Расширенный поиск  

Новости:

Итак, переезд состоялся :)  Неизбежные проблемы постараемся решить побыстрее. Старый форум доступен по ссылке kamsha.ru/forum

Автор Тема: Ледяной ветер-2.  (Прочитано 2143 раз)

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 1927
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2619
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Ледяной ветер-2.
« Ответ #60 : 22 Апр, 2019, 20:37:46 »

Хм, еще один умник-дядюшка!
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5432
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6765
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Ледяной ветер-2.
« Ответ #61 : 15 Июл, 2019, 21:24:13 »

Глава пятая.
Кельтланд, Ауронтауэр.
1
Очередное письмо дописано так и не будет. Пока. Сын явился слишком быстро.
Впрочем, Ардан ждет. Ничего опасного там пока не происходит.
Это собственные подданные могут взбунтоваться – если еще взвинтить налоги. А Лорелея это делает. Нужно же чем-то оплачивать будущую огромную армию. Против бывшей невестки и бывшего любовника.
Джулиан, в отличие от юной… королевы, приглашения сесть дождался. В то же самое кресло. Но ведет себя еще наглее. В том числе и стоя.
Будто не строгий отец вызвал его к себе для подробного доклада, а наоборот.
Еще бы вина сам себе налил.
Уже наливает. Себе и отцу. И протягивает – пока еще почтительно.
Только розовое в кубках плеснулось. Все-таки в Альтасаре почти всё – лучшее. Вина, лошади, оружие, ткани.
Не будь там при этом стаи непокорных баронов и слабого короля – всем соседям пришлось бы плохо. И потому часть казны Кельтланда (и Ардана наверняка - тоже) неуклонно и неизменно тратится на этих свободолюбивых баронов. Они ведь тоже предпочитают оружие и коней подороже. И для себя, и для любимых отпрысков. И струящиеся шелка с бархатами и кружевами – для жен и дочерей.
А родной незаконный и нелюбимый сын хочет всё больше прав. Хоть он и не королева. Решительно – некоторые скоро сядут к Верховному Понтифику на многострадальную шею. И ноги свесят. В изящных бальных туфельках и в охотничьих сапогах со шпорами.
И таковых нахалов в его окружении – всё больше. В семье.
- Всё плохо, отец, - старший сын за эти дни научился ухмыляться еще наглее прежнего.
- Что именно? Твоя жена начала спать с кем-то еще, или Его спятившее Величество стал реже посещать спальню нашей Кэтлин?
- Не то и не другое. Злобная змея Анабель думает честолюбием, поэтому королю будет верна. Любому. Пока он сам ее не вышвырнет. Послушная горлица Кэтлин Моргана устраивает тоже… пока. Плохо, что саму Кэтлин не устраивает Морган.
- Это чем же ее не устроил молодой, красивый король?
- Дай подумать. Тем, что он – чокнутый безумец?
- Морган – мечта любой женщины королевства. Не исключено, что даже собственной матери.
- Вот этому не удивлюсь, отец. Но для всех прочих он – неконтролируемый психопат. И чья-то мечта – только пока его не узнают поближе. Единственное исключение – циничная, расчетливая Анабель, но она и под Леонеля легла. А вот малышка Кэтлин мечтала совсем о другом. Отец, Моргану умудрилась наставить рога даже Лириэн Дарквуд. А у нее были мозги, сила воли и кодекс чести. Всё в покойного папашу. Уточняю: у Кэтлин нет ни того, ни другого, ни третьего. На их месте у нее – мягкость и романтичность. А еще – влюбчивость.
Верховный Понтифик поморщился:
- Ты так говоришь о бывшей королеве, будто…
- Нет. Не настолько. Но она мне нравилась. Просто Морган меня обставил. Кроме того, я умею ценить выгоду. Ты сам меня научил. Лириэн – неглупа и по-своему даже благородна. И была бы нам верна. И уж точно не спала бы с любым, кто предложит больше.
- Видимо, принц Джеральд предложил.
- Да, он был в своем уме. Этого оказалось достаточно. Напоминаю: Морган – всё еще сумасшедший.
- Сын, не стоит страдать по пролитому молоку. Его больше нет.
- Да я страдать и не собирался, - усмехнулся сын, дернув крепким плечом, затянутым в дорогой черный с золотом колет. Прежде он одевался много скромнее. Но новая должность… – Молоко найдется и в других кувшинах. Главное, чтобы и их у нас не увели из-под носа. Я лишь подвожу беседу к тому, что у нашей сладкой Кэт завелся любовник.
- Что?! – Верховный Понтифик едва не выронил перо. Прямо на недописанное письмо.
Впрочем, в чернильницу его удалось опустить филигранно. Прямо в рог белого единорога.
Неужели легкомысленная и неумная болтушка Кэтлин уже научилась врать? Несла свою чушь про красно-фиолетовые покрывала и занавеси для ложа. А сама скрывала такое?
- То. То, что нам никогда не грозило бы с честной Волчицей Лириэн. И с любой другой умной девушкой – при любом более-менее сносном короле. Но напомню: этому наставила рога даже Летняя Королева. Так чего ты ждал от милой, наивной Кэт с ее прелестной головкой, набитой романтичной чушью? Государственного, политического мышления?
- Этого я ждал от тебя. Чтобы ты за всем проследил. А Кэтлин была в него влюблена. Я не мог ошибиться.
- Была. Ты забыл, что я тебе говорил десять минут назад? Принц Джеральд тоже был влюблен в прекрасную королеву Лорелею. Причем много лет. Где и с кем он сейчас?
- Не дерзи. Шашни Джеральда с Волчицей Лириэн нам выгодны. В отличие от смертельно опасных глупостей Кэтлин. Почему ты ей не помешал? Для чего еще ты получил эту должность при дворе?
И твоя насквозь протравленная Франсуаза!
- Ты когда-нибудь пытался удержать в берегах весеннее северное половодье? – весело фыркнул сын. – Когда хрупкий лед вовсю трещит? И самая тихая и спокойная речка как понесется по кручам…
Решительно, титул герцога и новая должность придали ему слишком много наглости и самоуверенности. А то еще и Франсуаза. Ловко и своевременно толкающая под локоть. Своевременно для нее.
Всё зло от обнаглевших баб! Потому Верховный Понтифик уже три года как отстранил последнюю постоянную любовницу. Но маленькая Кэт до сих пор была воспитана и вышколена отлично.
- Отец, ты наполовину прав. Кэтлин готова была стать даже любимой фавориткой молодого, красивого, галантного короля. Просто мечтала об этом – днем и ночью. Она жаждала много новых платьев, богатых украшений, блестящих балов, катания на золоченых лодьях по солнечному заливу. Ну и романтичных баллад в свою честь, написанных придворными менестрелями…
- И что? У нее теперь этого довольно!
- Отец, прошу тебя: ты сам не терпишь, когда тебя перебивают.
Потому что у него есть на это право! Данное возрастом и высоким положением. Заслуженное. В отличие от некоторых не в меру обнаглевших юнцов.
- Но при этом на первом месте, отец, для милой Кэтлин всегда была любовь. На первом, а не на последнем. Сумасшедший садист никогда не присутствовал в романтичных мечтах нашей Кэт. Даже вместе с платьями, менестрелями, балами и короной.
- Так ты точно уверен, что у Кэтлин есть любовник?! – потерял последнее терпение отец.
По большому счету, это пришлось бы даже на руку. Умный игрок использует к своей пользе все карты. Но это - не будь бешеный король зверем не только в фигуральном смысле слова. Вот только оборотни легко чуют родную кровь. Разве что Морган для такого еще слишком юн. А до зрелых лет безумцу доживать незачем.
Так что, может, всё еще пригодится. Если действовать с умом. Но как раз этого-то у Кэтлин и нет.
А у ее умного родственника мало времени.
- Любовник или пока просто воздыхатель, - пожал плечами несносный сын. – По большому счету, несущественно. Нам ли этого не знать? Чтобы согнать с  трона Летнюю Волчицу, ее не понадобилось вытаскивать прямо с ложа пылкого принца Джеральда. Королева Кельтланда должна быть вне малейших подозрений, разве нет? Причем для всех. Слишком много желающих занять ее место.
Да, если речь о неугодной им королеве. Нет, если это его племянница. Ее будет жаль и саму по себе (Кэт – красивая девочка), но еще сильнее – всё, что потеряет с падением Кэтлин семья. Особенно он сам.
- Больше не напоминай о Летней Волчице. Вспомни, что она сделала с твоим родным братом.
- Для тебя станет внезапным откровением, отец, если я скажу, что никогда его не любил? Неужели ты действительно удивлен? Вряд ли, потому что моего брата не любил никто, кроме тебя. Даже мама, пока была жива. Да и ты – абсолютно непонятно, за что.
- Сын! – рявкнул он.
- Вроде бы ты умен, отец, - даже не дрогнул в красивом лице обнаглевший отпрыск. - И, конечно, не добр и не милосерден. Но ведь и в злобе ради злобы ты замечен не был. Так за что ты так любил избалованного садиста-идиота, когда у тебя всегда был я? Королева Лорелея тоже души не чает в Моргане, но он хоть спятил недавно. А Стивен был таким с раннего детства. Еще когда начинал с котят.
Старший и нелюбимый сын, кажется, впервые настолько откровенен. Он смел так, будто его бедный брат уже мертв. И ведь – правда. Потому что, благодаря Лириэн Дарквуд, злобный идиот стал еще и абсолютно бесполезным злобным идиотом. А такое не прощают уже никому. Даже бывшим любимчикам. Даже слишком долго покладистые отцы.
Мать бы все-таки простила, но ее нет уже семь лет. И порой жаль, что он сам не застал ее последние часы. Но Верховный Понтифик слишком важен для семьи, чтобы свалиться с заразной горячкой.
К тому же, тогда он сдуру увлекся той глупенькой, как малышка Кэтлин, дурочкой-фрейлиной. Потом быстро остыл и спихнул ее замуж… но Виолетта уже умерла.
- Я рад, что ты дождался своего часа, сын, - признал Верховный Понтифик. - Я бы на твоем месте поступил так же.
- Ты и поступил так же, отец. Я хорошо знаю твою историю… во всех подробностях.
Что ж. Один Джулиан ее знает или вместе со слишком умной кузиной-отравительницей? И слишком хитрой. И тоже умеющей ждать.
Хуже, что сын принял ее сторону – во всём. И готов и дальше поступать так же.
- Ты ведь свой час, отец, еще и слегка поторопил? – совсем уже обнаглел Джулиан.
- Я рад, что хоть в этом ты не последовал моему примеру. Такого я бы не простил.
Особенно в отношении Стивена.
- Да, всё прощал ты не мне. Но здесь и стараться не пришлось. Стивен был настолько злобен, что смерти ему желал далеко не я один. Не говоря уже о падении. Летняя Волчица просто опередила прочих.
Желал. Даже этого уже не отрицает. Перестал скрываться окончательно.
- Так поступи разумно и в другом, сын. Стереги Кэтлин и убери от нее новоявленного любовничка. Сейчас это самое важное.
- Понимаю, отец. Мы с Франсуазой постараемся об этом позаботиться.
Опять подчеркнул, насколько необходима эта несносная девица… черная вдовица. Несостоявшаяся монашка.
Просто ли так прежняя настоятельница тянула время с ее постригом? Вряд ли.
Теперь престарелой аббатисы больше нет. А новая исполнит всё, что от нее потребуется. Но Франсуаза из мрачной обители уже выбралась. Хитрой змеей выскользнула. И по его же личному распоряжению. Вовремя вытребованному умеющим ждать сыном.
- Только постараетесь? – поставил обоих на место строгий отец и дядя. Жаль, не сделать того же с легкомысленной вертихвосткой Кэтлин. Потому что не нашлось того, кто доложил о ее недопустимом промахе. Вовремя! – Мне нужны результаты, сын, а не напрасные старания. И от тебя, и от твоей якобы умницы Франсуазы.
- Нашей Франсуазы, отец. И она – действительно умница.
Не напомнил, что от другого сына требовалось всегда значительно меньше. А то и ничего. Хоть на это Джулиана хватило. Даже сейчас. А то с некоторых пор он тактом не страдает.
Пожалуй, Джулиан действительно много больше взял от отца, чем его брат. И в наследники годился больше. Изначально. Вот только никогда не нравился отцу. А сердцу не прикажешь.
Зато сейчас с ситуацией не справился бы уже Стивен.
Возможно, стоило все-таки давать равные шансы обоим сыновьям. Хотя бы ради выгоды клана.
- Я сделаю всё возможное ради семьи. – И своих интересов, конечно. – Как и всегда. Главное, чтобы наивную Кэтлин еще не успела предать ее лучшая подруга.
- И кто же это? Разве не твоя хваленая Франсуаза? Разве не это ей было приказано.
Втереться в доверие. Вот уж что она умеет – в отношении Джулиана точно. И прежней аббатисы.
- Наша Франсуаза. Она – такая же твоя племянница, как и Кэтлин. Как я – твой сын не меньше, чем Стивен. Нет, это не она. Малышка Кэт всё еще не до конца доверяет Франсуазе. Потому что кто-то (ума не приложу, кто бы это мог быть?) наговорил юной Кэтлин об Азе каких-то невообразимых (а главное – лживых!) обвинений. И потому лучшая подруга у Кэт совершенно другая. Более того, мне маленькая Кэтлин тоже доверяет не до конца. Потому что и у меня – вот ужас! – далеко не безупречная репутация. В отличие от полностью заслуживающих доверия лучшей подружки и возвышенного, романтичного воздыхателя.
- И кто же наконец это загадочные двое? Хватит уже тянуть змею за скользкий хвост!
- Романтичный юнец – некий Джонатан Гринфилд. Альтасарские шелка, ароматные духи, напомаженные локоны и сонеты присутствуют. В том числе и собственного сочинения. Довольно-таки бездарные. Но девицам нравятся. Тратит не по средствам – это да. Но только потому, что его задаривает щедрыми подарками сами Кэт. Не думаю, что Джонни подослала его семья. Во-первых, для такой роли он слишком наивен и глуп. Во-вторых, совать отпрыска в постель к замужней королеве – это надо последних мозгов лишиться. Особенно если с мозгами в стране не дружит сам король-тиран. И до кучи - королева-мать. Потому что в итоге все многомудрые заговорщики не только ничего не выиграют, но еще и лишатся голов. А без башки, в отличие от мозгов, жить все-таки нельзя. Они же в нее едят.
- А еще ею дышат, ясно. С надушенным юнцом понятно, сын. Теперь кто лучшая подруга?
- Одна из первых красавиц высшего света. Безупречнейшая дама нового двора. Ну, не считая моей в высшей степени добродетельной супруги, конечно. Ее кузина – прелестная юная баронесса Стелла Рителл. Как считаешь, отец, способна ли она вообще хранить хоть какие-то секреты? Хоть чьи-то? Даже если действительно постарается?
- Почему эта пустоголовая дура всё еще возле Кэтлин? – поморщился Верховный Понтифик.
И с чего вдруг эта просто смазливая грудастая девица начала считаться «красавицей», да еще и одной из «первых»? Из-за собственной доступности?
– Пора уже семейке опальной Летней Волчицы и честь знать. Если она у них есть.
- На примере Анабель могу утверждать, что вряд ли. Равно как и у других знатных семей Кельтланда. Включая королевскую. Впрочем, вряд ли в соседних странах дела обстоят лучше. Но, отвечая на твой вопрос: к семейке Лириэн относится еще и наша Анабель, знаешь такую?
- Твоя Анабель.
- Нет, тоже наша. Ты был доволен, когда я ее заполучил. И еще больше ты желал, чтобы Анабель досталась Стивену. Это я сам больше хотел Лириэн. Или ты считаешь, что моему брату Ана не стала бы изменять?
Да сколько уже можно топтаться по родной крови! Но еще хуже, что отец не станет его одергивать.
- Анабель – пусть, но ее тупоголовая кузина Стелла…
- У которой есть вовсе не пустоголовый отец, долго остававшийся в тени кавалер Рителл. В этом Стелла и мой брат похожи, не находишь? Правда, злобности в ней поменьше.
- Прекрати, сын!
- Как скажешь, отец. Так вот, Стелла пользуется влиянием хитроумного папаши, чтобы и дальше оставаться приближенной фрейлиной. А отец отирается в доверенных советниках то ли у Анабель, то ли у самой королевы Лорелеи. Потому что королева-мать у нас всё же не настолько спятила, как ее сын. И ценит чужие мозги.
- Жаль. Не того, что Ее Величество – почти в своем уме, а что в нем полностью отец юной Стеллы.
- Да. Но, возможно, ему стоит намекнуть, что тайный любовник есть и у самой его доченьки. Пусть учитывает.
- Ну уж – тайный, - сухо усмехнулся Верховный Понтифик.
- Тайный-тайный, - вот любящий сын оскалился - как никогда в прежние времена. Когда он был незаметной тенью. Точнее – умел ею казаться. – Про неотразимого принца Леонеля известно всем. Он не скрывает ни глупышку Стеллу, ни других таких же… счастливиц. Да и отметины оставляет почти всем. А они не всегда потом сходят.
- Ты что творишь?! – прошипел отец, аж привставая.
- Не я, а принц. Я ничем подобным не развлекаюсь. Разве только слегка – для взаимного удовольствия. Когда все довольны. И никаких следов. Кстати, Ане даже нравилось…
И Франсуазе – тоже, можно не сомневаться!
- Да это я тебе следов наоставляю! Прямо сейчас. Ты совсем потерял разум? Связываться с любовницами принца Леонеля!
Иначе откуда бы он об этом узнал?!
- Ну не все же они болтливы, как Стелла. А с ней у меня ничего не было. Тише-тише! – вскинул Джулиан руки. – Не забывай, у меня всё еще есть и собственная жена.
- Ты что, одновременно делил ее с принцем?!
- Ну не в одной жаркой постели втроем, конечно. Не то чтобы я против подобного разврата, но тогда на ложе нужно звать не Леонеля. Да и лучше две прекрасных дамы на одного галантного кавалера, чем наоборот. Кстати, у них не оставлять следов друг другу получается даже лучше…
- Джулиан!
- Извини, отец, – покаянно склонил голову послушный сын, чтоб ему. - Оставляю в покое пылких любовников Стеллы и Анабель и смиренно возвращаюсь к возвышенному возлюбленному нашей Кэт. Это просто глупый юнец, за которым никто не стоит. Но к которому маленькая Кэтлин привязана искренне. Потому что тоже не особо умна. И если с ним что-то случится, она может сорваться сама. И даже без всяких врагов это кончится плохо. Кэтлин не выдержит, если убить этого сопляка сейчас. Если она потеряет свою ненаглядную, единственную любовь…
- Прекрати пошлить! Лучше уж и дальше делись мерзкими подробностями своего разврата, чем сопливой девичьей дурью Кэтлин.
- Я? Ничуть? Поверь, мне Кэт даже жаль. Она действительно воспринимает всё именно так. Для другого ее стоило воспитывать иначе.
- Этим занимался не я. Я не могу всё и всегда делать сам.
Даже если исполнители слишком часто никуда не годятся. Даже собственная семья.
- Как ты тогда предлагаешь избавиться от этого юнца?
- Я? Никак. Разве что помешать Кэтлин наделать новых глупостей, а недремлющим врагам - ее разоблачить. А таких у нас много. Потому что даже убрать болтушку Стеллу из ее окружения не поможет. Кэт от расстройства нервов может быстро найти новую подругу. И та не только разболтает ее тайны, но еще и окажется чьей-нибудь усердной шпионкой.
- А если подсунуть Кэтлин другого любовника? – брякнул уже разъяренный Верховный Понтифик.
- Я об этом думал.
- Думать некогда. У нас мало времени.
- Если ты имел в виду меня, я не во вкусе Кэт.
Еще бы. Если она оказалась совсем уж романтической дурочкой. Да и «две дамы на кавалера» и всё прочее в том же роде ее может не устроить.
И «наша» Франсуаза начнет ревновать, ясно. Опять приходится подстраиваться под личные интересы этой опасной девки, чья полезность всё еще под большим вопросом.
- И кого-то другого, кто точно понравится Кэт, у меня под рукой нет. Так легко чувства не меняются. А для Кэтлин всё сейчас всерьез – я об этом уже говорил? Кроме того, если ее пылкого воздыхателя просто отослать подальше, опасных глупостей может наделать уже он. От черного отчаяния и пылкой ревности. Он ведь тоже влюблен – я забыл тебе об этом сообщить? А если убить – серьезных глупостей натворит уже его родня. Это пока они сидят тихо. Но мы с Франсуазой сделаем всё, чтобы Кэт не попалась, отец.
Опять подчеркивает ну просто редкую незаменимость своей подружки-любовницы. Уж не придумал ли пронырливый Джулиан вообще этого мифического любовника Кэтлин – исключительно в своих интересах? И в интересах Франсуазы, вестимо. Не настолько же непроходимо глупа даже легкомыленная Кэт.
Или настолько?
Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 1927
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2619
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Ледяной ветер-2.
« Ответ #62 : 19 Июл, 2019, 21:22:16 »

Высокие отношения... ;)
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)