Расширенный поиск  

Новости:

Для тем, посвященных экранизации "Отблесков Этерны", создан отдельный раздел - http://forum.kamsha.ru/index.php?board=56.0

Автор Тема: Изгнанники Эвитана-2.  (Прочитано 12303 раз)

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2055
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2766
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Изгнанники Эвитана-2.
« Ответ #165 : 18 Авг, 2020, 21:52:34 »

С этим прекрасным юношей мы в "Мидантийской балладе" вроде не встречались?
Те события еще не начались вроде?
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5760
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6947
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Изгнанники Эвитана-2.
« Ответ #166 : 30 Авг, 2020, 20:16:48 »

Цитировать
С этим прекрасным юношей мы в "Мидантийской балладе" вроде не встречались?
Те события еще не начались вроде?
NNNika, не начались. И прекрасный юноша проведет их в Квирине, на каникулах. ;)

3
За порогом оказался просторный и приятно прохладный зал. Сейчас бы отдохнуть!
Размечтался! Навстречу уже спешит весьма откровенно одетая красотка. Не то чтобы первой молодости, но еще очень даже ничего. Дядина наложница? Свободная или… иначе?
- О, дорогой Алексис, добро пожаловать!
К розовым платьям мидантиец относился нормально. В домах терпимости и не к такому привык. И вырезы там бывали и поглубже.
Проблема – что сейчас он в особняке дяди. А дама, похоже, хозяйка особняка. И судя по ее улыбке – она-то как раз забыла, что здесь не пресловутый дом терпимости.
Опять! Ну почему, где бы Алексис не оказался – на его пути всегда встречаются роскошные дамы старше лет так на десять-пятнадцать? Констанция, Гизела… А теперь еще и  дядина жена.
Красавица призывной походкой танцующей то ли пантеры, то ли тигрицы неотвратимо приближается к «племяннику». Всё так же призывно улыбаясь.
Алексис и рад бы принять ее поведение за гостеприимство. Но… прежде ни разу не спутал. И если бы еще получилось оторвать взгляд от выреза платья… У милашки Елены из заведения госпожи Инес декольте куда целомудреннее.
- Дорогой племянничек! – проворковала любящая тетушка. И, видимо, чтобы наивный юноша растерял последние сомнения – коснулась тонкими пальчиками его руки. Выше локтя. Вполне жест тети. Если бы она при этом не влипла своим… вырезом в камзол Алексиса.  – Дорогой племянничек, мы с твоим дядей счастливы видеть тебя здесь.
Ну почему он не остановился в гостинице? Тогда уж точно не стоял бы выбор – разозлить дядю или его любвеобильную супругу?
- Я провожу тебя в твою комнату, - хрупкие с виду пальчики львиной хваткой впились в запястье племянника.
До постели его тетушка, без сомнения, тоже проводит.
- Я тоже рад вас видеть, дорогая тетя, - выдавил юный мидантиец, старательно пытаясь улыбнуться. Жуткое, наверное, зрелище.
Но у дядиной жены нервы крепкие.
- Пойдемте же, милый Алексис! Ты ведь разрешишь своей тете называть тебя так, мой дорогой мальчик? Идем, ты наверняка хочешь освежиться с дороги. Слуги сейчас приготовят тебе ванну.
А тетушка потрет спинку. По-родственному. А то и освежится за компанию.
- Меня, наверное, хочет видеть дядя…
Ну и дурак же ты! Даже если и хочет – это будет означать, что ты вовсе не против «освежиться» потом.
Ну почему жена дяди – не старуха, не уродина или хоть не добропорядочная матрона?
- Дядя подождет… - тетушкина рука поползла вверх – к его плечу.
- Кузен Алексис, мой отец и ваш дядя ждет вас! – звонкий, пронзительно-отчетливый голос вызвал на лице тети некрасиво-кислую гримасу.
Красотку будто оса ужалила. Или рука племянника превратилась вдруг в крапиву?
- Валерия! – эвитанской гадюкой прошипела тетя. – С каких это пор гостей встречает несовершеннолетняя девица?
Алексис помнил смешную девочку с двумя темными косами. Вечный «хвостик» красивого, «взрослого» кузена. И полагал, что она вряд ли сильно изменилась. В четырнадцать красивы лишь танцовщицы из Хеметис.
Ошибся.
На вид кузине – все шестнадцать. Стройная, гибкая фигурка лишь подчеркнута квиринской туникой до колен.
Есть все-таки что-то в этой моде. Когда ее придерживаются не любвеобильные тетушки!
Блестящая волна черных волос, точеный профиль, огромные агатовые глаза. И хороша же ты теперь, сестренка! Немудрено, что перезрелая мачеха вот-вот с зависти лопнет.
- Идем, кузен!
Бессловесной жертвой из сказки Валерия не стала ни в коей мере. Столько презрения в устремленных на мачеху глазах Алексис встречал лишь во взгляде Мидантийского Леопарда. Или Мидантийской Пантеры. При виде дяди Юлиана.
А вот на самого юношу кузина глянула куда благосклоннее.
Вторая за последние четверть часа дамская ручка подхватила юного мидантийца под локоть.
Какое все-таки чудо – квиринские наряды! Выезжают дамы в обычных светских платьях, но дома… Ох уж эти туники юных барышень!
Представлена ли уже кузина в свет? Вряд ли. Хотя если Алексис ошибся на год-другой… В прежние-то годы ее возраст интересовал его даже меньше вышивок предыдущей тетушки.
- Вы меня спасли, кузина.
- Валерия, - рассмеялась девушка. Мелодично и искренне.
Решила, он уже и имя запамятовал?
Все-таки Квирина – не Мидантия.  Здесь всё проще. Замужние дамы доступны откровеннее, юные девы не опускают глаз.
- Увидев, что вас вот-вот сожрет… эта, я не могла не прийти к вам на помощь.
- Так дядя меня не ждет?
- Уже ждет, – серебристый смех девушки напомнил колокольчик. – Я послала слугу доложить, что вы жаждете его видеть. И у вас для него – целая куча новостей из Мидантии. Так что сочиняйте новости. И свежие сплетни.
Ему их и сочинять не надо – на три романа хватит. Но, увы - не из тех, что рассказывают давно не виденному дяде. Особенно, если намерен у него поселиться. Надолго. Да еще и заручиться родственной поддержкой и покровительством.
Неплохо бы и для кузины придумать какую-нибудь романтическую историю. Юные девы обожают слушать про трагическую любовь не меньше, чем зрелые дамы – о том, как молодо выглядят.
А еще – нужно быть осторожнее. Все альковные приключения – вне дядиного дома. Кузина - слишком невинна, тетя слишком… наоборот. И за обеих дядя если не убьет, так из дома выставит. Заодно ославив на всю Сантэю.
И правильно сделает.


Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2055
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2766
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Изгнанники Эвитана-2.
« Ответ #167 : 04 Сен, 2020, 20:27:30 »

Тяжела судьба дядиного племянника!
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5760
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6947
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Изгнанники Эвитана-2.
« Ответ #168 : 12 Сен, 2020, 20:54:21 »

Цитировать
Тяжела судьба дядиного племянника!
NNNika, ага, причем уже со вторым по счету дядей. ;D

Глава вторая.
Квирина, Сантэя. – Аравинт.
1
Белый лебедь величественно плывет по синей двери. А ее ручка - перо его крыла.
- Дорогой племянник!
Встающий из-за стола дядя – это, конечно, не тетя. Спинку тереть не полезет, и выреза у него нет. Но такое обращение успело уже оскомину набить. Сладкое – вкусно, но приторное…
И почему Алексис не поселился в гостинице? Может, еще не поздно?
Мидантиец бросил тоскливый взгляд в окно. Там солнышко светит! Настоящее - не то, что на местных монашеских сутанах.
Юноша обреченно опустился в позолоченную парчу мягкого кресла. Дома отец предпочитает кожаную мебель и абсолютно прав. Но в предложенном кресле под обивку не лезут.
- Сейчас принесут обед, - дядя потянулся к пузатому графину с золотистым вином. И поспешно налил себе и племяннику.
Себе – первому. И больше. Намного.
Вообще-то его лицо юному Стантису не нравится. Дядя явно пьет много. И давно. Немудрено, что в доме – готовый бордель. Ну ты и вляпался, Алексис!
- Благодарю, дядя.
- Как здоровье батюшки?
Почтительный сын и сам хотел бы знать. Батюшку он не видел три месяца. А письма на проезжую дорогу не доходят.
- Спасибо, он здоров. Шлет вам письмо.
Вот и всё. Предваряя вопрос: «Надолго ли ты к нам?»
Разумеется, письмо дядя взял. И отложил, дожидаясь, пока слуги (это юные дамы щеголяют в туниках, а прислуга – в ливреях) внесут в кабинет вкусно благоухающие блюда. И еще три графина - с разными винами.
Соблазнительно, конечно, составить дяде компанию. Всё равно выпьешь меньше такого собутыльника.
Соблазнительно – в память об отцовском доме, где уже третий бокал приходилось разбавлять. Под бдительным родительским взглядом. А теперь – можно всё.
Но напиваться тоже лучше за пределами столь гостеприимного дома. Чтобы не проснуться в шелковой постели тети.
Прежде чем перейти к родственному посланию, дядя успел наговорить племяннику комплиментов из репертуара: «Как ты вырос!» Отметить поразительное сходство Алексиса с отцом. И под это дело осушить четыре бокала и ополовинить пятый. Причем вино оказалось вовсе не разведенным.
И все-таки сердце ухнуло куда-то вниз – когда обрамленные нездоровыми мешками опухшие дядины глаза уткнулись в голубоватый навощенный лист. Подделка на не слишком искушенный взгляд Алексиса – идеальная. Дело рук истинного мастера. А квиринский родственник уже захмелел как целая сапожная мастерская. Но всё же…
- Ох уж эти женщины! – дядя залпом осушил остатки бокала. И торопливо налил из другого графина – ярко-рубинового. Себе и племяннику. – Искренне сочувствую, мой дорогой мальчик. Ты расскажешь мне эту грустную историю своими словами?
То ли пьяный Гай Валерий Марцелл Флавиан Талес тоже любит любовные драмы, то ли хочет выслушать версию племянника и сравнить обе.
Скорее – первое. Да и второго можно не опасаться. По вполне понятным причинам.
- Я влюбился в одну даму. Вдову. Она – необыкновенная женщина!
- Такое часто бывает! – дядюшка пьяно хихикнул и подмигнул, подливая еще. Себе и племяннику. – Вот была раз у меня…
Алексис с дороги предпочел налегать на фазанье жаркое и перепелов в желе. Но всё равно в голове уже предательски шумит. Слишком мало опыта в возлияниях. Потому как прежде каждый третий бокал…
Может, дядя так увлечется собственным прошлым, что напрочь забудет чужое? Пусть и недавнее?
- …в кого же влюбляться, если не во вдов, мой дорогой племянник. Помню, знал я одну… За замужнюю матрону можно схлопотать дуэль с ревнивым рогоносцем. А ревнивые рогоносцы все почему-то сплошь – хорошие дуэлянты…
Не все. Дядюшка – вряд ли. Хотя, возможно, он – рогоносец не ревнивый.
- Да… о чём я? О матронах! Так вот – о них лучше забыть. А девицу в жены всё равно подберут родители. И правильно. Надо же, чтобы порядочная, из хорошей семьи...
Вряд ли тогда кузину Валерию посчитают подходящей невестой. Хотя змеи знают, какие в этой Сантэе семьи числятся в хороших. Может, тут и тетушка – из такой. В тридцатом поколении. Прямой потомок какого-нибудь языческого бога. В Квирине такое вспоминать любят.
- А то от дурной матери…
Впрочем, может, дурная мачеха не в счет? Как и вечно пьяный отец? И дом – не респектабельный, а терпимости?
В голове жужжат пчелы. Всё сильнее. И навязчивее.
Плохо.
- Вот моя Валерия… И Марцеллина…
Алексис, ты - дурак? Слушай внимательнее. Может, дядя как раз о дурном влиянии мачехи и говорит?
- …Валерии повезло со второй матерью. Клодия – прекрасна и целомудренна, как виргинка.
Ага. А дядя – трезвенник, как магистр михаилитов.
Вот только на самом деле, увы, слеп как крот. 
- Дядя, я искренне рад за вашу семью.
В Мидантии Алексису крепко-накрепко советовали держать язык за зубами. И не лезть в бутылку. И не в свое дело.
- Ну так что с твоей прелестной вдовушкой, дорогой племянник?
Считать дядины бокалы Стантис уже бросил. Как совершенно бессмысленное занятие. Проще измерить, сколько влезет в четыре пузатых квиринских графина. И отнять примерно два полных бокала.
- Увы, дама благоволила не только ко мне. – Если отпивать по глотку на бокал собутыльника – может, сильно не опьянеешь? Сильнее, чем уже? – Точнее – ко мне меньше, чем к моему предшественнику. И тут он посчитал связь с ней слишком обременительной. И предпочел оставить прелестницу и уехать в путешествие по южным графствам. Видите ли, дядя, у моей вдовы… - Звучит жутко! Как обледенелой сталью по коже! Щекотно так… – У моей красавицы были братья. И им вовсе не хотелось, чтобы их сестра была счастлива, не вступая в новый брак.
Хоть сами - закоренелые холостяки и бабники. Все трое. И в силу последнего – в дуэлях по уши.
- Что за дикость?! – пьяно возмутился дядя. - С кем же весело проводить время, если не с вдовами? Нельзя же порядочному мужчине довольствоваться лишь женой и куртизанками! У вас ведь там даже рабынь нет!
Что речь идет о неженатом племяннике, квиринский родственник успел уже забыть.
- Увы, на сей вопрос они не придерживались наших с вами взглядов, - вздохнул юный мидантиец.
- Значит, они запретили вам с ней встречаться… Погоди, Алексис, а разве братья могут распоряжаться судьбой вдовой сестры? Что это за новые порядки у вас там, в Мидантии, завелись?
Новых порядков там завались. Вместе с новым монархом. Но до дел семьи и брака он пока, слава Творцу, не добрался.
- Порядки прежние. Распоряжаться сестрой братья не могут. Зато могут все по очереди вызвать слишком назойливого поклонника на дуэль. По любому поводу. Пока хоть один его не убьет. К сожалению, бешеные братья – тоже иногда хорошие дуэлянты. А один – лучший на всю провинцию.
- Я думал, лучший – твой отец…
- Отец… был когда-то лучшим.
В собственном поместье. Среди слуг и женщин.
- Итак, братья твоей вдовушки пригрозили дуэлью - если еще хоть раз взглянешь на их сестру. И ты приехал лечить разбитое сердце в Квирину? – вновь хихикнул дядя.
Он – настолько пьян, толком не читал письмо или и то, и другое?
- Связь моей красавицы с предыдущим поклонником не осталась без последствий, - вздохнул Алексис. – А я ей был нужен, лишь чтобы дать имя этим… последствиям. Я умею считать сроки, но ее братья, похоже, нет. Или они в сговоре с нею. Мне пришлось бежать, чтобы титул моего отца не перешел к чужому бастарду. И я не могу вернуться домой, пока красавица и ее братья не найдут новую жертву. И не затащат бедолагу к алтарю.
- Бедный мальчик! – дядя растроганно потянулся к отвороту камзола. Платка не обнаружил и утер слезу двумя и так мокрыми от вина пальцами. – Не думай ни о чём. Ты поступил абсолютно правильно.
Абсолютно правильно он поступил, когда сбежал в Квирину. А вот ни о чём не думать и раньше не стоило. Тогда не пришлось бы бежать.
- Не расстраивайся, Алексис! Здесь тебе не будет одиноко…
Дядя оставил в покое бокал и потянулся к предпоследнему нетронутому графину. Со вкусом отпил львиную долю и продолжил:
- Всё будет хорошо, мой мальчик! Я и твоя тетя Клодия окружим тебя любовью и заботой! - растроганно всхлипнул родственник.
Что?!
- Валерия и Марцеллина тоже будут рядом. Валерия сводит тебя на стадион.
Надо же! Сторонник добропорядочного воспитания дядя отпускает дочь на общие тренировки с юношами.
Немудрено, что у него под носом жена крутит шашни со всеми подряд. Этак и обе дочери обзаведутся любовниками, а он и не заметит. Тоже тогда начнет поспешно исправлять «последствия»?
Не зря говорят: о том, что женщина завела роман, узнают, когда она его уже сменит на новый.
- Там ты сможешь обрести друзей твоего возраста, - благодушно добавил дядя. С вожделением косясь на остатки «напитка богов» в графине. И на еще один - совершенно полный.
Что ж, если хоть половина того, что говорят в Мидантии об общих стадионах, – правда, там Алексис найдет не только «друзей своего возраста». И подальше от дядиного дома.
Будем надеяться, без братьев-дуэлянтов в этот раз обойдется.

Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5760
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6947
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Изгнанники Эвитана-2.
« Ответ #169 : 22 Сен, 2020, 19:38:50 »

2
Стадион стадионом, но Алексис надеялся и на вечерний визит кузины… Нет, с целью просто поболтать. Для чего другого предпочтительнее совсем другая дама. Старше Валерии и моложе ее мачехи.
А кузина нужна для прояснения обстановки. Дядя дядей, но общаться-то придется не только с ним и его друзьями. В Сантэе есть и молодежь. И здесь Валерия – как рыба в воде. А вот сам Алексис в чужой стране может оказаться буйволом в посудной лавке. А это помешает и налаживанию связей, и знакомству с дамами.
Оказавшись в  выделенной ему комнате, юноша в первую очередь проверил, хорошо ли запирается новое логово. И остался доволен. К замку прилагается приличной крепости крюк - популярного в Сантэе нежно-салатового цвета. Ладно хоть не розового – в тон тетушкиным платьям.
Крюк – это просто здорово. Любой расцветки. А то от замка могут быть ключи у всяких там хозяек дома.
Ладно, пора немного передохнуть с дороги. Всё равно до ночной прохлады времени еще навалом. До возможной прогулки в саду с фонтанами.
Или с этим тоже лучше пока повременить? Там-то крючков на деревьях нет.
Алексис повалялся на кровати с томиком дико популярного в Сантэе Сильвио Пьянта и бокалом вина. Хоть пить уже и хватит.
Когда бокал опустел, мидантиец подлил еще. И решил, что, возможно, всё не так уж страшно. Тетушка, в общем-то, даже красива…
И не будь она тетушкой – можно бы и ответить на пылкие чувства… разок-другой-третий. А больше и не понадобится. Такие дамы сами предпочитают разнообразие. Главное – дать ей понять, что она сама тебя бросает. Ради более заманчивой добычи.
Увы, с вдовой такое не проскочило. Так на то она и вдова. А вот на замужней женщине Алексис жениться при всём желании не может.
Ладно, идея - неплоха, только стадию «роман» пропускаем. Лучше приводим в дом друга посмазливее…
А где его для начала берем?
Как это - «где»? А дядины знакомства на что?
Стоп. Вот здесь - осторожнее. С сыновьями дядиных друзей тетушка наверняка знакома и без помощи племянника.
Да, правильно говорил Мидантийский Леопард: интриган из Алексиса – тот еще…
Значит, без вариантов - стадион. И лучше с обзаведением друзьями поспешить. А то тетушка медлить не станет – охоту уже открыла.
Алексис рассмеялся, вновь наполняя бокал белым илладийским. Всё же женское внимание льстит. Даже откровенно назойливое и совершенно не нужное. Греет сердце – что уж врать самому себе. Если дама – красива.
Кузина постучала после девяти. В Мидантии в это время беседовать наедине с незамужней девицей запрещено строжайше. Особенно если в комнате есть кровать. Или диван, или софа.
Будто средь бела дня, с замужней дамой или вдовой уж точно никогда и ничего произойти не может. А кровать нельзя заменить креслом. Или столом.
Какое все-таки счастье, что здесь - Квирина! С ее раз в квартал меняющимися императорами, общими стадионами и свободой бесед наедине. Хоть вечером, хоть утром, хоть ночь напролет…
Сестренка принесла целый поднос корзиночек по-сантэйски. Алексис по достоинству оценил любезность. Сама Валерия сладкое ненавидит, предпочитая фрукты. Любые. Особенно гранаты. Яркие, спелые… как губы мачехи. Платья у нее светлее. А вот у самой кузины…
То-то в комнату гостя слуги любимых плодов Валерии занесли три вазы… А вот корзиночек – ни одной. Наверное, посчитали, что мужчине незачем.
Очень не по-квирински, кстати. Хотя дядя всегда был со странностями.
Итак, обмен состоялся. Валерия с удовольствием разломила кроваво-алый ужас – аж смотреть терпко. А Алексис впился зубами в любимое засахаренное лакомство.
И все-таки счел нужным выяснить квиринские правила приличия для юных девиц. И различия с мидантийскими. В тонкостях.
- Не бойся! – рассмеялась сестренка. – Во-первых, ты прав: жениться на мне после этого разговора ты не обязан. С тех пор, как у нас пошла императорская чехарда, – все прежние правила полетели к змеям.
- А если чехарда прекратится? – уточнил Алексис.
Не то чтобы он совсем против брака с кузиной… когда-нибудь. Но вот скоро… да еще силком!
- А некоторые старики и долдонят, что прекратится. И не пускают дочерей даже на улицу – не то что на стадион.
- А тебя пускают?
- Попробовал бы кто не пустить! – фыркнула Валерия. – Так что я туда хожу. И моя репутация для будущих времен уже безвозвратно утеряна. Навеки.
Звонко рассмеявшись, кузина потянулась к графину и дерзко плеснула полный бокал неразбавленного. Смелая девушка – смелее многих вдов.
- А во-вторых? – напомнил мидантиец, подливая и себе.
Пить в обществе Валерии – куда приятнее, чем в дядином. И в отличие от тетиного – безопаснее.
- А во-вторых, - еще звонче рассмеялась кузина, - отец по вечерам не просыхает в кабинете. А мачеха еще три часа назад умотала на прием. Вернется утром. Часам к семи-восьми. Так что можешь спать спокойно – никто ночью не вломится.
Надо бы радоваться. А Алексису вдруг стало не по себе. Муторно как-то и тошно. И почему-то жалко Валерию.
Хотя, с чего жалеть? Сестренка – куда счастливее запертых по особнякам и поместьям мидантийских девиц. И девиц всех прочих стран.
Кроме разве вольного острова Элевтерис.
- Тебя еще не вывозят в свет? – поинтересовался юноша.
Знал бы отец, чем сейчас занимается сын, – за голову бы схватился. Полугода не прошло, как попался с той вдовой, – и уже распивает вино, запершись в одной комнате с незамужней девицей. В спальне! Вдобавок – в час, когда почти вся Квирина уже дрыхнет сном праведников.
- Нет. – Валерия определенно любит смеяться. Знает, какой  у нее красивый голос и как ей идет улыбка? Осторожно, Алексис! – Но у нас «еще» не говорят. В Сантэе могут вывезти и в одиннадцать.
Как же странно она улыбается – губы, ямочки на щеках. А глаза – нет. Огромные черные глазищи.
Не такая уж у тебя веселая жизнь, сестренка. И не слишком-то радует тебя твоя «свобода». Это ведь еще и одиночество. И тоскливые вечера в пустом особняке. Не всегда ведь здесь гостят болтливые кузены.
- А с мачехой ты на приемы не ездишь? Или она и не предлагает?
- Почему – предлагает. - А вот теперь улыбка исчезла. Стерлась. Зато наметились жесткие складки возле губ. Слишком жесткие для четырнадцати лет. Почти как у Гизелы. А сами губы сошлись в одну линию. Тонкую. – Предлагает. И отец настаивает. С каждым днем – всё чаще. Я сама не хочу.
- Почему?! – В Мидантии половина девиц душу бы Темному заложили за возможность выехать в таком возрасте. Да еще и без отцов. – У вас же полная свобода. Никто косо не посмотрит.
- Как тебе сказать, Алексис… - закушенные губы, нахмуренные брови. И очень  серьезные глаза. – Свобода – это возможность делать то, что хочешь сам, а не то, что хотели бы на твоем месте другие.
Она права. А вот у Алексиса не хватило в свое время ума понять многое. Например, что если в политические интриги влезть можно – это еще не значит «нужно».
- А что ты делаешь на стадионе?
- Бегаю, - легкое пожатие точеных плечиков. - Метаю диск. Из лука стреляю. Фехтую.
- И… как?
Из всех виденных Алексисом женщин фехтовала только Мидантийская Пантера. И даже она вряд ли развлекалась на досуге стрельбой из лука. Предпочитала пистолет. Он эффективнее.
- Первое место в возрастной группе до двадцати лет.
- А в каком виде спорта?
- Во всех.
Алексис, не удержавшись, присвистнул. Громко.
- Это не совсем честно. У меня преимущество. Папа раньше нанимал мне учителей… до того, как женился на Клодии.
Любопытно, сколько мужей успела сменить мачеха прежде?
- Валерия, а у вас… вы действительно на стадионе только бегаете и диск метаете?
- И фехтуем, - знакомая улыбка вернулась на хорошенькое личико.
- И фехтуете? – подыграл он.
- А что еще мы должны там делать?
Прекрасно она всё поняла. Вон как лукаво ухмыляется. Даже глаза уже не так серьезны.
Или это вино начало действовать? Наконец-то. Судя по тому, как медленно пьянеет Валерия, – неразбавленное хлещет далеко не впервые. Прежде компанию дяде составляла она? Или разбавляла тоску в одиночестве?
- Ну я бы на вашем месте обязательно с кем-нибудь познакомился, - подыграл кузине Алексис.
Сейчас она заявит, что, конечно же, знакомится – у нее полно подруг.
- Так тебе всё и скажи, кузен! - рассмеялась сестренка. – Вот поедем туда завтра – и знакомься, сколько влезет.
- А у вас это действительно разрешено?! – Может, и в самом деле закусить гранатом? Пожалуй, слишком много сладостей – это уже перебор. - Вот так – открыто?
- Слушай, кузен, ты откуда прибыл? Из Мидантии или из Эвитана? Может, прямо из его северных провинций? Или и вовсе – из Союза Свободных Городов?
У Алексиса отлегло от сердца. Здесь будет-таки весело!
- Только мой тебе совет, - вдруг вновь посерьезнела кузина. Будто облачко набежало на высокий, чистый лоб. – Не вздумай где-нибудь знакомиться с виргинками.
- А что, здесь за интрижку с монахиней тоже схлопочешь месяц тюрьмы? Или солидный штраф?
Который платить точно нечем. Не дядя же раскошелится.
- Смертную казнь схлопочешь. И не самую быструю.
Кузина не шутит? Точно не шутит?
- И для себя, и для виргинки. Привыкай. – Улыбаются губы – и уже привычен странно серьезный взгляд. – В Сантэе ничего не делают наполовину.
- Как в Илладэне? – фыркнул Алексис, пытаясь разрядить обстановку.
Так хорошо сидели…
- Нет. В Илладэне люди проще… и добрее. А здесь грешат до упора и каются тоже до абсурда. И не за свой счет.
- Тебя не назовешь патриоткой родины, - ухмыльнулся юноша. Ловко ухватывая очередную корзинку.
Всё же гранат был плохой идеей. Аж скулы свело.
А кузина заметила. Вон как ухмыляется.
И вообще самое время подлить. Себе и Валерии. Чем больше они опустошат бутылок – тем меньше достанется дяде. Значит - делают доброе дело.
- А я ее не выбирала! – уж вовсе не на свой возраст усмехнулась девушка. – Семью, родину и происхождение не выбирает никто.
В Мидантии девица не смеет выбрать, даже куда сегодня поехать. Воистину, слишком много свободы – это уже не свобода. И семью захочется другую, и страну…
Разговорить кузину под бутылку белого оказалось несложно. Вот только не отделаться от мысли, что изучали тебя самого. И даже что-то выведали. И немало.
Не про политику, конечно… И уж, избави Творец – не о Мидантийском Скорпионе с Мидантийскими же Леопардом и Пантерой.
А вот что вовсе ты не ищущий любовных приключений лопух… И что попался вовсе не на очередной альковной связи с очередной смазливой вдовушкой.
Не только на ней.
- Ладно, думаю, мне пора, - легким, плавным движением поднялась Валерия.
А Алексис почему-то ждал резких, угловатых повадок - в стиль характеру. Ах да – она же фехтует. И, похоже, действительно неплохо.
Интересно, а к танцам кузина относится как?
- Спокойной ночи, Алексис.
Залпом осушенный бокал. Крепкое кислое вино под терпкий гранат. Вряд ли она вообще хоть когда-нибудь морщится.
- А я думал – еще поговорим. С тобой так интересно. Ты совсем не похожа на других девиц, – не удержался юноша от привычного комплимента.
Банального. И пролетел вхолостую.
- Это ты завтра будешь говорить тем, с кем на стадионе познакомишься! – фыркнула Валерия. Она действительно не похожа, а он этого не учел. – А сейчас – ложись спать. Иначе утром вовремя не встанешь.
- Вовремя? – навострил уши юноша.
Вставать до полудня он как-то не привык. Равно как и ложиться раньше первых петухов. Зачем, если все балы – ночью?
- На стадион ходят с раннего утра, - одарила его очередной улыбкой девушка. – В жару там делать нечего – стадион не на побережье. А ночью тьма хоть глаз выколи.
Значит, те, кто гуляют по ночам, – туда не ходят. Или ходят не каждый день.
Впрочем, что таким как Клодия делать на стадионе? Новых любовников проще в других местах найти.
- До завтра, кузен. Если не будешь готов к семи – уйду без тебя. Учти.
- Не терпится пофехтовать? – не удержался мидантиец. – Или увидеть подруг?
- И то, и другое.
Ты не смутилась, прелестная, слишком юная кузина. Но наверняка ходишь туда не только ради спорта и подруг. Или во имя иллюзорной свободы делать, что самой хочется.
А вот ради чего – это Алексис скоро узнает. Завтра.
А заодно нырнет в новую жизнь. Как очень верткая рыба. Просто мечтающая сбросить прежнюю опостылевшую чешую.
И обрасти свежей.
Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2055
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2766
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Изгнанники Эвитана-2.
« Ответ #170 : 24 Сен, 2020, 07:23:22 »

Очень интересные новые персонажи!
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5760
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6947
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Изгнанники Эвитана-2.
« Ответ #171 : 30 Сен, 2020, 19:20:58 »

Цитировать
Очень интересные новые персонажи!
NNNika, понадобились персы, чтобы любоваться Квириной не только из окошка гладиаторской казармы. ;)

3
Стук лошадиных копыт, темнота кареты, заплаканная Кармэн и отчаяние, отчаяние, отчаяние!
И вина. Бесконечная, как одиночество.
Разве Элен могла удержать Арабеллу? Неужели нужно было вцепиться ей в подол? Обеими руками? И орать погромче?
Так Белла могла и рот заткнуть. И связать, да еще и оглушить. Дочь Кармэн Вальданэ – крепче и сильнее хрупкой Элен Контэ.
Она и сама тревожится за Арабеллу, но кто виноват, что та сбежала? Сама Элен никогда не поступила бы так с родными и друзьями… С любящей матерью!
Впрочем, разве у Элениты есть родные? Замужней сестре она не нужна. Та даже на письма отвечает одним листом.
А кроме Жанны в живых остался лишь брат. Да и с тем они вряд ли еще хоть когда-нибудь увидятся! Элен никому не нужна, и на нее всем плевать! Если бы это она сбежала вместе Арабеллы – никто б и не заметил.
Эленита жалобно всхлипнула. Что, конечно же, осталось незамеченным - и Кармэн, и графиней Берри. Да и прочими…
Конечно, кому какое дело до какой-то там баронессы Контэ? Хоть залейся она слезами! Вот если бы разревелись Элгэ или Александра – тогда другое дело, но их здесь нет.
- Элен, милая, - Берри все-таки соизволила положить полную руку ей на плечо. – Не убивайся так – никто тебя не винит.
Так, значит, теперь страдать можно - только если тебя обвиняют? А что ты одинока, напугана, на тебя только что наорал любимый человек – это всё ерунда? А что у Элениты еще и пропала лучшая подруга?
А ведь Арабелла и в самом деле где-то - одна-одинешенька! И ей наверняка грозит опасность… Или…
Нет, не могла она умереть, не могла!
Элен разрыдалась еще горше.



Глава третья.
Аравинт.
1
Серое небо - первое, что он увидел, когда открыл глаза. Серое, унылое небо, затянувшее светлый лик сплошной вуалью набрякших неотвратимым дождем туч.
У беглеца еще два дня. За это время ливень может прекратиться. И тогда Грегори Ильдани успеет высушить порох.
Кто придумал, что за гранью жизни лежат Светлые Сады или Бездна Вечного Льда и Пламени? Смерть – это просто непроглядное серое марево. Безысходно-унылое и беспросветно-серое. Отрезающее от мира живых бесконечной стеной дождя. А тот начисто стирает все следы.
Что скажут летописцы о Грегори Ильдани? Да ничего. Раз уж они его отца-героя успели обозвать «мятежником против законной власти»…
Да и чего стоит сын великого Арно Ильдани? Не герой, не полководец. Дай ему даже сотню людей – он и командовать толком не сумеет. Даже Виктор - лучший принц. Судьба походя наградила недостойного. А потом осознала ошибку – и отняла всё. Вместе с жизнью. И не только его собственной.
Выражение «промок до нитки» - уже не про Грегори. Кажется, он сам давно превратился в воду. Ледяную. Бывший мятежник и узурпатор поежился - и тут же обругал себя слабаком и нытиком. Арно Ильдани и внимания не обращал на такие мелочи.
Можно попытаться укрыться в какой-нибудь крестьянской скирде. Вот только никаких скирд и крестьян поблизости нет. А деревья не спасают…
Как же им, наверное, тоже холодно и сыро!
Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2055
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2766
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Изгнанники Эвитана-2.
« Ответ #172 : 01 Окт, 2020, 07:35:22 »

Большое спасибо за продолжение.
Но что же таки случилось с Арабеллой?
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5760
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6947
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Изгнанники Эвитана-2.
« Ответ #173 : 11 Окт, 2020, 19:54:42 »

Цитировать
Но что же таки случилось с Арабеллой?
NNNika, да кто ж ее знает? ;)

2
Говорят, капля точит камень. Так что такое для дождя шалаш из веток? Были бы они хоть хвойными - как в Лиаре! Но в Аравинте ни ели, ни сосны не растут.
- Леон, костер жив! – Витольд, пригнувшись, влез в шалаш с дымящимся котелком наперевес. И лыбится неизвестно чему. Нашел повод!
Лорд Таррент горько вздохнул. Больше травяного настоя на пустой желудок – пусть хоть сто десять раз горячего! – хочется только вылезти к упомянутому костру. Для проверки его «живости».
- Выпей – хоть согреешься! – Вит накинул на Леона запасной плащ. Тоже сырой.
Армия беспощадно точащих ветки капель сочится сквозь щели. Пикирует на уже и так промокших путников, на служащие подстилкой ветки. И на порох наверняка – тоже.
Хотя появись здесь враг – Леона сейчас можно брать голыми руками. Да хоть убейте! Только дайте сначала высохнуть и отогреться! И накормите чем-нибудь горячим…
Зашуршали прошлогодние листья – Вит пристроился рядом.
- Ничего, скоро ближайшая деревня. Там скирды с сеном будут.
Скирды – это хорошо. Скирды внутри сухие… Там не м-м-мокро и не х-х-холодно!.. Наверное.
- Мы в Аравинте, Леон! – Тервилль на своей земле действительно оживляется на глазах.
Вот только юный лорд для себя никакого повода скакать кузнечиком не видит. Третий день льет взбесившийся дождь – в этом хваленом, якобы теплом Аравинте! А Леон здесь без эскорта, без палатки, без нормальной еды! Не сухари же таковой считать. Размокшие! И столь же размокшее вяленое мясо.
Дождь барабанит по ветвям деревьев, по оставшейся позади реке, по промокшим веткам шалаша. Заливает костер, одежду, порох… прошлую жизнь!
Любоваться детской радостью Витольда невыносимо! Хочется наорать, брякнуть что-нибудь обидное, стереть с его лица эту кретинскую улыбку! Ирия в детстве улыбалась так же – когда обгоняла брата в лихой скачке «вон до того холма».  Сестры больше нет, нет отца, нет и дороги в родной замок! Ничего уже нет.
Это Витольд возвращается домой. А Леону суждена лишь горькая участь вечного изгнанника! Отщепенца. Обреченного до конца дней своих тосковать о прежнем потерянном счастье! Об украденной у него жизни…
И вряд ли Леон хоть на миг сомкнет глаза в эту ночь. В такой-то промозглой сырости! И в холоде! Хуже только в тюрьме. Или в каком-нибудь северном монастыре…
…Очнулся он резко, внезапно, с захолонувшим сердцем.
И первое, что увидел, - бледное, встревоженное лицо Витольда. Ночи в Аравинте – темные и в Месяце Заката Весны. Чернильно-непроглядные. Так почему же друга видно так отчетливо? И что это за багровые отбле…
- Леон, проснись. Зарево над лесом. Совсем близко!



3
Дым на горизонте оптимизма не внушает. И как напоминание об очередной вине в гибели невинных людей, и как помеха в пути. Мародерам в плен не сдаются -  сдаются военачальникам. А значит - дым придется объезжать. И не вмешиваться ни во что. Читай: не пытаться спасти мирных жителей. Потому что труп ставшего причиной войны принца должны видеть не только перепившиеся грабители.
И подтвердить, что видели.
Раскисшая дорога, серое небо, унылая морось дождя. И черные клубы дыма! В Ильдани часто жгли костры. И в Аравинте.
Ну чего застыл, езжай!
Путь до пылающей деревни показался раз в десять длиннее, чем от Ильдани до Лютены. Дым усиливается, а промозглый ветер доносит явственный запах гари. Конь встревоженно замотал головой – почуял соплеменников. Ничего, в деревню въезжать нельзя в любом случае, а издали его никто не услышит.
Вот только… рановато ты волнуешься, друг каурый в яблоках. А значит, ветер в лицо – не самый удачный вариант. Потому как означает – подъезжай, кто хочет, сзади.
Развернув коня, Грегори осторожно пустил каурого по своим следам. Конь забеспокоился сильнее. Так и есть, а жаль…
Враг – если это он – едет теперь навстречу.


Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2055
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2766
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Изгнанники Эвитана-2.
« Ответ #174 : 12 Окт, 2020, 20:02:00 »

Ой, Леончик нарисовался, давно мы страдальца не наблюдали!  ;)
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5760
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6947
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Изгнанники Эвитана-2.
« Ответ #175 : 21 Окт, 2020, 19:09:05 »

4
«Враг» даже толком не маскировал следы. То есть пытался, конечно. Но во всём цветнике Кармэн в воительницы годилась одна Элгэ Илладэн. А Арабеллу отец не слишком-то и учил. Предпочитал тратить время на тренировки сына и той же Элгэ. Лучших. Потому что – какая из Беллы напарница Виктору?
Но на что годен сам Грегори - если за ним уже четыре дня след в след едет девчонка? Пусть не салонная барышня, но всё же – дочь герцога, воспитанная в мирном поместье.
За сыном лучшего полководца Эвитана. Олухом, совершенно зря удостоенным звания лейтенанта!
Потому и конь так расплясался – гривастую подружку узнал!
Белла – в мужском наряде, при шпаге и пистолетах. Волосы – под мушкетерской шляпой.
Выглядит решительной, уверенной и абсолютно несговорчивой. Темный и все змеи его!
Грегори едва не расхохотался – сам над собой. Впору поздравить себя с очередным «достижением». Вполне достойным предыдущих. Достойно их венчающим.
Ну что предпочитаешь, Грегори Ильдани? Сдаться эвитанцам вместе с девушкой? Или силой отконвоировать ее назад?
Есть еще третий путь – попытаться Арабеллу уговорить. Это совсем ненамного труднее, чем убедить Эрика Ормхеймского бросить к змеям войны и удалиться в арсениитский монастырь. Чтобы посвятить дальнейшую жизнь переводам философских трудов с мертвых языков.
А еще можно загнать туда же принца Гуго. Чтобы бросил пить и принял целибат. А до кучи – раскаялся.
- Грегори, прости, но обратно я не вернусь! – Белла наверняка сейчас дико гордится собой. Красивая, умная, смелая… И так долго ехала незамеченной! – И не пытайся меня переубедить.
- Не буду, - вздохнул Грегори. – Тем более что на слово я тебе не поверю...
Черные очи вспыхнули неприкрытой обидой. Копия материнских. В детстве Грегори был влюблен в Кармэн. В нее влюблялись все…
- …да и отправить тебя одну в часе езды от мародеров я не могу. Поэтому отвезу тебя домой сам.
Теперь два раскаленных угля не просто пылают. Белла вся превратилась в сплошное замешательство. В будущий вулкан. Вот-вот взорвется.
- Но…
- И уговаривать мне тебя некогда. Если не заметила – здесь, рядом, уже жгут деревню. Едем!
Арабелла, может, и продолжила бы изображать статую «героиня верхом на лошади». Но когда повод угодил в руки к Грегори – мигом очнулась. На сей раз в двух агатовых омутах плеснулась неприкрытая злость:
- Грегори, я поеду с тобой! Я всё равно убегу!
- У меня нет времени с тобой спорить! – он развернул-таки ее лошадь. Несмотря на злые, бессильные попытки девушки вырвать повод. – Мы едем назад. Немедленно.
- Это ты из-за Константина! – слезы брызнули градом. Злые слезы, злые глаза, красивое злое лицо. – Я бы всё равно за него не вышла! Потому и убежала… С тобой! Знаю: я – предательница, дура, дрянь, прости меня!.. Что мне сделать, чтобы ты разрешил поехать с тобой?
Отпустила поводья. Чтобы намертво вцепиться в его руку двумя своими. Отнюдь не слабыми.
- Куда - со мной?! – Грегори вдруг осознал, что кричит. Вполголоса и на полном надрыве. – Ты что, не поняла, куда и зачем я ехал? Или решила, я сбежать пытаюсь? Я собирался сдаться! А ты – куда? Туда же?!
- Ты?! Сдаться?!
- Так. Выходит, ты посчитала меня удравшим трусом? И решила сбежать за компанию?
Да замолчи, дурак! Заткнись и дай ей вставить хоть слово.
- Я думала, ты просто решил уехать!.. – Арабелла захлебнулась слезами. – Не сбежать! Уехать, чтобы нас перестали преследовать. Чтобы оставили в покое. При чём здесь т-трусость?! – борется с рыданиями она уже с трудом! Губы не слушаются.
Грегори, ты – бесчувственный чурбан, но так даже лучше. По крайней мере, не отбирает повод и послушно едет рядом. Без серьезных возражений.
- А з-з-зачем ты с-собирался с-сдаться?.. Они же… они же у-убьют т-тебя! Или п-потребуют, чтобы м-мы сдались – в обмен на т-твою ж-жизнь!.. И нам прид-дется…
- Я собирался не сдаваться, а застрелиться! – угрюмо буркнул бестолковый сын Арно Ильдани.
- Оп-пределись уже, наконец, что именно ты с-с-собирался! – окончательно разозлилась Арабелла. Аж слезы высохли. Разом. – Сдаваться, стреляться или сам их п-перестрелять. В одиночку!
- Что бы ни собирался – теперь об этом говорить поздно, - процедил Грегори. - Потому что мы едем назад.
Если их еще дождутся. Если станут дожидаться… И что тогда будет с ожидающими?!
Единственная надежда на благополучный (относительно!) исход – попытаться прилично обогнать армию. Хоть на сутки. Пока ее голова жжет деревню (будем надеяться – уже оставленную жителями), а хвост плетется сзади.
- Белла, повторяю: кто куда собирался – уже неважно. Мы возвращаемся как можно скорее. И не спорь! На это времени нет совсем.
Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2055
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2766
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Изгнанники Эвитана-2.
« Ответ #176 : 22 Окт, 2020, 14:14:34 »

Так Арабелла жива??? Здорово!
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5760
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6947
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Изгнанники Эвитана-2.
« Ответ #177 : 29 Окт, 2020, 21:26:00 »

Глава четвертая.
Аравинт.
1
Клубы чернущего дыма застили горизонт. Горят избы, плетни, хлева.
Заполошный вой собак, одиночные выстрелы и хрип… Обрывается очередная собачья жизнь.
Чернеют человеческие фигуры - зловещие в отблесках чудовищных костров. Громкая ругань доносится даже сюда – под своды деревьев. Такие хрупкие… И почти прозрачные. Стоит кому-то приглядеться, прицелиться, подать роковой сигнал…
Что-то не так. Что – кроме того, что Леон угодил в Бездну Вечного Пламени?!
Почему не кричат люди?
- Витольд! – юноша в ужасе обернулся к товарищу по злоключениям. Ненормальность происходящего туманит разум, напрочь сбивает мысли, вгоняет в дикий, животный ужас! Нужно убираться! Как можно дальше! Немедленно – пока их самих не пристрелили вместе с несчастными деревенскими псами! – Витольд, где люди?!
- Успели уйти, - Вит успокаивающе сжал плечо друга.
Стало чуть легче, но только «чуть». Нужно бежать! Куда угодно – хоть обратно в Эвитан! Подальше от этой хмари, сырости, ужаса!
Дома – теплый замок, послушные слуги… Полина! И безопасность!
Почему Леон раньше этого не понимал?
- Давай тоже уйдем! Если нас заметят… Мы же их видим - почему они не могут…
Как же его убедить?!
- Потому что пьяны, хотя бы. Не волнуйся, нас не видно. Но мы уходим, успокойся.
Уговорил-таки!
Лес показался родным – хоть каждое дерево обнимай! Лес защищает от врагов. С каждым шагом - всё больше берез, кленов и вязов между Леоном и горящими домами, издыхающими собаками… и безжалостным врагом! Между Леоном и смертью.
Люди ушли, а собак бросили. Его самого тоже бросили - как последнюю собаку. Все ушли… умерли или предали.
Лес защитит… или тоже предаст. Никому нельзя верить. Здесь ведь не Лиар. Ни елей, ни сосен. Разве можно по-настоящему спрятаться среди тонкоствольных аравинтских кленов и вязов?!
Да еще и настолько мокрых?



2
Сколько уже времени они бегут? Минуты три-пять добирались до лошадей - привязанных в чаще. И каждый миг Леон обмирал от ужаса, что любой из скакунов освободится от тряпки и выдаст беглецов пронзительным  ржанием.
Потом – ехали лесной тропой. Час, полчаса? Или и вовсе - четверть, просто время растянулось до бесконечности?
- Вит, зачем мы вообще там задержались? В деревне? Надо было убираться сразу!
- Потому что я должен был понять, что не так.
- Жителей там не было – ты же сам сказал…
- Жителей – да. Но это как раз – хорошо, а не плохо. – Почему он спокоен? Почему Витольд Тервилль всегда так спокоен?! – Это не солдаты Эрика.
- Почему?
Какая вообще разница – Эрика они, Всеслава или личный гарнизон Бертольда Ревинтера? Любые убьют!
- Ты их форму видел? – хмуро уточнил Витольд.
- Не приглядывался.
Делать ему больше нечего!
- Ты, может, и не приглядывался. А я эти розово-голубые тряпки где угодно теперь узнаю! Деревню жгут люди Гуго Амерзэна. Точнее - выродки Амерзэна. А значит – дело совсем плохо.
Ничего не понятно.
- Подожди, Вит, ведь все говорят, что гарнизон принца Гуго никуда не годится?
- Абсолютно никуда. Умеют только пить, грабить, нападать кодлой на одного и насиловать женщин! – Витольд выругался похлеще лиарских конюхов и пояснил:
- Принц Гуго – первейший трус Эвитана.
Первейший трус Эвитана – дядя Ив, выставивший на улицу родного племянника. Тот, кто, побоялся избавиться от Леона лично, зато отослал к какому-то головорезу. А вдогонку пригнал по следу второго головореза – секретаря с бандой подельников.
Но спорить с Витом – глупо. Для каждого свой враг – первейший.
- Если здесь Гуго с его шайкой – значит, Мидантия бросила Аравинт на произвол судьбы. Прости, Леон, я привел тебя вместо дома прямо в Бездну Вечного Льда и Пламени.
Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2055
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2766
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Изгнанники Эвитана-2.
« Ответ #178 : 30 Окт, 2020, 21:08:58 »

Большое спасибо за продолжение.
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)