Расширенный поиск  

Новости:

Для тем, посвященных экранизации "Отблесков Этерны", создан отдельный раздел - http://forum.kamsha.ru/index.php?board=56.0

Автор Тема: Хроники Таморианы. Погибшая Земля  (Прочитано 3398 раз)

Артанис

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2859
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 5177
  • Всеобщий Враг, Адвокат Дьявола
    • Просмотр профиля

Здравствуйте, все, кто захочет это прочесть! :-* :-* :-*
Это произведение рассказывает о той же вселенной, в какой происходит действие моего Сварожского Цикла, "Саг..." о викингах и "Ожерелья Артемиды". Но только здесь действие происходит на много тысяч лет раньше, до создания всех известных нам цивилизаций, в том краю, который позже стали называть Погибшей Землей. Впрочем, большинство потомков ее обитателей вовсе не знают, что такая земля была. Но отсюда мы узнаем, как все начиналось в мире МИФа. Многие загадки других произведений берут свое начало здесь.
Заранее благодарю всех, кто станет читать, в особенности же - эрэа Карсу, проделавшую вместе со мной колоссальную работу, чтобы я могла воплотить этот замысел. :)

Глава 1. Праздник Высокой Луны
И на сей раз к Празднику Высокой Луны стали заранее готовиться жители Эргина, лежавшего на берегу Серебряного Залива. Едва огромные часы на Площади Быка пробили четыре часа пополудни, как горожане побросали свои повседневные занятия и спешили к себе домой, чтобы привести себя в пристойный вид и быть готовыми участвовать в праздничном шествии.
Молодой кузнец Сварт немного задержался. Он слышал, как в мастерских у его соседей по Рабочей Окраине затихают все работы, но сам не мог бросить незаконченное. В треснувшей каменной форме остывало новое изделие, которого он не мог оставить, не поглядев. С горячим волнением он смотрел, как в ведре с водой остывает его работа, шипя и пуская горячий пар. Сварт мысленно отсчитывал мгновения, нетерпеливо притопывал ногой, поправлял под головной повязкой свои светлые волосы, падающие на лоб. Разглядывал наконечники для стрел, которые вчера закончил делать. Вздохнул: если уж для войны с Харантой собирают не только царских и храмовых воинов, но и городских ополченцев, значит, дела Таморианы не очень хороши. Скоро эти наконечники вопьются в живую плоть, потечет кровь, тысячи людей погибнут, и живая сила народа будет надолго обескровлена. А ведь мир широк, в нем столько еще предстоит сделать! Есть совсем новые, безлюдные земли, лежащие далеко за морями, они ждут тех, кто придет как хозяин и останется жить. Но сейчас царю Мариану и его советникам, увы, не до освоения недавно открытых земель. Они поглощены враждой с давней и самой богатой колонией - лежащей на юге Харантой, которая теперь все больше становилась равным соперником древней Тамориане.
Тяжело вздохнув, он поднял остывшую форму, стал осторожно отгибать щипцами скрепы. Что и говорить: он не царь, не вельможа и не великий Жрец, чтобы послать корабли осваивать дальний север, за семью морями. И вряд ли кто-нибудь из них послушает простого кузнеца, бывшего корабельщика. Тот далекий край надо забыть, как сон, прекрасный, но недостижимый. Только что-то в нем не хочет смириться, будто зовет его на дальний север, где никогда еще плуг не взрезал землю, и дым не подымался в прозрачный воздух, соленый от близости моря.
Раскрыв половинки каменной формы, он осторожно вынул и поднял на ладонях отлитый из чистого серебра корабль, высотой в ладонь, длиной - в две ладони. Он весь в стремительном порыве, быстрота его передана кипением серебряной пены у его основания. Широкий прямоугольный парус туго натянут, мачта скрипит под неистовым порывом ветра...
Сварт убедился, что при отливке не возникло изъянов, что ничего не нужно поправить. Завтра он отдаст серебряный корабль заказчику - господину Фаларену, попечителю торгового флота Эргина. Пусть так. Только он будет знать, какие мысли вложил в эту отливку. И хорошо, что форма треснула. Второй такой вещи на свете больше не будет.
Отворилась дверь, и на пороге кузницы появилась Рута, младшая сестра Сварта. Такая же белокурая, как брат, стройная и гибкая, она уже нарядилась к празднику. В короткой, до колен, голубой тунике, подпоясанной на тонкой талии. На шее и на руках - украшения из ярких камушков, которые девушка сделала сама. На голову она надела венок из жасмина, и его сладкий аромат вытеснил даже кузнечные запахи горящего угля и раскаленного металла. На губах и в ярких синих глазах девушки искрился смех.
- Совсем заработался братец мой! Скоро уже вечер. Ступай, ешь, мойся и одевайся. Я уже воду согрела, и синий хитон приготовила, твой любимый. Или ты хочешь пойти на праздник весь в саже и в угольной пыли? При Высокой Луне все будет видно!
Сварт тоже весело усмехнулся, не пытаясь перебить сестру, и молча поднял растопыренные ладони, как будто хотел ухватить ее черными от копоти руками. Сестра с визгом шарахнулась, спасая свое праздничное платье.
Погасив горн, кузнец вместе с сестрой прошел через сад к дому, сложенному из красного кирпича, как и у большинства эргинских простолюдинов. За домом была устроена купальня, куда и направился Сварт прежде всего.
Чтобы смыть с себя кузнечную копоть, понадобилось немало времени и горячей воды. Отжимая мокрые волосы, он услышал, как во дворе громко залаял пес. Затем сестра уняла его и заговорила с пришедшими. Сварт узнал голоса своих давних друзей, Талоса и Вирта. Оба были корабельщиками, с ним вместе немало наглотались соленой воды в давнем путешествии на север. Только друзья по возвращении остались служить в торговом флоте, а он ушел. Умер отец, оставив свою мастерскую единственному сыну, надо было кормить мать и сестру. Но и по сей день у Сварта было больше друзей среди корабельщиков, чем среди ремесленников.
- Ну-ка признайся, Рута: где спрятала братца? - шутливо поинтересовался Вирт.
- Братец моется, чтобы своим видом не испугать Высокую Луну, - в том же тоне отозвалась девушка. - Придется вам подождать немного...
- Не придется, я уже здесь, - произнес Сварт, одевшись и поспешив выйти к ним.
Друзья тепло поздоровались с ним. За ужином, прежде чем идти на праздник, обменялись последними новостями. Талос, недавно вернувшийся из Харанты, сообщил, что повидал в плавании.
- Плохо, - вздохнул корабельщик. - Харантийцы совсем обнаглели, требуют за свои товары втридорога после прежнего. Они обучают войска, строят крепости. А до чего нагло держались с нами - не выговоришь! Думаю, не будь на борту "Морского Орла" снарядов с негасимым огнем, они бы взяли нас в плен, как три корабля из Меары в прошлом году.
- Но ведь это грозит войной! - возмущенно воскликнул Вирт. - Разве харантийцы не понимают, что им никогда не одолеть Тамориану? Кем бы они были без нас? Жили бы в хижинах из пальмовых листьев, а оружие бы делали из камня. Нам они обязаны всем, чему научились!..
Талос насмешливо развел руками.
- Они думают, что теперь, многое переняв у нас, готовы с нами потягаться. Впрочем, никто по-настоящему не боится войны. Все, с кем я говорил, верят, что, самое большее, через месяц мятежники будут разгромлены. Царь не станет терпеть наглости харантийцев. И Жрецы...
При этом слове Вирт придвинулся поближе к друзьям и почтительно понизил голос:
- А я на своем "Лебеде" в последний раз ходил в Раому - ну, знаете, в нижнем течении Данаи, где стоит древнейшая пирамида.
- Это владения Жреца-Хранителя, - уточнил Сварт.
- Вот-вот! Его самого я, конечно, не видел. Но храмовые служители, когда мы передавали груз, изо всех сил намекали, будто Владыка Коатл готовит народ в своих владениях к чему-то важному. Что-то должно случиться, и жители храмовых земель ждут приказаний...
Сварт с шумом подвинул друзьям пирог и кувшин со свежим козьим молоком.
- Я думаю, никто толком не знает, о чем думают Жрецы. Если они что-то предпримут, мы об этом узнаем уже потом. Может быть, и правда, что им известно все наперед - и как сложится с Харантой, тоже. Но я думаю, они все держат при себе. А те, с кем ты говорил, всего лишь воображают осведомленных людей. Собирать сплетни - дело глупых старух, а не наше.
- И вправду, друзья, сегодня же праздник! - заметила Рута, убирая со стола. - Сегодня весь город любуется торжественным зрелищем, веселится, и не помнит никаких Жрецов, кроме Жрицы-Прорицательницы, Селены.
- Ты права, сестрица! Всему свой час, а сегодня час праздника. Пойдемте скорей, а то по улицам скоро будет не протолкнуться.
Вместе с сестрой и друзьями Сварт вышел на улицу, в жаркий летний вечер, напоенный ароматами цветов. Где-то вдалеке звенела лира, играя бодрую плясовую мелодию. Со всех сторон доносились голоса и шаги. Никто в ночь Высокой Луны не оставался дома, под крышей.
Хоть и прожил тридцать таких праздников, Сварт почувствовал радость и почти мальчишеское озорство. Недавних тяжелых мыслей не было и в помине, он умел их отодвинуть вглубь сознания, и сейчас им целиком владело радостное торжество праздника.
Солнце уже зашло, но ночное небо не стемнело, как обычно. Из-за пологих увалов медленно выплывала полная луна, сияющая мягким серебристым светом. Легкие облака вокруг нее светились, как морская пена. Только на одну ночь в году луна поднималась так высоко, занимая место своего царственного собрата. Именно над Эргином ее свет достигал особенной силы, потому-то здесь и построили святилище Богини Луны. Местные жители с гордостью утверждали: "Кто не видел в Эргине праздник Высокой Луны, тот ничего не видел!"
В сияющем полнолунном свете было так светло, что любой без труда нашел бы дорогу. Этот свет не слепил, как солнечный, но смягчал очертания всех предметов, скрывал оттенки. Пышная листва магнолий, пальм и каштанов казалась серебристой, фигуры спешащих на праздник людей как будто подсвечивались лунным ореолом. Сияющие горные вершины казались парящими в воздухе. А позади расплавленным серебром светилось море, и отражение полной луны плясало на волнах.
Куда ни взгляни, со всех сторон стекались люди. Пешком и на лошадях, поодиночке и семьями. Слышался говор, смех и песни. Сварт угадывал в призрачном лунном сиянии жителей Эргина. Спешащих со стороны моря корабельщиков и рыбаков, торгующих жареной рыбой; виноградарей с холмов; ремесленников, каким был и он сам. В повозках и в носилках ехали богатые горожане, купцы и городские старшины. Ехали верхом знатные люди. Даже лунный свет не мог скрыть блеска их драгоценных нарядов и украшений. Вот в толпе послышался юго-восточный говор, немного отличавшийся от местного произношения. На праздник Высокой Луны прибывали в Эргин паломники со всей Таморианы.
Со всех сторон народ стекался к одному месту. К храму Луны, высокому, белокаменному, со шпилем, увенчанным хрустальным месяцем-серпом. Таморианские мастера славились умением найти каждому зданию наиболее подходящее место, где оно сможет лучше всего исполнять свое предназначение. Вот и шпиль Лунного храма был поставлен так, что луна проплывала прямо над ним, и ее сияние пронизывало его насквозь. И казалось, что храм невесомо парит в потоках лунного света, увенчанный ослепительной короной. Это зрелище каждый раз завораживало людей. Каждый, кто видел его в ночь Высокой Луны, чувствовал, как серебряный свет проходит прямо сквозь него, и люди не знали уже, стоят ли ногами на земле или сами плывут в лунном сиянии.
Отворились ворота храма, и оттуда выехала серебряная колесница. ее влекли два белоснежных быка с посеребренными рогами. Они мягко и неторопливо ступали по выложенной камнем мостовой. Их белые шкуры тоже светились, также как спицы повозки и ее высокие борта, украшенные причудливой резьбой.
На колеснице стояла женщина, стройная и прямая, как копье. Она не держала вожжей, однако править быками было некому, кроме нее. Никто не понял бы, сколько ей лет, лицо ее не выглядело ни молодым, ни старым. Она была одета в длинное белоснежное платье, казавшееся сотканным из лунного света, как и ее светлые струящиеся волосы. Их украшал хрустальный месяц, такой же, как и на шпиле храма.
При виде нее горожане захлопали в ладоши, закричали, приветствуя ее. Те, кто стоял поодаль, вставали на цыпочки, стараясь разглядеть сияющую наездницу.
- Радуйся, Жрица сияющей луны, Владычица Селена! Царица Ночи, око и глас Богов, прорицающая будущее в лунном свете!
На устах Жрицы появилась легкая улыбка, и она - не голосом и не движением, но, должно быть, мысленно, на мгновение придержала быков, прежде чем двинуться дальше.
Вслед за великой Жрицей ехали, тоже на бычьих повозках, ее младшие помощницы. Им тоже досталась доля народных приветствий, но уже более сдержанная.
Сварт, подойдя ближе со своими друзьями и сестрой, разглядел совсем близко жрицу из второй повозки, очень похожую на Селену. У нее были широко расставленные светлые глаза под удивленно приподнятыми бровями. На полных губах играла загадочная улыбка, и Сварту внезапно захотелось узнать, о чем она думает. В колеснице рядом с девушкой стояла, держась за поручень, маленькая девочка в таком же, как у жриц, одеянии.
Неожиданно молодая жрица обернулась и встретилась глазами со Свартом. У него по коже будто пробежали колючие крабы. Однако он не привык смущаться, смело встретил ее взор.
Девушка моргнула и улыбнулась ему в ответ.
Записан
ЭРЭА ГАТТИ, ВЕРНИТЕ НАМ РОКЭ АЛВУ!!!

Таково было мое желание, и я никому не обязана отчетом в своих действиях

Молния -
Сквозь расколотый кристалл -
Молния,
Эшафот и тронный зал -
Молния,
Четверых Один призвал -
Молния...

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5130
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 9916
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #1 : 01 Окт, 2020, 21:51:38 »

С почином, эреа Артанис. Новая история, новые персонажи, мы узнаем их и привыкнем к ним. Очень яркое описание Праздника Высокой луны и по контрасту с ним, сцена из жизни простых горожан. Чувствуется напряжение, как перед грозой. Не берусь гадать о том, что будет дальше, но можно заметить обычаи и традиции, сохранившиеся у народов, живших в более близкие нам времена. Спасибо, эреа Артанис, история, ИМХО, будет очень интересной.
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

prokhozhyj

  • Естествоиспытатель
  • Хранитель
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 7059
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 12956
  • Без звериной серьёзности.
    • Просмотр профиля
    • Заметки на обочине
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #2 : 02 Окт, 2020, 04:32:55 »

> в том краю, который позже стали называть Погибшей Землей.

Когда видишь заголовок "Погибшая Земля", не зная предыстории, возникает уверенность, что речь идёт о планете. (На самом деле это не айс и потенциальный источник взаимонепонимания с читателями.)
Записан
Я повидал морское дно,
Оно печально и темно,
И по нему, объят тоской,
Лишь таракан ползёт морской...

Карса

  • Граф
  • ****
  • Карма: 607
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 436
  • Грозный зверь
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #3 : 02 Окт, 2020, 05:12:54 »

Вот и началась история Погибшей Земли. Какое величественное шествие! И какая тревожная атмосфера.
Записан
Предшествуют слава и почесть беде, ведь мира законы - трава на воде... (Л. Гумилёв)

Артанис

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2859
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 5177
  • Всеобщий Враг, Адвокат Дьявола
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #4 : 02 Окт, 2020, 21:10:56 »

Огромное спасибо, эрэа Convollar, эр prokhozhyj, эрэа Карса, а также все, кто это читал! Жду вас и впредь в этой теме!:-* :-* :-*
С почином, эреа Артанис. Новая история, новые персонажи, мы узнаем их и привыкнем к ним. Очень яркое описание Праздника Высокой луны и по контрасту с ним, сцена из жизни простых горожан. Чувствуется напряжение, как перед грозой. Не берусь гадать о том, что будет дальше, но можно заметить обычаи и традиции, сохранившиеся у народов, живших в более близкие нам времена. Спасибо, эреа Артанис, история, ИМХО, будет очень интересной.
Все еще только начинается! Надеюсь сама вместе с читателями узнать получше Тамориану и ее обитателей. :) А произойти должно многое, это точно.
Таморианская культура  оказала большое влияние на многие более поздние народы. Так что они многое от нее унаследуют. Но об этом тоже узнаем в свой черед.
> в том краю, который позже стали называть Погибшей Землей.
Когда видишь заголовок "Погибшая Земля", не зная предыстории, возникает уверенность, что речь идёт о планете. (На самом деле это не айс и потенциальный источник взаимонепонимания с читателями.)
Честно говоря, ни с какими планетами ассоциаций не было и близко. "Погибшая Земля" уже упоминалась и в других моих произведениях, например, в "Полете сокола". И читатели все понимали как должно. Надеюсь, не будет недоразумений и теперь.
В конце концов, легенды о земле (материке или острове), которая была и перестала существовать, появились гораздо раньше, чем люди придумали населить космос и другие планеты живыми существами.
Вот и началась история Погибшей Земли. Какое величественное шествие! И какая тревожная атмосфера.
Пока что не будем тревожиться; каждому событию свое время. Теперь у них час праздника.

Колесница Верховной Жрицы медленно описала круг по площади, как вращается луна по небу. Затем круторогие белые быки так же медленно и величаво покатили сверкающую повозку по улице, мощеной белым камнем. Озаренная лунным светом дорога уходила за темневшие вдалеке сады, в горы, туда, где в кристальной воде круглого озера всю ночь отражалась полная луна. Там Владычица Селена всю ночь будет беседовать с Богиней, изучать таинственные знамения, что откроются ей в воде священного озера. И никто на свете не сможет в эту ночь сопровождать Жрицу. Лишь той, что в свой черед станет ее преемницей, новой Селеной, она откроет свои тайны, когда придет пора.
А горожане, не волнуясь ни о каких тайнах, сопровождали Жрицу вдоль лунной дороги, бежали следом за медленно ехавшей колесницей.
Вместе с другими зрителями, двигался в праздничном шествии и Сварт вместе с сестрой и друзьями. Он видел, что молодая жрица все еще едет на второй колеснице за Селеной. Его взгляд невольно притягивался к ней, и он шел так, чтобы видеть ее, хотя бы издалека. Словно во сне, опьяненный лунным светом, пробирался среди горожан безотчетно, но быстро и ловко.
Только когда кто-то с силой ущипнул его за руку, Сварт очнулся от своих грез. Увидел рядом с собой сестру.
- Очнись, братец! Ты что, спишь на ходу, как элефант из Черной Земли?
Сварт встряхнул головой, широко распахнул глаза.
- Что? Что ты говоришь, Рута? Я задумался...
- О продолжении праздника, наверное? - сестра лукаво подмигнула. - Кстати, Филия просила передать, что поищет тебя во время танцев...
Сварт вспомнил Филию, подругу сестры, смешливую кудрявую девушку, давно строившую ему глазки. Когда-то она казалась ему хорошенькой. Но сейчас лунный свет как будто вымыл ее образ из памяти, и он едва вспомнил, как выглядит эта девушка.
Кивнув невпопад, он с грубоватой нежностью поправил венок на голове сестры.
- Да, танцы скоро начнутся... Ты, конечно, напляшешься сегодня до упаду, стрекоза?
Рута не обиделась на брата за поддразнивание.
- Еще и сандалии сниму, чтобы не разорвать... Но со мной-то ясно все, а вот ты сегодня какой-то странный. Не такой, как всегда.
Тем временем Сварт увидел, как колесницы младших жриц, проехав отмеченную часть пути, повернули назад, к храмовым воротам. Быки остановились, невозмутимо пережевывая жвачку. Их наездницы спустились наземь и растворились в толпе. Теперь по белой дороге, залитой лунным сиянием, двигалась дальше одна Селена.
Зазвенели храмовые арфы, и хор полнузвучно завел гимн Богине Луны.
"Радуйся, сияющая владычица на ночном небосводе! Ты царствуешь над звездами и указуешь созвездиям их порядок! Ты рассеиваешь ночной мрак и утешаешь смертных. Если бы не твой благодетельный свет, ночь была бы полна ужасов. Твое сияние лечит раны, нанесенные земле жаром Солнца! Ты - светлая Богиня-Матерь, твой свет пронизывает прошлое, настоящее и будущее, оберегает мир от невзгод! Тебе одной ведомо все, что должно статься! Славься во веки веков, сияющая Владычица Ночи!"
Хор гремел, сопровождая ехавшую по белой дороге Селену. Многие жители подтягивали гимн, кто как умел. Их глаза сверкали в лунном свете, у многих на лице отражался религиозный экстаз.  Люди поднимали руки к луне, такой огромной и яркой, словно она была совсем рядом, и можно было дотянуться и коснуться ее. Некоторые покачивались в такт музыке, словно заколдованные змеи под дудку заклинателя.
В это время музыка начала меняться. В торжественные звуки арф стали вплетаться насмешливые посвисты флейт и свирелей, заливистый перезвон бубенцов. Все произошло так мягко, что не сразу и замечалась перемена. Мелодия стала иной, она уже не взывала к Богам, а спустилась вниз, сделалась земной, и в то же время легкой, зовущей к веселью. Услышав ее, люди задвигались быстрее, словно их больше не притягивало к земле, и они готовы были воспарить к облакам.
Рута одной из первых хлопнула в ладоши от радости.
- Ой, танцы начинаются! - и, сбросив сандалии, протянула руку первому встречному парню и умчалась вместе с ним.
Сварт подождал, не появится ли на площади "его" молодая жрица. Если она не уехала к священному озеру вместе с Владычицей Селеной, значит, может придти сюда. А зачем ему искать встречи с ней? Он пока что не знал. И совсем ничего не знал о ней, кроме того, что она была, должно быть, близка к самой Верховной Жрице. Но даже младшая Жрица Луны - не девчонка с соседней улицы, чтобы с ней знакомиться просто так. Но почему-то он не переставал искать взглядом: не мелькнет ли она среди танцующих?
И все-таки разглядел ее! В белом платье, с волосами, пронизанными лунным светом, она шагнула ему навстречу. Улыбнулась и подала ему руку.
- Празднуй эту ночь, Сварт! - голос был негромкий, но звучный и низкий для женщины.
Он уверенно повел ее в танце, лишь словами выдав свою растерянность:
- Прости, пресветлая госпожа: но откуда ты знаешь мое имя?
Молодая жрица рассмеялась. Он заметил, что она при этом забавно морщит нос. Как самая обычная девушка.
- А разве ты не знал, что в Храмах знают все о каждом человеке? - произнесла она торжественно и грозно. Но тут же улыбнулась: - Мастера Сварта знает весь Эргин.
Обрадованный таким уважением с ее стороны, он уже хотел спросить у жрицы, как ее зовут. Но тут музыка опять изменилась, и все танцующие пары разделились, разошлись прочь, хаотично перемещаясь. Сделав несколько шагов за исчезнувшей жрицей, Сварт случайно встретился с совсем другой женщиной. Это была полноватая, уже немолодая жена торговца рыбой с Нижнего Рынка. Но праздник Высокой Луны уравнивал всех, не взирая на возраст и звание. В эту ночь владетельный аристократ мог, не смущаясь, танцевать с бедной пастушкой в одеянии из овчины, на которую в другой день и не взглянул бы. А богатая женщина не побоялась бы испачкать шелковое платье в руках углежога, так и не сумевшего отмыться дочиста.
Оставив свою слегка запыхавшуюся партнершу, Сварт в следующем круге танца встретился с рыжеволосой девушкой, очаровательно улыбнувшейся ему. Но он едва ли взглянул ей в лицо, мысли его были далеко. Он видел, как вокруг проносятся в танце другие пары, иногда узнавал своих знакомых. Но ему было не до них. Он искал свою жрицу. "Своей" он нечаянно назвал ее в мыслях, и даже вздрогнул. Опасно и мысленно претендовать на высшее. И все же продолжал надеяться, что она вот-вот появится из многолюдной толпы, как луна из-за туч.
Музыка звала, и танец продолжался. Слева, справа, навстречу ему мелькали люди. Кружились руки, лица, волосы, платья, сменяя друг друга.
Она появилась уже к окончанию танца, когда у Сварта начала кружиться голова, да и многие стали спотыкаться от усталости. Шагнула навстречу, появившись неизвестно откуда, коснулась шершавой ладони кузнеца своей прохладной ладонью. Прохладной, как лунный свет.
У Сварта холодок пробежал по коже, сердце замерло, а потом забилось сильнее. Не от страха и не от волнения. Он почувствовал, как бывало в детстве, что ночь Высокой Луны - волшебная ночь, и сегодня возможно все.
И не ошибся. Вложив свою ладонь в его, молодая жрица проговорила:
- Давай погуляем по городу.
Сварт как будто ждал от нее приглашения, и даже не удивился. Если бы его попыталась увести с праздника Филия или другая знакомая девушка, он отмахнулся бы от ее выдумок, как от назойливой мухи. Но за молодой жрицей готов был идти куда угодно.
Они свернули с площади в боковую улицу, и шум праздника остался позади. Музыка стихла. Зато со всех сторон доносился запах жареной рыбы, которую обильно продавали вместе с оливками, зажаренным луком и кислым хлебом. Они купили это нехитрое угощение, обернутое в виноградные листья, проходя мимо одной из палаток, и съели, свернув за угол. Сварт на всю жизнь запомнил вкус жареных сардин, съеденных с ней вместе. Она ела тихо и аккуратно, но непринужденно. И эта простая трапеза никак не унижала жрицу.
Затем они еще дальше углубились в город, пробираясь между небольшими кирпичными строениями. Здесь было гораздо тише, но иногда навстречу все же попадались люди. Чаще всего - гуляющие парочки, покинувшие праздник. Наверное, эти люди то же думали и про них.
Луна по-прежнему сияла так ярко, что видно было не хуже, чем днем. Вблизи можно было даже различать цвета: темно-красные кирпичные стены, зелень деревьев, крупные оранжевые цветы лилий и алые розы...
Девушка глубоко вдохнула воздух, напоенный солоноватой близостью моря.
- В Высокую Ночь, когда лунный свет падает в море, в раковинах зарождается жемчуг. Ты об этом слышал, Сварт?
Он не слышал, хотя и видел не раз, как добывают жемчуг. Но ему хотелось чем-нибудь поразить девушку, так, что бы она, кем бы ни была, ахнула от удивления. И он небрежно заметил:
- Когда мы ходили к Холодным Землям, хоть там луна и не светит так ярко, зато сами ночи летом светлее наших, так что можно вдеть нитку в иголку.
Она обернулась к нему и пристально взглянула в глаза.
- Ты был в дальнем плавании с Лоргаром Буревестником, что пять лет назад открыл Холодные Земли?
Недавнее умиление как рукой сняло. Все вспомнилось ему так ясно, как если бы было вчера. Он сурово кивнул.
- Лоргар Буревестник был моим дядей. Братом матери. Я вместе с ним исследовал Холодные Земли, далекий край, лежащий за седьмым морем, там, где властвует северный ветер. А когда мы вернулись, царь и его советники объявили, что осваивать столь далекую землю для Таморианы невыгодно и бесполезно!
Девушка помолчала с минуту. Затем мягко взяла за руку отвернувшегося было Сварта.
- Но ведь Боги ничего не посылают напрасно. Зачем-то нужно было, чтобы вы открыли Холодные Земли. Истинный смысл таких смелых деяний, как ваше плавание на север, измеряется не случайными выгодами царских советников. Быть может, со временем люди разберутся, для чего вы подарили им новые земли.
Сварт прерывисто вздохнул и поглядел на нее с благодарностью.
- Об этом говорил и дядя Лоргар перед тем, как в последний раз уйти в море. Он клялся короной Морского Царя, что с Холодными Землями будет связано будущее Таморианы. А потом нам сообщили, что корабль Лоргара Буревестника разбился в бурю у берега Кемт. Немногие спасшиеся видели, как он погиб вместе с кораблем, - Сварт с трудом сглотнул. - А я тогда уже работал в отцовской мастерской. Стал на якорь на берегу, как просила мать.
- Что ж, обычно земля бывает надежнее моря, - проговорила жрица, чуть заметно выделив слово "обычно". - А твоя матушка... она жива?
- Мама умерла два года назад. Почти подряд смерть мужа, а затем брата, сломили ее, - Сварт низко склонил голову.
Девушка участливо взяла его за руку. И ему показалось, будто она скорбит об его утратах вместе с ним.
- Прости меня! Такая ночь сегодня, а я напоминаю тебе о самом печальном...
Он встрепенулся, вспомнив, кто находится перед ним. Поглядел в ее яркие глаза и крепко сжал руку.
- Давай пойдем к морю, - предложил он. - Этой ночью залив и вправду Серебряный.
Она кивнула, и они спустились вместе по узкой тропинке, вьющейся вниз по крутому каменистому склону, поросшему колючей ежевикой. Обычной ночью нечего было и думать спуститься здесь. Но сегодня виден был каждый камушек под ногами.
И вот, они стояли на нагревшемся за день песке, у самой береговой кромки. А впереди лежала, и впрямь серебряная от лунного света, широкая гладь залива. Ленивый южный ветерок едва шевелил небольшие волны, и они с плеском набегали на берег и растекались, исчезали. Где-то далеко в море послышался сильный всплеск. Может быть, дельфин или крупная рыба ударила хвостом.
Молодая жрица вдруг нагнулась и выкопала из песка большую причудливой формы раковину.
- Если ты захочешь сохранить в памяти эту ночь, возьми себе. Будешь слушать сквозь нее шум моря и вспоминать...
Сварт охотно взял подарок. Раковина была длиной с его ладонь, тяжелая и бугристая. Даже в лунном свете можно было разглядеть, какого она цвета: сверху темно-коричневая, с белыми и черными крапинками, а внизу, у отверстия - нежно-кремовая. Он прислушался, поднеся раковину к уху, и подумал, что впредь услышит в ней не море. Море и так рядом. Ее голос будет он слышать.
Волшебная ночь еще властвовала над ним, и Сварт набрался дерзости, чтобы спросить:
- А ты... хочешь со мной встретиться еще?
Она стояла совсем близко, и он увидел, как она растерянно дрогнула, впервые за все время. В ней уживались и смущение молодой девушки, и гордость жрицы. Наконец, она кивнула:
- Через три дня, вечером, у Долгих Скал. Никому не говори...
Сварт почти не верил, что она согласится, и в первое мгновение просто замер на месте. В эту минуту он даже не подумал, что будет дальше, если она придет на свидание. Сейчас было важней всего, чтобы эта жрица не исчезла, когда пройдет Высокая Луна, не скрылась от него за каменными стенами храма.
Он нагнулся и поцеловал ее в солоноватые от морских брызг, прохладные губы. Затем отступил на шаг.
- Прости, пресветлая госпожа... Ты обо мне все знаешь, выслушала всю мою жизнь. А я до сих пор не знаю, как тебя зовут...
Она, стоя по щиколотку в воде, улыбнулась ему мягкой и немного грустной улыбкой, как умела она одна.
- Трайя, будущая Селена. Из храма Богини Луны.
Записан
ЭРЭА ГАТТИ, ВЕРНИТЕ НАМ РОКЭ АЛВУ!!!

Таково было мое желание, и я никому не обязана отчетом в своих действиях

Молния -
Сквозь расколотый кристалл -
Молния,
Эшафот и тронный зал -
Молния,
Четверых Один призвал -
Молния...

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5130
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 9916
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #5 : 02 Окт, 2020, 22:17:33 »

Нелёгкая любовь встретилась Сварту. Будущая Селена. То есть судьба девушки уже решена. Интересно, ведь не просто так становятся Великой Жрицей, должно быть какое-то посвящение, ритуал. И последствия такого ритуала могут оказаться непоправимыми. Посмотрим, пока я сочувствую Сварту. Спасибо, эреа Артанис.
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

Артанис

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2859
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 5177
  • Всеобщий Враг, Адвокат Дьявола
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #6 : 04 Окт, 2020, 19:40:17 »

Благодарю, эрэа Convollar! :-* :-* :-*
Нелёгкая любовь встретилась Сварту. Будущая Селена. То есть судьба девушки уже решена. Интересно, ведь не просто так становятся Великой Жрицей, должно быть какое-то посвящение, ритуал. И последствия такого ритуала могут оказаться непоправимыми. Посмотрим, пока я сочувствую Сварту. Спасибо, эреа Артанис.
Не просто так. И готовят будущих Жрецов всю жизнь, учат с самого раннего детства. Может ли Трайя переступить через все, что ее связывает с храмом, хоть она пока еще и не верховная Жрица? Впрочем, поглядим, как будут складываться жизненные обстоятельства. И у Сварта с Трайей, и вообще.

Глава 2. У Долгих Скал
Следующие три дня показались Сварту бесконечно долгими. Лунный свет волшебной ночи выветрился из его головы, и встреча с молодой жрицей и назначенное свидание порой казались ему сновидением. Слишком прекрасным, чтобы поверить всерьез. Да кто он такой, чтобы жрица из Храма Луны приглашала его на свидание? Может быть, она хотела лишь посмеяться над ним?
Не такой мужественный человек за эти три дня извелся бы настолько, что, пожалуй, вовсе не решился бы явиться к Долгим Скалам, убедив себя, что будет обманут. Однако в душе Сварта всегда жила счастливая уверенность, что он достоин лучшего. Как было в Холодных Землях, когда он, разглядев с корабля уютную бухту в северной оконечности Окруженного моря, решил про себя: "Это место мне подходит..."
И теперь, вечером третьего дня, он, закончив работу, оседлал коня и поехал к Долгим Скалам. Так называлась высокая скалистая гряда над морем,  поднимавшаяся, как сторожевая башня. С нее виделись совсем маленькими лепившиеся внизу дома и корабли в гавани. В детстве Сварт лазил с друзьями в Долгие Скалы ради приключений. Там, в трещинах между камней, рос мох и даже цветы. Некоторые расщелины в скалах напоминали скорее пещеры, где можно было спрятаться от постороннего глаза. А еще выше начиналось вовсе невообразимое нагромождение скал, куда не ступала нога человека. Одни лишь морские птицы гнездились там.
Когда медно-красное солнце спустилось к морю, Долгие Скалы сделались огненно-рыжими, словно объятыми пламенем.
Привязав коня внизу, в кустах, Сварт стал ловко подниматься вверх.
Трайя была уже там. Он не понял, когда и каким образом она появилась. Нигде не было ни коня, ни колесницы, чтобы она могла приехать. "У Жрецов свои тайны", - вспомнилось известное с детства каждому таморианину.
Впрочем, она не была сегодня похожа на жрицу, хоть и младшую. Улыбнулась ему при встрече, как обычная девушка. И одета была просто, в длинное шерстяное платье, ради вечерней прохлады. Длинные волосы подвязала лентой, так что получился высокий хвост.
"Сколько ей лет? - подумал Сварт. - Говорят, что Жрецы живут много дольше простых людей, и чуть ли не бессмертие открыли. Вот, у нас в Эргине даже старики не помнят прошлой Селены, десятки лет у нас была лишь одна. Так и она - кажется девушкой, не старше Руты, а кто знает, какие тайны она хранит?"
Но не спросил ни о чем таком. Да и не хотелось сомневаться ни в чем. Ведь она - вот, рядом с ним, так же близко, как в ночь Высокой Луны! Пришла! Что же ему еще надо?
И он, едва поднявшись на край обрыва, шагнул к ней и обнял крепко, но осторожно, поцеловал в губы, полуоткрытые в улыбке. Мгновение еще боялся, что она отстранится. Но и страх тут же ушел, раз и навсегда.
Разомкнув объятия, они услышали, как далеко внизу грохочет море, разбиваясь волнами о скалы. А может быть, это кровь грохотала у них в ушах.
Поднявшись на каменистую площадку, Сварт удивленно заметил, насколько там сделалось уютнее, чем во времена его детства. Ютившийся среди камней мох разросся и покрыл все мягким темно-зеленым ковром, толстым как подушка. Все острые обломки были отодвинуты в сторону. На камнях проросли желтые и белые звездочки цветов камнеломки, с мелкими но мясистыми листочками.
Угадав, о чем он думает, Трайя пояснила:
- Я часто бываю здесь... Смотрю, как летают над морем чайки, как восходит и заходит солнце, как звезды зажигаются в небе.
- Изучаешь, что ли? Как те мудрецы, что пытаются через особые стекла заглянуть выше в небо? - спросил Сварт.
Застигнутая врасплох вопросом своего спутника, Трайя споткнулась, и он подхватил ее под руку.
- Нет, совсем не так... Эти стекла, даже если когда-нибудь построят настолько мощные, чтобы в самом деле разглядеть самые дальние звезды, останутся только несовершенными приборами. Без них человек так и не сможет ничего увидеть. Разве не лучше развивать то, что дано людям от рождения?
Здесь Трайя прервала себя и надолго смолкла, точно спохватилась, что слишком много сказала непосвященному. Помолчал и Сварт, думая, что эта женщина полна загадок.
Мимо них с резким криком пролетели две чайки, спеша к своим гнездам на скалах. Солнце опустилось низко. Сварту подумалось, что оно сейчас зашипит, как раскаленный металл, когда упадет в море. И поднимется огромный столб пара, закроет весь окоем...
Взяв с собой плащ, сварт застелил им моховой ковер. Принес и корзинку с ужином для себя и своей спутницы. Молодая жрица улыбнулась.
- Благодарю тебя за заботу!
Сварт, доставая из корзины лепешки с жареным мясом, поднял голову.
- Для тебя я готов постараться... Кстати, тебе не холодно здесь?
Ветер был довольно сильный, и нагревшиеся за день скалы быстро остывали. Сам-то Сварт знавал в море, во время бури, и не такие холода, а вот девушка... Но она лишь улыбнулась уголками губ: сказать такое жрице!..
- Человеческое тело гораздо крепче, чем кажется, Сварт! В нем есть силы выносить все условия, что создали на свете Боги. От холодов дальнего севера до жарких пустынь Черной Земли. Так и мысли человеческой нет предела! Она одна может открыть все тайны мира, над которыми бьются наши мудрецы, унестись выше звезд и глубже земных недр, без всяких подручных средств сдвинуть с места горы и реки.
В эту минуту Трайя снова была вдохновленной Богами жрицей, какой он увидел ее на празднике Высокой Луны. Лицо ее преобразилось, осветилось яростным вдохновением пророка. У Сварта мороз пробежал по коже. Ее слова определенно имели силу!
Слушая ее, как завороженный, он все же решился заметить:
- Если ты так говоришь, значит, каждый человек - все равно что Боги. Или хотя бы как вы, Жрецы. Но почему-то большинство людей совсем не такие. Они мерзнут, устают, чувствуют боль, страдают от голода и лишений задолго до того, как придет настоящее изнеможение. И совсем не так уж много знают и умеют.
Она внимательно поглядела ему в глаза и вдруг подмигнула.
- А вспомни, Сварт: ведь у тебя бывало, что в одно мгновение в голове проносилось множество мыслей, когда и времени-то столько продумать не было?
Он кивнул, кое-что припомнив.
- Это бывало... Вот, когда тебя встретил... И еще в походе к Холодным Землям, когда мы обогнули Бычью Голову, а на другой день увидели гавань, окруженную белыми скалами, и реку в тростниковых зарослях, зеленую степь, а дальше - высоченные горы. Я тогда подумал: "Мы повидали много мест, но краше этого я не видел. Похоже, это богатая земля, и безлюдная притом. Значит, Тамориана может вполне завладеть ею. Я хотел бы здесь поселиться. Расскажу дома своим, и отплывем сюда с первыми колонистами." Рассказываю тебе долго, а тогда все промчалось стремительно, как одна мысль!
- Вот, так иногда бывает почти у каждого человека! - Трайя торжествующе взмахнула рукой. - Чаще всего люди даже не подозревают, на что могут быть способны, их мысль работает едва в четверть своих возможностей. Но вспомни: ведь тебе все удавалось, когда ты мыслил быстро, правда? Ты всем сердцем желал, чтобы задуманное тобой сбылось, и мироздание приходило тебе на помощь.
- При встрече с тобой - да, - согласился Сварт. - А Холодные Земли объявлены бесполезными. Таморианцам незачем туда переселяться.
- В этом не твоя вина. Тут чье-то другое недомыслие, - серьезно проговорила жрица. - А будущее... Мечты сбываются у тех, кто готов к ним стремиться.
И, хоть слова ее никак не согласовывались ни с тем, чему Сварта учили с детства, ни с собственным опытом, - он поверил ей. Но кое-что еще не давало покоя.
- Трайя, а как же... Твоя наставница Селена и другие Верховные Жрецы... они ведь не учат такому людей?..
Трайя грустно улыбнулась.
- Нет... И то, что я тебе сказала - против всех правил.
Он не стал спрашивать - почему. И так было ясно, что у Жрецво свои тайны. Простому человеку лучше в них не влезать. Но он ведь уже влез. Кто же она, Трайя - девушка или жрица? Если между ними встанет Храм с его тайнами, запретами - что выберет она?.. Но ее об этом не спросишь, только оттолкнешь.
На небе догорали последние отблески заката. Но уже взошла луна, не такая большая, как три ночи назад, но все еще довольно круглая и светлая. Сидя на краю плаща напротив девушки, Сварт хорошо видел ее лицо, а также высокую, почти отвесную скалу за ее спиной.
Вдруг его внимание привлекло кое-что высоко среди скал.
- Подожди здесь! Я принесу тебе подарок.
Обвязав веревку вокруг талии, он стал подниматься вверх. Вначале идти было довольно легко. Он уверенно ступал в выбоины между камней, точно в чьи-то огромные следы. Глядел прямо перед собой, но кожей чувствовал ее пристальный взор.
Потом скала стала круче и отвеснее. Сварт уже не перешагивал с камня на камень, а карабкался, выбирая руками надежные выступы. Наконец, забрался туда, где заметил свою цель - несколько серебристо-белых цветков, какие обычно росли высоко в горах. Он сорвал их и хотел уже спускаться.
Неожиданно услышал писк, жалобный, но пронзительный и резкий. Прислушавшись, понял, что он доносится прямо с вершины скалы, такой отвесной, что туда и глядеть было страшно, не то что лезть.
Писк повторился. В этом голосе, как бы ни был он слаб, Сварту слышалась не просьба, а скорее непреклонная требовательность.
Он тяжело вздохнул и взял цветы в зубы. Если бы внизу не ждала его девушка, он бы, может быть, и решился лезть туда ради неизвестно кого или чего...
Он размотал веревку и уверенно набросил ее на высокий каменистый выступ. Это надежная веревка, ей хватит длины и прочности, чтобы подняться по ней и спуститься вниз.
Далеко под ним с шумом ударилась о скалы высокая волна. Теперь Сварт видел море прямо внизу, на высоте больше самых высоких деревьев. Если сорвется, первая же волна слизнет его изуродованное тело... Только бы не обломился камень!..
Он не обломился. Когда Сварт, тяжело дыша, поднялся наверх, веревка держалась на скалистом выступе. Он с благодарностью погладил шероховатый камень, словно тот был живым существом. И увидел прямо перед собой, в скалистом углублении, гнездо сокола.
В сущности, это была простая выемка, устланная пухом. Внизу под ней валялись перья уток, чаек, куликов, а также птичьи кости и другие остатки ужина пернатых хищников.
Но сейчас там не было взрослых соколов. В гнезде лежали только три пуховых птенца, еще не начавших оперяться. И только один из них еще шевелился, разевал кривой клюв, слишком большой для маленького птенца, и издавал крик, уже слышанный Свартом. Два других птенца уже застыли, глаза у них подернулись пленкой.
- Вот оно что! - вздохнул Сварт. - Должно быть, ваши родители погибли, и некому вас кормить?
Последний птенец вновь запищал, яростно и требовательно. Его никак нельзя было назвать красивым: вместо перьев - грязно-белый пух, непомерно длинные когти и клюв. Сварту случалось видеть взрослых соколов, он восхищался их красотой и смелостью, их легкостью в полете. Трудно было представить, что прекрасный сокол вырастет из такой замухрыжки. Разве что глаза у птенца уже выдавали  нрав хищной птицы: большие, желтые, как прозрачный камень из Холодных Земель, уже сейчас яростные и бесстрашные.
Медленно отцепив одну руку от веревки, Сварт осторожно взял соколенка и спрятал за пазуху. Птенец царапался и клевался что было сил.
Спустившись вниз, Сварт предъявил молодой жрице свою добычу - цветы и соколенка.
- Вот, так получилось. Не оставлять же было умирать с голоду, - проговорил он.
Трайя бережно взяла птенца в ладони, поглядела и, кажется, подышала на него. К удивлению Сварта, соколенок тут же притих, словно пригрелся под крылом матери. Клюнуть жрицу он и не пытался.
- Бедная малышка! Совсем замерзла и проголодалась! Если бы не ты, она бы не дожила до утра, - произнесла Трайя, осторожно измельчая мясо на кусочки и скармливая птенцу. - Но теперь она вырастет сильной и гордой птицей, самой храброй воительницей открытого неба!..
- Погоди, Трайя, а откуда ты знаешь, что это она? - с любопытством спросил Сварт, глядя, как девушка кормит птенца.
Молодая жрица удивленно пожала плечами.
- Я... просто знаю, и все. Осмыслила сразу. Это маленькая соколица, точно. Мне не нужно ничего изучать, когда ясно и так.
- Понятно... - задумчиво протянул Сварт. - Значит, опять ваша храмовая магия, да?
Она взглянула ему в глаза, держа на руках соколенка, жадно глотающего пищу.
- Может быть, это именование подойдет за неимением лучшего... Мы так не говорим. Мы просто Знаем.
Записан
ЭРЭА ГАТТИ, ВЕРНИТЕ НАМ РОКЭ АЛВУ!!!

Таково было мое желание, и я никому не обязана отчетом в своих действиях

Молния -
Сквозь расколотый кристалл -
Молния,
Эшафот и тронный зал -
Молния,
Четверых Один призвал -
Молния...

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5130
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 9916
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #7 : 04 Окт, 2020, 20:42:08 »

Романтическое свидание. Соколица для девушки - странный и прекрасный подарок. И да, то, что мы зовём магией, возможно, есть другой  уровень знания. Разумеется, я не имею в виду шарлатанство. Но вот будущее этих двоих так зыбко, и так неопределённо. Спасибо, эреа Артанис.
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

Карса

  • Граф
  • ****
  • Карма: 607
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 436
  • Грозный зверь
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #8 : 05 Окт, 2020, 16:24:36 »

Будущее всегда зыбко и неопределённо, ведь никаких гарантий нет и быть не может. А пара красивая.
Записан
Предшествуют слава и почесть беде, ведь мира законы - трава на воде... (Л. Гумилёв)

Артанис

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2859
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 5177
  • Всеобщий Враг, Адвокат Дьявола
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #9 : 05 Окт, 2020, 20:28:41 »

Благодарю, эрэа Convollar, эрэа Карса! :-* :-* :-*
Романтическое свидание. Соколица для девушки - странный и прекрасный подарок. И да, то, что мы зовём магией, возможно, есть другой  уровень знания. Разумеется, я не имею в виду шарлатанство. Но вот будущее этих двоих так зыбко, и так неопределённо. Спасибо, эреа Артанис.
Думаю, что соколица все-таки останется Сварту. Ему она пригодится больше.
А возможности и в самом деле у каждого человека неограниченны. Или ограничены только его собственным разумом и чувствами.
Будущее всегда зыбко и неопределённо, ведь никаких гарантий нет и быть не может. А пара красивая.
Разумеется. Правда, поскольку "Хроники Таморианы" - это далекая предыстория того же мира, где происходит действие других моих произведений, то кое-какие выводы сделать можно.
Очень рада, что они Вам нравятся! :)

Наблюдая, как она, склонившись над соколенком, кормит его с рук, Сварт вдруг представил, как могла бы она держать на руках ребенка. Их ребенка. Картина была настолько яркой, что он встряхнул головой, отгоняя невероятное видение. Тревожно взглянул на жрицу - поняла ли она?..
А Трайя, накормив, наконец, прожорливого птенца, проговорила:
- На первый раз придется обойтись таким мясом. Впредь лучше давать ей сырую курицу, ведь соколы обычно едят птиц.
- Бьют их всегда на лету, побеждают даже гусей и журавлей, что в несколько раз больше них, - Сварт вообразил ловкую и бесстрашную пернатую охотницу, какая должна вырасти из этого неоперившегося птенца. - Скол - самая храбрая и самая благородная из птиц!
Девушка кивнула и передала ему птенца.
- Тогда возьми ее себе. Ты ее спас, тебе она и станет служить. Куда бы ты не отправился, она последует за тобой. Найдет тебя среди множества людей, укажет верный путь.
И вновь Сварт не усомнился, что так и будет. Ее пожелания определенно имели силу.
Он бережно взял из рук Трайи маленькую соколицу. Та, наевшись и согревшись, блаженно дремала. Но в этот момент вытянулась на тонких ножках, как столбик, и взглянула своими яркими глазами в глаза Сварту. Словно они заключили договор, молчаливый, но крепкий, на целую жизнь.
- Теперь дай ей имя, - велела Трайя.
Сварт не стал выбирать долго. Вновь воочию увидел стремительно проносящуюся в небе тень, услышал свист серповидных крыльев и пронзительный боевой клич.
- Аэрин - Парящая! - уверенно произнес он.
Трайя одобрительно кивнула.
- Вот, теперь она на всю жизнь с тобой, коль сумел ты найти ее истинное имя.
Сварт удивленно моргнул.
- Истинное имя? Как в сказках? Но ведь в них только Боги да великие волшебники могут...
Она покачала головой, не дав ему договорить.
- Великие волшебники могут все, что способен совершить каждый человек, если он мыслит осознанно.
- И я могу? - поинтересовался Сварт, прислушиваясь к себе, не появится ли что-то новое. - Я себя чувствую, как прежде, обычным человеком.
- Вот тебе и ответ! Если так, это тоже выбор, и он будет учтен. Кого не интересует тайное, тем оно не откроется. Ты из тех людей, что и без наших знаний способны идти вперед, может быть - и вести других. Ты умен и смел. И удачлив. Ночью на скалу влезть решился...
- Какой там решился! - усмехнулся Сварт. - Тогда не было времени бояться, а сейчас, как вспомню, мороз по коже...
- Но ведь добрался туда и спас Аэрин, - девушка погладила пушистую спинку спящего соколенка. - Ты не боишься рисковать и способен на большой поступок. Это тоже кое-что значит в мире. Может быть - не меньше, чем знание.
Сильный порыв северо-восточного ветра ударился о скалы, пронизал насквозь сидящую там пару. Сварт закутался в теплый плащю В такую погоду развести бы костер, но Трайя не хотела огня, и он не стал возражать.
- Слушай, объясни мне кое-что, - попросил он. - Ты как будто осуждаешь приспособления, что создают люди. Но ведь они вправду намного облегчают людям жизнь!
- То временное и ненадежное облегчение. Сам подумай, Сварт. Например, люди научились орошать землю, строить отводные каналы, чтобы поливать поля. Нужное дело?
- Конечно, - согласился Сварт. - Не везде же есть вода. Многие земли пустовали бы, если бы не каналы. Меньше было бы хлеба, грозил бы голод.
- А теперь подумай, сколько труда приходится постоянно прикладывать людям, чтобы они исправно работали! Если канал заилится, обмелеет - тысячи человек должны очистить русло, иначе вода перестанет течь. Если весной пройдут обильные дожди, каналы выходят из берегов и смывают все на своем пути. Это ли называется улучшением жизни? А ведь в самых древнейших священных книгах сказано, что некогда каждый человек мог сам просить у Богов дождя, столько, сколько потребуется, и дождь тут же приходил. Это ведь было!
- Но о тех временах мы слышим только в сказках. Кто в них верит? А так, как сейчас, люди живут уже много-много поколений. Все привыкли...
- И так во всем! - живо проговорила Трайя, отбросив обычную сдержанность. - Люди не могли придумать нож, молоток и серп без того, чтобы превратить их в смертельное оружие и убивать друг друга. Изобретая лекарство, тут же находят и смертельный яд. Ни одна вещь, сделанная человеком, не может служить вечно. Ваши корабли, хоть и гораздо больше и сложнее харантийских тростниковых лодок, тонут не реже них. А, чтобы ваши замечательные часы в Эргине и других городах работали исправно, за ними день и ночь должны следить много мастеров, вовремя заводить их и чинить любую неполадку. Сколько времени и сил тратят эти люди каждый день, чтобы обслуживать одну-единственную вещь? И разве так не обстоят дела с каждым вашим изобретением? Подумай, не спеша, и ответь мне. Кстати, сейчас без четверти два ночи.
Взглянув в ночное небо, Сварт приблизительно смог по положению звезд определить время, как учили в море, но в точности до минуты никто бы не сказал. Трайя знала и это. И он погрузился в молчание, вспоминая все, что видел в своей жизни, ища зацепку - не найдется ли чем опровергнуть ее слова? Но нет, все, что он мог вспомнить, только подтверждало ее правоту. Все, что облегчало людям жизнь, одновременно и усложняло ее.
- И все-таки вещи нужны. Без них стало бы еще хуже, - упрямо проговорил он. - Ведь и ты не кричишь с Площади Быка всем подряд, что нынешний порядок неправилен.
- Никто из Жрецов не станет призывать толпу к бунту! Бунт - это отчаяние, безумие! - Трайя гневно отвергла саму возможность подобного. - Измениться должно сознание людей, а образ жизни сложится сам. Сейчас люди не готовы. Они начали бы не с того. Вместо того, чтобы совершенствовать себя, они разрушили бы вещи и превратились бы в дикарей, ютящихся в пещерах. А потом снова двинулись бы по тому же самому пути. Может быть, еще более разрушительному. Лишь когда сами люди все поймут...
Сварт подался вперед, жадно слушая ее откровения, что переворачивали вверх дном весь привычный мир.
Ставили вверх дном?..
Или все же на место - пусть даже ради него одного?
- А если когда-нибудь люди осознают все, что будет? - спросил он тревожно.
Увидел в лунном свете, как она грустно изогнула губы.
- Тогда людям станем не нужны мы. Жрецы.
Вновь надолго повисло молчание. Только море внизу яростно грохотало, штурмуя скалы. Да ветер завывал над головой.
Наконец, Сварт тихо спросил, согревая ладонями спящего у него на коленях соколенка:
- Так кто же ты, Трайя? Жрица Луны, а открываешь мне важные и запретные тайны. Что будет, если они узнают про нас с тобой?
Взор молодой жрицы неожиданно обрел кинжальную твердость.
- Они ничего о тебе не узнают! У меня хватит сил скрыть от всего света мою любовь! Даже сам Верховный Жрец не сможет тебя найти! - обычно мягкий голос девушки обрел сходство с рыком разъяренной тигрицы у логова.
Сварт молча склонился и поцеловал ей руки.
- У тебя душа женщины, не жрицы, - проговорил он.
- Я родилась жрицей. И мне в свой черед придется сделаться новой Селеной, потому что моей матери нужна наследница, - она говорила спокойно, только пушистые брови ее нахмурились, точно от боли.
Сварт вспомнил холодную, важную Жрицу на бычьей колеснице, во главе праздничного шествия. Неприступную, словно мраморные изваяния Богов. Трудно было представить, чтобы у нее когда-нибудь билось живое сердце, ищущее любви, ласки. Неужели такой когда-нибудь будет и Трайя?..
- А что бывает у вас с теми, кто захочет уйти?
Она покачала головой.
- Такого не бывало ни разу, ни в одном Храме. Мы рождаемся ради Служения и посвящаем ему жизнь. Мысли, что я открыла тебе - не мои, В храмах смеются над человеческими ухищрениями, и позволяют им дальше идти своим путем. Преобразовывать окружающий мир, а не работать над собой. Так заведено испокон веков.
- "Жрецы были всегда". "Царь царствует, а Жрецы правят", - припомнил Сварт расхожие поговорки.
Трайя кивнула.
- Так оно и было всегда; но те, кто так говорят, даже не представляют, какова на самом деле сила Жрецов. Они не создают законов, не распоряжаются с престола, не судят, не торгуют и не сражаются. Они способны жить вовсе незаметно. Богатые храмы, торжественные зрелища - это нужно не им, это нужно простому народу, чтобы он не забывал чтить Богов в лице Их служителей. Но Жрецы учат тех, кто правит, судит, толкует законы, тех, кто торгует и сражается. И определяют, чему следует учить будущие поколения. Своих детей они воспитывают по своему образу и подобию, и все повторяется вновь.
Сварт чувствовал, будто холодная змея заползает ему в самое сердце и кусает отравленным зубом. Лишь сейчас он вполне осознал, какая преграда стоит между ним и Трайей. Он в какой-то момент хотел вскочить на ноги и уйти, крикнув ей напоследок что-нибудь вроде: "Ступай к своим Жрецам! Ты меня вовсе не любишь! У тебя нет сердца!"
Но он остался. Что-то уже связывало их за эти две ночи, пока еще тонкой, непрочной, но осязаемой нитью. У них уже было на свете что-то общее, что нельзя было покинуть и забыть. Пусть всего только маленькая соколица да горные цветы, которые Трайя вплела в волосы... И Сварт остался, лишь проговорил угрюмо и отчужденно:
- Зачем я-то тебе понадобился, в таком случае? Поглядеть, какие тупицы простые люди?
Молодая жрица взглянула с укоризной.
- Зачем себя оскорбляешь? Я все время с тобой говорю как с равным. Я ничего не скрыла, именно потому что уважаю тебя. И сейчас говорю с тобой, как с сильным, мужественным человеком: рано или поздно нам придется расстаться.
Сварт уже ожидал этих слов. За минуту до того он попытался вообразить, как привел бы Трайю в свой дом, если бы она могла покинуть Храм. Изящная, вся неземная жрица - в маленькой спальне его кирпичного домика, где на полках стоят пестрые деревянные куклы, что собирала покойная матушка...
Но внутри что-то яростно взвыло, сопротивляясь такому благоразумному решению. Он уже не мог просто так от нее отказаться. Вопреки всему, что их разделяло!
- Трайя, - все же он был потрясен; голос прозвучал почти жалобно. - Ты меня в самом деле любишь?
Теперь в ее глазах было столько теплоты, что могли бы оттаять все снега и льды в Холодных Землях.
- Да, люблю, - голос ее мучительно дрожал. - Как только встретила тебя той ночью, осознала, что это судьба. Хватило умения и на это...
Уложив соколенка на моховый ковер, он стремительно вскочил на ноги.
- Тогда соглашайся быть моей женой! Решайся покинуть храм! Тебе ведь не нужна власть, ни тайная, ни явная. Если ты боишься их мести, уедем с тобой куда-нибудь, например, в землю Кемт, или в Тиррину, или на остров Кефтиу, подальше от Таморианы.
Она покачала головой. В глазах ее стояли слезы.
- Я не могу... Храм Луны - мой дом, а Верховная Жрица Селена - моя мать. И она уже потеряла одну дочь. Моя сестра Дейне погибла в прошлом году, ее дочь - еще ребенок. Я нужна там, пойми!
- Ты нужна мне! - крикнул Сварт с невыносимой тоской.
Она неслышно подошла к нему и мягко положила руки ему на плечи.
- Я знаю! Разум говорит: "Уйди!", а сердце твердит: "Пока можно, возьмите все мгновения, что вам отпустили Боги! Не напрасно встретились вы в этой жизни!"
Сварт привлек девушку к себе и крепко обнял, целовал ее в глаза и в губы.
- Сердцу следует верить! Оно мудрее! - прошептал он, не желая выпускать ее из рук.
Но девушка подняла голову и взглянула на небо. Начинало светлеть. На востоке уже заалела утренняя заря. С моря тянул бриз. Послышались первые крики чаек. Будто в ответ им, в гнездышке из мха проснулась и требовательно запищала маленькая Аэрин. Ее вопль привел обоих в чувство.
- Наступает утро. Не сейчас, Сварт... В следующий раз...
Он отстранился с сожалением, к которому, однако, примешивалась новая надежда: ведь Трайя сказала: "В следующий раз".
- Когда? И где? - жадно спросил он.
- Я не могу отлучаться слишком часто. Лучше всего - девятая ночь после этой. Возле купален на Острове Роз. Найдешь лодку?
- Остров Роз, на девятую ночь! - горячо повторил Сварт.
- Если ты не передумаешь, в ту ночь я буду твоей женой, - пообещала молодая жрица.
- В ту ночь, и во все ночи и дни, что будут нам посланы Богами! - воскликнул Сварт. - И быть может, тогда ты все же выберешь меня, а не Храм? У твоей матери есть наследница, она успеет ее воспитать. А ты будешь свободна!
Но Трайя печально и решительно покачала головой.
- Нет, Сварт! Не могу я сейчас покинуть Храм.
- Да почему? - простонал он сквозь зубы.
Молодая жрица глубоко вздохнула.
- Придется открыть тебе еще одну тайну. Самую страшную... Владычица Селена видела пугающие картины в воде священного озера. И от других Жрецов приходят тревожные вести. В столице готовятся к войне с Харантой, и знать ничего не хотят. Земля дрожит под ногами, и воздух душен, как перед грозой... Скоро на счету будет каждый, кто обучен знать и понимать. Большая беда грозит всей Тамориане, Сварт...
Записан
ЭРЭА ГАТТИ, ВЕРНИТЕ НАМ РОКЭ АЛВУ!!!

Таково было мое желание, и я никому не обязана отчетом в своих действиях

Молния -
Сквозь расколотый кристалл -
Молния,
Эшафот и тронный зал -
Молния,
Четверых Один призвал -
Молния...

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5130
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 9916
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #10 : 05 Окт, 2020, 21:03:51 »

Да... Непростая судьба у Трайи. По большому счёту она права - всё имеет оборотную сторону и за всё надо платить. Просто люди вынуждены из двух зол выбирать меньшее. Без орошения им будет нечем кормить своих детей. А Жрецы могут что-то предложить взамен? Их знание существует только для них. А вот что касается 
Цитировать
Земля дрожит под ногами, и воздух душен, как перед грозой
, то, похоже война с Харантой проблему не решит, а скорее усугубит. Спасибо, эреа Артанис.
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

katarsis

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 767
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2015
  • Я изменила свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #11 : 06 Окт, 2020, 00:03:56 »

Какой интересный и красивый мир. Хочется узнать его получше и категорически не хочется, чтобы он погибал!!! Но, видимо, последнее желание неосуществимо :(
Трайя одновременно загадочная и земная. Будет ли она вместе со Свартом или останется в Храме? Обычно в таких случаях ответ очевиден (тем более, что и запасная наследница уже есть), но тут я почему-то не уверена. Она нужна Храму - как же ей уйти? Но и Сварту она тоже нужна. :(
Сварт и открытая им земля. Что-то я подозреваю, что Сварожьи Земли будут названы в честь того Сварта. ;)
Записан

Карса

  • Граф
  • ****
  • Карма: 607
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 436
  • Грозный зверь
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #12 : 06 Окт, 2020, 10:38:34 »

Как просто и как сложно. Бедная Трайя
Записан
Предшествуют слава и почесть беде, ведь мира законы - трава на воде... (Л. Гумилёв)

Артанис

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2859
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 5177
  • Всеобщий Враг, Адвокат Дьявола
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #13 : 06 Окт, 2020, 21:42:49 »

Благодарю от всего сердца, эрэа Convollar, эрэа katarsis, эрэа Карса! :-* :-* :-*
Да... Непростая судьба у Трайи. По большому счёту она права - всё имеет оборотную сторону и за всё надо платить. Просто люди вынуждены из двух зол выбирать меньшее. Без орошения им будет нечем кормить своих детей. А Жрецы могут что-то предложить взамен? Их знание существует только для них. А вот что касается 
Цитировать
Земля дрожит под ногами, и воздух душен, как перед грозой
, то, похоже война с Харантой проблему не решит, а скорее усугубит. Спасибо, эреа Артанис.
Почему это "только для них"? Альтернатива есть - работать над собой, развивать способности, что в обыденной жизни называют магией, жить в гармонии с мирозданием и высшими силами. Говорится же, что когда-то все люди так умели:
"А ведь в самых древнейших священных книгах сказано, что некогда каждый человек мог сам просить у Богов дождя, столько, сколько потребуется, и дождь тут же приходил. Это ведь было!"
Другое дело, что Жрецы как раз и не стремятся открывать тайные знания другим людям. Если те когда-нибудь научатся, то самостоятельно.
Ладно бы, если только война с Харантой. Посмотрим, что там на самом деле назревает на горизонте...
Какой интересный и красивый мир. Хочется узнать его получше и категорически не хочется, чтобы он погибал!!! Но, видимо, последнее желание неосуществимо :(
Трайя одновременно загадочная и земная. Будет ли она вместе со Свартом или останется в Храме? Обычно в таких случаях ответ очевиден (тем более, что и запасная наследница уже есть), но тут я почему-то не уверена. Она нужна Храму - как же ей уйти? Но и Сварту она тоже нужна. :(
Сварт и открытая им земля. Что-то я подозреваю, что Сварожьи Земли будут названы в честь того Сварта. ;)
Я очень рада, что Вам понравилась Тамориана. :) Конечно, хочется для нее лучшей судьбы. Однако, среди этой красоты в "датском королевстве" кое-что уже основательно прогнило.
О судьбе Трайи узнаем в свое время. Думаю, что она так и не сможет выбрать по-настоящему, раз и навсегда.
Ну, не совсем в честь него... Но имя ему дано ради созвучия, точно. ::)
Как просто и как сложно. Бедная Трайя
У каждого своя судьба...

Глава 3. Совещание Жрецов
К югу-западу от Эргина, среди красных песчаных степей, лежащих поодаль от широкоструящейся реки Данаи...
Хотя солнце только недавно поднялось на небе, но уже сильно палило, прогревая остывшую за ночь пустыню. В высоком светлом небе лишь изредка проносились легкие облачка, не дающие настоящей тени.
Среди красноватых барханов возвышались как будто три высоких горы из светлого песчаника. Они стояли так, что образовывали равносторонний треугольник, на расстоянии десяти полетов стрелы друг от друга. И сам формой повторяли правильный треугольник, с широким основанием и острой вершиной. Камень, из которого они были сложены, был отполирован до зеркального блеска. Омывающий, подобно волнам, их подножие песок скатывался с ним, не задерживаясь. И гладкость каменных стен, и строгая точность форм выдавали, что горы эти - творение человеческих рук.
Две из них были вполне достроены, и поднимались к небу во всем своем совершенстве. Третья построена была только до половины. Сейчас возле нее работали люди, тысячи людей. Тяжело груженые конские и воловьи упряжки волокли повозки с каменными глыбами. Тут же сотни людей разгружали их, затем обтесывали дикий камень до зеркальной гладкости. После чего уже следующие сотни, подбадривая себя дружными возгласами, волокли камни на канатах дальше, туда, где они должны были лечь на свое место. Загорелые до черноты, в одних набедренных повязках и с платками на головах, с блестящими от пота плечами, таморианцы работали, как муравьи. Вокруг рабочих бойко сновали водоносы, наливали им воды в деревянные чашки и обливали, чтобы те не перегревались. Но все равно, работать было возможно только по утрам и вечерам. На день делали перерыв: испепеляющего дневного зноя никто не выдержал бы. Немного в стороне, возле расставленных палаток, сидели писцы со папирусными свитками на коленях. Их обязанностью было учитывать все расходы, до камня до сточенного ножа и разорванного ремня. Если не вести учет, даже храмовая казна может не выдержать огромных затрат.
Под широким полотняным навесом еще одна группа людей расставила в определенном порядке большие барабаны, литавры, широкие медные тарелки, ослепительно блестящие на солнце. Собравшиеся вокруг них музыканты держались с особой значительностью,  словно их дело было самым важным.
Ими распоряжался высокий и крепкий мужчина в простой тунике из беленого полотна. Его крупную голову прикрывал платок из такой же материи, полностью закрывая коротко остриженные волосы. Всей внешностью он походил на обычного мастерового. Однако держался властно, и приказывал, как может лишь тот, чье право признается всеми.
- Вы не должны стучать колотушками как попало, точно ошалевшие зайцы по пням! Самое главное - ритм. Только общий ритм может совершить чудо! Думайте о том, ради чего вы призваны. Вам поручена сегодня самая важная часть работы! Вы спасаете множество людей от лишнего изнурения сил!
- Мы все сделаем, Владыка Крэй! - пообещали ему музыканты.
Довольно усмехнувшись, Жрец-Мастер стал медленно поднимать руки, как будто держал в них нечто тяжелое. Взор его был устремлен к строящейся горе, к подножию которой как раз  притащили гладко отполированные каменные плиты.
Барабаны и литавры разом зарокотали. Сперва не очень громко, но звук все повышался, становился сильнее и резче, заполнял собой все пространство. Рабочие, что тащили камни, казалось, из последних сил, вдруг перевели дух и потянули канаты с новыми силами, словно у них открылось второе дыхание.
А неумолчный медный гул разливался все сильней, в едином мощном ритме. От него дрожал самый воздух, словно пел ему в такт.
И все увидели, как первая из обтесанных плит поднялась в воздух. Сама по себе, без помощи мускульной силы или подъемных приспособлений. Сперва медленно, преодолевая земное притяжение, затем все быстрее. Словно огромная птица, поднялась наверх каменная глыба и улеглась на свое место в строившейся пирамиде. Примкнула к лежащей под ней так плотно, что и лезвия ножа нельзя было просунуть в зазор между ними.
Ликующий крик вырвался у строителей пирамиды. Многие из них ни за что бы не поверили, что камни могут летать, даже по волшебству. Окрестные селяне, нанявшиеся на время, свободное от земледельческих работ; и те, кто отбывал наказание за различные провинности или за долги; и рабы из Харанты и из Черной Земли, - потрясены были все. Долго они стояли, глядя на стройку округлившимися глазами, и никто не произносил ни слова. Лишь те, кто работал дольше, смотрели более сдержанно. Но и те склонили головы перед Жрецом-Мастером с почтением, смешанным с суеверной опаской. Кто знает, чего еще можно ожидать от него и его собратьев?
Крэй довольно усмехнулся, когда камень лег на надлежащее место. Позволил музыкантам отдохнуть, а затем собирался уже распорядиться играть снова. Но вдруг замер, как будто прислушиваясь к некоему голосу, которого больше никто не слышал. Затем он подозвал к себе коренастого молодого человека и сказал ему:
- Мне надо уйти. Гэвин, ты останешься за меня. До дневной жары надо уложить еще три плиты.
Его помощник почтительно склонил голову.
- Ты можешь на меня положиться, Владыка Крэй!
- Я надеюсь на тебя, Гэвин! - Крэй положил тяжелую руку ему на плечо. - Создать ритм, способный двигать камни - не шутка! Если хоть один ляжет неправильно, не быть тебе никогда Жрецом-Мастером!
Младший жрец медленно склонил голову, не тратя слов.
Покинув лагерь строителей, Крэй исчез из виду, будто растворился. Никто не видел, чтобы он направлялся в какую-то сторону.
А он тем временем, очутившись возле другой, готовой пирамиды, движением ладони заставил отодвинуться один из камней и вошел внутрь обширного подземного зала.
Там, за вытесанным из гранита столом, уже собрались его собратья - одиннадцать Верховных Жрецов; Крэй явился последним, двенадцатым. Их яркие глаза поблескивали в темноте. Им не нужно было освещение. Равно как и удобства или пышная атрибутика. Наедине между собой они могли отбросить условности, значимые для простых людей, и учитывать лишь самую суть.
После взаимных приветствий, из-за стола поднялся Жрец-Хранитель Коатл, глава собравшихся здесь. Высокий благообразный старец с серебряной бородой, облаченный в черную мантию, он выглядел тем, кем и был - непререкаемым старейшиной, исполненным достоинства. Только глаза его, темные и блестящие, глядели по-молодому ярко, выдавая страстную и беспокойную натуру.
- Великие мои собратья! - произнес он звучным голосом. - Каждый из нас чувствует близость перемен, тревожных перемен, а вернее - страшных. Земля, воздух и вода - все предвещает, что скоро всему мирозданию предстоит измениться. И перемены будут необратимы.
- Я вижу перемены в море. Оно волнуется днем и ночью, словно что-то мешает ему течь в установленных Богами пределах, - проговорила бледная холодная Лиара.
- Я слышу перемены в голосах птиц. Они улетают прочь из Таморианы, в чужие края. Я вижу зверей, что бесприютно скитаются по лесам, нигде не находя места, - подал голос всегда сдержанный Борнах.
Из-за стола поднялась Селена. Встретившись взглядом с сидевшим напротив Коатлом, она на мгновение грустно улыбнулась. Если бы каким-то чудом мог попасть на совещание Жрецов кузнец Сварт из Эргина, он бы удивился, как сильно похожа была Селена в это мгновение на свою дочь Трайю...
- Я видела тревожные предвестия в водах священного озера в ночь Высокой Луны, а вода и лунный свет никогда не лгут и не ошибаются. Видела, как море уходит, обнажая дно, а затем бросается на землю исполинскими волнами, выше любых гор. Видела, как земля разверзается на части, и чернеет небо. Видела, как огонь хлынул из недр земли и залил все живое. Там, где сейчас стоят города и села, где растут сады, шумят леса, - станет бушевать огонь! - Селена покачнулась, бледная как смерть. - Тот, кто заперт под огненной горой Ламаш, будет разбужен и вырвется на волю! Огонь, огонь и пепел! А потом пламя встретится с водой - и пар закроет небосвод.
Она дрожала, как в лихорадке. Коатл взглядом велел ей сесть и передал сотворенную из воздуха чашку с водой.
- Не мучай себя, Селена! Мы уже довольно поняли, чего можно ждать, - он повернулся к одному из Жрецов. - Что ты собираешься нам поведать, Иссат?
Со своего места поднялся мужчина, облик которого можно было бы назвать обыкновенным - среднего роста, с редкими темными волосами, без бороды, лицо - без всяких особых примет. Вот только глаза его вызывали оторопь: большие, ярко-золотые, немигающие, без ресниц, и с длинным вертикальным зрачком. Глаза змеи. Нет - дракона!
Теперь остальные Жрецы заметили, что лицо и руки у Иссата были красными, будто его обдало жаром из раскаленной печи для обжига кирпичей. Но не стали задавать вопросов, ожидая, чтобы он обо всем поведал сам.
- Я спускался в самые недра огненной горы Ламаш, чтобы взглянуть, что там происходит. Не в этом обличье, разумеется, - Иссат усмехнулся безгубым ртом. - Но должен признаться, что и в том мне едва хватило сил выдержать то, что там творится. Подземное пламя кипит, как вода в котле. Горные породы плавятся, изменяются, перерождаются до неузнаваемости. Вот вам доказательство!
Он извлек из висевшего на поясе кошеля дюжину маленьких мутно-прозрачных камушков.
- Что это? Неужели?.. - недоверчиво протянула худощавая смуглая женщина.
- Верно, дражайшая Ренунт: это самые настоящие алмазы, выкристаллизовавшиеся в недрах Ламаша.
- Алмазы образуются в недрах земли под огромным давлением, - заметила Ренунт.
- Верно. Но сейчас внутри Ламаша творится такое, что ни одна земная порода не может остаться неизменной. Хорошо еще, что никто не знает о таком способе добыть сокровища: вернуться живым никому бы не удалось, - усмехнулся Иссат. - Так жарко Ламаш не горел еще никогда. Великий Спящий ворочается во сне. Скоро он пробудится. Стены его темницы шатаются, словно что-то подтачивает их снаружи.
Повисло долгое тяжелое молчание. Лишь взволнованное дыхание двенадцати человек отдавалось эхом от каменных стен.
Со своего места произнесла Жрица Красоты, великолепная Наджара:
- На заре времен Боги заточили под огненной горой Ламаш одного из самых свирепых и непокорных огненных великанов. И с тех пор не было ни одного извержения. Местность вокруг Ламаша плодородна, местные жители растят виноград и розы на застывшей лаве. Боги не могли снять свои печати. Кому же тогда под силу их нарушить?
- Кому? - ехидно рассмеялся тихий, с проницательным взором Кратий. - История нас учит, что только люди способны погубить все, что создавали Боги.
Жрец Солнца Медер, высокий золотоволосый красавец, порывисто поднялся на ноги.
- Те из людей, что заменяют собственные способности опасными изобретениями! Все мы знаем, кто в этом виновен.
- Царь Мариан, убийца моей дочери! - глухо проговорила Селена.
- Созданное по его приказу оружие, увы, оказалось опаснее, чем ожидали придворные изобретатели. Оно действует, даже если его не применять, - произнес Коатл, Верховный Жрец.
При этих словах Крэй, Жрец-Мастер, презрительно фыркнул:
- Будь у меня такие изобретатели, что не могут предвидеть последствий своих опытов, я бы их разжаловал в каменотесы. Пожизненно!
Ренунт тем временем поставила на стол небольшую чашу из странного зеленовато-серебристого металла, плотно закрытую крышкой.
- Это то, что я думаю? - напряженным голосом спросил Коатл, отодвигаясь от этого сосуда, как и остальные.
- Именно так, - ответила Ренунт. - Жертва нашей Дейне была не напрасной. Ей все же удалось добыть образец смертельного оружия, именуемого "Гроза Земли". Моим помощникам потребовался год, чтобы разобраться, как создано это вещество, не существующее в природе.
- Хорошие помощники у тебя, Ренунт? - заинтересовался Крэй.
- Нет, плохие! - отмахнулась Жрица-Исследовательница. - Могут лишь разобрать каждую вещь на части, докапываясь до все более мелких, да создавать длинные формулы, чтобы хоть как-то все уместить в своей короткой памяти. Не лучшем тех придворных считальщиков. Ни один из них не поднимется до того, чтобы осознавать вещи как они есть, в их благородной целости!
- Ренунт, нам сейчас не до того! - напомнил Коатл.
- Прошу прощения! Так вот, эта чаша сделана из единственного материала,что может удержать "Грозу Земли". Все остальные она разъедает насквозь. Здесь повторяется в миниатюре то оружие, что сотрясает землю и пробуждает огненные горы. Я связала его с первоисточником Чарами Подобия. Если мы вместе уничтожим содержимое этой чаши, с ней погибнет и Гроза Земли. Чтобы у вас не было сомнений, я покажу вам, что она может.
Ренунт приложила к чаше ладонь, и ее плотно пригнанная крышка медленно отъехала в сторону. Глазам Жрецов открылась кипящая серебристо-голубая жидкость, подвижная как ртуть. Ни на мгновение не оставаясь спокойной, она взметнулась, словно хотела выплеснуться из чаши. На поверхности ее вспыхнули голубые молнии, послышалось потрескивание. Кипящая жидкость неистовствовала, ее блеск уже слепил глаза. Наконец, несколько молний рванулись вверх, ударили в потолок зала. Вниз посыпалась каменная крошка. Жрецы потрясенно глядели на происходящее.
- Если даже маленькая частичка Грозы Земли крошит камни, представьте силу большой! - проговорила Ренунт, поспешно закрывая крышку, как будто перед ней было мерзкое ядовитое пресмыкающееся. - Уничтожим их обе, пока не поздно.
Записан
ЭРЭА ГАТТИ, ВЕРНИТЕ НАМ РОКЭ АЛВУ!!!

Таково было мое желание, и я никому не обязана отчетом в своих действиях

Молния -
Сквозь расколотый кристалл -
Молния,
Эшафот и тронный зал -
Молния,
Четверых Один призвал -
Молния...

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5130
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 9916
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #14 : 06 Окт, 2020, 22:25:11 »

Домяукались, изобретатели! Сотворили нечто, что сами контролировать не могут. Как обычно. Но что-то мне не нравятся и затеи Жрецов. Посмотрим, что будет дальше. Спасибо, эреа Артанис.
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."