Расширенный поиск  

Новости:

Итак, переезд состоялся :)  Неизбежные проблемы постараемся решить побыстрее. Старый форум доступен по ссылке kamsha.ru/forum

Автор Тема: Изгнанники Эвитана-2.  (Прочитано 4056 раз)

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5432
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6765
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Изгнанники Эвитана-2.
« : 05 Янв, 2018, 14:34:07 »

Начало - здесь: http://kamsha.ru/forum/index.php?topic=18776.60

3
Следующее письмо, вскрытое с теми же предосторожностями, прилетело из Квирины. Аврелиан Четвертый подозрительно долго засиделся на престоле. И теперь вдруг затеял в столице массовое строительство храмов. Эта новость - не первая, но тогда Ревинтер просто посмеялся. «Преторианским» императорам только на Творца и приличное посмертие надеяться и осталось. Последний просто вовремя об этом догадался.
Но теперь ситуация изменилась. Часть святилищ спятивший правитель почти в  открытую посвятил языческим богам. И собрался возродить какие-то «древние обряды». Причем – вовлечь в это высшее дворянство. Суть обрядов пока держится в тайне – значит, часть своего исчезнувшего рассудка Аврелиан все-таки сохранил.
Гвардия – пока на стороне императора. (Еще бы – в противном случае он уже превратился бы в бывшего императора.) Плебс получает еще больше хлеба и зрелищ. Патриции либо принимают участие в увеселениях, либо тихо шипят по домам. Церковь делает вид, что ничего не происходит. То ли в Мидантии Патриарх при смерти, то ли Квирину скоро так шарахнет! Всеслав тихим агнцем покажется.
Еще вопрос: надолго ли Аврелиану при подобных тратах хватит государственной казны? И так уже изрядно растрачена предшественниками. И с кого он собирается драть потом повышенные налоги? Как бы месть Патриаршего Престола не опоздала и не ударила по какому-нибудь безвинному Юстиниану Седьмому. Кажется, так зовут Аврелиановского кузена…
Впрочем, терять нынешнему правителю Квирины всё равно нечего. Там престол равнозначен камере смертников. Аврелиану предрекали не дожить до Воцарения Зимы, а уже и весеннее миновало… Впрочем, если ему хватит ума не выгонять церковников, честно платить десятину Патриарху и вернуть храмам имена святых вместо языческих богов – церковь закроет глаза. Закрывает же в Словеоне и Ормхейме.
А вот что на Анри Тенмара покушались прямо на улице – плохо. Причем – чуть не день в день со скоропостижной кончиной его отца. А сын Дракона должен пока жить – потому что иначе, Тьма побери, не выживет Роджер!
И покушение какое-то глупое – старуха с отравленными розами. Швырнула в лицо. Солдаты, поднявшие змеевы цветы, скончались в ту же ночь. В муках.
Какая судьба хранит Тенмара, что его не задел ни один шип? Или это хранят Роджера?
Бертольд Ревинтер отложил и это письмо, потер вдруг занывшие виски. Старшие сыновья благополучны – хоть это радует.
На троне – почти совершенный идиот с садистскими привычками. Младший сын в плену, внучка – неизвестно где.
А Бертольд Ревинтер уже готов молить о помощи хоть Творца, хоть Темного. Еще бы поверить хоть в одного из них!

Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 1927
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2619
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Изгнанники Эвитана-2.
« Ответ #1 : 05 Янв, 2018, 21:25:41 »

Удивил старый паук - о внучке вспомнил!
А откуда он узнал, что родилась девочка, и ребенок выжил?
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5432
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6765
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Изгнанники Эвитана-2.
« Ответ #2 : 14 Янв, 2018, 01:03:49 »

Цитировать
А откуда он узнал, что родилась девочка, и ребенок выжил?
NNNika, как всегда - от шпионов. У него же, к счастью, не один Алан на службе. :D

Глава двенадцатая.
Эвитан, Лютена.
1
Одна мысль о возвращении в Алисин цветник сейчас невыносима! Отослать бы Пьера, а самой остаться в саду! Бездумно смотреть на темнеющий пруд, коснуться ледяной воды. Или даже омыть ею лицо. И плевать на мидантийскую тушь, что обязательно потечет. И на квиринские тени для глаз – тоже.
Ни о чём не думать, забыться над безмолвием темно-весенней воды. Обнять столь же безмолвную статую и сидеть. Бесконечно, не шевелясь. Пока не придет решение, что делать дальше. И не появятся силы хоть подумать об этом…
Фрейлина принцессы Алисы не имеет права распоряжаться своим временем по собственному желанию. Фрейлина должна вернуться в гадюшник к другим ядовитым змеям.
Герцог умер. Бедная Катрин! И бедный сам Ральф Тенмар. Хоть он при жизни и не потерпел бы жалости… Железный старик говорил, что сильных она унижает.
Бедный – потому что схоронил дочь и двоих сыновей. И не дожил до встречи с третьим.
И потому что оставил жену одну среди шакалов, грызущихся теперь за его наследство. Старый волк умер – да здравствуют стервятники и гиены!
И больше никто и никогда не прикроет спину. Ты незаметно для себя успела привыкнуть к защите Тенмарского Дракона. Теперь начинай отвыкать. И вновь всегда оглядывайся, есть ли позади дерево или стена. Или хоть пропасть.
И не для того ли фрейлина идет сейчас к принцессе, чтобы та могла ее публично изгнать? Ну и змеи с ней, с Алисой! Выпустили бы живой, а там никто не помешает убраться из Эвитана. Хоть к Темному на рога. В Квирину, например! Рассказать Анри о последних месяцах жизни его отца.
- Госпожа баронесса…
- Езжай домой, Пьер.
- Госпожа баронесса, – парень мнет в руках собственную шляпу, непривычно краснея.
Хочет сообщить, что после смерти герцога больше не станет служить его племяннице? Что ж – этого следовало ожидать.
- Да, Пьер, - Ирия постаралась вложить в тон как можно меньше альваренского льда. – Говори, не бойся.
- Это… госпожа баронесса… - слуга, нервно сглотнув, поднял на нее взгляд. – Вы это… нас с Мари назад в Тенмар не отсылайте! Мы этой швали служить не хотим!
Они уже и поговорить об этом успели? Или… Пьер и так знает историю Мари?
«Шваль» - это, надо полагать, герцогские бастарды. Очень любезно со стороны простого слуги. По отношению к дворянам, один из которых – титулованный.
А разве нет? «Шваль» - она и в Тенмаре шваль.
Вот и думай после этого плохо о людях. Хорошо еще, Ирия краснеть не умеет. Зато умеет чувствовать себя последней свиньей. И вполне заслуженно.
- Оставайтесь, - усмехнулась «госпожа баронесса». И добавила, заметив вмиг просветлевшее лицо Пьера:
- Только как бы нас эта, как ты выразился, «шваль» не выставила из герцогского особняка.
- Так мы в гостиницу вместе с вами поедем! Вам там тоже слуги понадобятся, – затараторил лакей. – Я даже готов без жалованья… кормите только.
- Без жалованья только шпионы служат, - фыркнула Ирия. И, заметив его расстроенное лицо, уже мягче добавила:
- Но это, естественно, не про тебя, Пьер. Оставайтесь, если хотите. И… спасибо.
- Это вам – благодарствуем, госпожа баронесса! – слуга поклонился, что для него уж совсем непривычно. – Я Мари пойду скажу.
- И готовьтесь служить без жалованья… Шутка, - грустно улыбнулась Ирия.
- Так я же согласный. И Мари…
Что же он такого натворил в Тенмаре, что герцог отправил парня в Лютену, а теперь ему назад и возврата нет?
Интересно, а если Ирии и в самом деле придется спешно уносить ноги? Слуг тоже придется брать в бега? Похоже – да…

Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 1927
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2619
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Изгнанники Эвитана-2.
« Ответ #3 : 16 Янв, 2018, 20:32:42 »

Цитировать
А откуда он узнал, что родилась девочка, и ребенок выжил?
NNNika, как всегда - от шпионов. У него же, к счастью, не один Алан на службе. :D
А как там получилось, что законный брак не оформили? И Ревинтер был заинтересован, и сынуля бы не так гнусно выглядел.
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5432
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6765
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Изгнанники Эвитана-2.
« Ответ #4 : 22 Янв, 2018, 20:01:08 »

Цитировать
А как там получилось, что законный брак не оформили? И Ревинтер был заинтересован, и сынуля бы не так гнусно выглядел.
NNNika, скоро узнаем. ;)

2
Придворные поэты прозвали Алису «Ормхеймской Лилией». И, видимо, в знак этого принцесса предпочитает светлые цвета в одежде, пастельную отделку покоев и вдобавок – белое вино. В прошлый «разговор по душам» - слишком сладкое, сегодня – кислое до горечи. Или это – из-за застывших комом в горле слез, которым никак нельзя пролиться весь бесконечный день и вечер? И сейчас – тоже.
Алиса опять отослала дам и слуг. Опять осталась с «Ирэн» наедине. Всё как в тот, первый, вечер. Только тогда принцесса щебетала на безобидные темы и задавала столь же безобидные вопросы. Не считая упоминания о… щекотливых слухах.
А сегодня – молчит. С того самого мига, как изъявила желание «остаться вдвоем с дорогой кузиной – разделить общее горе». И выслала всех прочих.
И теперь они вдвоем пьют кислое вино и молча смотрят друг на друга. Принцесса и фрейлина.
Чего же хочет от фрейлины принцесса? Отправить назад, в Тенмар? Разоблачить? Последняя мысль проскользнула почти равнодушно. Когда слишком давно живешь под нависшим мечом – устаешь бояться.
Убить себя Ирия так или иначе успеет. Не Алиса же помешает.
Себя… да и принцессу сначала – тоже. Жаль лишь, что прочие враги тогда не умрут. Ничего, Анри жив, а враги у них – общие.
Леон – мерзавец и слизняк, а у Анри уже нет сестер. Как несправедливо! На такого брата молилась бы любая сестра…
- За него! – Алиса сама долила в бокалы и подняла свой.
Прозрачно-бледная, как всё здесь, жидкость невкусно колыхнулась. Ирия послушно звякнула стеклом о стекло.
- Герцог предпочел бы красное… 
А вот это она умудрилась произнести вслух!
- Я не пью красного, - грустно улыбнулась Алиса. И вмиг показалась еще моложе. Долго репетировала, чтобы производить такое впечатление? – И именно потому, что его любил мой дядя. Для вас ведь не секрет, кузина, что он не питал ко мне особой любви… как и я к нему. И всё же за таких, как он, стоит пить. И их стоит помнить.
Фрейлина едва не вздрогнула. Алиса сказала почти то же, что совсем недавно думала она сама. Да, Ормхеймская Лилия не уступит Полине. Вот только Ирия – не Леон.
- Пока он был жив – я боялась его, - продолжала принцесса. – Каждый день, каждый миг. И не стану лгать, что никогда не желала ему смерти…
Уж не ты ли ее и ускорила? Вместе с муженьком - самозваным принцем?
Всё равно не понять – хоть сколько вглядывайся в глаза. Полину Ирия видела насквозь. А вот Алису пока не поймала на лжи ни разу.
Наливает по новой. Отравит? Ну и отравит…
Ирия залпом выпила очередную порцию золотистой кислятины. Герцог Тенмар подмешивал «племяннице» противоядие. Поможет или нет?
- Я ни в чём перед ним не виновата, - принцесса с грустным видом отхлебнула из бокала. – Он сам отдал меня в заложницы…
Ирия тоже не была виноватой. Но сложись судьба иначе – могла стать убийцей сестры, отца, брата. Возможности были.
Ты – тоже жертва, Алиса. Была ею. Но это еще не значит, что при удобном случае не всадишь зубы. В чье-нибудь случайно открывшееся горло. Пусть даже – чтобы упредить чужой удар.
- Мой отец женился поздно. Он был болен с детства… тяжело. Все думали, папа посвятит себя церкви… а он не хотел. Почти в сорок он встретил мою мать. Они были женаты три года, а потом родилась я. И стоила маме жизни, - принцесса опустила глаза.
Наверное, скрывает слезы. Настоящие или фальшивые.
Ирия не смогла бы плакать над случившимся пятнадцать или двадцать лет назад. Тут уже любое горе подернется дымкой времени.
Впрочем, возможно, это просто у нее – черствое и холодное сердце. С некоторых пор. А если послушать Леона – так и всегда было.
Ну и черствое… Наверное, следует обвинять себя в бесчувственности, но она слишком устала за этот бесконечный день. За бесконечные проклятые два с лишним года!
Да и нет ничего романтичного в любви немолодого и, скорее всего, изуродованного человека (что скрывает туманное «тяжело болен с детства»?) к юной девушке. Если там вообще была любовь… Девицу запросто могли и не спросить. Еще бы – граф сватается. А потом – смерть от родов. Бедняжка.
- Папа меня очень любил. Он погиб на том восстании… - две слезинки скатились по щекам, дрогнули уголки тонких губ.
В горле Ирии ожил комок. Заворочался, пытаясь вырваться наружу лавиной не остановимых уже рыданий. Еще миг и…
Обругав себя в лучших выражениях грубе   йших солдат лиарского гарнизона, девушка ощутила приступ ярости. Уже лучше. Хоть не слезы!
Оказаться бы сейчас дома – в особняке. Врезать кулаком в стену, выпить нормального неразбавленного вина. Сбросить с лица вежливо-грустную маску сдержанного горя.
Ну сколько уже можно выслушивать всё это? В день вести о смерти Ральфа Тенмара! И сколько можно говорить о мертвых отцах – когда с гибели твоего едва минуло полгода?
И уже ничего не изменишь и не исправишь. Папа – в могиле. Сестренка – неизвестно где! Катрин – в одиночестве в Тенмаре. Среди стаи гиен.
Кого ты вообще спасла, кому толком помогла, а, Ирия?  Ирэн – у которой ты украла имя и титул? Да даже ей – с помощью Джека. Всё сделал он, не ты.
Алиса, не спрашивая, наливает еще. Хочет споить и что-то выведать? Ну пусть попробует. Даже Ральфу Тенмару не удавалось.
- Я знаю, герцог хотел меня убить, - принцесса горько вздохнула, прежде чем отхлебнуть не менее горькое пойло. – Честь семьи и всё такое. Сам же меня отдал и…
- Его уже нет в живых, - мягко напомнила Ирия.
- Нет. А я всё пытаюсь оправдаться… если не перед ним, то перед вами. Он ведь с вами говорил… Наверняка – говорил.
- О таких вещах говорят с мужчинами, а не с племянницами.
- Не с такими племянницами, как я. С Карлоттой Гарвиак он порой беседовал, я знаю…
Откуда? Хотя… с каких это пор Ральф Тенмар скрывал свои привычки? Тут и шпионы не нужны.
- Но мне никогда не стать ни такой, как она, ни такой, как вы! – горько рассмеялась Алиса. И залпом осушила бокал.
Ничего себе – Ормхеймская Лилия…
- Зачем принцессе быть похожей на баронессу? – в  свою очередь усмехнулась Ирия.
- Ирэн, с какого возраста вы помните людей?
Это еще зачем?
- Лет с трех или с четырех, наверное, - пожала плечами Ирия.
- Тогда вы должны помнить меня, - вдруг улыбнулась Алиса.
- Вас? Откуда?
- Когда вам было года три – ваш отец привозил вас в имение к вашему дяде. Туда же мой отец привез меня… Вы были очаровательным ребенком! Я потребовала у отца такую же куклу. О, я тогда была очень избалованной, - грустно улыбнулась принцесса. – Но он мне сказал, что играть с вами можно только там. Я, помню, всё время расчесывала и заплетала ваши волосы и представляла, что я – ваша мать. Вы действительно казались мне красивее всех моих кукол. Я еще ни у кого не видела таких ярко-зеленых глаз…
Час от часу не легче! И чего барону Вегрэ в имении не сиделось? Сидел же потом – и ничего. Хорошо еще, что Ирэн было всего три года - дети забывчивы. А если бы – тринадцать?
И еще что-то больно кольнуло… как тогда.
Лиар, трясущийся Леон, змея в голубом, ратная доска, кардинальский триумф…
Что Ирия упустила на сей раз?! Слова же лишнего не сказала. Или так только  кажется?
Не то, не там. Где же?!..
- Вы осуждаете меня?
- За что, принцесса?
За то, что сейчас вызовешь стражу и отдашь ей «родственницу»? Так не успеешь.
- Прошу вас, зовите меня Алисой, хорошо? Я лишь случайно стала принцессой… Разве мы не кузины?
- Хорошо, Алиса. Но за что я должна осуждать вас?
- Мне не грозила смерть… тогда. Других заложников держали в Ауэнте, помните?
…Ужин смертников и бутылка безупречного вина. Несокрушимые стены - из них можно выйти только на смерть.
И не заснешь ни на миг – потому что это твоя жизнь сейчас истекает песком сквозь пальцы. И ты боишься, что разбудят тебя шаги за дверью. Или скрип ключа в замке. Последний в твоей жизни…
Записка под румяной коркой пышущего свежестью хлеба. Тоже последнего. «Не смей уронить честь семьи на эшафоте. Иден и Леон тоже будут там. Не смей заорать, когда их увидишь. Карлотта Таррент»…

И никто никогда и никому не расскажет, о чём думал в ночь перед казнью. После первого в жизни смертного приговора.
Как можно забыть то, что кровью намертво запеклось в памяти? Иден не было и двенадцати, а ей предстояло умереть на эшафоте. Там было столько детей-заложников…
- Окна моего особняка выходят на площадь, вы видели?
Да. Спасибо, что напомнила.
Алиса содрогнулась. Искренне или нет? Ирии самой слишком не по себе, чтобы такое различать. И вот-вот начнет колотить дрожь. В таких случаях помогает бутылка крепкого вина… но бывшая графиня Таррент, кажется, разучилась пьянеть вовсе. Равно как и согреваться.
Вино не греет. Как и весна. Она пришла лишь для других. Для тех, кто не был в Ауэнте, в монастыре, в Альварене…
Холодно!
- Я стояла там и смотрела. После первой брачной ночи с Эриком. А он стоял за моей спиной, положив мне руки на плечи, и не давал уйти. И мой собственный дядя отдал меня ему!.. – принцесса всхлипнула.
Карлотта отдала Эйду Ревинтерам. А Леон – обеих сестер. Одну – топору палача, вторую – заживо гнить в монастыре. Ничего не поделаешь, Алиса, мы живем в реальном мире. И если постоянно думать о потерях – свихнешься!
Светлая макушка ткнулась Ирии в плечо. Слезы – настоящие, и лука вроде рядом нет. А волосы под рукой – мягкие, как у Эйды…
Подавив в горле собственный комок, Ирия неловко провела рукой по волосам принцессы. С Эйдой когда-то получалось привычно… где ты, сестренка? А жалеть Алису – как целоваться с Аланом. Чужая она. Совсем.
Или не в людях дело? Просто у самой Ирии в груди – давно уже камень. Черствый и бесчувственный.
Принцесса, как по сигналу, разрыдалась громче.
Лиар, девичья комната, вечный холод от стен (его не было в детстве -  откуда же взялся потом?), темнота, плачущая Эйда…
Если б всё повторилось – Ирия никогда и ни за что не посмела бы злиться на сестру.
- Ну что ты… маленькая…
Кто «маленький» – принцесса Алиса?!
- Не плачь… Всё пройдет. Всё будет хорошо…


Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 1927
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2619
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Изгнанники Эвитана-2.
« Ответ #5 : 29 Янв, 2018, 20:02:52 »

Похоже от Ормхеймской Лилии следует ждать всяких сюрпризов.
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5432
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6765
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Изгнанники Эвитана-2.
« Ответ #6 : 06 Фев, 2018, 20:51:55 »

Цитировать
Похоже от Ормхеймской Лилии следует ждать всяких сюрпризов
NNNika, цветики совсем без шипов тут без посторонней помощи не выживают. ;)


3
Вино. Опять. Кислое. Новая бутылка. Наливай уже, что ли?
- И тогда я увидела вас… - голос Алисы вновь звучит почти спокойно.
Ирэн Вегрэ там не было! Или была? Почему промолчала? А обязана была рассказать всю биографию - в подробностях?
- К воротам Ауэнта подъехал князь Всеслав Словеонский. Он хотел вас всех освободить… я тогда еще об этом не знала, вы – тем более. Простите, Ирэн, что напоминаю, но иначе вы меня не поймете. А я должна объяснить… - принцесса вдруг заговорила быстро, запинаясь, вздрагивая на каждой фразе. – И тогда вы… вы вытолкнули вперед нескольких детей. Троих, кажется…
Троих. Одной из них была Иден.
- …бросились вперед – к его коню, и крикнули: «Помилуйте хотя бы их!»
…Мощеный брусчаткой двор – щедро залитый последним в их жизни солнцем. Сказочно красивый белокурый всадник на белоснежном коне.
- Я приказываю их отпустить! – он развернул коня, собираясь уехать прочь.
- Они схватят нас снова – уже за воротами!..
- Какая упрямая! – рассмеялся князь. – Держите.
Он, перегнувшись с коня, вложил золотой, еще теплый диск в ее руку – и на миг их пальцы соприкоснулись.
Так уже было… где-то, с кем-то, когда-то… Не вспомнить – память ускользает сквозь пальцы, оставляя лишь настоящее…
- Здесь мой светлый лик! – ироничная усмешка скользнула по прекрасному (без единого шрама!) лицу. – Пусть только кто посмеет теперь не отпустить вас – вопреки приказу князя Всеслава Словеонского и Старградского…

- У вас только волосы тогда были другого цвета… - почти прошептала Алиса.
Продолжает ли она путать их с Ирэн?
Ты сошла с ума, Ирия?
- Вы были… это трудно объяснить, но вас не было жаль…
«Жалость унижает сильных. Поэтому мне и не жаль тебя, Ирэн»…
А Анри было ее жаль.
- …вас невозможно было жалеть – настолько вы сильная и смелая! И я… я так хотела, чтобы вы стали моей подругой. Рядом с вами я бы тоже ничего не боялась.
«Я еще ни у кого не видела таких ярко-зеленых глаз»…
У Ирэн Вегрэ – карие. Хоть и с прозеленью.
- А меня никто не спрашивал… - принцесса сплела и вновь расплела тонкие пальцы. – Ни когда отдавали в заложники, ни когда вели к алтарю… И просить за других я бы не решилась - никогда. Просто свадьбу уже сыграли. Да и Эрик – принц, пусть и незаконный,  а не графский сын. Только потому меня и не вернули герцогу Тенмару. На смерть. Ирэн, я не пытаюсь вас использовать! – совсем тихо проговорила Алиса. – Нас сейчас никто не подслушивает, я знаю… А вы… вы не предадите меня, я верю… Вы ненавидите Ревинтера, а он – ненавидит меня. Возможно, скоро вам будет негде жить. Я не сильнее и не смелее вашей сестры, но в моем дворце, пока я – принцесса, для вас место всегда найдется. А там… кто знает…
Если эти слова не означают «Я знаю, кто вы. У нас общие враги, и нам нужно объединиться», то Ирия – кузина Одетта, страдающая глухотой, склерозом и маразмом.
- И я… я понимаю ваши чувства… Мой кузен Анри - замечательный человек!..
Нет! Этого еще не хватало… Еще и здесь! И сейчас.
Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 1927
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2619
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Изгнанники Эвитана-2.
« Ответ #7 : 09 Фев, 2018, 08:24:40 »

У Ирии новый союзник? Знать бы насколько надежный...
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5432
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6765
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Изгнанники Эвитана-2.
« Ответ #8 : 14 Фев, 2018, 18:25:19 »

Цитировать
У Ирии новый союзник? Знать бы насколько надежный...
NNNika, вот и сама Ирия не знает. :D

Часть вторая. Шепот теней.
В угрюмом сне застыли вещи,
Был страшен серый полумрак,
И словно маятник зловещий
Звучал мой одинокий шаг.
Александр Блок.

Глава первая.
Начало Месяца Заката Весны.
Эвитан, Южный Тенмар – Лютена.
1
- Подожди-ка, подожди-ка! – Витольд – хороший парень. Но не понимает очевидных вещей! – Ты хочешь сказать, твой дядя сам отправил тебя в гости к некоему дворянину? Весьма далекому от понятий чести – по словам того же дяди? Куда ты едешь – никто, кроме этого родственника, не знал. А по дороге на тебя напали бандиты? Во главе с секретарем опять же – твоего дяди. И при этом ты упорно считаешь, что дядя - ни при чём. Ну ты даешь!
Они ругаются уже полчаса! Хорошо хоть – никто не слышит. Кроме не самых лучших в подлунном мире коней, дорожной хляби, пронизывающего ветра и похожих на черные озера полей по окраинам бесконечной дороги. А еще – унылых, с осени голых деревьев на горизонте!
Брр!
- А куда нам еще ехать? – почти равнодушно вопросил Леон.
Он замерз, устал. На холоде разнылась едва успевшая зажить рана! Сейчас бы - в тепло постоялого двора!
Вряд ли кто ищет лиарского беглеца на юге Тенмара. Четвертой ночевки у костра Леон просто не выдержит! Он – не кошка, чтобы на нем всё мигом заживало. Леон – ранен, от усталости еле держится в седле! И при этом еще должен спорить с не слишком умным собеседником, чей конек – продолжать спор ради спора!
- Да куда угодно, но не в пасть же к голодному шакалу!
Юный лорд с тоской потуже затянул плащ. Зима превратила лисий мех в тончайший шелк. И жалкая тряпка не спасает ни от ледяного ветра, ни от зябкой сырости!
- Почему ты думаешь, что дядя Ив заодно с секретарем? – Леон и сам в это почти верил. Но не признавать же теперь правоту Витольда!
- Да хотя бы потому, что он отослал тебя к этому Игнасио Веге!
Вит уже почти орет. А еще из Ритэйны! Впрочем, он ведь десять лет болтался на Юге. Карлотта – тоже южанка. А секретарь дяди и вовсе – вылитый бродяга-банджарон. На одну рожу стоит взглянуть...
- Ты не знаешь этого Вегу, а я знаю! Его папаша – первая мразь Илладэна! Замечен во всём, кроме людоедства.
Завтрак Леона едва не вырвался обратно!
– Не оказался в тюрьме лишь потому, что имеет связи при дворе! И нехилые, учти. А сам Игнасио… то же, что и его папенька, только меньших масштабов. Не успел еще просто, знаешь ли… И к такому мерзавцу дядя отсылает родного племянника? Помнишь сказку о девочке, которую мама в лес послала - с пирожками для больного дедушки-лесничего?
- Но там ведь оборотень принял облик матери…
- А твой дядя – сам оборотень! Только в другом смысле. Понятно?
 - Но я же его племянник…
Как же зверски холодно! А еще – мерзко и тоскливо! Ведь Творец есть. Так зачем же допускает, чтобы родные предавали родных?! Почему не карает клятвопреступников?!
- Когда речь о деньгах или чтобы выслужиться перед хозяином - родственные связи побоку, поверь мне!
Горько усмехается Вит, тоскливо молчат мокрые черные палки деревьев.
Сейчас бы слезть с коня, рухнуть на землю и разреветься! Но не в эту же сырость… Были бы здесь сухие листья! И чтобы папа был жив и гладил по голове. Жить бы снова дома, тайно любить Полину, мечтать о гвардии!
Слезы упорно лезут на глаза. От ледяного ветра! Ну почему даже здесь, в Тенмаре, столь холодная весна?!
Почему нельзя на теплый и сухой постоялый двор? Почему пришлось ехать кружным путем – из-за проклятых отрядов на границе? Да и те – лишь по слухам окрестных крестьян.
Да даже если там и впрямь видели каких-то людей - так в цветах же Ормхейма! Какое Эрику-то дело до Леона?!
Собирались же ехать напрямую… Почему, ну почему Витольд - такой осторожный?!
- Дядя мог не знать обо всём…
Так хочется в это верить! Верить хоть во что-нибудь… Леона не могли послать на смерть! Не может быть, что он больше никому не нужен. Что его предали все! Творец такого не допустит…
- Тенмарец – и не знал? – Витольд рассмеялся – сухо и зло. – Да и чего он не знал? Если уж ему известно, что младший Вега – контрабандист! Не удивлюсь, если выяснится, что твой добрый дядюшка еще и с ним в доле…
- Но… - юный лорд понял, что краснеет. Может, хоть на холоде это не так заметно?
Или у Вита глаза тоже слезятся от ветра?
- Ты что? – То ли глаза виконта Тервилля вовсе не слезились, то ли он читает мысли. – Ты никак решил, что на Юге каждый второй контрабандой промышляет? А в Илладэне и вовсе - каждый первый?
- Да ничего я не думал...
Витольд, слава Творцу, кажется, не зол. Просто удивлен.
- Север ничем не отличается от Юга, Леон. – От непонятной, пронзительной горечи в тоне стало совсем тоскливо. – Везде есть подлецы и предатели, петля убийцы, нож в спину, яд в бокал. И честь и порядочность – тоже везде. Не вешай нос! – он, дотянувшись, осторожно тронул собеседника за плечо. Здоровое. – Прорвемся! Кстати, возможно, Илладэн – не такая уж безумная мысль. Там нас вряд ли станут искать. Если твой дядя обо всём знал – сейчас считает тебя мертвым. Властям он тебя сдавать и не собирался. У него было на это время, пока ты у него гостил. А если он просто честный дядя – значит, никому не скажет и про Илладэн. Решено, едем.
- В Илладэн?!
Кажется, хмурый каурый Вита – и тот повеселел. Еще бы – в Илладэне тепло! Там зима – как в Лиаре конец лета. В крайнем случае – как Месяц Рождения Осени.
- В Илладэн. А оттуда, как и собирались, в Аравинт. В Илладэне я хоть кого-то знаю. Потому что к твоему Игнасио Веге мы точно - ни ногой. Без него доберемся.

Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 1927
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2619
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Изгнанники Эвитана-2.
« Ответ #9 : 21 Фев, 2018, 08:33:58 »

Цитировать
Леон – ранен, от усталости еле держится в седле! И при этом еще должен спорить с не слишком умным собеседником, чей конек – продолжать спор ради спора!

Цитировать
Ведь Творец есть. Так зачем же допускает, чтобы родные предавали родных?! Почему не карает клятвопреступников?!

Цитировать
Сейчас бы слезть с коня, рухнуть на землю и разреветься! Но не в эту же сырость… Были бы здесь сухие листья! И чтобы папа был жив и гладил по голове. Жить бы снова дома, тайно любить Полину, мечтать о гвардии!

 
Цитировать
Леона не могли послать на смерть! Не может быть, что он больше никому не нужен. Что его предали все! Творец такого не допустит…

Просто обожаю честного, справедливого и мужественного Леончика...
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5432
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6765
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Изгнанники Эвитана-2.
« Ответ #10 : 26 Фев, 2018, 21:13:21 »

Да, Леон - просто лапочка. :D

2
Общие обеды в Гербовой Зале - еще одна милость, отныне дарованная Элгэ. Ее удостоили удовольствия лицезреть надутое дядино лицо и постную рожу супруга. А заодно - портреты самого графа и обеих его покойных жен. В придворно-церемониальных одеяниях.
Нельзя радоваться чужому горю, но хорошо, что изображения более дальней дядиной родни остались в Мидантии. Портреты их общих предков патрицианского рода Ландерини. Дядя, получив в Эвитане титул Мальзери, немедленно отказался от прежней родовой фамилии.
Предложенные свекром новые наряды остались в супружеской опочивальне. Элгэ по-прежнему идет вишневый шелк, а не бледно-желтый бархат. И уродовать себя на радость графу Мальзери она не намерена.
Еще ей идет именно такое декольте, а не его полное отсутствие. И не тряпичная вставка на его месте.
И совершенно незачем кутать шалью столь прекрасные плечи. Впрочем, на перевитую мелким жемчугом прическу Элгэ согласна – хоть рубины подошли бы лучше.
Молниеносный взгляд в золоченую раму. Усмехнуться в собственные ледяные глаза. Хороша! В любом виде. Лучше только Кармэн, но от герцогини Вальданэ Юстиниан сбежал бы еще быстрее. От нее бы и дядя удрал.
Как десятки поколений дам до нее эвитанская аристократка медленно спустилась по устрашающей длины лестнице с еще более устрашающими мелкими ступеньками. Опираясь на руку мрачного, льдистоглазого супруга.
Впрочем, возможно, древним предшественницам Элгэ везло с мужьями ничуть не больше. В конце концов, ей мог достаться в супруги и сам граф Мальзери. (А что? Дядя – вдовец.)  Или Гуго Амерзэн собственной персоной. Б-р-р!
Все остальные - уже внизу. Ах да – Элгэ же непозволительно долго задержалась за выбором туалета. Простите южную дикарку. Молча простите. Не нравится – надо было выбирать дрессированную северянку.
В глазах рябит от серых ливрей. Слуги-статуи готовы обслужить высокомерных хозяев.
Хозяин дома – во главе разновозрастных и разнокалиберных приживалов и приживалок. Зверинец в сборе.
И рота пустых кресел.
- Садитесь! – ледяной глас Валериана Мальзери известил всю камарилью: ей милостиво позволено занять положенные места. Которых, кстати, всё равно в два-три раза больше, чем домочадцев.
Как смеялась бы Кармэн – окажись она в подобном месте! А Алексис, будь он жив, садился бы по очереди в каждое пустое кресло, корча при этом уморительные рожи. А потом засыпал бы комплиментами приживалок. Всех подряд.
Усадив в кресло супругу, Юстиниан уныло побрел на свой конец стола. В обход. Место наследника титула – напротив жены. Рядом с отцом.
Легкая гримаса раздражения искривила всё еще красивое (чего не отнять – того не отнять) чело Валериана Мальзери. Приживалки, чинно опустив долу тусклые глаза, дружно рассматривают что-то в пустых тарелках.
А в Аравинте сейчас цветет виноград… Если его не вырубила солдатня Эрика Ормхеймского!
Только все схватились за ложки – стук в дверь. Почтительный, но твердый.
- Войдите! – Прямо не граф, а сам король. Ладно хоть не «Кто посмел тревожить меня во время обеда?!»
Слуга. Элгэ за последние дни успела приглядеться к дядиным холуям. Этот пользуется его особым доверием.
Подошел – чеканя шаг. Вручил белый конверт.
Эх, научиться бы читать через стол! И сквозь бумагу.
Свекор удостоил письмо беглого взгляда.
И изменилось лицо. Всего на миг – но это же каменная рожа самого Мальзери! Кто еще, кроме Элгэ, мог довести его до такого? А главное – чем?
Встал. Вышел. Почти стремительно.
Илладийка с немалым трудом заставила себя есть. Не голодать же. И незачем привлекать внимание.
Что все-таки в этом проклятом послании, а? Или…. оно - вовсе не проклятое?
Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 1927
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2619
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Изгнанники Эвитана-2.
« Ответ #11 : 27 Фев, 2018, 08:27:34 »

Очень рада новой встрече с Элге!

Цитировать
Что все-таки в этом проклятом послании, а? Или…. оно - вовсе не проклятое?
А уж читателям как интересно!
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5432
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6765
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Изгнанники Эвитана-2.
« Ответ #12 : 08 Мар, 2018, 00:30:04 »

3
Для всего подзвездного мира Элгэ - теперь Мальзери, виконтесса Эрдэн, – нездорова. И только потому не покидает стен особняка.
На деле же…
Нет, можно, конечно, найти способ вылезти через окно. Один раз.
Пробраться мимо стражи, выскользнуть через ограду… Но побег обнаружат раньше, чем Элгэ успеет вернуться. И какие меры будут приняты – лучше не представлять.
Точнее – представить. Чтобы не погубить всё преждевременными глупостями.
Совсем бежать пока некуда. Кардинал - всё еще болен. А больше в Лютене илладийка не знает никого. И самого города – тоже.
Служанка – та самая – порассказала «доброй» госпоже немало интересного. Но чтобы успешно скрываться, нужно изучить не центральные улицы и храмы (к тому же – с чужих слов), а подворотни и заброшенные чердаки. Причем – те, о которых не известно никому другому.
А еще необходимы деньги. Потому как бежать из Эвитана без Диего и Алексы - нельзя. У Элгэ нет армии, чтобы вернуться за ними потом. А Аравинту сейчас - не до помощи кому бы то ни было. Если б Кармэн могла их выручить – давно бы уже это сделала.
Бежать – единственный выход. Ни к каким интригам илладийскую пленницу не допустят. Надеяться на это было глупо с самого начала. Влияния на мужа у нее нет. Для такого нужно, чтобы он жену любил или хоть желал. А любит и желает он явно кого-то другого.
А граф Мальзери – кто угодно, но не дурак. И вовсе не намерен позволять Элгэ выйти за рамки его плана: родить Юстиниану наследника и скоропостижно скончаться.
По обоюдной договоренности муж, во избежание слухов, ночует в супружеской спальне. И им вполне удобно на разных концах громадной кровати. Никто в особняке (будем надеяться) не знает, что никаких альковных отношений между новобрачными нет и не было.
И это - всё, чего Элгэ пока добилась. Не считая свободного перемещения по особняку. Пусть и под постоянным присмотром вышколенных псов и псиц дяди… свекра.
Да – еще редких прогулок в карете. С «эскортом». Тоже неплохо – хотя из окна на ходу много не высмотришь. Тех же чердаков и подвалов, к примеру.
Да и «свобода перемещения» дает не много. Разве что Октавиану, когда вернется, не понадобится вновь лезть к Элгэ в окно. А то еще наткнется на брата… Уж на минуту-то она найдет способ остаться с кузеном наедине. Если тот, конечно, не решит, что помогать ей и ее брату – себе дороже.
Еще в особняке Мальзери неплохая библиотека. Но бесконечно читать тоже невозможно. Особенно, когда сходишь с ума от тревоги - каждый миг. А фехтовальный зал теперь для Элгэ – табу.
Впрочем, лучше уж читать, чем вообще ничего не делать. В цветнике Кармэн несколько дам не интересовались ничем, кроме сплетен и кавалеров. Здесь бы ветреные красотки рехнулись с тоски, но сюда они не попадут.
Открой очередное творение «великого» Ленна, Элгэ. И не смей метаться по комнате - загнанной пантерой! Хватит. Для всех ты смирилась.
Читай. Или просто сиди за книгой. Обдумывай варианты побега - отбрасывая один за другим.
Лоренцо Винсетти называл Элгэ умнейшей из его учеников. Вот и представился случай проверить, правда это или просто лесть красивой девчонке. Философ – мужчина. Он знал, кому какой комплимент отвешивать.
Если отсюда не выбраться – больше уже не будет ничего. Не только светских бесед и умных диспутов в салонах. Еще и пьянящего вихря балов и счастливого звона бокалов. Самых прекрасных в мире илладэнских рассветов и меркнущих в пронзительно-синем небе закатов. Звонкого рога осенней охоты и сонетов Алексы – которые она так и не научилась писать.
Больше никаких танцев у костра и поисков Ведьминого Цвета в Заповедную Ночь.
Не будет не только света и солнца. Еще и самой жизни. Ни для Элгэ, ни для Диего. А брат – слишком молод, чтобы умереть. И слишком безгрешен.
Ну кто тебя просил, дура, лезть в змеиное логово, называемое «Эвитаном»?
Когда вошла служанка – расплести госпоже на ночь волосы, Элгэ Мальзери по-прежнему сидела за книгой. С обычным холодно-равнодушным видом. «Лед, блестящий на солнце».
Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 1927
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2619
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Изгнанники Эвитана-2.
« Ответ #13 : 09 Мар, 2018, 10:36:38 »

Большое спасибо за новое продолжение.
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5432
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6765
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Изгнанники Эвитана-2.
« Ответ #14 : 15 Мар, 2018, 20:50:08 »

Глава вторая.
Эвитан, Лютена.
1
Юстиниан всегда является в супружескую опочивальню не раньше одиннадцати. И не позже четверти двенадцатого.
Сегодня часы пробили полночь.
Элгэ ждала благоверного, как и положено примерной жене – в постели. Читая легкий роман. И размышляя, сколь верны слухи, что Ричард Касл – на самом деле дама. По стилю похоже. На редкость странно описан главный герой. И на удивление правдоподобно – героиня.
Бедняжка-романистка - если ее разоблачат. Ни один приличный дом до конца дней не раскроет двери перед столь запятнавшей себя дамой. Будем надеяться, «Ричардина» живет там, где «приличных домов» нет.
А что-то другое лучше читать без посторонних глаз. И так Элгэ целую неделю ходила с удвоенным «эскортом». После того, как кислолицая Мэйбелл Гэрсайд, кузина второй жены свекра, заметила в руках хозяйской невестки «Историю ядов и отравлений прошедших веков». И илладийка зареклась столь явно эпатировать местный бестиарий.
Где змеи носят Юстиниана? Не в чьей-нибудь же постели. Хотя хорошо бы…
Элгэ, тяжело вдохнув, задумалась. Не откладывая книгу. Мало ли какая свинья сейчас пялится в невидимую щель в стене?
Как юной илладийке были когда-то непривычны жизнь на виду и свободное обращение при дворе Вальданэ! Как поначалу раздражал Виктор, добивавшийся ее расположения - еще с той эпиграммы…
И как огромна разница между веселым любопытством друзей и жадным, пронырливым шпионажем слуг! И между галантным кавалером Виктором и свиноподобным мужланом Гуго. Или постнолицым Юстинианом - готовым по приказу папочки выполнить «супружеский долг». Набормотавшись предварительно молитв. И не спрашивая согласия жены.
Даже если закрыть глаза – вспоминаются не огненные танцы на площади, среди фонтанов и роз. И не вольный бег разгоряченных погоней коней – на охоте, под пение пронзительно-звонкого рога…
Перед внутренним взглядом встает лишь то, что сейчас творится в Аравинте. Где уже не первый день топчутся сапоги солдатни Ормхеймского Бастарда. Желающего вдоволь повоевать. И получше выслужиться перед слабоумным братцем-корольком. Идиотом, что в детстве мучил котят, а сейчас нашел более… изысканные развлечения.
Элгэ передернуло.
Двадцать пять минут первого. Где благоверный, а?
… - Поженимся, и верная супруга будет ждать муженька в постели - в кружевном пеньюаре?..
- А в мужском камзоле - нельзя? – хохотнул Виктор. – Или, как сейчас – без него?
- И как сейчас – на сеновале? – фыркнула Элгэ. – А в наряде танцовщицы тебя не устроит? С кастаньетами?
- Можно и с кастаньетами, – великодушно махнул рукой Виктор.
Золотистое сено пахнет полевыми цветами. Свежие, еще хранят тепло солнца…

Виктор бы долго смеялся - услышав подробности свадьбы, что получила Элгэ в итоге. Смеялся бы - если б речь шла не о его женщине.
Стук в дверь заставил вздрогнуть. Ну наконец-то! Второй час, Темный и все змеи его!
- Сударыня, это я, - ледяной голос Юстиниана впервые принес облегчение.
- Входите, супруг мой, – столь же чопорно разрешила Элгэ. Едва удержавшись добавить «и повелитель».
Еще примет всерьез. С этой семейки станется…
А вот что с благоверным не всё в порядке – поймет и последняя северная курица. Юстиниан закрыл дверь, быстро затушил свечи. Шурша халатом, нырнул под одеяло. Халат полетел в сторону кресла.
Кажется, не промахнулся.
Так не ложатся спать – так тревогу прячут. Или слезы. Что с муженьком? Ездил к тайной любовнице и теперь прячется от папеньки? Или ездил и застукали?
Любящая супруга приоткинула одеяло. Лезть в душу - не есть признак хорошего тона. Особенно на севере и в этой семье. Но Элгэ – не урожденная Мальзери и не северянка. А илладийская герцогиня имеет полное право на дурной тон и плохое воспитание!
Верная жена чутко вслушалась. Всхлипываний нет. Но такая тишина зависает, когда задерживают дыхание. И боятся шелохнуться.
Элгэ осторожно тронула добытый еще в первые дни плена, спрятанный под подушкой кинжал. Если их сейчас придут убивать – негодяев ждет сюрприз...
Совсем с ума сошла?!
Нужно понять, что случилось! Это может касаться Александры, Диего… Кармэн, Виктора и всех, кто в Аравинте!
В Аравинте, в Вальданэ, в родном Илладэне – когда рядом были одни друзья - Элгэ считала, что способна разговорить любого. Было бы желание.
Но так и не смогла понять этого холодного, равнодушного человека – ее супруга перед Творцом и людьми. Не смогла… да и не пыталась. И теперь одна фраза может испортить всё!
Глухой, едва слышный стук оборвал сомнения. Удары - будто чем-то небольшим, но тяжелым. Молоток? Нет ничего странного, когда кто-то забивает гвоздь… но не в два же часа ночи! И не в особняке, полном спящих людей.
Творец, что творится в этом змеином логове?! И… почему так страшно? Даже в замке Адор не нападал столь липкий, парализующий ужас. Будто сталкиваешься с чем-то…
Прекрати!
Змея неслышно ползет во тьме к спящим людям. Скользит по простыне гладкое, ледяное тело, готовятся к атаке ядовитые зубы…
Да прекрати же!
- Юстиниан! – прошептала илладийка. В темноте хватаясь за трут и огниво. Хорошо, всё под рукой. Кармэн приучила. – Что это?..
Узкая, неожиданно сильная рука крепко сжала запястье Элгэ:
- Не зажигай!
В отблеске жалобно потухших искр она успела разглядеть бледнее обычного лицо Юстиниана. Влажный блеск вспотевшего лба, рубиновая капля крови из прокушенной губы… Такое приснится ночью – испугаешься… даже если никто нигде и не стучит!
- Не зажгу! – Элгэ неосознанно накрыла его руку своей.
Какая холодная!
Огниво и трут девушка пристроила рядом. У стены. На крайний случай.
- Что за грохот? Это в том крыле, да? – илладийка склонилась так низко, что даже во тьме разглядела светло-серый оттенок глаз… и непонятный ужас в них!
Склонилась, чтобы тише спросить. Но Юстиниан вместо ответа крепко сжал обе ее руки, рывком притянул девушку к себе… А его сердце колотится, как у загнанной лошади.
Вот так и делаются глупости! Под такой вот непонятный шум. Под потусторонний ужас – скользящий во тьме из души в душу. Тут любая мороженая рыбина пылким жеребцом станет!
Впрочем, нет – желанием и не пахнет. Юстиниану просто холодно… И страшно.
Объясните кто-нибудь, что творится в этой Бездне?! Дайте шпагу! А в другую руку – факел, нечисть отгонять!
Вот и выговорилось.
Нежданно выкатилась на небеса луна. И хоть немного осветила комнату. Превратила тьму в полумрак… но почему-то не убавила жути!
Стучат. По-прежнему. Громче двух человеческих сердец вместе взятых.
Забивают пятый или шестой гвоздь… в крышку гроба
Кончай паниковать и сочинять невесть что!
В детстве они с Виктором и Грегори бегали искать русалок. А еще – Ведьмин Цвет. И не нашли. Ни разу.
Почему так страшно? Элгэ никогда не боялась темноты. Почему нельзя просто зажечь свет?!
Юстиниан обнимает жену судорожно, но совсем по-братски – за плечи, пристроив ее себе на грудь. И дальше заходить, похоже, не собирается…
Как дети в темноте, честное слово! Лежат, дрожат и ждут, что сейчас придет… Прекрати!
- Юстиниан, почему нельзя зажечь свет? – шепотом, в самое ухо.
- Мы спим, Элгэ! – Кажется, он впервые произнес ее имя. Впервые – за все эти дни. – Мы спим…
Заснешь тут, как же!
А еще несколько фраз назад он впервые со времен детства обратился к ней «ты», но это уже совсем неважно…
Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.