Расширенный поиск  

Новости:

26.07.2022 - в "Лабиринте" появился третий том переиздания "Отблесков Этерны", в книгу вошли роман "Лик победы", повесть "Белая ель" и приложения, посвященные географии, природе и политическому устройству Золотых Земель.

ссылка - https://www.labirint.ru/books/868569/

Просмотр сообщений

В этом разделе можно просмотреть все сообщения, сделанные этим пользователем.

Темы - Gatty

Страницы: 1 ... 3 4 [5] 6 7
61
Сегодня (по другим данным завтра) исполняется 110 лет со дня рождения Ивана Антоновича Ефремова. Ученого, писателя, мыслителя, ЧЕЛОВЕКА.  Жаль, очень жаль, что его в свое время не поняли до конца, но, может быть хотя бы сейчас...

"...Некомпетентность, леность и шаловливость "мальчиков" и "девочек" в любом начинании является характерной чертой этого самого времени. Я называю это "взрывом безнравственности", и это мне кажется гораздо опаснее ядерной войны. Мы можем видеть, что с древних времен нравственность и честь (в русском понимании этих слов) много существеннее, чем шпаги, стрелы и слоны, танки и пикирующие бомбардировщики. Все разрушения империй, государств и других политических организаций происходят через утерю нравственности. Это является единственной действительной причиной катастроф во всей истории, и поэтому, исследуя причины почти всех катаклизмов, мы можем сказать, что разрушение носит характер саморазрушения.

Когда для всех людей честная и напряженная работа станет непривычной, какое будущее может ожидать человечество? Кто сможет кормить, одевать, исцелять и перевозить людей? Бесчестные, каковыми они являются в настоящее время, как они смогут проводить научные и медицинские исследования? Поколения, привыкшие к честному образу жизни, должны вымереть в течение последующих 20 лет, а затем произойдет величайшая катастрофа в истории в виде широко распространяемой технической монокультуры, основы которой сейчас упорно внедряются во всех странах, и даже в Китае, Индонезии и Африке...
1971

***
...На Земле всё довольно уныло, особенно это будет ощущаться в скором будущем. Это совпадает со старыми индийскими и тибетскими пророчествами о высших и низших пиках. Графически я изобразил их на диаграммах. Низший пик в 1972 г. (это было в 1969 г. - прим. Олсона), подъём в 1977 г. и огромный провал с колоссальными войнами в период между 1998 и 2005 гг. - временем Белого Всадника из Майтреи. Но я не доживу до этого времени, может быть, доживёте Вы?..
1969
Иван Антонович Ефремов. Переписка с учёными. Неизданные работы. - М.: РАН, 1994. С. 189-190, 191.
(датировки поправлены по книге Олсона "Другая сторона медали")

********************
Из книг, памятное многим:

"Лучше сто раз ошибиться, поверив в благородную сказку, чем отвергать все, стараясь быть умнее сердца!"

"Предатель своей страны заслуживает смерти у всех народов. Но почему не видят люди предателей своей собственной души? Ведь такие изменники не имеют уже правдивости. На человека этого нельзя положиться ни в чем. Он будет идти от дурного к худшему, и зло внутри будет возрастать. Кто бесчестен даже в самых малых вещах, скоро вообще потеряет всякое достоинство. Много говорили о моей честности. Я действительно стараюсь неизменно быть таким, никогда не разглашая тайн и не допытываясь о том, чего мне не хотят сказать. Великое преступление возникает из цепи малых ошибок и проступков, а великое достоинство, равное богам, родится из бесчисленных действий сдержанности и обуздания самого себя".

"Мир построен так, что «никогда» повторяется в каждый миг жизни, пожалуй, это единственное неотвратимо повторяющееся. Может быть, по-настоящему человек только тот, кто нашел в себе силу совместить глубокое чувство и это беспощадное «никогда». Прежде, да и теперь, многие старались разрешить это противоречие борьбой с чувством. Если впереди «никогда», если любовь, дружба — это всего лишь процесс, имеющий неизбежный конец, то клятвы в любви «навеки», дружбе «навсегда», за которые так цеплялись наши предки, наивны и нереальны. Следовательно, чем больше холодности в отношениях, тем лучше — это отвечает истинной структуре мира".

"Психологическая статистика отчётливо показала, что в трудных условиях жизни мужчины резко делятся на две группы. У одной возрастает стойкость и мужество, а у другой — прогрессирует безответственность, стремление уйти от психологической нагрузки и заботы, переложив её на плечи женщины или получая забвение в алкоголе."

"Бог, занятый всеми людскими делами и похожий на человека — лишь воображение людей, не слишком глубоких в фантазии. Он нужен на их уровне веры, как нужно место для сосредоточения и мольбы, как посредники — жрецы. Миллионы людей еще требуют религии, иначе они лишатся вообще всякой веры и, следовательно, нравственных устоев, без которых нельзя существовать государствам и городам".

"У мудрого познание не сокрушит веры в величие мира и целесообразность его законов, которые так хорошо чувствуют поэты и художники. Глупец лишится вообще всякой веры и скатится в черную яму бессмысленного животного существования".

"Как ни называть, важно, чтобы искусство несло утешение, а не развлечение, увлекало на подвиг, а не давало снотворное, не занималось исканием дешевого рая, не превращалось в наркотик."

– Полно, Кеттеринг! – перебил высокий офицер. – Неужели вы решаетесь ставить русских рядом с англичанами? Мы создали всю культуру мореплавания, науку о море, все флотские традиции... Как же может быть, чтобы континентальный народ оказался настолько способным к морскому искусству?
– Мне кажется, тут дело в особых свойствах русского народа. Из всех европейских наций русская сформировалась на самой обширной территории, притом с суровым климатом. Этот выносливый народ получил от судьбы награду – способности, сила которых, мне кажется, в том, что русские всегда стремятся найти корень вещей, добраться до основных причин всякого явления. Можно сказать, что они видят природу глубже нас. Так и с морским искусством: русский очень скоро понимает язык моря и ветра и справляется даже там, где пасует вековой опыт.
– Но... – начал высокий офицер.
– Но, – перебил Кеттеринг, – подумайте над нашей встречей! У нас еще много времени, чтобы закончить спор до возвращения в Англию..."

62
Я не помню, какое стихотворение Николая Гумилева услышала первым, а какое первым заучила наизусть. Кажется, "Волшебную скрипку", хотя половины не понимала. Просто оно завораживало и тянуло куда-то в неведомое, которое где-то обязательно есть и до которого можно дойти. Если, конечно, идти...

Потом, много лет спустя, Николай Гумилев перевернул мою жизнь, так как без его стихов моя рабочая встреча с Nik Perumov закончилась бы банальным интервью: "Каковы ваши творческие планы?" "Что бы вы хотели сказать своим читателям?". Но я любила Гумилева, и Николай Данилович любил Гумилева. Я, дотоле не читавшая фэнтези, но работавшая честно, перед тем, как идти на дело, принялась заталкивать в себя "Гибель богов". Шло туго - еще бы, ведь я не имела ни малейшего понятия об эльфах и прочих властелинах Тьмы! - но в какой-то момент меня, будто током ударило. Да тут же, вот в этом самом мире, Гумилев с золотыми драконами и разливом зеленых зыбей, а сам мир - тот самый, волнующий и странный...

Остаток книги я проглотила и, конечно же, не могла не спросить Николая Даниловича о Николае Степановиче. Мы разговорились, а в итоге случилась Арция с ее Паладинами зеленого храма, и вся моя жизнь рванула куда-то за горизонт.... Благодаря тому, что 15 апреля 1886 года в Кронштадте родился Николай Степанович Гумилев.

МОИ ЧИТАТЕЛИ
Старый бродяга в Аддис-Абебе,
Покоривший многие племена,
Прислал ко мне черного копьеносца
С приветом, составленным из моих стихов.
Лейтенант, водивший канонерки
Под огнем неприятельских батарей,
Целую ночь над южным морем
Читал мне на память мои стихи.
Человек, среди толпы народа
Застреливший императорского посла,
Подошел пожать мне руку,
Поблагодарить за мои стихи.

Много их, сильных, злых и веселых,
Убивавших слонов и людей,
Умиравших от жажды в пустыне,
Замерзавших на кромке вечного льда,
Верных нашей планете,
Сильной, веселой и злой,
Возят мои книги в седельной сумке,
Читают их в пальмовой роще,
Забывают на тонущем корабле.

Я не оскорбляю их неврастенией,
Не унижаю душевною теплотой,
Не надоедаю многозначительными намеками
На содержимое выеденного яйца,
Но когда вокруг свищут пули,
Когда волны ломают борта,
Я учу их, как не бояться,
Не бояться и делать, что надо.

И когда женщина с прекрасным лицом,
Единственно дорогим во вселенной,
Скажет: "Я не люблю вас",
Я учу их, как улыбнуться,
И уйти, и не возвращаться больше.
А когда придет их последний час,
Ровный, красный туман застелет взоры,
Я научу их сразу припомнить
Всю жестокую, милую жизнь,
Всю родную, странную землю
И, представ перед ликом Бога
С простыми и мудрыми словами,
Ждать спокойно Его суда.
<1920>


63
Соответствующей темы не было, а она нужна, вот я ее и создала.

Заодно и узнаю, правда оно или красивая выдумка.

65
Адресное / С Днем Геолога!
« : 01 Апр, 2018, 03:02:27 »
Всех причастных, а они здесь у нас есть!


66
Адресное / С Весенним Изломом!
« : 20 Мар, 2018, 15:42:09 »
С Весенним Изломом!
Изломается сегодня в 19.15.12 по Москве.
Радуйтесь!



67
Это было, да-да, это было ужасно в своей некуртуазности, но ночью Марсель на девицу толком и не взглянул, впрочем, она сразу куда-то делась, как позднее выяснилось, к знакомым «фульгатам». Последующая суматоха, перепалка с Рокэ, который, видите ли нуждался не в офицере для особых поручений, а в его кобыле и слегка душераздирающее прощание с Эпинэ затмили дочь выходца окончательно. На покой Валме удалился в рассуждениях о грядущей битве и гнусном поведении некоторых регентов, однако ночь кончилась, все выспались и откладывать знакомство с дамой стало неприлично. Валме завязал лучший из уцелевших шейных платков и отправился наносить визит девице Арамона, которая оказалась во всех смыслах невероятной. Сраженный словно вытряхнутой из северной баллады красотой Марсель зазевался, подыскивая достойный комплимент, но девица ждать не собиралась.
– Вы уже видели Герарда? – немедленно вопросила она, – Боюсь, ему сейчас очень плохо, он ведь до вчерашнего дня тропами холода не ходил, а тут сразу две дороги. И еще бесноватые, которых пришлось дразнить. Это нетрудно, хоть и противно, только Герард думал, что его убьют и переживал за нас с мамой и своего маршала. Понимаете, второму Савиньяку было неловко отправлять Герарда и полковника, то есть генерала фок Дахе на смерть, но иначе не получалось спасти Бруно, который нам сейчас очень нужен.
– Я видел Герарда, – если понимаешь хоть что-то, с него и начинай. – Ему в самом деле плохо, и он снова лег спать. Не знаю, слышали ли вы обо мне. Виконт Валме.
– Мне капитан Уилер рассказал, – осчастливила красавица. – И Герард тоже немного писал. Еще из Фельпа. Вы извините, что я сразу пошла к «фульгатам», но я должна была сказать капитану Уилеру одну вещь. Понимаете, мне пришлось про него наврать, хотя я этого не люблю. Некоторые дела можно хорошо и быстро сделать, только, сказав неправду. Конечно, некоторые так не делают, и у них ничего не получается, тогда они начинают жаловаться и злиться.
– Совершенно с вами согласен, – выдавил из себя окончательно очарованный виконт. – Сударыня, вы завтракали?
– Конечно, – девица еще шире раскрыла и без того бездонные глаза. – Ведь скоро будет пора обедать.
– Вот и хорошо, – не стал вдаваться в теорию виконт, – вы не прочь пообедать в моем обществе? Ваш брат в любом случае спит, а трогаться с места до возвращения разъездов я не намерен.
– Муха так и сказал. Сударь, возможно вы не знаете, но капитан Уилер отправил сержанта и еще двоих человек в Акону. Там осталась моя подруга, она будет волноваться, кроме того на ней генерал фок Дахе и герцог Надорэа. От генерала никаких неприятностей не будет, кроме того, ему надо отлежаться после вчерашнего, а вот герцог Надорэа может удрать к моей маме и при этом наговорить лишнего.
– Я вас понимаю. Видите ли, мы путешествовали с герцогом Надорэа, когда он еще таковым не являлся и осведомлены о его, гм, чувствах. Сударыня, надеюсь, вы мне доверяете?
– Разумеется, ведь вам доверяет Монсеньор.
– Это вам Уилер рассказал? – на всякий случай утончил Марсель.
– Я сама поняла, я же вас видела вместе. Понимаете, я немного странная. Сперва я думала, что просто не засыпаю от выходцев и вижу, когда нет тени, а теперь думаю, со мной еще что-то. Мои подруги, обе… Они мне сразу поверили, а ведь они меня не знали, зато в их жизни было много нехорошего. И Монсеньор… Граф Савиньяк, он ведь тоже Монсеньор?
– И еще какой!
– Вот видите. Он мне тоже верит, зато бесноватые меня терпеть не могут, а теперь еще кое-что прибавилось. Я раньше об этом не думала, но меня очень не любят многие дамы и девицы. Они стараются не подавать вида, а я все равно чувствую.
– Это как раз неудивительно, – Какой восхитительный разговор! – Вы необычайно хороши, дамы такого не выносят.
– Мне об этом говорили, но ее величество меня любила, и Мелхен с Айрис; я даже графине Савиньяк нравлюсь, хотя при встрече с ней повела себя неподобающе. На меня напал бесноватый, я заставила показать его Монсеньору, а надо было плакать или лишиться чувств, хотя нарочно такое не выходит. Вы не хотите называть меня Селина или Сэль? По-моему, так удобнее.
– Несомненно, – Создатель, да ей только переливчатого хвоста для полного совершенства не хватает! – Сэль, значит вы чувствуете ложь?
– Нет, что вы! Я понимаю, только, когда не любят, а притворяются. Это как с кошками. Вы же отличите, когда кот у вас что-то выпрашивает, и когда он за вами полезет даже в неприятное место? Только коты, когда терпеть кого-то не могут, не просят, а нападают, люди хитрее.
 – Опять-таки вынужден согласиться, – какое счастье, что деве не пришелся по сердцу Альдо с его роскошной челюстью! – Вы не могли бы рассказать мне о вашем с братом путешествии. Монсеньора больше занимали дела сугубо военные, но появление Герарда в Аконе тоже очень любопытно. Должен сказать, что я знаком с капитаном Гастаки и вашим покойным батюшкой, некоторый вещи мне можно не объяснять.
– Я очень рада, – девица Сэль сверкнула белоснежными зубками. – Объяснять некоторые вещи очень трудно. Я вам все расскажу, а потом вы мне расскажете про казара Баату. Его ведь можно считать королем?
– Я бы сказал, что его нельзя считать никем иным. Вы не против, если на обед нам подадут жаркое из курицы и кэналлийское? За вино я ручаюсь, с жарким придется довериться хозяину.
– Хорошо, что вы пока незнакомы с Мелхен. Она так готовит птицу, что после вам все покажется неправильным.
– То есть жаркого вы не хотите?
– Хочу, но я не мужчина, и потом я всегда могу вспомнить, как готовили в Надоре.
– Наверняка, это было ужасно! Обычно я избегаю оборота «это было», но в данном случае он уместен, ведь Надора больше нет, следовательно, нет и надорских обедов, а северная кухня в целом при всей своей простоте вполне терпима. Особенно пироги.

68
Форум мы в порядок привели, пора браться за сайт, и надо решать, с какой стороны. Устарел он чудовищно и технически, и по наполнению, сейчас все везде не так.

В связи с этим вопросы:
- Каким вы бы хотели видеть сайт с точки зрения удобства (имеются в виду технические моменты)
- Каким бы вы хотели видеть сайт с точки зрения эстетической
- Каким  бы вы хотели видеть наполнение
- Если есть на примете образцы, которые вам кажутся удачными, не сочтите за труд, дайте ссылку.

В идеале хотелось бы перезапустить сайт к выходу финальной книге цикла, но если не выйдет, хотя бы не очень отстать.

69
Адресное / Весна!
« : 01 Мар, 2018, 00:30:14 »
1 Марта - Всемирный день Кошек и официальное начало календарной весны.
И МЫ ДО ЭТОЙ ВЕСНЫ ТАКИ ДОЙДЕМ!
По сугробам, через бурелом, проваливаясь по брюхо в снега, но дойдем.
 Главное - держать хвост пистолетом и не сомневаться: прямо по курсу - весна.


70
Если есть желание, попробуйте угадать, откуда и почему взялся греб Савиньяков.

71
С февралем, как уже ясно, по ряду субъективных и объективных причин, из которых моих не более трети, не срослось. Дорогое мироздание очередной раз показало, что терпеть не может озвученных сроков, так что новый называть не буду. Скоро. Не за горами, а так, за холмиком с костяным деревом. Как будет обложка и форзацы,  сразу покажу. 
В книге восемь частей с эпилогом (в сумме немного больше двух "Полуночей"), не считая приложений. 

В приложениях будет  парочка преданий, немного биологии, карты сражений, правильная хронологическая таблица (в "Рассвет" умудрились брякнуть рабочий черновик, который был выслан редактору по слезной просьбе исключительно для того, чтоб представлять объем), немного геральдики и истории известных фамилий и, если это не будет критичным для суммарного объема, записки мэтра Шабли.

И все!!! Хотя. признаться, немного жалко прощаться. Привыкла.

Ну и  спойлер от девицы Арамона.

«Милая мама, здравствуй!
Господин Герхард считает, что я должна тебя предупредить, и ручается, что никто ничего не узнает. В футляре есть два секрета, один знает господин Герхард, который вложит туда письмо, а второй графиня Ариго, которая сразу отдаст его тебе. Я никогда не видела этой дамы, но она сестра полковника Придда, и Мелхен говорит про нее очень хорошо. Кроме того, графиня Ариго понравилась Монсеньору, иначе бы он не позволил своему генералу так быстро на ней жениться, а Монсеньор очень хорошо понимает в людях. Так жаль, что его сейчас нет в Аконе, мы с Мелхен его очень ждем, но у военных сейчас много дел, ведь приходится не только давить Заля (ты ведь помнишь, какие в этом семействе неприятные дамы, и это неслучайно), но и ждать неприятностей от дриксов, которые хотят отобрать у Бруно армию, а нам это невыгодно.

О нас ты можешь не волноваться, дом очень хорошо охраняют, а твое письмо очень помогло. Теперь с Мелхен все в порядке, она счастлива и только беспокоится за одного прекрасного человека, который сейчас воюет. Я за него тоже беспокоюсь, но пока там все в порядке. Герард с маршалом Эмилем, который должен спасать Бруно от бесноватых, а герцог Придд помогает старому маршалу фок Варзов. Капитан Давенпорт тоже уехал, но нам с Мелхен все равно докучают дундуки и их родственницы. Особенно гадко, что мы некоторым совсем не нравимся, но, как говорила Ее Величество, корысть и желание сделать карьеру превозмогают порывы, идущие от души. Недалеко от нас живут девицы Флау, они старше нас и совсем не умеют одеваться, «фульгаты» про них говорят, что легче удавиться, чем жениться на таких лахудрах (я знаю, это дурное слово, но ты его тоже говоришь, и оно так подходят к девицам Флау). Господин Герхард к нам посторонних не пускает, но девицы сидят возле окон и пристают к нам, когда мы идем мимо, а мы не можем не  ходить, потому что Мелхен надо на рынок, а ниже нас по улице живет вдова, которая хочет, чтобы Мелхен вышла за ее сына. Эта женщина к нам относится хорошо, но я не знаю, в какую беду нужно угодить, чтобы выйти замуж за этого Валери, который все делает, как хочет его мама. Мне кажется, если госпожа Маргарита велит ему носить слюнявчик, он станет его носить.

Я не понимаю, как можно выйти замуж за мужчину, который до сих пор все делает, как велит мама. Наша кухарка говорит, что такой муж будет слушаться жену, и что главное уехать от свекрови подальше, но зачем держать рядом человека, который не понимает и не хочет понимать, когда ему нужно сменить рубашку, и так будет всегда. Лучше завести маленькую собачку и носить ее в лукошке, как это делают знатные дамы.

Когда нас пригласили ко двору, ты обещала мне объяснить, почему замуж выходить обязательно, но потом случилось столько всего, что мы так и не поговорили. Я много об этом думала, и поняла, что замуж обеспеченным девицам нужно выходить, чтобы не сказали, что у них это не получилось. Все остальное можно делать и так. Бабушка не выходила долго замуж, потому что не хотела терпеть в доме пройдоху и мужлана, и я с ней согласна. Если мужа приходится терпеть, лучше, чтобы его не было, а бабушку соседи не любили не из-за того, что она не замужем, а из-за ее дурного характера. Я ее тоже не люблю, но на все письма ответила очень вежливо. Это было трудно, но я вспомнила, как Монсеньор представил себя дриксенским принцем и выиграл сражение. Я попробовала представить себе ее величеством и написала, что очень ценю родственные чувства, которые ко мне испытывают граф и графиня Креденьи, но мой долг перед Талигом вынуждает меня жить в Аконе и помогать Проэмперадору Севера и  Северо-Запада. Кроме того, я написала, что ни в чем не нуждаюсь и посоветовала бабушке нанять секретаря, чтобы ее ошибки не радовали дурных людей, которые хотят ей напакостить. Господин граф прислал мне пятьсот таллов и велел посоветоваться с достойными доверия дамами и потратить на придворные туалеты. Мне это было неприятно, но потом я решила, что госпожа фок Лоос (ее кошке очень понравился наш Маршал и у них скоро будут котята) достойна доверия, посоветовалась с ней и купила у бергеров очень хорошие меха, которые отправила в подарок бабушке и господину графу. Вышло немного дороже, чем пятьсот таллов, но Монсеньор оставил нам больше, чем мы можем потратить, а еще есть деньги, которые меня просил принять полковник Придд, и я их приняла, потому что иначе бы было невежливо.

У господина Маршала все хорошо, он, наконец, понял, сколько садов ему нужно и не уходит дальше Заречного переулка. Я приучила его носить на шее ленту, и теперь он не потеряется и его не примут за ничейного. Маршал -  хороший охотник и ему нравится приносить добычу домой, хотя больше всего ему нравится куриная печенка, поэтому мы с Мелхен сами ее не едим. Вот и все наши новости, я так подробно о них рассказывала, потому что тебе это интересно, и я о тебе очень соскучилась, хотя жить с Мелхен и солдатами мне очень нравится. Надеюсь, тебе нравится жить с графиней Ариго и ты сумела объехать на кривом коте баронессу Вейзель. Я понимаю, что она очень хорошая, но с ней должно быть очень трудно, ведь она всюду сует свой нос, хоть и не так, как бабушка.

Теперь я должна перейти к самому главному. Нашелся Монсеньор Рокэ, он был в Кагете и вернулся оттуда вместе с герцогом Эпинэ, виконтом Валме, о котором тебе рассказывал Герард, и господином Эйвоном, который на самом деле не погиб. Я думаю, что Зоя сумела затащить его на свою дорогу, но он заблудился и вылез в Кагете, где праздновали день рождения Монсеньора Рокэ. Я не думаю, что ему там очень обрадовались, но господина Эйвона всем хорошим людям становится жаль, кроме того он мог знать что-то полезное. Его взяли с собой в Талиг, потому что он хочет найти тебя и жениться. Это знают все, потому что господин Эйвон говорит только о тебе, семействе Окделлов и о том, что в Талиге все плохо и несправедливо, потому что никто не любит и не уважает покойного Эгмонта Окделла. Однажды он так надоел Монсеньору Рокэ, что тот сделал его герцогом Надорэа и хозяином Надора, но от этого стало только хуже, потому что виконт Валме сказал, что жена герцога Надорэа станет герцогиней и господин Эйвон решил, что тебе это понравится. Теперь герцог Надорэа  все время говорит, что ты достойна стать не только герцогиней, но и королевой и при этом ему стыдно быть счастливым, когда его драгоценный кузен мертв. Про брата Айрис он тоже все время говорит, но я надеюсь, что его величество Хайнрих избавит нас от этого господина навсегда.

Милая мама, я очень люблю Зою, она замечательная, желает всем добра и пыталась спасти Айрис. Пусть они с папенькой будут вечно счастливы, но я не хочу, чтобы ты ради нее выходила замуж за господина Эйвона, потому что ты его совсем не любишь. Тебе было его жалко, когда ты думала, что он провалился вместе с другими, и потом ему было ужасно в Надоре, и он ничего не мог сам сделать, но это совсем не то. Если ты на самом деле хочешь стать герцогиней, ты, конечно, будешь терпеть, но я не верю, что тебе надо догнать и перегнать бабушку и ты все-таки любишь господина графа, а если ты станешь герцогиней бабушка его заест. Я тебе написала про сына госпожи Маргариты, мне кажется, господин Эйвон еще хуже, потому что, если ему будет хорошо, ему будет стыдно за это и он примется рассказывать про кузена Эгмонта, а тебе захочется его треснуть. Мне уже хочется, а Мелхен не стала для него запекать особым способом кур, и я не знаю другого хорошего человека, которому бы Мелхен отказалась готовить. Мне очень не нравится, что герцог Надорэа живет у нас и все время говорит, но Монсеньор Рокэ не хочет, чтобы он рассказывал направо и налево, что видел в Кагете и в Надоре, поэтому я терплю. Когда Монсеньор Рокэ сделает все, что надо, прятать герцога Надорэа станет не нужно, и я попрошу его съехать, но сейчас он сидит в большой гостиной и пишет тебе письма. Я ему сказала, что ты путешествуешь вместе с графиней Савиньяк и обязательно нас поздравишь с Зимним Изломом, а до этого никому неизвестно, куда тебе писать. Если я все напутала, и герцог Надорэа тебе нужен, напиши, что я лгунья, но я не хочу, чтобы тебя брали на измор. Правда, если он приедет к тебе в Альт-Вельдер, то, может быть, баронесса Вейзель вправит ему мозги, а вы с графиней Ариго в это время сможете гулять в парке. Мелхен говорит, там замечательные парки и есть озеро, у которого загадывают желания, и они сбываются. Я бы очень хотела его увидеть, только у меня нет вещи, которую я бы любила так, чтобы живущая в озере обменяла ее на свою помощь.

Милая мама, я тебя очень люблю. Пожалуйста, не бойся за нас и за Герарда, с нами ничего не случится. Пожалуйста, напиши, могу ли я послать подарки Жюлю и Амалии. Мне рассказали, что бергеры, когда берут на воспитание родственников, клянутся их всем обеспечивать и очень обижаются, если воспитанникам что-то передают. По-моему, это глупо, но я не хочу огорчать дядю и тетю. Целую тебя и прошу засвидетельствовать мое почтение баронессе Вейзель и графине Ариго. Надеюсь, что у вас не очень холодно и ветрено. Твоя Сэль.



72
Количество сказанного с умным видом бреда просто обязывает завести оную тему.

Вот прямо сейчас  нлетела на дивное. В смысле на тест, который начинается с совершенно справедливого утверждения, что "Далеко не каждый человек может похвастаться хорошими знаниями в области истории". А в тесте на вопрос о...  Авторы уверены, что знают правильный ответ. Наслаждайтесь.


73
На мой взгляд в Кубле не хватает  нетривиальной, но здравомыслящей  трактовки текущего момента. А надо, чтоб хватало.

Мог бы стать восьмым.   

75
Если бы я  стал  уделять внимание ???, а мы с ней достаточно дальние родичи, чтобы исключить брак, создалась бы очень непростая ситуация. Тем более, что у меня есть обязательства, которые не позволяют мне связывать свое имя с незамужними женщинами.
– Ты что?! – не допей Арно свой глинтвейн, он бы его разлил, – Обручился?!
– Пока нет и отнюдь не уверен, что это вообще потребуется.
– Тогда что за обязательства и перед кем? Не перед Эдитой же!
– Перед известными тебе Мелхен и Селиной. Я не могу исключить, что кто-то из них, и хорошо бы не обе сразу, окажется в сложной ситуации, которую можно выправить только браком, пусть и фиктивным. Больше я ничего сказать не могу даже тебе, но я дал слово, и я его сдержу.
– Да кто тебе мешает?! Ну а если в сложной ситуации окажутся обе, я тебе помогу. Предпочел бы Селину, но и против рыжули ничего не имею…
 – Я понимаю, как звучит то, что я сказал, – Валентин принялся расправлять манжеты, – но я не шутил.
– Как и я, – огрызнулся Арно. – Если понадобиться, я женюсь и скажу, что так и было! Вот ведь, кляча твоя…
– Как водится, несусветная, – подсказал Валентин и поднялся. – Буду тебе весьма признателен, если ты останешься со мной весь вечер. Не хочу приватных разговоров слишком со многими здесь присутствующими.
– Вообще-то, – посоветовал Арно, – удобней довести парочку собеседников до сумасшествия, ты это можешь. Конечно, придется потерпеть, зато после этого к тебе никто не сунется.
– Возможно, – кивнул Спрут, – я так и поступлю.

– Позволь к тебе присоединиться, – Валентин всплыл из своих глубин, как всегда вовремя, – затронутая тема представляется исключительно интересной. Люди способны перенести многое, но у каждого есть свой предел.
– У меня он точно есть, – тряхнул волосами Арно. – Сей господин имел наглость заявить о своем нежелании быть свинопасом, хотя решение принимал бы отнюдь не он. Я не сомневаюсь, что Эдита к нему по доброй воле не подойдет.
– Герцог Придд не слышал нашего не самого умного разговора, – вмешалась кузина – не думаю, что его нужно посвящать в подробности.
– Я вернулся несколько раньше, чем вы полагаете, и слышал большую часть беседы. – обрадовал Спрут. – Арно, на твоем месте я бы сказал примерно то же, но другими словами; правда, последствия от этого не изменились бы. У тебя уже есть секунданты?

– Валентин, мне нужно отсюда уехать, но я не хочу, чтобы принялись гадать о причине. На конюшне я слышал, вы провожали Алву, не думаю, что он разозлится, если я сошлюсь на его приказ. Я, в конце концов, маршал, мое место в армии. Я в любом случае уеду, но, если герцог Придд расскажет, как он умеет, никто ни о чем не спросит.
– Я тоже могу, – предложил свои услуги Арно – Врать будет господин Зараза, а я поддакивать.
– Можно сделать гораздо убедительнее, – Валентин уселся возле письменного стола, – я напишу от имени регента соответствующую записку. Подделкой в полном смысле этого слова она не будет, Монсеньор уполномочил меня в ряде случаях использовать его имя и подпись. Только, когда догоните герцога Алва, не забудьте ему об этом сказать.

Страницы: 1 ... 3 4 [5] 6 7