Расширенный поиск  

Новости:

21.09.2023 - Вышел в продажу четвертый том переиздания "Отблесков Этерны", в книгу вошли роман "Из глубин" (в первом издании вышел под названием "Зимний излом"), "Записки мэтра Шабли" и приложение, посвященное развитию науки и образования в Золотых Землях.

Просмотр сообщений

В этом разделе можно просмотреть все сообщения, сделанные этим пользователем.

Темы - Gatty

Страницы: 1 ... 4 5 [6] 7
77
Журналистика / Ляпы
« : 07 Фев, 2018, 19:27:52 »
Особенно  хорошо с учетом одного из верхних заголовков!


Комментарий Пехова: "До слез.

И ведь не врут. Хотя наши ракеты с ионным двигателем и хорошим кварковым топливом могут долететь до Марса за 4 минуты. Особенно если используют разгонные ворота возле Лунной орбиты."

78
Есть несколько формулировок, которые и звучат эффектно, и выглядят солидно, и отлично характеризуют как ситуацию, так и позицию автора формулировки. Достойную, прошу заметить, всяческого уважения и понимания позицию. Только слишком много в жизни задач, не имеющих общего решения. И что хорошо в одном случае, в другом является открытой или же завуалированной подлостью. Или трусостью. Или равнодушием, которое слишком часто смыкается с подлостью.
Что до формулировок, то вот они.

1. «Чума на оба ваши дома!» Просто отлично, когда речь идет об Иване Ивановиче, поссорившемся с Иваном Никифоровичем, когда самое страшное, что может случиться, повреждение гусиного хлева. В случае старика Дубровского и господина Троекурова этот принцип уже не работает. Зато отлично работает в случае лесника, выставившего из СВОЕЙ избушки обе конфликтующие стороны. Да помогут лесникам Зевс и Пан.

2. «У каждого своя правда» Звучит еще красивее и часто является верным, особенно, когда речь идет о делах семейных. Своя правда у невестки и свекрови, зятя и тещи, ссорящихся супругов. Принцип «своей правды» – отличное подспорье историкам, а то, случается, ученые мужи застревают в давно минувшей войне и, наплевав на науку, начинают врать и передергивать, обосновывая экслюзивную белизну и пушистость своих любимцев. А уж какая «своя правда» в зоологии! Правы зайцы, правы волки, правы стервятники, даже глисты с клопами и бледная спирохета по-своему, по-зоологическому, правы. Но в случае, скажем, Дездемоны, Отелло и Яго – извините. И в случае доктора-нациста, экспериментирующего на унтерменшах, и в случае вора из «Эры Милосердия», спершего последнее барахлишко у солдатской вдовы.

3. Волошинское:
И там и здесь между рядами
Звучит один и тот же глас:
«Кто не за нас — тот против нас.
Нет безразличных: правда с нами».
А я стою один меж них
В ревущем пламени и дыме
И всеми силами своими
Молюсь за тех и за других.


С одной стороны достойно, красиво, человечно… И как перекликается с д’артаньяновским вздохом «о странностях судьбы, заставляющей людей уничтожать друг друга во имя интересов третьих лиц, им совершенно чужих и нередко даже не имеющих понятия об их существовании»! Бывает, бывает, когда обе сцепившиеся в яростной схватке стороны достойны уважения, понимания, сожаления. Только как назвать того, кто, встав, между карателями и Хатынью, молится «за тех и за других»? Кто равняет партизана с оккупантом,  жертву с палачом, насильника с жертвой насилия? От этой позиции через пресловутое «не все так однозначно» полшага до «они сами виноваты»…
Вспомню-ка я по этому случаю разговор Вальдеса с Кальдмеером.
– Все, конец ясеню. – Ротгер Вальдес выпустил зеленый бархат и обернулся. – Так о чем мы говорили?
– О том, – резко произнес Кальдмеер, – что на нашем месте вы поступили бы так же, как и мы.
– Без сомнения, – подтвердил фрошер, улыбки на его лице больше не было, – Если считать этим местом свалившиеся на врага неприятности. Только Талиг последнюю тысячу лет почему-то только и делает, что отбивается. Может, дело в том, что у нас много земли и не так уж много людей, но мы всегда защищаемся, а на нас нападают. Чаще всего, из-за угла. Вы, ваши гайифские хозяева, купленные ими шкурники…
Нет, адмирал, у нас разные места. Очень разные. Вы лезете в чужой дом, я вас не пускаю, и от того, что вы не запрете раненого в канатном ящике, ничего не меняется. Как и от того, что, не вернись Альмейда, я бы сдох под вашими пушками, но вы бы не прошли.

Но есть еще одна формулировка, и эта формулировка очень часто срабатывает именно тогда, когда фальшивят три предыдущих. Вот она. ВОЛКОДАВ ПРАВ, ЛЮДОЕД – НЕТ.

79
Предпоследний день Помпеи
- Мамой клянусь, - твердо сказал еще не старый патриций, глядя на золотящуюся в лучах заходящего солнца горную вершину, - завтра начинаю новую жизнь!
- Вот ведь врунишка, - беззлобно подумал Везувий и зевнул.
23 Сентября 2016


У истоков контроля
- Мы пойдем другим путем, - твердо сказал сын Прокруста, глядя на обломки ложа и отцовский труп.
- Каким, сынок? - вздохнула вдова, вертя в руках крупную щепку. – Это было очень хорошее дерево… Выдержанное. Сейчас таких не достать.
- Папа был идеалистом, чтобы не сказать упрямцем и фанатиком, - с сожалением признал Прокрустид, - он создал некий эталон и с упорством, достойным лучшего применения, примерял к нему всех путников.
- А как же иначе? – удивилась мать. – Кушать-то надо. А сколько ушло на твое образование – математика, логика, риторика, все это стоит денег.
- Ваши деньги не пропали! - Сын гордо вскинул голову. – Я, сохранив главное, разовью отцовскую идею, при этом она станет более гибкой! сего-то и нужно сделать ложе раздвижным и приспособить к нему дистанционные силораспознаватель и измеритель. Если сила путника не будет превышать нормы, ложе будет работать в обычном режиме, но в случае появления силача, ложе будет увеличиваться или уменьшаться. Таким образом мы, не потеряв лица и не подвергая себя ненужному риску, сможем продолжать нашу работу. Кроме того мы заручимся поддержкой тех, кто успешно пройдет контроль и, кто знает, возможно когда-нибудь станем официальной инстанцией.
16 сентября 2016


НАКАНУНЕ
- Елена, понимаете, тут такое дело. Приезжает троянская делегация. Нужно, чтоб вы сбежали с царевичем Парисом.
- Кому нужно?
-Видите ли, царица…
- Вон!

- Ахилл, так вы намерены стать величайшим героем всех времен и народов?
- Я жить намерен. И Патрокл, между прочим, тоже. Скажи, Патрокл?
- Ага.

- Одиссей, надеюсь, вы примете участие в троянской экспедиции?
- Разумеется, нет.
- Неужели вы не доверяете своей жене?
- Доверяю.
- Неужели вам не хочется посмотреть мир, войти в историю...
- Мне не хочется, чтобы в мое отсутствие на Итаку понаехал Цербер знает кто. Свободны.

- Парис, вы хотите взять в жены самую красивую женщину мира?
- В ближайшем будущем я жениться не намерен.

- О меченосный Арес, обрати же свой взор на Элладу,
В душах героев ея жажду войны разбуди!
- Мне на Элладу плевать, а воевать надоело,
- Знать ничего не хочу, с краю мой маленький храм…

Войны не хотел никто. Война была неизбежна...
Войны не хотел никто? Точно?[/b][/center]
13 ноября 2015

Прекраснейшая
Парис сто двадцать восьмой раз прошел мимо строя кандидаток и развернулся, готовясь к новому заходу.
- Кончай ходить! - прикрикнул Гермес, - Выбирай прекраснейшую!
- Обойдетесь! - огрызнулся Парис, зашвыривая золотой фрукт в кусты. - Знаю я вас, сперва коррумпируете, а потом ликвидируете. И вообще у меня козы разбегутся.
- Ну и проваливай, - обиделся Гермес. - Дурак буколический! Вы, девочки, не расходитесь, я сейчас нобелевский комитет вызову, они в два счета определят!

Гарпии, фурии, эмпузы и горгоны согласно закивали. Они были готовы ждать столько, сколько нужно.
9 октября 2015


Доколе?!
"Я требую немедленно пресечь агрессию Тезея, - голос царя Миноса дрожал от праведного гнева. – От его
действий уже пострадали мирные жители Коринфского перешейка в лице Перифета, Синиса, Скирона и Кроммионской свиньи, а теперь угроза нависла над выдающимся защитником гуманистических стандартов Дамастом, более известным, как Прокруст, и бескорыстным радетелем спорта Керкионом!"
3 октября 2015

80
Буду сюда складывать, а то разбрелись по блогам и черновикам, а иногда выходит забавно.



Бочка показала дно, от печенья тоже остались одни крошки. Мальчиш Плохиш облизал ложку и задумался. Закон рынка был суров, Главный Буржуин, как и положено буржуину, благотворительностью не злоупотреблял, а жрать хотелось, причем хорошо. Плохиш поскреб ложкой дно бочки, немного подумал и его осенило.
Через полчаса он уже вел подкоп под тюрьму, в которой томился Кибальчиш, резонно полагая, что пока кибальчиши на свободе и дерутся, без хорошо оплачиваемой работы он не останется.

Господа предатели родины, помните! Только наличие этой самой родины гарантирует вам рабочие места, престижные премии и доступ к фуршетным столам!

81
Немного подчищено по причине того, что кусок из третьей части. Более ранние совсем уж спойлерные.

– С прымпердорами можно отлично ладить, – Валме, которому Чарльз был ужасно рад, бросил под стол кусок оленины. – Не веришь, Котика спроси, он с первого нюха понимает, когда кто-то не хуже меня. Нет, будь он дамой, я про Котика, мне бы стало обидно, пусть и меньше чем перебеги мне дорогу банальный маршал, а так все устроится. Ты просто не привык.
– К Ворону?! – возмутился Чарльз. Стакан тоже возмутился и опрокинулся, но в нем уже ничего не было.
– Ну да, – кивнул виконт. – С ним главное, чтобы без перерывов и поблажек. Сперва, конечно, будет, выражаясь по-адуански, хреноватенько. Злишься, вскакиваешь ни свет, ни заря, куда-то несешься. От тебя не отмахиваются только потому, что ты не пристаешь, а не пристаёшь ты потому, что у тебя все ноет, кроме носа. И так день за днем, а потом раз – ничего не ноет и тебя уважают замечательные люди.
– И кто же? – Если леворукие кому-то нравятся, пожалуйста, а у него без этого есть, о чем говорить.
– Те же бакраны, – пожал плечами Марсель. – Твое здоровье!
– Постой, – Чарльз ухватил кувшин и наполнил строптивый стакан. – Твое тоже!
– Я достоин отдельного тоста.
– Уговорил. И хватит о проэмперадорах!
– Прымпердорах. Ты не вылечишься, пока не научишься их правильно называть!
– Да не хочу я их никак называть, я и слышать-то про них не хочу.
– Ты не слушаешь, ты о них говоришь, причем о Савиньяке заметно больше.
– Он меня бесит, вот бесит, и все тут! Как бы объяснить… В бою я его закрою, и при этом так бы и убил! Большой Руди – человек, Ариго – человек, а этот… Леворукий. Он же не видит никого, то есть видит, но как барышник лошадь.
– И ты позволяешь?
– А что я могу?
– В самом деле, – зевнул Марсель. – Мой тебе совет, если не можешь, то и не хоти. Второй способ – выпить на брудершафт, мы с Рокэ выпили, только у тебя не получится.
– Мне и не надо!
– Савиньяку тоже. Если я скажу, что тебе надо, я скажу пошлость, а пока жив папенька, это нежелательно. Да… Ты же теперь барон, и мы за это не пили.
– Это не повод!
– Повод. Теперь о Давенпортах будут окончательно судить по тебе, так что кончай с занудством.
– Мне жаль отца, – невпопад пробормотал Чарльз, отпив показавшееся безвкусным вино. – Мы так и не встретились… Были оба на Мельниковом, знали друг про друга, но, ты же понимаешь…
– Что именно?
– Встречаться перед боем – плохая примета.
– Была, – виконт опустил руку под стол и почему-то поморщился. – Вы с отцом поддались суеверию и тем самым доказали его ложность. О, как сказалось, а ведь казалось таким посредственным…
– Что?
– Вино. Теперь перед боем можно встречаться с кем угодно, хуже не будет. Как и лучше. Судьба вообще редкостная дрянь, а уж шарики у нее. Твое баронство!
– Спасибо! Ты ведь из Кагеты?
– И из нее тоже.
– Мне нужны топазы. Золотистые...
– Начни с ювелиров, они конечно пронырливы, но посылать в Кагету за топазами всяко дороже. Разве что съездить самому…
– Что мне там делать?
– Познавать мир. – Виконт вытащил плоскую флягу. – При разбитом сердце очень полезно.
– Кто тебе растрепал?
– Бонифаций.
– Кто?!
– Его высокопреосвященство, но злиться на него даже у тебя не выйдет.
– С тобой говорить, как… – Чарльз хлопнул по столу ладонью. – Мне на нового кардинала начхать, я его не видел и не собираюсь. Ему кто разболтал? Кто?!
– Дьегаррон, видимо… Или нет? Не все ли равно! – Валме принялся разливать что-то пахнущее полынью. – Это было печально… И здесь оно уместно, я про «это было», но тебе этого не понять! Главное, что осень в Кагете фиолетовая с золотом.
Это было красиво и всегда таким будет,
и забудь про извивы всяких пакостных судеб…»
Она выбрала маршала, а меня выбрала… выбрало много чего. За фиолетовое с золотом! И за дам, которые светят нам издали! Чем дальше, тем ярче.
– Мелхен я не отдам, – под руку что-то попало, и Чарльз его отшвырнул. – Уж не знаю, кто и зачем лезет в мои дела, но хорошо, что ты про нас знаешь… У Мелхен золотые глаза, я должен подарить ей топазы. Лучшие, на это моего наследства хватит!
– Баата не только топазы, он тебе свой лилион подарит. Особенно, если Рокэ поспособствует
– Марсель, мне не нужны подачки! Тем паче из-за Алвы.
– Казар расстроится, он такой трогательный...
– К кошкам! Ты пойми, я ее сперва не разглядел; знал, что с нами генеральша Вейзель с дочерью едет, ну и ладно, не жалко! А потом во дворе, где эти… Альт-Вельдеры свою воду подают, мы почти столкнулись. Мелхен отпрянула к своей мамаше, та понесла какую-то дичь про марагов, а для меня мир перевернулся.
– Не для тебя одного. Ариго на том же дворе влюбился и уже женился. Надо, кстати, за него выпить!
Это было правильно, и Чарльз от души хлебнул полынной касеры. Счастье Ариго обнадеживало, ведь оно тоже началось в Альт-Вельдере, просто генерал утонул в серебре, а капитан – в золоте.
– Ты должен ее увидеть, – потребовал Давенпорт. – Мелхен – больше, чем чудо, а как она умеет слушать… не просто слушать, запоминать! Даже про то, как Савиньяк с Хайнрихом сговаривались, хотя тут и подружка могла добавить, дочка нашего Свина. Вот уж кого придушить тянет… и ведь, когда молчит, красотка, но как рот откроет! Уж лучше папаша!  Это же змеюка в голубиных перьях, и еще кот…
– Да, собака лучше, – твердо сказал Марсель. – Не выпить ли нам за Готти и в его лице за тех, кто никогда не цапнет зря?
– Я готов, – согласился Чарльз, – а потом ты пожелаешь мне счастья!
– Теоретически. – Валме поставил приподнятый было стакан. – Пить за твое счастье я буду готов, когда увижу Мелхен.
– Я знаю, что говорю.
– Я тоже. Допустим, Мелхен – это твое счастье, но вот подходишь ли ей ты? Сам посуди, рядом с девушкой генеральша Вейзель, подруга и кот. Мелхен их любит, а ты терпеть не можешь. Их трое, ты – один и говоришь с любимой не о розах, а о Савиньяке с Хайнрихом. А она вообще не говорит, а слушает. Это очень похоже на вежливость…
– Я тоже этого боялся, но ей не скучно, уж это-то я понять способен!
– Чтобы и я понял, мне нужно припасть к источнику.
– Чего?
– Расскажи мне то же, что и девице, и я тебе скажу, есть у тебя шанс или лучше начинать глядеть по сторонам. В Старой Придде должна быть уйма невест, в том числе и хороших.
– Мне нужна Мелхен!
– Это я уже понял. Рассказывай про Хайнриха.
– Вообще-то я рассказывал про наш рейд от Ор-Гаролис до Бергмарк. Мне придется много говорить.
– А мы никуда не спешим. – Валме положил рядом с первой флягой вторую. – Я не собираюсь будить дядюшку Маркуса.
– Фарнэби поздно ложится, – Чарльз вытащил полагающиеся ему, как адъютанту часы, вгляделся и кивнул. – Мы можем еще с часок просидеть, и ты все равно успеешь.
– Не хочу. Если Маркус не будет спать, мне придется с ним говорить, а меня как-то не тянет. Часа в четыре он ляжет, тогда-то я и нагряну.
В этом была своя логика, Давенпорт засмеялся и отхлебнул пахнущего дымом пойла. Вечер заканчивался куда лучше, чем можно было надеяться.





82
"Рассвет" / Жермон и Ирэна
« : 12 Янв, 2018, 23:08:27 »
У меня под новый год предприняло попытку потеряться письмо с изумительным подарком, но в конце концов, хвала Астрапу, было найдено  в папке,  где ему совершенно нечего было делать. Владеть этим подарком в одиночестве я не могу, он принадлежит всем, кого хоть немного тронула история этой любви, и кто переживает  за двоих, наконец-то, после всего, что на них рухнуло, нашедших друг друга. 
А вот и подарок:

…Это будет – и ты в это крепко веришь отныне.
Это сбудется – пусть не сейчас и пускай не скоро…
Будут вечер – и жарко горящий огонь в камине.
Разрисует мороз стёкла в окнах синим узором.

Будет в кубках дымиться глинтвейн. И трещать – поленья,
И тонуть за порогом в сугробах тропинки сада…
И, смеясь, ты усадишь её к себе на колени –
Хоть она и смутится: «Неловко, Жермон – не надо…»

И светло её взгляд тебе вновь в ответ просияет.
Вместе будете с ней пить вино вы – и слушать вьюгу…
Нет сомнений теперь у тебя: чудеса бывают,
Потому что смогли, генерал, вы встретить друг друга.

Прошлой боли назло, ставшей пеплом серым – и дымом.
Ну, а память о ней счастье делает лишь острее…
Счастье знать, что любим – и её называть любимой,
Уверяясь: любовь твоя сердце ей отогреет.

Сердце, намертво вмёрзшее в лёд. Замёрзшее слишком –
И почти позабывшее, что значит жить и биться…
Пусть она далеко – по ночам тебе, как мальчишке,
Глаз родных серебро её снова упрямо снится.

Пусть услышат война, и Излом, и судьба слепая:
«Ты – моя. И развей его ветер, всё остальное!..»
…Снегом белым укутан, зимою сад засыпает –
Чтобы дерзко и буйно опять зацвести весною.

Чтоб его затопила сирени лиловой пена,
Чтобы канул в Закат полный горечи день вчерашний…
…И, как клятва, срывается с губ: «Я вернусь, Ирэна…»
И звучит эхом шёпот: «Жермон, мне больше не страшно…»

(С) Красный Волк.

83


Не знаю, так оно или нет, но моя отработавшая немало лет в ведомственной больнице бабушка слышала от железнодорожного начальства о том, что именно нарком путей сообщения товарищ Каганович распорядился в обязательном порядке включать в меню ведомственного общепита солянку.

Вариаций солянки существует множество. То, что готовлю я, отнюдь не догма, но Риш, Змей и Дример одобряют, так что делюсь с широкой общественностью рецептом блюда, которое в нашем доме называют наркомовским. Вдруг кому захочется претворить его в жизнь?   

Для претворения потребуется:
Свиные почки – 3 (или одна говяжья, или увеличиваем количество потрошков);
Потрошки куриные (сердечки + желудочки) -300- 400г;
Сосиски (сардельки, колбаса, ветчина в пересчете на сосиски ) – 3;
Лук репчатый – 3 среднестатистические штуки;
Соленые бочковые огурцы – 3 среднестатистические штуки;
Лимон – 0,5-1 (в зависимости от размера и личных пристрастий);
Картофелины – 2 здоровенные или 3 среднестатистические;
Помидоры - 3 сливки (заменяются или усугубляются томатной пастой и)или кетчупом);
Черные маслины, сметана, зелень – по вкусу;
Наркомовская норма - по желанию 😊

Готовить в зависимости от времени и кулинарно-медицинско-политических взглядов можно на бульоне собственного изготовления, порошковом бульоне (кубиках) и воде.

Сперва побеждаем почки. То есть дважды замачиваем, первый раз в холодной воде, второй - лучше в молоке, но можно и в воде. Воду сливаем, заливаем в третий раз, ставим на огонь, доводим до кипения. Воду сливаем, почки промываем, режем на три части, заливаем кипятком и варим с лавровым листом и душистым перцем уже до готовности, можно еще и прованских трав чайную ложку бросить. Сливаем воду, режем поперек тонкими пластинками.
Желудочки просто заливаем холодной водой, доводим до кипения, снимаем пену, добавляем все те же лаврушку с перцем и варим до победного конца. Они упорные, для победы требуется не меньше двух часов. Сливаем воду, режем в зависимости от габаритов на три-четыре части
С сердечек срезаем жир, режем надвое.
Картошку чистим, режим кубиками. Можно поэстетствовать, залив холодной водой, чтобы вышел лишний крахмал.
Помидоры шпарим, лишаем шкуры и режем.
Лимон чистим, стараясь максимально убрать белое подшкурье, и режем.
Сосиски (или продукты, к ним приравненные) и огурцы просто режем.
Лук режем четвертькольцами.

Дальше все просто и быстро.
Лук обжариваем до прозрачности на растительном масле. Добавляем сердечки, когда они перестанут выглядеть сырыми добавляем почки и желудочки. Слегка обжариваем, добавляем помидоры, если они бледно-зимние или мороженые усугубляем парой ложек томатной пасты или хорошего кетчупа. Через пару минут зажарку отправляем в кастрюлю с парой литров кипящего бульона или воды ( страшилок не боюсь, делаю на готовом бульоне). Сковородку, дабы не разбазаривать ценный продукт, «вымываем» парой стаканов кипятка, которые отправляем все в ту же кастрюлю. Когда закипит добавляем картошку.
Даем основе закипеть и повариться минут пять, после чего загружаем сосиски, огурцы и лимон (с лимоном осторожней, чтобы не перекислить). Ждем когда закипит, даем повариться минут пятнадцать, при необходимости выправляем на соль и кислоту, добавляем черный перец, лавровый лист и любимые специи. Через пять минут выключаем, даем настояться, через полчаса можно употреблять, хотя в полный вкус солянка входит через сутки.
Зелень, маслины и сметану кладем уже в тарелку.
Хорошо идет с бородинским хлебом и не только с хлебом.  ;)

84
Попугай. Одним словом попугай.
https://www.facebook.com/100014323066869/videos/310748596079240/

85
Адресное / С Зимним Изломом!
« : 21 Дек, 2017, 15:23:42 »
С наступающим Зимним Изломом!
В Москве изломается сегодня в 19.27.31.
 Радуйтесь!



86
Краткий, но полный  иллюстрированный пересказ "Коловратушки". (Кое-где не та лексика, которую я воспринимаю)

87
Поскольку совсем уж не спойлерного, кроме сказочки, которую вы уже видели, в книжке нет,  кусочки не только спрятаны, но и довольно сильно  подструганы.

1
Утро выдалось солнечным и прохладным, и это было именно утром, хотя с какого-нибудь дурня  сталось бы назвать его полднем. Правда, дураков рядом не имелось, сплошные умники.
- Сейчас утро, - заявил Марсель принесшему пахнущее дымком варево «фульгату», - к тому же раннее. Могу доказать.
- А на кой? – откликнулся сержант, он в самом деле был умным. – С вами все ясно, когда встали, тогда и утречко.   
- Вот именно, - подтвердил Валме, и тут окончательным подтверждением по лестнице  сползло утреннее чудовище;  зеленое, несчастное, но все равно вежливое.
- Добрый день, господин капитан, - просипело  оно, - прошу меня простить, я проспал.
- Ничего подобного, - растроганный Валме аж ложку отложил,  - не выспавшийся человек проспать не может. Ты  уже напивался?
- Я как раз хотел спросить воды!
- Значит, - сделал неизбежный вывод Марсель, - ты НЕ напивался, но когда ты это сделаешь, утром  тебе будет так, как  сегодня.
- Да, сударь, - покорно согласился Герард. – Вы не скажете, где Монсеньор?
- Регент уехал, - не стал скрытничать Валме, - можно даже сказать ускакал вместе с Уилером. Ты его напугал.
- Прошу простить…
- Не за что тебе прощать, - начал виконт и вспомнил Сагранну и обещание, которое, как честный человек, просто обязан был исполнить.  – Жакна, ты настоящий молодец, регент тобой очень доволен и он к тебе обязательно вернется, ведь ты достоин.
- Жакна, - рэй отчаянно захлопал глазами и даже слегка порозовел. – Что это такое?
- Это твое бакранское имя. Будущий первый маршал Великий Бакрии  искал талигойского побратима, но никто, кроме тебя, не годился. Я подтвердил ваше побратимство и назвал его Герардом.
- Я не читал об этом обычае. О Сагранне так мало написано...
- Было, - бодро заверил виконт, - но  мы это исправим.

2
  – Ты должен ее увидеть, – потребовал Давенпорт. – Мелхен – больше, чем чудо, а как она умеет слушать… Я бедняжку совсем войной замучил, и ведь не нужно ей это, а она запоминает! Даже про то, как Савиньяк с Хайнрихом сговаривались, хотя тут и подружка могла добавить, дочка нашего Свина. Вот уж кого придушить тянет! И ведь, когда молчит, красотка, но как рот откроет! Это же змеюка в голубиных перьях, и еще кот…
– Да, собака лучше, – твердо сказал Марсель. – Не выпить ли нам за Готти и в его лице за тех, кто никогда не цапнет зря?
– Я готов, – согласился Чарльз, – а потом ты пожелаешь мне счастья!
– Теоретически. – Валме поставил приподнятый было стакан. – Пить за твое счастье я буду готов, когда увижу Мелхен.
– Я знаю, что говорю.
– Я тоже. Допустим, Мелхен – это твое счастье, но вот подходишь ли ей ты? Сам посуди, рядом с девушкой генеральша Вейзель, подруга и кот. Мелхен их любит, а ты терпеть не можешь. Их трое, ты – один и говоришь с любимой не о розах, а о Савиньяке с Хайнрихом. А она вообще не говорит, а слушает. Это очень похоже на вежливость…

3
Усач шипогрудый блестящий больнокусающий, превеликий как Бабочка

4
Аглая Кредон чмокнула  графиню Савиньяк в щеку и выпорхнула лягушечкой, возомнившей себя морискиллой. Чудесная тема, особенно если вспомнить ядовитых дигадских пучеглазок. Арлетта отщипнула пару виноградин и перебралась к столику, на котором утром «забыла» письмо Урфриды с предостережениями против дам Арамона. Оно лежало так же, как и прежде, но спрятанная меж страниц соринка исчезла. Розовая лягушечка узнала то, что следовало.

5
- Это мой ронсвикский дуб. Мне его пустить?
- Если он готов пить, то да… Боюсь, наедине с вами  я начну себя жалеть. После второй фляги, а с господином полковником будет и непринужденно и не глупо.
- Поглядим. Я ведь знаю, чего он явился. Его сын умудрился стать моим зятем. Это любовь причем хорошая. Я рад, но  я король и теперь мне предстоит убеждать в своей радости друга, который еще и подданный. Ты мне поможешь?
- В меру сил.
- Эй там! Сейчас мы  с герцогом выпьем и пусть заходит... При полковнике мы будем очень умными, тем более, что он будет глупо ломиться в открытую дверь, а сейчас я скажу варварскую глупость. Ты вернешься, потому что этого хотят правильные люди. И этого хочешь ты.     

6
Если вы  соизволите объявить своей будущей герцогине, что всю жизнь будете любить меня, я вас убью.

7
-  Я с тобой согласен, - кивнул ****  – Один шаг ты сделал, остался второй. Если ты видишь скотину и можешь ее не в ущерб  никому, кроме нее, убить - убивай. Понимаю, ты раньше этого не делал, но начинать пора. Ты ****, а впереди у нас годы войны с тварями, которые будут притворяться людьми, пока не сочтут себя сильнее.   
- Убить?  - выволочки **** ожидал, но чтобы такое?!
- Если сочтешь нужным и сможешь. Нет, значит, нет. Твоя дуэль, тебе и решать.
- Я сильнее.
- И тебе неловко? Половина бед случается от того, что сильным неловко прикончить сволочь, пока она кажется слабой.


8
Фердинанд смущался часто, но таким он короля еще не видел.  Дул легкий ветерок, ласковое осеннее солнце играло с облаками, а властитель Талига то и дело утирал пот и  лепетал сразу  о погоде, гончих, в которых  ни змея не понимал и вине…
- Конечно Кэналлоа алатам не превзойти никогда, но вы должны понять…
- Когда я должен, я понимаю. Разумеется, если это долг вашему величеству
- Вот!  - непонятно почему просиял Фердинанд и уселся на мраморную скамью. – Садитесь.
- Да, ваше величество…
- Герцог… Вы понимаете… Вы видите и… Граф Савиньяк ведь ваш друг?
- Несомненно, ваше величество.
- Лучший друг? Вы молчите? Почему?
- Ваше величество, любовь еще может быть войной или ее ожиданием, но дружба- никогда. А нет войны, не будет и Первого маршала. То есть лучшего друга.  Лионель  - мой друг, поверьте, этого довольно.
- Да… Конечно… Но вы, когда приезжаете,  на площади Оленя проводите больше времени, чем в собственном доме.
- Разумеется, ведь я одинок.
- Одинок… да… Я хотел с вами об этом поговорить.
- Я слушаю.
- Вы думаете… Думаете я стану принуждать вас к женитьбе? Я… Я бы попытался, будь в Талиге только одна невеста, но их столько…  Даже если вы согласитесь на одну из внучек Манрика, останется другая, а ведь девицы есть и в других семьях. И они растут…  Юная герцогиня Колиньяр... Фрейлины матери были младше.  Жаль, вы не любите мансай…
- Ваше величество, я много чего не люблю.
- Да! Да... Но мансаю ваша нелюбовь ничем не грозит. Я… спрашивал герцога Колиньяра, не хочет ли он представить… дочь ко двору. Он не хочет! И он уклонился от ответа, когда я … я спросил герцога, кто из кавалеров юга ему кажется лучшим. Я так надеялся, что он назовет Савиньяка!
- Это было бы бесполезно. Лионель еще не готов к женитьбе.
- Но и девица Колиньяр пока слишком юна. Вам не жарко?
- Нет, ваше величество.
А королю жарко, и солнце тут ни при чем, как и одежда.  Через неделю нужно быть в Гельбе, значит выезжать, самое позднее, в ночь на послезавтра, так что хорошо бы его величеству побыстрее высказаться, тогда еще можно успеть в арсенал и к таможенникам.
- Герцог, я… Я очень счастлив в браке, мы… Катарина меня понимает, как никто, она мне очень, очень дорога…
- Ваше величество, примите мои поздравления. Короли редко бывают счастливы.
- Я не перенесу ее смерть,  - голос Фердинанда дрожал. Голос, губы, руки…
- Ее величество больна?
- У Катари слабое сердце, но… Алва, ее хотят убить и ее убьют!   
- Ваше величество вы уверены?  - Только убитой  королевы Талигу и не хватает.
- Да!  - Фердинанд смотрел, как Огера, когда сломал ногу. Жеребца из милосердия нужно было добить, и его добили.
- Рокэ, почему вы молчите?!
- Потому что не понимаю и вряд ли могу помочь. Вы  хотите, чтобы я предупредил  Савиньяка?
- Он не поможет, никто не поможет… Герцог, понимаете, Катари – никто, а у них – дочери… Если я… Если Катарины не будет…
- Вы хотите сказать, что ее величество убьют, чтобы сделать следующей королевой  одну из подрастающих девиц?
- Вы поняли! – рука Фердинанда клещами вцепляется в твою, какое небывалое счастье! Но сам страх не так уж и глуп. Братцы Ариго – полные ничтожества, так что готовой к бою родни у  королевы нет. Год  на убийство, пару лет  на вдовство и грызню за большой приз. Королевский тесть разом обойдет всех, кроме Сильвестра, Рудольфа и тебя, это стоит флакончика с ядом и, тем более, подломившейся ступеньки. Убийство? Выгода?  Что вы, моя крошка еще играет  в куклы!
- И все же поговорите с его высокопреосвященством и капитаном вашей охраны. В конце концов у Лионеля нет сестер.
- Я не смогу так жить,  - грустно признался король.  – Мы не сможем, если каждый день ждать…  А Сильвестр… Он недоволен Катариной,  то есть  не ей самой,  а тем, что не получилось то, что он хотел.  Он позволит ее убить, может быть станет искать убийцу, а может,  и нет; ему важней найти мне жену, которая его устроит, но я-то этого не хочу!
- Ваше величество, вы так уверены в своих подозрениях?
- Герцог Алва, вы должны нам помочь.  Вы клялись… Эдикта о запрете дуэлей больше нет, вы – первая  шпага Талига,  вы… Ворон, вас боятся.
- Я знаю.

88
Огромное спасибо  нашему мастеру lesta_iver! Человеку, который сперва по собственной инициативе начал спасать старый форум, а потом  потратил уйму личного времени на его починку и переезд. Если бы не она, мы  бы (в лучшем случае)  жили от падения до падения, а в худшем вообще бы  потеряли друг друга вместе с окончательно помершим старым форумом.

Мне бы очень хотелось, чтобы вы оценили то, что lesta для нас сделала, а сегодняшний день можно смело считать днем второго рождения нашего ресурса, так что ВИВАТ.  Мы снова вместе и надеюсь надолго.


89
Читаю новостную ленту: "ПАРНАС не будет выдвигать своего кандидата на выборы."  И пред глазами встает что-то вроде:

Аполлон: Девочки, тут такое дело...
Музы (хором): Какое?
Аполлон: Кандидат нужен в президенты. Единый.
Музы
(хором): Аполлон!  Аполлон!! Аполлон!!!
Аполлон: Не компетентен.  Мое дело - искусство, в крайнем случае солнце и стрельба из лука по движущейся цели. Клио, давай ты.
Клио (в ужасе)  - НЕ-Е-Т!!!  Там РВИО! Оно со мной такое сделает!  Пусть Талия будет...
Талия (с усмешкой)  - Так уж и быть!
Аполлон (в ужасе)  - Там и без тебя... комедия. Полигимния?
Полигимния (меланхолично)  - У меня не выйдет. Они гимн  поменяли, то есть не поменяли... То есть поменяли наполовину...   Я там запутаюсь. Мельпомена?
Аполлон (задумчиво). Не годится. Хватит с них трагедий!
Эрато (томно)  -  Я-а-а-а!
Терпсихора (подпрыгивая)И я! И я!
Эвтерпа (напевая) и  я, тра-ля-ля!
Аполлон (отмахивается)  -  Не годится! Кандидат  должен быть один. Урания?
Урания (не отрываясь от созерцания  небесного свода) - Раз, два… Меркурий во втором доме… луна ушла...»
Каллио́па (злобно шипит) -  Лженаука!
Урания  (еще более злобно) - сама дура! (поднимает глаза) Три, четыре...  Охотник  во втором доме... Зайчик  ушел...
Аполлон (морщась) Ирида!
Ирида (возникая) Здесь!
Аполлон: передавай. "Олимп, я Парнас. Выдвижения не будет. Как понял? Прием".

90
Мы, как вы заметили, наконец перебрались.  :)
 Если у кого-нибудь есть желание у меня что-то спросить или что-то мне сказать, то это можно сделать здесь.
Я намерена бывать на форуме регулярно и постараюсь отвечать как можно быстрее.

Страницы: 1 ... 4 5 [6] 7