Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Пламя Жар-Птицы  (Прочитано 2089 раз)

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 4848
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 9658
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Пламя Жар-Птицы
« Ответ #90 : 27 Мая, 2020, 19:07:57 »

Да, со вторым Избором что-то лугийцы не спешат. Интересно, а что бы Чекан сказал, если бы узнал, что нет никакого Избора? Спасибо, эреа Артанис!
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

Карса

  • Граф
  • ****
  • Карма: 430
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 368
  • Грозный зверь
    • Просмотр профиля
Re: Пламя Жар-Птицы
« Ответ #91 : 28 Мая, 2020, 13:50:19 »

Да, не торопятся что-то лугийцы. А мятежники разбой творят и разорение. Неудивительно, что Мезенцев от них ушёл. Не Прокопий ли Ляпунов стал его прототипом?
Записан
Предшествуют слава и почесть беде, ведь мира законы - трава на воде... (Л. Гумилёв)

Артанис

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2749
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 5064
  • Всеобщий Враг, Адвокат Дьявола
    • Просмотр профиля
Re: Пламя Жар-Птицы
« Ответ #92 : 28 Мая, 2020, 17:58:07 »

Спасибо вам большое, эрэа katarsis, эрэа Convollar, эрэа Карса! :-* :-* :-*
Зря лугийцы столько тянули. Если б вовремя пришли на помощь, может, и вышло бы у них что. Неужто никого похожего внешностью на Любима подобрать не смогли? :-\
А Чекан, конечно, впечатляет. Если б такого человека, да на какое-нибудь полезное дело направить! Жаль упущенных возможностей.
Да нет, просто зачем им спешить? Им надо, чтобы обе стороны друг друга ослабили как можно больше. А Чекан сотоварищи нужны, чтобы ими вымостить дорогу к победе. Выручать его нет необходимости.
Да, личность незаурядная, конечно. Но вот, не нашлось кому его направить на благое дело. :'(
Да, со вторым Избором что-то лугийцы не спешат. Интересно, а что бы Чекан сказал, если бы узнал, что нет никакого Избора? Спасибо, эреа Артанис!
Вот, узнаем как раз ответ на Ваш вопрос.
Жалко его, при всем, что натворил. Никто не заслуживает быть настолько подло обманутым.
Да, не торопятся что-то лугийцы. А мятежники разбой творят и разорение. Неудивительно, что Мезенцев от них ушёл. Не Прокопий ли Ляпунов стал его прототипом?
Ага, угадали! ;) А соответственно, от Огнеяра и новым соратникам можно ждать сюрпризов.

Ночью князь Венцеслав лежал без сна, слушая, как бесконечный осенний дождь стучит по стенам шатра. Но не дождь, конечно, мешал спать молодому полководцу. Не давала покоя одна и та же мысль: как поскорей окончить осаду Дубровска?
Из размышлений князя вывели голоса часовых у входа в шатер.
- Князь Венцеслав Станимирич почивает. Не беспокой его до утра, - проворчал стражник.
- Но это важно! Я кое-что придумал, что поможет одолеть воров, - настаивал незнакомый запальчивый голос.
Послышался шум, точно вот-вот начнется драка.
- Ступай, ступай, Полюд! Наши воеводы уж как-нибудь без тебя придумают, как победить!
Но тут князь Венцеслав, наскоро одевшись с помощью Еленя, сам вышел из шатра. Он припомнил говорившего - простого десятского начальника с обличьем деревенского мужика, с соломенного цвета волосами, подвязанными ремешком.
- Так, говоришь, придумал что-то для нашей победы, Полюд? - оживленно поинтересовался Венцеслав.
- Ну да, княже! - подхватил воин, ободрившись вниманием царского родственника. - Я тут подумал: ведь река протекает через город. А сейчас, после дождей, вода поднялась высоко. И, если на реке сделать запруду, она поднимется и затопит город. Мятежники побегут как крысы!
Князь Венцеслав удивленно взглянул на говорившего.
- Запруду? Да разве река ее не унесет?
- В детстве мы с мальчишками так перегораживали ручьи, купались потом и ловили рыбу все лето. Вот я и вспомнил, как это сделать. Завалить реку камнями и мешками с землей - и вода поднимется, - заверил князя Полюд.
Князю понравилась его неожиданная идея. Неожиданно было, но не следовало упускать такой возможности. Какое-то чувство ему подсказывало, что этот замысел может пригодиться.
- Ручаешься? Ну смотри у меня: если заставишь воинов понапрасну таскать землю, они тебя поколотят, - усмехнулся он.
Полюд многозначительно развел руками.
- Если на роду написано, значит, так будет. Но я верю, княже, все удастся!
Венцеслав положил руку на плечо воину.
- Если получится, будешь при мне служить. Может, твоя изобретательность еще пригодится впредь.
На следующий день царские воины, ворча и ругаясь, таскали мешки с землей, под руководством Полюда укладывая их в холодную воду. Промокшие, они вылезали на берег обсушиться у костра, бранили изобретателя на чем свет стоит:
- Ну попадись нам, Полюд, если вода не потечет! Мы тебя самого на весь день посадим в воду! За каким Лешим ты взбаламутил все становище, а?
Полюд отмахивался от них, указывая, как сооружать плотину.
- Вот увидите, скоро Дубровск затопит! Князь Венцеслав Станимирич велел работать, ясно? Он не такой, как прочие воеводы - и нас, простых воинов, слушает!
Наутро река стала постепенно подниматься. Сварожане ожидали, что теперь мятежники скоро сдадутся. Однако сперва царя и его воевод сильно удивил замысел с запрудой, да еще и предложенный простым воином. На совете князь Годослав Тихомирич насмешкой встретил распоряжение племянника:
- Надо ли тебе, князю Кречету, слушать всякого холопа? Так скоро каждый решит, что ты без него и шагу ступить не можешь.
- Разумного совета не стыдно послушать, кто бы не дал его, - невозмутимо возразил Венцеслав.
Князь Годослав презрительно скривился. Он не мог простить племяннику, что тот сделался вместо него первым воеводой.
- Таким мальчишкам, как ты, может, еще нужны наставники, а взрослые люди обычно живут своей головой. Тебе бы полезно было подождать, пока борода вырастет с мою, а до тех пор не переходить дорогу старшим!
Венцеслав промолчал, понимая, чем так оскорблен его дядя, и не желая еще больше обострять отношения. Но не так просто было сдержаться его друзьям, особенно горячему Огнеяру Мезенцеву. Он, вскочив из-за стола, проговорил с усмешкой:
- А разве князь Святослав Храбрый ждал до седой бороды, чтобы одолеть викингов и аллеманов? Нет - он сражался и побеждал, на удивление тем, кто мог его счесть слишком молодым. Разве ему в год битвы при Ренне не было столько же лет, сколько князю Венцеславу Станимиричу теперь?
Князь Годослав отшатнулся назад, ловя воздух ртом, точно выброшенная на берег рыба.
- Ну это уж слишком! Нашел тоже Святослава...
Пришлось самому царю унять спорщиков. Постучав посохом по настеленному в шатре полу, он напомнил брату:
- Венцеслава поставил главным воеводой я! - и, обернувшись к племяннику, произнес: - Действуй, как находишь нужным, Венцеслав! Как скоро затопит город?
- Полюд говорит - дня за два-три. А уж тогда будем готовы - сдадутся они или бросятся на нас...
А вода в городе подымалась все выше. Затопив ближайшие к берегам улицы, она уже плескалась и в жилых избах, где остановились на постой мятежники. Однажды ночью сам Чекан, соскочив с постели, оказался по колено в холодной осенней воде.
Уже давно голодающие, а теперь еще и промокшие и замерзшие, мятежники собрались на высоком взгорье, куда вода еще не дошла. Чекан по-прежнему был тверд и собирался нападать, а не защищаться.
- Как только вода спадет, мы прорвемся из города, захватим царское становище! Там есть все, что нам надо: обильная пища, кони, оружие! Мы одолеем трусливое медведицкое войско и проложим путь царю Избору Твердиславичу!
В тот же день один из мятежных воинов, втайне готовый сдаться, написал записку и послал ее со стрелой в царское становище. Узнав о предупреждении, князь Венцеслав велел войску готовиться к решающей битве. Он знал, что от Чекана всего можно ожидать.
Но этого не потребовалось. Чекана позвали на совет его совместники - князь Белокриницын и князь Урманский. Оба мятежных вельможи, любившие удобства, обитали в большом воеводском доме, не затронутом водой. Им удалось вовремя запасти много пищи, так что они не голодали вместе со всеми.
Войдя к ним, Чекан оставил у дверей воинов, что всегда его сопровождали. Он сел за стол вместе с обоими князьями, как равный им.
- Вот что, Чекан: мы решили, что пора сдаться на милость победителя, - угрюмо сказал своему бывшему слуге князь Белокриницын.
Воевода-холоп взглянул исподлобья, словно не веря своим ушам:
- Мы не должны сдаваться! Тогда всех казнят!
- Э, если сдадимся, то еще можем спастись. Даже из тюрьмы есть выход, а вот из Ирия еще никто обратно не приходил. Кречет объявил, что помилует сдавшихся. А вот останемся тут - точно сдохнем с голоду или утонем все!
Мрачное землистое лицо Чекана передернула судорога.
- Но как же царь Избор Твердиславич?! Почему он не приходит выручить нас?
Князь Урманский насмешливо фыркнул.
- Видно, царю мало дела до нас, своих верных слуг! Мы ему нужны, только чтобы потянуть время и ослабить Кречетов.
У Чекана закружилась голова, и он бессильно упал на скамью. Многодневная голодовка сделала свое дело, и у него недостало сил перенести на ногах сокрушительную весть.
- Значит... вот какова его благодарность тем, кто ради него столько раз проливал кровь, свою и чужую? Да что же это за царь тогда такой? Неужто правы те, кто говорит, что в Лугии скрывается вовсе не истинный сварожский царь?
Выразительно переглянувшись с Белокриницыным и, покосившись в сторону успокаивающе шевельнувшихся оконных занавесок, Урманский нагло проговорил:
- А чего ты ждал, Чекан? Или ты не слышал, что мертвые не возвращаются? Царевич Избор еще в детстве пропал и, должно быть, погиб. На Медведице царствовал самозванец, сын бывшей царской няньки, а затем и его убили. Кто бы ни был в Лугии, он уж точно совсем не тот человек.
Вскочив на ноги, Чекан завертелся, как бешеный, бросив шапку на землю. Но тут из-за занавесок и шкафа выскочили воины, обступили предводителя мятежников и забрали его саблю.
- Сядь, Чекан, и выслушай, - гнусаво проговорил князь Белокриницын своему бывшему слуге. - С твоего дозволения или без, мы сдаем Дубровск. Хватит с нас "доброго царя Избора"!
Уже не слушая его, Чекан обхватил руками голову, глухо застонал.
- Вы меня одурачили! Я поверил в царя, которого никогда не видел! Увлек столько людей ради нелепой басни! Пролил столько крови! И все это - ради призрака, ночной мары... Ладно я - темный дикий мужик, но вы-то люди ученые, знающие! Как мог я вам не поверить тогда?
- Ну, мы тоже не рассчитывали голодать и мокнуть в этой крысиной норе! - перебил Урманский. - Вон, Чернов остался в Лугии, в замке Войцеховских, и в ус не дует. А мы...
Уже не слушая никого, Чекан бешено выбежал прочь. Остальные едва успевали за ним.
- Теперь мне все равно! Повесят так повесят!
Услышав бой барабанов мятежников, царские воины приготовились было к сражению. Но тут же успокоились, узнав, что те пришли сдаваться.
Перед царем Станимиром, сидевшим на троне в сопровождении своих ближних вельмож, прошли трое вождей мятежников. Он обещал им пощаду. Скользнув взором по обоим враждебным ему вельможам, остановился на Чекане, исхудавшем и бледном, но все еще грозном.
- Так это ты вел воровских людей, хотел истребить всех бояр и дворян?
- Да, это я, - сказал Чекан просто, не оправдываясь, равнодушным голосом.
При этом ответе, при виде величественной фигуры знаменитого пленника, многие из сварожских воинов готовы были проникнуться к нему уважением
Князь Венцеслав, склонившись к трону своего дяди, проговорил негромко, но настойчиво:
- Этого человека следует сохранить. Отдай его мне, и я ручаюсь, он сможет искупить свои проступки. Он способен на великие и славные дела. Прошу тебя, государь: ты победил, и можешь себе позволить быть великодушным.
Царь выслушал его, но тут же внимательно оглядел лица своих братьев, князя Ярославцева, Вышеславского, - все они выражали совсем иные мысли. И Станимир покачал головой.
- Одна лишь смерть может искупить такие преступления! Чекан более всех повинен в мятеже. Его нужно немедля казнить. Князя Урманского пожизненно заточить в тюрьму. Князя Белокриницына помиловать, как было обещано мною...
Пощаженный изменник, поклонившись царю, тут же встал в круг вельмож, как будто век был среди них. Урманского тут же заковали в цепи. А Чекана повели на виселицу.
Ничего больше не говоря, князь Венцеслав отвернулся от этой тягостной картины. Его уже поздравляли с победой друзья и простые воины. Он, наконец, выиграл долгую и опасную войну, покончил с мятежом. Но то, как судил царь, омрачило радость молодого воеводы. Слишком ясно стало, что для знатных и богатых людей полагается совсем иная мера, чем для простолюдинов. К тому же, сила и отвага Чекана, что так заинтересовали самого Венцеслава, других сварожских вельмож просто испугали, ибо они в глубине души не считали себя способными с ним совладать.
Так завершился мятеж Чекана, более полутора лет сотрясавшего Сварожьи Земли. После долгой и упорной борьбы мятежники были окончательно разбиты, а их вождь - казнен.
Но старинная сварожская пословица не напрасно гласит: "Беда не приходит одна". Теперь пришло время второго самозванца, который, наконец, выступил из Лугии со своими союзниками.
« Последнее редактирование: 28 Мая, 2020, 20:59:39 от Артанис »
Записан
ЭРЭА ГАТТИ, ВЕРНИТЕ НАМ РОКЭ АЛВУ!!!

Таково было мое желание, и я никому не обязана отчетом в своих действиях

Молния -
Сквозь расколотый кристалл -
Молния,
Эшафот и тронный зал -
Молния,
Четверых Один призвал -
Молния...

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 4848
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 9658
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Пламя Жар-Птицы
« Ответ #93 : 28 Мая, 2020, 18:12:08 »

Цитировать
Слишком ясно стало, что для знатных и богатых людей полагается совсем иная мера, чем для простолюдинов.
А вот это актуально. И всегда было актуально (за редкими исключениями), и, боюсь, будет.
Ну, что же, будем ждать второго самозванца. Спасибо, эреа Артанис. А Чекана жаль!
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

katarsis

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 665
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 1820
  • Я изменила свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Пламя Жар-Птицы
« Ответ #94 : 28 Мая, 2020, 20:24:17 »

Не понимаю, зачем было обещать вождям мятежников пощаду, если не собираешься это выполнять? Ведь восстание итак было обречено.
Записан

Карса

  • Граф
  • ****
  • Карма: 430
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 368
  • Грозный зверь
    • Просмотр профиля
Re: Пламя Жар-Птицы
« Ответ #95 : 29 Мая, 2020, 05:21:50 »

Чекана всё же жаль. А обещание царь Станимир выполнил по-своему. Зря, наверное. Удивляет Годослав. Ясно же, что Венцеслав лучший воевода из имеющихся в наличии, а времена лихие. Неподходящий момент, чтобы мериться длиной бороды и по старшинству воевод назначать. И Станимиру неплохо бы к племяннику прислушиваться. А то с советчиками вроде Годослава легко лишиться и трона, и головы.
Записан
Предшествуют слава и почесть беде, ведь мира законы - трава на воде... (Л. Гумилёв)

Артанис

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2749
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 5064
  • Всеобщий Враг, Адвокат Дьявола
    • Просмотр профиля
Re: Пламя Жар-Птицы
« Ответ #96 : 29 Мая, 2020, 17:38:45 »

Премного благодарна вам, эрэа Convollar, эрэа katarsis, эрэа Карса! :-* :-* :-*
А вот это актуально. И всегда было актуально (за редкими исключениями), и, боюсь, будет.
Ну, что же, будем ждать второго самозванца. Спасибо, эреа Артанис. А Чекана жаль!
Увы, так бывает. :'( "Все животные равны, но некоторые равнее."
Мне тоже жаль. :'( А впереди новый раунд борьбы.
Не понимаю, зачем было обещать вождям мятежников пощаду, если не собираешься это выполнять? Ведь восстание итак было обречено.
По отношению к знатным и богатым, за которых нашлось бы кому отомстить, обещание как раз выполнено. А Чекан не нужен никому.
А, если бы мятежникам было не на что надеяться, они бы дрались до конца, и много еще царских войск могли бы истребить. И затянули бы время, а там и второй самозванец вправду мог подоспеть.
Чекана всё же жаль. А обещание царь Станимир выполнил по-своему. Зря, наверное. Удивляет Годослав. Ясно же, что Венцеслав лучший воевода из имеющихся в наличии, а времена лихие. Неподходящий момент, чтобы мериться длиной бороды и по старшинству воевод назначать. И Станимиру неплохо бы к племяннику прислушиваться. А то с советчиками вроде Годослава легко лишиться и трона, и головы.
Ну да, выполнил. С теми, с кем следует считаться.
А чего ждать от Годослава? С его точки зрения, Венцеслав у него отнял командование над войсками, за это он его любить не может. А возрастом обычно хвастаются те, у кого нет других преимуществ. Принято считать, что с возрастом приходят опыт и мудрость. На самом деле, не ко всем.
Станимир и прислушивается. Командовать войском поставил Венцеслава, не кого другого. Но Годослав все-таки брат и наследник, им пренебрегать нельзя.

Глава 15. Ложная царица и ложный царь
В высокой крепостной башне города Белокамня ночью одно из окон светилось призрачным зеленым светом. Запоздавшие прохожие при виде этого странного сияния брались за обереги и шептали молитвы Богам. А порой и сдержанно ругались. Жителям Белокамня было слишком хорошо известно, чье это окно. Там жила свергнутая сварожская царица - вдова самозванца, Заслава Войцеховская.
Этой ночью она зажгла на столе и на подоконнике зеленые свечи, испускающие таинственное пламя и сильный аромат. Сама бывшая царица что-то помешивала деревянной палочкой в большой чаше с водой. Разложив вокруг кожаные мешочки, она добавляла в чашу их содержимое, мешала, пробовала на вкус. Она все время говорила страстным, задыхающимся шепотом, закатывая глаза:
- Верните мне, духи ночи, власть в Сварожьих Землях! Вот я кладу в зелье порошок лунного камня. Перо совы. Коготь дикой кошки. Цвет папоротника - правда, я не срывала его сама в заветную ночь, а купила за большие деньги, но он все же должен подействовать. Вот горсть здешней земли и зерна пшеницы - чтобы вся эта страна стала моей! А это золотой песок - чтобы под мою руку отошли все ее богатства!
Зелье таинственно мерцало при свете зеленых свечей. Напоследок Заслава взяла лежавший на столе нож и, подняв кружевной рукав на платье, хотела уколоть свою белую изящную руку. Но, поморщившись, срезала всего несколько волосков и бросила их в воду.
- Я должна сделаться властительницей Сварожьих Земель! Я, Заслава Войцеховская! Я! Я!
Никакого ответа и последовало, только зелье, на поверхности которого плавала сухая трава, тускло блестело при зеленых свечах.
Наконец, решив, что зелье готово, бывшая царица отпила несколько глотков, затем, взяв совиное перо, окропила им по углам комнаты. Напоследок она вылила остаток зелья в окно, в глухую безлунную ночь.
- Духи ночи, примите мою молитву! Духи ночи, возвратите мне власть, так же как помогли мне сделаться царицей!
Бледная, с распущенными волосами почти до пят, она сама казалась духом, пришедшим из таинственной тьмы.
Едва она окончила колдовство, как послышался стук в дверь. Спрятав все, что было на столе, Заслава отворила дверь. На пороге стоял ее отец, пан Станислав Войцеховский. Он был чем-то весьма доволен, его пышные седеющие усы топорщились, как у кота.
- Доброй ночи, дочка! Хотел к тебе зайти утром, да увидел - ты не спишь, жжешь свечи. Думаешь приворожить царскую власть?
- Один раз ворожба мне помогла, поможет и второй.
- Я думаю - скорее тебе помогли стать царицей поддержка лугийской Короны и владетельных панов - с одной стороны, и легковерие сварожского племени - с другой, - пренебрежительно отозвался пан Войцеховский. - Но самое главное - я получил послание от того, кто именуется твоим супругом.
Он вытащил из-за пояса письмо и передал дочери. Та, пробежав его глазами, осторожно свернула и сожгла в пламени свечи.
- На всякий случай, если нас вздумают обыскать перед отъездом, - тонко улыбнулась она. - Значит, в пути, спустя четыре дня после нынешнего... И я - вновь сварожская царица, хоть и без трона покуда!
- Но царь - не тот, что правил на Медведице, - напомнил ей отец. - Ты не постыдишься признать своим мужем совсем чужого человека, как пишут о нем - грубого и непригожего собой, низкого и родом, и душой?
- Можно подумать, мой первый супруг был красавцем или уж очень обходительным, - Заслава с усмешкой пожала плечами. - Сейчас мне не завладеть престолом без царя, хоть я и венчана на царство. А уж потом, на Медведице, подумаю, что дальше с ним делать...
И сам пан Войцеховский с невольным трепетом отступил от своей дочери.
- Вижу, ты хорошая ученица... - протянул он.
- Да, - энергично подтвердила Заслава. - Побывав сварожской царицей, я уже не смогу быть простой шляхтянкой! Сидеть всю жизнь в каком-нибудь замке, захолустном в сравнении с медведицкой Крепостью, рожать детей и всю жизнь сожалеть об утраченных возможностях - это не для меня! Я не собираюсь поступиться ничем. Пока я жива, не откажусь от престола этой страны! Я чувствовала прикосновение сварожской короны, отец. Всего на мгновение, но она прожгла мне сердце. Оно горит при мысли, что я могу надеть ее снова.
Восхищенный решимостью своей дочери, пан Войцеховский поцеловал ей руки.
- До сих пор я еще не знал тебя, дочка! Ты говоришь, как истинная повелительница не только здешней неустроенной страны, но и более великого государства. Ну что ж: на наше счастье, сварожане легковерны, их легко обмануть. Кречет собирается отпустить нас в Лугию, по договору с королем Казимиром. Ну а в дороге всякое случается...
- Лучшего момента не найдешь, - Заслава взяла в руки одну из зеленых свеч, и в ее колеблющемся свете стала похожа на русалку. - Жаль, конечно, что Медведица еще не взята. Какая-то деревня Татевка вместо столицы - унизительно...
- Вернем и Медведицу! Непременно вернем! - пан Войцеховский потер ладони. - Вон сколько храбрых панов привели свои полки! Полковники Меленич, Подгурский, Индирский, Яблоновский. Гетманом избран пан Вышанский. Они и сладят все дело, а новый царь, кто бы он ни был - лишь повод для войны.
Заслава торжествующе улыбнулась.
- Это будет прекрасно! Но сейчас, отец, лучше нам разойтись по комнатам. Часовые могут что-то заподозрить. Да и не следует слишком много говорить о будущем. Первый мой муж все строил замыслы на сто лет вперед, а не правил и года.
- Ты права, как всегда, дочка, - проговорил пан Войцеховский и ушел, поцеловав свою дочь перед сном.
А Заслава, как была, в ночной сорочке и вихре развевавшихся волос, закружилась по комнате в танце с воображаемым спутником.
Спустя четыре дня лугийских пленников собирались отправить из Белокамня домой, в Лугию. Большой обоз потянулся по славгородской дороге в сторону заката. За два года плена блестящая лугийская шляхта сильно поистрепалась, потеряла в представительности. Их одежды обносились, вышли из моды, да и вообще, заточение, хоть и мягкое, отразилось на пленниках не лучшим образом. Но теперь они заметно повеселели, собираясь вернуться домой. Вернее - так думали большинство из них.
Командовать конвоем, провожающим лугийцев до границы, был назначен старый князь Белецкий. Его младший сын Глеб тоже был здесь, вертелся возле пани Заславы, старался нарочно промчаться на коне лишний раз мимо ее возка и послать ей воздушный поцелуй. Старший Белецкий, человек также добродушный, но беспечный, смотрел на проделки сына сквозь пальцы. Он сам охотно беседовал с паном Войцеховским и другими лугийцами, на привалах обедал с ними вместе, и вообще, чувствовал себя, точно в кругу давних друзей, а не пленников. Таким образом, поездка начиналась приятно.
Едва начиналось лето, но жарко было, точно в липене. Солнце припекало все сильней, путникам и лошадям хотелось пить. В конце концов, пан Войцеховский уговорил князя Белецкого сделать привал.
- Вот какая впереди лежит уютная полянка в тени деревьев! Там можно отдохнуть до вечера. А заодно напоим коней и позволим им отдохнуть.
Усталый, раскрасневшийся на солнце князь Белецкий зевнул, грузно клонясь в седле.
- Ты прав, пан Станислав! Отдохнем в тенечке, распряжем лошадок...
Лугийцы вместе со сварожанами устроились отдыхать в действительно очень приятном месте. На поляне уже созрела земляника, и более молодые среди путников с удовольствием собирали сладкие, горячие от солнца ягоды. Глеб собрал для Заславы полную чашку земляники и принес ей, величественно сидевшей на поставленном для нее кресле.
- Прими этот дар из Сварожьих Земель, которые, к сожалению, покидаешь, - проговорил он, сев на траву у ее ног и держа чашку.
Заслава таинственно улыбнулась, взяв несколько ягод.
- А тебе вправду жаль с нами расставаться? - спросила она.
В лицо Глебу бросилась краска, он едва нашел слова, чтобы с трудом проговорить:
- Конечно, госпожа!.. Мне всегда будет жаль, что ты уезжаешь.
Тогда бывшая царица на мгновение прикоснулась своей маленькой, унизанной кольцами рукой к руке юноши.
- Если не хочется расставаться, это вовсе не обязательно!..
Глеб был настолько изумлен, что даже не подумал заподозрить ничего.
- Нет, но... Как же могу я остаться там, где ты? Я вместе с отцом провожу вас до границ Лугии, и все...
Собравшиеся в стороне сварожские воины с неодобрением глядели на сладко посапывающего в тени воеводу, на его сына у ног бывшей царицы.
- Ох, не к добру такая беспечность! Ну ладно, братцы: придется нам стеречь, коли начала над нами нет...
- Да: кажется, понапрасну царь согласился отпустить лугийцев, а особенно - эту Заславу. От нее можно ждать чего угодно...
Рассуждая так, воины наблюдали за лесом, откуда скорее всего можно было ждать нападения.
И все же не успели приготовиться к обороне. Со всех сторон: из-за деревьев, из-за кустов, от ручья, - примчались конники. Земля задрожала под копытами. Врагов было столько, что сварожские воины едва успевали ударить хоть раз. Заряжать пищали уже не было времени, приходилось биться мечами и копьями.
Один рослый стрелец, отразив натиск врага, бросился к Заславе, занес тяжелый бердыш над головой виновницы очередного несчастья. Но не успел ударить: Глеб Белецкий выстрелил в упор прямо в грудь сварожскому воину. И в тот же миг примчались нападавшие, захватили юношу на аркан. Один из вновь прибывших спешился и поклонился Заславе, проговорил по-лугийски:
- Приветствую тебя, государыня! Твой супруг, царь Избор Твердиславич, ждет тебя!
Бывшая сварожская царица изящно подала руку и позволила усадить себя в повозку.
- Я готова ехать к своему супругу! А этого юношу возьмите с собой, но не связывайте. Он спас мне жизнь, и еще может пригодиться.
Спустя несколько минут на уютной лесной полянке остались лишь трупы убитых воинов да спешенные сварожане - лошадей у них угнали всех до одной. Старший князь Белецкий, прислонившись к дубу, плакал о судьбе сына и о собственной страшной ошибке. Теперь бегство бывшей царицы могло больно аукнуться всем Сварожьим Землям.
Записан
ЭРЭА ГАТТИ, ВЕРНИТЕ НАМ РОКЭ АЛВУ!!!

Таково было мое желание, и я никому не обязана отчетом в своих действиях

Молния -
Сквозь расколотый кристалл -
Молния,
Эшафот и тронный зал -
Молния,
Четверых Один призвал -
Молния...

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 4848
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 9658
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Пламя Жар-Птицы
« Ответ #97 : 29 Мая, 2020, 18:30:59 »

Мда! Раздолбайство свойственно не только эльфам, вот что я скажу! Ну, Глеб, понятно, юный и неопытный, но старший Белецкий, слов нет! Спасибо, эреа Артанис.
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

katarsis

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 665
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 1820
  • Я изменила свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Пламя Жар-Птицы
« Ответ #98 : 29 Мая, 2020, 23:44:29 »

Мда! Раздолбайство свойственно не только эльфам, вот что я скажу! Ну, Глеб, понятно, юный и неопытный, но старший Белецкий, слов нет! Спасибо, эреа Артанис.
А, может, это колдовство подействовало? А ещё то, что абсолютное большинство лугийцев именно туда и хотели ехать, куда их везли. Казалось бы, их незачем отбивать?
Записан

Карса

  • Граф
  • ****
  • Карма: 430
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 368
  • Грозный зверь
    • Просмотр профиля
Re: Пламя Жар-Птицы
« Ответ #99 : 30 Мая, 2020, 13:35:30 »

Вот и второй самозванец нарисовался. Но Заслава-то какова! Прямо Наполеон в юбке.
Записан
Предшествуют слава и почесть беде, ведь мира законы - трава на воде... (Л. Гумилёв)

Артанис

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2749
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 5064
  • Всеобщий Враг, Адвокат Дьявола
    • Просмотр профиля
Re: Пламя Жар-Птицы
« Ответ #100 : 30 Мая, 2020, 17:42:42 »

Большое спасибо, эрэа Convollar, эрэа katarsis, эрэа Карса! :-* :-* :-*
Мда! Раздолбайство свойственно не только эльфам, вот что я скажу! Ну, Глеб, понятно, юный и неопытный, но старший Белецкий, слов нет! Спасибо, эреа Артанис.
А причем тут эльфы? Где это им такое приписывается? У Панкеевой, разве что. Я сразу по ассоциации толкиеновских эльфов вспомнила, у них таких качеств, вроде бы, не было показано.
А человеческий фактор - он, увы, на то и человеческий.
А, может, это колдовство подействовало? А ещё то, что абсолютное большинство лугийцев именно туда и хотели ехать, куда их везли. Казалось бы, их незачем отбивать?
Вряд ли колдовство. Предшествующие успехи Заславы лучше объясняет ее отец:
"Я думаю - скорее тебе помогли стать царицей поддержка лугийской Короны и владетельных панов - с одной стороны, и легковерие сварожского племени - с другой,"
И, будь там разумные люди, их бы никакое колдовство разума не лишило. Тем более - когда эта колдунья даже кровью своей не хочет жертвовать в ходе ритуала. А все за ничто здесь не получишь. Но она может, конечно, обманываться.
Вот и второй самозванец нарисовался. Но Заслава-то какова! Прямо Наполеон в юбке.
Амбиций у нее выше крыши, что и говорить! Куда только они завести способны?

В полях за деревней Татевкой раскинулось громадное становище - целый город шатров, палаток, изб, хижин, землянок. Куда бы ни упал глаз - во все четыре стороны лежал пестрый разношерстный табор. Его огородили настоящей стеной. На лугах вокруг паслись лошади и коровы. Но вид людей в военной одежде, вооруженных до зубов, указывал, что это военный лагерь, а вовсе не мирное поселение.
Временные жилища располагались целыми улицами, и между ними свободно проходили и проезжали путники. Было полно народу в самой разной одежде. Слышалась лугийская речь вперемешку со сварожской.
Въехав в ворота, Заслава откинула полог своего возка и стала разглядывать окрестность. В середине становища, возле площади, стоял самый большой шатер, обтянутый пурпурным шелком. Вокруг него, саженях в тридцати, стояли воины, одетые как сварожские стрельцы, охранявшие Крепость. Заслава внимательно всмотрелась в ту сторону, словно ее пристальные взоры могли насквозь увидеть все, что было в шатре.
Лошади остановились. Сразу несколько богато одетых людей приблизились к царице, желая ей помочь спуститься наземь. Заслава пыталась угадать среди них того, что должен быть новым царем, ее супругом. Вот это - пан Вышанский, гетман татевского войска. Его она хорошо знала еще в Лугии. Вот и пан Подгурский, пан Яблоновский... Но где же царь?
Его Заслава увидела позже, когда уже спустилась на землю. Ее окружили знатные лугийцы, наперебой восхищались ее красотой и любовью к супругу.
- Скоро ты встретишься с царем Избором, - заверил ее Вышанский. - Он с таким же нетерпением жаждет встретиться с тобой, как и ты - с ним.
Заслава украдкой промокнула глаза белым кружевным платочком.
- Мой бедный супруг... Что довелось ему пережить, спасаясь от вероломных убийц!..
Идя навстречу новому претенденту в цари, она была напряжена, как тетива, готовая к выстрелу. Сейчас должна быть решающая минута в ее жизни, та, что определит, вернет ли она престол Сварожьих Земель. Чтобы все удалось, как она задумала, ей надо будет сыграть лучше всякой театральной актрисы.
Из шатра в окружении воинов вышел человек. Заслава, затаив дыхание, всматривалась в его наружность. У него была большая голова, поросшая курчавыми жесткими волосами, падающими на низкий лоб. Лицо - смуглое, с горбатым носом и толстыми губами, короткая темная бородка. Вряд ли кому-то показалось бы привлекательным это лицо, чувственное и грубое одновременно. Облачавший его фигуру блестящий атласный камзол с золотыми кружевами только усиливал это впечатление. Единственным превосходством нового "царя Избора" было то, что он оказался на голову выше первого мужа Заславы.
Медленно, на прямых ногах, она сделала несколько шагов к новому "царю". Он сложил губы в усмешке, должно быть, сходящей за очаровательную улыбку.
- Моя милая супруга! - произнес он с легким лугийским говором, протягивая к ней руки.
Заслава покачнулась и упала в его объятия.
- Возлюбленный супруг мой, государь Избор! - проговорила она, чуть дыша, с бешено стучащим сердцем. Со стороны можно было решить, что голос ее дрожит от радости невероятной встречи.
Даже пан Войцеховский с удивлением и тревогой глядел на дочь, может быть, впервые встревожившись, что ей не хватит выдержки, и они оба погибнут вместе со своими честолюбивыми надеждами.
Но Заслава выдержала встречу с таким видом, что даже видевшие их со стороны теперь невольно думали, что царь и вправду должен быть истинный, коль скоро жена его встречает с такой любовью.
Крепко ухватив женщину за руку, тот, кто именовался ныне царем Избором, повел ее в свой огромный пурпурный шатер. Внутри его вполне мог располагаться целый дом. На землю был настелен мозаичный пол с изображением резвящихся на берегу реки русалок и козлоногих вил. Шатер был поделен на несколько комнат. Самую богато украшенную из них занимала огромная кровать с балдахином. На эту кровать уселся новый самозванец, махнув рукой Заславе, чтобы садилась в кресло напротив.
- Ну, побеседуем, дражайшая супружница, - проговорил он развязным тоном, закинув ногу на ногу.
Заслава чуть заметно поморщилась. Ей уже становилось ясно, что из этого мужлана не скоро удастся воспитать что-то приличное. И первый ее муж не особенно хорошо умел себя вести, но он хотя бы мог подражать обычаям вельмож. А этот - и видом, и повадками дикий разбойник, нацепивший украденные одежды.
- Побеседуем, - согласилась она. - Прежде всего хотя бы имя свое настоящее назови.
- Лешко, конюх у пана Вышанского, - нагло ухмыльнулся он, с интересом разглядывая сидевшую перед ним красавицу.
Заслава на мгновение похолодела, чувствуя себя тяжко оскорбленной. Значит, вот как: ей даже не удосужились подыскать на сей раз хотя бы мелкого шляхтича, ее мужем должен стать отвратительный холоп!.. Она закрыла лицо руками и на мгновение захотела выбежать из шатра, продолжить путь домой, в Лугию...
Заметив ее сомнения, самозванец попытался обнять женщину. Та взглянула на него с таким гневом, что бывший холоп, еще не отвыкший повиноваться господам, сразу оробел. Уселся вновь на кровать, сверля ее угрюмым взором.
- Не трогай меня, конюх! От тебя еще лошадьми пахнет!
Но к самозванцу уже возвратилась самоуверенность.
- А ты кто такая, вдовушка Любима Векшина? Да-да - я о тебе все знаю, не удивляйся! И ты ничем не лучше меня, и мне тебя не опорочить хуже, чем ты есть. Я за это время кое-что повидал, и женщин, которых приводили к нам против их воли, тоже. Ты на таких вовсе не похожа! Сама прискакала, как только корона поманила. Что, не так?
Заслава вздрогнула, как от укуса змеи. Но она умела владеть собой, и усмехнулась в лицо лже-царю.
- Да: и тебя, и меня привело в Сварожьи Земли одно и то же. Тебе, чтобы верили, что ты истинный царь, нужна я. И мне, чтобы вновь стать царицей, нужен царь-супруг.
- Вот то-то же! И не упрямься тогда! - самозванец уже уверенней обнял Заславу. - Я так и думал, что мы поладим! И тогда все поверят, что мы вправду нашли друг друга!
- Полегче, медведь! - Заслава поморщилась от грубого захвата, когда у нее заныли ребра. - Ведь мы еще не на Медведице! Нам еще далеко до царской власти!..
Самозванец расхохотался. Сейчас бывшая царица поняла, что он, должно быть, успел выпить много вина.
- Нам? К чему тебе или мне рвать жилы, чтобы завладеть престолом? Ты, женщина, ничего не можешь понимать в войне, я тоже ей не учился. Здесь у нас полное становище воинов - вот пусть они и сражаются! Мой пан... то есть гетман рано или поздно завоюет все Сварожьи Земли. Ты видишь и сама, как ловко наши молодцы управляются повсюду! Многие города признали меня царем, шлют мне дань и содержание! Мы за несколько месяцев сказочно обогатились, а я трачу деньги на подкуп новых союзников! Многие медведицкие бояре уже переметнулись ко мне - они видят, что у Кречета плохи дела, и не хотят сражаться за него. У него мало осталось войск и денег: война с Чеканом истрепала медвединцев до нитки. Пусть теперь сами посидят в осаде, а затем сдадутся на милость победителей!
- Победителей! - эхом повторила Заслава, глядя горящими глазами сквозь плотную ткань шатра, туда, где за белокаменной стеной возвышались башни медведицкой Крепости. В мечтах она видела, как они въедут на белых лошадях в город, и тот будет их приветствовать, как своих законных владык.
Самозванец прервал ее мечты, поцеловав в губы, с чмоканьем.
- Значит, все ясно: мы друг друга поняли! Это наперед, остальное продолжим ночью... Теперь пойдем, сегодня будет пир в честь твоего прибытия, царица!
И Заслава этим же вечером пировала со "вновь обретенным" супругом в его большом шатре. Она ухитрилась вернуть себе свою необыкновенную привлекательность, и сияла во главе стола, точно звезда, упавшая с неба. И лугийские паны, и сварожане, переметнувшиеся к новому самозванцу, наперебой оказывали знаки внимания Заславе и приехавшим с нею лугийским пани, но прежде всего - именно Заславе. Ни одна женщина не могла с ней соперничать изяществом, красотой и остроумием. Соскучившись по пышным празднествам, она сегодня особенно блистала, очаровывая молодых и старых.
- Да здравствует царь Избор! Да здравствует царица Заслава! - слышалось под звон кубков, под плеск чужеземных вин, под топот множества ног.
Заслава купалась во внимании окружающих, точно в лучах жаркого солнца. Она готова была верить, что все эти люди искренне желают ей добра. Между тем, лугийским панам и перебежчикам-сварожанам она и самозванец были нужны лишь как узаконенный повод разорять Сварожьи Земли, как завоеванную страну.
Вспомнив кое о чем, Заслава приказала привести Глеба Белецкого. Его развязали и усадили за стол, среди переметнувшихся бояр.
- Вот перед вами мой спаситель! - проговорила царица во всеуслышание. - Князь Белецкий, защищая меня, убил собственного воина. Если бы не его расторопность, я бы никогда не встретила вновь своего супруга и не разговаривала с вами.
Юноша, покраснев как рак, сидел, опустив голову и не глядя на ту, кому обязан был позором и пленом. А окружавшие его перебежчики поздравляли его и хлопали по плечам, видя в нем подобного себе. Ведь и на нем лежала отныне сварожская кровь!
- Ты вовремя сделал выбор! Кречет на престоле долго не усидит, - басил боярин Гремиславский.
- Пей во здравие царя и царицы! - вложил кубок в руки юноше князь Белокриницын, бывший хозяин и сообщник казненного Чекана. Прощенный царем Станимиром, Белокриницын всего через несколько месяцев перебежал к новому самозванцу, сочтя его более могущественным.
Взяв кубок вина, Глеб осушил его до дна, затем еще один и еще, пока не зашумело в голове. Зато на смену горьким мыслям пришел легкий туман, и все, что случилось, стало казаться просто сном, не имеющим значения.
А лугийцы, устроившие становище без деревни Татевки, веселились так, словно все Сварожьи Земли давно и прочно были в их руках. Гремела музыка, звучали песни. Кружились в танце лугийские витязи с очаровательными дамами. Звучали на все лады пожелания царю Избору и царице Заславе поскорей вернуть утраченный престол.
Уже в третий раз за два с небольшим года сварожане стояли на пороге гибели. И в этот раз на Медведице, истощенной предшествующими несчастьями, не находилось сил, чтобы отразить нового врага.
Записан
ЭРЭА ГАТТИ, ВЕРНИТЕ НАМ РОКЭ АЛВУ!!!

Таково было мое желание, и я никому не обязана отчетом в своих действиях

Молния -
Сквозь расколотый кристалл -
Молния,
Эшафот и тронный зал -
Молния,
Четверых Один призвал -
Молния...

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 4848
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 9658
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Пламя Жар-Птицы
« Ответ #101 : 30 Мая, 2020, 18:00:20 »

Что-то рано самозванец празднует победу! Но выдержке Заславы можно только позавидовать, второй муж оказался ещё гаже первого. Спасибо, эреа Артанис!
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

Карса

  • Граф
  • ****
  • Карма: 430
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 368
  • Грозный зверь
    • Просмотр профиля
Re: Пламя Жар-Птицы
« Ответ #102 : 30 Мая, 2020, 19:22:43 »

А мне казалось, первый муж её более или менее устраивал. На время, конечно. Интересно, почему подобрали именно холопа? Для пущего унижения Заславы? Или решили, что раз холоп, будет слушаться? Так ясно же, что не самый покладистый малый. В смысле, может что-нибудь отчебучить. И на первого самозванца не похож, так что не из-за подходящей внешности. А Глеб попал. Сам виноват, но жаль дурака.
Записан
Предшествуют слава и почесть беде, ведь мира законы - трава на воде... (Л. Гумилёв)

katarsis

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 665
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 1820
  • Я изменила свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Пламя Жар-Птицы
« Ответ #103 : 31 Мая, 2020, 01:37:48 »

Похоже, Заславу в Лугии кто-то сильно ненавидит. Муженька как будто специально выбирали как можно хуже. :o
Интересно, что же теперь будет с Глебом?
А Белокриницын-то! Станимир нашёл, кого прощать >:(
Записан

Артанис

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2749
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 5064
  • Всеобщий Враг, Адвокат Дьявола
    • Просмотр профиля
Re: Пламя Жар-Птицы
« Ответ #104 : 31 Мая, 2020, 18:08:58 »

Благодарю вас, эрэа Convollar, эрэа Карса, эрэа katarsis! :-* :-* :-*
Что-то рано самозванец празднует победу! Но выдержке Заславы можно только позавидовать, второй муж оказался ещё гаже первого. Спасибо, эреа Артанис!
Ну а чего ж он, плакать, что ли, пришел, самозванец-то?
Заслава умеет скрывать свои чувства, тем более - ради такой желанной цели, как царство.
А мне казалось, первый муж её более или менее устраивал. На время, конечно. Интересно, почему подобрали именно холопа? Для пущего унижения Заславы? Или решили, что раз холоп, будет слушаться? Так ясно же, что не самый покладистый малый. В смысле, может что-нибудь отчебучить. И на первого самозванца не похож, так что не из-за подходящей внешности. А Глеб попал. Сам виноват, но жаль дурака.
Да нет, вряд ли лугийцы именно ради интересов Заславы (или против них) подбирали ей мужа. Скорее - чтобы был им удобен и не сумел сам стать самостоятельной силой. С этим-то, если что отчебучит, они справиться сумеют. Уж бывший хозяин-то его должен хорошо знать. А если найти более образованного и незаурядного человека, он бы их и кинуть мог со временем.
Глеба жалко, конечно. Поосторожнее бы с Заславой мог быть.
Похоже, Заславу в Лугии кто-то сильно ненавидит. Муженька как будто специально выбирали как можно хуже. :o
Интересно, что же теперь будет с Глебом?
А Белокриницын-то! Станимир нашёл, кого прощать >:(
Заславу скорее в Сварожьих Землях теперь есть за что многим активно ненавидеть. А признавать самозванца ее никто не заставлял.
Поглядим насчет Глеба. Линия с ним - пока одна из немногих, что я целиком от себя сочинила, так что можно написать как угодно.
Увы, предатель тут не один Белокриницын. А прощать, изображая героя "Дорожной истории" Высоцкого ("Я зла не помню - я опять его возьму"), может, и не следовало. Но у многих бояр есть сильные родственники, с которыми царю лучше не ссориться, Станимир их остерегается.
Потом, кто же знает, как поведет себя человек, если его простить? Огнеяра Мезенцева вот простили - он себя хорошо показал с тех пор. Посмотрим, что дальше будет...

Глава 16. Важное поручение
С улицы доносились сильные, бодрые голоса воинов и команды начальников, обучающих солдат. Громко топотали кони, воины отрабатывали на площади удары мечами и пиками, целились из пищалей. Слышались громкие отрывистые команды: "Правой!", "Вперед!", "Бей!", "Заряжай!", "Целься!", "Пли!" Ржали лошади. Быки медленно протянули по улице тяжелую пушку. Старинная Медведица готовилась отражать нового врага.
А царь Станимир Тихомирич и его бояре, собравшись на совет, вовсе не чувствовали воодушевления, каким военные начальники пытались вдохновить простых воинов. На лицах царя и вельмож отражалась тревога и тяжкие сомнения.
И глава Боярской Думы, князь Ярославцев, и царские родственники, и другие вельможи, близкие к престолу, думали об одном - устоит ли Медведица перед новым страшным врагом?
- Тати из Татевки перекрыли все дороги; все припасы, что везли нам, им достались, - растерянно проговорил Ярославцев, начиная заседание.
Царь Станимир подавленно молчал, не находя никаких слов, чтобы ободрить себя и других. Да и что толку в словах, когда дела говорят сами за себя? Вот здесь, в совете первых мужей царства, с прошлой седьмицы поубавилось народу. Бояре Тригорский, Хасаров, Агарский, - все они, бывшие в чести, пользовавшиеся его царской милостью, теперь покинули его, уехали в Татевку, к новому подлому вору.
"Найдется ли еще царь, которого покидали бы его приближенные, не за какую-либо несправедливость, не за причиненное им зло, а только лишь потому, что пришел противник, который им покажется посильней? Все нынче заботятся лишь о собственном возвышении, только одни сразу показывают себя бесчестными мятежниками, а другие до поры рядятся под верных сыновей отечества. Все меряются своими честолюбивыми замыслами, и никто не захочет поступиться ни на пядь собственными желаниями. Каждый мнит себя любимцем Богов, самым умным и способным из всех, и оттого люди сталкиваются, точно льдины в ледоход. Чтобы стать достойным первенства, кому-то пришлось бы поступиться большими замыслами, умалиться, отречься от власти и силы, чтобы обрести власть и силу..."
Терзаемый тягостными мыслями, царь сидел в кресле, сгорбившись, как больная ворона. Не сразу он смог проговорить, что думает предпринять:
- Еще в первое время, когда Сварожьим Землям угрожали разбойники Чекана, нам предлагало помощь Литтское княжество. Литты издавна враждуют с лугийцами. Если Лугия подомнет Сварожьи Земли, то и литтам не устоять перед их натиском. Союз с литтами может быть нам полезен. Враг нашего врага - наш друг.
Бояре стали переговариваться, обсуждая царское решение.
- А сколько потребуют литты за свою помощь?
- А легко ли будет выпроводить их, однажды позвав? - с сомнением слышалось среди сварожских вельмож.
Царю пришлось постучать посохом по паркетному полу, чтобы смолк гомон.
- Для того, чтобы обговорить все условия с литтами, кто-то должен поехать на переговоры с ними, заключить договор от моего имени. Кто из вас согласен отправиться во Влесославль, чтобы оттуда вести переговоры с литтами? Этим вы приобретете огромную честь и спасете все наше царство сварожское.
Говоря так, царь неотступно глядел на своего брата, князя Годослава, но тот упорно отводил глаза, как бы не улавливая намека. Наконец, Станимир прямо обратился к брату:
- Князь Годослав Тихомирич! Я собирался поручить тебе переговоры с литтами. Ты ближе всех ко мне, тебе должны быть столь же дороги наши интересы, как и мне самому.
Однако князь Годослав снова отвел глаза. Он не особенно верил в успех переговоров с литтами, и меньше всего стремился покинуть Медведицу. Честолюбивому царскому брату казалось, что лишь в Крепости, при царском дворе, он сумеет добыть себе все средства, чтобы наследовать Станимиру Тихомиричу. А любой отъезд, даже с самым важным царским поручением, был для князя Годослава равносилен ссылке в далекие холодные края за Каменным Поясом.
- Государь, именно потому что я самый близкий к тебе человек, я и должен оставаться рядом с тобой! С переговорами справится любой приказной дьяк...
- Ты не слышал, что я сказал? Переговоры с литтами - важнейшее государственное дело, его должен возглавить один из первых вельмож в царстве. Мне жаль, что ты, мой брат и наследник, не оправдываешь моих надежд.
Тронутый таким именованием из уст царственного брата, князь Годослав наклонился к нему и взял за руку.
- Именно потому что твой брат, государь, я надеюсь, оставшись на Медведице, быть тебе полезен. Особенно теперь, когда теперь, как никогда, нужны рядом верные люди! Для дальних поездок у нас найдутся другие, помоложе и проворнее. Поручи князю Венцеславу Станимиричу переговоры с литтами!
- Венцеславу! - удивился царь и перевел взор в сторону племянника. - Ну, что же ты скажешь? Согласишься ли в ближайшее время отправиться во Влесославль?
Венцеслав лишь недавно, после победы над Чеканом, пожалованный боярством, до сих пор сидел тихо, не вмешиваясь в важную беседу и не привлекая к себе внимания. Хотя среди важных седобородых бояр был очень даже заметен: бороду он покуда брил, как обычно водилось у сварожских юношей до двадцати пяти лет. Но все же некоторые из старших бояр косились в его сторону, удивляясь, что видят его среди отцов отечества. И он сидел и внимательно слушал, пока царь не обратился прямо к нему.
- Если ты приказываешь, государь, я готов служить тебе и Сварожьим Землям, - просто проговорил молодой князь. - Но не ручаюсь, право, что мне все удастся исполнить. Мне доводилось прежде лишь сражаться, но я никогда не вел переговоров с иноземцами от царского имени...
Решив, что и племянник его увиливает от важного поручения, Станимир произнес холодно, повысив голос:
- А я сказал: ты поедешь во Влесославль и приведешь литтское войско под мою руку! Хватит всем подряд толковать по-своему мои приказания! Тебе приказывает твой царь, и ты обязан подчиняться.
Венцеслав с удивлением взглянул на дядю, от которого никогда прежде не слышал такой резкости, особенно по сравнению с обхождением царя с князем Годославом. Но он не мог возразить, тем более во всеуслышание, и лишь почтительно поклонился.
- Я сделаю все, что в моих силах, государь, - пообещал он.
- Ты сделаешь больше, Венцеслав. Я тебя знаю, - проговорил царь, смягчившись.
Молодой князь с тоской подумал о своей жене, милой Ладомире, и о матери. Совсем недолго удалось ему пожить с ними, как только усмирили Чекана, - и вот опять приходится расстаться с самыми близкими людьми и уехать прочь, быть может, надолго. Или даже навсегда - ведь война никого не щадит, и никто не может ручаться и на один день вперед.
Царь, догадавшись о его чувствах, проговорил:
- Не беспокойся о своих родных. Я позабочусь, чтобы они не нуждались ни в чем.
- Да, разумеется, - князь Венцеслав справился с минутной слабостью и стал спрашивать о подробностях своего поручения.
- Литты с нами пойдут не из дружеских чувств. За свою помощь они потребуют платы. Скажи, государь: на каких условиях мне следует вести переговоры?
- Действуй на свое усмотрение, как повернутся обстоятельства. Тебе на месте будет видней, чем мне отсюда, - решил царь.
Он позвал дьяка и продиктовал короткое письмо, которое затем скрепил своей печатью, и отдал Венцеславу.
- Я даю тебе право распоряжаться моим именем! Дал бы и перстень с печатью, но на твою руку он все равно не полезет...
За разговором царя с племянником внимательно следили князь Годослав и несколько знаменитейших бояр, также почитавших себя достойными царского престола. Они не сводили глаз с молодого князя, рассуждая про себя: справится ли он с царским поручением или вернется ни с чем, а может, и сложит голову в предстоящей тяжкой борьбе?
А Венцеслав уже думал о том, как станет исполнять царское поручение. Он видел, как далеко вторглись в Сварожьи Земли лугийцы татевского "царя", и понимал, что возвращаться придется с боями.
- Мы не должны полагаться на одних наемников-литтов. Свой дом надежнее защищать самим, - проговорил он.
- Вот ты и позаботишься, чтобы литты не сели вовсе нам на голову, - кивнул царь. - Прости уж: не могу отпустить с тобой ни больших денег, ни войска.
- Конечно, сейчас все силы нужны самой Медведице. Я не смею ни о чем тебя просить, государь.
- Могу лишь отпустить с тобой в помощь наиболее надежных людей, - пообещал царь.
- Позволь мне вызвать из Азани Огнеяра Мезенцева, государь, - попросил Венцеслав. - Он один из самых храбрых и распорядительных твоих воевод, вместе с ним я стану вдвое сильней.
Но царь сурово нахмурился, еще больше сузил глаза.
- Нет, Мезенцева я тебе отдать не могу! По городам тоже нужны толковые воеводы, знаешь ли. Без его воинских умений, пожалуй, тати и Азань скоро приберут к рукам.
Венцеслав промолчал. Он сам понимал, что без поддержки азанского воеводы едва ли удастся отстоять и Медведицу. Но какое-то неясное предчувствие говорило ему, что лучше бы Огнеяр поехал с ним во Влесославль. Однако выбирать не приходилось.
До позднего вечера пробыв с царем в Боярской Думе, князь Венцеслав проводил его до Крепости, по пути беседуя о подробностях возложенного на него поручения. Лишь когда спустился вечер, Станимир Тихомирич отпустил племянника домой.
- Поезжай теперь, попрощайся с матерью и женой, и готовься ехать, Венцеслав. Пусть Боги тебя хранят на всех путях!
Взяв висевшую на груди юноши цепь с сияющим изображением солнечной колесницы, царь приложил священный знак ко лбу и к сердцу молодого воеводы, благословляя его.
- Пусть знак Вечного Солнца принесет тебе счастье, - пожелал Станимир. - Он как раз влесославской работы, и я вижу чудесное совпадение в том, что тебе предстоит ехать именно во Влесославль. Если там еще верны мне, то примут тебя так, словно сам князь Святослав Храбрый вернулся к ним.
- Благодарю тебя, дядя! - проговорил Венцеслав запросто, вопреки придворному обычаю; но ведь они были наедине.
Он наклонился к царю, и тот крепко обнял его на прощание.
- Возвращайся поскорей, Венцеслав! Принеси мне победу. К тебе будут обращены все надежды мои, и всех верных сварожан, - проговорил царь дрогнувшим голосом.
- О, лучше не возлагай на меня слишком много надежд, не то я боюсь не совладать с такой ответственностью! - чуть ли не испуганно проговорил Венцеслав. И, почтительно поцеловав руки царю, он уехал к себе домой, собираясь рассказать двум самым близким на свете женщинам, что скоро должен надолго с ними разлучиться. В одном Венцеслав был убежден: мать и жена поймут его и разделят его чувства, они не ослабят его решимость, а помогут ему исполнить свой долг.
« Последнее редактирование: 01 Июн, 2020, 06:31:58 от Артанис »
Записан
ЭРЭА ГАТТИ, ВЕРНИТЕ НАМ РОКЭ АЛВУ!!!

Таково было мое желание, и я никому не обязана отчетом в своих действиях

Молния -
Сквозь расколотый кристалл -
Молния,
Эшафот и тронный зал -
Молния,
Четверых Один призвал -
Молния...