Расширенный поиск  

Новости:

Итак, переезд состоялся :)  Неизбежные проблемы постараемся решить побыстрее. Старый форум доступен по ссылке kamsha.ru/forum

Автор Тема: Инфернат-2.  (Прочитано 2808 раз)

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 1947
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2638
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Инфернат-2.
« Ответ #75 : 06 Мая, 2019, 08:31:49 »

Страшная действительность. И, сволочь такая, окружает и окружает.
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5467
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6781
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Инфернат-2.
« Ответ #76 : 04 Авг, 2019, 21:46:21 »

2
Судя по заброшенной квартирке без ремонта – вселились в нее недавно, а сдавали раньше – долго. Судя по одной поклеенной стене и куску другой – новые жильцы в убитом сарае жить не хотят. Да и тяжелая дверь в кухню выглядит, как после апокалипсиса. Снизу серо-белая и обшарпанная, зато сверху – уже новая и темно-коричневая. Скоро вся будет новой. Будто из хорошей древесины заказана. Самоклейку хозяева приладили идеально. И легко догадаться, кто именно из двух новых жильцов – не безрукий.
Судя по отсутствию стеклопакетов и линолеума – денег у них не водится. А судя по текущей сантехнике, рукастых мужиков в доме нет тоже.
Впрочем, симпатичная, фигуристая девчонка вообще замужем вряд ли. Да и молодая еще совсем. А папашка у нее, судя по разговорам вокруг…
По крайней мере, оба не поймут, что сам Димка – сантехник тот еще.
Замазать дыру на старом, ржавом чугуне трубы вышло с третьей попытки.  Не зря сюда прислали именно Димку – самого бестолкового на всю контору. Девчонка уже успела запануться с их местным ЖКХ. С вечно пьяным начальником. А ее отец пригрозил спустить того с лестницы.
Они ведь не знают, кто именно курирует этих коммунальщиков. У кого лицензия на обслуживание таких поселков.
Иначе молчали бы в тряпочку – как все местные. Быстро бы длинные языки прикусили.
Она - смелая. И красивая…
Такие девушки не светят не только Димке-сантехнику. Димке с театрального училища они не светили тоже. Вечно выбирали других.
- Чай будете? – приветливо крикнула из крохотной кухни юная красавица, уже успевшая заработать здесь репутацию городской стервы. Весь скучающий бывший военный городок малейшие подробности перетереть успел. – Или лучше кофе?
Кофе Димка любил, даже растворимый. Но хозяйка квартиры его еще и сварила! И к вкуснейшему напитку на столе нашелся мед. И тонко порезанный лимон.
Через полчаса Димка уже знал о девушке всё. Что бестолковый папаша потерял работу и влез в долги. Причем – государству, а это гораздо опаснее. Не заплатишь налог за тунеядство – загремишь срок мотать.
И пока не выселили из родной полублажки на улицу (с долгами по налогам долго церемониться не станут), а то еще и не закатали батю в места не столь отдаленные – девчонка с отцом продали хату сами. И даже вдруг повезло – не совсем за копейки.
Так и загремели в ближний пригород. Причем именно сюда – здесь квартиры дешевле. По случаю ухватили аж двушку и не на крайнем этаже. Неизвестно, почему. От города – не дальше, чем два других поселка, автобус ходит не реже. А воздух здесь такой хороший – сосновый. И два чистых озера совсем рядом. Одно, по слухам, красивое, скалистое.
А девчонке всего восемнадцать. Студентка, подрабатывает, но всё равно на жизнь вечно не хватает. Но хоть на нее налог пока не идет. Даже основной – в пользу Инквизиции – и то универ сам отчисляет. Со стипендии.
И так невеликой наверняка. А то Дима сам не был студентом.
Вообще-то несчастной жертвой обстоятельств и беспомощной «дамой в беде» она не выглядит. Слишком жестковата. Чувствуется в ней что-то... такое. Видно, из-за жизни бок о бок с подобным никчемным отцом. Но что тут поделаешь? Квартира-то папашкина. И на работу его силком не выгонишь, если «не берут».
Зовут бывшую городскую Ксенией. Не Ксюша и не Оксана, а именно полный вариант.
- Я в детстве книгу читал о Ксении Годуновой, - почему-то вдруг вспомнил Димка.
- Ксения – странница, гостья, - пропела девушка странно мягким для нее голосом. – Гостья приходит в белом, в черном гостья уйдет…
Она тоже это читала! А «странница» ей подходит. Занесенная в эту глушь шальным и неласковым ветром несправедливой судьбы.
Судьба ведь, как красивые, балованные девчонки, - тоже выбирает не всех. И некоторые ей просто не нравятся. Кто не смог ее обаять.
Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 1947
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2638
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Инфернат-2.
« Ответ #77 : 06 Авг, 2019, 19:30:04 »

Большое спасибо за продолжение.
Дима вызывает симпатию - еще одна жизнь пожеванная системой. Хочется верить, что "Ксения" и ему сообщит нужное ускорение. 
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5467
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6781
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Инфернат-2.
« Ответ #78 : 08 Дек, 2019, 18:13:29 »

3
- Могу сказать, зачем ты ей. - Напарник Леха постарше лет на пятнадцать. И считает себя знатоком во всём. В женщинах – так уж точно. Или уж с гарантией большим знатоком, чем Димка. – Красивая девчонка угодила на полное дно. Напару с конченым папашей-алкашом. С него уже толку не будет. Он дочке никогда и ничем не поможет.  А у тебя здесь теплая квартира и вкусная жратва, приготовленная заботливой мамой. Своя большая комната, кстати. Зал просто – в наших-то «командирских» домах. Самое то, чтобы пока перекантоваться, не находишь? Но вот для чего другого… Найдет получше – сразу тебя кинет, не сомневайся. Обычно девчонки вроде нее парней вроде тебя в упор не видят. А сейчас девочке нужно банально выжить – и выжить с  комфортом.
Полнейшая чушь. А придумал ее Леха, потому что его самого «девчонки вроде нее» замечают редко. И всегда быстро бросают.
- Или ты правда думаешь, ей интересны твои книжки-шахматы?
А почему-то бы и нет? У Лехи-то уж точно такого не имеется. Только одна теплая хата и ужин, который еще и готовить самому. Или взвалить на очередную временную даму. Пока не успела удрать. Чтобы выжить с комфортом.
Что Димка-сантехник гуляет с приезжей студенткой, заговорили сразу. Чем заинтересовал? Так он же странный – на фоне коллег по конторе. Читает всякую странную муть, в облаках витает. В детстве чуть не загремел под опеку, да родители как-то отмазали. Доказали, что эпилепсия – это не «то самое».
Так что заинтересовать мог - мог, конечно. А вот надолго удержать – не удержит. Нечем. Ничего у него нет. Даже на куда уж не престижной работе держат лишь из уважения к матери. Чтобы под закон о тунеядстве не попал.
Главбух вместе с матерью когда-то начинали – вот и помогла по старой памяти.
Вопрос лишь в одном: упорхнет красивая девчонка-бабочка еще до холодной зимы или с первой оттепелью? Едва сама найдет работу получше. Или парня покруче. Чтобы вместе в городе хату снимать. Или у него жить.
Только Димке - плевать. С той самой песни «странницы». С того самого дня, как он вновь напросился на кофе с лимоном. Или когда пригласил Ксению прогуляться вокруг поселка – «просто так». Посмотреть скалистое озеро и «логово археологов».
- Здесь когда-то раскопки велись, - Димка еще издали узнал знакомый многолетний дуб – такой редкий здесь, в вечном сосняке. - Еще когда я в восьмом классе учился. Я лично древней керамики полный мешок сдавал. Не веришь?
- Верю, - мягко улыбается Ксения, откидывая назад непослушную прядь распущенных темных волос. Ни кос, ни конских хвостов «странница» не носит. И прическу не укладывает.
И до чего же неслышно городская девчонка ступает по шуршащему ковру из прибитых осенним дождем мертвых листьев. Будто всю жизнь по диким лесам бродила.
Все прочие шуршат обязательно. Включая самого Димку. Даже отец - прирожденный грибник. Списывает на возраст.
А вот дед – его никогда было заранее не расслышать. Даже в дедовы восемьдесят
– Ты же будущий историк… - вспомнил Димка.
- Будущий, - согласилась девушка.
- Вот, смотри, - склонился он над такой одинаковой с виду серой галькой. Но это лишь для других. Для тех, кто вечно смеется. - Видишь – скол?
Ксении в теплую ладонь лег светлый камешек. По виду – совсем не отличить от других. Только Димка давно научился выхватывать их безошибочно – из общей кучи, из мокрой осенней глины.
Хоть что-то он должен уметь лучше других. Жаль только – лишь то, что никому даром не нужно. И не интересно.
- Ему тысячи лет, - зачарованно выдохнула девушка. – Впрочем, им всем - тысячи.
Да. И даже бесконечно рослым соснам – десятки. Они тут все - старше Ксюши… Ксении и Димки вместе взятых. Причем в несколько раз.
Примерно во столько же, сколько он пытался произнести это мягкое «Ксюша». И не получалось. Ее прямой, серый взгляд мешает. Приветливый, ровный… всегда сохраняющий равную дистанцию.
У нее странные глаза – в лучах солнца они приобретают зеленоватый оттенок. Как и вечером – когда за окном уже стемнело.
А серым, промозглым днем и глаза – серые.
В прошлый раз «экскурсия» так дошла до закрытого кладбища. А в следующий хотели намылиться до заброшенной деревни. Горожанку Ксению завораживают развалины. Она так и замирает порой, глядя на верхние этажи старых кирпичных двухэтажек. Где кое-где в окнах вместо стекол – фанера. А то и решетки с тряпками.
А в дверную щель одной из таких квартир второго этажа Ксения разглядела разваленную раритетную печку. Железную такую.
- Там раньше бар был. Пока потом не прикрыли. Я в него уже не попал.
Кто прикрыл – не спросила. Может, прежний хозяин разорился? Или умер. Или нашел место повыгоднее – в большом городе.
- Какая шикарная была под крышей лепнина, - восхитилась она тогда. – Как в девятнадцатом веке.
Только сама крыша протекает - во всех местах. А их местной жилищной компании плевать – она ведь ясно, под кем ходит.
- А теперь эта шикарная может свалиться и убить, - не разделил городских восторгов Дмитрий. – Не ходи под ней. Особенно зимой.
Если до зимы Ксения здесь еще останется. Надоест ведь ездить на лекции каждый день – ранним утром. Трястись час или больше в переполненном автобусе. Возить из города почти все продукты.
И гулять по одному и тому же сосновому лесу осточертеет тоже. И «шикарная лепнина» надоест пуще горькой редьки.
Да и любые прогулки здесь зимой – только по заброшенной дороге с другой стороны поселка. Не по метровым сугробам же. И не в сторону проверочного пункта. Он осточертеет первым.
За много лет приедаются любые красоты природы. Скалистые озера, корабельные сосны, свежайший воздух. И даже старинная керамика. Если тяжелым довеском к ним идет серая тоска, вечное уныние, ядовитые шепотки пыльных сплетен… и постоянный, липкий страх. От него все спасаются по-разному. А Ксения еще не боится просто потому, что не знает.
- Летом тут пляж шикарный, песчаный. Ты просто приехала… неудачно.
Да. Когда впереди – ледяная, одинокая зима. А до теплого лета еще, как до светлого будущего пешком.
- Здесь и сейчас красиво. Будто по прошлому веку гуляешь. А у одной из дверей вон в том доме вместо звонка – колокольчик. Я даже сфоткала.
- Ты осторожнее тут фоткай. Мало ли что?
- А что? – весело рассмеялась Ксения. - Разве реальный гарнизон давным-давно не свалил? И половина местных квартир не пустует? Если не больше. Да они уже тут многие вообще нежилые. В них вольный ветер гуляет.
Хорошо еще, коммуникации тогда же и не отключили.
Или лучше бы отключили… Хотя нет. Новых-то квартир никто бы не выдал. Сами такое жилье купили. Проблемное. Кто просил? Нужно было учитывать возможный риск. С синего экрана вечно твердят, что ответственный, взрослый человек должен отвечать за себя и свои действия сам, а не переваливать это на государство.
А вольный тут точно только ветер.
Насквозь желтый лист пролетел между Димой и Ксенией. Точнее, рухнул. Совсем сырой - не просохший с утреннего дождя.
Девушка подставила руку – ловя следующий. Тот мягко шлепнулся на узкую, крепкую ладонь. Спасся.
Только толку-то? Слабая иллюзия спасения. Раз уже упал – всё равно скоро завянешь. Умрешь.
Но Ксения бережно убрала временно везучий падалец. Умирать у нее дома – в сухом тепле. Она таких букетов везде наставила.
- Гарнизон-то свалил, - слишком мрачно ответил Димка. - Еще когда я пешком под стол ходил. И живут здесь давно штатские. Так дело ведь не в гарнизоне.
- А в чём? – прямо глянула бывшая городская девушка.
- Здесь же… - несостоявшийся актер осекся. Забыл, с кем говорит?
Сразу захотелось оглядеться по сторонам. В реальной панике. Вдруг тут на корабельных соснах незаметная прослушка приклеена? Или прямо на хвосте мокрой черной вороны на ветвях?
- Договаривай, - весело рассмеялась девушка. Простая, наивная городская девчонка, на глазах которой не менялась необратимо жизнь. Ее и окружающих.
Всех, кого знал с детства. Когда гарнизон ушел.
Ксения никогда не жила годами в замкнутой среде. В многолетних тоске и страхе. Среди скучно-опасных сплетен. Как в вечной клетке.
Ксения зачем-то сунулась в унылую клетку сейчас. Когда почти все риски уже очевидны. Просто из далекого города не видны. Пригород и пригород. Только квартиры почему-то дешевые.
- Да нет, ничего. Пойдем, успеем до дождя глянуть на старую скалу. Там сохранились старинные царапины. Попробуешь угадать, что там древние пытались изобразить. Их раньше тоже археологи изучали.
И только бы Ксения не спросила, почему бросили теперь!
Почему никто другой еще тихонько не намекнул приезжей, что здесь можно и чего нельзя? Почему эта роль досталась именно Димке?
Только ведь всё очевидно. Сам ведь уже всё понял.
Ксения же не отсюда. Как и ее крепко поддающий отец. Ничего она не знает. И никто им не говорит. Считают чужаками.
Таких никогда не жалко. Тут и своих-то – не всегда.
Но Димку предупредят – если самим это ничем грозить не будет. Предупредят – хотя бы ради его матери.
Ксению – нет. Просто потому что чужая. А значит – «так ей и надо». За то, что городская. За то, что не удержалась в городе. За то, что красивая. За то, что «такая цаца».
Потому что все прочие предпочитают злорадно и завистливо сплетничать о Ксении, а не общаться с ней. Слишком уж завидуют той, что загремела сюда с городской свободы. У кого был реальный шанс, но она им не воспользовалась. Не «построила» пьющего папу, не нашла «нормального мужика».
Да и просто – пусть чужачке будет хуже! А нам – хоть какое-то развлечение. Всё не так скучно и тоскливо.
Да и побаиваются здесь осторожные «туземцы» лишнее трепать. Это ведь не о том, кто с кем гуляет.
Если уж сам Димка вдруг струхнул – посреди глухого леса! - чего взять с прочих? А ведь когда уезжал учиться – так их откровенно презирал. Он ведь уже тогда про себя окрестил их «туземцами».
Только кто ж знал, что потом вернется? Поджав побитый хвост.

Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.