Расширенный поиск  

Новости:

Для тем, посвященных экранизации "Отблесков Этерны", создан отдельный раздел - http://forum.kamsha.ru/index.php?board=56.0

Автор Тема: Хроники Альвиады. Земля-2.  (Прочитано 9419 раз)

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5760
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6947
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Альвиады. Земля-2.
« Ответ #30 : 08 Июн, 2018, 21:41:12 »

4
А теперь, когда двое странных стариков остались позади, - остановимся. Вот у этого раскидистого дерева. Между ним и маленькими такими деревцами вокруг. Будто Элия и ее «мелкие».
И прислушаемся. Внимательно. Острые ушки на макушке.
- Элия мне не поверила, - Виолетта качнула головой. Седыми косами. – А ведь она сначала показалась такой сильной. Я была уверена: девочка выдержит.
- Не забывай: несмотря на свою Силу и жестокость, она слишком молода.
- Тадеуш, Элия должна выдержать. Кроме нее – некому. Она не понимает. И не хочет понимать. Ее испугала сама мысль о смерти друзей. Элия даже не осознает, не может представить, что и это – не самое страшное. Что бы девочка ни сделала, что бы ни случилось с ее жизнью, - она молода. У нее будет время всё исправить. А когда ты безнадежно стара… Когда понимаешь, что всё уже безнадежно…
- Тебе тогда не следовало уходить от Кэдзорана.
- Леонелла была моложе и хитрее. А мне слишком не подходили его методы.
Виолетта вдруг всхлипнула. Тадеуш молча обнял ее. Как романтично… Престарелые Ромео и Джульетта. Где и когда он успел с нею познакомиться?
Да сколько же таких Бешеных Бабок было у вечноживущего бандита Кэдзорана? После Рианы? Которая до возраста «бабки» просто не дожила.
И не спектакль ли всё это сейчас – специально для Элии? Театр двух актеров и одного зрителя.
- Тадеуш, если они поймут, кто ты…
Не может быть! Так не бывает. Неужели сейчас…
Даже ветерок утих. Самый малейший. Прислушивается. Вместе с речкой. И с тремя лунами.
И деревья – не шелохнутся.
Тадеуш приложил палец к губам. И оба заговорщика – всё еще далековато, чтобы капитально порыться в мыслях. А обычно хитрый старик их закрывает. Как только Элия вообще обратила на это внимание.
Ну не молчи ты! Хоть любой из вас.
Всё равно ведь теперь бесчеловечный Дестроер Тадеуша в покое не оставит. Точно в мысли залезет поглубже.
- Не только ведь я могла запомнить твое фото.
Это хуже. Все фотографии остались на Земле. Или в Лиге.
Вишневецкий ловко кинул в речку плоский камешек. Лягушкой. Будто ребенок.
- Кто на Альвиаде еще, кроме тебя, работал в той же лавочке? Кроме того, предполагается, что я давно умер. До рождения не только всего нашего отряда, но даже тебя. И Леонеллы.
Спит деревня. Ну, кроме часовых. Только Элию они не видят.
- А еще из нас обоих не получились лидеры. Только ты напрасно винишь себя. В чём бы то ни было, Тадеуш.
Ну хоть имя у него и впрямь это. Если он и Виолетте не соврал. Но она вроде и так угадала его личность. По фото.
Если они вообще не врут сейчас вообще во всём. И что вообще за такая странная у Тадеуша тайна, что ее и на Альвиаде раскрыть нельзя? Даже Элии. Куда уж – хуже, чем быть Дестроером.
- Я-то лидером точно не был никогда. Слишком уж индивидуалист. И да – виноват не больше, чем изобретатель динамита. Он-то думал, этой штукой корни можно корчевать, труд людям облегчить.
Сколько всё же горечи в его голосе. В чём твои грехи, пан Тадеуш? Кто ты? И при чём здесь опять же Альвиада? Потому как грехи против Галактической Лиги тебе тут скорее в плюс зачтут.
Легко-легко зашелестели юные деревца – чуть выше Элии. Величественно не шелохнется взрослый кряжистый краснолист.
- А я пришла сюда за сыном, но не нашла его. И уступила свое место Леонелле, потому что не захотела уступить Кэдзорану.
Опять тонкий ход – в расчет на чужие уши? Потому как Тадеуш и без повторов всё давно знает. Слишком давно они общаются.
- Зато подумай, какая шумиха там поднялась, когда ты исчезла, – улыбнулся он. – И как злился Кэдзоран.
- Я просто не смогла оставаться в лагере. Для чего? Греть его постель? Но и здесь от меня толку – ноль.
- Ты найдешь сына, Виолетта. Рано или поздно.
- Именно что уже слишком поздно. Не утешай меня, ладно? Ищу двадцать один год – и всё впустую. Никто нигде о нем не слышал. Он мог попытаться бежать из плена – и просто погибнуть, как многие другие. Или просто сгинуть в этих джунглях. Или погибнуть в плену - от рук кровожадных альвов. Кто вспомнит о не-Таланте? Мой сын ведь был тихим, интеллигентным мальчиком, а не Тарзаном. И всего восемнадцать лет… Да ему могло одного только Перехода хватить! Рональд мог даже имя свое забыть. Его нужно было лечить – лечить! – а не отправлять в этот ужас. Если бы мне тогда удалось перенестись вместе с ним, а не следом…
- Никому незачем знать лишнее, Виолетта. Будь осторожнее. Берегись. Ты зря пришла сегодня. Если Леонелла узнает – попытается свести с тобой счеты. Избавиться окончательно.
- Если полная дура. Зачем Кэдзорану я – теперь? Я постарела. А в отряде появились новые звезды - Элия и Ирина. Молодые, талантливые красавицы.
- Мне пора возвращаться, Виолетта. Пока девочка не вернулась за мной. Как считаешь, Элия может нас сейчас слышать?
- Не знаю. Она слишком сильна для меня. Гораздо сильнее Леонеллы. В любом случае, Элия – не болтлива. А грехов у нее довольно своих, чтобы судить нас. Но ты прав: мне пора. Как и тебе – обратно в дупло, досыпать.
Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2055
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2767
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Альвиады. Земля-2.
« Ответ #31 : 08 Июн, 2018, 23:39:19 »

Тайны, тайны, тайны...  ???
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5760
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6947
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Альвиады. Земля-2.
« Ответ #32 : 16 Июн, 2018, 21:53:21 »

Группа № 2. ;)

Глава четвертая.
1
Очередной переход от деревни к деревне. В предыдущей жители попались - грубее и наглее не придумаешь. И мылись явно реже, чем дозволяло огромное озеро рядом. Впрочем, штатный великан предупредил, что бывает и хуже. Свиноры, например.
Ладно, свиноров Сигурд не встречал, так что здоровенному союзничку виднее.
Одна радость – высоченные сосны напомнили о родном севере. Земном. Сигурд даже после скудного приветственного пира отошел побродить один. Полюбоваться бездонной котловиной ярко-синего альвийского неба. Успокоиться.
Оттуда удалось сманить аж пятерых молодых парней и трех девушек. Очередной великан потопал с ними к Великой Реке. К Леонелле и Кэдзорану. Легко проспавшись после бочонка эля, что приятели-великаны дернули на двоих. И пообещали осушить «втрое больше и крепче» при следующей встрече.
Мрачнее всех в отряде Майкл. Так надеялся осесть в первой попавшейся деревушке. Грустна и Май Ланг. Чем дальше путь – тем дальше от шайки БББ. От Джулианы. А надеялись на переход в день-два.
В чём-то Сигурд с Майклом согласен. Зачем эта дерзкая девчонка решила остаться в отряде? Для чего ей рисковать дурной головой? И своей, и Ансара.
Парень, кстати, тоже хорош. Слишком молод. Дикий ветер в котелке гуляет. Другой бы увел любимую жену подальше от иномирской опасности, а этот на всех парах летит вместе с отчаянной девчонкой навстречу приключениям.
Жили бы спокойно подальше отсюда, рожали детей. Май Ланг вчера не выдержала – пожаловалась мужу. Слышали все. Заодно послушали и узнали, какой замечательный и благоразумный сам Майкл. Тот чуть не лопнул от гордости.
С другой стороны кто бы отказался, чтобы так - его самого?
А сейчас именно жена друга предложила передохнуть. Ребенок устал. Маленький ведь совсем. И «почти землянка – не как эти». Слабенькая, нужно больше отдыхать, а то заболеет.
Конечно, и впрямь пора устроить хоть краткий привал. И нынешняя солнечная полянка на берегу чистой, проточной речушки так и манит. Похоже, один из притоков Великой Реки. Или приток притока.
Для отдыха подойдет прекрасно. На первый взгляд.
Крутой высокий берег, густые кусты, ровная гладь воды. Тишь да… гладь.
А вот сама уютная поляна - шире и открытее, чем сразу показалось. Лучше всё же просто набрать здесь воды, а устроиться рядом, в густом лесу. В тенечке. И там уже и костерок развести. Низкий, стелющийся по земле. Безопасный.
Примерно минут пятнадцать Сигурд честно пытался это объяснить. И выслушал кучу доводов насчет «цверговых» комаров и «осточертевших деревьев». Высказались все, кроме Лин Вэй. А девочка и так с мамой согласна. Просто по факту.
Вроде, благоразумный Майкл сначала поддержал командира. Но потом поймал умоляющий взгляд усталой жены… и Сигурд лишился и этого союзника.
- Да ну тебя, парень! – горячий сицилиец Рамиру Мартину и так раздражал Свенсона на каждом шагу. А тот, похоже, его. По многим причинам. Основная – Катажина Збышкевич. И чье чувство черного юмора ее вообще отрядило под начало Сигурда? – Мы на чьей земле? Тут сколько до границы топать, а? Параноик, что ли? Какие тебе тут, к цвергам, альвы? Ты и Воспламеняющая Дестроерша уже свихнулись на своих альвах. А меня уже тошнит от леса, понял? Тут задохнемся ко всем цвергам!
Сигурд смерил Рамиру тяжелым взглядом, но нахал уже к таким привык. Хоть наглую морду ему бей. И ведь придется – рано или поздно. Прямо на глазах у женщин и ребенка. Потому как в сторону ведь не отойдет.
И какого черта Свенсон сам не напросился в группу к Элии? В результате получил под командование липучку Джинни и законченного кретина Рамиру. Причем, единственная цель идиота – покрасоваться перед девчонкой, а ее – повертеть хвостом перед ними обоими. Королева красоты – на безрыбье.
- Рамиру, ты прав. В лесу так жарко, душно и уныло, - проворковала Катажина, кладя руку на мускулистый локоть воздыхателя. Бледное к смуглому. Джинни, как все рыжие, загорает плохо. – Только настоящий мужчина может понять, каково бедной девушке столько дней промучиться в этой глухой чаще.
И делает вид, что не смотрит на Сигурда. И дико хочется расхохотаться во всё горло. Свенсону что, на этом месте ревновать положено? Может, еще и за острый нож схватиться?
- Слушай, ты, если считаешь, что раз тебя чокнутая Дестроерша назначила главным… - Рамиро распаляет себя до точки невозврата.
- Заткнись, - миролюбиво предложил Сигурд. – Меня и впрямь назначила Дестроер Элия. А Бешеная Бабка Леонелла одобрила. И ты угадал: пока здесь командую я. Есть жалобы – направляй сразу Кэдзорану Отступнику. В двух экземплярах, с входящими. Можешь – голубиной почтой. Но даже если меня вдруг снимут – тебя назначат следующим после отца Герасима, Майкла, Май Ланг и великана. Обгонишь только Джинни и Лин Вэй.
Под закипающим взглядом сицилиец наконец умолк. Кажется, понял, что сейчас и впрямь схлопочет. На орехи, каштаны и сладкую валу.
Зато Джинни и Май Ланг насели вдвоем. В два голоса. Хором.
- Лин Вэй всё время плачет в лесу, - виновато улыбается кроткая жена Майкла. – Пусть девочка немного погреется на солнце. Да и помыться нам всем не помешает.
- Разреши ты им, - вновь попросил и сам друг. – Мы ведь не ночевать здесь собрались. Час посидим и снова  в лес.
- Будь человеком! – завелась не кроткая Джинни. – Май Ланг ребенка помыть надо. Это только ты считаешь, что все должны быть волосаты, свирепы и вонючи! И мыться только при рождении.
- Он – не человек, он – викинг, - съехидничал Рамиру. – И думает…
Что именно кто думает - не договорил. Заткнулся под взглядом Сигурда. Еще раз. Этого окоротить всё еще удается. Но не друга, и тем более – не женщин.
Да и наглого сицилийца  уже – слишком ненадолго. Мордобой назревает на глазах. Жесткий и беспощадный.
И бесполезно даже язвить, что как раз свирепые викинги мылись даже в те века, когда цивилизованная Европа у себя еще блох вылавливала.
- Всякая божья тварь ведь свет любит, - внезапно поддержал их и отец Герасим. А Сигурд-то надеялся… – Мы же не звери дикие, чтобы в чаще всё время безвылазно сидеть. Эдак и сами одичаем, человечью речь забудем.
Лин Вэй будто мысли прочла – хотя кто их знает, детей-телепатов? Но жалобно заплакала тут же.
И это решило всё. Не зверь же Сигурд - в самом-то деле. И не кружат ведь альвы над ними сплошной эскадрильей. Кто им позволит патрулировать небо чужой страны в постоянном режиме? Тут любой Джарн взбесится. Все его Ледяные Когти раскалятся.
А альвийская граница отсюда далековато.
Свенсон устало махнул рукой:
- Ладно, черт с вами. Но не дольше часа.
Провозятся тогда не меньше полутора, но хоть не полдня. Сплошные облака затягивают солнце. Может, еще и дождем польет? А то и ливнем? Тогда уж точно все в густой лесочек побегут прятаться. Под самые разлапистые деревья.
- О, мы успеем! – радостно щебечет сменившая гнев на милость Джинни. – Мы быстро!
Сорвалась с места, подлетела к Сигурду, поднялась на цыпочки. Ладно.
На попытке поцелуя он ее осторожно отстранил. Очень осторожно:
- Не успеешь искупаться. Или высохнуть. Про комаров забыла? Да и сверху может ливануть.
Похоже, на стороне Свенсона был молчаливый великан. Потому как сейчас молча развернулся и удалился наоборот - в глубь леса. Подальше от прочих. И, судя по шуму, устраивается там отдыхать. Как медведь в берлогу. Не исключено, что под самое лиственное дерево. Во избежание осадков.
Не все же корабельные сосны любят.
Отец Герасим тут же внес свою лепту, запретив общее купание. В итоге первыми пустили в воду Джинни и Май Ланг с девочкой. Пусть поплещутся. А мужчины пока займутся лагерем.
И Рамиру – тоже. Лагерем, а не тайком сзади на голую подружку пялиться.
А потом имеет смысл попросить великана связаться с Гарафи. Вдруг тот расщедрится на эфир с Элией? Передаст скопившиеся новости - туда и обратно. Давно ведь обещал «как-нибудь при случае».
Вот тебе и случай.
Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2055
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2767
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Альвиады. Земля-2.
« Ответ #33 : 17 Июн, 2018, 07:15:45 »

Похоже отдых на поляночке будет очень дорого стоить!  :( :(
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5760
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6947
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Альвиады. Земля-2.
« Ответ #34 : 24 Июн, 2018, 19:34:03 »

Цитировать
Похоже отдых на поляночке будет очень дорого стоить!

NNNika, именно так. :(

2
Хорошо, с ними нет Дестроера. Жаль, есть священник. Зануда, каких мало.
Джинни радостно рассмеялась, представляя, как сейчас выйдет к весело трещащему костру – чистая, посвежевшая, отдохнувшая. Так могло быть на свадьбе Май Ланг – не окажись там Дестроерши Элии.
Жаль, сейчас здесь отец Герасим. При нем не продефилируешь одетой лишь в собственные волосы. А они у Джинни точно короче пояса…
И Сигурд, и Рамиру бы обалдели! Особенно Сигурд… Рамиру и так балдеет.
А тут и белокурый скандинав с потрясающими голубыми глазами наконец-то заметил бы Джинни! Здесь ведь нет ни Элии, ни Ирины. Никого с Даром, при котором мужики смотрят на тебя чаще. Нечестный прием, но зато тут, в вольном лесу – всё по чесноку. Только естественная красота. Никакой магии, кроме юности и привлекательности. Всё, как Джинни и мечтала всю жизнь…
Ну, ничего, тонкая одежда, облепившая мокрое тело, тоже будет выглядеть отпадно. У милашки Джинни соблазнительная фигура. Переход через лес - достаточно неприятен. И неудобен. Но зато после него с Катажины слетел лишний жирок. Какая образовалась стройная талия, и живот подтянулся… А уж по контрасту с тем, что выше и ниже…
У Ирины всё - куда скромнее. Верх еще туда-сюда, а низ – впору пацану. Слишком тренированная. А о худышке Дестроерше вообще говорить смешно – одни волосы еще потянут, и смазливое личико – да, точеное. А в остальном - тощая, как палка. А мода на таких и на Земле-то устарела.
Вот сейчас еще немного, улыбку пособлазнительнее – и Сигурд к концу пути точно будет с Джинни. Вернутся в лагерь они уже парой. Тут соперниц нет. Не деревенские же девчонки. Рядом с ними и Джинни – крутая. И уж точно – лучше в постели. Круче, раскованнее. И опытнее уж наверняка. В этих дремучих деревнях не то что девушки незамужние… даже вдовы - зажатые скромницы.
Жаль, Сигурда не заманить в воду. Здесь бы Джинни ему показала… Ни одна Дестроерша не воспроизведет. Ни опыта не хватит – сама проболталась, ни страсти.
Вот еще чуть-чуть всласть поплескаться и…



3
Удобно разлегшийся великан никуда не торопится. Ему спешить некуда. Тут можно соснуть пока.
Связаться с Гарафи он согласился, но опять же по принципу: кто понял жизнь – тот не торопится. Тем более, всё равно еще купанию конца-края не предвидится.
Девчонкам и впрямь пора уже вылезать из воды. Солнце в самом деле уже нырнуло за густые облака. А те прямо на глазах набухли в полноценные жирные тучи – как великанье брюхо на хороших хлебах. И на густом эле.
А любые осадки лучше пережидать как раз в чаще. А крепкие мужики и под дождем искупаются. Даже под проливным. Не сахарные.
А пока великан налаживает связь, можно побыть в тишине и самому. Краткие минуты одиночества и размышлений - самые драгоценные в походе. Дружба с Майклом не спасает. Во-первых, жена – это святое. А во-вторых… негусто у них общих интересов, если совсем уж честно. Просто общего пережитого много. Дурных воспоминаний. Ваэтрок этот опять же.
А еще надо сказать огромное спасибо за благоразумного священника в столь разномастной группе. При всём атеизме Сигурда. Потому как страшно представить в отряде вместо сурового Герасима еще одного молодого жеребца, вроде Рамиру. В какую вообще экспедицию можно вести такую компанию? Особенно когда еще и Майкл осядет крестьянствовать - в деревне поприличнее? А рано или поздно это случится – не везде же тут фанатики дремучие. 
Из этой парочки Джинни с Рамиру вербовщики, как из Сигурда - балерина. А со священником хоть какой-то шанс есть. И хоть какой-то авторитет.
Хоть минимальный бы бесталанному Свенсону Дар. И кристалл. И чтобы всем постоянно переговариваться…
- Сигурд! – Майкл шипит с границы поляны с лесом. Яростно, вполголоса… испуганно! – Ты там что, заснул? Посмотри на эту хрень!..
Искаженное  тревогой… и ужасом лицо. Да что…
- Викинг, очнись! – истерический визг принадлежит даже не Джинни - Рамиру.
Тревога заставила вмиг метнуться туда. И вскинуть похолодевший взгляд в небо.
И замереть. Бестолковым соляным столбом. Только что непроглядно-густые сизые тучи - расходятся. Почти у них над головой. Будто их что-то режет изнутри. И это уж точно – не дождь. И даже не ливень.
Встревоженное лицо друга, насмерть перепуганное - «жеребца». Шепчет молитвы, сжимая тяжелый крест, отец Герасим. Почему они еще здесь?!
- В чащу! – бешено полупрошипел Сигурд. 
Почему они сразу не рванули туда? Вместо того, чтобы звать его?
- Поздно! - взвыл Рамиру. – СМОТРИ!!!
- Так не тратьте время!
Осталось хватать их и тащить? Всех сразу?
- Там моя жена… - безнадежно выдохнул Майкл. И кинулся к зарослям. Кустов у побережья.
- Не туда! – одернул Свенсон. - Выдашь.
И в рваном просвете между туч – уже кавалькада черных всадников. Будто из сырого пепла.
Летели меж облаков. Их было не видно. А им самим – всё. Потому как не зрением.
Снижаются. Мчаться к лесу? Теперь уже точно - поздно. Не успеть.
Конец. Единственная ошибка – беспечный привал под открытым небом – погубила всё.
Нет. Не единственная. Какого черта Сигурда именно сейчас понесло новости докладывать?! Если бы он сам вовремя заметил…
Побелевшие пальцы сами сжимают рукоять меча.
- Их было не видно, - бормочет Майкл. – Сигурд, как такое могло…
Лицо друга застыло от дикого ужаса. Не за себя.
- Что вы болтаете?! – орет Рамиру. – Нужно же что-то делать!
- Теперь уже - только драться, - вздохнул командир. – И погибать героями. Или трусами. Кому как нравится, - закончил он слишком жестко. В отношении приговоренных.
И тут ведь не все тревожатся лишь за себя.
Веселого смеха девушек больше не слышно. К счастью. Как и переливов серебристого голоска Лин Вэй. Только бы они заметили опасность и успели затаиться в густых прибрежных кустах! А еще лучше – в воде у кустов. Чтобы на поверхности – только головы.
Почему, почему Сигурд - не телепат? Не получил хоть искру Дара?
Шум позади – всё дальше. Будто каменные валуны катятся. Здоровенный великан во все лопатки улепетывает в густую чащу. Отважный союзничек!
- Уходим! – принял решение командир. – Сейчас.
- Там же...! - Майкл сейчас вот-вот кого-нибудь убьет.
- Тихо! Уводим альвов за собой!
Друг послушно дернулся к лесу – по следу храброго героя-великана… И застонал, когда Май Ланг появилась в просвете прибрежных зарослей. С ребенком на руках.
И замерла на месте, в ужасе глядя в небо. На летящую с небес неотвратимую смерть. Черное на сером.
А кусты – лишь чуть выше ее темноволосого затылка.
Май Ланг рванулась назад… и поняла, что ее уже заметили. Поэтому бросилась к мужу, отчаянно крича.
Сигурд опоздал опять.
Больше кусты не шелохнулись. Джинни услышала. Может, выживет хоть она. Если альвы не начнут ничего сканировать. И зачищать.
Май Ланг успела подбежать к мужу. Он успел обнять ее левой рукой, правой сжимая меч. С другой стороны девушку заслонил Свенсон.
Рамиру и отец Герасим встали спина к спине. Твердый голос священника заглушает жалобные мольбы Рамиру.
Тихонько всхлипнула Лин Вэй. Что она уже способна понять?
Даже если ничего – для боли и смерти понимания не нужно.
И смерть пала с искромсанного неба. Черная, молниеносная и хохочущая. Пьяная от безнаказанности.
Не уберег, не уберег, не уберег! Как когда-то – Арни.
На лице друга – решимость обреченного. Герасим шепчет молитву. Спокойно. И уверенно. Кажется, просит за всех.
Рамиру мелко дрожит и тоже молится – истово, громко, отчаянно. Сплошное: «Спаси, спаси, спаси и сохрани! Я буду хорошим, хорошим, хорошим!..»
Огромные черные фигуры – десяток, второй, третий. Вас не многовато – на шестерых землян, включая девушку и ребенка? Даже с учетом, что половина черными лишь показалась. Люди. Бывшие земляне. Предатели.
На ходу выхватывают мечи. Решили порезвиться. Растянуть удовольствие.
Шестеро альвов – на трясущегося Рамиру и обнажившего клинок отца Герасима. Столько же – на Майкла с Сигурдом.
И еще один стоит, ухмыляется. Тоже альв. Совсем молодой. Черные доспехи изукрашены… алмазами? Освобожденное солнце переливается в гранях. Слепит противника.
Пока тучи не зализали раны. Не сомкнулись обратно.
А люди – в стороне. Не мешают хозяевам развлекаться. Безопасно же.
Чертова дюжина. Прочие – просто зрители. Включая главаря. Куда тут уже пихаться? Только удовольствие другим испортишь.
Первым рухнул… нет, не Майкл и не отец Герасим. Рамиру. Хоть всегда и хвастался, какой крутой боец. Увы, не самый смелый. И не готовый драться до конца. Как и умереть.
Вот только готовность тоже не поможет. И никого не спасет.
- Пощадите девушку и ребенка, мы сдадимся! – пообещал Сигурд.
Черный главарь хохочет. Юное лицо кажется почти по-детски счастливым:
- Вы слышали? Бешеная низшая собака не только разговаривает, но еще и ставит условия! Завтра начнут торговаться еще и навозные мухи. «Не давите наших личинок – мы сдадимся!»
Священник завертелся в кольце, еще пытаясь отражать удары сразу всех. Кого-то даже достал – под вопль раненого.
И шесть черных фигур сомкнулись вокруг. Под их хохот отец Герасим больше не поднялся.
Да чтоб вам! Меч наконец вошел в прореху доспехов - в живое тело. Ближайший противник Сигурда отступает назад, ошалело глядя на рану в боку. В голубых глазах – удивление и боль. Не ожидал? Думал: повеселится, как с соломенным чучелом?
- Ил… они умеют драться!
И юный «наблюдатель» в черном вскинул руку. Молнию Сигурд заметить успел, а вот отклониться – нет. Да и куда? Рядом Майкл, позади – Май Ланг с девочкой.
Боль взорвалась тысячами осколков. И каждый впился в виски, в затылок, в лоб, в глаза. И завертелся там иззубренным штопором.
- Ах, так? Так, да? Получил, падаль? Низшая крыса!
Пинок кованым сапогом в лицо Свенсон еще ощутил. А потом – второй, в горло.
И больше – ничего. Только мягкую, ласковую тьму.
Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2055
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2767
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Альвиады. Земля-2.
« Ответ #35 : 26 Июн, 2018, 07:55:41 »

 :( :( :( :( :( :(
Как жаль Сигурда! Да и Герасима.
Может хоть дурында Джинни спасется...
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5760
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6947
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Альвиады. Земля-2.
« Ответ #36 : 02 Июл, 2018, 19:25:33 »

4
Ледяные брызги на лице, внезапный холод. Муть в глазах, адская боль в затекших руках, в плечах. Крепкие, тугие веревки за спиной – не разорвать.
А на ногах держит лишь чужая жесткая хватка. Почему Сигурда так трясет? Будто током шарахнуло. Вольт так… у Сержа спросить нужно.
Хорошо, что его здесь нет.
Нелюдской взгляд – глаза в глаза. И новый разряд аж подбросил в воздух. Под чужой хохот.
Нет, вовсе не нелюдской, Свенсон ошибся. Золотые сынки шишек в той подворотне ржали так же безнаказанно. Когда волокли туда пойманную девчонку.
- Смотрите: собака умеет плясать! Хорошая собачка…
По ушам и нервам шибанул отчаянный плач, и Сигурд яростно дернулся вновь – бесполезно. Здесь держат не золотые сынки.  Или сынки, но слабаки они – лишь в сравнении со своей расой. С местными настоящими бойцами.
Судороги колотят и выворачивают – сейчас суставы и сухожилия треснут. В сравнении с этим нюхать нашатырь четверть часа – райское наслаждение.
Сколько же нелюдей держат Свенсона? Двое. Всего.
Остальные пара десятков рассредоточились вокруг. Примерно поровну - альвов в черном и людей в сером. Нелюди держат его друзей!
Попытка садануть в коленную чашечку почти удалась. А затем пропало ощущение и рук, и ног. Сигурд беспомощной тряпкой повис в чужой хватке. Под новый хохот. И хлесткую пощечину по лицу. Чужой перстень острой болью рванул щеку.
- В глаза ему цель! – хохочет главарь. – Мазила! Спорим: с двух ударов не ослепишь? Три понадобится.
- Илирон, тогда он будет бесполезен. За него не дадут ничего. Придется сразу и добить.
Голос позади садистов, как ни странно, их остановил. Пока. Потому что больше ударов не последовало.
Но лишь в отношении Сигурда.
- И девок-то нормальных ни одной не попалось. Обеих – только башкой об камень.
Яростно рвется из чужой хватки Майкл. Рычит пойманным зверем. Его еще не парализовали. Но уже тоже навалились вдвоем.
По двое же вцепились в дрожащего Рамиру и отца Герасима.
И только Май Ланг легко удерживает один. А она даже не вырывается. Не с ее силами. И не с Лин Вэй на руках.
Почему горе-командир вовремя не увел врагов в чащу? Пусть бы гонялись только за ними. И за великаном заодно.
Ладно, хоть Джинни, похоже, пока не нашли. Великана – увы, тоже.
Главарь в черном отвлекся от Сигурда – счел уже вырубленным. И не слишком ошибся. Драться без рук, без ног – сложновато.
Майкл дернулся сильнее. Альв и ухом не повел. Направился он к Май Ланг.
Рука в латной перчатке поддела ее подбородок, заставляя вскинуть голову вверх. Миг – и напарник главаря уже рядом. Выхватывает Лин Вэй.
- В муравейник кинь, - махнул рукой Илирон. – Наверняка рядом найдется. Пошли низших искать. Хоть повеселимся.
- Умоляю вас! – раненой птицей рванулась за дочерью Май Ланг. – Она же маленькая… Пожалуйста…
- Заткни эту потрепанную свинью! Никаких манер у грязного быдла. Ты с принцем разговариваешь, тупая корова.
Взвыл Майкл.
Так уже было. Когда наглые от безнаказанности бандиты в коже требовали на расправу Иримира. А бешеная, озверевшая толпа на Земле – маленькую Элию.
Один взгляд черного – и губы Май Ланг не издают ни звука. Как у выхваченной из волн рыбы. Или выброшенного прибоем дельфина. Смертельно раненого.
Теперь кричит лишь ее полный ужас взгляд.
- Илирон, девочка – полукровка, - заметил напарник, взглянув на ребенка. Лин Вэй застыла в его руках беспомощным комочком. Молчащим.
Сама – от ужаса, или – тоже перекрыли звук?!
- Да кто узнает?
- Кто-нибудь проговорится, Ил. Из твоих же дружков. А потом - Морриган и Адельва не знаешь? Тебя во дворце запрут на год. Не то что на охоту – к девкам не попадешь.
- Точно - нашей крови, - усмехнулся черный, глянув на девочку. – Жаль – я-то думал повеселиться. Значит, эта дрянь удрала из Дома Наслаждений, - он усмехнулся в белое от ужаса лицо Май Ланг. – Мужчин - в Альвхейм. Этих – можно в гладиаторы, жреца – к королю. Потом. Ее – зарубить.
Нечеловеческий рывок дал Майклу силы почти вырваться. Увы – лишь почти.
- Не смейте! Нет! Отпустите ее!..
- Илирон… - напарник главаря на миг дал Сигурду надежду. Еще одну. – Она, возможно, кормит…
- Ты намерен ослушаться принца?! – взревел Илирон. – Я устал от твоего занудства! За нее не будет ничего! Эта низкорожденная уже бесполезна. Слишком потаскана для Дома Наслаждений. И рожать она больше не сможет. Молочную свиноматку найдем и среди покорных. Кончай ее! – повелительно махнул он ближайшему стражнику.
Короткий взмах… Свенсон закрыл глаза – последнее, что его еще слушается.
И открыл вновь – под звериный вопль Майкла.
Май Ланг сломанной фигуркой бездыханно скорчилась на траве. Темнеющей от крови.
Лин Вэй скорчилась в плаче. Все-таки ее голос еще свободен.
Илирон зло прищурился.
- Мой принц, - напарник на сей раз почти чеканит слова. – Мой принц, если вы покалечите девочку…
Яростный рывок Майкла вдруг вырвал его из ослабевшей хватки. Не ждали, расслабились! Меч будто сам Брауну скользнул в руку. И не слишком умелый землянин яростно рубанул убийцу жены. Насмерть.
И успел кинуться на черного Илирона. Как воитель из северных легенд.
Хоть один из беспомощных пленников оказался героем.
Черная молния срезала бывшего капитана на полпути. Судорога скрутила и швырнула наземь. Раскаленный меч, шипя, выпал из сожженных пальцев. До кости.
Шипение металла, бешеный вой друга. И дружный альвийский хохот.
- Крыска, крыска, попляши… - смеется Илирон.
Издевательский смех оборвался на миг - Майкл дотянулся до оружия. Раскаленного добела. И обеими руками вонзил меч себе в сердце.
- Этот низкорожденный спятил? – удивленно вопросил Илирон. – Его не собирались убивать. Даже калечить особо не собирались.
Особо!
- Она же была его женой…
- И что? Какая разница низшему, что за шлюху волочь под куст? Нашел бы помоложе и способную рожать. Их везде полно. Даже слишком много.
- Рожать им нельзя, опять забыл? И, может, он предпочитал эту. – Очередная ухмыляющаяся тварь – не в черном, а в алом. Альвийка. -  Твой брат Тэйкор, например…
- Ты – идиотка, Анни? Сравнить нас и каких-то тупых скотов! Собаке собачья смерть.
А шакалу – шакалья. Если северные боги дадут Сигурду хоть один шанс.
- У тебя у самого – куриные мозги, Ил, - фыркнула Анни, - если считаешь землян на уровне насекомых.
А сейчас… голову Свенсону не парализовали. Только голос. Расслабились. И альв сунулся слишком близко. А терять уже нечего.
Плевок приземлился прямо на губы Илирона. Смачный такой. Тот даже не отбил. Не ожидал, шакал паршивый?
Ответ швырнул Сигурда прямо в кровавую тьму. В тучу иззубренных осколков. На ряды иззубренных бритв.
Где-то вдали проблеском – перекошенное лицо отца Герасима. И крик Рамиру. А еще громче – бешеный визг Илирона:
- Ах ты, тварь! Держите крепче эту крысу!
А один не удержишь?
И – будто ватная подушка на лицо. Перекрывает воздух.
Может, Свенсон их достаточно разозлил? Чтобы теперь наконец отправиться к другу? К обоим друзьям – Арни и Майклу.
Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2055
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2767
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Альвиады. Земля-2.
« Ответ #37 : 03 Июл, 2018, 08:04:07 »

Жуть какая! Убогий Илирон бенефисит...  >:( >:( >:(
Радует только то, что ублюдки не собираются убивать всех пленных.
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5760
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6947
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Альвиады. Земля-2.
« Ответ #38 : 11 Июл, 2018, 21:04:46 »

Глава пятая.
1
Маршрут Элия свернула, плюнув на всё. Едва пришел сигнал от Гарафи.
Если землян хватают альвы на великаньей территории, а великан даже не попытался помочь – какова цена таким союзникам?
Группа Сигурда шла почти параллельно. Отряд Элии спешил – очень спешил. Напрямик, через чащу. И всё равно – ползли больше суток.
Голодные стервятники тела друзей не тронули – даже странно. Ни пернатые, ни четвероногие, ни даже хитиновые. Имеет ли к этому отношение вера? А смысл задаваться настолько бесполезными вопросами? Ответить на них уже некому – упрямого фанатика отца Герасима больше нет.
Май Ланг и ее муж – совсем рядом. Его левая рука касается ее плеча. В рваном ореоле крови. Уже высохшей, но окрасившей траву. А дождя с тех пор не пролилось.
Если бы не кровь, землян сейчас можно принять за спящих. Смерть разгладила на лицах страдание. Жутко, но сейчас они кажутся почти счастливыми. Спокойными.
Пусть посмертие, каким бы оно ни было, станет к вам милосердным. Пусть позволит вам не разлучаться.
- Чисто, - проронила Элия. – Альвов здесь давно нет.
Ирина раздвинула заросли красного и белого шиповника, выступая на поляну.
И склонилась над еще недавно живыми друзьями. Осталось только прочесть за них молитву. Вряд ли отцу Герасиму дали на это время. И шанс.
Слезы осталось только глотать – иначе взвоешь волчицей. Рядом Элия – с абсолютно застывшим лицом. И сухими глазами. Будто пустыня.
Лойко, стыдясь слез, ушел плакать к реке. Один. И замер посреди кустов. Дрогнувшей статуей.
- Ребята, здесь… – крикнул он с берега.
Не альвы же – в засаде! Ждали столько времени. И до сих пор не напали.
Ирина вбросила клинок обратно в ножны. На полпути к реке. Оказывается, успела выхватить. Хоть злобным альвам здесь уже и нечего делать.
Нет, не они. И не великаны – на подмогу. Или хоть принести извинения.
Всего лишь голая, дрожащая, полубезумная Джинни. Замерзшая до синевы в губах и дробного перестука зубов. Исцарапанная местным осотом.
Шиповника здесь нет. Ни алого, ни белого, ни лилового.
От Лойко девушка кинулась наутек. Чуть не влетела на глубину. Будто вновь хотела утопиться.
Там цыган ее и перехватил. Сзади. Чтобы обезопасить себя от ногтей в глаза.
Лойко тащит к берегу визжащую Джинни. Она вывернулась так, что доберется до костра он всё равно покусанным и исцарапанным.
На берегу девчонка зацепилась ногами за матерый корень, уперлась насмерть, скорчилась на земле. И забилась в молчаливой истерике. Будто не смеет кричать. Если вообще вдруг не онемела.
Ирина кинулась к ней первой. Прочие - следом.
Лойко поспешно отступил назад, освобождая место более компетентным. А главное - одного с Джинни пола. Не опасным. И еще не пострадавшим.
И вовремя. Руки у него уже всё в укусах и ссадинах. Джинни дерется как раненый звереныш. Кто знает, что с ней успели сотворить альвы?!
Ирина, очнись. Если б успели – здесь бы не оставили. Или убили, или уволокли с собой. Для дальнейших забав. Своих или чужих.
И значит – мозг Катажине эти звери тоже повредить не могли. Если только он сам – от всего, что она видела и слышала. И потом – пока беспомощно пряталась здесь.
Закутать себя в плащ девушка позволила. Ирине.
Похоже, Джинни так и дрожала в колючих кустах всё это время. Разве что воды попить подползала к кромке. И тут же – назад.
Не появись они еще неделю – одичала бы совсем. А там и погибла бы. Не с голоду, так от зубов диких зверей. Не бесконечно же их здесь не будет.
И хорошо, что не в воде всё это время торчала.
- Их всех убили, всех убили! – Джинни наконец узнала Лойко. И жалобно уткнулась ему в плечо. Будто и не сама только что нещадно лупила.
- Они живы, - первым нарушил общее молчание Тадеуш. – Если б их убили – тела мы нашли бы здесь. Наших взяли в плен. Возможно, для допроса. Они живы.
Тишину нарушает лишь всхлипывание Джинни. И вот-вот к ней присоединится и Лина.
- Живы-то, живы! – зло прошипела Элия. Сквозь зубы. – Только здоровы ли? Не хуже ли это быстрой смерти? Что их ждет? Пытки, мучения?
- Альвы по гадостям большие спецы, - вслух бросил Лойко. – Древнее фашистское гестапо рядом с ними отдыхает и нервно курит. Вместе со всеми ископаемыми палачами всех стран. Небось, изощряются сейчас в допросах, уроды!
- И девочку! - громче взвыла Джинни. – И Лин Вэй! Бедную маленькую! Эти звери и ее не пожалели! Уроды!..
Тадеуш вдруг до боли стиснул ее плечо, развернул девущку к себе. Другой рукой отстранил возмущенного Лойко. А взглядом – Ирину.
- Ты сама это видела? Видела смерть малышки? Отвечай!
- Нет, но я слышала ее крик! – заорала трясущаяся Джинни. – И они говорили про муравейник и смеялись! Если б всё это слышал ты, злобный старик, – не обвинял бы меня во вранье! Они убили Лин Вэй! Они всех убили, убили, убили!
Самое время влить хоть немного успокаивающего. Потому что… Лин Вэй уже не вернуть – если всё и впрямь так. А Джинни нужно спасти от нахлынувшего безумия. Ирина кивнула Акиро, и тот с готовностью отстранил развоевавшегося Тадеуша. И поддержал девчонку. А то настоя мало – проливать не стоит.
- Лин Вэй – живее всех остальных! – возвысил голос старик. – Мало ли, что тебе с перепугу послышалось. Альвы не убивают детей. Альвийских, по крайней мере. А любой, в ком течет хоть капля их крови, считается альвом и полноправным гражданином. Лин Вэй - альвийка по папаше, кем бы он ни был. А дети у нелюдей на вес золота… или что там они ценят дороже всего? Лин Вэй отдадут в бездетную альвийскую семью. Таких у них много.
- Как Морриган? – усмехнулась Элия. Поверила или подыграла?
- Именно. В Альвхейме есть полукровка, ставшая принцессой. Это ли не доказательство? Так что за девочку можно больше не тревожиться. И даже не искать.
- Предлагаете оставить ее там? Убийцам ее матери?
- А ты предпочитаешь забрать ее к твоим приемышам из Загона? – вдруг жестко изрек Тадеуш уже Дестроеру. – У нее не осталось семьи.
- Лин Вэй может взять Джулиана. Или я, - оборвала его Ирина.
- Какая разница – ты, Джулиана или альвы? Всё равно - не родная мать. Не ее кровь. И даже Майкл – останься он жив – не смог бы любить Лин Вэй по-настоящему, когда рядом уже не будет ее матери. А в Альвхейме девочке будет лучше, поверьте старику на слово. Приемные родители полюбят ее как свою. И дадут всё, что только смогут. Больше стоит поволноваться за прочих. За взрослых пленников. Особенно за Сигурда и отца Герасима. Все помнят, из какой они партии? А Сигурда еще и лично помнит Тэйкор – по Ваэтроку.
Джинни всхлипнула громче. Жалобнее.
- Его вообще могли прикончить по дороге, - мрачно бросил Лойко. – Когда узнали. И допросили по полной. Зачем он им нужен потом?
Катажина уткнулась в плечо уже Ирине. Слезы иссякли. Остались лишь горе и боль. Ей ведь нравился Сигурд…
- И этот вариант не исключен. Его жизнь – стоит мало. Он же не полукровка Лин Вэй.
- Лин Вэй, как и Морриган, даже не вспомнит, что у нее были другие родители, - дрогнули губы Ирины. – Что была родная мать. Готовая погибнуть за нее.
- По альвийскому закону, Май Ланг – преступница, укравшая чужого ребенка. И заслужила лишь смерть. Так положено.
- Тадеуш, хватит. Не время упражняться в житейском цинизме и тонкостях чужого, зверского законодательства. У каннибалов тоже есть законы  и обычаи – это не значит, что их нужно уважать. И людоедов, и обычаи. Это ее ребенок!
- Только стоит помнить, Ирина, что в этом мире правят те самые каннибалы. И с ними приходится считаться. У женщин Дома Наслаждений не может быть ничего своего. Даже своего тела. Их детей отдают в альвийские семьи. Такая же судьба ждала и Лин Вэй. Так и вышло в конечном итоге.
- Будь они прокляты! Чертовы уроды!
На этот выдушенный полухрип обернулись все. Искаженное яростью красивое лицо, вскинутые к ясному солнцу кулаки. Элия будто угрожает предателю-небу, с которого спустилась смерть.
- Я не остановлюсь, пока хоть один из них будет жив!
Для нее ведь всё сейчас слилось. Злобные альвы – в одной цене с бесчеловечной Галактической Лигой. Люди – с Дестроерами.
- Эли, стой. Я понимаю и делю твою боль, но таких жутких клятв давать не надо. Их не исполнить, и они за пределами  любого горя.
- Не волнуйся, - девушка уже овладела собой. – Я – не такая. Я не стану давать клятвы убивать любого встречного альва, включая детей… Хоть они сами и поступают именно так. Не стоит уподобляться другому… виду. – И человеческому, и альвийскому. - Майкл и Май Ланг хотели просто уйти. Май Ланг ни разу в жизни не причинила зла ни одному альву. Наше преступление в том, что мы еще живы. И не в рабстве.
Бесконечное отчаяние в голосе. Хрупкая фигурка среди зелени высоких трав – под короной из снежно-белых и кроваво-алых цветов шиповника. Беззащитный хвост светлых волос.
Совсем ребенок. Кому еще, кроме Ирины, хочется обнять и защитить от всего жестокого мира маленького, хрупкого Дестроера?
Элия легко способна вмиг выжечь всю траву на поляне и десятка два вековых деревьев. И кучу врагов. И все далекие муравейники. Не напрягаясь. Но сейчас ее хочется усадить на колени и долго-долго гладить по голове.
- Элия, ты – груздь или нет? – сурово вопросил Тадеуш. Чуть ли не как полчаса назад – у Джинни.
Да кто ему вообще дал право? И сейчас об этом вспомнит не только Ирина.
Тяжелая рука старика легла Элии на плечо. Девушка рывком ее сбросила. Легко.
- Груздь… - бесконечная печаль в голосе. Жалко дрожат губы.
- Тогда помни: мы уже в кузове. Кончай сопли мотать.
Дестроер резко развернулась. Жесткий прищур, суровый взгляд:
- Вы тоже помните, кто я, хорошо? Ничего не запамятовали?
- Сама не забывай. Тебе никто не простит слабости. Помни, кто ты. Идем – пора хоронить наших друзей.
- Начинайте без меня. Я пойду, поищу ближайший муравейник. Так, на всякий случай.
В чаще Элия скрылась стремительно – легкая, быстрая, сильная. Много слабее почти любого альва.
Схоронили на этой же поляне, у самого леса. Невдали от реки. Притока той Великой, куда всего два месяца назад упал разноцветный флердоранж. Вспомнила ли про него сейчас Элия? Наверняка.
Сюда доносится речной бриз, и светит солнце. Над сонной водой скользят быстрые стрекозы. Тоже – разноцветные. Май Ланг понравилась эта поляна, иначе они не разбили бы здесь привал.
Где ты, отец Герасим? Каково тебе придется в нелюдском плену? Каково пастве остаться без строгого пастыря? Тебя ведь на самом-то деле любили. Со всеми твоими тараканами.
Ирине ведь точно его не заменить. Для такого нужна истинная вера – не как у нее.
Последний жест Элии – и куст алого шиповника протянул ветви к свежему холмику. А с другой стороны – белого. Но не лилового – он растет только на Альвиаде.
На могиле Май Ланг и ее мужа будут цвести дикие, вольные розы. Совсем земные. В память об их короткой любви. И жизни.
Рыдает, не переставая, Джинни. Что-то бормочет о своей проклятой, невезучей судьбе. Ее увел Лойко – ноги девушку не держат.
Ирина тоже считала себя самой невезучей – когда погибли все ее родные. Единственному выжившему всегда тяжело. И счастлив не тот, мимо кого летят пули, а кто никогда не был на войне.
Наивная Лина из злобной деревни свиноров вновь с опаской косится на Элию. Боится Дестроера, когда следует – альвов.
Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2055
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2767
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Альвиады. Земля-2.
« Ответ #39 : 12 Июл, 2018, 20:00:13 »

Большое спасибо за продолжение! До сих пор мороз по коже!
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5760
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6947
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Альвиады. Земля-2.
« Ответ #40 : 22 Июл, 2018, 21:59:23 »

2
Враги привязали Сигурда к адской карусели. Навечно. Нелюди из Галактической Лиги или с Альвиады – уже не вспомнить. А головой сунули в пылающий костер, и теперь она горит заживо.
Если вызвать Элию – станет чуть легче. Огонь – это ведь ее стихия. Дестроер сумеет спасти Сигурда. А Ирина – исцелить…
Только вместо лиц обеих девушек в бешеной пляске жгучего пламени – темная усмешка их врага, принца Тэйкора. И молнии его глаза – как в Ваэтроке. Свенсон хорошо их тогда запомнил. Особенно болью. И бессилием. И невозможностью спасти Майкла.
Потому что огонь – это стихия еще и Тэйкора Кровавого Братоубийцы. Как и Целительство. И если призвать не того и не тех – Сигурд не выживет, а сгорит.
А Майкла он так и не спас. А еще хуже, что не спас и Май Ланг. И неизвестно, что с Лин Вэй. Черный садист мог и передумать.
Аспидно-багровая муть в глазах, боль во всём теле, соль во рту, пустыня в горле. И жаркая духота.
Свенсон в итоге не спас никого. Как когда-то позволил убить Арни.
В просвете адского тумана – ослепительно синее небо. Будто жирные тучи опять взрезала Дикая Охота. И теперь они оглушительно воют. В висках Сигурда. Наверное, отец Герасим был прав. За грехи и впрямь попадаешь в ад. В самое жаркое Пекло. За то, что дал погибнуть своим друзьям. В том числе, и Герасиму.
Яркая синева заставляет жмуриться. Сигурд слишком от нее отвык. От жизни.
К пересушенному горлу подступает мутная тошнота - не дает шелохнуться. А во всём теле – зябкая ломота, жар и холод. Заставляет трястись с головы до ног, а зубы – еще и дробно стучать. Странно – у пленника снова есть руки, ноги и всё тело. Только больше нет жизни. И сил.
Хорошо, что нет хоть солнца – в глаза. Но и зябкость везде – не слаще.
- Эй, тебе лучше? – чей-то смутно знакомый, до боли заботливый голос. – Вот, выпей, выпей воды, Сигурд.
Чужие холодные руки осторожно приподнимают за плечи, к губам подносят прохладную флягу.
Вода! Еще глоток – а потом можно и сдохнуть!
Еще один плащ – тонкий, как шелк или ситец, – накрывает сверху.
Муть отступила еще на шажок. Бездонное небо милостиво разрешило на себя взглянуть. И вроде прямо сейчас наизнанку не вывернет. Не скрутит очередной судорогой.
- Вот так! Держись, шеф!
Свенсон недоумевающе попытался обвести взглядом больше одной точки в небе. И при этом не отключиться. А то их много, и все – черные.
И для кого это он вдруг сделался шефом?
Элии поблизости нет. Тэйкора, к счастью, тоже. Под спиной – чей-то тонкий плащ. А под ним – твердая, комкастая земля. Холодная.
А склонился над «шефом» Рамиру. Осунувшееся лицо, встревоженные глаза. Рваная на плече, грязная рубаха, лиловый фингал под глазом. И во весь разбитый рот расцветает радостная улыбка. Почти счастливая. И даже почти не щербатая. А раньше была совсем белозубой. Когда-то.
- Ты, главное, держись, шеф! Не помирай. Мы выберемся!
- Где… мы? – охрипший голос шефом Сигурда явно не признает. Потому как не подчиняется.
И вновь пересыхающий язык нащупывает во рту новую боль. Такие же свежие обломки зубов.
Рамиру вновь подносит флягу к «шефскому» рту. Сигурд попытался удержать ее сам – не смог. Малейшее усилие – и сознание тоже объявляет независимость. Вместе с головой.
Ощущение – как при сотрясении мозга. Или при контузии в голову. И еще про разряд тока не забудь.
Зубная боль помогла – вернула к жизни. К агонии.
Больные зубы не любят холод.
- Сигурд, мы во дворе какого-то обдолбанного замка! Им пришлось здесь застрять, потому что ты никак не приходил в чувство. А тебя нужно доставить живым к какому-то крутому альву – я имя не запомнил.
Зато Свенсон помнит. Даже сейчас.
А имя черного монстра Илирона - еще лучше. Кровью запеклось в памяти.
- Этот Илирон после сеанса с тем альвом чуть в штаны не наложил, - понизил голос Рамиру, воровато оглядываясь. - Они с тобой что-то сделали, но я почти не понимаю их языка, когда быстро базарят. По-великаньи альвы говорят совсем паршиво. А на Межгалакте эти тупые уроды вообще - ни бельмеса.
Все пленники их группы после Ваэтрока знали альвийский. И Сигурд на проклятой поляне понимал все слова урода Илирона… Как и Майкл. А Рамиру – нет?
Почему? Потому что не из их группы? В чём еще разница?
Он ведь тоже когда-то прошел Ваэтрок. Или нет?
Если бы еще голова так не трещала… Нужен кто-то, кто поймет и разберется, пока Сигурд не придет в себя. Чтобы хоть чуть-чуть соображать.
Бездонная чаша беспощадного неба наклонилась. Тянется к лицу. Хочет напоить новым беспамятством. Чернью в глазах.
Сигурд бессильно распластался на мятом плаще. И под сползающим плащом. Уже открывшим холодному ветру плечи и шею.
- Где… отец Герасим?
- Пошел скандалить в их хибару, чтобы прислали какого-нибудь костолома… тьфу, Целителя. Тебя на ноги поставить – раз уж ты им нужен живым.
- Не нужно… альва… - дернулся Свенсон. Обратно – к боли, синеве и черни.
Не нужно. Ни позволять его мучить сейчас, ни лечить, чтобы довезти до Тэйкора живым.
Как же все-таки холодно!
- Может, какого-нибудь землянина-изменника пришлют? – попытался ободрить Рамиру. - Среди них ведь тоже есть неплохие мозготрепа… Целители.
Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2055
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2767
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Альвиады. Земля-2.
« Ответ #41 : 23 Июл, 2018, 22:21:10 »

Неужели таки к Тэйкору повезут? Об Элии хочет гад что нибудь выведать?
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5760
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6947
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Альвиады. Земля-2.
« Ответ #42 : 31 Июл, 2018, 23:15:35 »

Цитировать
Неужели таки к Тэйкору повезут? Об Элии хочет гад что нибудь выведать?
NNNika, гад - это Тэйкор? ;)

3
Святая вера порой требует серьезных испытаний. И поистине мученического терпения – впору настоящим святым. Но не больше, чем мы способны вынести.
Если повторить это в сотый раз – может, и поверишь. Раз уж суровый Господь за грехи отца Герасима и всей его легкомысленной паствы послал своему верному служителю вместо героической или мученической смерти… вот это.
Очередной нелюдской замок – опаснее Ваэтрока. Отсюда не сбежишь. Злобных альвов тут куда больше. А их поганый главарь Илирон – сумасброднее и злее десятка бешеных Илон.
Только что собак и леопардов во дворе не хватает, но безвинных зверей с успехом заменяют нелюди разумные.
Огромный замок, светлый, просторный холл. Гостевые покои, первая комната, высокий порог. И сам отец Герасим – на одной ноге. Не в силах пошевелиться. С тех самых пор, как заморозили на месте проклятые нелюди.
Правда, язык ему сначала освободили. Ровно для того, чтобы злобно и раздраженно спросить, что «низшему» надо от отдыхающих полубогов. Пирующих.
Переспросили трижды, чтобы убедиться, что он и впрямь хочет подобную глупость.
А при попытке воззвать к Господу, чертовы язычники парализовали Герасима вновь. Полностью.
А потом еще долго не уходили. Слишком увлеклись швырянием в пленника объедков и пьяным хохотом.
Господь, если ты решил, что твой служитель достоин только смерти, - значит, такова воля твоя. Но спаси тех, кто еще не готов к чаше сей.



Глава седьмая.
1
Морриган с детства ненавидела свою внешность. Особенно рост и цвет волос. И тщательно скрываемую слабость. Объясняемую отнюдь не полом.
После первого любовника самооценка слегка подросла, но когда вокруг полно самодовольных чистокровных – свое позорное происхождение помнишь особенно ясно. Особенно если те так и норовят усомниться еще и в твоих боевых навыках.
Даже если этот рослый чистокровный сопляк Илирон в кои-то веки мямлит, как провинившийся ученик. Надо же, сдрейфил. И не перед Тэйкором.
- Ты - совсем идиот? – вздохнула Морриган. - Как ты вообще собирался выставлять его на торги, если даже не взглянул, в каком он состоянии после твоих игр? У тебя так уж часто выживают?
- Да кому они обычно нужны – без Дара? А этот - вон какой крепкий. Хиляка мы бы там и прирезали – на кой тащить с собой вообще? Только время тратить.
- Вот и я думаю – на кой? Если всё равно до Альвхейма не довезешь.
- Иримир вообще в плену у диких скотов был, а Тэйкор нашел его – здоровым.
Врезать бы, да нельзя.
- Напоминаю: тебя там не было. В настоящем бою против реальных врагов тебя еще не видели ни разу. Как  и в плену – у кого бы то ни было.
- Я ни разу не был в бою? Сестра, ты не видела, что там вытворяли эти низшие! Просто бешеные крысы! Ранили троих только наших. А Лениваля чуть не прирезали...
- О да. Аж три с половиной бойца – на всю вашу банду. Или шесть – если посчитать еще убитую вами девчонку и ее чудом живого ребенка.
- Морри! Ты что, не слышала? Они посмели поднять грязные лапы на альвов!
И как это Ил до сих пор не заявил, что уж он-то ни за что не опозорился бы до плена? Да еще и у низших. Ну и ну.
- Да, еще Иримир – альв, - добила сестра. - С кристаллом. И умением исцелять себя. Ты еще помнишь его Орден, кретин? В общем, мое дело – сторона. Или посылай к своему полутрупу Целителя, или бросай его прямо здесь. Не довезешь. Он у тебя уже почти в безнадеге. Только не надейся, что я тебя прикрою перед Тэйкором, когда тот взбесится. У меня с ним отношения паршивые, у тебя – еще хуже. А милашка Анни глубоко плевала на всех. Еще и посмеется. Ей всё равно, над кем.
- Морри, Морри, всё - я согласен. Только найди Целителя, ладно? Я же не знаю, есть ли он тут вообще, кроме Анни. А она…
- Неужели у тебя хватает ума не посылать туда ее? Нашу лучшую Целительницу семьи – саму Анорту? Да ты растешь на глазах, Ил.
Порозовел от стыда или… от гордости? О, нет!
Кстати, где сама Анни? Развлекаться ей тут вроде не с кем.
- И пойди с ними тоже, а то Анни только услышит, что Целитель нужен… Ты ведь ее знаешь.
- Угу. И ее, и тебя.
Судя по лицу – даже не понял.
- И низшие при виде наших Целителей со страху в истерике бьются. Вопят как свиньи. Вот жалкие трусы…
- Не бойся – этот биться уже не в состоянии. Разве что в агонии. Вот-вот.
- Он не в состоянии, так его дружки в состоянии. Тут один был недавно…
- «Был» - хорошее слово, когда речь идет о тебе и твоей банде обнаглевших малолеток. А низшие - перебьются. В прошлый мой визит здесь был Целителем Ролайн, где он сейчас?
Илирон огляделся по сторонам. Будто надеется, что Ролайн примчится сам.
- Я его не видел. Тут вообще все куда-то уперлись. Может, перевелся?
- Угу. Срочно – от тебя подальше. Ладно, найду сама. Придержи Анни.
- А Ролайн – он кто?
Морриган страдальчески вздохнула. Илирон и трезвым-то помнит в морды и по имени только своих дружков. А нет - еще даже семью. Это – уже достижение, не будем забывать. При его-то махровом эгоизме…
А прочих альвов, даже ровесников, ему ни по именам, ни в лицо запоминать недосуг. Не принцево дело. Еще устанет, бедный.
Да и пьян он уже изрядно. Неразбавленным. И ладно, если не Великаньим Квасом.
- Ролайн - один из лучших учеников нашего брата Тэйкора.
- Эй, Морри, давай тогда лучше кого другого, а? – всерьез занервничал Ил. – Этот же не только донесет братцу, но еще и…
- Если только за другим в Светлый Альвхейм смотаешься лично ты. И при этом успеешь. До смерти своего пленника. Ролайн тут - единственный. Лечит гостеприимных хозяев замка, любезно уступивших свой дом тебе.
И считающих часы до отбытия столь «приятного» гостя. Надо будет не забыть напомнить хоть кому-нибудь из семьи о компенсации. И солидной.
Мама подойдет идеально.
- Тогда сойдет, - смилостивился Илирон.
Ролайн откликнулся сразу. Похоже, Морриган в этой компании явно сошла за самую благоразумную. И добропорядочную. Куда бы записать? И как легко считаться почти Амариной. Окружи себя Илироном с компанией, и до кучи – Анортой.
Вот только тогда придется еще и терпеть их самой.
В холле принцесса-полукровка едва не покатилась со смеху. Свирепый взгляд землянина на одной ножке вот-вот ее испепелит. Без всякого Дара.
Кого он видит? Морри же выглядит почти землянкой. И не только из-за роста. Вот везет-то.
Еще примет за предательницу. И интересно, за кого принимают обычно?
Смеяться резко расхотелось. Морриган поморщилась:
- Вы его что, законсервировали? Давно?
- Нет… сегодня. – Мешки под глазами Илирона явно не красят. А уж опух-то…
- Ясно, что не позавчера. Вас тогда еще здесь не было – к счастью для хозяев замка.
И для Морриган. Прилетела отдохнуть к хорошим знакомым, называется.
- Да они нам только рады! Небось, со скуки подыхают в своей глуши. А тут - такая честь!
- Настолько, что теперь даже на зов не откликаются. Даже на мой, хоть я и не из вашей шайки-лейки. Ролайн отозвался – уже везение. Ладно, смертный заморожен - сколько часов назад?
- Не помню. Скажи спасибо, что он Анни не понравился.
- Вряд ли это твоя заслуга, так что поблагодарю лично ее. Когда увижу.
И хорошо бы – не сейчас. Только лицезрения Анорты для полного счастья и недостает.
Освобожденный землянин мешком рухнул на светлые плитки уже грязного пола. Холодные.
И тут же скорчился. Ничего, отойдет!
– Жрец, если сможешь – поднимайся скорей, растирай мышцы и за мной. Сейчас здесь будет Целитель Ролайн. Он слегка по-быстрому приведет тебя в порядок, и ты проводишь нас к своему раненому другу.

Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2055
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2767
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Альвиады. Земля-2.
« Ответ #43 : 02 Авг, 2018, 21:06:34 »

Цитировать
гад - это Тэйкор?
А что разве ж не гад?  ;)
Но я его все равно люблю!!!  :-* :-* :-*


Морриган молодец!
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5760
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6947
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Альвиады. Земля-2.
« Ответ #44 : 08 Авг, 2018, 21:32:43 »

2
Красновато-черноватый туман в глазах уже кажется почти родным. Позволяет в прорехах разглядеть ослепительную альвийскую синь. И порой – смутный контур встревоженной рожи Рамиру.
И два контура – по весь рост. Приближаются. Рослый альв в алом и девушка в черном. Кажется, землянка.
И едва поспевает за ними отец Герасим. Хромает на обе ноги. С ним-то что успели? Или это еще с боя?
Земля под спиной так и не нагрелась. И мягче не стала. Холодно…
Сигурд устало прикрыл глаза, отгоняя новый приступ мути. Слишком яркая синева – режет. Драться он сейчас всё равно не сможет, кого-то спасти – тоже. А просить у этих за друзей – только ускоришь своим смерть.
Под спиной - нагревшийся (даже мокрый от пота!) плащ. Сбился почти в скатку.
От него – еще холоднее.
И всё ближе – голоса. Режут уже уши.
- Ну, где ваш раненый? – женщина явно нетерпелива. – Низший, отойди и не загораживай его. Мешаешь. Время дорого. Мы его и так уже уйму потеряли.
И по чьей вине? Уж точно не Рамиру.
- Вы – врачи? – это нервничает сицилиец. – Эй, поп, ты правда врачей привел?
- Привел тех, кто откликнулись, - туманно отозвался отец Герасим. – Больше никто не пришел.
- Я – Ролайн из Ордена Целителей, - мужской голос - мягкий, под стать Иримиру. – Низший, отойди же наконец. Мы и впрямь теряем время, а его у твоего друга мало.
Почти ледяные руки Рамиру пытаются поправить под Сигурдом плащ. Не получается. Руки дрожат, плащ не выдергивается.
Холодно.
- Вы правда сможете ему помочь?
- Попытка – не пытка, как говорит мой уважаемый учитель. – Альв склонился над Сигурдом. Значит, Рамиру всё же подпустил его.
А что он мог сделать? Поколдовать? Применить космоборьбу?
- А кто ваш учитель? – полюбопытствовал сицилиец. Уже вполне дружелюбно. – Не Иримир, случайно? Я о нем слышал. Ничего парень, хоть и ваш...
- Ты задаешь слишком много вопросов, низший, - кажется, женщина еще и хмурится. Наверное. Ее и так-то видно лишь в сплошном тумане. А уж из-за плеча алого напарника… - Не отвлекай Ролайна. Мешаешь.
Еще бы. Для них ведь похвала бедного Рамиру – отнюдь не комплимент.
- Почему же, я отвечу, - сквозь алую муть улыбнулся альв. Кажется, он тоже совсем молод. Сверстник Илирона. Или просто у Сигурда - бред. – Уважаемого Иримира я почти не знаю, он слишком редко и мало бывает в Светлом Альвхейме. А ученик я Стратега Целителей - Тэйкора Огнеликого, называемого врагами Братоубийцей.
- Что?! Не смей трогать моего друга! – взвыл сицилиец.
И застыл на месте. Альв в красном не оборачивался, зато вроде какой-то пасс махнула черная девица. Еле заметно. Если опять не чудится.
А потом чисто физически рванула Рамиру к себе. За руку. Туманный силуэт – к силуэту. Парень только трепыхнулся – пойманным зайчонком.
- Продолжай, юный Ролайн. А ты, низший, запомни: я – сестра Стратега Тэйкора. И про меня говорят, что я езжу на черной пантере, ем сердца побежденных врагов и слишком любопытных низших. Так вот: про пантеру – неправда.
Почему кажется, что она едва сдерживает смех? Потому что Свенсону не видно ее лица?
И не хватит ли уже с него слишком веселых альвов?
Зато видно, как посерел бедолага Рамиру. Как судорожно глотает сырой воздух. А потом громко выпаливает:
- Я верю тебе, грозная леди альвийка. Но если твой друг что-нибудь сделает с моим другом - я его убью. А потом ешь у меня, что тебе вздумается. Если такая голодная.
В его голосе – отчаянная решимость. Пополам с диким ужасом. Сицилиец понимает, что говорит и кому. Но не молчит.
Бедный храбрый Рамиру.
- Тебе так страшно, что даже осмелел? – усмехнулась альвийка.
- Мне нечего терять, - пытается в ответ усмехаться сицилиец. - Это делает меня опасным.
Перед лицом неотвратимой беды Рамиру внезапно оказался куда лучше, смелее и благороднее, чем Сигурд ожидал. Только его самого это уже не спасет. С учетом, чей ученик этот алый Ролайн.
- Не… трогайте… его… - выдавил Свенсон. – Лучше меня… я всё равно уже… почти умер…
- Шеф, ты выживешь! – орет бедный Рамиру.
Отец Герасим легко, совсем молодо опустился на колени – хорошую форму нарастил себе за эти месяцы. И ноги уже вроде не хромают. Прошли? Значит, все-таки – не бой, а пытки? Сволочи!
До скандинава донеслось монотонное бормотание. Священник молил о помощи и милосердии вовсе не альвов. Этих - бесполезно.
Точно – просит защитить «нераскаянного викинга». Раз уж сам ему физически помочь не в силах. Помешать прикончить.
Ладно, сицилийца вроде пока не казнят. И даже не издеваются.
Может, и впрямь обойдутся сейчас одним Сигурдом?
Элия, ты ведь отомстишь, правда?
Умирать - не то чтобы совсем уж не страшно. Вот в бою, с оружием в руках – там да. Да еще и рядом друзья. Там любой – смелый.
Гораздо хуже – вот так, угодить в лапы врага раненым и беспомощным. Причем, врага – отнюдь не склонного к благородству.
Древние викинги ведь тоже перед казнью пытали пленных. Может, сейчас это - необходимая ступень на пути к Вальхалле? Раз уж в бою не погиб.
Тогда всё, что теперь осталось, - загнать любой страх подальше. От этого, лезущего в голову чертова альва. Потому что проклятые Целители – лучшие чтецы мыслей. А этот еще и учился у больного садиста Тэйкора!
Мутится сознание, наползает привычный туман. Тошнотная муть.
Что советовала вспомнить Дестроер Элия? Детские считалки, любые песенки. Это ставит на сознание простейший Щит. Ясно, что не от обученных Целителей, целенаправленно туда лезущих, но всё же…
Много ли вспомнишь, когда вот-вот отключишься? И сам уже не понимаешь, спишь или в бреду.
А еще можно не закрывать усталые глаза. Не ребенок ведь. И не страус в древней пустыне – еще до всех «окультуриваний».
Можно даже попытаться смотреть твердо. Врага-то всё равно не видно – одно кровавое марево. На фоне бесконечной яростной сини – цвета глаз валькирий.
И тем быстрее отключишься.
Где там считалки и песни Элии? Еще бы вспомнить хоть что-нибудь - дальше двух слов. И не забыть, что должен что-то вспоминать…
Например, старинную боевую песнь тех самых древних викингов. Настоящих, не как Сигурд.
Рассекает белопенные волны бесстрашный драккар, сверкают в битве стальные мечи, бурной широкой рекой льется кровь побежденных врагов. Острые крылья валькирий ранят не хуже клинка, когда суровые Одиновы девы спускаются на мертвое поле. Унести погибших героев в чертоги Великого Одина – Вальхаллу. Чтобы вечно пировали там и сражались…
Светлокосая, светлоглазая дева чем-то похожа на Элию. И ее гордый полет устремлен точно к Сигурду. Вот сейчас…

Точно тень скользнула между ними. Светлая, сильная. Непобедимая. И прекрасное лицо небесной девы искажается яростью…
- Ты храбро сражался, воин. Как те герои, о которых поешь. Но не нужно драться со мной. Ни за жизнь, ни за душу. Я не собираюсь забирать у тебя ни то, ни другое. Я только хочу помочь. Не теряй зря силы.
Теплая аура, мягкий, успокаивающий голос. И будто морской волной смывает боль. Волна - соленая и щиплет раны, но зато очищает их. И дает затянуться. Помогает.
Викинги тоже промывали раны морской водой. Изгоняли заразу.
Так уже было. Почти так. В предыдущем плену – в далеком Ваэтроке. Только Иримир действовал еще мягче.
Хорошо, что он не погиб.
И, похоже, до скорой встречи с бешеным Тэйкором Сигурду и впрямь не угрожает ничего. Потому что этот юный Целитель взял от психопата-учителя только лучшее. А все пороки оставил ему самому.
- Спи, воин. Спи крепко. И выздоравливай поскорее. Силы тебе понадобятся скоро.
Подождите, суровые валькирии. Свенсон рано или поздно взлетит с вами. Просто пока не сейчас…

Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.