Расширенный поиск  

Новости:

Для тем, посвященных экранизации "Отблесков Этерны", создан отдельный раздел - http://forum.kamsha.ru/index.php?board=56.0

Автор Тема: Ледяной ветер-2.  (Прочитано 5561 раз)

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2055
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2766
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Ледяной ветер-2.
« Ответ #60 : 22 Апр, 2019, 20:37:46 »

Хм, еще один умник-дядюшка!
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5760
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6947
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Ледяной ветер-2.
« Ответ #61 : 15 Июл, 2019, 21:24:13 »

Глава пятая.
Кельтланд, Ауронтауэр.
1
Очередное письмо дописано так и не будет. Пока. Сын явился слишком быстро.
Впрочем, Ардан ждет. Ничего опасного там пока не происходит.
Это собственные подданные могут взбунтоваться – если еще взвинтить налоги. А Лорелея это делает. Нужно же чем-то оплачивать будущую огромную армию. Против бывшей невестки и бывшего любовника.
Джулиан, в отличие от юной… королевы, приглашения сесть дождался. В то же самое кресло. Но ведет себя еще наглее. В том числе и стоя.
Будто не строгий отец вызвал его к себе для подробного доклада, а наоборот.
Еще бы вина сам себе налил.
Уже наливает. Себе и отцу. И протягивает – пока еще почтительно.
Только розовое в кубках плеснулось. Все-таки в Альтасаре почти всё – лучшее. Вина, лошади, оружие, ткани.
Не будь там при этом стаи непокорных баронов и слабого короля – всем соседям пришлось бы плохо. И потому часть казны Кельтланда (и Ардана наверняка - тоже) неуклонно и неизменно тратится на этих свободолюбивых баронов. Они ведь тоже предпочитают оружие и коней подороже. И для себя, и для любимых отпрысков. И струящиеся шелка с бархатами и кружевами – для жен и дочерей.
А родной незаконный и нелюбимый сын хочет всё больше прав. Хоть он и не королева. Решительно – некоторые скоро сядут к Верховному Понтифику на многострадальную шею. И ноги свесят. В изящных бальных туфельках и в охотничьих сапогах со шпорами.
И таковых нахалов в его окружении – всё больше. В семье.
- Всё плохо, отец, - старший сын за эти дни научился ухмыляться еще наглее прежнего.
- Что именно? Твоя жена начала спать с кем-то еще, или Его спятившее Величество стал реже посещать спальню нашей Кэтлин?
- Не то и не другое. Злобная змея Анабель думает честолюбием, поэтому королю будет верна. Любому. Пока он сам ее не вышвырнет. Послушная горлица Кэтлин Моргана устраивает тоже… пока. Плохо, что саму Кэтлин не устраивает Морган.
- Это чем же ее не устроил молодой, красивый король?
- Дай подумать. Тем, что он – чокнутый безумец?
- Морган – мечта любой женщины королевства. Не исключено, что даже собственной матери.
- Вот этому не удивлюсь, отец. Но для всех прочих он – неконтролируемый психопат. И чья-то мечта – только пока его не узнают поближе. Единственное исключение – циничная, расчетливая Анабель, но она и под Леонеля легла. А вот малышка Кэтлин мечтала совсем о другом. Отец, Моргану умудрилась наставить рога даже Лириэн Дарквуд. А у нее были мозги, сила воли и кодекс чести. Всё в покойного папашу. Уточняю: у Кэтлин нет ни того, ни другого, ни третьего. На их месте у нее – мягкость и романтичность. А еще – влюбчивость.
Верховный Понтифик поморщился:
- Ты так говоришь о бывшей королеве, будто…
- Нет. Не настолько. Но она мне нравилась. Просто Морган меня обставил. Кроме того, я умею ценить выгоду. Ты сам меня научил. Лириэн – неглупа и по-своему даже благородна. И была бы нам верна. И уж точно не спала бы с любым, кто предложит больше.
- Видимо, принц Джеральд предложил.
- Да, он был в своем уме. Этого оказалось достаточно. Напоминаю: Морган – всё еще сумасшедший.
- Сын, не стоит страдать по пролитому молоку. Его больше нет.
- Да я страдать и не собирался, - усмехнулся сын, дернув крепким плечом, затянутым в дорогой черный с золотом колет. Прежде он одевался много скромнее. Но новая должность… – Молоко найдется и в других кувшинах. Главное, чтобы и их у нас не увели из-под носа. Я лишь подвожу беседу к тому, что у нашей сладкой Кэт завелся любовник.
- Что?! – Верховный Понтифик едва не выронил перо. Прямо на недописанное письмо.
Впрочем, в чернильницу его удалось опустить филигранно. Прямо в рог белого единорога.
Неужели легкомысленная и неумная болтушка Кэтлин уже научилась врать? Несла свою чушь про красно-фиолетовые покрывала и занавеси для ложа. А сама скрывала такое?
- То. То, что нам никогда не грозило бы с честной Волчицей Лириэн. И с любой другой умной девушкой – при любом более-менее сносном короле. Но напомню: этому наставила рога даже Летняя Королева. Так чего ты ждал от милой, наивной Кэт с ее прелестной головкой, набитой романтичной чушью? Государственного, политического мышления?
- Этого я ждал от тебя. Чтобы ты за всем проследил. А Кэтлин была в него влюблена. Я не мог ошибиться.
- Была. Ты забыл, что я тебе говорил десять минут назад? Принц Джеральд тоже был влюблен в прекрасную королеву Лорелею. Причем много лет. Где и с кем он сейчас?
- Не дерзи. Шашни Джеральда с Волчицей Лириэн нам выгодны. В отличие от смертельно опасных глупостей Кэтлин. Почему ты ей не помешал? Для чего еще ты получил эту должность при дворе?
И твоя насквозь протравленная Франсуаза!
- Ты когда-нибудь пытался удержать в берегах весеннее северное половодье? – весело фыркнул сын. – Когда хрупкий лед вовсю трещит? И самая тихая и спокойная речка как понесется по кручам…
Решительно, титул герцога и новая должность придали ему слишком много наглости и самоуверенности. А то еще и Франсуаза. Ловко и своевременно толкающая под локоть. Своевременно для нее.
Всё зло от обнаглевших баб! Потому Верховный Понтифик уже три года как отстранил последнюю постоянную любовницу. Но маленькая Кэт до сих пор была воспитана и вышколена отлично.
- Отец, ты наполовину прав. Кэтлин готова была стать даже любимой фавориткой молодого, красивого, галантного короля. Просто мечтала об этом – днем и ночью. Она жаждала много новых платьев, богатых украшений, блестящих балов, катания на золоченых лодьях по солнечному заливу. Ну и романтичных баллад в свою честь, написанных придворными менестрелями…
- И что? У нее теперь этого довольно!
- Отец, прошу тебя: ты сам не терпишь, когда тебя перебивают.
Потому что у него есть на это право! Данное возрастом и высоким положением. Заслуженное. В отличие от некоторых не в меру обнаглевших юнцов.
- Но при этом на первом месте, отец, для милой Кэтлин всегда была любовь. На первом, а не на последнем. Сумасшедший садист никогда не присутствовал в романтичных мечтах нашей Кэт. Даже вместе с платьями, менестрелями, балами и короной.
- Так ты точно уверен, что у Кэтлин есть любовник?! – потерял последнее терпение отец.
По большому счету, это пришлось бы даже на руку. Умный игрок использует к своей пользе все карты. Но это - не будь бешеный король зверем не только в фигуральном смысле слова. Вот только оборотни легко чуют родную кровь. Разве что Морган для такого еще слишком юн. А до зрелых лет безумцу доживать незачем.
Так что, может, всё еще пригодится. Если действовать с умом. Но как раз этого-то у Кэтлин и нет.
А у ее умного родственника мало времени.
- Любовник или пока просто воздыхатель, - пожал плечами несносный сын. – По большому счету, несущественно. Нам ли этого не знать? Чтобы согнать с  трона Летнюю Волчицу, ее не понадобилось вытаскивать прямо с ложа пылкого принца Джеральда. Королева Кельтланда должна быть вне малейших подозрений, разве нет? Причем для всех. Слишком много желающих занять ее место.
Да, если речь о неугодной им королеве. Нет, если это его племянница. Ее будет жаль и саму по себе (Кэт – красивая девочка), но еще сильнее – всё, что потеряет с падением Кэтлин семья. Особенно он сам.
- Больше не напоминай о Летней Волчице. Вспомни, что она сделала с твоим родным братом.
- Для тебя станет внезапным откровением, отец, если я скажу, что никогда его не любил? Неужели ты действительно удивлен? Вряд ли, потому что моего брата не любил никто, кроме тебя. Даже мама, пока была жива. Да и ты – абсолютно непонятно, за что.
- Сын! – рявкнул он.
- Вроде бы ты умен, отец, - даже не дрогнул в красивом лице обнаглевший отпрыск. - И, конечно, не добр и не милосерден. Но ведь и в злобе ради злобы ты замечен не был. Так за что ты так любил избалованного садиста-идиота, когда у тебя всегда был я? Королева Лорелея тоже души не чает в Моргане, но он хоть спятил недавно. А Стивен был таким с раннего детства. Еще когда начинал с котят.
Старший и нелюбимый сын, кажется, впервые настолько откровенен. Он смел так, будто его бедный брат уже мертв. И ведь – правда. Потому что, благодаря Лириэн Дарквуд, злобный идиот стал еще и абсолютно бесполезным злобным идиотом. А такое не прощают уже никому. Даже бывшим любимчикам. Даже слишком долго покладистые отцы.
Мать бы все-таки простила, но ее нет уже семь лет. И порой жаль, что он сам не застал ее последние часы. Но Верховный Понтифик слишком важен для семьи, чтобы свалиться с заразной горячкой.
К тому же, тогда он сдуру увлекся той глупенькой, как малышка Кэтлин, дурочкой-фрейлиной. Потом быстро остыл и спихнул ее замуж… но Виолетта уже умерла.
- Я рад, что ты дождался своего часа, сын, - признал Верховный Понтифик. - Я бы на твоем месте поступил так же.
- Ты и поступил так же, отец. Я хорошо знаю твою историю… во всех подробностях.
Что ж. Один Джулиан ее знает или вместе со слишком умной кузиной-отравительницей? И слишком хитрой. И тоже умеющей ждать.
Хуже, что сын принял ее сторону – во всём. И готов и дальше поступать так же.
- Ты ведь свой час, отец, еще и слегка поторопил? – совсем уже обнаглел Джулиан.
- Я рад, что хоть в этом ты не последовал моему примеру. Такого я бы не простил.
Особенно в отношении Стивена.
- Да, всё прощал ты не мне. Но здесь и стараться не пришлось. Стивен был настолько злобен, что смерти ему желал далеко не я один. Не говоря уже о падении. Летняя Волчица просто опередила прочих.
Желал. Даже этого уже не отрицает. Перестал скрываться окончательно.
- Так поступи разумно и в другом, сын. Стереги Кэтлин и убери от нее новоявленного любовничка. Сейчас это самое важное.
- Понимаю, отец. Мы с Франсуазой постараемся об этом позаботиться.
Опять подчеркнул, насколько необходима эта несносная девица… черная вдовица. Несостоявшаяся монашка.
Просто ли так прежняя настоятельница тянула время с ее постригом? Вряд ли.
Теперь престарелой аббатисы больше нет. А новая исполнит всё, что от нее потребуется. Но Франсуаза из мрачной обители уже выбралась. Хитрой змеей выскользнула. И по его же личному распоряжению. Вовремя вытребованному умеющим ждать сыном.
- Только постараетесь? – поставил обоих на место строгий отец и дядя. Жаль, не сделать того же с легкомысленной вертихвосткой Кэтлин. Потому что не нашлось того, кто доложил о ее недопустимом промахе. Вовремя! – Мне нужны результаты, сын, а не напрасные старания. И от тебя, и от твоей якобы умницы Франсуазы.
- Нашей Франсуазы, отец. И она – действительно умница.
Не напомнил, что от другого сына требовалось всегда значительно меньше. А то и ничего. Хоть на это Джулиана хватило. Даже сейчас. А то с некоторых пор он тактом не страдает.
Пожалуй, Джулиан действительно много больше взял от отца, чем его брат. И в наследники годился больше. Изначально. Вот только никогда не нравился отцу. А сердцу не прикажешь.
Зато сейчас с ситуацией не справился бы уже Стивен.
Возможно, стоило все-таки давать равные шансы обоим сыновьям. Хотя бы ради выгоды клана.
- Я сделаю всё возможное ради семьи. – И своих интересов, конечно. – Как и всегда. Главное, чтобы наивную Кэтлин еще не успела предать ее лучшая подруга.
- И кто же это? Разве не твоя хваленая Франсуаза? Разве не это ей было приказано.
Втереться в доверие. Вот уж что она умеет – в отношении Джулиана точно. И прежней аббатисы.
- Наша Франсуаза. Она – такая же твоя племянница, как и Кэтлин. Как я – твой сын не меньше, чем Стивен. Нет, это не она. Малышка Кэт всё еще не до конца доверяет Франсуазе. Потому что кто-то (ума не приложу, кто бы это мог быть?) наговорил юной Кэтлин об Азе каких-то невообразимых (а главное – лживых!) обвинений. И потому лучшая подруга у Кэт совершенно другая. Более того, мне маленькая Кэтлин тоже доверяет не до конца. Потому что и у меня – вот ужас! – далеко не безупречная репутация. В отличие от полностью заслуживающих доверия лучшей подружки и возвышенного, романтичного воздыхателя.
- И кто же наконец это загадочные двое? Хватит уже тянуть змею за скользкий хвост!
- Романтичный юнец – некий Джонатан Гринфилд. Альтасарские шелка, ароматные духи, напомаженные локоны и сонеты присутствуют. В том числе и собственного сочинения. Довольно-таки бездарные. Но девицам нравятся. Тратит не по средствам – это да. Но только потому, что его задаривает щедрыми подарками сами Кэт. Не думаю, что Джонни подослала его семья. Во-первых, для такой роли он слишком наивен и глуп. Во-вторых, совать отпрыска в постель к замужней королеве – это надо последних мозгов лишиться. Особенно если с мозгами в стране не дружит сам король-тиран. И до кучи - королева-мать. Потому что в итоге все многомудрые заговорщики не только ничего не выиграют, но еще и лишатся голов. А без башки, в отличие от мозгов, жить все-таки нельзя. Они же в нее едят.
- А еще ею дышат, ясно. С надушенным юнцом понятно, сын. Теперь кто лучшая подруга?
- Одна из первых красавиц высшего света. Безупречнейшая дама нового двора. Ну, не считая моей в высшей степени добродетельной супруги, конечно. Ее кузина – прелестная юная баронесса Стелла Рителл. Как считаешь, отец, способна ли она вообще хранить хоть какие-то секреты? Хоть чьи-то? Даже если действительно постарается?
- Почему эта пустоголовая дура всё еще возле Кэтлин? – поморщился Верховный Понтифик.
И с чего вдруг эта просто смазливая грудастая девица начала считаться «красавицей», да еще и одной из «первых»? Из-за собственной доступности?
– Пора уже семейке опальной Летней Волчицы и честь знать. Если она у них есть.
- На примере Анабель могу утверждать, что вряд ли. Равно как и у других знатных семей Кельтланда. Включая королевскую. Впрочем, вряд ли в соседних странах дела обстоят лучше. Но, отвечая на твой вопрос: к семейке Лириэн относится еще и наша Анабель, знаешь такую?
- Твоя Анабель.
- Нет, тоже наша. Ты был доволен, когда я ее заполучил. И еще больше ты желал, чтобы Анабель досталась Стивену. Это я сам больше хотел Лириэн. Или ты считаешь, что моему брату Ана не стала бы изменять?
Да сколько уже можно топтаться по родной крови! Но еще хуже, что отец не станет его одергивать.
- Анабель – пусть, но ее тупоголовая кузина Стелла…
- У которой есть вовсе не пустоголовый отец, долго остававшийся в тени кавалер Рителл. В этом Стелла и мой брат похожи, не находишь? Правда, злобности в ней поменьше.
- Прекрати, сын!
- Как скажешь, отец. Так вот, Стелла пользуется влиянием хитроумного папаши, чтобы и дальше оставаться приближенной фрейлиной. А отец отирается в доверенных советниках то ли у Анабель, то ли у самой королевы Лорелеи. Потому что королева-мать у нас всё же не настолько спятила, как ее сын. И ценит чужие мозги.
- Жаль. Не того, что Ее Величество – почти в своем уме, а что в нем полностью отец юной Стеллы.
- Да. Но, возможно, ему стоит намекнуть, что тайный любовник есть и у самой его доченьки. Пусть учитывает.
- Ну уж – тайный, - сухо усмехнулся Верховный Понтифик.
- Тайный-тайный, - вот любящий сын оскалился - как никогда в прежние времена. Когда он был незаметной тенью. Точнее – умел ею казаться. – Про неотразимого принца Леонеля известно всем. Он не скрывает ни глупышку Стеллу, ни других таких же… счастливиц. Да и отметины оставляет почти всем. А они не всегда потом сходят.
- Ты что творишь?! – прошипел отец, аж привставая.
- Не я, а принц. Я ничем подобным не развлекаюсь. Разве только слегка – для взаимного удовольствия. Когда все довольны. И никаких следов. Кстати, Ане даже нравилось…
И Франсуазе – тоже, можно не сомневаться!
- Да это я тебе следов наоставляю! Прямо сейчас. Ты совсем потерял разум? Связываться с любовницами принца Леонеля!
Иначе откуда бы он об этом узнал?!
- Ну не все же они болтливы, как Стелла. А с ней у меня ничего не было. Тише-тише! – вскинул Джулиан руки. – Не забывай, у меня всё еще есть и собственная жена.
- Ты что, одновременно делил ее с принцем?!
- Ну не в одной жаркой постели втроем, конечно. Не то чтобы я против подобного разврата, но тогда на ложе нужно звать не Леонеля. Да и лучше две прекрасных дамы на одного галантного кавалера, чем наоборот. Кстати, у них не оставлять следов друг другу получается даже лучше…
- Джулиан!
- Извини, отец, – покаянно склонил голову послушный сын, чтоб ему. - Оставляю в покое пылких любовников Стеллы и Анабель и смиренно возвращаюсь к возвышенному возлюбленному нашей Кэт. Это просто глупый юнец, за которым никто не стоит. Но к которому маленькая Кэтлин привязана искренне. Потому что тоже не особо умна. И если с ним что-то случится, она может сорваться сама. И даже без всяких врагов это кончится плохо. Кэтлин не выдержит, если убить этого сопляка сейчас. Если она потеряет свою ненаглядную, единственную любовь…
- Прекрати пошлить! Лучше уж и дальше делись мерзкими подробностями своего разврата, чем сопливой девичьей дурью Кэтлин.
- Я? Ничуть? Поверь, мне Кэт даже жаль. Она действительно воспринимает всё именно так. Для другого ее стоило воспитывать иначе.
- Этим занимался не я. Я не могу всё и всегда делать сам.
Даже если исполнители слишком часто никуда не годятся. Даже собственная семья.
- Как ты тогда предлагаешь избавиться от этого юнца?
- Я? Никак. Разве что помешать Кэтлин наделать новых глупостей, а недремлющим врагам - ее разоблачить. А таких у нас много. Потому что даже убрать болтушку Стеллу из ее окружения не поможет. Кэт от расстройства нервов может быстро найти новую подругу. И та не только разболтает ее тайны, но еще и окажется чьей-нибудь усердной шпионкой.
- А если подсунуть Кэтлин другого любовника? – брякнул уже разъяренный Верховный Понтифик.
- Я об этом думал.
- Думать некогда. У нас мало времени.
- Если ты имел в виду меня, я не во вкусе Кэт.
Еще бы. Если она оказалась совсем уж романтической дурочкой. Да и «две дамы на кавалера» и всё прочее в том же роде ее может не устроить.
И «наша» Франсуаза начнет ревновать, ясно. Опять приходится подстраиваться под личные интересы этой опасной девки, чья полезность всё еще под большим вопросом.
- И кого-то другого, кто точно понравится Кэт, у меня под рукой нет. Так легко чувства не меняются. А для Кэтлин всё сейчас всерьез – я об этом уже говорил? Кроме того, если ее пылкого воздыхателя просто отослать подальше, опасных глупостей может наделать уже он. От черного отчаяния и пылкой ревности. Он ведь тоже влюблен – я забыл тебе об этом сообщить? А если убить – серьезных глупостей натворит уже его родня. Это пока они сидят тихо. Но мы с Франсуазой сделаем всё, чтобы Кэт не попалась, отец.
Опять подчеркивает ну просто редкую незаменимость своей подружки-любовницы. Уж не придумал ли пронырливый Джулиан вообще этого мифического любовника Кэтлин – исключительно в своих интересах? И в интересах Франсуазы, вестимо. Не настолько же непроходимо глупа даже легкомыленная Кэт.
Или настолько?
Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2055
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2766
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Ледяной ветер-2.
« Ответ #62 : 19 Июл, 2019, 21:22:16 »

Высокие отношения... ;)
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5760
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6947
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Ледяной ветер-2.
« Ответ #63 : 10 Ноя, 2019, 16:41:36 »

Цитировать
Высокие отношения...
NNNika, о да. ;)
Знакомьтесь, "падшая девушка, неверная жена, злодейка-сестра, убийца, отравительница миледи Анна де Бейль" "черная вдова" Франсуаза. ;)

2
Подслушивать Франсуаза любила с раннего детства. Еще будучи не слишком любимой дочерью и племянницей. И не везде и не всегда это было так же удобно, как во дворце. Кое-какими тайными ходами с ней поделился Джулиан, некоторые она нашла сама.
Нравиться взрослым маленькая Аза не умела, но вот кузен и лучший друг любил ее и такой.
А еще лучше ситуация устроилась теперь - когда тебе всё, что нужно, расскажут и так. Ну, почти всё.
Читать при доверительной беседе нельзя, зато можно занять руки. Дама с рукоделием – что можно быть естественнее?
- Аза, если бы ты только знала! – вздыхает Стелла, картинно закатывая огромные голубые глаза. Глупые-глупые. В тон ее небесного платья в серебряных кружевах.
У Анабель это получается отточеннее  - долго тренировалась. И наверняка – тоже с раннего детства. Но с этой злобной змеей в розовом шелке и золотых кружевах Франсуаза подружиться и не пыталась. Ядовитая гадюка строит из себя кроткую, трогательную горлицу не всегда. Но даже когда поет сладко – ее сразу видно насквозь. Любому, у кого есть хоть крупица мозгов.
Нет уж! Ядовитой гадюкой черная вдова и несостоявшаяся монахиня предпочитает считать себя, но Франсуаза хоть честна. И точно знает, кто она и что она. Прекрасная же Ана при этом всерьез считает себя нежной, трепетной девой из романтической баллады. И видеть такое - неприятно и даже мерзко. Как если бы весенним подснежником или хрупким ландышем вообразила себя ненасытная болотная мухоловка. При этом продолжая жадно лопать всё, что случайно мимо пролетает.
Стелла же простодушна, как сама невинная природа. Как ручная зверюшка во всём послушна воле любого хозяина. Со злобными уродами способна сама стать такой же. С нормальными людьми – умнеет и добреет на глазах. Главное, чтобы они искренне восхищали ее и вызывали слепую преданность. И по одному поведению наивной до ужаса девчонки легко понять, кто ее безупречный кумир сегодня.
Франсуаза очень осторожно, но при этом быстро получила полное доверие Стеллы. Даже с наивной Кэтлин вышло дольше и труднее. Ту всё же изначально готовили пусть не в королевы, так в фаворитки, а не в провинциальные баронессы.
- Ты просто не представляешь…
Представляют ли Стелла и Кэт, что каждая из них, кроме как друг к другу, бегает еще и к доброй, понимающей Азе? Вряд ли.
Главное, чтобы ни одна тайком не шастала куда-то еще. У Кэтлин хватает ума хотя бы не доверять Анабель. Впрочем, та делает всё, чтобы вызвать лютую ненависть даже у любой настоящей горлицы. Нельзя же, в самом деле, настолько задирать надменный нос перед королевой, будучи всего лишь фавориткой. Даже если считаешь соперницу глупой, неинтересной однодневкой. Во всём уступающей неотразимой и  неповторимой тебе.
Плохо, что Стелла и Кэт обе успели завести своих… фаворитов. Еще хуже, что Кэтлин его имела еще до брака. Кто за ней вообще следил в удаленном отцовском имении? Безумный Король в брачную ночь был пьян настолько, что не понял ничего. Хоть в этом повезло. Еще, по словам обиженной Кэт, он тогда обозвал ее Лирой.
- И что это такое будет? – Стелла наконец отвлеклась от темы «как на нее взглянул!» очередной смазливый красавчик. И обратила внимание, чем заняты руки доверенной подружки.
- Пейзаж-шарада, - улыбнулась Франсуаза.
- Ничего не разобрать.
- Так и должно быть.
На гобелене теперь виден узкий краешек голубого неба, уже узнаваемый островок зеленой травы и полтора цветочных лепестка. Всё - по самым краям полотна.
– Чем дольше нельзя угадать рисунок – тем искуснее работа.
- У меня бы не хватило терпения…
Хватило бы – запри тебя кто-нибудь в глухом, удаленном монастыре на долгие годы.



3
Неумолкающую болтушку Стеллу Франсуаза выпроводила не сразу. А Кэтлин сегодня не явится. Слишком уже поздно – она обязана верно и преданно ждать законного мужа. Даже если он не придет вообще. Но если всё же явится – через пару часов заботливой Франсуазе придется посетить неуютные покои юной королевы самой. В очередной раз успокоить маленькую Кэт. Напоить подогретым вином, расчесать у теплого камина волосы. Выслушать сбивчивый рассказ. Утереть горькие слезы.
А пока у верной подруги есть время для себя. Камин натоплен и в ее покоях. Здесь – не удаленная обитель. И если повезет – мерзнуть Франсуазе больше не придется никогда.
- Аза! – Джулиан всегда являлся тайно. И в монастыре, и во дворце. Под покровом ночи. Впрочем, они даже когда-то в семейном имении предпочитали на глаза взрослых лишний раз не попадаться. – Я уж думал, эта трескучая сорока вообще не уберется.
- Эта сорока нам нужна. – Франсуаза плеснула в два кубка подогретого вина. С пряностями.
Темно-багряное в отблесках свечей выглядит отлично. Переливается – в тон закату. И к ее винному платью идет. С очень умеренным вырезом. Вдова должна соблюдать немало приличий. Хоть и меньше, чем скромная послушница монастыря. Не говоря уже о смиренной монахине.
- Знаю. Но как же она невыносима! – смешно поморщился Джулиан.
Эту манеру Франсуаза любила в нем еще в детстве. Когда ей было лет семь, а ему – десять.
- Не тебе же приходится ее выносить, - рассмеялась она. – А если это поленюсь делать я, вынесут уже нас. Отсюда. Вперед ногами.
- Если еще будет, что выносить. Четвертование – оно такое четвертование. Впрочем, тебе, как прекрасной, нежной даме, просто и милосердно отсекут голову. Мечом.
- Если Ее Величество королева-мать не решит иначе. Лорелея – она ведь такая Лорелея, - понизила голос Франсуаза, удобно присаживаясь на колени Джулиана.
В монастыре ее это даже забавляло. Заключенная послушница прямо в келье полуодетой расселась на коленях у мужчины. Так же  скудно одетого. И оба - с полными кубками вина.
Правда, там редко бывало тепло. Но зато крепче прижимаешься друг к другу….
Здесь это уже не так весело – во дворце каждый первый поступает еще хлеще. А Стелла с Анабель вытворяют такое, что Франсуазе и не снилось. Грубость она не любила никогда. Наверное, с первой брачной ночи. По большому счету, до конца не состоявшейся – как потом выяснилось. В постели уже с Джулианом. В монастырской келье.
Но Франсуазе тогда хватило. Как и прелюдии – с пощечинами и прочим. Синяки потом сходили долго.
Зато трупный оскал с лица мужа слизали только голодные черви.
Тогда ей сначала казалось, что ничто не станет слишком дорогой ценой за свободу от новоявленного супруга. Сначала казалось…
- Сколько у нас времени?
- Часа полтора осталось.
В детстве Франсуаза мечтала выйти замуж за Джулиана. Но всесильный дядя решил иначе. Сейчас прежние мечты иногда накатывают вновь, но всё реже. Джулиан – любовник, союзник, друг и напарник. Во всех этих ролях Лиан хорош. Но вот нужен ли даже он – в мужьях? Конечно, терпит же Джулиан как-то даже Анабель. Но всё же…
Стоит ли даже ему давать такую власть над собственной жизнью?
- А если задержишься?
- Кэт будет плакать, - улыбнулась Аза.
- А она нам тоже нужна? – смеется он.
- Ты знаешь, что да. А еще хуже, что без нее не нужна я. Твоему отцу. Джулиан, я не вернусь в монастырь. Лучше уж тогда плаха.
- Тебе не придется. Аза, я об этом позабочусь.
- Как? Дядя найдет мне нового мужа? – Франсуаза не содрогнулась, конечно. Не девочка ведь.
Точно ли новый брак хуже монастыря, не говоря уже о смерти? Потому что дураку она не сможет подчиняться сама. А любой, в ком есть хотя капля мозгов, постарается избавиться от бывшей черной вдовы как можно скорее. Едва в ее семье отпадет срочная надобность.
А до этого новобрачный успеет закатать Франсуазу в бараний рог, чтобы небо показалось ей с черную точку.
И уж после второго мужеубийства костра уже не избежать.
Лучше вообще не думать о таком сейчас. Не травить себе хотя бы настоящее.
Но, похоже, она всё равно напряглась. Потому что Джулиан крепче обнял ее, шепча в ухо:
- Не бойся, Аза. Есть разные мужчины. В том числе, и те, что предпочитают других мужчин. Вроде покойного короля Леопольда. Только приятнее характером. И умнее. В хорошем смысле умнее, Аза. Я знаю таких. Любой из них будет рад взять в жены умную, понимающую женщину. Такую, как ты. И предоставит ей полную свободу. В обмен на свободу для себя.
Подобный брак стал бы мечтой, но мечтать Франсуаза разучилась уже давно.
- А если - нет?
- Если не захочешь – останешься свободной вдовой. А я буду ревновать тебя к каждому красавчику при дворе, - смеется Джулиан.
Она нужна ему в жены не больше, чем он ей – в мужья. Им хорошо вместе, они снова действуют заодно, и еще больше часа до горьких слез невезучей Кэтлин.
Чья судьба лишний раз подтверждает, что дурной брак не скрасит даже корона.



Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2055
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2766
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Ледяной ветер-2.
« Ответ #64 : 11 Ноя, 2019, 22:32:57 »

Ух, какая Франсуаза! Нравится мне она.
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5760
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6947
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Ледяной ветер-2.
« Ответ #65 : 19 Апр, 2020, 16:05:52 »

С черной вдовой знакомы? ;)
Так, а теперь злая арданская мачеха Александра, чье любимое хобби - издеваться над падчерицами.


Глава шестая.
Ардан, Марэ.
1
Александра, шатаясь, поднялась на ноги. Оборотня может сбить с ног только другой оборотень.
Что ей стоило выйти замуж за человека?
- Дура! – бешено орет разъяренный король, с размаху швыряя в провинившуюся жену тяжелым кубком. И промахиваясь, конечно. Падение оборотня тоже слишком не расшибет. Хоть в этом повезло. - Ты сама - сама! – своими куриными мозгами подсказала этой наглой девчонке выход! И она им воспользовалась.
- Я не виновата! – поспешно завопила королева. - Всему дворцу известно, Черный Алтарь требует новую жертву!
- Значит, я казню весь дворец! - рычит Его Величество. Под стать своему второму обличию - медведю. - Но даже если об этом болтают длинные языки трепливых служанок на каждой дворцовой ступени, откуда такое услышать двум запертым в Башне девчонкам?
Дура. Действительно – дура. Потому что хотела роскошной жизни, мечтала стать всевластной королевой! Возвыситься над всеми. Заткнуть наглую пасть каждому, кто задирал надменный нос перед какой-то  нищей, провинциальной баронессой…
Трижды дура. Не захотела, видите ли, терпеть в законных мужьях какого-нибудь жалкого провинциала-барона? С твоей-то дикой красотой черной пантеры ты уж точно достойна лучшего? Не хотела, чтобы ничтожный пьяный баронишка швырял в тебя грязными сапогами? Так получи и распишись за Арданского короля!
Дура! И вовсе не потому, что бросила подсказку вздорной принцесске Ларе, а та ею воспользовалась.
Дура – потому что вообще сунулась в роскошный и смертельно дворец. И потому, что теперь пожалела двух высокородных девчонок, ни одна из которых не испытает к Александре и жалкой тени благодарности. Особенно высокомерная Эллария.
И хорошо, что не испытает. Или безумный король сочтет Александру уже не дурой, а расчетливой предательницей. Врагом. И тогда…
Для Черного Алтаря она, конечно, не годится. Но в нынешнем дворце и без того довольно способов сделать ее жизнь хуже и короче. Как и жизнь ее брата Мишеля. Единственного, кто дорог Александре по-настоящему. С тех пор, как их собственная злобная мачеха траванула их отца. И маму, возможно, тоже – еще прежде. Теперь уже не узнать. Увы, но прежде добрый и мягкий король был ярым противником любых пыток.
А его нынешнее яростное рычание вот-вот Алекс оглушит. Самому могучему в подлунном мире королю повезло, что ни разу не был женат на обычной женщине. Кто бы его выдержал?
Жаль, принцесска Лара унаследовала Дар от матери, не от отца. Медведицей ей пошло бы больше, чем рыжей лисицей. Хитрости – ни на жалкий медяк. Одни когти, клыки и прямая ярость.
- Что говорит Черное Зерцало?! – ревет король когда-то любимой супруге в лицо.
- Сегодня я еще не задавала ему вопрос.
- Так спроси! – тряханул ее он.
Жесткая хватка королеве уже привычна. Как и всем королевским любовницам. Да и случайно попавшим под руку служанкам. Как все более-менее знатные девицы, Александра вышла замуж по строгому расчету. Особенно с ее-то целями. Но в первые месяцы брака была готова почти полюбить супруга. Как давно это миновало…
Алую Комнату с огромными зеркалами в золотых рамах король построил специально для нее. Уж он-то тогда немолодую голову точно потерял. От Александры. От ее редкостной красоты, молодости, свежести, ума, остроумия, необычности. Она действительно была лучшей. Яркой и изысканной розой среди придворных ромашек, пионов и нарциссов. И такая красота стоила высокой цены, разве нет?
А потом появилось Зерцало Истины – с его ледяной черной гладью. И затянуло в себя Александрину радость.
- Зеркало, Зеркало, дай мне ответ. Кого прекрасней в целом мире нет? – послушно повторила в равнодушную аспидную гладь лишенная не то что власти - даже свободы королева.
Но лучше общаться с Зерцалом, чем поцеловаться с его вечно голодным Алтарем.
В первые недели оно отражало лишь ее - только ее. Потом – перестало. Его Величество приложил к тому немало усилий. Никому не идут на пользу вечные побои и бессонные ночи. Королева Александра – всё еще прекрасна, спору нет. Но больше не совершенна.
Прежняя гордая красавица Алекс и подумать не могла, что станет цепляться за жизнь до последнего. Когда-то временную передышку у нищего дяди она так и восприняла – на время. Чтобы после отыграть у судьбы обратно всё. С лихвой. И больше Алекс уже никогда не придется…
Отыграла…
Но если умереть сейчас – значит, жизнь проиграна. Уже сегодня. В двадцать лет.
И не только своя, но и брата.
- Слушай, дама, мой ответ, - затверженно вещает огромное Зерцало. - Ты прекрасна, спору нет. Но прекрасней всех на свете, средь живых в этом столетье Лириэн из Кельтланда…
- Не может быть! – раненым медведем-шатуном взревел король, швыряя новым кубком уже в Зеркало.
Что ему, конечно же, не повредило. Зеркалу. Золотому кубку, впрочем, тоже. А хуже, что еще и сумасшедшему королю.
Только багровое вино расплескалось по поверхности. И тут же высохло. Стремительно. Будто Черное Зерцало нужно поить, как и Алтарь. Только оно согласно на более милосердные напитки.
Или просто ошиблось – цвет-то почти один.
Ирония судьбы: сама Александра когда-то вскричала то же самое, что сейчас - разъяренный муж. Только от искреннего восторга. Не сразу удалось поверить, что таинственно мерцающее Зерцало и впрямь говорит само. Что это не искусная игрушка загадочных магов или хитроумных ученых. И за ней никто не прячется.
Александра про себя зло усмехнулась. Лириэн из Кельтланда это черное зеркало уже показывало. После чего правящий монарх Ардана приложил все усилия, чтобы исправить ситуацию в свою пользу.
Значит, выжила. Значит, искусный Черный Маг с Востока не справился. Пусть Аспидное Пекло будет к нему милосердным. А Светлых Чертогов справедливого Творца не заслужил никто из них. Даже, может, юный брат Александры.
А возможно, и никто из живущих. Во дворце молодая королева увидела и встретила их даже больше, чем в когда-то отчем доме, ставшем чужим. Или после него – когда жила в захолустном дядином поместье, принятой из жалости сиротой. И теперь сильно сомневалась, что в подлунном мире вообще существуют те, кто не способен предать. Для любого есть своя цена.
Имеет значение лишь кровь. Иногда. К примеру, когда речь идет о них с братом.
Или Александра сама испортила свой брак тем, что начала его с крови? Но как было отказаться от искушения отомстить? И увидеть, как катится с плахи всё еще красивая голова мачехи? Как удержаться, когда власть сама плывет в руки? А родовое поместье – назад к ним с братом. А кровь невинно убиенного отца вопиет к отмщению…
Может, добрый и милосердный прежде король хлебнул тогда горячей крови именно благодаря юной мстительной Александре? Как прирученный, но дикий тигр. И ему слишком понравился пряный вкус. А уж когда вместе с удовольствием пришла и Сила…
И тогда вздорная и злобная принцесска Лара права. Это Александра опоила мужа. Только не колдовским зельем, а багровой кровью с острого топора королевского палача.
Но теперь и король, и его Зерцало с Черным Алтарем не насытятся уже никогда.
Голодный Алтарь - капризен. Ему мало редкостной красоты. И мало чистой непорочности юной девы. Непорочная и самая прекрасная – на меньшее он не согласен.
А значит, утратившая непорочность первая красавица должна утратить и жизнь. Уступить место сказочно прекрасной деве, достойной Алтаря. Даже если ее тоже пришлось бы волоком тащить в Ардан.
Жаль, Алтарная магия не видит далеких стран за морями. И других миров. Александра от души бы посмеялась, узрев в Черной глади Зерцала темнокожую принцессу дикарей Южного Материка. Или вечно юную деву из Дивного Народа-с-Холмов.
Что же, на какое-то время они все сейчас в безопасности. Если прежде Лириэн жила в королевском дворце, то теперь ее ищи-свищи. Утекла с дружком-любовничком. И где-то там живет без всякой славы. С дурной славой. Но найти беглянку это не поможет.
Только завтра капризное черное стекло может и передумать. Неотразимая Лириэн из Кельтланда тяжело заболеет, поймает в грудь вражью стрелу, просто до предела вымотается. И в этот день Зерцало покажет другую. И с огромной вероятностью это будет юная Эллария. Наглая и надменная принцесска Лара, выпившая у Алекс немало крови. В чём - в чём, а в редкой красоте высокомерной девчонке не откажешь. Расцветает младшая принцесса просто стремительно. А через пару лет начнет неудержимо кружить головы всем мужчинам – с восьми до восьмидесяти. И оборотням заодно.
Ну, если доживет, конечно.
Александра усмехнулась разбитыми губами. Выросшая в роскошном дворце девчонка – зла, но не глупа. Одну подсказку она поняла правильно. И просто стремительно – как ее же непрошенный сейчас расцвет. Почти как голодное Зерцало жадно высушило алое вино. Будем надеяться, и со второй догадкой Эллария не оплошает. Насчет обязательного целомудрия. Как только щедрая злая мачеха подбросит ей шанс.
Причем кого попало подсунуть нельзя. Кто попало побоится гнева бешеного короля. И мало того, что струсит, так еще и донесет.
И даже если удастся убрать его раньше – Александре нужна жизнь надменной Лары, а не смерть очередного предателя.
Значит, придется пихнуть в Башню Принцесс собственного брата.
А заодно он лично напомнит Ларе новую подсказку, если та вдруг не сообразит сама.
Мишель Элларии не нравится. Но не всё в этом подлунном мире происходит так, как мы хотим, разве нет? Юная, еще недавно сказочно прелестная принцесса Далия легко это подтвердит.



Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2055
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2766
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Ледяной ветер-2.
« Ответ #66 : 19 Апр, 2020, 19:04:39 »

Ой, что-то я запуталась.
Александра вроде спасает падчериц от Алтаря?  А зачем? Чтобы у супруга совсем крыша не съехала? Непонятно.

А зеркало захотелось Анабель подкинуть.
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5760
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6947
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Ледяной ветер-2.
« Ответ #67 : 30 Июн, 2020, 20:36:25 »

Цитировать
А зеркало захотелось Анабель подкинуть.
NNNika, оно ее пока не сочло достойной. ;D
Цитировать
Александра вроде спасает падчериц от Алтаря?  А зачем? Чтобы у супруга совсем крыша не съехала? Непонятно.
1. Чтобы был противовес, если понадобится (и получится) устроить переворот.
2. Просто по доброте душевной. ;D

2
Ночь, багровый отблеск факелов. Вооруженная, доспешная стража в дверях,  надменный брат злобной королевы. Намертво загородили выход.
В глазах рябит от блеска оружия. Враги что, боятся двух девушек? Одна из которых – даже не оборотень?
Когда-то в детстве Далия читала сказку о храброй (и, конечно, прекрасной!) принцессе, спустившей свои длинные, густые косы из мрачной башни, чтобы по ним тайком взобрался принц-спаситель. Такие косы быстро не отрастут даже у оборотня. Особенно столь крепкие.
Да и где взять на всех узниц столько принцев? Да еще и отважных и благородных?
- Принцесса Далия, вас желает видеть ваш отец, Его Величество король Рауль, - изрекает балованный красавец, приближенный ко двору волей судьбы. И красавицы-сестры, ставшей новой королевой. А заодно - надменной и жестокой мачехой Далии.
Принцев-спасителей нет. В злой сказке принцессы Далии – только мстительная мачеха и ее беспощадная свора.
В реальной жизни никто никого не спасает.
- Я ее не отдам! – Лара встала на пути врагов стеной. Дикой, яростной и непримиримой.
И хрупкой – как любое живое существо. Даже оборотень.
Сказочных принцев нет, есть только сестра. И больше никого.
- Нет, - прошептала Далия, чувствуя, как в ужасе предательски подгибаются слабые ноги. Но еще страшнее – погибнуть не одной, а вместе с Ларой. - Они убьют тебя. Или искалечат.
Врагов слишком много. И они все – вооружены. И не только когтями и зубами.
- И что я теряю? – диким зверем оскалилась Лара.
- Что я теряю. Сестру, - тихо проронила Далия. Ей никого не остановить. Ни безжалостных врагов, ни храбрую Элларию. - Ты погибнешь, защищая меня. А мне как жить с этим?
- Как мне жить, если позволю тебя увести? – яростно глянула Лара. Лишь краем глаза – на Далию.
Потому что врагов упускать из виду тоже нельзя. Это понимает даже бестолковая Далия.
Но Лара может стать даже в сотню раз бдительнее – ей всё равно не победить. Силы слишком неравны.
- Прошу тебя! – взмолилась Далия. - Король просто желает меня видеть. Не убить!
- Откуда ты можешь знать, зачем именно злобное чудовище вызывает тебя? Вспомни, сколько уже девушек уже погибло!
Далия помнит. Лучше, чем кто-нибудь! Прежде чем перейти к дочерям и принцессам, король требовал прекрасных знатных дам. А еще раньше – красивых служанок. И начал – с ее двора. Лара своих прятала и выводила из дворца. Кого успела.
А наивная Далия не верила до последнего. Считала черной ложью, грязными наветами, завистливой клеветой… Потому что – это же ее папа. Это же их родной, любимый папа! Самый близкий человек – после маминой смерти.
- Он - наш отец, Лара.
- Нет, - отрезала та. - Это когда-то был наш отец. Теперь это бездушное, безумное чудовище. И ему на нас плевать.
- Нет!
- Даже хуже, сестренка, - Эллария по-прежнему не шелохнулась. Преграждая путь врагам. Королевской страже. Папиной. Во главе с лично братом мачехи. - Он хочет нас уничтожить. С выгодой для себя. Чтобы стать еще сильнее.
Это правда. Но еще хуже, что надежды нет. Даже самой малой.
Их младший братик выбрался из дворца, но… он их не спасет. Никогда. Это не сказка. В реальности маленькие принцы без верных воинов и слуг вырастают и приходят на помощь заточенным сестрам не чаще, чем отважные, благородные рыцари взбираются в мрачные башни по чьим-то косам.
В лучшем случае, бедный Ланс просто выживет. Не умрет с голоду, не станет жертвой разбойников. Или даже просто дошедших до предела голодных крестьян, решившихся спасти от голодных смерти своих детей, отняв еду у чужого.
Прежде Далия не верила Ларе и ее шустрым, зоркоглазым фрейлинам. И упорно считала, что в их родной стране никто не голодает. А еще – что папа добрый и любит своих детей.
- Лара! Пожалуйста…
- Нет! Стой там, сестра. И к вам, господа, это тоже относится, - оскалилась младшая принцесса. Она всё же намерена дать яростный бой – последний и беспощадный. Как сама их жизнь. - Первый, кто сдвинется, узнает, насколько остры лисьи зубы.
- Отойдите, принцесса. – Наглый брат королевы явился в Башню Принцесс незваным, но чувствует себя здесь вальяжным хозяином. Впрочем, Далия не позвала бы сюда даже короля-отца. И сама бы не осталась. Сбежала бы вместе с сестрой куда глаза глядят. И братика по дороге нашла. – Его Величество просто желает видеть дочь. Свою дочь Идалию.
- Меня он тоже не видел давно, - не сдвинулась ни на дюйм отчаянная Лара. – Нас заточили одновременно. Я хочу встретиться с моим добрым отцом и королем не меньше, чем моя сестра.
Когда-то в прежней жизни граф Мишель Лидо даже флиртовал с принцессой Далией. Пытался, во всяком случае. Отвергнуть его было легко – такие ей не нравились никогда. Даже не будь он братом их с Ларой мачехи. И не пропусти через свою постель половину слишком легкомысленных фрейлин Далии. Включая тех, что годились ему в матери.
Но тогда он играл в мягкого, галантного кавалера. Сейчас – показал свой истинный лик.
- И, тем не менее, моя принцесса, я прошу вас проявить благоразумие, - усмехнулся он. 
- Я не ваша принцесса! – разъяренной рысью, а не хитрой лисицей прошипела сестра. Если Далии граф Мишель просто не нравился – Лара как-то с присущей ей решительностью требовала у отца удалить нахала прочь от двора. Когда брат королевы между делом открыто соблазнил жену прославленного полководца, охранявшего границы королевства. – А из двух принцесс моего королевского дома благоразумная – не я.
- Лара! - Далия с трудом заставила себя вновь это повторить. Но зачем, зачем погибать двоим там, где довольно лишь одной смерти? – Лара, я говорю, со мной ничего не случится. Король - все-таки наш родной отец. А брат нашей приемной матери – рыцарь и человек чести. Мне нечего опасаться под его защитой.
Лара презрительно скривилась трижды. Когда ее наивная сестра упомянула отца, мачеху и принадлежность брата этой дамы к истинным рыцарям без страха и упрека.
- Лара, я – твоя старшая сестра. И я… я тебе приказываю.
Прежде отдавать приказы Далии толком не приходилось. И вот – начала с Лары.
И явно неудачно. Судя по Лариному взгляду.
Надо было позволить сестре выломать кованую решетку. Да, здесь слишком высоко, и вокруг – лишь стена из голого камня. Да, чуткая стража примчалась бы на шум. Но вдруг они обе успели бы выброситься из башни? Внизу ведь тоже – камни. Камни двора. Сейчас уже не было бы так страшно…
- Вы ошибаетесь, - не согласился с Далией и фальшивый рыцарь. – Его Величество приказал проводить к нему вас, принцесса. Только вас. Но мне лично не приказано сопровождать вас на аудиенцию. Я остаюсь здесь.
О чём он говорит? Зачем? В бедной голове всё мутится от всё растущего ужаса. Смысл слов не доходит…
Дошел! Наверное…
- Но… - Далия чуть не задохнулась.
Но не от счастья или облегчения – вновь от страха. Потому как что-то здесь не так.
Этого не может быть. Отец – нынешний отец – ни за что не выпустит ее из Башни без сопровождения. Не говоря уже о прежней свободе. Для такого ему пришлось бы сначала вернуть себе здравый рассудок. А в волшебные чудеса Далия верит чем дальше, тем меньше. Не сильнее, чем в сказки со счастливым концом.
Только бы маленький Ланс выжил! Он умеет читать и писать, изучал языки - бегло говорит по-кельтладски, по-альтасарски, по-вульфландски. У братика есть неплохой шанс стать учеником средней руки купца. И со временем даже не нуждаться.
Если только никто не поймет, кто он. Никто не узнает.
За возвращение юного принца назначена такая награда, что мало кто удержится. Не в сказке – в жизни.
- К Его Величеству вас будет сопровождать новый капитан гвардии, - снизошел до ответа брат мачехи.
- Но тогда что здесь делаете вы? – холодно уточнила Лара. – И для чего остаетесь?
- А мое общество придется вытерпеть вам, принцесса Эллария. Во избежание возможных неприятностей. Пока Ее Высочество принцесса Далия находится на аудиенции у Его Величества.
Сердце захлебнулось новым ужасом – вот-вот остановится! Этого Далия и боялась!
- Нет. Пожалуйста! – отчаянно взмолилась девушка, готовая рухнуть на колени. – Я сделаю всё, что вы хотите! Не трогайте мою сестру! У меня больше никого не осталось…
Будто вся мрачная тьма потайных закоулков Башни ползет сюда. Заполняет измученные душу и сердце. Хуже, чем умереть вместе, - только выжить без сестры! Вернуться в Башню Принцесс – и не найти здесь никого. Или бездыханное тело Лары.
Кто-то из стражей отводит глаза.
Сейчас мачехин брат ухмыльнется и возразит, что у забывчивой Далии есть еще отец – ее всевластный король и суровый господин. В чьей всесильной воле обречь их с сестрой на жизнь или смерть. Или дозволить такое любому, кого он выберет.
Без власти, воинов и слуг Далия – никакая не принцесса. И не госпожа. И Ланс – принц не больше, чем она.
Братик тоже всегда был тихим и робким.
А брату королевы, наверное, так нравится слушать мольбы урожденной принцессы…
- Я не собираюсь убивать вашу сестру. Разве что преподать ей небольшой урок, - ухмыльнулся бывший барон и нынешний граф. - Обещаю, она останется жива и даже здорова. Оборотню трудно навредить всерьез.
Глаза Лары побелели от ярости. Она выпустила руку Далии – чтобы не порезать. Потому что полезли когти.
- Пожалуйста! – взмолилась Далия уже к ней. – Пожалуйста, не делай ничего, что их разозлит!
Как объяснить, что Лара готова умереть, но слишком слабая Далия не выдержит одна?!
- Ты не понимаешь, - внезапно ровно и убийственно спокойно отчеканила сестра. – Что бы мы ни сделали, как бы себя ни вели - это уже ничего не изменит. Наша участь будет решена без нашей воли. Что с нами случится – решает не этот брехливый щенок. А значит, мы уже полностью свободны в нашем поведении, Далия.




Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2055
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2766
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Ледяной ветер-2.
« Ответ #68 : 02 Июл, 2020, 19:06:13 »

Большое спасибо за продолжение.
Интересно мачехин братец тоже с двойным дном?
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5760
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6947
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Ледяной ветер-2.
« Ответ #69 : 23 Сен, 2020, 21:42:06 »

Цитировать
Интересно мачехин братец тоже с двойным дном?
NNNika, кто ж его знает? ;)

3
- Итак, вы собрались преподавать мне какие-то уроки? – Чем быстрее идет время, тем скорее Лара узнает о дальнейшей судьбе Далии. – И что же вы намерены делать?
- Ну не розгами же пороть – оборотня, - ухмыляется он.
Желание врезать – сильнее, чем когда-нибудь. Но, пожалуй – многовато чести. Принцессы не марают руки о баронов.
- Еще существует кнут, - криво усмехнулась Лара. – И я как раз размышляю, как он отзовется на крепкой шкуре оборотня. Если мы с вами вдруг поменяемся местами.
- Никогда не сомневался в ваших безграничных доброте и милосердии, принцесса.
- Как и я – в ваших. Считайте, что я унаследовала от отца его, как выяснилось, фамильное безумие. Что унаследовали вы и ваша сестра – не знаю. Не имела чести знать вашу генеалогию. В мои предыдущие уроки входило изучение истории только знатных родов и более-менее знатных.
- Вы действительно явно что-то унаследовали. Но не от отца, а от дяди. – Лицо наглого бывшего баронишки – совсем рядом с ее, а вот голос уже – еле слышен. Даже оборотню.
Кто-то тут совсем обнаглел, хотя дальше – уже некуда.
- Что вы такое несете?
Ни о каком дяде (безумном или нет) Лара не слыхивала отродясь. Да и при чём здесь это – сейчас?
- То, что за что я могу поплатиться головой. – Чужой голос кажется шипением. И весьма раздраженным. - Своей, а не вашей высокомерной. И о чём вы уже могли догадаться сама. Если бы больше читали дворцовых книг – не только на уроках. И чаще шевелили мозгами. А заодно верили  в отцовскую любовь. А ведь он ее вам демонстрировал всё ваше детство. В отличие от моего и моей семьи.
- Значит, мой отец…
- Увы, в мире, лучшем, чем наш. И это даже не Дивные Холмы фэйри. Только не надо горьких слез, прекрасная принцесса. Вы – не нежная Далия. И вас должно порадовать, что он умер, любя вас, а не спятил и не возненавидел собственных детей.
Лара прикрыла бы глаза, будь она сейчас одна. Увы, такая роскошь пока недостижима. Как и многое другое.
Отцовская любовь, например. Вне зависимости от его дальнейшей судьбы. Это то, чего принцесса Эллария не вернет уже никогда. Папа теперь не более досягаем, чем умершая четыре года назад мама.
- Итак, я верно вас поняла? У меня есть дядя – узурпатор? Он занял трон и убил моего отца? И сейчас людей на Зеркальном Алтаре приносит в жертву тоже узурпатор?
Если это действительно так – никаких колебаний не останется вовсе. Даже для слишком доброй Далии. Родного отца они обе стремились исцелить – до последнего. Простить за всё. И найти лекарство – рано или поздно. Только бы добраться до библиотеки – которой Лара прежде (чего врать самой себе?) действительно пренебрегала.
А вот подлого дядю-узурпатора она убьет сотню раз. Его ей спасать без надобности.
Но если действительно пошевелить мозгами – не этого ли добиваются сейчас хитрая королева Александра с любезным братцем-сообщником? Если законные принцессы вдруг избавятся от родного отца – кто поддержит их права на престол? И кто осудит справедливую королеву-вдову, казнившую безжалостных отцеубийц? И кому же тогда занять освободившийся трон, как ни ей – единственной наследнице, еще не запятнавшей родной кровью белые, нежные руки?
Трое детей родилось у короля – и среди них ни одного мало-мальски годного политика. Творец, храни такую семью. Если хоть тебе есть дело до полных неудачников.
- Я вас услышала, граф, - как можно спокойнее произнесла Эллария. Он же сам просил не лить напрасных слез. – Так что за урок вы грозились мне преподать?
- Это и есть урок, который вы должны усвоить, принцесса, - вздохнул граф Мишель. Притворно или искренне – не узнать. - И никому не выдать то, что теперь знаете.
- Спасибо, постараюсь усвоить. По каким образом такое вообще оказалось возможно? Уж историю своего рода даже я знаю. Особенно всего на поколение назад. У моего отца не было родных братьев. Не говоря уже о близнецах. И ни один бастард не станет точной копией единокровного брата.
- Я не могу знать наверняка. – Внезапно он показался много старше. И смертельно усталым. – У меня только мои догадки. Слова Александры и легенды о Народе-С-Холмов. И я тоже начал интересоваться библиотекой слишком поздно.
- При чём здесь ваша сестра? – Лара ухватилась хоть за что-то реальнее фэйри, они же сидхи.
Если даже она ему не поверит – пусть он сам считает иначе. Ей нужно любой ценой вырваться из окруженной тройным кольцом вооруженной стражи Башни Принцесс. Вырваться - и восполнить позорные пробелы в образовании. Тоже заинтересоваться дворцовой библиотекой.
- При том, что тебе должно быть хорошо понятно – как любому оборотню. У каждого человека, зверя или зверолюда – свой личный запах. Даже у близнецов он совпадать не может.
- Странно, что твоя сестра не определила это сразу. Как любой оборотень с нюхом.
Лара, заткнись. Не время язвить.
Когда ты научишься хоть немного вести игру?
- Сразу узурпатор был по уши в защитных чарах. Как Зимнее Древо в яблоках и сластях. Моя сестра – оборотень, но не маг.
Принцесса Эллария, увы, тоже.
- Что же изменилось теперь? Чары ослабели?
Лара тоже тогда, в самом начале, не ощущала никаких посторонних запахов. Впрочем, ни одна дочь не подходит к отцу так близко, как жена к законному супругу. Не говоря уже обо всём прочем.
Да и когда Лара вообще его видела в последний раз?
Возможно, даже дольше, чем ей казалось. Если сейчас на троне все-таки не папа…
И не потому ли он не хочет видеть принцессу-оборотня? Далия-то и теперь не почует ничего – хоть как близко подойдет.
- Теперь узурпатор перестал скрываться настолько. Не знаю, почему. Мне он не доверяет. Но что бы ни заявила его жена спустя столько времени – слишком поздно. Никто не поверит в столь позднее прозрение.
Никто. И Эллария – в том числе. Куда логичнее, что мачеха Александра сама заранее сговорилась с узурпатором, чтобы помочь ему занять престол. И вместе свергнуть законного короля. А заодно избавиться от детей прежней королевы.
Но потом что-то пошло не так. Новый монарх проявил черную неблагодарность к прежней сообщнице. Не поделился властью. Решил править один. И прекрасная королева передумала.
Но никто не поверит и Ларе с Далией.
- Не настолько мало я прочла книг, чтобы не понять вас сейчас. Раз вы вспомнили даже старые легенды фэйри – значит, речь пошла о подменных детях. Но если даже узурпатор – фэйри, впервые слышу, чтобы они меняли взрослых и сразу королей.
- Зато могли подменить еще в колыбели.
- Фэйри – мой родной отец? – Лара горько рассмеялась. - Бездушное создание с холодной кровью? Простите, граф, это невозможно.
- Тогда как насчет рождения близнецов и кражи одного из них? Такое бывало.
- Логичнее, чем я – полукровка-фэйри. Учитывая, что согласно тем самым легендам, у фэйри и оборотней невозможно общее потомство. А значит – и дети-оборотни.
- Веришь ты мне или нет, но я на твоей стороне. Мы с Александрой – на твоей. И на стороне Далии. И у нас всех сейчас общий враг.
- Спасибо за предупреждение… союзник, - усмехнулась Лара. – Это всё, что ты хотел сообщить? Я ничем не в силах вам помочь – отсюда. Сначала мне нужно получить хоть осколок свободы.
- Ты ее получишь. Во всяком случае, насколько это зависит от Алекс. Но хотел бы я, чтобы это было всё, - вернул усмешку брат королевы. – Только здесь нам обоим не повезло, моя принцесса.
- Не ваша… - привычно поправила Лара. Раньше, чем схватила себя за язык.
Не время. Не сейчас. Прекрати.
- Не моя, - покладисто согласился он. – Это не даст мне никаких прав. Вы по-прежнему останетесь принцессой, а я – мелким бароном.
- Графом, - поправила Лара. Самое время начинать учиться играть – раз не начала раньше. – Этот титул дал вам еще законный король, а не узурпатор, разве нет? На Александре ведь женился еще он? Кроме того, когда всё закончится, вы станете братом вдовой королевы. Точнее, уже им являетесь – если мой отец мертв. Наследницы знатнейших семейств королевства передерутся за ваши руку и сердце, если вас это заинтересует.
Правда, Эллария с куда большим удовольствием окольцевала бы его с Глорианой Марли, урожденной Варсо. Предварительно разведя красотку с ее прославленным, но невезучим мужем. Он-то уж точно не заслужил такого подарочка, как рога.
Если, конечно, и маршал Марли, и его легкомысленная жена всё еще живы. Эллария слишком многое здесь пропустила.
- Вы не только всё еще мне не верите, но и не поняли меня сейчас, - помрачнел брат королевы.
- Так выражайтесь яснее, граф. Что еще не так?
Кроме предполагаемой смерти отца, многомесячного заключения в Башне и безумного узурпатора на троне.
- Что-то с моей сестрой? Отвечайте!
- Нет, ее трагическая смерть королем сегодня не планировалась. И я не думаю, что принцесса Далия сделает что-нибудь, что вконец разъярит узурпатора. Она – не вы.
Уф!
Паршиво, что в навыки Лары не вошло умение виртуозно врать. Потому ее и поймали на очередной красивой служанке. Спасенную дуреху вытолкать в подземный ход удалось, а вот самой уйти – уже нет. Лара не смогла сбежать без сестры.
И не смогла пробиться к ней.
- У вас хватило мужества и жесткости сделать непригодной для Черного Алтаря собственную сестру. Хоть вы и знали, как много значит для принцессы Далии ее красота.
- Значение красоты сильно преувеличено.
Почему ощущение, что он сам будто набирается для чего-то решимости? Для чего-то, что ему очень не нравится.
- Не для большинства мужчин. Как вам не раз, должно быть, говорили: мужчины любят глазами.
- Хотят, вы собирались сказать?
Именно это они обсмеяли с веселым Арно – сыном придворного кузнеца, другом ее детства. Их общение не одобрял даже родной отец. Оба отца. И его, и ее.
Что бы папа (настоящий!) сказал, узнав, что именно Арно Лара доверила брата?
И, выходит, сейчас она уже поверила…
- Пусть так. Но у принцессы и без того негусто шансов вступить в брак по велению сердца. Ваш поступок их сократил еще.
- Вы сейчас намерены вызвать во мне чувство вины? Напрасно. Винить в чём бы то ни было следует не меня. У меня просто не было выбора. Я спасла Далию. От верной и мучительной смерти. Я бы и себя изуродовала, будь это возможно.
- Но это как раз невозможно, не так ли? – грустно усмехается брат не такой уж мачехи.
Протанцевавший на придворных балах всё то время, что Лара и Далия просидели в Башне, а Ланс – проскрывался невесть где. Ее маленький принц… или уже давно король.
- Да. И потому если ваше Зеркало в следующий раз пропоет мое имя, мне придется искать способ умереть немедля. Только это тоже будет трудно. Как любому оборотню.
Ей уже поздно бояться. Все грани она уже переступила. Больше ничего не осталось. Будто лисьи когти на хрупкой спине сестры прочертили последний рубеж.
Как далеко удалось тогда уйти Арно и Лансу? Если не попались – значит, далеко. Иначе узурпатор уж точно не приминул бы похвастать новой победой. Пленными… или головами.
Так что с каждым днем беглецы – всё дальше. Если, конечно, сами не остались неподалеку. Искать шанс спасти Лару с Далией… и заодно погибнуть самим.
Ланс, маленький, хрупкий Ланс, как ты там? Вот уж кто был в библиотеке как рыба в воде.
Только бы Арно сумел за ним присмотреть.
- Вот и посмотрим, хватит ли тебе смелости решить за себя, как хватило за сестру, -  взгляд нового союзника будто режет.
И что за фамильярность, простите?
- Ты хочешь убить меня сейчас? – Эллария криво усмехнулась в ответ. В конце концов, с простолюдином Арно они были на «ты». Просто с друзьями это легче, чем… с непрошенной родней. Даже внезапно объявившей себя союзниками. – Так это была попытка облегчить себе бой? Тогда мог сократить часть про узурпаторов. Откуда мне знать, что Черное Зеркало уже действительно меня назвало?
- Ниоткуда. И оно еще могло тебя и не назвать. Но когда назовет – будет поздно. Придется просто мне поверить, - оскалился мачехин брат. – Только тебе незачем умирать. Не сегодня, Эллария.
- Тогда что у тебя на уме? Все раны оборотня заживут рано или поздно, кроме совсем уж необратимых. А быть прикованной к постели калекой я не хочу. Тогда уж лучше смерть.
- Тебе не придется. Не то и не другое. Хотя идея приковать тебя к кровати не так уж плоха.
- Что за… - Лара скривилась. – Я поняла. К сожалению.
- Отлично, что до вас наконец-то дошло, моя принцесса.
- Всё еще не ваша, - процедила она. - И вашей меня не сделает ничто, потому что я в любом случае – только своя собственная. Я уже сказала: яснее надо выражаться.
- Зато сейчас я предельно откровенен. – Теперь в его глазах полыхнуло что-то темное. Будто какую-то грань он переступает сейчас. Плохо. - Мы оба – звери. Я тебя старше и сильнее. Ты подчинишься сама, или мне придется тебя изнасиловать?

Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2055
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2766
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Ледяной ветер-2.
« Ответ #70 : 24 Сен, 2020, 07:46:00 »

Ура, снова "ветер" появился!
Если мачехин братец не врет, можно с высокой вероятностью предположить, что гнусный маг и Моргана подменил. Штампует он кадавров, что ли???
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5760
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6947
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Ледяной ветер-2.
« Ответ #71 : 20 Ноя, 2020, 19:35:31 »

Цитировать
Если мачехин братец не врет
NNNika, он еще может знать далеко не всё. Или просто ошибаться.
Цитировать
можно с высокой вероятностью предположить, что гнусный маг и Моргана подменил. Штампует он кадавров, что ли???
Да кто ж его знает? Может, у него там подпольная фабрика по производству клонов? ;D

Глава седьмая.
Ардан, Марэ.
1
- И что? – грубо спросила Александра, откидываясь на раззолоченной софе назад и выпивая залпом сразу полкубка.
Сладкое вино будто отдает горечью. Пеплом. В ранней юности Алекс перепадало только совсем дешевое, кислое… и оно было вкуснее. Как свежие зеленые яблоки.
- На нежности не было времени, - отрезал Мишель.
- С другими ты его находишь. Только не ври: видела много раз. И уж точно слышала. Весь дворец болтает.
- С другими в коридоре не караулит стража… на страже. И не нужно ждать, что тебя в любой миг прервут. Я предпочел потратить лишние минуты на разговор.
- Нам вообще-то нужен надежный союзник или обиженная баба? С титулом принцессы. Об этом ты подумал?
- Лара соображает, что так нужно. Не забывай: это она изуродовала родную сестру. Не преувеличивай трепетность ее души. Это не Далия.
- Не преувеличиваю. К счастью, с трепетной Далией обойдемся и без этого. Но зато ты… не преуменьшай. Если трон займет Эллария, ей лучше помнить тебя любовником, а не наемником на взятии города. Глядишь, еще и в фавориты попадешь.
- Алекс, лучше помолчи, - поморщился брат. - Без тебя тошно. И трон займет не она – если принц Ланселот жив.
- В чём дело? – усмехнулась Александра. – Тошно ему, видите ли. Тебе только что позволили покувыркаться с принцессой.
- А ты каждую ночь кувыркаешься с королем. Что-то не вижу неземного счастья на твоем лице.
Зато видит синяки. Каждый день.
- Оно было, брат. Пусть не неземное, но… Пока король у нас был другим. Настоящим.
- Тогда я тебе завидую, сестра, - непривычно серьезно вздохнул Мишель. - У тебя действительно было что-то… настоящее. Ну, кроме нашей семьи.
Александра тяжело вздохнула. Брат, младший на год, был с детства еще и ее самым лучшим другом. Когда вместе драпали к далекому дяде в бедное поместье – делили все краденые куски пополам. И он всегда норовил подсунуть ей больше.
Но девчонок у него всегда было сколько угодно. Правда. Едва чуть подрос. Но прежде они на Мишеля хоть не жаловались.
- И вообще сам ты - круглый дурак, и сравнения у тебя дурацкие. Или, хочешь сказать, Лара предварительно тебя отлупила? Как меня – наш самый законный король в мире?
- Нет, только пообещала высечь кнутом - при первом же удобном случае. Но это было еще до. Алекс! – он шутливо ткнул ее в обтянутый бордовым шелком бок. – Ну, хоть ты-то не злись.
- Буду. Мне сейчас самой тебя выпороть захотелось, честное слово. Лара – моя падчерица, между прочим. Падчерица, а не мачеха.
- Нашей мачехе я бы вместо этого тощую шею свернул. Если бы ты не успела ей раньше отсечь злобную башку. Только не говори, что у тебя к Ларе проснулись материнские чувства, - теперь уже смеется брат. – Во-первых, ты ей никогда не нравилась. Да и она тебе – не особо. А во-вторых, ты Лару не настолько старше.
- Дорогой братик, еще у меня могут быть к ней чувства старшей сестры. Тоже родственные. Как к тебе, например.
- Ого! – весело присвистнул он. – Прямо-таки, как ко мне?  К тому, кого ты знаешь всю жизнь. С самого моего рождения. И за что же Ларе вдруг такое счастье?
Александре уже привычно стало не по себе. Младший брат мог сбежать отсюда давным-давно. И бросить ее совсем одну – в этой смертельно опасной клоаке. С безумным королем связана она сама, но не Мишель. Но до сих пор он не удрал.
- Не совсем так, ты прав. За тебя я легко готова отдать даже жизнь. В любой миг.
- Как и я – за тебя. Но то мы с тобой. А за нее ты тоже сейчас рискуешь жизнью.
- Нет, скорее только лишней парой фингалов. Но они мне и так обеспечены. Правда, до кнута наш лучший в мире король еще не добрался – тут Лара его опередила. Наверное, ты ее совсем достал. Братик, дело здесь не только в девочках. В конце концов, всегда может найтись юный принц Ланселот. Но этот зверь на троне никогда не насытится. Я каждый день пью сильные травы, чтобы не понести…
- Ты не говорила. Это с твоей стороны весьма неосторожно, - нахмурился Мишель. - Вдруг он не захочет бесплодную королеву?
- Вдруг бесплодная королева не захочет молча умирать? И даже ценой жизни попытается разоблачить его? Раз уж королеве станет больше нечего терять.
- Скоро это перестанет его пугать, сестра.
- Но пока еще пугает. Захваченный трон под ним слишком шаток. А недовольство людей растет. Вместе с новыми налогами и уймой чужих пропавших дочерей. И злость знатных придворных растет тоже, а это для него опаснее гнева разобщенной черни. Заговоры устраивают не голодные крестьяне, а приближенные к трону герцоги и графы. И я не желаю, чтобы мое дитя оказалось на его проклятом Алтаре. Тому, кто едва успел увидеть свет, рано погружаться в вечную тьму безмолвия. А именно так рано или поздно здесь и случится, и мы оба это знаем, брат. Злобное чудовище, как южный крокодил, легко пожрет и собственное потомство.

Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2055
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2766
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Ледяной ветер-2.
« Ответ #72 : 21 Ноя, 2020, 13:03:27 »

Очень интересный эпизод - мачеха и ее брат с человеческим лицом.
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)