догадался Ноэль? Потому что себя-то она узнала.
- Спасибо, Ноэль, - искренне поблагодарила леди Даллет, - надеюсь, что тебя услышали, и это сбудется. Что ж, пора домой...
На следующий день художник вышел только к ужину. Тайри и Гай уже начали за него беспокоиться: не заболел ли, после прогулок по Тропе всякое бывает. Ноэль был бледен, а красные глаза свидетельствовали об очередной бессонной ночи. Он положил перед Гаем небольшую, с ладонь, коробочку.
- Это твой заказ. Ни над одним я так раньше не работал, да и вряд ли теперь буду. Проверяй! А это вам, леди. Подарок, - перед Тайри легла на стол такая же.
Ваюмн замер, прикипев взглядом к овальной фарфоровой пластине. С нее смотрела его возлюбленная - насмешливая, нежная, совершенно настоящая. Ноэль написал невозможное - не внешность, но душу, характер и темперамент. Вот Гай чуть наклонил портрет, и лицо на нем изменило выражение, став серьезным и печальным.
Между тем, леди Даллет чуть не выронила свой медальон, настолько она была удивлена. Серебристо-синяя птица с яркими человеческими глазами поднимала голову к золотому царственному дракону. Тот парил над ней, точно закрывая от невидимой опасности, а во-круг сияло голубое небо. Так не бывает, думала Тайри, только лесные колдуньи могут заглядывать в чужие сны, как же он-то подсмотрел... Странное видение возвращалось к целительнице всегда после того, как приходилось лечить Даррена. Она связывала его с синеглазым Скаем и полагала, что если уж кто и охраняет ее, то только он.
- Благодарю, что приютили, друзья. Моя работа закончена, и сегодня я вас покину. Удобную квартирку я уже нашел...
- Спасибо, что взялся за мой заказ, Ноэль, - мастер, все еще пребывая под впечатлением, не глядя сунул руку в ящик стола и положил перед другом туго набитый монетами мешочек, - боюсь, этого слишком мало. Твой талант бесценен.
- С ума сошел? Убери это, мы со вчерашнего дня с тобой в расчете.
- Не уберу. Кроме того, все в рамках договора.
Ноэль не стал ломаться. Надо было подумать и о будущем. Долги он раздал, но жить дальше на что-то нужно. Уехать куда-нибудь, чтобы не думать об этой женщине с невозможными осенними глазами, умеющей исцелять и бродить по Тропам между мирами. Просто сказать - не думать, не вспоминать, когда она смотрит с огромного количества эскизов... Кстати, о них. Художник протянул ваюмну  три толстеньких небольших блокнота:
- Здесь большинство моих эскизов к заказу. Забирай, они тоже твои. И... спасибо тебе, Гай. Это был главный заказ в моей жизни, возможно - последний, но я ничуть не жалею. Осталось только решить, что делать дальше.
- Может, пора уже вспомнить, кто ты и откуда, и вернуться домой? Ты ведь понятия не имеешь, что там делается.
- Да что там может случиться? Сам подумай, зачем в их прекрасном саду такая демонова колючка, как я.
- Уверен, что они думают так же? Да и ты ведь тоскуешь по ним,  по городу и теплому морю.
- Тоскую, чего уж скрывать. Но если эта древняя дрянь, в которую я когда-то вляпался, снова проявится, мне придется срочно исчезнуть. И как я это им объясню?
- Не придется. Хочешь верь, хочешь нет, но не вижу я этой удавки у тебя на шее, - внимательно разглядывая друга, удивленно произнес Гай, - пропала! Хочешь, Одри для верности позовем, пусть скажет.
- Не надо, я тебе верю, - вздохнул художник, - я и сам что-то такое понял, только боялся радоваться раньше времени. Ладно, давайте прощаться, что ли... А то я передумаю и останусь у вас насовсем, - улыбка у него вышла вовсе не веселая, зато искренняя.
- До свидания, Ноэль! - улыбнулась в ответ Тайри тепло и ласково, - Если понадобится помощь, вы знаете, где меня искать. Всегда буду рада вас видеть.
- Прощай, Ноэль, - ваюмн встал, пожал протянутую руку, а потом крепко обнял друга, - живи и будь счастлив.
Художник покинул гостеприимный дом в квартале Семи гильдий, и по дороге к новому обиталищу все время думал о последних словах мастера. Так ведь прощаются... навсегда?
- Я к нему уже привыкла, - грустно произнесла леди Даллет, проводив талантливого постояльца, - но вредный циник мне все же нравился больше, чем печальный кавалер. С ним было веселее. Гай, когда он каждый раз влюбляется в свою модель - это и есть старое колдовство?
- Влюбленный или несносный - это и есть Ноэль, таким уж родился, - серьезно ответил мастер Гайдиар, - это две стороны его таланта. А старое колдовство... Грустная была история. Отец Ноэля очень любил его старшего брата, остальные дети в семье и десятой части этой любви не видели. И Ноэль его любил. А еще он хотел, чтобы отец перестал на него смотреть, как на пустое место. Но все было бесполезно, потому что вот он - старший, перед глазами, краса и гордость семьи, наследник, собравший в себе лучшее, что было у предков! Да только нрав парень унаследовал бешеный, жестокий, и останавливаться не умел и не хотел - точь-в-точь прадедушка. А когда вспышки ярости стали слишком часты и заметны даже чужим, отец понял, что старший не может наследовать - с таким-то характером. Ни одна девушка за зверя не пойдет, даже распоследняя нищенка, и не видать папаше сыновей, а деду внуков. Того и гляди, сумасшедшим признают и в лечебницу упекут.  А Ноэль, молодой да  глупый, решил заслужить любовь отца, раскопал старый манускрипт и провел ритуал, забрав у брата всю эту мерзость. Видимо, не все правильно было сделано, не все чужое он земле отдал. Стал сам время от времени превращаться в такое вот чудовище... От папаши ни благодарности, ни доброго слова не дождался, выкинули парня с глаз долой, только старший-то без звериной своей части хорошим человеком оказался. Искал его, нашел, помогал часто - так, чтобы Ноэль не догадался. Тем не менее парень уже лет десять скитается. Когда гадость эта просыпается - уезжает куда-нибудь в дикие места, где нечисть бить надо или война идет. Такие вот дела...
- Ничего себе история, - покачала головой целительница, - значит, он не всегда был таким перекати-полем?
- Когда-то его знали, как второго наследника одной из влиятельнейших фамилий Ренсии...


5
Чудесная сцена, чудесная встреча. Прямо до дрожи и комка в горле. И за Мелькора прямо порадовалась, еще больше, чем за Волчика. Ох, Гортхауэру сюрпризов будет...
Цитировать
Какой  еще бабушки?!-
После такого только с Клементом напиться.

6
Наша проза / Re: Сказки у камина - III
« : 11 Ноя, 2019, 19:40:19 »
Спасибо, мои дорогие эрэа! Паука, конечно, жаль, но он геройски погиб, служа благому делу!



Мастер проснулся поздно. Лениво потягиваясь, спустился на кухню, ловя аппетитные запахи шоколада, корицы, пряной выпечки и мясного пирога.
- Любимая, у нас какой-то праздник? - еще с лестницы радостно вопросил он.
- Я, конечно,  ни разу не праздник, да и на роль любимой женщины совершенно не претендую, - ухмыльнулся уплетающий булочки Ноэль, - но доброго утра тебе пожелать могу, и кое-чем порадовать тоже.
- Вот это всё ты сотворил?
- Упаси Создатель, я художник, а не кулинар. Это твоя леди позаботилась.
- И куда ты ее дел, чудовище?
- Никуда, - пожал плечами художник, - ушла порталом, как у вас с ней водится, вежливо пожелав приятного аппетита. Но это и к лучшему.
- Вы снова поцапались?
- Не угадал. Просто я должен с тобой поговорить... без свидетелей.
- Ты меня пугаешь,  Ноэль.
- Заказ почти готов, - собеседник был вовсе не настроен шутить, - Остались детали, а в них, как ты знаешь, самое главное... Создатель любит детали, - художник тяжко вздохнул и поднял на ваюмна полные отчаяния глаза, - Может, лучше не заканчивать, а? Я верну деньги.
- Все так страшно, друг мой? Я не удивлюсь...
- Чему, Гай?! - перебил его Ноэль, - Тому, что я балансирую на лезвии с этим заказом? Ты же не слепой. Я уже схожу с ума по твоей женщине, а когда она рядом, едва держу себя в руках. Будь ты мне чужой,я бы и не подумал сдерживаться, но поступить так с другом... Да ты первый потом не простишь ни себя, ни меня. Хотя бы не оставляй нас наедине.
- Дружище, для тебя это обычное дело, пройдет, - попробовал успокоить художника мастер.
- Уже нет. Не пройдет,  - Ноэль вскочил, сделал несколько нервных шагов по кухне, вернулся к столу, -  и, демоны меня задери, я рад этому. Зато спокойно буду писать портреты других женщин, меня они уже не затронут. Или не буду никогда...
- Я понял, Ноэль. Прошу тебя, пиши, пока есть силы. Станет совсем невмоготу - оставишь, как есть. Прости меня, отказаться от заказа я не могу.
- Почему? Тебе не достаточно оригинала? За каким демоном тебе портрет, да еще и миниатюра?
- Сколько вопросов, - Гай грустно улыбнулся, - скоро все узнаешь, друг. Очень скоро. И, кстати, имей в виду: завтра будет вторая часть оплаты. Есть чудесные места, и мы с Тайри тебе их покажем.
- О Создатель... А без нее никак нельзя?
- Никак. Кое-что подчиняется только ей.
   Гай знал, о чем говорил. Приблизительный маршрут они продумали еще пару дней назад. Тропа, конечно, могла "взбрыкнуть", запечатав какие-нибудь выходы, поэтому новых для Ноэля мест было предусмотрено с избытком. Орокс - удивительно яркий мир рыжих и пурпурных скал, ступенчатых водопадов и зеленых лугов. Кэрринн - дверь открывалась на берегу огромного озера, посередине которого жил своей непонятной жизнью сверкающий огнями ярко-синий замок. Вингшалья - Серебряный берег, с его незавершенностью и желанием жить, идеальное место для полета фантазии художника.
   На Тропе Ноэль был нем, как рыба, выполняя обещание не задавать лишних вопросов и не отвлекать проводников. Сама по себе дорога навеяла художнику кучу мыслей, у него пальцы чесались от желания быстрее взяться за карандаш. Он радовался, что захватил  с собой самый толстый блокнот для эскизов, что есть в запасе акварельные краски и несколько листов подходящей бумаги, что можно оглядываться на идущую замыкающей Тайри сколько душе угодно, и никому в голову не придет, что делает он это не из опасения и неуверенности.
   Орокс заставил Ноэля зажмуриться, столь яркие краски царили кругом. Он только смотрел по сторонам, но за краски так и не взялся. Кэрринн же, наоборот, надолго задержал его. Эскизы, потом акварель - первая по счету, которой еще надо было высохнуть. А ведь он по началу краски брать не хотел, сунул их в карман в последний момент и не прогадал. Разве это не чудесно, когда женщина, от которой ты без ума, смотрит на тебя вот так - без улыбки, внимательно и серьезно? И пускай сердце готово выскочить от легкого восхищения в ее взгляде, от того, как она , затаив дыхание, следит за движением кисти, за тем, как пейзаж возникает на бумаге, а потом, когда работа окончена,протягивает кружку с подогретым вином, и можно почти нечаянно соприкоснуться пальцами...

7
Наша проза / Re: Сказки у камина - III
« : 11 Ноя, 2019, 02:13:51 »
Спасибо, мои дорогие эрэа! Художник, конечно, зараза, но заказ он еще не закончил.

Утром Тайри пришлось срочно вернуться в особняк Даллетов - там понадобилась ее по-мощь. Габриэля с ночного дежурства домой принесли истекающим кровью. Лейтенанта серьезно ранили, когда стража обнаружила разбойничий притон. Четверо солдат во главе с де Рейвеном продержались до прихода подкрепления и дежурного мага - ценой двух жизней и двух тяжелых ранений. Кроме того, Даррену внезапно стало хуже. Все, что с таким трудом удалось сделать Тайри и леди Лиоле, было потеряно. Зеленоглазый без сил лежал в постели уже вторые сутки, сотрясаемый непрерывным ознобом. Юная леди Даллет хотела уже учинить своим домашним допрос с пристрастием, почему ее не позвали при первых же признаках болезни, но Даррен признался, что сам попросил не тревожить ее лишний раз. Ругаться на пациента , да еще в таком состоянии, целительница не могла. Все восстановить и вернуть ему силы - тоже. В очередной раз ее выручил многоопытный Скайяр. Когда зеленоглазый, уже куда более похожий на себя-прежнего, спокойно уснул, синий дракон очень строго отчитал целительницу за постоянные долгие отлучки из дома.
- Простите меня, моя леди, но это вы виноваты в том, что пациенту стало хуже. Не в моей власти объяснить глубинную причину, а очевидную вы могли бы понять и сами. Пока вы рядом, Даррену гораздо лучше. Так что имейте это в виду и потрудитесь не пропадать надолго, если, конечно, не хотите смерти вашему подопечному.
- Все так страшно, Скай? С чего бы?
- Не знаю, моя леди, вам это должно быть виднее, как целителю.
Все-то он знал, только, как всегда, не хотел делиться своим знанием, лишь смотрел с нескрываемым укором и какой-то новой грустью.
- И что же мне делать, Скай? Разорваться? Даже если забыть про мою личную жизнь, что будет с Дарреном, когда мы отправимся на Ллир?
- Ничего с ним не будет, моя леди. Он просто поедет с вами. Поверьте, так будет лучше для вас обоих.
- Возможно, - Тайри в задумчивости прикусила губу. Она обдумывала путешествие на Ллир, и волновало ее то, что придется оставить близких людей без защиты. Безусловно, отец - сильный маг, да и службы его величества не дремлют, но Отступник хитер, и кто знает, что он выдумает на следующий раз. Нужен был кто-то, способный противостоять любым поползновениям темных, и юная герцогиня решилась. - Скай, я прошу тебя остаться с моими родителями и охранять их, когда я уеду. Нельзя верить угрозам слуг Отступника, но всегда лучше поберечься. Так мне будет спокойнее.
Синеглазый дракон долго молчал, видимо, взвешивая все за и против.
- Хорошо, моя леди. Я останусь, хоть это и против правил, но... Я чувствую, что на дивном острове я ничем не смогу вам помочь. Это испытание, предназначенное вам одной, и рассчитывать вы должны только на свои силы.
- Спасибо. А моему пациенту и правда будет лучше рядом со мной. Особенно, если его величество и тиншельты не станут возражать...
- Они не станут.
   В доме Гая юная леди появилась лишь поздно вечером. Ноэль был просто в бешенстве, закатил скандал, точно ревнивый муж из глупых романов: где была, почему так долго отсутствовала, да почему не предупредила, да как она могла...
- Вы, милейший, еще скажите "я вам не разрешал", - огрызнулась Тайри, - для полноты образа, так сказать. В любом случае, отчитываться я перед вами не собираюсь. Никто, заметьте, себе такого не позволял и не позволяет. И вам пробовать не советую.
- О Создатель, что мне делать с этой женщиной! - возопил художник, театрально воздевая руки к небу, - вы понимаете, что угробили целый день работы?
- Вчера вы просили не беспокоить вас, вот я и не беспокоила, - дернула плечом строптивая модель, - у меня, знаете ли, полно других дел. Пациенты ждать не будут.
 -Простите, я не знал, - Ноэль все еще пытался злиться, но это шло уже не от сердца. Как и говорил Гай, "ипостась" сменилась. Нахал и позер с острым, как бритва, языком, уступал место более сдержанному, задумчивому и вполне светскому кавалеру. Только сейчас Тайри заметила, что внешне  гость тоже преобразился: исчезла щетина, уже почти превратившаяся в бородку, отросшие волосы аккуратно пострижены, а "разбойничья" куртка сменилась на очень приличный колет со светлой рубашкой. Другими стали и походка, и осанка, и за столом сидел совершенно новый человек... Из-под нажитого непосильным трудом и нелегкой жизнью "панциря" проступила порода. Ноэль где-то старательно прятал от посторонних аристократичность, воспитание и привычку к строгому этикету. Это же как надо было стараться и сколько воли вложить... Тайри смотрела на "нового" художника и пыталась понять, который ей нравится больше. Первый оказался совершенно невыносим, но с ним было проще. Второй, конечно, в обращении был куда приятнее, но чего от него ждать, юная леди не знала. Она вопросительно поглядывала на Гая, но тот, похоже, ничуть не беспокоился и принимал преображение художника, как нечто само собой разумеющееся.
   Перевалило за полночь, все собирались идти спать, когда в дверь отчаянно забарабанили. На пороге стоял хозяин дома напротив - молодой ювелир. За его спиной пряталась супруга, едва удерживая исходящего криком ребенка.
- Милорд, вы маг, я знаю... Помогите, ради Создателя! Четвертые сутки пошли, лекари ничего сделать не могут, сыночек не спит, не ест, от крика задыхается...
- Входите же, не стойте на холоде. Почему к целителям не пошли сразу? - мастер строго глянул на бледную растерянную мамашу.
- Мы думали, само пройдет, может, зубки режутся... Да и свёкр магов боится, не велел к ним единственного внука нести. А маленький все кричит и кричит, нас не узнает, шарахается, из рук вырывается, - молодая женщина жалобно всхлипнула.
- Тайри, взгляни пожалуйста, - попросил ваюмн, - Да не бойтесь, уважаемые, миледи настоящий целитель.
Годовалый крепыш был здоров, Тайри это видела без дополнительных усилий. А вопил он, как резаный, от подсадных чар. Вот они, чужие черные нити, опутывают мальчика, словно паутина, только как их снять, не навредив? Магия старая, такая, наверное, только в глухих деревнях и осталась.
- Подождите тут, я сейчас эксперта приведу. Малыш не болен, это кто-то поколдовал над ним, - леди Даллет мигом открыла портал и через пару минут вернулась с сонной Одри, кутавшейся в теплую вязаную шаль. При виде ребенка сон мгновенно улетучился, деревенская колдунья увидела нечто знакомое.
- Ребенка с нянькой оставляли? - спросила она у родителей.
- Да, это первый раз... Он все время со мной, с рук его не спускаю, а тут на свадьбу брата в соседний город поехали, решили не возить с собой, - затараторила мамаша, - вроде, нянька проверенная была, у троих знакомых за детьми присматривала, все хорошо было, а тут... Знала бы...
- Ага, соломки бы постелила, - кивнула Одри, - Что-то этой няньке у вас сильно понравилось. Может, дом, может богатство или муж твой пригожий глянулся, вот она и оплела мелкого паутинкой. Теперь он без этой няньки ни пить, ни есть не станет, только плакать день и ночь. А она как-нибудь невзначай зайдет проведать деточку - малыш-то и успокоится. Тут вы на радостях ее в дом и возьмете! Есть такое подленькое колдовство, но ничего, мы его вспять обернем и злодейку накажем. Пускай она как следует кошмарами помучается. Мастер Гай, у вас паук в хозяйстве найдется?
 -Да откуда ж я знаю? - опешил ваюмн.
- Я знаю, - подмигнул художник, -  у тебя в кабинете знатный ловец живет. Принести?
- Буду благодарна. А ты не закатывай глазки, мамаша! Паук твое дитятко не съест, а делу ох как поможет.
Ноэль появился, торжественно неся на вытянутой руке висящего на паутинке восьминогого красавца с полосаатой спинкой.
- Ах ты ж умничка, на ниточке принес, цены тебе нету...  Вот мы сейчас шуганем заразу эту, чтобы неповадно было над детишками колдовать, - приговаривала Одри, обходя мать с ребенком по часовой стрелке, - забери, паук, паутину. Свое верни, чужое отдай! Откуда пришло, туда и вернулось! Нет дороги назад!
С этими словами она резко бросила паука в огонь. Малыш всхлипнул, замолчал и прижался к матери.
- Теперь бы ему оберег сделать, как мой дед учил. Локоном своим пожертвуешь, красавица? Да и у тебя, папаша, тоже волосы длинные, а наговоренная нитка и у меня найдется.
Деревенская колдунья сплела коротенькую косичку из светлых волос матери, темной пряди отца и красной шерстяной нити. Что-то нашептывая, обвязала её вокруг запястья ребенка.
- Как тесен станет - сожгите, другой сплетем. Да идите домой, мальчик голоден и спать хочет. Молча, молча идите, никаких "спасибо", так надо! - напутствовала молодых родителей Одри.
Посетители чуть не бегом побежали, а девушка улыбнулась друзьям:
- Молодец, Тайри, что притащила меня. Знаю я такие штучки, снимала не раз. А это что, еще один околдованный? - она внимательно уставилась на художника, - да уж, повезло тебе, красавец. Где ж ты в старое колдовство вляпался, да еще и по доброй воле? Мучаешься вот теперь, и никто тебе не помощник, только ты сам. Послушай себя, будь честен, не лукавь, старое отпусти - колдовство и отстанет. Оно и так уже на волоске держится. Сделай, что хотел, камень-то с души и свалится... Тайри, пойдем домой, - колдунья зевнула, прикрывая рот рукой, - устала я что-то... Ну, ты понял меня, человече?
Художник кивнул и, пошатываясь, точно пьяный, отправился к себе в комнату.
- Вот так и узнаешь о друзьях много нового, - печально произнес Гай, обращаясь к единственному оставшемуся собеседнику - огню в камине. Тот в ответ затрещал и плюнул искрами.

8
Гортхауэр - прелесть. Уже не принимает решения сгоряча. Но все еще робеет перед Мелькором)))
Цитировать
Ну и ладно! Оплакивать Остров смысла нет, главное, чтобы Тано ничего не узнал.
- прелесть же! Прямо как мой сын))))

9
Адресное / Re: Re: Виват! - 12
« : 07 Ноя, 2019, 08:16:33 »
Дорогая эрэа Tany, с днем рождения!
Здоровья, радости, вдохновения!


10
Адресное / Re: Виват! - 11
« : 05 Ноя, 2019, 09:38:51 »
Дорогая Вера Викторовна!
С днем рождения! Радости, здоровья, успеха, новых замыслов, вдохновения!
Огромное вам спасибо за ваших героев и ваши миры!


11
Адресное / Re: Виват! - 11
« : 04 Ноя, 2019, 00:46:33 »
С Днем рождения, эреа AngelNina888!


12
Волчик! Живой! Да еще и в компании с Клементом! Просто праздник какой-то! Дорогая эрэа Эйлин, спасибо огромное! Просто бесподобно!

13
Наша проза / Re: Сказки у камина - III
« : 04 Ноя, 2019, 00:37:01 »
Продолжаем наблюдать нахальных художников...


В первый день Ноэль завалил кабинет Гая, и без того небольшой, коробками с красками, шкатулками с кистями, связками карандашей и кучей разного калибра блокнотов и листов для рисования. потом исчез куда-то на несколько часов,вернулся замерзший и грязный, натоптал в гостиной, слопал все запасы мясного в доме и, не поблагодарив, уполз спать.
Утром Тайри обнаружила постояльца на кухне, вдохновенно сочиняющего завтрак из то-го, что осталось от вчерашнего набега - для себя, любимого, разумеется.
- Присоединяйтесь, миледи, если голодны, - пробубнил он с набитым ртом, что-то помешивая на сковороде, - хотя, если честно, мне тут и одному мало. И я тороплюсь.
- Благодарю, я сыта.
- Воздухом и любовью?
- Пусть для вас останется эта версия, - холодно ответила юная леди.
- Ну и ладно, мне больше достанется.
- На здоровье, и приятного дня, - Ноэль не то чтобы начал раздражать Тайри, но нравился он ей все меньше и меньше.
- Счастливо, миледи. После обеда будьте здесь. Я приступаю к эскизам...наверное.
- Вы что, сами еще толком не решили?
- Это зависит от того, успею ли я за полдня завершить одно важное дело.
- Ну так завершайте, вам никто не мешает, - пожала плечами леди и  открыла Короткий переход в "Улитку".
Как и ожидалось, свои таинственные дела художник завершил только поздно вечером, за что мастер и ученица были ему благодарны. Увы, на следующий день за это пришлось расплачиваться. Ноэль под предлогом эскизов присутствовал, казалось, везде и довел-таки всех до белого каления своим сарказмом и наглостью. Последней каплей стало его желание принять ванну перед ужином. В купальне он обосновался надолго, распевая фривольные песенки и постоянно спрашивая хозяев, нет ли у них пенящейся уккабской соли с запахом фиалок или, скажем, эликсира для закрашивания седины...
Тайри минут десять размышляла, что будет действеннее: разогреть воду в ванне, где плескался несносный гость, до кипятка или подсунуть ему средство, что окрасит его патлы в чудесный изумрудный цвет. Нет, пожалуй, ярко-розовый подойдет больше! Человеколюбие победило, и леди Даллет, поколдовав над одной из своих склянок, не глядя сунула ее в приоткрытую дверь купальни.
- А спинку потереть? - донеслось вместо "спасибо".
- Моргенштерном? Так ведь облезешь... - прошипела в ответ  леди, отчаянно сожалея  о том, что не может мгновенно сотворить из мочалки морского ежа. Ну да ничего, посмотрим, насколько хорошо подействует эликсирчик!
   Гай, узрев Ноэля за ужином, чуть не подавился.
- Что это с тобой, мастер? Не ожидал, что твое магическое корыто подействует на меня столь благотворно? Или думал, я там растворюсь?
- М-да... Интересно, а после купания, ну скажем, в илатских термах, каков был бы эффект? - спросил ваюмн, глядя, почему-то, на ученицу.
- Полагаю, он был бы...э... всеобъемлющим.
Заказчик и его дама почему-то усиленно прятали глаза и изо всех сил старались сохранять на лицах каменное спокойствие. Временами сил не хватало, и они начинали переглядываться и покашливать.
- Демоны вас раздери, я что, настолько прекрасен, что на меня нельзя смотреть, как на солнце? - не выдержал Ноэль.
- Угу, - глядя исключительно в тарелку, ответила леди,  а Гай хихикнул.
Художник схватил отполированный до блеска серебряный поднос, стряхнул с него фрукты прямо на скатерть и воззрился на свое отражение. Зрелище было феерическим: волосы, брови и даже отросшая щетина окрасились во все оттенки розового и пурпурного. Некоторое время гость изучал собственную физиономию  с разинутым ртом, потом отложил поднос, поднялся и ушел к себе в комнату.
- Я все испортила? - спросила Тайри у хохочущего Гая.
- Понятия не имею, но проучила ты его знатно. Теперь будет, аки цветочек.
- Ну, я ж не зверь. Завтра проснется в прежней окраске.
- Вы вернули меня к жизни, миледи, - страдальчески проскрипели  с порога, - возможно, я даже найду силы работать.
   Весь оставшийся вечер Ноэль проторчал в гостиной, завязав голову платком на пиратский манер. Он очень просил не обращать на него внимания и вообще считать за предмет интерьера, молчал и рисовал.
Еще три дня прошло столь же тихо и спокойно. Окраска исчезла, от Ноэля не было слышно ничего кроме "здравствуйте", "спасибо" и "спокойной ночи". Он изводил блокнот за блокнотом, становился все более задумчив и печален.  Наконец художник снова исчез ку-да-то, вернулся с коробкой особых красок в маленьких стеклянных баночках, пучком тонюсеньких кисточек, непонятным свертком, а также тремя бутылками вина и корзинкой съестного в придачу. Заперся в кабинете, очень вежливо попросив не беспокоить его, даже если в доме случится пожар, или Отступник на пару с Создателем явятся по его душу.
- Всё, - сказал Гай, - засел за портрет.
- Так быстро? - удивилась Тайри.
- Я же просил о срочности. И не удивляйся, холста ты не увидишь. Я заказал  миниатюру.
Затворничество Ноэля продолжалось около суток. Мастер узрел знакомого у камина поздним вечером. Тот был мрачнее тучи и усердно скармливал огню листки с набросками. В ответ на вопросительный взгляд ваюмна художник тяжко вздохнул и ответил:
- Всё не то, Гай, всё из рук вон... Мне не нравится то, что получается. На бумагу лезут мои мысли и сны, а не то, что есть на самом деле.
- Возможно, тебе стоит больше общаться с оригиналом?
- Чтобы она снова макнула меня мордой в лужу? Хотя... я попробую, конечно. Вопрос, выдержишь ли это ты.
- Уж как-нибудь потерплю. Я прекрасно помню, что твоя "воспитанная" ипостась еще похлеще хулиганской, но ради заказа...
- Разумеется, только ради заказа, - скорчил кислую мину художник, - кто ж станет терпеть такое безобразие ради меня самого.
- Ноэль, сам-то ты много ради себя любимого сделал?
- Ладно, - отмахнулся гость, - я что-нибудь придумаю.

14
Наша проза / Re: Сказки у камина - III
« : 02 Ноя, 2019, 14:45:51 »
Слуги Отступника народ упертый, но и герои у нас отнюдь не божьи одуванчики. В случае чего за себя постоять могут. А вот еще один "герой одного эпизода", правда, наблюдать мы его будем на протяжении нескольких дней.

   В таверне "Кисть и корона", где обретался знакомый художник Гая, было жарко, шумно и весело. А еще - красиво. Стены, потолок, двери - все было украшено творениями талантливых, но, увы, небогатых посетителей и постояльцев. так что, ожидая, пока принесут заказанное, было чем заняться: рассматривать знакомые, полузнакомые и вовсе выдуманные пейзажи, портреты хозяев таверны с домочадцами, богатые натюрморты, а если поднять глаза к потолку, то и вовсе парящих в облаках драконов.
- Смотрите-смотрите, - гордо заявил хозяин, лично принесший необычным гостям лучшего вина, - больше нигде такого не увидите. Этой братии только повод дай. У меня и комнаты все разрисованы, но вот с благородной дамой я бы не во всякую войти решился. Один шутник весьма интересные сцены рисовал,  и манера у него, как ее...ре-а-лис-ти-чес-кая, во! Но содержание, бывало, и видавших виды в краску вгоняло. А другой талант к концу своей недолгой жизни уверовал в Создателя и так свою комнатушку расписал, что мы не стали там никого селить. Часовню сделали, так Смиренные братья всей толпой смотреть приходили... на Отступника. Художник этот его на отдельной доске нарисовал и в угол мордой к стенке поставил - вроде как он от воинов Создателевых там прячется. Доску монахи забрали и сожгли, а все остальное благословили и сказали не трогать. Ну мы и не трогаем, только свечки зажигаем...
- С ума сойти. А посмотреть можно? - глаза у Тайри так и загорелись.
- Как-нибудь потом, - разочаровал ее ваюмн, - во-первых, принесли наш ужин, а во-вторых, на ловца и зверь прибежал. Рад тебя видеть, Ноэль.
 -Чем обязан, мастер Гайдиар? - Ноэль был явно не в духе. Художника он напоминал мало, скорее разбойника с большой дороги или наемника, переживающего не лучшие времена. Худое лицо обветрено, подбородок и щеки заросли устрашающего вида щетиной, скулу украшает совсем свежая ссадина, только-только схватившаяся корочкой. На плечах болтается когда-то дорогая, но повидавшая виды кожаная куртка с серебряными заклепками, да и сапоги явно сделал не последний мастер. Длинный кинжал за поясом наводил на разнообразные мысли о том, что руки знают не только карандаши и кисти
- У меня есть для тебя работа. Хочу заказать портрет.
- У меня кончились краски, а карандашами я топил камин, - пробурчали в ответ.
- Не беда, найдем нужные. А пока я приглашаю тебя с нами поужинать.
- Я не голоден, - мрачно сверкнул темными глазами художник.
- Ваше тело говорит об обратном. Вы голодны, и давно. А еще, вам нужно много сил, чтобы повреждения, полученные дня три назад, зажили, как надо.
- Кто вам сказал?!
- Никто, Ноэль. Леди и так всё видит, - хитро улыбнулся мастер, - она целительница.
- Да ну! Правда, что ли?
Тайри вместо ответа потянулась к сорванным с мест нитям и нарушенным потокам, зарастила трещины в ребрах, убрала боль, запустила процесс восстановления в отбитых почках, а напоследок заживила ссадину на скуле строптивого собеседника.
- Какого... - задохнулся от удивления Ноэль -, так это же...
- Магия. Чему ты удивляешься?
- Я, конечно, благодарю и все такое, миледи, - художник плюхнулся на стул и без спросу налил себе полную кружку вина, - но заказ я все равно не приму. Мне сейчас и голову-то негде приклонить, не то что над эскизами сутками сидеть.
- Снова со всеми переругался и задолжал, кому можно и нельзя?
В ответ мрачный знакомый Гая криво усмехнулся и залпом выпил вино.
- Закусывайте, - леди Даллет пододвинула ему тарелку с утопающим в соусе куском мяса.
- Не хочу.
- Хотите. Это не еда, это лекарство. Будете спорить с целителем?
- не буду, - голод взял верх над гордостью, и на некоторое время над столом повисла тишина.
- Скажите, миледи, зачем вам понадобился портрет этого угрюмого типа? - ворчливо осведомился художник, взирая на опустевшие блюда и прочие горшки с мисками.
Из уст буки-Ноэля это прозвучало весьма комично.
- Ой, кто бы говорил, - просмеявшись, сказал мастер.
- Это Гай, по-вашему, угрюмый? - Тайри давно так не веселилась. Доля правды в словах Ноэля была, но совсем небольшая.
- А то нет?
- Да там, где наш мастер учился сию угрюмость и мрачность мысли культивировать, вы преподавали!
Тут уже не выдержал художник. Сначала хрюкнул, пытаясь сдержать смех, и спрятался за кружку с вином, но потом вынужден был поставить ее на стол, ибо самозабвенно ржал, что твой жеребец, раскачиваясь и ударяя кулаком по столу.
- Это... Это ж надо такое сказать!.. Преподавал! Я...ага...Гаю! Ой, держите меня...
Наставник с ученицей переглянулись.
- Что тебя так разобрало-то, дружище? Вроде вина совсем немного... -  с преувеличенной серьезностью вопросил ваюмн.
- Да ты сам подумай! Ой, ладно, - художник помассировал щеки, - если у меня со смеху челюсть вывихнулась, лечить меня бесплатно будете. Так когда вам нужен его портрет, миледи?
- Это мне нужен ее портрет, Ноэль. И быстро.
Собеседник выпрямился, чуть не с ужасом глядя на ваюмна. Всё его веселье как ветром сдуло.
- Ты в своем уме, мастер? Забыл, разве, как я пишу портреты и почему я давно не берусь за женские?
- Я все помню, но не знаю никого, кто смог бы сделать это лучше тебя. Поэтому заранее согласен на всё... ну, почти на всё.
- Ты хорошо подумал?
- Лучше некуда. Назначай цену.
- Ты мою цену знаешь. Разве что за срочность с тебя содрать дополнительно. Золотом.
- Хоть золотом, хоть серебром, на здоровье, - отмахнулся Гай, - а жить, имей в виду, будешь у меня.
- Ты еще скажи, что устроюсь, как король. В кабинете?
- Ну не спальню же тебе уступать.
- А это мысль...
- Что еще тебе понадобится?
Ноэль печально заглянул в опустевшую кружку, а за ней и в бутылку, протянул руку раскрытой ладонью вверх:
- Задаток. Как всегда. Лавка почтеннейшего господина Мо уже закрылась, так что за красками и прочим завтра пойду. А сегодня заскочим в круглосуточную забегаловку Реми за блокнотами и карандашами, и спать.
Гай положил на стол увесистый кошелек.
- К Реми топай сам. Знаешь же, я его терпеть не могу. Мы тебя здесь подождем, если есть желание попасть домой Коротким переходом.
- Я по-твоему совсем дурак? От Реми до твоего дома пешком через полгорода топать.  Ладно, ждите, я быстро...
- Может, ты мне хоть что-нибудь объяснишь, радость моя? - угрожающе-нежно произнесла леди Даллет, когда Ноэль ушел, - например, почему из всех художников тебе понадобился именно этот? Ужас кошмарный, грубиян и зануда.
- Потому что грубиян и зануда имеет совершенно особый дар. Его портреты... Я не смогу рассказать, их видеть надо. Глядя на них, человек не просто вспоминает, он будто заново проживает все связанные с изображенным моменты. Память не стирается и не тускнеет.
- Почему же тогда твой Ноэль не озолотился? Такие портреты должны быть очень востребованы.
- Ты - целитель, и первую причину его бедности должна бы увидеть сразу.  Он не берется за портреты умерших или умирающих.
- Чтобы в последствии заказавшие их не сошли с ума, утонув в воспоминаниях?
- Именно. Они становятся для несчастных живее жизни. Во-вторых, Ноэль просит за свою работу не только золото. Деньги нужны лишь для покупки необходимого. Мой друг просит показать ему нечто, чего он еще не видел. Ему нужно не только пропитание, но и вдохновение. А третья причина - его отвратительный характер. Видимо, Создатель, поцеловав этого обормота при рождении, оставил ему в подарок мешок недостатков. По собственному опыту знаю, насколько Ноэль бывает невыносим. Причем, чем дольше он бездельничает, тем он отвратительнее. Немногие решаются с ним иметь дело.
- А почему он не берется за женские портреты? Не умеет пририсовывать достоинства и не замечать недостатки?
- Это совсем грустная история.  Дамы у него получаются просто божественно, но... Когда он работает над портретом,  не просто постоянно наблюдает и общается  с оригиналом. В женщин Ноэль еще и влюбляется - по-настоящему, чуть не до безумия. Зачастую дамы не просто устоять не могут, они начинают испытывать ответные чувства! Какой муж это стерпит? И потом, его-то любовь проходит через день-другой после окончания работы, а вот у дам - далеко не всегда. Так и получилось, что от самого прибыльного вида заказов он вынужден отказаться.
- Понятно, - задумчиво протянула Тайри и подозрительно сощурилась, - а ты, стало быть, не боишься всего этого.
- Не боюсь, милая. Я боюсь, что ты убьешь его раньше, чем он закончит работу...


15
Наша проза / Re: Танец с водой - VII
« : 02 Ноя, 2019, 01:56:40 »
Да что ж такое! Снова описание яств,и снова ночью! Я либо слюной захлебнусь, либо пойду потрошить холодильник... А рыжего вождя поневоле зауважаешь за такие слова:
Цитировать
- Дикари, - презрительно бросил зеленоглазый. – Мы уважаем храмы всех богов и их служителей.

Страницы: [1] 2 3 ... 43