Расширенный поиск  

Новости:

03.02.2023 - вышел в продажу сборник "Дети времени всемогущего", включающий в себя цикл повестей "Стурнийские мозаики", роман "К вящей славе человеческой", повесть "Данник Нибельринга" и цикл повестей "Vive le basilic!".

Просмотр сообщений

В этом разделе можно просмотреть все сообщения, сделанные этим пользователем.

Сообщения - Tory

Страницы: 1 2 3 [4] 5 6 ... 77
46
Наша проза / Re: Сказки у камина - VIII
« : 18 Окт, 2022, 14:52:27 »
Спасибо, мои дорогие читательницы!
Продолжаем разговор ((с) Карлсон). Те же и Командор

   Полыхнула белая арка открываемой Тропы, и в зале стало тесно. Командор ордена Мудрых в сопровождении троих молодых магов в таких же синих плащах, Капитан с десятком гвардейцев, вооруженных до зубов… Прибыла помощь. И почти столько же тиххов, с гордым видом тут же окруживших королеву и наследника.
- Ну ничего себе сегодня новости, - выдохнул Лиард, кивнув своим помощникам в сторону лежащего в дверном проеме тела: занимайтесь, мол. – Рад видеть тебя, Лоцман, несмотря на обстоятельства. Чувствую, ты уже успел тут поколдовать?
- Повесил метку тому, кто убрал исполнителя. Могу поделиться следом.
- Спасибо. Нед, мастер Даррен готов облегчить тебе работу.
Невысокий парень, откинув капюшон, взглянул на Лоцмана удивленными голубыми глазами.
- Буду весьма признателен, только вот как…
Маг успокаивающе улыбнулся и протянул руку:
- Будем знакомы. Даррен.
- Недлин, - юноша осторожно ответил на рукопожатие, вместе с которым получил всю необходимую информацию и еще кое-какие полезные навыки по работе с чужой магией.
Нед зажмурился, а, открыв глаза, ошалело оглядывал комнату еще пару минут, будто не понимал, как здесь очутился.
- Эй, поосторожнее, не сожги парню мозги. Это мой лучший ученик! – Лиард погрозил пальцем зеленоглазому, изобразив на лице крайнее неодобрение. – Ну и методы у тебя! Раньше ты такого не вытворял.
- Ничего, мастер Лиард, все в порядке, это, действительно очень полезные сведения, - ученик Командора уже привел в порядок мысли и чувства. – Никогда не думал, что мож-но так красиво зацепить потоки. Спасибо вам!
Даррен усмехнулся:
- Всегда пожалуйста. Если интересно, могу еще кое-чему научить, пригодится. Правда, это, скорее, силки для темного колдовства, нежели для обычных злоумышленников.
Лиард устало потер лицо и со вздохом ответил:
- А кто нам гарантировал, что в итоге мы не выйдем именно на него? Город, конечно, учел уроки прошлой войны, но Континент и Архипелаг нам не подконтрольны. А там чего только не сыщется. Кроме того, горьким опытом доказано, что всех дыр не заткнешь, как ни старайся, – он хотел добавить что-то еще, но умолк, заметив отсутствующий взгляд Даррена. Лоцман ушел с головой в какое-то сложное волшебство, и лучше было его не трогать. На несколько минут в зале установилась чуткая тишина, нарушаемая лишь сопением гвардейцев да легкими шагами занятых делом магов.
- Капитан, скоро будет работа для вас и ваших воинов, - Даррен с усилием провел рукой по глазам, будто что-то стирая. – Трое идут сюда под землей. Выход из тоннеля как раз за вами.
Пояснения гвардейцам не требовалось, они молча перегруппировались, а Лиард заблокировал все Сокрытые Тропы вокруг.
- Ваши величества, думаю, вам лучше уйти и забрать с собой наследника. Мало ли какие сюрпризы тащат с собой эти трое, - обратился к королевской чете капитан гвардейцев.
- Но… - попытался возразить король.
- Никаких, но, ваше величество, - прервала его Одри. – Мы все знаем, что вы одним движением бровей размажете их по стенам. Однако, не следует забывать, что для них покушение удалось или почти удалось. А ваша магия слишком узнаваема.
- И зачинщики, узнав ее, постараются исчезнуть. Нам бы хотелось все-таки побеседовать с этими людьми, - мягко продолжил Лиард. – Поэтому, лучше будет…
- Хорошо, хорошо, сдаюсь, - Орданн покорно встал. – Доложите, когда завершите дело.
Монаршая семья исключительно вовремя покинула место действия. Даррен едва успел набросить на всех присутствующих иллюзию, по наитию применив чары, подсмотренные у Атмы. Чары, которые никогда здесь не использовались.
Трое, осторожно вылезшие из люка, были вооружены лишь длинными кинжалами, но увешаны таким количеством магических штуковин, что аж зубы ломило. Стало быть, не маги, и сами распознать обман не сумеют. Остается, конечно, тренированная интуиция, но и ей нужно время.
Опасных визитеров скрутили за пару секунд, лишив всех охранных и прочих артефактов. Двое угрюмо молчали. Третий, видимо, более слабый духом, сыпал ругательствами и угрозами, периодически обещая, что и «до вас доберутся».
- С Материка, однако, паршивец, - процедил сквозь зубы Лиард, - неймется им…
- Я полагаю, островную ниточку вы распутаете, - сказал Даррен, - а вот дальше как?
- А никак, - устало отмахнулся глава ордена Мудрых. – Его Величество не считает нужным как-то с этим разбираться. Да и правда, не войной же на них идти? Или ответные заговоры устраивать. Смешно, честное слово. Хотя в этот раз я бы проучил зачинщиков. Если найду, конечно. Уж больно далеко они зашли.
- Мудро, Командор, - согласился капитан Гвардии, - заодно и ребят моих испытаем в деле.
- У графа Раррока после первого же покушения родилась отличная идея: создать специальный отряд для подобных случаев, - пояснил Лиард. – Орден его поддержал, и с тех пор мы ищем и очень серьезно готовим парней, способных справиться с любой ситуацией.
- И с магической атакой тоже?
- Хотелось бы так думать. Хотя, универсалы вроде тебя – большая редкость, друг мой, – вздохнул Командор. – Где ж найти таких, чтобы хоть в четверть твоего были способны плести чары и одновременно сражаться с десятком противников.
- Ну, на счет десятка ты преувеличил, особенно, если колдовать, - смущенно улыбнулся Лоцман. – А среди элеттийцев и реонцев не искали?
Лиард пожал плечами:
- Искали, да толку чуть. Первые, как правило, хорошие маги, но воины никакие. Ни физической силы, ни умения. Реонцы наоборот, к волшебству мало способны. Граф Раррок придумал объединять воинов в четверки. Посмотрим, что из этого получится.
- Два мага, два воина?
- Два воина, маг и тактик, если повезет – универсал, - ответил капитан Гвардии.
- Умно, господин граф… Я могу чем-нибудь помочь?
Лиард и граф Раррок переглянулись и одинаково неопределенно развели руками.
- Разве что, если останешься здесь года на три, - усмехнулся невесело Командор. – Тебе же не впервой молодых обучать.
- Я бы с удовольствием, только вот кое-кого отыщу.
- Не спорю. Как отыщешь, возвращайтесь сюда. Прости, если лезу не в свое дело, но мне кажется, вам обоим будет здесь хорошо. Несмотря на прошлое, которое у всех у нас…
Даррен благодарно улыбнулся.
- Хотелось бы тебе верить, Лиард.
- Ну так верь! – воскликнул командор и умолк, будто уловив нечто едва слышное. – Ага, мои орлы засекли гнездо злоумышленников. Я бы предложил тебе пойти с нами, но ты и так выложился, поэтому не буду.
- Тогда вот что… Я думаю, такой морок, как я наложил на наших солдат, здесь вряд ли кто наколдует. Запомнишь?
Пара минут ушла на то, чтобы один опытный волшебник перенял приемы у другого, потом повторил, изменив комнату и людей в ней.
Лоцман удовлетворенно кивнул:
- Отлично. Думаю, и твои ученики быстро овладеют этой техникой. А я постараюсь «засветить» схожее волшебство в городе, пусть думают, что это моих рук дело.
Лиард задумчиво потер лоб.
- Странное какое-то волшебство. Впервые вижу иллюзию, не привязанную к объекту и питающуюся не силой человека, ее наложившего. Она существует сама по себе?
- Нет, конечно, - покачал головой зеленоглазый маг, — Это очень древние чары. И, боюсь, мы с тобой последние, кто умеет их применять.
- Есть в них что-то женское, - протянул Командор, хмуря широкие рыжеватые брови, - даже как-то не по себе делается. Или это стихия Воды, на которую они завязаны, сбивает меня с толку?
- Не хмурься, друг мой, ты все угадал. И на счет стихии, и на счет женщины. Я перенял их у одной удивительной колдуньи.
- Ого! Познакомишь?
Даррен сделал «большие глаза».
- От тебя ли я это слышу, Командор?!
- Хорошо, что этого не слышит моя жена… Временами Фаэ просто нечеловечески ревни-ва.
- А чего ты хотел, выбирая себе в жены крылатую благородных кровей? Прости, но по-знакомить тебя с хозяйкой этих чар я не смогу. Она, к несчастью, там, откуда не возвра-щаются. Мне жаль…
- Мне тоже, кто бы она ни была. Я бы многое отдал, чтобы у нас в Ордене появился хоть один волшебник, так глубоко понимающий стихию.
- Так все плохо? – поднял бровь Лоцман.
- Ну, допустим, не все, - как-то очень устало вздохнул Лиард, - Светлый защитник воспитывает себе достойную смену. У меня тоже, как видишь, есть, кому передать жезл и Камень. Как ни странно, Герт сумел дать своим мальчишкам очень многое, хотя, казалось бы, когда там было учить… Одна из его бывших учениц и племянник графа Раррока Ирьян - теперь Стоящие на Грани. Они учатся и становятся сильнее с каждым днем. А вот научить детей разговаривать со стихиями некому.
- Друг мой, возможно, я ошибаюсь, но в Городе есть замечательная волшебница, чудесно понимающая стихии Земли и Воды. Правда, я не уверен, обрадуется ли его величество, если его супруга получит предложение преподавать молодым магам основы стихийного колдовства.
В светлых глазах Лиарда уже скакали любопытные демоны:
- Продолжай, Лоцман. Это же только половина решения.
- Неужели ты не догадываешься, кого надо попросить преподавать магию Огня? – вопрос был, конечно, почти риторическим. Кандидатура имелась, и какая!
- Не морочь мне голову, Даррен. Если ты сейчас скажешь, что надо привлечь к делу мою собственную жену…
- Именно. Не все же ей границы патрулировать. Она – прирожденный маг Огня, чувствующий эту стихию, как никто другой. Кроме того, Фаэ – воин, что полезно для твоих учеников.
Командор хмуро посмотрел на собеседника, тяжко вздохнул.
- А теперь вспомни, как на нее смотрят люди, когда она в человеческом обличье. В осо-бенности, юнцы в возрасте от пятнадцати до тридцати лет. И подумай, чему они так научатся… В лучшем случае спалят полгорода от щенячьего восторга.
- Ты плохо знаешь драконов, мой друг. Во-первых, Фаэ хоть раз давала тебе повод усомниться в себе? Во-вторых, если правильно попросить, она сделает все и с охотой, и с блеском. Не только научит твоих юнцов понимать Огонь, но и вышколит их, как гвардей-цам не снилось. Тем более, что эта стихия не терпит ни безалаберности, ни лени.
Можно подумать, я хорошо знаю драконов, в смятении подумал Даррен. Или мой Зверь уже научился вещать вот так – открыто и когда захочет?
Тебе жалко? Я ведь дело говорю, и ничего больше. У них такая возможность пропадает, а я что, молчать должен? – обиженно пробурчал дракон. – Сами-то не сообразят. Не сообразили ведь до сих пор.
Лиард схватился за голову:
- И ты наивно полагаешь, что наши ученики вот так сразу перестанут думать Тьма знает о чем и пялиться в глубокий вырез ее платья? Не верю. Если уж битые жизнью гвардейцы и почтенные отцы купеческих семейств теряют головы.
- А как сама Фаэ на это реагирует? – лукаво улыбнулся Даррен.
Его собеседник с тревогой взглянул ему в глаза.
- С тобой все в порядке?
- Что-то не так? – невинно осведомился маг.
Ну да, устало подумал он. Мы не только говорим, мы еще и смотрим моими глазами. И пугаем нормальных людей. Не жадничай, - немедленно прозвучало в ответ.
- Зрачки у тебя…
- А, это бывает, - отмахнулся Даррен. – Спроси у Фаэ, она объяснит. Так как на счет ответа на последний вопрос?
- Да она терпеть всего этого не может, всех этих взглядов, не говоря уж о словах и действиях. Благо, совсем уж безголовых любителей риска мало… Рычит, бесится и чуть огнем не плюется. А уж ругается так, что матросы и портовые грузчики от зависти дохнут.
- Что и требовалось доказать. Всем подряд на место не укажешь, но строить учеников – святое дело. И она, уж поверь мне, построит.
- Ладно, уговорил. А где мне взять мага четвертой стихии? Впрочем, одного, точнее одну я знаю, и, если ты ее найдешь, весьма буду рад видеть ее здесь.
Ну ничего себе! Она мне самому нужна, - возмущенно возопил Зверь, и Даррен был с ним согласен. Ну почти… Мелькнула где-то на самом краю сознания мысль о том, что можно жить здесь, и планы Лиарда вовсе не помешают его собственным, а вполне даже их дополнят. Мелькнула и исчезла, заслоненная видением цветущего сада и дома с от-крытой верандой.
- Дружище, мы тебя уже заждались, - Орданн появился неожиданно и бесшумно. Из чего Лоцман сделал вывод, что не только Командор ходит Сокрытыми тропами. Он не удивился, лишь заметил про себя, что молодой монарх очень многому научился. В том числе и тому, что не нужно демонстрировать всем и каждому свои новые способности. Учитывая происшествия, подобные сегодняшнему, это было правильно. Все знают, что король – маг, но вряд ли даже Одри догадывается, насколько он силен.
Зеленоглазый облегченно вздохнул: Орданн избавил его от необходимости озвучивать для Лиарда слова Зверя. Должен бы и без объяснений понимать.
— Вот и прекрасно, - удовлетворенно потер руки Лиард. – Забирайте его, ваше величество. А я поработаю пока вместе с учениками, если, конечно, вам не нужен.
- Ты нам всегда нужен, но так уж и быть, работай, - крайне серьезно изрек монарх и, не удержавшись, рассмеялся, заразив смехом всех остальных. – Простите, друзья, но после этого дурацкого покушения, мне почему-то стало легче, будто камень с души свалился. Более того, я абсолютно уверен, что вы изловите всех крыс и посадите в достойную их клетку.
— Это тебе старшая дочь сказала? – поинтересовался Лиард.
- Младшая. И я ей верю, - король многозначительно взглянул на главу Ордена, взял Дар-рена под руку и увлек на странную тропу. Лоцману такие еще не попадались.


47
Ух, наконец-то я смогла все это прочитать! Про замечательно выписанные характеры, ключевые политические и психологические моменты я говорить не буду, тут и до меня сказали. Отмечу прекрасно выдержанную стилистику. У меня не исчезает впечатление, будто я читаю старинный роман. Очень нравятся женщины, окружавшие Карломана, их сила и выдержка. С одной стороны, положение при дворе обязывает, а с другой... И еще очень радует, что потомки Других народов распознают друг друга и стараются взаимодействовать, а не воевать. Во всяком случае пока. Авторам - огромное спасибо. Жду продолжения истории Фредегонды.

48
Наша проза / Re: Сказки у камина - VIII
« : 17 Окт, 2022, 17:04:32 »
Спасибо, эрэа Красный Волк!
Орданн не подвел своих учителей, это так. "Мальчик вырос". А теперь пришло время посмотреть на семейство его величества короля поближе.


Орданн бесшумно удалился, а Даррен продолжал любоваться королевой и наследниками. Материнство сделало Одри еще прекраснее. Она, возможно, стала чуть менее изящной, зато обрела истинную женскую красоту – зрелую, уверенную, пронизанную внутренним светом и силой. Она мало напоминала прежнюю деревенскую колдунью, теперь это была истинная королева. Осанка, манера держать красивую, украшенную строгой прической, голову, сдержанные жесты и мимика даже в отсутствие посторонних – все было царственным, продуманным, полным достоинства. Вот она встала, что-то поправила в колыбельке и не спеша направилась к старшим детям.
- Габриэль, ты слишком сильно раскачиваешь Ронику. Это опасно.
- Мамочка, мне нравится! Он сделал, как я просила, не ругай его, пожалуйста! – попросила девочка.
- Хорошо, не буду, - согласилась королева, - Мири, что ты нарисовала? Деревце? - обратилась она к малышке. Та не ответила. Она застыла с мелком в руке, рассеянно глядя ку-да-то мимо матери и беззвучно шевеля губами.
- Мири, солнышко, ты слышишь меня?! – на секунду Одри позволила себе забыть о сдержанности, лицо стало обеспокоенным и печальным.
- Мири!
Девочка не отзывалась, даже головы не повернула. Казалось, она беседует с кем-то невидимым. Королева бессильно уронила руки и отвернулась, прикусив губу. Даррен более не медлил, шагнул на плиты дворика и, опустившись на одно колено, произнес положенную по этикету фразу:
- Счастлив приветствовать вас, ваше величество.
Одри обернулась на голос, чуть нахмурив брови, а через секунду вся просияла, узнав гостя.
- Даррен! Слава Всевышнему, ты вернулся… Немедленно встань, все эти церемонии ни к чему.
- Можно я не буду притворяться и произносить придворные банальности, а просто скажу, что ты - самая прекрасная из всех королев, которых я когда-либо видел? Честное слово. Я даже немного завидую моему бывшему ученику.
- Ты научился говорить комплименты? Это непривычно и неожиданно приятно, Лоцман. Только поосторожней с ними, а не то мой венценосный супруг начнет немного ревновать. – Одри лукаво улыбнулась, как это делала прежняя деревенская колдунья. – Хотя, ревновать к тебе абсолютно бессмысленно, разве не так?
- Так, моя проницательная королева.
- У меня был хороший учитель, - ее величество протянула магу руку, которую тот немедленно поцеловал. – Ну, вот еще, что за глупости… Раньше за тобой такого не водилось. Ты изменился, друг мой, и стал еще более загадочным.
- Фаэ утверждает, что я повзрослел.
- А что думаешь ты сам?
— Это сложный вопрос, о моя царственная ученица, - Даррен смутился, отвел глаза и тут же знакомый голос с нескрываемой ехидцей прошептал: «И ничего сложного. Хотя, для кого как…». – Иногда мне кажется, что я старше лет на сто, а иногда во мне просыпается тот самый мальчишка, что мечтал отыскать тропы между мирами. А еще я получил ответы на давно мучившие меня вопросы, и…
- Теперь не знаешь, что с ними делать? - выражение глаз Одри окончательно смутило Лоцмана. И почему ему кажется, что все вокруг видят больше и слышат именно то, что слышать им не полагается? Вот и королева туда же. Придется уходить от неудобной темы.
- Познакомишь меня с наследниками?
- Разумеется, – его бывшая ученица все поняла и не стала продолжать расспросы. - Старшего зовут Габриэль, и он растет, как положено наследнику престола и настоящему ан Греару. Бриан, светлая ему память, сначала сильно возражал против такого имени для первенца, оно ведь не фамильное. Но, если Орданн решил, то так и будет. Поэтому, Древлянин побрюзжал и смирился, имя внесли в списки, и на этом все закончилось. Сейчас Королевское Древо блюдет его ученик, имена младшим детям давал он. Та, что на качелях – Роника, а маленькую зовут Мирана, - королева тяжко вздохнула.
- А кто тогда спит под деревом?
— Это Виктор, самый младший. В силу его возраста, с ним меньше всего хлопот.
- Странно, - растерянно улыбнулся Лоцман, - я-то думал, что с младенцами одни сплошные хлопоты.
- Это… обычные хлопоты, - ответила Одри, - а вот когда дети становятся старше, иногда даже я перестаю понимать, что с ними происходит. Если с Габриэлем все относительно просто – он маленькая копия отца, то с девочками…
Даррен проследил ее взгляд, напряженный и печальный, и стал внимательно наблюдать за маленькой Мираной. На секунду ему показалось, что к принцессе присматривается и его Зверь. Интересно, а если посмотреть его глазами?
   Девочка по-прежнему с кем-то неслышно беседовала, время от времени что-то рисуя мелком на серых плитах дорожки.
- У твоей дочери редкий дар, Одри. К ней тянутся все невидимые обитатели замка. Невидимые для большинства из нас – не для нее. Они считают ее своей, берегут и развлекают, как умеют. Возможно, когда Мири подрастет, то станет одной из сильнейших волшебниц, каких только видел Город.
Одри смотрела на мага чуть ли не с восторгом.
- Ты видишь, я же только предполагаю. И я боюсь, Лоцман. Боюсь, что мир, невидимый прочим, затянет ее насовсем. Мне в детстве случалось попасть в хоровод лесных фей. Поверь, они могут очаровать, завлечь, показать такие красоты, которых в человеческом мире никогда не встретишь. Я знала людей, попавшихся в их ловушки: тела с пустыми глазами, существующие по привычке и сгоревшие за год-два. Это страшно.
- Мне кажется, Мири это не грозит, - не отрывая глаз от девочки, медленно проговорил Даррен. Сейчас он отчетливо видел и слышал все, что происходило с малышкой. Видел окружающих ее тиххов, и, что удивительно, ощущал их отношение к ней. Трепетное, нежное и необычайно почтительное. Домашние духи что-то рассказывали ей, плели невесомые ожерелья защитных чар, да чуть ли не молились на маленькую принцессу. Вот малышка что-то прошептала одному из них, и он мгновенно скользнул к качелям, мягко и незаметно уменьшая слишком уж рискованный их разбег. Да уж, дети Орданна ни силой, во всех смыслах этого слова, ни смелостью обделены не были. Младшая сестренка оберегала весьма беспечных старших. Оберегала, хотя никакого повода к этому пока не было. Малышка, кроме всего прочего, еще и будущее видит?
- Одри, скажи, Мирана никогда не беспокоилась о чем-то, чего нет? Не говорила о событиях, которых не было?
- Да, такое случалось, но мы с Орданном думали, что это обычные детские страхи. Разве нет? – королева оставалась внешне бесстрастной, но в темных глазах бился испуг.
- Возможно, что нет. – Даррен продолжал наблюдать за качелями. Вот Габриэль не рассчитал усилие, и, если бы не невидимый помощник, лететь его сестренке головой вниз. – Скорее всего, нет. Думаю, что твоя дочь видит будущее, но в силу возраста еще не понимает этого. А если и понимает, то ей трудно облечь увиденное в слова. Поэтому будь с ней внимательна, моя королева. Это очень одаренный ребенок.
Маг взглянул в глаза Одри, надеясь, что успокоил ее, но страх только усилился. Правда, это был уже какой-то новый страх.
 -Пресветлые боги… - выдохнула она, - Мирана сказала утром, что я не должна сидеть все время с ней, мое место рядом с отцом – чтобы успеть вовремя. Она меня предупреждала, а я, бестолочь деревенская, ничего не поняла, - пальцы, комкающие великолепную шелковую шаль, побелели, голос королевы дрогнул. – Еще что-то было о человеке с волчьей улыбкой, который прячет нож за спиной и ходит слишком близко…
 -Успокойся! – Лоцман решительно взял Одри за руку, - пять минут назад с твоим супругом было все в порядке. Он проводил меня сюда и отправился беседовать с моими друзьями и своими новыми подданными. В малую летнюю приемную.
- Ты притащил сюда опасных людей?
- Только для ваших врагов. Давай-ка убедимся, что с его величеством все в порядке. Позови нянек, пусть они займутся детьми, а мы с тобой отправимся к Орданну. Габриэля можно взять с собой.
Одри кивнула, тут же зазвенел колокольчик, призывая служанок. Из скрытой кустами галереи появились сразу четыре дамы, которым и поручили присматривать за детьми. Старший, повинуясь жесту матери, прекратил раскачивать сестру и подошел к ней.
- Габриэль, познакомься, это старый друг твоего отца и мой учитель. Даррен, Лоцман Сокрытых троп.
Юная копия короля во все глаза уставилась на легендарного Лоцмана, Даррен же, сдержанно поклонившись принцу, еще раз взглянул на Мирану. Шестилетняя кроха ответила ему совершенно недетским взглядом темных, как у матери, глаз. Она чуть качнула головой – маг истолковал это, как сигнал поторопиться, подал руку Одри и быстрым шагом направился к Морской анфиладе.

Картина, которую они увидели в летней приемной, заставила их замереть на месте. Королеву и наследника – в ужасе, Даррена – в мгновенном сосредоточении, стягивая тугой клубок сил. Впрочем, никого уже не надо было останавливать и упаковывать в кокон из чар. Арит прижимал коленом к забрызганному кровью ковру лежащего вниз лицом человека в камзоле слуги. Одной рукой он удерживал локоть противника, не давая ему шевелиться, а другой приставил к его горлу тонкий длинный кинжал. Шаркана склонилась над сидящим в кресле королем.
- Что здесь, забери меня тьма, происходит? – Даррен послал этикет подальше и бросился к Орданну.
- Уже ничего, - изобразил улыбку несколько бледный монарх, - очередное покушение. Кому-то опять неймется. Должен признать, если бы не твой друг, оно, скорее всего, удалось бы.
- Ты ранен? – осипшим от тревоги голосом спросила Одри.
- Пустяки. Шаркана уже залечила эту царапину. Не волнуйся, пожалуйста, ни яда, ни чар на кинжале не было, я бы почуял их. А так… Просто человек, просто сталь.
- Не просто, мой король, - нахмурился Арит, - посмотрите в его глаза. Они пусты, как высохший колодец. С ним что-то сделали, возможно, опоили, он точно спит с открытыми глазами.
- В нашем племени жрецы умеют делать такое, - тихо откликнулась целительница. – Они смотрят в глаза людям, что-то шепчут им на ухо, и те молча исполняют приказ. А потом ничего не помнят.
- И никакой возможности узнать, кто его подослал? – напряженным голосом произнес король.
- Ну почему же… - задумчиво сдвинул брови маг, - можно попробовать как минимум два способа. – Он склонился над пойманным, что-то произнес едва слышно, потом осторожно коснулся его руки. И та сжалась, будто в ней снова был кинжал.
- Отпусти его, Арит. Он, если у меня получилось, под властью иллюзии и видит перед собой смертельно раненого короля.
Слуга поднялся с пола, оглянулся, спрятал в рукав несуществующий кинжал, и, вытирая о камзол руки, стал медленно, спиной, приближаться к выходу. Как только он переступил порог, невидимая петля захлестнулась у него на горле, он захрипел и упал замертво.
- Что ж, вполне ожидаемо. Они убрали исполнителя. Но я поймала чары, - мрачно сказала Одри.
- Я тоже, - кивнул Даррен, - и метку повесил, теперь никуда не денутся. Только, боюсь, это тоже окажутся всего лишь мелкие сошки. Полагаю, они прибегут проверить, все ли получилось. Но не сразу.
- Я могу предупредить Капитана гвардии и Лиарда, отец, - тихо сказал принц, - ты же знаешь, у нас есть способ.
Король отрицательно покачал головой.
- Не страшно, - хитро улыбнулся зеленоглазый, - всегда есть те, кого отследить невоз-можно и о ком всегда забывают. И попросить помочь.
Его величество недоуменно воззрился на друга, Одри же одобрительно кивнула.
- Есть что-то, чего я не знаю?
- Просто не обращал внимания, - Лоцман внимательно огляделся и обнаружил за бли-жайшей колонной парочку испуганных, но не сбежавших тиххов. Он подошел и со всей возможной мягкостью обратился к ним, точно к детям. Те понятливо выслушали и через секунду исчезли, чтобы выполнить поручение.
- Что ты им сказал, - поинтересовалась Одри, - мне было неловко подслушивать.
- Попросил предупредить, кого надо. А еще посмотреть, не живет ли во дворце человек с моей меткой. Ведь их маленькая принцесса очень огорчится, если с ее папой случится что-то плохое.
- Дворцовые духи, - догадался Орданн. - А ведь и правда, никто и никогда не принимает их всерьез. Это ты хорошо придумал.
- Не я. Твоя младшая дочь надоумила. Одри свидетель, они прекрасно ладят. Береги Мирану, Орданн, береги, как зеницу ока. Она будет великой волшебницей.
Король вздрогнул, его пальцы нервно сжались на резных ручках кресла.
- Ты видел ее будущее?
С чего он так взволновался? Ах, да, «сумасшедший отец», который вовсе не похож на сдержанного монарха… Придется его немного удивить.
- Нет, мой король, я никудышный провидец. Это она видела наше будущее.

49
Наша проза / Re: Сказки у камина - VIII
« : 16 Окт, 2022, 11:04:33 »
Цитировать
И лишь немногие понимали, что зло неистребимо. Когда спохватились – поняли, что давно разучились и распознавать, и бороться с проявлениями Тьмы.
Воистину, не убавить, не прибавить.
То, что написано прекрасно, это само собой, повторяться нет смысла. Поэтому по делу. Одри не зря тревожится, похоже, что Город ждут новые испытания. Но какое, однако, семейство у короля, Одри не подкачала.

Спасибо, эрэа Convollar ! Про тревоги Одри говорить ничего не буду, сами увидите. Ну и про семейство... это вы еще их вблизи не разглядели. Некоторые молодые Орданновичи очень забавны. 8) 8) 8)

50
Наша проза / Re: Сказки у камина - VIII
« : 15 Окт, 2022, 19:18:16 »
Лоцман привел друзей в знакомые вам места. Значит, и лица будут все знакомые.


Если в оставшемся позади Ирольне догорало лето, то в Городе-над-Морем царствовала весна. Тонкий цветочный запах смешивался с морским ветром и вырывался за городские стены, чтобы путники на мосту почувствовали себя лет на десять моложе. И чтобы они поняли – за стенами их ожидает настоящее чудо, из тех, что случаются раз в жизни. Пробираясь по нешироким улицам, полным народу, Даррен думал о том, сколько же лет прошло здесь с тех пор, как…
На первый взгляд, ничто не напоминало о прошедшей войне. Здания, заботливо украшенные резьбой и традиционной сине-белой мозаикой, радовали глаз, множество цветущих деревьев окружали тонкие высокие башни, на маленьких, мощеных желтоватым камнем площадях кипела торговля. И только память, та самая превосходная зрительная память Лоцмана, хранившая тысячи мелких подробностей, подсказывала хозяину, как изменился Город. На месте разрушенных войной башен выросли новые, несколько иной архитектуры, где-то начисто исчезли здания – на их месте появились скверы и фонтаны. Только маячившая впереди стена Старой цитадели казалась неизменной. Улицы, как и раньше, вели Даррена и его друзей лишь Городу известным маршрутом, подсовывая то узенький переулок с удивительными коваными решетками, огораживающими крошечный сад, то неожиданный поворот, выводящий на открытую всем ветрам набережную, то знакомую магу Большую торговую площадь. Казалось, путники бесцельно блуждают по городу, рассматривая местные красоты, пока кто-то не окликнул Лоцмана. Среди веселой нарядной публики мелькнул строгий синий плащ, и высокий человек с посохом мага заступил им дорогу. Ветер сбросил с его головы глубокий капюшон, открыв приятное лицо с твердым подбородком и высокими скулами. Серые глаза смотрели весело, он казался молодым, несмотря на обильную седину в темных волосах.
— Вот так сюрприз! Даррен! Появился – и никому ни слова! И не стыдно тебе прятаться от старых друзей!
- Здравствуй, Астор! – ответил маг, пожимая твердую широкую ладонь. – Рад видеть тебя!
Совсем не изменился …
- Взаимно, Лоцман. Ты мне льстишь, все мы не молодеем. И как это наша Огненная тебя не заметила? В Городе ни одна струнка не зазвенела.
- Во-первых, заметила, и мы славно побеседовали с ней на Мосту. А во-вторых, у меня есть пропуск, - хитро улыбнулся маг.
- Все, оказывается, просто, - рассмеялся в ответ Светлый защитник. – В любом случае, загляни к нашему Командору. Лиард, думаю, обрадуется не меньше. Честно говоря, у меня камень с души свалился, когда я тебя увидел. Мы же тогда ничем не могли помочь. А твои соотечественники говорили, что у тебя каждый час на счету, и ты можешь не выжить.
- Ну, они малость лукавили, ничего бы со мной не случилось. Жаль, что я не увидел самого главного – развязки.
- Разве Альтарн тебе не рассказал?
- Ты не хуже меня понимаешь, что есть вещи, которые нужно один раз увидеть, чем сто раз послушать о них рассказ… Но, поскольку мне иного не оставили, я буду приставать с расспросами и к тебе, и к Лиарду, и к Его величеству, если мне будет позволено.
- С чего вдруг так официально? - Астор даже нахмурился. – Насколько я понимаю, Орданн будет рад видеть тебя в любое время дня и ночи, и, скорее всего, опередит всех нас. Ладно, увидимся, - Мудрый дружески хлопнул зеленоглазого по плечу, кивнул в сторону неожиданно образовавшейся в доме стрельчатой арки – Вам туда.
Открывшийся за аркой переулок вывел их прямо на Дельфинью улицу, и через пару минут Даррен стоял на пороге дома, в котором были прожиты несколько самых тяжелых и самых счастливых месяцев его жизни.
Все так же, и все иначе. Чисто, прибрано, уютно. Новые ковры на полу, лестницу явно ремонтировали, а вот перила старые – памятный рисунок линий на дереве, чуть вы-пуклый след от сучка в самом низу. Возле камина новая кованая дровница, а ваза темной керамики на полке знакомая, как и огромные морские ракушки. Тайри любила брать их в руки, подолгу рассматривала переливы цвета на перламутре.
- Неплохо, а нам с Шарканой куда? – осмотревшись, поинтересовался Арит.
- Спальни наверху, располагайтесь, – рассеянно отозвался маг. Он помимо воли искал де-тали, оставшиеся с тех времен, а находя, радовался им, точно родным.
- А ты? Которая дверь твоя? Или поселишься на коврике у камина?
- Зачем же… - Даррен вынырнул из воспоминаний и поднялся по лестнице. Раньше третья сверху ступенька скрипела, а теперь нет. – Пусть моя будет хоть вот эта.
Лоцман лукавил. Не «хоть вот эта», а именно эта, и никакая другая. Он уже ругал себя, как можно было не подумать об этом сразу. И не представлял здесь, скажем, Шар-кану. Даррен толкнул первую от лестницы дверь, с трудом заставив себя не зажмуриться. Это была комната Тайри, и в ней почти ничего не изменилось. Казалось, стоит только повернуть голову, чтобы увидеть сидящую в глубоком кресле светловолосую женщину. Она оторвется от толстой книги, и чуть склонив голову к плечу, взглянет на него серыми осенними глазами.  Все было как вчера – и бесконечно давно. Дома минуло больше восьми лет, а здесь?
Странная картина мелькнула на секунду у него перед глазами: Тайри, с походной сумкой за плечом, оглядывает с порога опустевшую комнату, проводит рукой по столу, заглядывает в ящики под крышкой. На секунду задумывается, потом резко задвигает их обратно и уходит. Нет, не может быть, он не умеет видеть ни прошлого, ни будущего, он не маг времени…
 А это ни то и ни другое. Это просто мысли и чувства, которые были настолько сильными, что дом их запомнил. Уходя отсюда, она подумала о тебе, и дом лишь передал по назначению то, что считал должным.
Ну вот. Зверь уже лучше меня понимает, что вокруг происходит, в замешательстве подумал Даррен. И что с этим делать? Так же с ума можно сойти… Или для драконов это не актуально? Он подошел к столу, выдвинул ящик. Свет упал на листок плотной пожелтевшей бумаги. Лоцман перевернул его и замер. Он помнил этот набросок, он помнил мальчика, который его нарисовал. И горе волшебницы, когда она не смогла спасти художника. Но откуда он здесь? За столько лет в доме, наверняка, сменилось несколько жильцов, рисунок бы заметили и убрали. Маг хотел вернуть листок на место – и не смог. Кусочек плотной бумаги, размером чуть больше ладони уютно устроился во внутреннем кармане куртки. Портрет попал в правильные руки. Правда, неизвестно, кого за это благодарить.
Не важно, главное – поблагодари. Это ведь не просто так, ужу понятно…
- Спасибо! Спасибо за этот знак и за то, что ведете меня к ней… - тихо проговорил Дар-рен, сам себе удивляясь. Мы уже слушаемся Зверя?
А что здесь такого? Разве прислушиваться к собственным мыслям дурно? Или я неправильно все понимаю?
О боги, мысленно вздохнул Лоцман, у кого бы спросить, когда все это кончится? Зверь промолчал. Похоже, обиделся.

Король не был бы королем, не окажись он во всем первым. Утром следующего дня молодой офицер в форме королевской гвардии принес в дом на Дельфиньей улице три пропуска во дворец. Орданн желал увидеть гостей немедленно, а заставлять ждать монарха, во всех мирах и во все времена, было не только крайне невежливо, но и опасно.
Шаркана всполошилась: как же так, совсем нет времени, чтобы подобрать соответствующий случаю наряд. Да и где здесь купишь хоть что-то, отдаленно напоминающее торжественные одеяния ее народа? Арит только усмехнулся и вытащил из своего походного мешка небольшой сверток, оказавшийся на деле куском великолепного переливчато-багрового шелка с нежной вышивкой по краю. Локтей в двадцать длиной.
— Это называется «пео», Даррен, и ее соплеменницы считают его одеждой для особых случаев.
— Увы, только покрывало, но я и за него благодарна, - проворковала целительница, целуя своего воина, - ведь самое любимое захватил, хитрец!
Хитрец был похож на довольного кота и разве что не мурлыкал.
Маг же сказал, что Шаркана прекрасна в любом наряде. Кроме того, если в характерах его друзей ничего не изменилось, то их величества предпочтут приватную беседу светскому приему.
- Король Орданн не любит балы и развлечения?
- Раньше не любил, особенно всяческие церемонии, - пожал плечами Лоцман. Ему очень хотелось увидеть найденыша, посмотреть, каким он стал. А еще он надеялся, что Одри хоть чем-нибудь сможет помочь ему в поисках.
…Их проводили в малую портретную галерею и попросили немного подождать. Даррен не помнил, бывал ли он в этом узком двусветном зале раньше, но уж висящих на стенах портретов до войны точно не могло быть. Что за художник решился взяться за эту работу? Ведь многих пришлось рисовать только по памяти. Из строгих рам смотрели знако-мые лица: ревнитель Королевского Древа Бриан, капитан королевских гвардейцев Габриэль де Рейвен, предыдущий Командор ордена Мудрых, Герт Смотрящий-сквозь-Время, элеттийские маги – брат и сестра, почтенный купец в дорогих одеждах с поясом главы гильдии, настоятель храма отец Грант. Ему были видны не все картины, и нужно было сделать несколько шагов, чтобы увидеть остальные, но маг медлил. Пытался понять, кто там, дальше? Представить образы тех, кого помнил, выписанные в этой странной манере: будто все вокруг поглощено бархатной, обволакивающей тьмой, и лишь лица и руки высвечены теплым огнем свечей или выхвачены солнечным лучом. Совершено живые, вот-вот окликнут его, улыбнутся, кивнут… Скорее всего, никого из них уже нет. И тех, дальних, тоже? Эта мысль неприятно царапала и холодным обручем сжимала сердце.
   Тихо щелкнула в дальнем конце зала скрытая портьерой дверь, где-то в невидимом отсюда гулком пространстве прозвучал короткий приказ, и в галерею стремительно вошел статный мужчина в строгом темно-синем камзоле. Даррен с трудом узнал его, скорее по осанке, по манере держать голову и слегка хмуриться, когда он что-то пристально рассматривал. Бывший найденыш возмужал, стал выше и шире в плечах. Черты лица сделались тверже, потеряв юношескую округлость, а взгляд - увереннее и внимательнее. И без всяких королевских регалий любой бы понял, кто перед ним.
   Лоцман улыбнулся, и, подавая пример своим спутникам, опустился, как положено по этикету, на одно колено.
- Приветствую вас, почтенные гости! Прошу вас, встаньте. Рад видеть тебя, Лоцман! - лицо монарха оставалось вежливо-отстраненным, но глаза лучились такой искренней солнечной радостью, что магу казалось, он ощущает ее физически. Точно теплое касание.
- Счастлив увидеть ваше величество в добром здравии, а ваш Город – процветающим, - с улыбкой ответил Даррен. – Позвольте представить вам моих друзей. Арит Аль-Шетх, воин, один из лучших мечников у себя на родине. Шаркана аль-Дарви, целительница из древнего рода. Я взял на себя смелость просить для них убежища в Городе и вашего покровительства. Благословенный Ирольн с недавнего времени стал опасен для них.
- Твои друзья всегда найдут здесь дом, Лоцман. Ты знаешь, как я ценю искусство фехтования. Для воина всегда найдется в Городе достойное дело, несмотря на мирное время. Как и для целителя. После войны каждый на вес золота. Я думаю, мы продолжим нашу беседу в летней гостиной… Лейтенант! – чуть повысил голос монарх, и на его зов мгно-венно явился ожидавший приказаний гвардеец. – Проводите наших гостей через Морскую анфиладу и Зеленый зал, покажите самое интересное. Надеюсь, Арит и Шаркана не обидятся, если мы несколько минут побеседуем с глазу на глаз.
Как только воин и его невеста скрылись за дверью, король стремительно шагнул вперед и крепко обнял старого друга.
- Ты представить себе не можешь, Лоцман, как я рад тебя видеть!
- Поверь, я рад не меньше, Орданн. Тем более, что я даже попрощаться по-человечески тогда не мог.
— Это мелочи… Ты наверняка уже знаешь, как мы все волновались за тебя. А тут еще события посыпались, точно камни с гор, я едва успевал понять, что происходит. Думал, не выдержу один, - на мгновение Даррен увидел прежнего Орданна, проступившего в интонации, во взгляде.
- Почему же один?
- Ты прав, у меня была Одри, но… Габриэль погиб, ты был без сознания, Тайри от тебя почти не отходила – мне неоткуда было ждать помощи. Волей-неволей пришлось научиться принимать решения и действовать самому. И не осталось времени на колебания и раздумья. В последний день я почти уверился, что нам не выстоять, но Вседержитель судил иначе. Да что я все о себе, ты-то что делал эти двенадцать лет?
- Двенадцать? – удивился Даррен, - Я-то думал, что наши миры живут в одном временном потоке. У нас прошло чуть больше восьми. Впрочем, это не важно. Самое смешное, что дома я занимался практически тем же самым, что и здесь. Считалось, что все, имеющее хоть какое-то отношение к Отступнику, было выжжено на благословенном Ирольне мировым катаклизмом тысячу лет назад. И лишь немногие понимали, что зло неистребимо. Когда спохватились – поняли, что давно разучились и распознавать, и бороться с проявлениями Тьмы. Я хотел уйти, но не смог.
- Хотел сразу отыскать Тайри?
- Именно так, мой король. Увы, мы не всегда можем воплотить наши замыслы немедленно. И я очень рад, что моя нынешняя Тропа привела меня к тебе.
- Я попытаюсь помочь, хоть пока и не знаю, чем. Тайри вернулась домой через несколько месяцев после того, как ушли твои соотечественники, унося с собой и тебя. Ей помог хозяин Таверны.
- Таверна — это хорошо, это мысль, - задумчиво проговорил маг. – Я бы с удовольствием побеседовал с Кьяларом. Вот уж кто может подсказать правильное направление.
— Значит, в ближайшее время навестим с тобой старый элеттийский квартал. Бои туда не дошли, а жители постарались сохранить все, как было, уж не знаю, зачем. Вопрос лишь в том, появится ли там Таверна.
- Ну не появится, так потом на Тропах найду, - пожал плечами Даррен. – Спасибо, что разрешил остаться в городе моим друзьям.
- Не за что. Пойдем, навестим Одри, вот увидишь, как моя королева обрадуется. – Орданн улыбнулся, но получилась улыбка напряженной, и глаза остались серьезными. Это не ускользнуло от Лоцмана.
- С твоей любимой колдуньей что-то не так?
- Ты по-прежнему проницателен, Дар. Она очень старается, чтобы я не заметил ее беспокойство и печаль, но… Я ведь не слепой, и вижу не только внешнее.
- Ни за что не поверю, что между вами могла пробежать черная кошка.
- Нет, это другое. Она что-то знает или предчувствует, но молчит. Может, ты поймешь? Я пытался – и наблюдал, и спрашивал напрямую, но не преуспел. Увы.
Маг покачал головой, прислушиваясь к отголоскам эмоций, что витали вокруг короля.
- Одри или не уверена пока, в том, что происходит, или все настолько серьезно, что она боится говорить об этом, чтобы не звать беду раньше времени. Хотя ей это и не свой-ственно. В любом случае, я попытаюсь ее разговорить.
   Маленький внутренний двор, утопающий в цветущей сирени, был превращен в площадку для игр. Мальчик лет двенадцати, очень похожий на Орданна, раскачивал на качелях очаровательную девочку. Еще одна красавица лет шести от роду, что-то усердно рисовала мелком на плитах дорожки. А Ее величество, сидя в тени старой яблони, покачивала изящную резную колыбель, в которой сладко посапывал кроха, которому вряд ли исполнился год. Одри тихонько напевала колыбельную, но взгляд ее был прикован к младшей дочери.
Даррен восхищенно замер, потом сказал шепотом, не желая нарушать тихую гармонию происходящего:
— Вот это я понимаю – семья. И начинаю сожалеть, что у меня нет сыновей подходящего возраста. Или дочерей.
Король гордо улыбнулся и также тихо ответил:
- Спасибо, Дар. Честно говоря, никогда не думал, что буду таким… сумасшедшим отцом, что способен волноваться за каждый их шаг. Если бы не обязанности монарха, ни на ми-нуту бы не отходил от детей. Ладно, я вас оставлю, так будет лучше. Пойду беседовать с твоими друзьями и моими новыми подданными.

51
Наша проза / Re: Сказки у камина - VIII
« : 15 Окт, 2022, 18:58:13 »
Спасибо, дорогие эрэа!


Так, значит Ирлисс... Это видела в своё время Тайри? Но если они пришли в Город-над-Морем, значит благословенный Ирольн отпустил Даррена? Или нет?
Именно так. Это самое Тайри и видела.
И - да, благословенная родина отпустила блудного Хранителя. на время. Там пока папа посторожит))))

52
Праведных этих... сама бы перестреляла. Уж не знаю, как Урх сдержался, только закон и удержал. Плодится ж такое!
Очень здорово написаны эпизоды, просто не оторваться. И обрывается все в самый напряженный момент. Спасибо огромное и очень жду продолжения!

53
Наша проза / Re: Сказки у камина - VIII
« : 12 Окт, 2022, 19:15:06 »
Так значит, Древний - это, получается, и есть отец Даррена? :) И как же замечательно сказано: "...Делая шаг в будущее, не набирай полный рюкзак прошлого. Только самое дорогое и легкое..." От всей души спасибо за продолжение, эрэа Tory! :)

Он самый.  8) 8) 8)
А теперь мы займемся любимым делом. Будем спасать деву в беде и топать дальше... Ну и кое-что, ранее упомянутое, по ходу выясним.


Трактир «Две алебарды» был любимым местом времяпрепровождения гвардейцев, чей полк стоял в предместье, городской стражи и вообще всех тех, кто знал, с какой стороны браться за меч. Здесь замечательно кормили, подавали сносное вино, хозяин смотрел сквозь пальцы на некоторые выходки своих посетителей и отпускал в долг постоянным клиентам.
- Нам нужен кто-то еще? – осведомился маг, удивленно подняв бровь.
- Нет, но у хозяина этого заведения есть отличный арсенал. Что ты предпочитаешь?
- Прямой узкий меч. Если не будет – можно и боевой посох.
Арит кивнул и исчез за дверью. Даррен же остался снаружи, натянув на голову ка-пюшон плаща и отступив в тень. Воины, зачастую, недолюбливали магов, и были, наверное, правы. Воин принес и меч – простой, но отлично сбалансированный, и посох, явно сработанный мастером. У самого Арита из-за плеча торчала рукоять длинного «лунного» меча, а пояс украшали метательные ножи. Он отдал оружие Лоцману, и с одобрением смотрел, как тот, привыкая к мечу, «протанцевал» несколько сложных связок из канона Воды и Ветра.
- Не хочешь опробовать шест?
- Недавно мне уже пришлось поупражняться, - невесело усмехнулся зеленоглазый и крутанул шест, превращая его в туманный круг.
- И как… тренировка?
- Жив, как видишь. Пошли, чего время тянуть. Я ведь не железный, - Даррен первым шагнул на освещенную фонарями улицу, и воин последовал за ним.
Остановившись у нужного дома, маг попросил воина еще раз показать ему кольцо.
- Жаль, нет времени на толковые поисковые чары. Что-то мне подсказывает, чем быстрее мы окажемся рядом с твоей невестой, тем лучше для нее, - маг страдальчески поморщился, потер виски, - ох, не люблю я такие «подсказки» … Как долго она носила кольцо?
- Без малого год.
- Тогда должно сработать. Подожди минутку.
Арит даже дышать перестал, моля всех богов, чтобы у мага все получилось.
- Мы на верном пути, воин, - сказал, наконец, Даррен. Показалось, или он правда дышал, как после бега? – Она здесь. В этом доме, на втором этаже. Будем внутри, найду сразу же. Где-то тут калитка для слуг, не идти же через парадные ворота…
Деревянную невзрачную дверь Арит аккуратно снял с петель. Никаких сюрпризов на ней не оказалось, что отнюдь не прибавило энтузиазма магу. Двор был пуст, у дверей дома охрана отсутствовала, и это было крайне подозрительно. Даррен потянулся за ограду заклятиями поиска, не отвлекаясь на тупую головную боль. Поколдовал на Тропе – расплатись и не сетуй. Правильнее всего было бы сначала плотно поужинать, затем хорошенько выспаться, а уж потом проворачивать операции по спасению чужих невест. Но сейчас промедление было смерти подобно, Лоцман чувствовал это как никогда ясно.
- Идем вплотную к забору, затем под окнами. Ловушки ставили на простых воинов, не на магов, поэтому там чисто.
Мечник не стал спорить, и до дверей особняка они дошли благополучно. На лестнице для слуг наколдовали ловушку посерьезнее, и будь Арит один, дальше бы ни за что не пробрался. Даррен заставил ее «заснуть». Если в доме есть маг, он ничего не поймет и не поднимет тревогу. Как выяснилось, магов больше не было, зато коридор второго этажа был набит вооруженными до зубов людьми, получившими приказ никого не пропускать. Арит лишь усмехнулся: десяток разбойного сброда против двух умелых воинов? Мелочи… Даррен кивнул – сейчас ему легче было махать мечом, нежели творить чары. В конце концов, это только люди.
 Ему казалось, что бой длится несколько часов. Накопившаяся усталость давила на плечи, болью отзывалась в каждом движении. Уже скоро, уговаривал он себя, осталось совсем немного, еще пара усилий, и можно будет отдохнуть. О том, что Благословенный Ирольн все еще держит его, он не думал.
Девушку они нашли за самой дальней дверью, связанную, но живую. Склонившегося над ней со стилетом человека Арит прикончил, мастерски бросив тяжелый нож.
- Вовремя успели, - облегченно выдохнул маг, осторожно поднимая тонкий кинжал и рассматривая его в свете фонаря, - на нем яд, и я знаю, какой. Этот запах…
- Какие-то цветы? – принюхался воин.
- Разве ты не слышал о Лунных лилиях? – удивился Лоцман, - мне говорили, что все южане сведущи в ядах.
— Значит, я – редкое исключение, - криво улыбнулся мечник. – Одного не пойму, как они кольцо сняли…
- Говорю же – яд. В малой дозе вызывает кошмарные видения и длительный сон, повторно – смертелен. Видишь царапину у нее на руке?
- Она проснется? – Арит разрезал веревки и с отвращением отшвырнул их в угол.
- Разумеется. Теперь все будет в порядке, - Даррен устало провел рукой по лицу и зажмурился, пытаясь разогнать туманную пелену перед глазами. – Надеюсь, ты знаешь, где можно относительно спокойно выспаться одному бездомному магу?

Лоцман проснулся от умопомрачительных запахов, витавших в воздухе. Южная кухня своеобразна, но сейчас он не имел ничего против. В соседней комнате, отделенной от его спальни тяжелым занавесом, напевала девушка. Ей вторил красивый баритон Арита. Маг горько усмехнулся, случайно поймал свое отражение в зеркале и обрадовался, что никто не видит его таким. Конечно, умнее было бы просто не ввязываться в эту историю, открыть дверь мечнику и пойти своей дорогой, но… Скорее всего, эти двое, что поют в соседней комнате, были бы мертвы. И вообще, как говаривал один из его учеников, иногда нужно поступать неправильно, потому что так – правильнее.
Поэтому он оставил сожаления, смыл ледяной водой неправильное выражение лица, оделся и вышел к хозяевам.
Даррену было приятно смотреть на сияющего воина и его подругу. Шаркана оказалась чистокровной дарви – дочерью единственного сохранившего свободу пустынного племени, обитающего сейчас в трех, почти отрезанных от мира, оазисах. Очень светлая для южан кожа, раскосые светло-карие глаза и гладкие блестящие волосы цвета красной меди. Высокая, стройная и очень грациозная, закутанная в традиционные одежды из яркого струящегося шелка, она была прекрасна. Лоцман подумал, что Ариту повезло с женой, а еще – что хотел бы вот так же сидеть где-нибудь с друзьями, обнимая за плечи свою Тайри.
– Наш спаситель загрустил? – спросила девушка, - отчего? Чем мы не угодили? 
– Вам показалось, - постарался как можно беззаботнее улыбнуться маг, но целительницу не так-то просто обмануть. Она угадала правильно, но истолковала так, как привыкла.
– Тебя тяготит одиночество, Даррен? Будь ты простым воином, а не магом, я бы познакомила тебя с младшей сестрой. Боги одарили ее куда щедрее, чем меня. Мы бы стали не просто друзьями – породнились.
– Неужели боги могут создать еще большее совершенство?
- Ее сестра – эпиона, - просто ответил мечник, и магу оставалось лишь молча удивиться.
Среди потомственных целителей раз в поколение рождалось несколько девочек с редким даром. Они умели лечить не тело – душу. Лечили словом – помогали пережить горе, возвращали волю к жизни, вытаскивали из омута пагубных пристрастий. Некоторым покорялись даже самые тяжкие душевные болезни. Более того, эпионы мгновенно чувствовали настроение окружающих и определяли, кому действительно нужна их по-мощь, а кто выкарабкается сам. Они пользовались неслыханной для женщин свободой, могли войти в любой дом, оставаться там, сколько пожелают, и исчезнуть также внезапно, как появились. Им не перечили и ни в чем не отказывали, впрочем, те редко о чем-то просили. А уж получить в жены такую девушку считалось большой удачей, особенно здесь, на юге.
Лоцман сдержал горькую усмешку. Он знал о целительницах души не понаслышке. В первый год его тихой войны, когда, не смотря на все знания и опыт, его отряды терпели поражение за поражением, теряли лучших воинов и волшебников, отчаяние овладело многими. Даррен не был исключением. Его собственная мечта выглядела абсолютно несбыточной, творившееся вокруг внушало ужас. Погибли два его лучших ученика, не уберег он и самого надежного из друзей. Казалось, противник, которого как бы и не было, опережает их на два шага. Маги едва справлялись с возложенной на них задачей, и не виделось конца-краю непонятному и тягостному противостоянию с «невидимками». Люди роптали, наблюдая, как день за днем ничего не меняется, а их ряды редеют. Именно тогда у костра и появилась Ирлисс, с первого взгляда – одна из десятка сопровождавших отряд целителей. Сначала они едва перекидывались парой слов, потом разговоры становились все длиннее и все сильнее смахивали на исповедь измученного неудачами командира. Даррен все больше доверял ясноглазой северянке, часто советовался с ней, бывало, что и спорил до хрипоты, вынося из этих споров нелегкие, но верные решения. Кто такая Ирлисс на самом деле, он догадался случайно, когда они стали близки настолько, насколько могут быть близки мужчина и женщина. Поначалу его совершенно ничто не смущало. Более того, он был рад и горд. Позднее, распознав тонко замаскированные попытки управлять им, влиять на мысли и чувства, и даже, насколько позволяли ее возможности, покопаться в его воспоминаниях, Даррен быстро и без объяснений расстался с эпионой. Хоть и чувствовал себя со всех сторон виноватым – все-таки она помогла ему обрести уверенность и не наделать непростительных ошибок в дальнейшем. И, если бы Ирлисс не тронула самую чуткую струну его души, он бы и не опомнился. Нет, не воспоминания о Тайри и его чувства к ней, хотя и это тоже. С тех пор, как маг себя помнил, любые попытки незаметного, исподволь, подчинения вызывали в нем ровную холодную ненависть и отторжение. Никто не имел права принимать решения за него и управлять им, точно марионеткой. Память послушно подкинула ему подобный эпизод. Город-над-Морем, война. Великая жрица, так похожая на Тайри. Ее тонкая игра на его потаенных надеждах, ожиданиях, обидах, желаниях. Тогда он дрогнул - и поплатился. В этот раз он практически сдался, чудом выскользнув из цепких объятий Ирлисс, и чувствовал себя предателем. Безусловно, он не давал никаких обетов, никому ничего не обещал… кроме самого себя. И чуть не отказался от самой главной своей мечты. Даррен тогда с ужасом подумал, что несколько месяцев вовсе не вспоминал о своей Тайри.
- Благодарю, госпожа моя, но маг – плохая партия для эпионы. Я – беспокойный бродяга, у меня много врагов, и, к тому же, мое сердце несвободно, - стараясь говорить как можно спокойнее, произнес Даррен.
- Не к ней ли ты направлялся, а? – подмигнул мечник, белозубо улыбаясь новообретенному другу.
— Ты угадал. И с той же целью, с какой отправился вместе с тобой.
- Тогда я спрошу, не нужен ли тебе верный меч рядом, - вскинулся Арит. Здесь, на краю пустыни, свято блюли древние обычаи и всегда отдавали долги.
- Мне… - начал Лоцман и осекся. Если он ответит согласием, то воин пойдет с ним в любое пекло и, скорее всего, погибнет, а этого вовсе магу не хотелось. Если он откажется – слукавит, что недопустимо в подобных обстоятельствах. Остается одно: рассказать честно обо всех опасностях пути, и пусть Арит решает сам.
- Понимаешь, все не так просто. Возможно, по тем Тропам, на которых ты меня встретил, нам придется бродить не один день... или месяц. Это может быть опасно для тебя просто потому, что Тропа пьет силы, желания, волю непривычных и неподготовленных людей. В этом случае все мое волшебство будет бессильно. С Тропой каждый борется один на один. Сильного она оставит в покое, слабого…
- Съест в конце концов, - кивнул Арит. – Я слышал об этом. Только вот думаю я, что ни мне, ни Шаркане не дадут спокойно жить в Афраэ. Не нравится мне вся эта история, что вокруг нас с тобой завязалась. За тем магом тоже кто-то стоит, и ему незачем оставлять живых свидетелей. Волей-неволей придется уходить и искать безопасное пристанище.
Даррен хмуро кивнул:
- Боюсь, ты прав. И в этом смысле наш просторный благословенный мир становится тесным. Я догадываюсь, кто стоит за Ашреном. От него трудно спрятаться даже мне. Что ж, ты меня убедил. А что скажет Шаркана?
- Вряд ли моя родня опечалится, если я исчезну, - вздохнула девушка. – Мою чашу не разбивали на площади, а родовые знаки не смыли с кожи соком белокорня, но это лишь вопрос времени. Я пошла против воли матери, отвергла обычаи и отказала жениху, которому была предназначена еще до рождения. Сестра сочувствует мне, но и только. Когда я уйду, всем станет легче.
— Значит, так и поступим. Мы найдем для вас новый дом, а потом подумаем, как быть дальше. Я не буду настаивать, если Арит не захочет следовать за мной. Потому что просто не знаю, в какое пекло заведет меня Тропа.
- Ты не знаешь, где твоя женщина? – удивился воин.
- Представь себе. Но я ее слышу… И буду искать, пока не найду.
- Найдешь, куда ты денешься! Вы, маги, вечно прибедняетесь, - отмахнулся мечник, - сколько у нас времени на сборы?
- До утра управитесь? – дождавшись утвердительного кивка, Даррен продолжил, — вот с рассветом и пойдем. Не забудьте пищу и воду, на Тропе ее взять негде.
- Жаль, трактиров и постоялых дворов там не водится, - усмехнулся южанин. 
- Ну почему же, один есть. Только он не всем попадается. Запомните, если вдруг усталость накатит или темные мысли, не поддавайтесь. Это Тропа вас испытывает. Я постараюсь сделать наш путь как можно легче, но договариваться с Тропой вам придется самим.
   Следующим утром Лоцман двое его спутников шагнули из древнего, затерянного в песках храма на Сокрытые Тропы. Как ни странно, прямой и прочный путь легко лег им под ноги, будто мир передумал и перестал сопротивляться желаниям Даррена.  Кто знает, может быть, благословенный Ирольн не желал отпускать его одного? Что ж, маг был не против. Он шел впереди, слыша за спиной ровное дыхание спутников, и думал, что любой лоцман обязательно должен кого-то за собой вести, открывать новые дороги не себе – другим, делать их путь легче и короче. В этом весь смысл. Даррен вспоминал свои путешествия по Тропам и понимал, что одному ему всегда было несравненно труднее, а вот когда… Все остальное «когда» было связано с Тайри и ее друзьями, за исключением его «возвращения» домой. Неужели Тропа не подскажет ему, не выведет к той, рядом с которой он и стал настоящим Лоцманом? Так он шел, отмеряя шагами непредставимые расстояния междумирья, вспоминая и стараясь не загадывать о будущем. Чуть было не увлекся, а с трудом вынырнув из своих мыслей, понял, что идущие позади Арит и Шаркана устали – шаги стали медленнее и тяжелее. Даррен решил было объявить привал, как под сапогами глухо зазвучал камень. Настоящий, древний, облизанный морскими ветрами камень Белого моста.

***    ***    ***
Поначалу Лоцман не поверил в такую удачу. Он считал Город-над-Морем одним из тех мест, откуда можно «докричаться» до Тайри или хотя бы что-то узнать. Город притягивал многих, обязательно кто-то да слышал о ней. Не говоря уж о том, что это одно из самых надежных убежищ среди множества миров. Он обернулся к своим спутникам:
— Тропа милостива к нам сегодня. Она привела нас в одно из лучших мест, которые я знаю. Здесь остались мои друзья. Надеюсь, они все живы и здравствуют.
— Это… настоящий мост? – с сомнением произнесла, оглядываясь, Шаркана, - тогда почему стены по-прежнему из тумана?
— Прислушайся, вдохни – это океан шумит внизу, это его соленые брызги долетают даже сюда, - счастливо улыбнулся Даррен, - Белый Мост всегда вел из тумана к ясному небу. Еще несколько шагов, и мы увидим заставу.
Маг помнил, что раньше перед заставой часть моста была обрушена, но не сомневался, что его друг и ученик давным-давно восстановил утраченный пролет. Так и было. Новые белокаменные плиты с вырезанными на них королевскими символами, влажно блестели под солнцем. Туман рассеялся, вокруг было лишь ярко-синее небо и крикливые чайки. У четырехугольной башенки с узкими бойницами стояли, как и в былые времена, двое высоких воинов в удивительных доспехах. А куда выше чаек парила огромная красная птица.
– Даррен, а нас пропустят? – с опаской поглядывая на рослых стражей, спросила целительница. – И мне не нравится эта птичка. Таких больших птиц не бывает.
- Не стоит волноваться, - ответил Лоцман, запрокинув голову, глядя в небо, — это друг.
Он помахал рукой и что-то крикнул на незнакомом наречии.
«Птица» точно услышала Лоцмана, и, взмахнув крыльями, резко пошла вниз. Сделав над мостом круг – видимо, чтобы гости могли полюбоваться ею поближе, алая драконица легко коснулась белых каменных плит. Секунда, и перед ошеломленными спутниками Даррена стояла изящная красавица в необычном одеянии, переливающемся всеми оттенками красного. Мдено-красную гриву трепал морской ветер, глаза цвета охры смотрели внимательно и удивленно, на пухлых ярких губах застыла неуверенная полуулыбка.
- Здравствуй, Фаэ! Рад, что после стольких лет встретил тебя здесь, - Даррен первым шагнул навстречу, протянув ей обе руки.
Драконица тряхнула головой, наконец, улыбнулась открыто и радостно.
- Здравствуй, князь! Счастлива видеть тебя живым и здоровым. Мы с Лиардом очень горевали, что не смогли тогда ничем помочь, - она вложила в его ладони тонкие пальцы с хищно-багровыми длинными ногтями.
- Все позади, как видишь.
- Уж вижу, Лоцман. Ты изменился, - Фаэ по-птичьи наклонила голову, рассматривая собеседника.
- И как же? – усмехнулся маг, понимая, что услышит в ответ.
- Ты стал старше. Не так, как люди, скорее, как мы. Многое узнал, многое понял, многому научился. И остался собой, несмотря на твоего просыпающегося Зверя. Это главное.
- Хотелось бы, чтобы все оказалось именно так, как ты сказала, Огненная, - Даррен печально усмехнулся.
- Ты мечешься, потому что незавершен. Неполон, разделен со своей второй сущностью, - Фаэ говорила странные вещи, но зеленоглазый, как ни странно, был с нею согласен. – Есть ты, есть твой Зверь, но нет той, что связывает и освобождает.
- Она есть, надо лишь дойти до нее.
- Наши бы сказали, долететь, - маленькая изящная женщина очень серьезно взглянула ему в глаза, - и ты долетишь. Но твоей колдуньи здесь нет.
- Я знаю… - вздохнул маг, - но, может быть, кто-то из старых друзей скажет мне больше.
- Может быть. Но не я. Проводить вас до города?
- Не стоит беспокоиться, Фаэ, - Лоцман вытащил из поясной сумки странный серебряный медальон, - он еще в силе?
- Безусловно. Надо же, ты сохранил его…
- Ну, я предполагал, что пропуск в Город мне понадобится, и не раз.
- Что ж, удачи тебе. Зайдешь к нам с Лиардом?
- Непременно, только друзей устрою.
Фаэ кивнула.
- Кстати, дом на Дельфиньей свободен, он теперь в собственности Ордена.
Маг нахмурился:
- Уж и не знаю, стоит ли возвращаться туда, Огненная. Слишком много там пережито.
- Ты же помнишь, если Город решит, что тебе – туда, то хоть целый день броди, все дороги выведут на Дельфинью. Так что я даже гостиницу советовать не буду, - драконица с лукавой полуулыбкой потянулась, встав на цыпочки, чмокнула Даррена в щеку и отступила на пару шагов, - помни, мы с мужем ждем тебя в гости.
Лоцман поклонился, как кланяются знатной даме, и пошел к своим, опешившим от удивления, друзьям. Они молча миновали Заставу с почтительно отсалютовавшими Даррену стражниками. Маг не видел лиц за шипастыми шлемами и опущенными забралами, но на страже вполне мог оказаться кто-то из тех, с кем ему пришлось вместе защищать Старую Цитадель.
- Ничего себе, знакомые у тебя, - промолвил, наконец, Арит. – Какова ж тогда твоя подруга, если ты с драконьими оборотнями на короткой ноге.
- Самая обыкновенная… - начал было Даррен.
- Ну, если такая же, обыкновенная, как ты, то чего ж мы тогда удивляемся, - воин потряс головой, будто стараясь уложить там все возникшие недавно мысли и новые впечатления и продолжил шагать вслед за Лоцманом.

54
Наша проза / Re: Сказки у камина - VIII
« : 10 Окт, 2022, 19:00:19 »
Читаешь ну просто необыкновенно сильную по своему эмоциональному накалу сцену прощания Атмы и Даррена - и буквально кожей ощущаешь, как текст поет. И эта мелодия, полная света, несмотря на всю свою острую и рвущую душу горечь, снова дарит веру: герой справится, выстоит, не свернет с выбранной дороги, не изменит ни себе, ни той, кому отдал сердце... Огромное спасибо за великолепное продолжение, эрэа Tory! :)   

Спасиибо, эрэа! Автор старается. А герою теперь остается только одно - оправдать ожидания. За не говедь волнуются и болеют замечательные читатели!



Солнце стояло уже высоко, когда Лоцман проснулся. Он сел на узкой, жесткой кровати и огляделся. Рядом, на стуле, его ждала новая одежда, на маленьком столике – кувшин для умывания. В доме стояла тишина, судя по всему, ни хозяйки, ни наставника не было. Через некоторое время внизу хлопнула дверь – Даррен как раз успел умыться и переодеться, удивляясь, как это все пришлось впору.
- Вставай, соня, завтрак остынет! – почти пропел снизу Альтарн во всю силу своих легких.
- Не успеет! – задорно отозвался зеленоглазый, улыбаясь светлым воспоминаниям. Во времена ученичества наставник так же будил по утрам своих нерадивых подопечных. – Доброе утро, тан Альтарн, - сказал он, спускаясь в нижнюю комнату.
- Действительно, доброе. Финна просила передать тебе привет, и кое-что собрала в дорогу. Сумка уложена и ждет тебя.
- Спасибо. Я уже почти забыл то время, когда обо мне кто-то заботился.
Когда-то давно, в совсем другой жизни, о нем заботилась Тайри. Когда-то давно он даже думал, что так будет всегда. Теперь у него есть только тень надежды, что это повторится. Когда-нибудь…
- В этом вся Финна. Всегда найдет, о ком заботиться. А если такового не сыщется, она его придумает. Зато в ее домике всегда чувствуешь себя, как в детстве.
- Жаль, что я не могу остаться здесь дольше. Передайте ей мою огромную благодарность. Это были самые вкусные булочки в моей жизни, - очень серьезно произнес маг.
Альтарн усмехнулся:
- Артист. И ведь ни разу не улыбнулся. Ты еще в детстве ставил всех в тупик этой своей манерой, никогда не поймешь, шутишь ты или нет.
Завтрак прошел в молчании. Не то чтобы им нечего было сказать друг другу, просто перед расставанием не хотелось рыться в воспоминаниях. Когда-то Альтарн говорил своим ученикам: делая шаг в будущее, не набирай полный рюкзак прошлого. Только самое дорогое и легкое. И Даррен держался этого.
На пороге маленького домика наставник и ученик обнялись.
- Удачи, Даррен. Пусть Тропы будут добры к тебе и приведут к желанной цели.
- Спасибо, тан Альтарн. Спасибо за все, и пусть наши зеленые небеса и вечные волны хранят вас.
Даррен закинул на плечо неожиданно увесистую дорожную сумку, сделал несколько шагов по цветущему саду и исчез в развернувшемся перед ним жемчужно-сером портале.
Два человека смотрели ему вслед. Два совершенно одинаковых человека – тот, что обнял его на прощание, и второй, что стоял теперь, сложив на груди руки и прислонившись к притолоке.
- Не жалеешь? – спросил тот, что появился позже.
- О чем?
- О том, что не сказал ему всю правду.
- Нет. Думаешь, он бы ушел тогда? Он должен жить, а не лежать с кинжалом в спине на дне моря, не гнить заживо в императорском дворце и не чахнуть от вечного сожаления о несбывшемся, сидя здесь. Не для этого я с таким трудом сюда вернулся.
- Ты прав, Древний. Пока ты здесь, за Ирольн можно не опасаться, - стоявший на пороге легко сбежал по ступенькам и встал рядом.
- А ты не жалеешь? – спросил его названный Древним.
- О чем? – пожал плечами другой.
- Да хоть вот об этом, - черты лица Древнего заострились, четче и выше стали скулы, кожа стала гладкой и смуглой, а глаза цвета молодой листвы с вертикальными зрачками смотрели на собеседника печально и устало.
- Нет. О чем тут жалеть… Разве что о том, что не я обнял его на прощание. Но я рад, что дал возможность сделать это тебе, - Альтарн улыбнулся, и вокруг его синих от природы глаз побежали лучики-морщинки.
- Я твой должник до конца дней, - хрипло сказал Древний.
- Уточни, до конца чьих дней, с вашим племенем надо держать ухо востро, - лукаво сощурился наставник, потом, резко посерьезнев, добавил, - К диппам все долги, друг. Мальчик мне дорог не меньше… И вообще, жена звала завтракать. Нет-нет, не говори мне ничего, знаю я ваш аппетит…


Тропа петляла, точно заяц, убегающий от волков, была неверной и зыбкой. Благословенный Ирольн не хотел отпускать мага, морочил голову, прятал ориентиры и подсовывал ложные выходы. Но Лоцман не был бы Лоцманом, если бы дал себя запутать. Он лишь усмехался про себя после каждого «сюрприза» и упрямо шел дальше. За очередным поворотом Тропа перестала дрожать и пружинить под ногами, а туманные стены раздвинулись. Светлее, правда, не стало, вокруг царили все те же зеленоватые сумерки. На Тропах не было ветра – откуда ему там взяться, и поэтому легкое прикосновение жаркой, пахнущей песком и железом, струи воздуха, могло означать только одно. Кто-то шагнул на Тропу и ждет его впереди.
Даррен знал этот запах. В свое время он вместе с наставником прожил несколько месяцев в Афраэ – дивно прекрасном городе на краю мертвых песков. Местные жители говорили, что ветер пустыни пахнет прошлым и несет семена войны. За вечно ползущими в сторону города барханами, всего в паре часов езды по давно заброшенной дороге, находилось Мертвое поле. Давным-давно там произошло грандиозное сражение. Кто там бился и почему, никто уже и не помнил. Говорили только, что погибшими можно было населить пять больших городов и столько же малых. А еще легенда гласила, что одна из сторон применила настолько отвратительное и противоестественное колдовство, что даже пустыня отказалась принимать тела павших воинов. С той поры от людей остались лишь кости да груды доспехов, что громоздятся на выжженном солнцем плато.
Лоцман пожалел, что не вспомнил, уходя, об оружии, даже посоха не взял. Что ж, придется применять чары, хоть на этих зыбких путях колдовать и опасно. Ну, здравствуй, противник!
Противник, судя по выражению лица, был крайне удивлен, но не растерян. Парные, чуть изогнутые широкие клинки тускло светились серым в его руках, как и древние – очень древние! - знаки на его нагруднике. Ну и пакость… Так вот какую магию использовали в том легендарном сражении! Сила, полученная таким путем, угодна лишь Тьме. Даррен точно наяву увидел, как вынутые из горна клинки закаляли после ковки, пронзая тела людей. Живых, здоровых мужчин и женщин, вовсе не ожидавших, что их принесут в жертву. Хуже того, эти люди умирали долго и мучительно. И чем дольше умирал человек – тем сильнее становился клинок, тем больше жизней он мог забрать. Кому же в голову пришло вытащить из пустыни проклятые временем доспехи и нацепить их на честного воина, лучшего в своем княжестве мечника? И как он сам это допустил?
- Рад видеть тебя, Арит.
- Не могу сказать того же, Даррен.
- Почему же? Не привык драться с безоружными или не уверен в победе? Впрочем, тебе, наверное, сказали, что с этим ржавым железом ты неуязвим?
Арит упрямо молчал, сжав тонкие губы и хищно сощурив темные, как у всех южан, глаза. Раз не нападает, значит, колеблется. Видимо, не все чисто с его заказом.
- Маг никогда не бывает безоружен, - наконец вымолвил он.
- Именно, - не стал его разочаровывать Лоцман. – Только имей в виду, та дрянь, что испоганила твое благородное оружие, вряд ли тебе поможет. Мне жаль, Арит, что именно тебя наняли…
- Мне тоже, - глухо ответил воин, - ничего личного, маг, - он усмехнулся и прыгнул вперед, безошибочно целя в голову.
Лоцман по наитию бросил «солнечную сеть», которая была соткана лишь из его собственного Огня и не могла раскачать Тропу. Оба легких меча Арита, столкнувшись с едва видимой защитой, издали странный, глубокий стон и рассыпались ржавчиной. Воина отбросило на несколько шагов, и он упал у самого края Тропы, едва не скатившись в зыбкий туман за ее пределами. Он попытался встать, но не смог и замер, боясь сделать лишнее движение. Даррен с минуту прислушивался, а потом спокойно подошел к поверженному противнику. Нагрудник, как и ожидалось, бесследно исчез, оставив подпалины на тонком льне рубашки. Арит хрипло и тяжело дышал, по подбородку тонкой струйкой сочилась кровь. Маг быстро определил, что ничего смертельного с мечником не случилось, внутреннее кровотечение ему не грозит, а кровь всего лишь от прокушенной губы. Как умел, Лоцман постарался снять боль, мечник приоткрыл глаза и прошептал:
- Не бросай меня здесь. Лучше убей.
- С чего бы это? Вернешься домой, скажешь, что все получилось. А голову мою не принес, потому что я свалился с Тропы. Оттуда, знаешь ли, не возвращаются. Древнее твое оружие – да, рассыпалось, но тебя защитило. Что им еще нужно?
Маг помог воину сесть, и тот с ужасом покосился на опасно близкую туманную «стену».
- Ты оставишь врага за спиной?
- С какой это стати мы враги, Арит? Наши пути редко пересекались, и до сего дня мы ничего плохого друг другу не сделали. Сдается мне, твой наниматель либо не сказал, против кого посылает, либо не оставил выбора.
Воин тяжко вздохнул.
- Глубоко смотришь, маг. И то, и другое, и еще кое-что… Не спрашивай.
- Не буду. Лучше скажи, каким образом тебя собирались вернуть домой. Если это вообще входило в их планы.
Арит протянул Даррену оправленный в золото дымчато-серый камень:
- Сказали, когда дело будет сделано, окунуть его в твою кровь, и путь откроется сам.
Лоцман внимательно присмотрелся к артефакту, и кулаки сами собой сжались от бешенства.
- Подлые твари… Они получили бы возможность меня найти, если бы ты даже просто ранил меня. Я не знаю, что открывает эта штука, но уж точно не дверь домой. Она слушается их – не тебя.
- Подозреваю, что от меня избавились бы очень быстро, даже вернись я домой. Что я могу против магии, - нехотя признал южанин.
- А что, если… - Лоцман в задумчивости прикусил губу, - поиграть с ними по их же правилам?
- Я дал слово чести!
- А они? Что они пообещали? – хитро улыбнулся маг.
- Забрать отсюда и отпустить на все четыре стороны меня и… еще кое-кого.
- И тоже давали слово чести?
- Да, - твердо ответил Арит.
- Замечательно. Играть буду я, а не ты. Допустим, ты до сих пор валяешься, терпя дикую боль. А я отнял у тебя эту безделушку и вынудил все рассказать, угрожая сбросить с Тропы. Могло же такое быть?
Воин нахмурился.
- Ну допустим.
- Отлично! – улыбка Даррена из хитрой стала хищной. Мечнику вдруг показалось, что глаза склонившегося к нему собеседника чуть засветились, а зрачки вытянулись в вертикальную чечевицу. Арит вздрогнул, моргнул и прозевал момент, когда Лоцман проколол палец острым наростом позолоченной ракушки-амулета и очень аккуратно капнул кровью на серый камень. Секунда – и на его ладони засиял маленький зеленый костер. Маг услышал нечто, понятное лишь ему и сказал:
- Они проглотили приманку. Как только стена начнет светлеть, я сожгу камень. Мне, в отличие от твоих нанимателей, подобные костыли не нужны. И успокойся, играю теперь я, твоя честь никак затронута не будет. В конце концов, я же выиграл поединок.
Дальше все было быстро и весело. Во всяком случае, обезоруженному и «плененному» мечнику казалось, что Даррен от души веселился, уловляя ловцов «на живца», которым сам и был. Про зеленоглазого мага он слышал много разного, но однажды увидев в деле, понял, что большинство слухов правдивы. Особенно те, что касались его силы и опыта. Арит никак не мог ощутить нити ловушки, которую Лоцман приготовил для дорогих гостей, но, видя его уверенность, успокоился сам. Когда двое в просторных одеяниях, которые носили жители жаркого Афраэ, и пустынных масках, защищающих от песка и оставляющих открытыми лишь глаза, забились, спеленатые невидимыми коконами силы, воин уже желал своему недавнему противнику победы. Потому что увидел у одного из попавшихся на пальце кольцо. Такое же кольцо с ярким и чистым рубином, как его собственное. Единственная мысль, занимавшая сейчас Арита, была далека от законов чести и данных обещаний: если у мага не получится, я убью их сам…
У мага получилось. Пойманные, обездвиженные и лишенные возможности колдовать, враги могли только рычать и ругаться.
Даррен некоторое время слушал, потом сказал, сдерживая раздражение:
- Уймись, Ашрен. Мне даже нет нужды снимать с тебя маску, я прекрасно помню твой голос. Мне безразличны причины, по которым ты решил меня убить, и я не имею обыкновения прощать.
- Проклятый выродок…
- И чего тебе не сиделось в столице, - пожал плечами Лоцман. – Приходи, очаровывай, женись на принцессе. Или она поставила условием мою голову? Бедняга… Видимо, у Ее высочества было достаточно времени, чтобы найти исполнителей, пока я пытался разобраться со здешними тропами.
Поток брани иссяк, а злобные испепеляющие взгляды маг и вовсе не заметил.
- Ну, если это все, что вы хотели сказать…
- Перстень, - хрипло проговорил Арит, - пожалуйста, забери у него перстень.
Лоцман понимающе кивнул и молча подставил раскрытую ладонь. Кольцо с густо-багровым камнем упало в нее помимо желания его нынешнего обладателя. Удар огненного бича прервал бренное существование неудачливых убийц. Маг устало уселся рядом с воином, протянул ему перстень.
- Жена?
- Почти. Мы должны были пожениться через пару недель, когда эти…
- Взяли ее заложницей? Как пошло. Впрочем, на что только не идут люди, чтобы не рисковать собственной головой. Ашрен всегда любил таскать жар чужими руками, - глядя в туман за Тропой, произнес Даррен.
- Да что теперь говорить… Если перстень был у них, значит ее больше нет, - ответил Арит и отвернулся.
Лоцман повел над кольцом ладонью, нахмурился, потом спросил осторожно:
- Твоя невеста, случайно, не колдунья?
- Целительница, у них это семейное.
- Тогда понятно. Камушек, как маги скажут, «проникся», на нем ее отпечаток: мелкие, впитанные им чары, отголоски эмоций, ощущений. Тирские рубины очень чувствительны к этому. Не могу сказать с полной уверенностью, но, скорее всего, она жива.
- Но как же так? Она говорила мне, что снять перстень можно только с мертвой.
- Ашрен - сильный маг… был. Способы есть.
- Ты можешь выпустить меня отсюда? – Арит вскочил и тут же схватился за ушибленную грудь.
- Могу, - невозмутимо кивнул Лоцман, - но тебе не помешает помощь. Эх, ну что за невезение… Пошли. После всего, что я здесь наколдовал, мне необходимо отдохнуть, а Тропам успокоиться.
Они шагнули сквозь сверкающую жемчужную арку прямо на древние плиты утонувшего в песках храма. Восемь ликов забытого божества опоясывали невысокую колонну, стоявшую на старательно очищенном постаменте красного камня. Перед ней на маленьком алтаре горел магический огонь, и лежали в строгом порядке испещренные резьбой древние костяные пластины.
- Маяк, да еще в храме Хранящего Пути, - хмыкнул Даррен, вглядевшись, - остроумно, в отличие от всего остального. Пожалуй, я тоже оставлю здесь вешку. Чтобы проще было уходить.
Алтарь и колонну опоясал тонкий, светящийся зеленым, круг.
- И как мы отсюда будем выбираться? – мечник уныло смотрел на опускающееся в барханы зеленое солнце. – До города чуть не полдня скакать, а лошадей что-то не наблюдается.
Лоцман лишь устало вздохнул, взял воина за руку и сделал четыре решительных шага через душное оранжевое ничто. Ну и Тропа здесь…
Оглядевшись, Арит заковыристо выругался.
- Что-то не так? Мы, вроде, в городе, вон храм, вон ратуша, сзади нас ваш знаменитый каскадный фонтан.
- Прости, это я от неожиданности. У вас, магов, все так просто?
- Разумеется, нет. Меня пытаются прикончить уже который раз, поэтому я начеку и ко всему готов.
- Да я не об этом. Если, к примеру, нам понадобится на Архипелаг, ты тоже вот так быстро, за четыре шага…
- Ну, идти придется подольше, и доставить я тебя смогу только на Медилен. Дальше тропа исчезает, – широко улыбнулся Даррен. – Ты хоть приблизительно представляешь, где нам искать твою целительницу?
- Могу предположить. Ашрен обретался в особняке в трех кварталах отсюда. Только там стена в два твоих роста.
- Веди, - махнул рукой Даррен, - хотя я бы не отказался по дороге заглянуть хоть в какую-нибудь оружейную лавку. Неприятно как-то в такой дом с пустыми руками…
- Шутишь все. Время позднее, лавки закрылись, да и топать до них, - угрюмо пробубнил Арит, и, чуть помолчав, добавил, - но я знаю, у кого можно одолжить.

55
Наша проза / Re: Сказки у камина - VIII
« : 08 Окт, 2022, 15:00:27 »
Атма изначально - служительница храма безбрежной Оке, вот она к ней и вернулась. Море ее забрало.
А отдали диппам Ключ. Один из трех ключей, которые в разных мирах спрятал сам Создатель. Кто-то тянул к нему ручки, но его опередили и перепрятали. Аот он и ударил по Морскому замку чем-то таким, что от него одни расплавленные камни остались...
В Городе-над-Морем мы видели один ключ (ключ Времени), здесь-второй(Ключ Пространств), а с третьим все не так просто, и мы увидим его в действии ближе к концу книги.

56
Наша проза / Re: Сказки у камина - VIII
« : 08 Окт, 2022, 14:15:34 »
Пожалуй, пора добавить еще немного загадок в эту историю. Или разгадок...

Маг бессильно уронил руку, не замечая канувшую без звука в воду флягу, опустился на камень и долго сидел, прикрыв глаза и пытаясь уложить в голове все, недавно увиденное и услышанное. Слишком много легенд ожило в последние дни... Дочь Дракона в ранге наставницы Оберегающих, жрица храма Безбрежной Оке с острова Эшши. Ритуальные кинжалы-клыки, спевшие свою победную песнь. Китерры и вьеффы. И ответы на давно мучившие его вопросы, до сих пор казавшиеся ему невероятными. Он непроизвольно сжал кулаки, и острый шип раковины больно впился в ладонь. Лоцман будто очнулся, по-весил на шею последний подарок Атмы. По крайней мере, все это ему не приснилось.
Даррен вернулся на берег. Вещи его спутницы исчезли, будто их и не было. Толь-ко его собственная сумка одиноко лежала среди камней. Вот свою флягу он бездарно утопил... Ничего, до поместья наставника не так и далеко. К закату они доберутся. Он до-берется... Никак не получалось думать в единственном числе, это было нелепо, непра-вильно и больно. Смуглая волшебница словно все еще стояла за спиной, глядя на него со сдержанной, почти материнской улыбкой. И звездная теплая ночь в ее глазах неслышно шептала на древнем языке свои заклинания: "Иди вперед, мальчик. Заверши то, что начал и проживи свою жизнь".
   Красивый дом в три этажа, окруженный садом - сильно запущенным, но все равно прекрасным. Аромат каких-то цветов, веселый собачий лай и женский голос, поющий балладу под аккомпанемент лютни. Альтарн всегда любил старинную музыку... Калитка была гостеприимно распахнута, и Даррен направился по вымощенной разноцветной мор-ской галькой дорожке прямо к дому.
Крупный рыжий пес вышел из-за деревьев, предупреждающе гавкнул и уселся в двух шагах от непрошеного гостя, загородив дорогу.
- Рид, что там... - мальчик лет двенадцати, черноглазый и черноволосый, выбежал вслед за своим верным другом.
Даррен коротко поклонился:
- Добрый вечер. Я бы хотел увидеть хозяина этого замечательного дома.
- Конечно! - мальчишка сорвался с места, не дослушав, прокричал на бегу, - Отец, к тебе гость!
Зеленоглазый волшебник не смог сдержать улыбку: кажется, его наставник полу-чил то, о чем мечтал всю жизнь. Семью. Он всегда был привязан к своим ученикам, точно к собственным детям, тяжело переживал, когда кто-то из них погибал. Наверное, поэтому и покинул Обитель. Во всяком случае, так говорили. Даррен взглянул на пса и сказал:
- Чудесный у тебя хозяин, Рид. Когда-то я мечтал о том, чтобы у меня был такой пес.
- Да, сколько тебя помню, ты вечно возился со всякой живностью, за что она была тебе искренне благодарна, - услышал он знакомый баритон наставника и через секунду ока-зался в его железных объятиях.
- Рад видеть лучшего из моих учеников!
- И я рад видеть вас, наставник! - Даррен с трудом отдышался - Альтарн по-прежнему об-ладал поистине медвежьей силой, ничуть не читавшейся в его почти изящном телосло-жении.
- Что, тоже устал от нашего горячо любимого горного гнезда? - усмехнулся хозяин поме-стья, - Может, поживешь у меня месяц-другой?
- Погодите, тан Альтарн... Давайте я сначала все вам расскажу, а уж потом вы решите, нужен вам такой постоялец или нет, - без улыбки ответил Лоцман.
- Ого! Ты опять куда-то ввязался? - Альтарн мгновенно стал серьезен, - И почему меня это не удивляет!
- Не по своей воле. Или не сумел вовремя отвязаться кое от кого, можно сказать и так.
- Не важно. Ты с дороги устал, приведи себя в порядок, поужинай с нами, а утром и поговорить можно, - наставник протянул руку, чтобы забрать у гостя дорожную сумку, и тут взгляд его внимательных серых глаз замер на оправленной в золото рогатой раковине, висевшей на цепочке.
- Откуда это у тебя? - спросил он совершенно иным, напряженным, лязгнувшим метал-лом голосом.
- Вот поэтому я и предложил сначала поговорить, а потом уж принимать решения, тан Альтарн, - грустно развел руками Даррен, - и говорить нам, наверное, лучше без свидетелей. Ради блага самих свидетелей.
- Хорошо. Только расскажешь мне все в подробностях, - Лоцман поймал себя на том, что снова слышит голос Атмы, произносивший почти те же слова какое-то время назад. Что ж, с наставником всегда приходилось объясняться, как на исповеди.
   Альтарн сошел с мощеной дорожки на тонувшую в цветущем кустарнике тропинку, ведя гостя вглубь сада. Маленький домик со старомодной мансардой зарос виноградом и какими-то вьющимися цветами до самой крыши, так что цвет его стен увидеть было невозможно. Красная дверь с кое-где облупившейся краской, была приоткрыта, и из-за нее доносились дивные запахи свежевыпеченного хлеба, корицы, абрикосового варенья… Даррен непроизвольно сглотнул. После перехода ничего, кроме воды, у него в желудке не было, о чем тот не слишком милосердно напоминал.
- Здесь живет вдова моего садовника. После старины Мейля я не могу, да и не хочу никого нанимать. В этом доме нам не помешают. Здравствуй, Финна! - тепло улыбнулся Альтарн маленькой пухленькой румяной старушке, вышедшей на порог.
- И вам доброго вечера, хозяин, и гостю вашему, - улыбнулась она в ответ, и множество лукавых морщинок разбежалось вокруг ее голубых, невероятно молодых и ярких глаз, - проходите наверх, я там и стол уже накрыла, никто вас не потревожит. Если что не так будет, я предупрежу.
Даррен вежливо поклонился садовнице и недоуменно взглянул на наставника. Тот и бровью не повел:
- Пойдем, Дар. Финна у меня такая, все наперед знает. Раз зовет - надо идти, - он подтолкнул ученика к двери. Маг поневоле покосился на руки хозяйки домика, сложенные поверх передника на округлом животике. Закатанные рукава открывали их до локтя, но никаких драконьих татуировок там не было.
Отдав должное вкусному ужину и с превеликим трудом оторвавшись от молока и хрустящих булочек, зеленоглазый маг начал свой рассказ. Как и просил наставник - с самого начала, стараясь не упустить ни одной детали. Говорить пришлось долго. За окном давно стемнело, добрая старушка неслышно зажгла свечи в шандалах, и маленькая мансарда с треугольным потолком стала уютной и загадочной. Альтарн слушал, не перебивая, до самого конца - и про визит императорских посланцев, и про Настоятеля с его намеками, и про то, что Даррен услышал на том конце астральной нити.
- Ты все-таки стремишься туда, - покачал он головой, когда его ученик прервался и потянулся к кружке с молоком.
- Разве я не прав? - хмуро спросил Даррен. - Здесь я сделал все, что мог.
- Да я не об этом... Несколько раз я беседовал с ней - тогда. И будь я на твоем месте, наверное, поступил бы также. И твое стремление совершенно оправданно и понятно... Ты плохо продумал исполнение своего замысла. Это могло стоить тебе жизни.
- И стоило бы, если бы не воля небес и чудом нашедшая меня Дочь Дракона.
При последних словах Даррена брови наставника крайне удивленно взлетели вверх, но ученик, вспоминая недавние события, глядел на горящие свечи и ничего не за-мечал. Дальнейший рассказ дался зеленоглазому волшебнику с куда большим трудом. Так странно было рассказывать о том, что еще недавно сам считал сказками. Альтарн застыл, весь превратившись в слух, кажется, даже забывал дышать время от времени, и это было странно не меньше. Лоцман был уверен, что наставник за свою жизнь видел столь-ко, что его уже ничем и никогда не удивить. В конце концов, ведь это он и его люди видели и последнее сражение в Городе-над-морем, и появление Сына, ставшее для Города избавлением от Тьмы, и легендарных Первых, лишенных дома. Все это, по мнению Дар-рена, было куда удивительнее и невероятнее его собственного опыта. Когда повествование закончилось, Альтарн встал и несколько раз нервно прошелся вдоль уставленного яствами стола. Даррен молча ждал, со времен ученичества зная, что наставнику легче думается в движении.
- Что мне сказать тебе, мальчик, - проговорил, наконец, Альтарн, и его интонация заставила Лоцмана вздрогнуть. Наставник произнес "мальчик" так, как говорила Атма - без насмешки, ласково, почти по-отечески, - о твоих родителях мне кое-что было известно, но ничего столь определенного, как поведала твоя защитница. Я очень рад, что ты счастливо избежал гибели, и не удивлен, что Купель снова приняла тебя. Не могу лишь понять, откуда взялась эта Дочь Дракона.
- Из Морского Замка, тан Альтарн, откуда ж еще? - хмыкнул Даррен.
- Ты хоть раз, с момента своего возвращения, бывал на восточном побережье?
- Нет, наставник. Все, что я делал, происходило в других местах. Где нас только не носи-ло, но в окрестности Морского Замка мы так и не попали. Впрочем, там было чисто... - пожал плечами маг.
- Еще бы... И тебе никто ничего не говорил о Дочерях Дракона, ну, кроме того, что общеизвестно?
- Зачем? Они ведь появлялись в Обители...
- Больше двадцати лет назад.
- Естественно, они же ушли в добровольное затворничество, правда, неизвестно, почему...
— Не важно. Тебе должен был рассказать Настоятель, но не сделал этого, а теперь придется мне, - Альтарн тяжело вздохнул и запустил пальцы в роскошную седую шевелюру. - В год, когда ты исчез, произошло несколько событий. Так получилось, что одному из них я стал свидетелем, и именно поэтому я не могу объяснить появление Атмы. Старик Настоятель был тогда совсем плох, наши испытанные средства не действовали - ни магия, ни лекарства. И он отправил меня с помощником к Дочерям Дракона - привести к нему целительницу или получить новое снадобье. Нас поселили в гостевом доме, построенном специально для просителей за стеной Замка. С нами побеседовала одна из Цели-тельниц и пообещала, что в самое ближайшее время лекарство для Настоятеля будет готово. Мы остались ждать, а поскольку дом в это время пустовал, и делать нам было нечего, мы целыми днями глазели с террасы на море. Вдали время от времени виднелись паруса проплывающих кораблей, и мы надеялись, что наше вынужденное одиночество скоро закончится - в помощи обитательниц Морского Замка нуждались многие. На четвертое утро нашего там пребывания мой помощник влетел ко мне со словами "Вставай, а то чудо проспишь!", естественно, я немедленно оделся и присоединился к нему на террасе. Зрелище, действительно, оказалось впечатляющим. Серые плотные облака, со вчерашне-го дня застилавшие небо, разошлись, яркая солнечная дорожка легла на притихшие волны. А по ней плыл, сверкая перламутром и серебром, маленький кораблик без паруса, напоминающий половинку гигантской раковины. Сопровождала его стая великолепных вьеффов всех цветов радуги с серебристыми гребнями на спинах. Когда кораблик остановился, из него выбрались трое странных существ... Я думаю, это были диппы.
- Они же исчезли во время Катастрофы!
- Кто-нибудь с полной достоверностью мог это утверждать? Я во всех источниках встречал лишь предположения. Кто мешал им пережить Катастрофу и преспокойно существовать и дальше в своих глубинах? - Альтарн насмешливо взглянул на своего бывшего подопечного. - Похоже, что времена просыпающихся легенд и воскресающих мифов наступили уже тогда. Хотя, в те дни мы думали, что теряем последние из них.
- Я помню их описание в одном древнем манускрипте. Глубинники действительно такие...
- Отталкивающие? - наставник с удовольствием отметил, что жадная любознательность его ученика за годы никуда не делась, - Да. Во всяком случае, на мой взгляд. Узкие, вытянутые к чешуйчатому затылку, черепа с маленькими ушными отверстиями, серо-синяя кожа, огромные глаза без белков, плоский нос с высоко вырезанными ноздрями и крошечный безгубый рот. Их тела были скрыты складками чешуйчатых плащей, если это, конечно, были плащи. У одного из них плечи украшал невероятный стоячий воротник, выложенный жемчугом. Через несколько минут из ворот замка появилась Старшая в сопровождении двух Оберегающих. Тот, с воротником, пропел какую-то приветственную трель, настоятельница низко поклонилась в ответ и протянула ему нечто небольшое, завернутое в темную ткань. Дипп спрятал сверток в складках плаща, и через мгновение глубинники отчалили от берега в своей лодочке. Несколько ударов сердца - и они вовсе растворились в море, будто их и не было. Еще через час нам принесли долгожданное лекарство и попросили как можно скорее уехать. Мы не стали медлить, но сборы заняли какое-то время... Поздно вечером, с дороги было видно непонятное зарево, пылавшее над замком. Мы вернулись - вместо обители Дочерей Дракона были лишь оплавленные камни, еще светящиеся оранжевым, точно остывающие угли. Теперь вряд ли кто сможет узнать, что же там произошло. Так что, твоя спасительница в принципе не должна существовать...
Даррен провел пальцами по глазам. Все услышанное от учителя в голове не укладывалось. Дочерей Дракона давно нет, а диппы здравствуют в своих недоступных никаким потрясениям глубинах. За последние дни он как минимум трижды должен был умереть, но сейчас сидит и беседует с наставником... Правда, становилось понятно, почему Атма так плохо перенесла дорогу. Сокрытые Тропы не могут дотянуться до живых и сильных, но, если ты живешь взаймы, они с удовольствием выпьют тебя до дна. Другое дело, что ему нигде и никогда не встречалось даже упоминание о чем-то подобном. Из-за Черты никто не возвращался через много лет. Или сразу – или никогда.
- Меня спасла давно умершая Дочь Дракона. После того, как мне подкинули практически легендарных тварей… И что мне теперь делать?
- Дальше идти выбранной дорогой, - твердо сказал Альтарн, глядя в темноту за окном. – Только так, и никак иначе. В противном случае все жертвы, принесенные и в прошлом, и сейчас, будут напрасны. Атма ведь сказала тебе, о чем мечтала твоя мать?
- Она хотела, чтобы я прожил свою жизнь, - хрипло ответил маг.
— Вот именно. Не ту, что навязал бы тебе Орден, не ту, что пыталась навязать тебе Оби-тель или императорская семья.
- Но я, возможно, нужен здесь.
- Разве Купель тебе это показала?
- Нет… Я вообще ничего не увидел.
— Значит, не о чем пока волноваться. Будь уверен, если ты понадобишься, мы найдем способ тебя позвать, - усмехнулся Альтарн, и добавил чуть слышно, - Когда мы нужны, нас всегда находят.
- Хотел бы я понять, где мне искать ее…
- Здесь я плохой советчик, Даррен. Тебя искать было проще, у нас был след. Попробуй добраться до какой-нибудь опорной точки, хоть до того же Города, и позвать Тайри отту-да. Может быть, получится что-то узнать у друзей… Мне кажется, важнее всего вырваться из цепких лап нашего мира. Сам знаешь, насколько неохотно благословенный Ирольн отпускает своих детей.
- Я так и сделаю, - кивнул золотой головой маг.
- Тебе надо отдохнуть хотя бы до утра.
Даррен кивнул еще раз. Ни слушать, ни говорить сил уже не было. Усталость давила на плечи, будто гранитная плита, глаза закрывались сами собой, и последней мыслью было: как бы доползти до кровати и не заснуть где-нибудь по дороге.

57
Наша проза / Re: Сказки у камина - VIII
« : 07 Окт, 2022, 16:13:09 »
Неужели Атма совсем ушла? Так красиво и так печально. Она и так потеряла много сил, а тропа выпила последние. Но её пока никто не обнаружил.
Цитировать
Никто обо мне пока не догадался
Может быть она сама могла выбраться, и не надо было её тащить на тропу? Всё-таки шанс, или сил уже не было до того?
Однако, какую милую жёнушку приготовила Даррену императорская семейка.
"Возьмёшь принцессу и точка, а не то, так отправляйся в тюрьму!". Только здесь уже не тюрьмой пахнет.
Китерра, конечно, китерра. Славный древний народ, мурры.

Атма... не буду спойлерить. Дальше все достаточно прозрачно будет.
Ну а принцессы нам и даром не надо... Чуду-юду подсовывать не стали, потому как герой наш сам похлеще будет, но напакостить хоть как-то - это ж святое дело.

58
Наша проза / Re: Сказки у камина - VIII
« : 07 Окт, 2022, 12:25:55 »
Спасибо огромное, эрэа Красный Волк!
Вот тут приблизительный портрет Атмы, наверное, из ее давнего почти спокойного прошлого...

А теперь очередные новости из благословенного Ирольна. Кажется, теперь мы знаем о Даррене почти все.

Даррен заметил, что за поясом у Атмы появилась пара странных кинжалов, отливающих молочно-белым в свете лун. Костяные? Много ли пользы в сражении от такого оружия?
— Это клыки эрхиоры, а они получше иной заговоренной стали, - сказала Дочь Дракона, увидев сомнение на лице мага, - Уж поверь моему опыту.
Зеленоглазый вздрогнул. Ему приходилось читать, насколько смертоносны эти с виду декоративные кинжалы для храмовых церемоний.
- Я и забыл, что ты родом с Эшши, - прошептал он, - Последний остров, за которым лишь вечно бушующее море, где на берегу стоит храм Безбрежной Оке, владычицы водной стихии, и где спят тайны со времен Сотворения... Так написано в хрониках.
   Атма лишь кивнула, приложила палец к губам, отступила в тень камня и растворилась, будто ее и не было. Даррен встал спиной к скале, поудобнее перехватив посох. Через минуту шаги преследователей послышались совсем рядом. Они не таились, и темнота им вовсе не мешала. Заметив замершего у скалы волшебника, одетые в серое воины окружили его, отрезая путь к отступлению. Судя по тому, как беспечно они подставили спины лунам, стало понятно, что о втором противнике ловчие Принцессы не подозревают. Пусть подольше остаются в неведении, подумал Даррен, Атма знает, когда вступить, а мы пока потанцуем... Зеленоглазый понимал, что ему остается лишь глухая оборона, но размышлять было некогда. Руки сами делали, что положено. Пока удавалось не подпускать ловцов близко, но на место каждого упавшего тут же становился новый.
   Порыв ледяного ветра ударил в спины нападающим, следом запели белые кинжалы Атмы. Клыки полумифической морской змеи были в руках истинного мастера и рождали настоящую музыку боя. Дочь Дракона легко уложила четверых, прежде чем противники что-то поняли. Командир откуда-то сзади выкрикнул команду, но в ушах у каждого уже звучали два голоса: низкий, вибрирующий, как у басовой струны и высокий, режущий слух, похожий на крик дельфина. Пока клинки пели о чужой смерти, лучше было не прислушиваться, чтобы не накликать свою. Но дикая, страшная музыка, в которую вплетался то звон железа, то чей-то стон, завораживала и не отпускала. Ловчие Принцессы стали терять бдительность, оглядываться, ошибаться.
- Не дайте ему уйти! - крикнул высокий воин и развернулся, в поисках второго противника.
Даррен услышал в шуме ветра короткое "Прорывайся!", и выпустил на волю старые-старые боевые навыки. Сейчас он видел только уязвимые точки для ударов его ше-ста, и их было достаточно, чтобы раскидать противников и выйти к самому краю высту-па. Он знал, что это сожжет весь остаток сил, но иного выбора не было. Дальнейшее превратилось в бешено крутящуюся ленту. Уже прыгая в озеро, маг заметил багровое сияние над головами оставшихся на террасе преследователей, быстро обретающее облик драко-ньей головы.
Объятия Материнской Купели были обжигающе-ледяными, дыхание сразу перехватило, и Даррен позволил себе просто опускаться к тускло светящемуся дну. Умереть в водах волшебного озера - что может быть прекраснее, подумал он. И что может быть глупее! Видимо, Купель второй раз не приняла его... Чьи-то невидимые, мягкие и теплые ладони подтолкнули его вверх: раз, другой, третий. Эти прикосновения были осторожными и нежными, от них перестали огнем гореть легкие, исчезла боль от полученных ран, и тело стало невесомым и послушным, как в юности. Вынырнув и судорожно глотая воздух, Даррен мысленно возблагодарил судьбу и таинственные силы озера, какое-то время блаженно лежал на спине - все те же ладони заботливо поддерживали его, а потом поплыл к берегу. У приметного камня расположилась Атма, подложив под голову обе их дорожные сумки и, как видно, ничего не опасаясь.
- Наконец-то, - не открывая глаз, проворчала она, - я уж подумала, ты решил стать местным водяным или у тебя отросли жабры.
- Странно, - пожал плечами маг, - мне показалось, что все произошло очень быстро.
- Понимаю, что ты сейчас горы готов свернуть одним простеньким волшебством, но прошу тебя, подожди. Ты слишком узнаваем даже в мелочах. Тебя выследят.
- Наши друзья из Обители? - криво усмехнулся Лоцман, принимая из ее рук сверток с сухой одеждой и отправляясь за камень - переодеваться.
Неслышными шагами из прибрежных камышей вышла китерра - дикая горная кошка. Постояла, прислушиваясь, и царственно прошествовала к Атме.
- Спасибо, сестра, - почти промурлыкала та и спокойно положила руку на пушистую голову кошки.
- Ты еще и животным умеешь приказывать? - удивленно хмыкнул Даррен. В ответ возмущенно фыркнули, и он не понял - женщина или кошка.
- Ни в коем случае. Я попросила о помощи, а их племя сочло возможным на эту просьбу откликнуться, - проговорила Атма, а китерра повернула голову и взглянула на Даррена огромными всезнающими глазами.
- А тот... который был там, на карнизе, тоже на просьбу откликнулся?
- Кто? - через секунду Атма сообразила, о чем спросил маг, и рассмеялась негромко, - Ах, вот ты о чем! Это же обыкновенный боевой фокус, доступный любой Оберегающей первой ступени.
- Понятно. Так значит, это вы наблюдали за окрестностями и сторожили дом? - обратился Лоцман к пушистой собеседнице, изо всех сил пытаясь оставаться серьезным. Все это походило на какой-то сумасшедший сон. С кошками он еще не разговаривал! Хотя тогда, много лет назад, в Арашамфе тоже были кошки. Правда, размером с доброго тигра, кры-латые и владеющие мысленной речью. А кто сказал, что ею не владеют китерры?
- Они и сейчас нас охраняют, - мягко улыбнулась женщина, - Я очень благодарна им, ведь китерры видят иначе, чем люди, и им трудно смотреть на то, что мы творим.
Китерра, издав утверждающее "мя!", потерлась о ноги Даррена, а потом, чуть привстав на задние лапы, подставила лоб под его ладонь. Мир резко изменился, стал чернобелым. Дальние предметы слились в серой дымке, зато ближние стали очень четкими. А через минуту, когда маг немного привык к чужому зрению, проявились новые краски и оттен-ки, которых не различал человеческий глаз, как не различал он и то, что было этими красками расцвечено. Светились текущие вокруг ручейки силы, серебристо-серым сиянием был окружен силуэт Атмы, нестерпимо полыхало озеро. Страшное черно-лиловое пятно висело над карнизом, где остались императорские воины. Наверное, так кошки видят смерть и страдание. Стоп, а это еще кто, упрятанный в изумрудно-золотистые сполохи?
- Здесь кто-то есть, кроме нас? - растерянно спросил Даррен у Атмы.
- Никого, мальчик, - серьезно ответила Дочь Дракона, - разве ты еще не понял? Когда китерры привели меня к твоему дому, это выглядело иначе, но... Тогда я была, как бы это помягче сказать, поражена. Потому что нигде и никогда ничего подобного твоему Огню не встречала.
- Забавно. Но меня сейчас волнует не это. Нам надо уходить, и поскорее.
- Ты подумал, как и куда?
- На Зведную Тропу отсюда нам не выйти, притяжение Купели почти непреодолимо, но остаются внутренние Тропы. Надежных людей у меня лишь трое, но ученики живут в столице, а нам туда нельзя. Остается лишь мой наставник.
- Альтарн? Он разве не в Обители?
- Нет. Года два назад он вернулся в Элессу, в свое имение, никому ничего не объяснив.
- Что ж, до Элессы далеко, но хоть через Пустыню не надо тащиться, как до моего убежища, - задумчиво проговорила женщина.
- Совсем недалеко, если тебя ведет Лоцман, - улыбнулся зеленоглазый.
- Прости. Я все еще думаю, что ты не можешь наколдовать и огонек свечи. Только вот нас заметят. Или ты сумеешь сбить их со следа? -  в глазах Атмы блеснул азарт.
- Есть способ, - Даррен наклонился, подобрал с земли пару камешков, покатал их на ла-дони, сжал в кулаке. - Обманные камни сделать нетрудно. Бросишь камешек подальше, и какое-то время преследователи будут идти за нашими двойниками в совершенно ином направлении.
- Поторопись, Рожденный от Пламени, - услышал он тихий шепот, и не сразу понял, что к нему обратилась китерра, - Мое племя счастливо помочь тебе, но мы не в силах остановить неизбежное. Время защитницы истекает.
- Солнце встает, - сказала Атма, - спасибо тебе, сестра. Пусть все светлые силы хранят ваше древнее племя.
Китерра взглянула на Дочь Дракона, потом на Даррена и одним прыжком исчезла в ка-мышах.
Лоцман что-то произнес одними губами, и рядом с ним соткалась из утренней дымки и солнечных лучей жемчужная арка портала. Он протянул один из камушков Атме:
- Просто подержи его в руке и брось подальше.
- Не стоит, мальчик. Никто обо мне пока не догадался, - тихо и устало произнесла жен-щина, - и не догадается, поверь. Обманный камень питается силой, а у меня ее совсем немного.
- Хорошо, - Лоцман отшвырнул камни и протянул спутнице руку, - Идем!
Атма как-то странно посмотрела на него, в ее глазах сейчас было не звездное небо, а мрачная морская пучина, в которой можно сгинуть без следа и надежды. Потом реши-тельно шагнула вслед за магом.
Десять шагов по странному коридору из тумана, шепота и звездной паутины. Десять шагов, которые, будь он один, пролетел бы мгновенно. Десять шагов до тихого приморского городка Элессы, давшиеся ему с огромным трудом, потому что, едва ступив на тропу, Дочь Дракона рухнула без сил, и каждый шаг с ней на руках почему-то отдавался болью, заставлял сердце пропускать удары, и плестись там, где можно было бежать.
На четвертом шаге Даррен понял: если он что-нибудь не придумает, Атма не переживет дорогу. Почему-то тропа выпила все силы Дочери Дракона, а теперь по капле вытягивала саму жизнь. Лоцман сделал самое простое - пожертвовал частью собственного Огня, и двинулся вперед, едва чувствуя под ногами тропу, ставшую вдруг зыбкой и ненадежной, и удерживая по эту сторону Черты Атму. Наконец, под сапогами захрустела прибрежная галька, и Даррен, опустив на землю свою спутницу, со стоном повалился с ней рядом.
Он лежал, наслаждаясь запахом моря, шумом прибоя и ласковыми лучами солнца. Усталость ушла легко и быстро, будто галька и песок впитали ее. Как же хорошо вот так валяться на берегу, и не думать, что им на голову кто-то свалится, бряцая оружием! Даррен сел и огляделся. Атма лежала тихо, вытянувшись. Она часто и коротко дышала, а ее неподвижное лицо напоминало древнюю бронзовую маску.
- Не смотри на меня так, мальчик, - хрипло проговорила она, не открывая глаз, - всему есть свой предел. И моим силам тоже.
- Что с тобой? Чем я могу помочь? - Даррен осторожно взял ее за руку. Дочь дракона слабо сжала его пальцы в ответ.
- Ничем. От смерти нет лекарства.
- Не сгущай краски, пожалуйста. Пока ты жива, и я найду способ...
- Пока я жива, - горько усмехнулась Атма, - пока... Не беспокойся, Даррен, все идет, как дОлжно. Главное, что ты вырвался.
- Так бывает, тропа пьет силы. Отлежишься, отдохнешь, а пока пусть это побудет у тебя, - он достал из дорожного мешка тяжелый, исчерченный сложными узорами серебряный диск на цепочке.
Атма чуть приоткрыла веки:
- Сильная вещь. Сам делал? - в потускневших глазах блеснул интерес. Дождавшись кивка Даррена, она спросила:
- Ты хоть знаешь, что больше не сможешь воспользоваться им?
- Знаю, - легко отмахнулся маг, - ничего страшного. Я не хочу потерять тебя.
Дочь Дракона со стоном приподнялась на локтях, и полная звезд ночь глянула на Даррена из ее глаз.
- Вечные волны, когда-то я говорила то же твоей матери... Не уберегла, - какая горечь в голосе, в изгибе бледных губ. Горечь и давнее, неизбытое чувство вины.
- Расскажи мне о ней, пожалуйста, - попросил маг, вытряхивая на гальку содержимое обеих дорожных сумок в поисках заветной фляги с укрепляющим питьем. Пусть говорит, пусть вспоминает о чем угодно, кроме смерти, думал он. Пока она говорит с ним - держится за жизнь, и есть еще капля времени, чтобы понять, что же происходит. Понять и найти способ удержать ее по эту сторону Черты.
   Атма сжала в ладони амулет, вздохнула и села. С минуту смотрела на мерно накатывающие на берег волны, потом заговорила - негромко и размеренно, будто читала вслух книгу:
- Дарра была настоящей красавицей, будто выточенной из белейшего мрамора лучшим из скульпторов. У тебя ее черты. Но и только. Родом откуда-то из северных лесов, она была белокожей, голубоглазой и темноволосой. И еще очень одаренной. На моей родине про таких говорили: ее поцеловала Богиня. Ты, наверное, слышал, мой мальчик, что среди нас есть защитницы, целительницы - их большинство, и те, кому дано видеть будущее. Дарра совмещала в себе все три таланта, два из которых успешно прятала от глаз Старшей. Теперь я понимаю, почему. Она многое предвидела, предупреждала и меня, и настоятельницу, но ей не поверили. Считали, что это предсмертный бред, - Атма закашлялась и долго не могла отдышаться, - и напрасно.
— Значит, многие мои способности от нее, - задумчиво произнес Лоцман, - но вот с предвидением... Скажем честно, вообще никак. Иначе бы я не попался так просто.
- Ты ошибаешься, - голос Дочери Дракона стал совсем тихим, - просто всему свое время.
Она облизнула пересохшие губы, и Даррен поспешно протянул ей флягу с остатками воды. Атма с трудом сделала несколько глотков и поморщилась:
- Теплая...
- Может быть, твое вино?
- Нет, не хочу. Да и не поможет. Знаешь, я чувствую родник где-то рядом. Принеси мне свежей воды, мальчик. Жаль, самой мне не дойти... Не волнуйся, все будет хорошо.
Зеленоглазый волшебник взял опустевшую флягу и пошел к зарослям цветущего кустарника. Если родник есть, то именно там. Атма медленно встала и, глядя вслед удаляющемуся Даррену, прошептала:
- Если бы ты знал, чем пожертвовала твоя мать, чтобы защитить тебя...
Когда Лоцман вернулся, Дочь Дракона сидела на камне у самой линии прибоя. Ветер трепал золотистый шелк ее рубашки, играл прядями распущенных волос, тихонько позвякивал амулетами, висящими на ее шее.
- Я рад, что тебе лучше, Атма, - улыбнулся маг, отдавая женщине флягу с родниковой во-дой. Та жадно припала к горлышку и долго пила, не обращая внимания на текущие по подбородку струйки.
- Спасибо, Даррен.
- Может, теперь ты позволишь мне помочь? Я, конечно, не великий целитель, но кое-что смыслю.
- Нет. Здесь не помогли бы и все мои сестры, вместе взятые. Поверь, - Дочь Дракона го-ворила спокойно, глядя на невысокие волны, шуршащие галькой у ее ног, - мне пора возвращаться.
- Возвращаться? Но каким образом? Твой замок на другом конце континента, до него недели пути морем, а Сокрытые Тропы убьют тебя.
- Не беспокойся, - Атма безмятежно улыбнулась, - мне не придется так далеко плыть, - она осторожно провела пальцами по щеке Даррена, заглянула в глаза, и он увидел, как тонет в бесконечной тьме, звезда за звездой, серебряный вихрь. Свет жизни становился все слабее, таял каплями в глубине, - знаешь, теперь я очень хорошо понимаю Дарру, мальчик. Мы тьма знает сколько веков называли себя Дочерьми Дракона, но никто кроме Сестры-основательницы и, может быть, нескольких ее сподвижниц, его даже издали не видел. Твоей матушке судьба даровала такое счастье. Погоди, выслушай меня... Там, в лесном домике, я с трепетом ждала, когда ты очнешься, потому что боялась увидеть в твоих глазах вертикальные зрачки. Я счастлива, что сумела помочь тебе, тем самым выполнив древний долг - за себя и всех моих сестер.
   Дочь Дракона встала - почти прежним, слитным красивым движением, легко коснулась губами лба Даррена и отступила.
- Прости, что не могу сопровождать тебя и дальше. Прощай, Рожденный от Пламени, и береги себя. И еще... Тебе лучше не смотреть, как я уйду.
- Но...
- Все, что можно было сказать, уже сказано, - голос Атмы стал совсем другим, низким, чужим и бесцветным, — вот, возьми на память.
   Она, не глядя, уронила в подставленные ладони оправленную в золото ракушку и пошла, будто не ощущая сопротивления воды. Откуда-то донесся печальный и пронзи-тельный крик, другой, третий. Из глубины выныривали вьеффы - удивительные морские существа, похожие на больших дельфинов, с высокими перламутровыми гребнями на спинах. Их редко видели в открытом море, а возле берега они вообще не появлялись. Как гласила легенда, вьеффы служили глубинному народу, исчезнувшему после Катаклизма. А еще считалось, что они сопровождают души погибших моряков в светлое царство ветра и парусов... Четверо, нет, уже пятеро вьеффов закружились вокруг стоящей по пояс в воде Атмы, двигаясь все быстрее и быстрее. Через минуту Даррен понял, что видит лишь "глаз глубин" - водоворот, окруженный ярким перламутровым сиянием. Потом набежала высокая волна, рассыпавшаяся по гальке белой пеной, и море вновь стало спокойным и тихим, будто не было здесь никогда ни удивительной женщины, ни легендарных созданий.

59
Наша проза / Re: Сказки у камина - VIII
« : 06 Окт, 2022, 16:16:04 »
Спасибо, эрэа Convollar!

Оторваться невозможно. НЕВОЗМОЖНО. Удивительный непонятный мир, удивительные враги и друзья.
Да, благословенный Ирольн - он такой. Один из самых старых миров этой вселенной, один из Ключевых - то есть там Создатель спрятал один из своих ключей творения, один из миров равновесия - то есть там вполне себе действуют Великие Весы, и если "белые" получили преимущество, то "черные" получат его на следующем ходу.
 
И новые загадки. Кто был отцом Даррена?
Тут же совсем просто! Применяем простую логику. Если Скай в конце первой части называет Даррена молодым Князем-Хранителем, да и вообще с момента его появляния в тексте относится к нему весьма почтительно, а Князья-Хранители у нас кто?(Вспоминаем небольшую познавательную лекцию того же Ская для Даллетов младшего возраста, а также разъяснения о потомстве драконов для коронованных особ).


 
Что собой представляет Настоятель и Старшая на самом деле? Мутные какие-то фигуры. И интриги, интриги... .
Мутные, но всего лишь люди. Маги не последнего разбора, много чего знающие и давно живущие... или не живущие. Про орден Дочерей Дракона будет несколько позднее, а Настоятель - фигура эпизодическая. Его, можно сказать, уже "сделали", пускай сам теперь с императорской семьей разбирается, хехе...
Императорская семейка еще та,  это вам не Рикарт, тут и без всяких монстров мозги не на месте. Но нам, как и Даррену, в дальнейшем будет сильно не до них.


60
Адресное / Re: Виват! - 24
« : 06 Окт, 2022, 14:08:02 »
Эр Gileann, с днём рождения! Всего самого прекрасного!

Эр Штырь, с днём рождения! Здоровья, спокойствия и всего, чего пожелается!

Страницы: 1 2 3 [4] 5 6 ... 77