Расширенный поиск  

Новости:

Для тем, посвященных экранизации "Отблесков Этерны", создан отдельный раздел - http://forum.kamsha.ru/index.php?board=56.0

Просмотр сообщений

В этом разделе можно просмотреть все сообщения, сделанные этим пользователем.

Темы - Tany

Страницы: 1 2 [3] 4
31
Спасибо, эрэа Akjhtywbz22, Эйлин, :)

 За обедом возмущенный полковник Хендерсон высказал все, что он думает о чиновниках в штабе армии:
- Мол, нецелесообразно отправлять экспедицию в места, кишащие повстанцами, с целью поисков заведомо погибшего офицера! А то, что этот офицер – британский военнослужащий и ранен при исполнении служебных обязанностей, никого не волнует. И как они могли не найти тело, пусть даже и для погребения?!  Я у себя в полку никогда не оставлял солдат на поле не похороненными, на съедение стервятникам и гиенам. Если мы сегодня будем так относится к своим людям, кто же завтра захочет идти в бой? Не плачьте, дитя мое. Я что-то придумаю. Дела требуют моего настоятельного присутствия в расположении полка, но мы найдем проводников и охрану для экспедиции в то место, где исчез ваш брат.  Вы ездите верхом?
- Да. И  стрелять я тоже умею.
- Еще бы, ведь вы дочь и сестра британских офицеров. Уверен, что ваш брат заслуживает того, чтобы кто-то позаботился о нем или о сохранении памяти о нем.
Радха вскочила со своего места и подбежала к Кэтрин, погладив ее по голове:
- Не плачь, сестричка. Папа очень умный и храбрый, он поможет найти твоего брата.
- Итак, решено, завтра же нанимаем проводников, я выделяю взвод своих парней для охраны, лошади у меня найдутся.
- Папа, а можно я тоже поеду с нашими гостьями?
- Нет, Тигренок, ты будешь нашим тылом. Ты ведь знаешь, что авангард не может воевать без надежного тылового  обеспечения. Вот и займешься хозяйственными вопросами. Вот увидите, девочки, она молодец, уже сейчас знает, какую еду лучше взять в дорогу, где купить и как сохранить.
- А можно спросить, почему вы называет Радху Тигренком? – удивилась Сара. – При таких глазах ей больше бы подошло имя Олененок.
- Я как-то подарил ей книгу о тиграх,  с тех пор она влюбилась в это животное и потребовала, чтобы я называл ее Тигренком. Она знает о тиграх почти все.
- Да есть тигры бенгальские, амурские,  китайские, малайские, суматранские… - затараторила Радха. – Они отличаются размером, цветом полосок, привычками…
- Все, села на своего любимого конька, - засмеялся отец. – Лучше покажи девушкам наш сад. 
- Да, пойдем же. У нас садик небольшой. Папа говорит, что на большой дом и сад надо много денег, а он не будет брать деньги из полковой кассы и отнимать у своих солдат,  как некоторые, - под общий смех объяснила девочка.

32
На третий вечер изучения старинных  манускриптов у Кэт першило  в горле от  книжной пыли, а в голове мешались слова древних ритуалов, обрывки христианских молитв и наставления  магов. От некоторых страниц веяло могильной сыростью и жутью, над другими хотелось расхохотаться в голос. Обряды с принесением в жертву черных котов, болотных лягушек и даже усатых тараканов  она отмела сразу. Вряд ли можно снять проклятие рода умерщвлением ни в чем не повинных тварей. Ритуал с яблочным пирогом, который следовало собственноручно испечь и разделить между членами семьи, тоже не годился за неимением поблизости этой самой семьи.
А вот это уже лучше. Нужны были два больших зеркала и свечи. Проводить ритуал следовала в полнолуние в начале новых суток. До полнолуния оставалось трое суток, как раз было время, чтобы подготовиться. Рекомендовалось надеть самое старое белье,  и носить в эти дни, не снимая.
Утром первого дня Кэт зажгла семь свечей, прочитала псалом 90, представляя себе, что  в пламени свечи тает, исчезает все плохое. На следующее утро она нарисовала раскидистое дерево с могучим стволом и крепкими корнями, каждый листочек дерева был ее родственником, о каждом из них следовало помолиться отдельно.
На следующую ночь предстояло самое сложное. Распорядившись, чтобы в библиотеку вечером никто не ходил Кэтрин начала подготовку.
Черную свечу она приготовила  еще днем, смешав растопленный воск с сажей от камина. Установив два зеркала таким образом, чтобы в большом  отражаться полностью, а второе, меньшее, зеркало  находилось сзади и отражало спину, девушка приступила к обряду. Слева от себя установила свечи — чёрную ближе к большому зеркалу, а белую свечу ближе к маленькому. Справа  она поставила миску с освящённой в церкви водой. Всё было готово, можно приступать к ритуалу.
Встав лицом к большому зеркалу, глядя на свое отражение, не мигая, Кэтрин произносила заговор, не разжимая зубы:
- Ночка темная, свечка черная, зеркальце колдовское, отразите от меня слово проклятое, злое. В первый раз прошу вас.
Что –то с силой ударило в стекло, словно ночная птица напоролась на невидимую преграду.
- Ночка темная, свечка черная, зеркальце колдовское, отразите от меня все, что увидите на мне плохое. Во второй раз прошу вас.
Огромный черный шар выкатился и-за угла у камина, метнулся в дальний угол комнаты…
- Ночка темная, свечка черная, зеркальце колдовское, отразите от меня проклятие людское. От меня отразите, тому, кто создал, верните. В третий раз прошу вас. Да будет так!
Дикий вопль, скрежет и лязг на лестнице. Да эдак оно весь дом перебудит, что бы это не было!

33
Всех причастных со столетним юбилеем РККА! Здоровья и удачи! :)



34
Адресное / Валентинов день
« : 14 Фев, 2018, 20:21:10 »
Любви всем!



35
Эрэа Красный Волк, Akjhtywbz22,  Дракон :)
А чем дамская банда хуже мужской, они, кстати, на мокруху не шли ;)

 Стены вели себя самым бессовестным образом: пузырились и качались, пузыри вздувались, сталкивались, наползали друг на друга, опадали и отвратительно шевелились, покрываясь новыми пупырышками. Кэт зажмурилась, вновь приоткрыла глаза – пузыри никуда не исчезли, только стали более наглыми. Ужас какой! Потолок нависал прямо над лицом черно-белыми квадратами. Лучше не смотреть.
- Очнулась, - послышался рядом незнакомый молодой голос. –
Лили, она пришла в себя!
  Ну пришла, зачем же так вопить над ухом. Вот от таких голосов и размножаются наглые пузыри, а потолки норовят упасть на лицо… Додумать Кэт не успела, кто-то взял ее руку  в свою - полную, мягкую, прохладную. Стало приятно и легко. Девушка окончательно решилась поднять веки. Над ней склонилось крупное округлое лицо с добрыми темными глазами. Словно у коровы тетушки Полли. Кэт с трудом разлепила пересохшие губы:
- Кто вы?- хриплым шепотом спросила она.
- Я Лили, Лили-Малютка, - улыбнулась девушка, – а ты?
- Я… Анна.., а где я?
- Ну ты даешь, Рыжик? Совсем ничего не помнишь?
- Почему вы назвали меня Рыжиком?
- С такими волосами только такую кликуху и иметь. Ты в надежном месте. Мы с подругой нашли тебя почти замерзающую, на улице. Поначалу подумали, что ты здорово наклюкалась, а потом я поняла, что ты попросту замерзаешь. Кто же ходит зимой в одном платье и босиком? Я на тебя две бутылки джина извела, пока всю растерла, и внутрь тебе немало грогу влила.
- Спасибо. Только у меня совсем нет денег.
- Сочтемся. Не бери в голову. Может, о тебе надо кого-то известить, так я пошлю мальчишку из трактира.
- Нет-нет, у меня никого нет, все умерли. А можно попить?
- Сейчас принесу , у самой сушняк после вчерашнего.
- А моя одежда?
- Платье высохло, но я принесу тебе чулки, крепкие башмаки, чистые панталоны, все, что нужно для умывания. Только, как по мне, так рано тебе вставать после вчерашнего. Отлежись немного. А кто тебя так приласкал, дружок? – Лили кивнула на распухшую скулу.
- Это я так, поскользнулась…
Лили понимающе ухмыльнулась.

36
Необходимое пояснение для моих читателей. Здесь, на форуме зашел разговор о создании произведений, основанных на литературных штампах. Меня Леворукий дернул за язык ляпнуть, что можно написать любовный дамский роман, опираясь на штампы. Уважаемый эр фок Гюнце благословил. Обещания надо выполнять. В своей жизни я прочитала не более десятка тоненьких книжечек в мягких обложках с изображением застывшей в страстных объятьях пары в обрамлении рамочки-сердечка. Так что прошу строго не судить. Выкладывать продолжение буду по мере написания. :)
      Ветка шиповника

Юная Кэтрин Маккензи никогда не задумывалась о своей привлекательности. В детстве старший брат дразнил ее Рыжиком, а тетка Джорджиана всякий раз вздыхала: девушку с веснушками трудно будет удачно выдать замуж -  в моде ослепительно-белая кожа безо всяких изъянов. Кэтти все эти рассуждения пропускала мимо ушей, ее мир состоял из возни с котятами и щенками, верховых поездок на самом строптивом жеребце из дядиной конюшни и ночных бдений в библиотеке дяди Джеймса. Тетка Джорждиана  ворчала: растет настоящая дикарка – носится по окрестным холмам на своем гнедом дьяволе, читает неприличные для  юной девицы книги философов-еретиков, играет с детьми арендаторов! И это вместо уроков танцев и занятий рукоделием, подобающих благородной  леди! Куда только смотрит Джеймс, ведь Кэтрин и Колин – дети его покойного брата. А одежда!  Разве  пристало благовоспитанной девушке ездить верхом в мужском костюме вместо амазонки, да еще и в мужском седле!? И ничто так не украшает юную деву, как рюши, бантики и кружева, а Кэтрин их терпеть не может. Она и за волосами-то ухаживать не любит. Зачастую,  хвост Коралла расчесан лучше, чем копна ее собственных темно-рыжих  густых волос. И, скажите на милость, прилично ли так громко смеяться молодой особе, показывая всем белоснежные зубы, нимало не смущаясь присутствием гостей. А ведь среди этих гостей, по меньшей мере, трое молодых людей могли бы составить  великолепную партию для почти нищей бесприданницы-сироты. Воистину, Джеймс слишком балует свою непутевую племянницу в ущерб собственным дочерям. Вот Анна и Эльвира – настоящие леди. Девочки имеют безукоризненные манеры, умеют вышивать гладью, изящно танцуют, могут поддержать светскую беседу. И музицируют, недурно поют, не то, что эта сорвиголова, которая и свой талант художника не в грош не ставит, а уроками музыки откровенно пренебрегает. Умение рисовать – единственное достоинство, которое миссис Джеймс Маккензи признавала за своей непутевой племянницей. Да и то, нет бы рисовать нежные полевые цветочки или перерисовывать головки ангелочков из специальной книги для рисующих леди, а потом изображать их в альбомах подружек, так эта негодница  пытается делать иллюстрации  к «Илиаде» и «Хроникам» Шекспира. И интересуют ее отнюдь не любовь Париса и Елены, а кровавые сражения! О времена, о нравы! Да и чего ожидать от дочери какой-то безродной девки? Подумаешь, дочь священника. Сумела как-то охмурить Эдварда, непутевого младшего братца Джеймса. А тот возьми да погибни в далекой Индии во время сипайского восстания. Вдова, не успев оправиться от родов дочери, слегла с тяжелой мозговой горячкой, а через несколько дней четырехлетнего Колина и маленькую Кэт привезли в имение сэра Джеймса. По мнению миссис Джорджианы, участие мужа в судьбе племянников могло бы ограничиться помещением сирот в приют и выплатой приличного содержания до их совершеннолетия, но муж, искренне любивший младшего брата, рассудил иначе. С тех пор Кэтрин воспитывалась вместе с кузинами, а Колину по окончании колледжа был приобретен патент лейтенанта. Юноша рвался пойти по стопам отца. Джорджиана безмерно обрадовалась отъезду пылкого порывистого Колина в Индию, где был расквартирован его полк. Авось, там и сложит свою буйную голову, а негодная девчонка, оставшись без поддержки брата, немного присмиреет. Однако, придется ехать на зиму в Лондон. Девочкам давно пора выезжать, в  глуши мало надежды найти подходящего жениха.  Плохо только, что Джеймс настаивает и на поездке со всей семьей этой мерзавки, Кэтрин. А ведь придется тратится на ее бальные наряды, чтобы никто не посмел сказать, что девушка одета хуже своих кузин. И на что, спрашивается, приличные платья и драгоценности этому недоразумению? Во что пень не наряди, все равно останется пнем. Джоржиана с ненавистью посмотрела в сторону ничего не подозревающей племянницы, увлеченно рассказывающей что-то Джеймсу Маккензи.

- Нет, дядя Джеймс, я уверена, что Монтень был абсолютно прав, когда говорил, что «Врач, впервые приступая к лечению своего пациента, должен делать это изящно, весело и с приятностью для больного; и никогда хмурый врач не преуспеет в своем ремесле». Вот посмотришь на нашего доктора Фрезера, и так и тянет улыбнуться в ответ. А вот у доктора Мэйсона такой тяжелый взгляд, вечно он чем-то недоволен, к нему лишний раз и обращаться неохота.
- Возможно ты и права, киска Кэт, - усмехнулся седовласый джентльмен. –Однако, не думаешь же ты, что общество готово к тому, чтобы доверить женщинам свои драгоценные жизни?
- Отчего бы нет, дядюшка Барсук? – девушка даже привстала со скамеечки у ног дяди, чтобы доказать свою правоту. – Разве мы, женщины, глупее мужчин? Я знаю и понимаю законы сэра Ньютона  куда лучше Роберта Нейзли и нашего Джейми, и разве у меня не такие же руки, понятия, чувства, как у них?
- Ох, Джейми.. – дядя тяжело вздохнул. – Не трудно знать физику и  математику лучше этого оболтуса.
- Мой кузен опять что-то натворил?
- Все то же – карточные долги и веселые попойки в обществе таких же болванов, как он, - лицо благородного джентльмена исказила гримаса страдания.
Кэтрин ласково погладила его по руке:
- Не волнуйтесь так, он еще образумится, надеюсь, - последнее слово девушка прошептала совсем тихо.
- Ты слишком добра, девочка. Но сейчас речь о тебе. По-прежнему настаиваешь, что хочешь получить медицинское образование в Кембридже?
- Да, дядюшка Барсук, если это не слишком дорого для тебя.
- Это самое малое, что я могу сделать для дочери моего дорогого Эдварда.  Увы, я не могу выделить тебе крупного приданого, юридические формальности не позволяют этого сделать, но оплатить твое обучение в колледже и положить хотя бы две тысячи фунтов, не ущемляя прав моих наследников, я точно смогу. Клянусь привидениями Стоунхолла!
- Не надо так говорить, дядя Джеймс!- девушка сжала руку опекуна, умоляюще посмотрев на него.
- Ты все еще веришь детским сказкам, которыми тебя пичкала няня Дженни?- усмехнулся мистер Маккензи. – Где же твоя храбрость, поклонница Робин Гуда?
- Дядя, но ведь было что-то? Легенды не рождаются на пустом месте? Я перечитала все записи в домовой церкви, просмотрела все старинные хроники в нашей библиотеке и лишний раз убедилась, что родовое проклятие Маккензи существует!
- И только «юная дева, исполненная отваги и благородства, сможет снять его»?
- Ты тоже читал это? – с жаром воскликнула Кэт. – Как ты можешь смеяться, если знаешь, что никто из представителей рода по мужской линии не дожил до сорока пяти лет и не умер в своей постели?
- Успокойся девочка, мне уже почти сорок пять, и я пока помирать не собираюсь.
Кэтрин украдкой сплюнула через левое плечо. Поклонница Монтеня и Вольтера была не чужда суеверий.


37
Три дня беспрерывного ливня уже не оставляли нам надежды на приличную погоду к празднику. Но вчера дождь прекратился, все подсохло, к утру выпало немного снежку. Сегодня солнечно и тепло, большая часть снега растаяла, но я успела сходить в лес за сосновыми ветками и захватить немного красоты.

38
О бедной Луизе замолвите слово…

Сколько не перечитывала ОЭ, так и не смогла понять, почему же многие читатели, а особенно читательницы,  не любят Луизу. В чем только не обвиняли капитаншу Арамона:  и де лицемерка,  и цинична, злоязыка, и подглядывает-подслушивает, и несчастному Эйвону голову морочит…
 Возможно, сыграло свою роль мнение самого капитана Лаик о супруге: Кривоногая дура со скалкой в руках, навязанная красавцу-дворянину побочная дочь, наполовину мещанка. Мы впервые знакомимся с Луизой воочию в ОВДВ. И сразу становится понятно, что перед нами  заботливая мать семейства, трезво мыслящая, реально оценивающая ситуацию женщина.
Да, умеет давать меткие характеристики другим, да, не любит своего супруга пьяницу и в курсе всех его шалостей, да, прекрасно понимает, кто она, знает, что не красавица, да, тайно влюблена с юности в ПМ, по этой причине ненавидящая его официальную любовницу – королеву. И в чем тут криминал? Да мы слышим мысли Луизы и поэтому считаем ее желчной, циничной, подлой. Но мысли ненаказуемы. Положа руку на сердце, а мы в своих мыслях об окружающих всегда белые и пушистые? Нас не раздражает непонимание близких, наглость соседей, тупость коллег, хамство попутчиков? Арлетта многим лучше думает о других? Да то же самое, только выражается изящнее. Но она получила другое образование, воспитывалась в высококультурной, умной, любящей ее семье.
Судить людей следует по их делам. Каковы же дела Луизы?  Прежде всего, она заботливая любящая мать. И мать разумная. Мать, не ломающая своим детям крылья, мать, готовая пожертвовать собой даже ради такого чудовища, как Цилла. Женщина, не теряющаяся в сложнейших обстоятельствах, а их было немало: муж-выходец, погром в Олларии, октавианская ночь,  пребывание в придворном гадюшнике и в тюрьме, сражения за Айрис в Надоре,  разрушение замка, общение с потусторонними силами… Да и в более простых ситуациях она умеет находить выход, достаточно вспомнить, как ловко она прекратила драку между Диконом и Айрис и привела недоделанного повелителя в божеский вид.
К Луизе тянутся люди. Она умеет найти для каждого нужные слова. Ее полюбили слуги в доме Рокэ, ее обожает Айрис, с ней на короткой ноге знатные дамы из свиты Катари.  Можно возразить, что она все это делает исключительно из корысти, но разве ее кто-то обязывал мирить Мирабеллу с дочерью, давать полезные советы Лаптон,  искать клад для Лионеля? Честно говоря, не могу припомнить, кому Луиза сделала зло? Она не любит Катарину, но признает ее несомненные достоинства, ценит мужество, никому не сказала о королеве ни единого дурного слова. Манрик заставляет ее следить за Катари, но разве Луиза  чем-то навредила королеве?  У Луизы доброе сердце, она искренне тревожится об оставленных в Олларии,  в том числе и о Катари. Сердце герцогини – слова Фердинанда довольно точно передают истинный облик этой женщины. Она жалеет Ларака с его нелепой любовью. И уж точно не из выгоды женщина становится любовницей (если в данном случае это слово применимо к их отношениям) несчастного Эйвона. Индикатором  порядочности Луизы может служить Арлетта. Женщины быстро сблизились, понимают друг друга с полуслова, испытывают взаимное уважение.  Вторым мерилом могут служить  дети. Герард и Селина считают мать лучшим другом, делятся  с ней своими секретами, пишут пространные письма. Жюль и Амалия ее любят, а Цилла – случай особый, слишком баловал ее Арнольд, вот и выросло то, что выросло.
 Луиза экономна, расчетлива, но не жадна и не скупа. Она мечтает о лучшей доле для своих детей, но не идет ради этого по головам. Что до ее поведения в Альт –Вельдер, то она там как раз охраняет любовь Ирэны и Жермона от некоторой назойливости Юлианы.
 Одним словом, Луизу я бы хотела иметь подругой, ибо уверена, что она умеет быть преданной, верной, никогда не бросит в трудную минуту и поможет и советом, и делом.

39
Уважаемые эры и эрэа, а слабо поделиться рецептами любимых новогодних блюд?  ;) Праздник не за горами!

41
Кое-что из старого
Бешеный огурец
- Каррамба, - ругнулся молоденький солдат. – Понаростало тут…
Из зарослей послышался треск, на поляну к ночному биваку вывалился взлохмаченный юнец в форме пехотного полка.
- Зря ты, Мигелито, ругаешься. Бешеные огурцы - нам друзья, солдатская подмога.
- Какая подмога, спятил ты, дядюшка Хосе?
- А вот  садись к нашему костру, да послушай, откуда они появились, тогда и поймешь. Давай-ка котелок, каши начерпаю, и винцо во фляге есть, - ветеран пустил  баклажку по кругу под одобрительные кивки воинов.
- Давно это было, еще при пра-пра-прадеде нашего соберано. Случилась у нас тогда война с гайифцами. Взяли они в осаду форт, который заступал путь к сердцу страны. Гарнизон там был небольшой, нападения никто не ожидал, но сдаваться не собирались, послали в столицу за подмогой и  приготовились, коли что, сложить головы, только перед тем изрядно потрепав  павлиний хвост.
И служил в ту пору в нашем войске Хорхе Вурьеозо. Был он простым возчиком в интендантском обозе. Да не криви нос, Мигелито. Вот представь себе, что бы делало войско после боя, кабы не было снабженцев? То-то! Превратилось бы в банду мародеров, потому что в атаку с воплями сходить дело нехитрое, а вот чтобы брюхо у солдата было сыто, одет-обут по сезону, оружие и боеприпасы в порядке – это уже задача интендантской службы. Чем лучше она работает, тем вернее победа. Вот и служил Хорхе возчиком при своем муле. Виду он был вовсе не героического: кругленький, низенький, полноватенький, а в старом зеленом, порыжевшем от времени  мундире, и вовсе напоминал огурец. В гвардию или стрелки   не взяли, статью не вышел, а возчиком был отменным, умудрялся доставлять вовремя и  порох, и ядра, и кашу, коли нужно. Бывало, вражья артиллерия лупит, голову поднять страшно, а Хорхе знай себе насвистывает, да Серого подстегивает. Нраву он был веселого и добродушного, но только если  его не вывести из себя. Тогда  становился хуже самого отчаянного мориска,  лез с кулаками в драку, ругался, как, ну да, как возчик, еще и плевался иногда в запале. Вот потому и прозвали Хорхе Бешеным Огурцом. В своих поездках подобрал Хорхе две вещи. Первым  был рыжий кот с разорванным ухом. Уж не знаю, как прибился это котяра к нашему герою, только были они неразлучны, даже характером  схожи. Котяра обычно дремал в повозке между мешками с крупой и картузами с порохом, но если его раздразнить, царапался, шипел и плевался не хуже хозяина. А второй вещью была старая помятая армейская труба. Видать, мечтой возчика было стать полковым музыкантом, да только слухом не вышел. Когда Хорхе спрашивали, зачем ему ненужный инструмент, он отмалчивался, но друзья знали, что в свободное время учился в укромных местах  играть боевые сигналы. Пока что  у него получалась только одна мелодия - «Тревога». Под стать хозяину был и мул. При звуках трубы он начинал вопить дурным голосом и лягаться. Своих дружков Хорхе назвал, не мудрствуя лукаво: мула – Серым, а кота – Рыжим.
Форт связывала с городом одна единственная дорога, еще не перерезанная осаждающими. И надо же было так случиться, что именно Хорхе вез в ту ночь окруженному форту продукты из города. Возчик знал путь, как свои пять  пальцев, старался проехать в сумерках, чтобы не попасть под вражеский огонь -  в двух местах дорога простреливалась, но в целом ее охраняли наши разъезды и несколько пикетов. Той ночью  гайифцы решили предпринять решающий штурм  там, откуда их не ждали. Оба разъезда угодили в засаду, а пикеты были вырезаны. Хорхе и опомниться не успел, как  неподалеку от форта  повозку окружили вынырнувшие из тьмы бесшумные фигуры и шепотом приказали разворачивать назад, а чтобы лучше дошло, наставили мушкеты. Только наш возчик не вчера родился и сообразил, что нападающие не осмелятся стрелять рядом с фортом, иначе весь их план полетит к Леворукому.  Не каждому  выпадает такой выбор: промолчи, покорно поверни назад, возможно, останешься жить. Хотя какая уж жизнь, коли рядом будут резать твоих товарищей? А поднимешь тревогу – наверняка погибнешь, но сумеешь предупредить своих. Маленький толстенький  возчик не колебался ни мгновения. Он внезапно огрел Серого батогом, выхватил из-под сиденья гнутую армейскую трубу и приложил к губам. Не всякому удается сыграть главную в своей жизни мелодию. Хорхе  сумел. «Тревога! Тревога!» донеслось до усталых защитников форта. «Вставайте! Враг у  ворот! Не спите! К оружию!» звук был слабым, не совсем правильным и оборвался внезапно, но следом раздался рев оскорбленного  в лучших чувствах Серого и боевой вопль Рыжего.
- Неспроста это, - спохватились  усталые часовые на стенах. – Что-то случилось там внизу. Трубите общий сбор.
 В ответ из ночной тьмы донеслась отборная брань  Хорхе, сменившаяся коротким вскриком человека и истошным ревом смертельно раненого животного.

43
             Воспоминания о недавнем снеге


44

Подарок сегодня уехал :)


45
Перенесу последние из старого форума :)


Страницы: 1 2 [3] 4