Расширенный поиск  

Новости:

Для тем, посвященных экранизации "Отблесков Этерны", создан отдельный раздел - http://forum.kamsha.ru/index.php?board=56.0

Автор Тема: Хроники Таморианы. Погибшая Земля  (Прочитано 3400 раз)

Карса

  • Граф
  • ****
  • Карма: 607
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 436
  • Грозный зверь
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #15 : 07 Окт, 2020, 04:15:34 »

Правительство и тайное правительство. Секреты и интриги. Лучше бы царю и Жрецам действовать сообща. Впрочем, царь и его советники, видимо, не понимают, какую силу пробудили, и надеются ею управлять. А расплачиваться за всё будут рядовые таморианцы, ни к каким тайнам не причастные. И не только они.  Ведь избежать катастрофы вряд ли получится, и затронет она, если случится, весь мир.
Записан
Предшествуют слава и почесть беде, ведь мира законы - трава на воде... (Л. Гумилёв)

katarsis

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 767
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2015
  • Я изменила свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #16 : 07 Окт, 2020, 21:31:52 »

Цитировать
История нас учит, что только люди способны погубить все, что создавали Боги.
Хорошо сказано.8)
Но что это за изобретение такое? Неужели оно и будет причиной гибели? И для чего его такое изобрели, для войны с Харантой что ли? Неужели эта война настолько важна?
Записан

Артанис

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2859
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 5177
  • Всеобщий Враг, Адвокат Дьявола
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #17 : 07 Окт, 2020, 21:37:05 »

Благодарю вас, эрэа Convollar, эрэа Карса, эрэа katarsis! :-* :-* :-*
Домяукались, изобретатели! Сотворили нечто, что сами контролировать не могут. Как обычно. Но что-то мне не нравятся и затеи Жрецов. Посмотрим, что будет дальше. Спасибо, эреа Артанис.
Опасные изобретения в жизни случаются, что поделать! Может быть, Гроза Земли - первая из таких в этом мире, но хорошо еще, если останется последней.
Жрецы мудрее. Мыслят они глобально и решительно. Смотрим, к каким выводам придут.
Правительство и тайное правительство. Секреты и интриги. Лучше бы царю и Жрецам действовать сообща. Впрочем, царь и его советники, видимо, не понимают, какую силу пробудили, и надеются ею управлять. А расплачиваться за всё будут рядовые таморианцы, ни к каким тайнам не причастные. И не только они.  Ведь избежать катастрофы вряд ли получится, и затронет она, если случится, весь мир.
Если бы они могли действовать сообща, этой истории бы не было. И не оказалась бы Тамориана на пороге страшной угрозы.
О рядовых таморианцах не забыли. Но советоваться с ними ни одна из сторон не собирается.
Ну, может, и не весь мир. Но историю с географией им перекроит заметно.
Цитировать
История нас учит, что только люди способны погубить все, что создавали Боги.
Хорошо сказано.8)
Но что это за изобретение такое? Неужели оно и будет причиной гибели? И для чего его такое изобрели, для войны с Харантой что ли? Неужели эта война настолько важна?
Об изобретении написано кое-что. И еще будет. Пока мы видели его миниатюрную копию.
Харанта в основном как предлог. Истинные причины глубже. Внутри Таморианы.

Однако Верховный Жрец поднял золотой жезл и произнес несколько слов на древнем языке, забытом всеми, кроме Жрецов. Тем самым он снял Чары подобия, связывающие это вещество с большой Грозой Земли. Затем спокойно испарил содержимое чаши.
- Не будем спешить, собратья! Нам нельзя поступать необдуманно. Против кого вообще готовится Гроза Земли? Против Харанты? Какие оттуда известия, Гарран?
Со своего места поднялся молчаливо сидевший до сих пор рослый черноволосый мужчина. Он двигался быстро и плавно, с легкостью, отработанной множеством тренировок. На нем не было боевых доспехов, сейчас он даже не носил меча, но каждое его движение выдавало воина, могучего и опасного.
- Война продолжается. Третьего дня мы разгромили на море флот противника. Потопили четыре корабля зажигательными снарядами, и десяток захватили в плен, - по-военному четко доложил Гарран. - Но харантийцы оказались сильнее, чем думали в Атале, начиная войну. Они сражаются как звери. А царь посылает приказания к такому-то числу взять одну крепость, затем другую. Полклводец Угерт обещает, что скоро прибудет подкрепление.
- Обычная война. Пока не происходит ничего чрезвычайного, чтобы изобретать опасное оружие, - на губах Медера скользнула презрительная усмешка. - Вряд ли мой дражайший царственный двоюродный братец настолько боится харантийцев. Пока что они не стаскивают у него с голову корону.
Он умолк. И тут же, после красивого, звучного голоса Жреца Солнца, отозвался другой, тонкий, холодный и резкий, словно заостренное перо с отравленными чернилами. Именно такой образ приходил на ум его собратьям, потому что это был голос Кратия, Жреца-Писца:
- Если царь Мариан не боится харантийцев, то кого же он на самом деле боится? И кого мечтает устранить?
Ответа не потребовалось. Его и так знали все, задолго до этого дня.
- Мы недооценили, на что может оказаться способен Мариан. Давно было ясно, что он не должен стоять во главе Таморианы. Но даже Селена не могла предсказать, что он найдет способ все уничтожить! - печально проговорил Коатл. Жрецы стали удивленно оглядываться на своего главу: неужели в его голосе звучало сожаление?
Борнах поинтересовался мягко, осторожно:
- Я не так часто бываю при дворе, хуже вас знаю царя. Можно ли убедить его отказаться от разработок опасного оружия? Если показать ему, что принесет Гроза Земли, он может одуматься?
В ответ Коатл молча покачал головой. Лиара насмешливо изогнула губы. А Медер порывисто закутался в синюю мантию, вышитую золотыми знаками солнечной колесницы.
- Царь ненавидит нас, и не станет слушать. Он с детства был упрям, и скорее своеволен, чем по-настоящему независим. Самые страшные образы гибели Таморианы не образумят его. Он им не поверит. Решит, что мы его обманываем, даже если сам увидит воочию.
- Мариан не терпит ничьего превосходства. Он мечтает властвовать по-настоящему, а Храмы обратить в ничто. Надеется, что Гроза Земли поможет ему одолеть нас и уничтожить, либо продиктовать нам, как побежденным, любые условия.
- Сколько лет Жрецы воспитывали для Таморианы правителей, заботились об их образовании, окружали их лучшими советниками, помогали им возвеличить себя и царство! А они, чем дальше тем больше, оказывались недостойны той чести, для какой были избраны. Мариан - не первый из царей, что видит великим себя одного. Он только зашел дальше остальных. Однако у Мариана нет детей, от него не родится еще менее пригодный наследник. После тяжелой болезни, что он пережил в юности и от которой страдает и теперь, ни одна из наложниц не понесла от него. Мы думали, что предусмотрели все. Мариан вряд ли доживет до старости. А после него от царского рода останется единственный наследник. Медер, Жрец Солнца, чьей матерью была царевна Лелия! Никто не откажет ему в праве на престол.
Все взоры обратились в сторону Жреца Солнца. Тот горделиво откинул голову в короне тяжелых золотых кудрей. Лицо его, остававшееся мрачным во время разговора о царе, его родственнике, сейчас прояснилось.
- При мне не возникло бы разногласий между царством и Храмами! Никто не стал бы чинить нам препон. И не пришлось бы опасаться, что во главе Таморианы окажется глупый, или безвольный, или по другим причинам негодный царь. Я-то сумею передать свои наследникам лучшие качества, - усмехнулся Медер.
Но на шутку его никто не отозвался. Слишком многое стояло теперь на кону.
Гаррану, похоже, понравилась обширность его замыслов. Поднявшись из-за стола, он воскликнул горячо, азартно:
- И сейчас еще не поздно это осуществить, собратья! Уничтожим Грозу Земли - это бесчестное оружие, только подлый трус мог до такого додуматься. А я тем временем быстро справлюсь с Харантой, уберу царских ставленников в командовании, которые только мешают, и помогу вам свергнуть Мариана. Да его и свергать не надо - никого не удивит, если он не проживет долго...
Однако Верховный Жрец опять покачал головой и устало прикрыл глаза.
- Не в одном Мариане дело. Сама Тамориана больна, и ее уже не исцелить заменой одного царя на другого. Даже если Медер сядет на золотой трон, мы лишь отсрочим неизбежное. На срок жизней нескольких поколений, может быть - на несколько столетий. Огромный срок для короткомыслящих людей, но не для нашей с вами памяти. Мы можем уничтожить Грозу Земли, но люди уже запомнят, что таоке оружие существовало, и смогут его воссоздать. Идея абсолютного оружия будет витать в воздухе. Рано или поздно кто-нибудь создаст его заново. Или придумает другое, не менее опасное. Может быть, против тебя, Медер. Кому-то покажется, что царь и Жрец Солнца - это слишком много, что ты слишком силен, что рядом с тобой никому другому уже не достичь власти... Тогда идея, как ручная птица, послушно опустится им в руки. И может оказаться еще разрушительней этой, и застать врасплох даже нас.
Никто, даже Медер, в этот раз не возразил Верховному Жрецу. Они знали власть идей над человеческими душами. Сами на протяжении многих жизней столько раз создавали их, и видели, как те воплощаются в жизнь! Но до сих пор не бывало, чтобы в руках неопытных, неумелых людей идея грозила всему обитаемому миру.
Однако они были достаточно знающи, чтобы принять как должное все, что происходит. Все когда-то бывает впервые. Значит, им предстоит решить, как быть дальше в стремительно изменяющемся мире.
- Мы еще не слышали одного из нас. Он только что явился из Аталы, прямо из царского дворца, - заметил Верховный Жрец. - Может быть, ты нас чем-то обнадежишь, Схульд?
Тонко прозвенел серебряный колокольчик, и последнее кресло, стоявшее высокой каменной спинкой к столу, развернулось ко всем. В нем сидел тонкий, бледный человек в шутовской одежде. Его худощавую фигуру почти скрывала длинная и пышная, не по росту, мантия, изукрашенная в яркую красную и зеленую клетку. Ни один свободный таморианец не надел бы по своей воле такого кричащего наряда.
- Ну и вид у тебя! Прямо многоцветная повторяющая птица! - фыркнула Наджара, не выносившая безвкусицы.
Схульд подмигнул ей и помахал рукой всему собранию.
- В Атале меня никто не узнает! Никому и не придет в голову, что один из Жрецов прямо сейчас находится рядом с царем. Я не Схульд, о нет! Я всего лишь Пиль, милый дурачок, любимый шут его величества. Я играю ему на флейте перед сном, завтракаю и ужинаю за его столом, и... наблюдаю.  Вижу, как наш всемилостивейший государь готовится к войне. Почти каждый день на главной площади Аталы проходят военные смотры. Царь обещает сам двинуться на Харанту.
- Вот уж великий полководец! Да он меч в руках не удержит! - презрительно усмехнулся Гарран.
Их шпион при царском дворе многозначительно развел руками.
- Мариан верит, что у него все получится. Что после победы у него будет все: ничем не ограниченная власть, здоровье и долгая жизнь, дети-наследники. А может быть, он надеется, что мы его научим, как перерождаться в новой жизни, сохраняя прежнюю память.
Ренунт по-змеиному изогнула тонкие длинные губы:
- А его величество не желает сперва поработать над собой, научиться осознанности, открыть путь энергиям, пронизывающим все мироздание? Тогда он мог бы проделать весь путь самостоятельно. Однако ему кажется легче силой отнять у нас Знание. Этот путь ведет в никуда!
- Поэтому мы должны быстро принять решение, - подытожил Верховный Жрец. - Но продолжай, Схульд. Видел ли ты Грозу Земли?
- Да, я бывал с царем и в подземелье, в котором зреет тайное оружие. Оно бушует и сыплет искры, даже когда полностью скрыто. Земля и воздух стонут, чувствуя его сквозь сосуд. Те, кто его создал, ничего не замечают. Мне интересно исподтишка понаблюдать за нашими великими учеными, не отдающими отчета, что у них выходит. В них есть что-то от моей стихии. Они не боятся ставить все на кон...
- Гляди не доиграйся, - предостерегла Селена.
Схульд улыбнулся левым уголком рта, тогда как правый остался неподвижным.
- Вся наша жизнь - игра! Весь вопрос - как упадут кости. А я, к тому же, знаю, что вернусь; так чего же мне бояться?
Коатл смерил суровым взором Жреца-Игрока. Лишь тот мог относиться так легкомысленно к важнейшим событиям. Затем перевел взгляд на другого.
- Иссат, сколько у нас осталось времени, судя по состоянию Ламаша?
Жрец-Дракон нахмурил опаленные подземным жаром брови:
- Точно не скажу. Может быть, год... Пока еще недра земли достаточно прочны. Но, если эта чудовищная субстанция будет дальше их баламутить, путать все энергетические потоки, - тогда они не выдержат долго.
И тут все увидели, как лицо Верховного Жреца сделалось из медно-смуглого серым, как пепел. Глаза его похолодели и остановились. Будь он обычным человеком среди обычных людей, те решили бы, что он умирает. Но Коатл выпрямился и произнес резко, отрывисто:
- Около года - это значит, надежда есть! Не для Таморианы, но для народа ее. Для тех, кто сможет в иных краях начать новую жизнь, не ведая черных замыслов. Вы выберем лишь тех, кто чист душой и доволен своим уделом. Пусть попадутся в ловушку, что сами создали, царь Мариан и его бесчестные советники, продажные судьи, распутные женщины, изнеженные аристократы, вместе с теми, кто им угождает! Новая Тамориана возродится в других краях. Мир широк, в нем для всех хватит места. Мы должны покинуть Тамориану. Я скорблю вместе с вами...
Тяжкая, гнетущая тишина воцарилась надолго. Никто не мог произнести ни слова. Борнах молча провел ладонью по лицу. У многих из глаз струились слезы.
Красавица Наджара вдруг заплакала, не скрываясь.
- Уйти прочь! Бросить Тамориану на погибель! Ведь это наш дом, наша жизнь! Мы великое множество жизней посвятили ей! Сейчас в моих садах цветут розы, яркие и нежные, как утренняя заря. А скоро созреет виноград. Кто ел прохладную мякоть винограда в жаркий летний полдень, тот знает вкус радости...
- Нигде луна не светит так ясно, как в свою ночь у нас в Эргине, - печально вторила Селена.
- И все сооружения, что создал я и мои ученики, пойдут прахом! Их не взять с собой! - пробасил Крэй. - Но, клянусь молотком Вечного Мастера - я закончу последнюю пирамиду, замкну священный треугольник! Тогда Боги воссоздадут их на небе, как и все лучшее, что когда-либо было на земле.
Верховный Жрец с благодарностью кивнул ему. Энтузиазму Крэя можно было по-хорошему завидовать. Другие совсем пали духом. Надо дать им надежду.
- Быть может, люди даже захотят построить новые пирамиды в других краях. Например, в земле Кемт. Она давно обжита и освоена, там стоят наши города, местное население смешалось с таморианскими поселенцами... Или, скажем, на Радужных Островах, к югу от Хинд... Или за Западным Океаном, где живут краснокожие люди. Там земля и условия напоминают Тамориану. Пожалуй, мне из всех краев больше всех подходит именно этот.
- Он населен. Там не создать большой колонии, - вмешалась Лиара.
- С ее жителями я нашел общий язык, научил их некоторым полезным навыкам, так что они теперь меня именуют: "Наш Бородатый Отец", - сообщил Коатл тоном взрослого человека, вспоминающего ребячье озорство. - От них я привез напиток под названием "чоколатль". Он возвращает бодрость и проясняет рассудок.
По знамению руки Верховного Жреца, на столе появились двенадцать глиняных чашек, полных горячего и густого крепкого напитка. Он немного напоминал цветом и вкусом напиток из харантийских зерен, но казался более пряным, сразу горьким и сладким.
- Жаль, что братцу Мариану и тем, кто с ним, никакой "чоколатль" не прояснит рассудок, - вздохнул Медер, допив свою чашку.
Коатл поставил на стол жезл, знак его власти.
- Нам всем тяжело принять роковое решение. Быть может, эта рана навсегда останется в сердце каждого из нас. Ведь мы ничего не забываем... Но люди, что родятся в новых краях, их станут почитать своим домом. Может быть, со временем будущие поколения даже забудут, что когда-то была Тамориана. Они смогут начать все сначала. А мы теперь должны за то время, что еще осталось, подготовить переселение. Каждый из нас пусть изберет надежных людей, чтобы ходили по городам и селам, передавали наш тайный приказ. Ищите союзников в Атале и других царских городах. Там тоже не могут все думать, как Мариан. А в землях Храмов народ и так привык следовать за нами. Прикажите корабельщикам строить больше кораблей, способных нести большие грузы, будто для войны с Харантой. Соберите всех умелых моряков и искусных кормчих. Селена, Иссат, Лиара, Кратий, Схульд, Медер, - ваши владения лежат у моря, будьте готовы. Думаю, что для отплытия лучше всего назначить Эргин, там самая удобная гавань.
- Я, увы, мало что понимаю в мореплавании, как и в войне, - смущенно призналась Жрица-Прорицательница. - Гарран, ты можешь прислать в Эргин человека, умеющего распоряжаться?
- Знаю такого, - тут же припомнил Жрец-Воин. - Опытный человек, и как раз из Эргина, так что сумеет разобраться на месте.
- Благодарю, - кивнула ему Селена.
Растерянность первых минут постепенно уступала место трудной, кропотливой, но вдумчивой деятельности. Для них, Жрецов, потерять Тамориану будет все равно что потерять часть сердца. Но они уже готовились действовать и принимать решения.
Верховный Жрец с гордостью оглядел своих бессменных соратников. Воистину, Боги не могли найти лучших исполнителей Их воли на земле!
« Последнее редактирование: 07 Окт, 2020, 21:43:14 от Артанис »
Записан
ЭРЭА ГАТТИ, ВЕРНИТЕ НАМ РОКЭ АЛВУ!!!

Таково было мое желание, и я никому не обязана отчетом в своих действиях

Молния -
Сквозь расколотый кристалл -
Молния,
Эшафот и тронный зал -
Молния,
Четверых Один призвал -
Молния...

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5130
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 9916
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #18 : 07 Окт, 2020, 21:56:42 »

Исход, значит! Ну, что же...Медеру я не особо верю, он явно рвётся на трон. А человек из Эргина, видимо Сварт? Может быть и Трайю с собой увезёт? Хорошо бы! Коатл - это понятно, Кетцелькоатль, и решение, конечно, разумное, но жестокое. Опять отделяем агнцев от козлищ. Те, кто останется и погибнет - тоже люди, и люди разные. Но будем посмотреть. Спасибо, эреа Артанис.
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

katarsis

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 767
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2015
  • Я изменила свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #19 : 07 Окт, 2020, 22:44:47 »

Это же сколько нужно кораблей, чтобы перевезти всё население, явно, большой страны? И всего за год построить. И ведь не только людей везти: ещё какие-то припасы, что-то для обустройства на первое время... Как они надеются успеть? Поневоле придётся многих оставить :-\
И неужели Мариан ничего не заподозрит, увидев эту грандиозную стройку?
Хотя, если всё безнадёжно, лучше увезти хоть кого-то :(
Записан

Карса

  • Граф
  • ****
  • Карма: 607
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 436
  • Грозный зверь
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #20 : 08 Окт, 2020, 15:13:35 »

Сварт уже живёт в Эргине и отношения к Храмам не имеет. Кто-то другой, наверное, мы его ещё не знаем. План Жрецов неплох, но всё ли пойдёт по плану? Недаром говорят: "Хотите рассмешить богов, расскажите им о своих планах". Жрецы могущественны, но всё же не всемогущи. Да и Мариан имеет свои планы. Что-то будет...
Записан
Предшествуют слава и почесть беде, ведь мира законы - трава на воде... (Л. Гумилёв)

Артанис

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2859
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 5177
  • Всеобщий Враг, Адвокат Дьявола
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #21 : 08 Окт, 2020, 21:08:16 »

Премного благодарна вам, эрэа Convollar, эрэа katarsis, эрэа Карса! :-* :-* :-*
Исход, значит! Ну, что же...Медеру я не особо верю, он явно рвётся на трон. А человек из Эргина, видимо Сварт? Может быть и Трайю с собой увезёт? Хорошо бы! Коатл - это понятно, Кетцелькоатль, и решение, конечно, разумное, но жестокое. Опять отделяем агнцев от козлищ. Те, кто останется и погибнет - тоже люди, и люди разные. Но будем посмотреть. Спасибо, эреа Артанис.
Медер имеет право на престол по материнской линии. Но, видимо, придется ему поискать царство в других краях.
Нет, не Сварт, конечно! Ведь Гарран обещает Селене прислать кого-то, кто теперь рядом с ним находится. С этим персонажем мы обязательно познакомимся попозже. А судьба Сварта и Трайи теперь будет зависеть не от них одних.
Решение глобальное, а потому жестокое. "Лес рубят - щепки летят".
Это же сколько нужно кораблей, чтобы перевезти всё население, явно, большой страны? И всего за год построить. И ведь не только людей везти: ещё какие-то припасы, что-то для обустройства на первое время... Как они надеются успеть? Поневоле придётся многих оставить :-\
И неужели Мариан ничего не заподозрит, увидев эту грандиозную стройку?
Хотя, если всё безнадёжно, лучше увезти хоть кого-то :(
У Храмов есть собственные большие владения, там Жрецы - полновластные хозяева, даже царь не имеет над ними власти. И выведать там что-то будет не так легко. Для войны с Харантой строятся корабли, запасаются припасы.
Чтобы спаслось как можно больше людей, всем придется много работать.
Сварт уже живёт в Эргине и отношения к Храмам не имеет. Кто-то другой, наверное, мы его ещё не знаем. План Жрецов неплох, но всё ли пойдёт по плану? Недаром говорят: "Хотите рассмешить богов, расскажите им о своих планах". Жрецы могущественны, но всё же не всемогущи. Да и Мариан имеет свои планы. Что-то будет...
Да, речь о совсем другом персонаже.
Воля человека все-таки тоже кое-что значит в мире. Особенно если применяется осознанно.

Глава 4. При царском дворе
Подземелья царского дворца в Атале уходили вглубь на расстояние многих полетов стрелы. Далеко под городом, ниже любых пещер, лежал огромный подземный зал. В последние несколько лет его приспособили, чтобы скрывать тайну тайн от всякого постороннего взора.
От влажных каменных стен было холодно, однако широкие мраморные двери, пропустив высоких посетителей, оставили распахнутыми настежь. Царь Мариан, явившийся с самыми близкими придворными поглядеть на зреющую Грозу Земли, досадливо поморщился и закутался в длинный шерстяной плащ. От холода сразу заныла поясница, внутри отозвалось болью. Хоть ради тепла и надел под хитон вторую набедренную повязку, шерстяную, закрывающую живот и спину, все равно, после таких посещений ему всегда нездоровилось.
Повелитель Всей Таморианы тяжело вздохнул. Если бы его присутствие не приносило счастье любому начинанию, и особенно - такому важному, как судьбоносная Гроза Земли, лучше было бы не являться сюда вовсе. Но благословение царя означает и благословение Богов, поставивших его править Таморианой. Это приятно... Но все-таки - почему ветер так пронизывает насквозь?..
Мариан обернулся к Норгону, старшему изобретателю, работающему над Грозой Земли.
- Почему распахнута дверь?
Изобретатель почтительно поклонился, потупив взор. В Тамориане никто не имел права глядеть царю в глаза.
- Государь, свободный доступ воздуха необходим, когда работаешь с Грозой Земли. Иначе застойный воздух сгущается, перенасыщается испарениями, идущими от Чаши, и сыплет молнии.
- Понятно, - проворчал царь, потирая замерзшие руки. - Ну, покажи мне скорее, насколько выросло твое детище!
- О, оно очень сильно выросло за последнее время, великий государь! - заверил его изобретатель. - Ни камень, ни железо, ни огонь, ни вода не сдержат его силу!
Царь обернулся к своей свите и торжествующе усмехнулся, оглядывая их при свете созданных Жрецами вечных светильников.
- Хорошо глядите! Вы - первые из смертных, что насладятся зрелищем для Богов!
О Грозе Земли были осведомлены при дворе лишь немногие, о ком царь был вполне уверен, что они служат ему, а не Жрецам. Теперь его сопровождали первый советник Лимарен, двое молодых вельмож, личных друзей царя, и десяток воинов дворцовой стражи. Да еще сзади тихонько хихикал Пиль, новый царский шут, которому Мариан благоволил, потому что тот умел его развлечь лучше других.
- Растет, растет горячее варево в этой кастрюле! - произнес шут, в совершенстве подражая голосу изобретателя Норгона. - Скоро вырастет до небес, вознесет тебя, братец Мариан - выше бы надо, да некуда!
- Пошел прочь, дурак! - беззлобно отмахнулся царь, толкнув шута в плечо.
Пиль, он же Схульд, Жрец-Игрок, чуть поотстал от остальных, но следом за ними подошел к Чаше, держась позади царя, вельмож, воинов и ученых.
Чаша стояла посреди гладкого гранитного пола. Вокруг нее был очерчен круг, ближе которого никто не смел подойти. Чаша была огромна - в высоту по плечо рослому человеку, и не меньше двенадцати шагов в поперечнике. Но всего удивительней был цвет и блеск, которым она так и светилась под вечными светильниками. Ни серебро, ни золото, ни железо, ни медь, ни бронза, и ни один из существующих на свете металлов не имел к ней отношения. На свете не было, не могло быть такого металла. Четыре годы создавал его хитроумный Норгон. Какие вещества он смешивал, чтобы получить этот небывалый, противоестественный состав?! В каких горнах ковал его, чтобы получилась Чаша, способная удержать в себе Грозу Земли?!
Тяжелая прочная крышка того же металла наглухо закрывала Чашу. К ней со всех сторон были приделаны ручки.
Гостям показалось, что камень вокруг Чаши, как и потолок над нею, как будто выцвел и сделался пористым, словно сыр.
- Сейчас, государь, ты увидишь своими глазами часть сокрушительной силы Грозы Земли! Только отойди подальше, - попросил Норгон. - А вся ее мощь повергнет в прах твоих врагов. Даже если бы сами Боги бросили в них небесный камень, и то будет не так страшно!
Изобретатель подошел к висевшему на стене гонгу и ударил в него молотком. Услышав призыв, тут же вошли десять рослых рабов из Черной Земли. В одних набедренных повязках, головы бы наголо обриты. Их темная кожа лоснилась, как земляное масло, лишь шрамы от ритуальных обрядов, от звериных когтей и клыков, да от боевых ран, светлели на ней. Они глядели молча, равнодушные к любым чудесам Таморианы. Норгон нарочно запросил недавно привезенных рабов, не знающих языка Таморианы, чтобы те ничего не поняли.
Надсмотрщик, что привел рабов, велел им подойти к Чаше и взяться за ручки. Они потянули, тяжело, точно волы, тянущие в гору тяжелый воз. Тяжелая металлическая крышка скрипнула в пазах и стала медленно отодвигаться. Чуть-чуть, по волоску, словно кто-то держал ее изнутри.
Что-то яркое, серебряно-голубое, сверкнуло внутри. Так ослепительно, что царская свита зажмурилась, как на солнце. И это сверкающее вещество вздымалось, как живое, оно угрожающе сыпало вокруг себя снопами искр, как будто внутри его скрывался огонь.
- Гроза Земли растет с каждым днем, и ярится все сильней! - с гордостью произнес Норгон, словно владелец опасного зверя, что хвалится его свирепостью.
Она вскипела так, что, казалось, вот-вот выплеснется из Чаши наружу. Серебристое вещество рассыпалось, стало белым, как железо в горне. И из него вырвался каскад молний, и все закрыли лицо руками, спасая глаза от страшного слепящего света. Что-то страшно затрещало, как будто лист железа раздирал пополам какой-то великан. Царь со свитой и изобретатели отшатнулись прочь, так и не смея открыть глаза. Лишь через долгое время, убедившись, что живы и все видят.
А чернокожие рабы упали ничком, не смея поднять головы и шепча молитвы своим Богам. Двоих из них не было. Молнии, что метнула Гроза Земли, были настолько горячи, что не осталось даже тел. Их испепелило в одно мгновение. Только два выжженных пятна по форме человеческих тел, там, где они лежали.
Разрядив избыток сил, Гроза Земли успокоилась, ушла опять в свое обиталище, свернулась там, как насытившийся хищник. Ее движение почти унялось, цвет снова стал спокойно-серебристым.
Зрители были потрясены. Увиденное ими превосходило самые смелые ожидания. И царю, и его приближенным невольно приходилось не по себе, хотя им-то как раз не должна была угрожать разрушительная мощь Грозы Земли.
- Ты украл у Богов их молнии, Норгон! - с ужасом и восторгом произнес царь.
Придворные стали наперебой хвалить изобретателей опасного творения, обещать им в будущем всевозможные блага. Один лишь Схульд сделал вид, что корчит рожи, а сам поспешно отвернулся от остальных. Он ощущал то, к чему остальные были слепы и глухи. Гроза Земли была настолько чужеродна, что все природное, живое, вокруг нее корчилось от страха и отвращения. Ее разрушительные энергии проникали глубоко в землю, в море и в небо, и они тревожились, чувствуя угрозу. Живой мир всегда чувствует, что для него опасно. Одни лишь люди все позабыли настолько, что могут с улыбкой готовить смерть себе и многим другим.
Упав на колени, Схульд чувствовал, как содрогаются холодные каменные плиты, как самые недра Таморианы выворачиваются наизнанку. У него даже появилось ощущение тошноты. Недолго уже осталось. Игра начата. Скоро земля расколется, и тогда древний ужас и новая рукотворная погибель уничтожат Тамориану...
Жрец-Игрок поднял голову и взглянул на тех, кто оживленно обсуждал свойства Грозы Земли. Неужели ни один из них ничего не понимает?.. Но нет, все выглядели бодро, оживленно. Только у самого царя вид не очень здоровый: отечное бледное лицо, под глазами мешки из-за бессоницы.
"Если уж не ты, то твое тело чувствует неладное! - злорадно подумал Схульд. - И, если даже тебя ничто не образумит, то ты хотя бы при жизни ответишь за все..."
Изучив повнимательней исполинскую Чашу, советник Лимарен проговорил с опаской:
- Пожалуй, ее нельзя везти по морю! Да и перевозить по суше трудно. Разве что закрепить на спине обученного элефанта...
Испугавшись, что слова советника нарушат его престиж, Норгон торопливо возразил:
- Мы обо всем позаботимся, светлейший! Чашу можно запаять на время пути. А, если сделать сосуды из мертвого серебра, можно разделить Грозу Земли на части. Одного сосуда с подобным содержимым хватит, чтобы разрушить крепостную стену, сокрушить любое здание, пустить ко дну вражеский флот.
При этих словах царь Мариан улыбнулся, но улыбка его никому не сулила добра.
- Как только Гроза Земли будет готова, я возьму ее в поход на Харанту. А после того, как применю ее, никто на свете не осмелится больше противостоять мне - единственному властелину Таморианы!
- Да пошлют тебе Боги тысячу лет жизни, наместник Небесных Сил! - провозгласили Лимарен и молодые вельможи.
"Никто и никогда не станет у меня на пути! И менее всех - Медер! Только потому что его мать приходилась мне теткой, он мечтает присоединить мою корону к своему жреческому венцу... Но Гроза Земли сможет одолеть и Жрецов! Я заставлю их покориться, отниму у них богатства и земли, которыми владеют Храмы. Все владения в Тамориане и ее колониях станут моей царской собственностью. А как поступить со Жрецами затем - зависит от того, как быстро они уступят моей воле... Но долго здесь, пожалуй, задерживаться нельзя..."
Он украдкой потер поясницу, чувствуя, как все усиливается тупая ноющая боль.
- Я все поглядел. Возвращаемся наверх!
Царь в сопровождении своей свиты направился к подъемному устройству, сделанному наподобие применяемых в строительстве, чтобы не приходилось спускаться в подземелье по длинным лестничным переходам.
Схульд неслышно забежал вперед царя. Ему одному, как любимому придворному шуту, это дозволялось.
- Братец-царь, хочешь, я тебе скажу, почему люди обычно не ездят на тиграх?
- Ну? - коротко бросил Мариан, спеша поскорее покинуть холодное подземелье.
- Потому что, прежде чем сесть на тигра, люди обычно думают, можно ли с него слезть безопасно!
Царь принудил себя засмеяться, чтобы скрыть, что ему нездоровится. Придворные поддержали его смех.
- Гроза Земли - то, что сделает Тамориану по-настоящему великой державой, - важно изрек он. - Скоро я сам отправлюсь показать мятежникам ее силу!
- Э, братец, лучше отправляйся спать! Это самое мудрое, что ты когда-нибудь мог сделать, - усмехнулся шут. - Кстати, как тебе отдыхается последнее время? Страшненькие сны не снятся?
Лицо Мариана исказила болезненная гримаса. Его и вправду уже которую ночь мучили кошмары: то он видел, как разверзается земля, и огонь поглощает весь свет, то море затапливало сушу.
Но, не желая даже намеком признаться в своей слабости, произнес с небрежным хвастовством:
- Этой ночью мне и впрямь было не до сна. Со мной в постели была новая наложница, весьма искусная в любви. Белокурая, как морская нимфа, и нежная, точно спелый персик.
- О, государь! Позволь тебя поздравить с новым прекрасным цветком, сорванным в саду удовольствий! - проговорили молодые вельможи наперебой.
- Но у меня еще хватит сил этим вечером устроить пир в моем дворце, в честь будущей победы! Мы будем веселиться до утра, - пообещал Мариан, отпустив свою свиту у дверей покоев.
Но, оставшись один, он бессильно упал на ложе, застеленное багряным шелком, среди взбитых подушек. К царю тут же поспешил раб из Хинда, расстегнул сандалии на его опухших ногах. Затем замер неподвижно, глядя в пол и ожидая повелений.
- Дай мне лекарство и приготовь горячую ванну. И позови Ласану!
Раб ушел, а Мариан лег поудобнее, подложив подушку под поясницу, и закрыл глаза. Однако уснуть не мог. Перед глазами плыли багровые круги, словно отблески пожара. Их кружение утомляло еще сильней, чем ноющая боль. И не было сил что-то сделать, даже просто подняться...
Неслышно отворилась дверь, и почти столь же невесомо провеяли шаги по мягкому ковру. Но по запаху духов, Мариан сразу угадал, кто перед ним.
- Ласана... - лениво протянул он.
Вошедшая женщина была черноволосой и смуглой, с походкой крадущейся пантеры. Ее нельзя было назвать красавицей по таморианским меркам: черты лица у нее были крупными для женщины и резкими, выдавая чужеземное происхождение. Однако одета она была как знатная таморианка, и держалась с царем вполне свободно.
Она присела на край его постели, так что одна из ее смуглых изящных ног открылась сквозь вырез платья почти во всю длину.
- Мой повелитель забыл выпить лечебное зелье, - подала она Мариану чашу с лекарством.
« Последнее редактирование: 09 Окт, 2020, 18:19:08 от Артанис »
Записан
ЭРЭА ГАТТИ, ВЕРНИТЕ НАМ РОКЭ АЛВУ!!!

Таково было мое желание, и я никому не обязана отчетом в своих действиях

Молния -
Сквозь расколотый кристалл -
Молния,
Эшафот и тронный зал -
Молния,
Четверых Один призвал -
Молния...

Карса

  • Граф
  • ****
  • Карма: 607
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 436
  • Грозный зверь
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #22 : 09 Окт, 2020, 04:22:24 »

А вот и царь. Владыка Таморианы. Схульд говорит, что царь что-то предчувствует неосознанно, и его хвори неспроста. Интересно, у царей какие-то особые способности? То есть Жрецы развивали одни таланты, а правители другие? Может быть, это должен был быть гармоничный тандем, но с течением времени всё изменилось?
Записан
Предшествуют слава и почесть беде, ведь мира законы - трава на воде... (Л. Гумилёв)

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5130
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 9916
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #23 : 09 Окт, 2020, 08:52:22 »

Похоже, у Мариана хвори не только тело затронули, но и мозг. Если для хранения этой Грозы земли требуется что-то вроде Чернобыльского саркофага, ожидать чего-либо хорошего от применения такого оружия не приходится. Шут ему всё время на это намекает, но намёков царь не понимает, видимо, всё, способность здраво мыслить его покинула навсегда. Он, царь, к тому же на редкость непоследователен. С одной стороны, считает себя наместником Богов на земле, с другой стороны, радуется тому, что Норгон похитил у Богов их молнии. Надеюсь, что Сварт всё-таки уплывёт вовремя. Спасибо, эреа Артанис.
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

Артанис

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2859
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 5177
  • Всеобщий Враг, Адвокат Дьявола
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #24 : 09 Окт, 2020, 21:26:49 »

Большое спасибо, эрэа Карса, эрэа Convollar!
А вот и царь. Владыка Таморианы. Схульд говорит, что царь что-то предчувствует неосознанно, и его хвори неспроста. Интересно, у царей какие-то особые способности? То есть Жрецы развивали одни таланты, а правители другие? Может быть, это должен был быть гармоничный тандем, но с течением времени всё изменилось?
Тут чисто физиологическое ощущение. Гроза Земли разрушает все, она вредна для всех, а Мариан в силу слабого здоровья просто ощущает это острее других. Более здоровым людям это не так заметно. А способности у царя, как и у любого человека, будут только те, которые он в себе развивает, совершенствуется в них. Только для этого надо вести себя прямо противоположным Мариану образом.
А цари, работающие в одной команде со Жрецами, наверняка были в прошлом Таморианы, и не один. Но все когда-нибудь кончается.
Похоже, у Мариана хвори не только тело затронули, но и мозг. Если для хранения этой Грозы земли требуется что-то вроде Чернобыльского саркофага, ожидать чего-либо хорошего от применения такого оружия не приходится. Шут ему всё время на это намекает, но намёков царь не понимает, видимо, всё, способность здраво мыслить его покинула навсегда. Он, царь, к тому же на редкость непоследователен. С одной стороны, считает себя наместником Богов на земле, с другой стороны, радуется тому, что Норгон похитил у Богов их молнии. Надеюсь, что Сварт всё-таки уплывёт вовремя. Спасибо, эреа Артанис.
К сожалению, он не поймет ничего. Думает, что его "вундервафля" разом решит все проблемы.
Ну, так-то - если царь - наместник Богов, то мог решить, что ему можно владеть божественным оружием.
Насчет Сварта узнаем в дальнейшем. Всему свое время.

Царь, морщась, выпил горький на вкус настой.
- От этой дряни мало толку... Лучше бы Жрецы научили моих лекарей, чем сами они продлевают свою жизнь втрое дольше других людей, и не знают никаких болезней... Но нет, я не стану их умолять! Не униженным просителем явлюсь я к ним, но завоевателем, что потребует своего! От моей Грозы Земли никакое колдовство их не спасет! Она разрушит в прах самые камни их храмов, если вздумают мне сопротивляться!
Женщина склонилась над полулежащим царем. Он сел вполоборота, и она стала ему разминать напряженные плечи и спину.
- Никто не сможет тебе противостоять, государь! Еще ни один царь Таморианы не был так грозен и велик, как ты! - проговорила она с легким чужеземным выговором.
Мариан блаженно жмурился, чувствуя прикосновение ее маленьких, но твердых рук, украшенных золотыми кольцами, пахнущих сандалом. Боль как будто отодвинулась, ушла в сторону, хоть не исчезла полностью.
- Мои предки, былые цари - ничто! Ни один из них не обладал такой силой, что я держу в руках! С меня пойдет новая эпоха для Таморианы, от меня станут заново отсчитывать годы. Потому что я силой вырву у Жрецов все, что полагается мне, потомку и наместнику Богов! Здоровье, долгую жизнь, богатства, славу! А когда мои наложницы родят мне сыновей, я выберу среди них лучшего. Сам выучу его всему, что должен уметь царь, не позволю никаких храмовым выкормышам морочить ему голову. И, когда придет мое время, душа моя перейдет наследнику, как это делают Жрецы. И я снова стану жить в нем, помня себя. И так я проживу множество жизней, сделаюсь бессмертным! Ведь до сих пор всего лишь говорилось, будто человек продолжает жить в своих потомках. По-настоящему это удается одним Жрецам. Но я выведаю у них и эту тайну, когда приду с Грозой Земли к их храмам! Я стану божественным властелином Таморианы, первым и единственным!
- Так и будет, ослепительный! - пообещала ему Ласана.
Царь вдруг как будто пробудился ото сна, и заговорил яснее:
- Ты одна меня знаешь и понимаешь всю жизнь, с самого детства! Помнишь, как мы играли в детстве в дворцовом саду, когда тебя отпускали ко мне из Дома Заложников? Купались вместе в пруду, ловили солнечных зайчиков, бросали мяч, собирали перья и ракушки, и самые красивые я всегда отдавал тебе...
- Я все помню, великий государь! - заверила его женщина.
- И ты никогда не хотела вернуться в Харанту, моя Ласана?
Она действительно была дочерью одного из харантийских князей. Совсем ребенком ее вместе с другими детьми из знатных семейств ее родины забрали из дома и привезли в Тамориану, чтобы гарантировать покорность их родственников. Так повелось с давних времен. В Атале был даже устроен Дом Заложников, где, впрочем, детей иноплеменных вождей хорошо содержали, и воспитывали лучше, чем могли бы дома. Многие из них, лишившись родины еще в детстве, перенимали обычаи таморианцев и, получив свободу, не хотели никуда уезжать.
Так произошло и с Ласаной. Когда царь спросил ее о Харанте, яркие глаза женщины на мгновение блеснули под черными густыми бровями. Но взор ее тут же потух, и она покачала головой.
- Нет, мой государь! Я не знаю Харанты, не помню, как живут там. Если бы я вернулась, мой отец объявил бы меня предательницей. Что мне там делать? Здесь я свободна, могу наслаждаться жизнью в свое удовольствие, как таморианские женщины.
Царь Мариан засмеялся, довольный ее ответом.
- Я знаю, моя Ласана! Если хоть одна женщина заслуживает доверия, то для меня такой всю жизнь была только ты одна. Если бы ты могла родить мне сына, я немедля женился бы на тебе и сделал царицей. Но ведь ты бесплодна, как песок пустыни, и Боги не пошлют тебе освежающего дождя.
Ласана ничего на это не сказала, лишь смуглые обнаженные плечи ее дрогнули от упрека царя.
- Я приглашаю тебя сегодня на праздник, Ласана! - оживленно сказал Мариан. - Ты говоришь, что любишь наслаждаться жизнью? Там наслаждений хватит на тысячу жизней! Я приказал подать вино с острова Кефтиу, алое, точно кровь, сладкое и огненное. Столы будут ломиться от угощений. Артисты и музыканты покажут все, на что способны. Все, что есть прекрасного и блистающего в Атале, соберется сегодня в моем дворце.
Ласана изящно, как в танце, скользнула вниз и обняла ноги царя.
- Мой повелитель мог бы и не приглашать свою недостойную пленницу, а просто указать ее место!
Мариан слез с ложа и поманил ее за собой.
- Тогда пойдем, примем ванну вместе! А затем будем весь вечер и всю ночь веселиться, как Боги, удел которых - вечная радость. Мы будем праздновать мою будущую победу!..
Вечером обширная пиршественная зала царского дворца была действительно полна гостей. Статуи предков царя Мариана, стоящие в стенных нишах, невозмутимо глядели своими алмазными глазами на пир своего наследника. Серебряные изваяния крылатых львов и быков - покровители царского дома, горделиво возвышались у стен, обещая и впредь несокрушимую защиту. Вечные светильники горели столь ярко, что ночь превращалась в день. Их свет отражался в многочисленных зеркалах, словно целая стая светлячков. Высокий расписной потолок пиршественной залы был затянут золотой сеткой, и оттуда падали живые розы.
В эту ночь все вельможи Аталы действительно собрались здесь. Еще никогда ни одна страна в мире не знала ничего более пышного, богатого и роскошного, чем это общество. Здесь были все значительные сановники при таморианском дворе, приближенные к царю любимцы. Присутствовали даже несколько военачальников, но тех, что получили свои звания за знатность рода, и по-настоящему никем не командовали. Почти все царское войско, как и храмовые полки, находились в Харанте. Зато множество женщин украшали царский пир своей красотой и блеском драгоценных нарядов, причем среди них попадались и те, чьи мужья в это время находились на войне. У таморианской знати было принято брать от жизни все.
Среди царских гостей встречались и такие люди, о которых повсеместно ходила дурная слава. О некоторых из них народ, среди которого слухи расходились быстро, отзывался не иначе как с бранью. На воротах их дворцов по ночам писали оскорбительные надписи. Однако царь Мариан не делал разницы между высокорожденными. А, если герой скандалов умел подать свои приключения без смущения, превращал их в повод для гордости, то такой человек мог даже сделаться царским любимцем.
Такой случай как раз и произошел во время пира. Среди гостей, непринужденно расположившихся на кушетках и смакующих редкие яства, неожиданно появился молодой высокорожденный Эллир. Его никто не ожидал больше встретить здесь, ведь всей Атале известно было, что Эллир находится под судом, и должен, по всей видимости, лишиться головы.
Несколько недель назад к Эллиру приехал в гости друг, аристократ из далекой Гепты, со своей молодой женой. В скором времени Эллир, выбрав подходящий момент, остался с гостьей наедине и пытался соблазнить ее, не сомневаясь, что она согласится так же легко, как другие знакомые ему знатные женщины. Но далекая от придворной жизни провинциалка стала кричать, и ее муж прибежал на помощь. Он яростно обвинил Эллира, нарушителя древнего обычая гостеприимства. Тогда разъяренный вельможа схватил тяжелую бронзовую статуэтку и размозжил ею голову бывшему другу. Но не успел спрятать тело. Слуга гостившей четы сбежал и привел городскую стражу.
Эллира схватили бросили в тюрьму. Доказательств против него было более чем достаточно. По законам Таморианы, его ожидала смертная казнь.
Так бы и было, но... А на что же тогда даны высокорожденному наследственные богатства? Эллир уступил в пользу верховного судьи Миликара роскошную усадьбу на берегу Данаи, и откуда не возьмись нашлись свидетели в его пользу. Объявили, что погибший разбил голову при падении с лестницы; а что касается его жены, то личные отношения - слишком тонкая и многогранная вещь, и не следует возлагать на одного человека вину за то, что происходит между двумя.
И вот Эллир, смуглый высокий красавец с черными усиками над верхней губой, в самом изысканном наряде, с завитыми волосами, дружески беседовал с тем самым судьей, что должен был вынести ему приговор. И никто среди вельмож не думал бросить ему обвинение.
Сам царь, заинтересовавшись историей Эллира, подозвал его к себе. И, когда оправданный преступник поведал о своих злоключениях, придав им занимательный вид, Мариан снял с пальца золотой перстень с сердоликом и подарил ему.
- Рад тебя видеть свободным и счастливым, высокородный Эллир! Отдыхай и веселись сегодня с нами вместе. Сердолик в этом перстне радует сердце и разгоняет кровь в жилах. Я думаю, тебе этот подарок придется как нельзя лучше.
Эллир почтительно склонился и поблагодарил царя, прижав руки к груди в знак глубокой признательности. Тогда гости, в их числе и женщины, окружили счастливца, отмеченного царским вниманием, и стали поздравлять его с освобождением и всячески выражать дружеские чувства. Среди таморианских вельмож слишком многие были настолько испорчены, что их не беспокоила вина Эллира. Преступник, сумевший ловко выкрутиться и угодить царю, в их глазах казался почти героической личностью.
Те же, кто думал несколько иначе, молчали, подавленные новым доказательством общего падения нравов. Среди них не было способных решительно пойти против воли царя, тайно или явно. Мариан не любил сильных и твердых людей, отделывался от них под разными предлогами. Например, военачальник Иобат, глава сильного рода, равно уважаемый придворными и народом, теперь со своими сыновьями воевал в Харанте, и даже общего командования ему не поручил подозрительный царь. Бывший советник Анговар отправлен наместничать в далекую Тиррену. Дормиран, бывший наставник царя, вскрыл вены по его приказу, обвиненный в заговоре. Много других среди лучших людей Таморианы были высланы из столицы подальше, а то и вообще в колонии. Поэтому не приходилось удивляться, что оставшиеся предпочитали помалкивать.
Но некто все же решился без слов выразить то, о чем давно уже толковали на улицах Аталы и других городов простые таморианцы. Когда царь, охмелевший от красного огненного вина из Кефтиу, погрузился в неясную полудрему с открытыми глазами, перед ним на огромном зеркале вдруг появились, один за другим, светящиеся знаки. Он вздрогнул, увидев их. Да, сомнений не было - чья-то рука чертила писчей кисточкой крупные светящиеся знаки: "Ваше время проходит!"
- Что это значит?! Кто посмел?! - завизжал Мариан, вскочив с кушетки. Прежнего благодушия как не бывало; царь всей Таморианы озирался по сторонам с ненавистью и страхом. К тому же, опять нудно заныла поясница, отозвалось болью в животе и в ребрах...
Другие тоже взирали на небывалую надпись, ничего не понимая. Можно было бы принять это за сон, если бы все гости царского зала не видели того же. Среди придворных пробежал взволнованный шепот, они, кажется, приписали знамение колдовству.
Мариан и сам успел так подумать, но тут дворцовые стражники выволокли из-за зеркала его шута. Тот еще держал в руках плошку со светящейся краской, какую добывали из редких морских раковин.
- Вот, повелитель! Это он испортил твое зеркало! - объявил воин.
- Так это ты! - воскликнул Мариан с облегчением, что оказалось, пожалуй, сильнее вполне понятной злости. - Ну и ну, Пиль! Я тебя взял ко двору, чтобы ты веселил меня, а не пугал моих гостей! - признать, насколько испугался сам, он, конечно, не мог.
Пиль, он же Схульд, позвенел колокольчиками, что были пришиты на рукава его мантии.
- А разве я не сыграл с вами шутку, которую все надолго запомнят? - спросил он с притворным огорчением.
Мариан толкнул шута в грудь, так что тот опрокинулся на кушетку, прямо к ногам изящно полулежавшей там женщины. Схульд тут же вскрикнул с деланым испугом, подражая женскому голосу.
- Твое счастье, что ты дурак! Иначе я бы с тебя спросил за такие шутки! - проворчал Мариан, чувствуя, как поясница ноет все сильнее. Лекари советуют ему не пить вина, но это все чушь, достойная ученых ослов! Как только он заставит Жрецов вернуть ему здоровье, ничто ему не помешает жить в свое удовольствие!
- Я буду пить вино! Буду веселиться! Буду править Таморианой вечно, и мне никогда не надоест! Я буду величайшим среди царей во все времена! - шептал Мариан, падая на ложе и проваливаясь в забытье.
Наступало утро. После пира, продолжавшегося всю ночь, многие царские гости засыпали от усталости и хмеля, где сидели. К ним подходили рабы и слуги, относили отдыхать в другие покои. Несколько влюбленных и просто случайных пар поспешили уединиться еще раньше. Среди них был и красавец Эллир с женщиной, проводившей своего мужа на войну.
На пышных столах еще стояли остатки блюд, недопитые кубки. Из золотой сетки под потолком все еще падали розы.
А глубоко в подземелье царского дворца ждала своего часа Гроза Земли...
Записан
ЭРЭА ГАТТИ, ВЕРНИТЕ НАМ РОКЭ АЛВУ!!!

Таково было мое желание, и я никому не обязана отчетом в своих действиях

Молния -
Сквозь расколотый кристалл -
Молния,
Эшафот и тронный зал -
Молния,
Четверых Один призвал -
Молния...

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5130
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 9916
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #25 : 09 Окт, 2020, 21:50:56 »

Цитировать
Мариан не любил сильных и твердых людей, отделывался от них под разными предлогами.
Немало государств ушло в небытие вот по этой самой причине. Правители боялись, грубо говоря, конкуренции. Иногда, случалось и всех ближайших и даже дальних родственников уничтожали, а после  смерти  правителя разваливались империи, королевства, царства. Ну, а что до падения нравов, то всё закономерно - закат Таморианы, следовательно - упадок и разрушение. Спасибо, эреа Артанис.
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

Карса

  • Граф
  • ****
  • Карма: 607
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 436
  • Грозный зверь
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #26 : 10 Окт, 2020, 16:50:02 »

Не рановато ли празднуют победу, которая ещё не случилась?  Ничем хорошим такое царствование закончиться не может. Интересно, а Ласана действительно забыла свою родину или притворяется?
Записан
Предшествуют слава и почесть беде, ведь мира законы - трава на воде... (Л. Гумилёв)

Карса

  • Граф
  • ****
  • Карма: 607
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 436
  • Грозный зверь
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #27 : 10 Окт, 2020, 16:57:25 »


Цитировать
А способности у царя, как и у любого человека, будут только те, которые он в себе развивает, совершенствуется в них. Только для этого надо вести себя прямо противоположным Мариану образом.
А цари, работающие в одной команде со Жрецами, наверняка были в прошлом Таморианы, и не один. Но все когда-нибудь кончается.
Я имею в виду, что когда-то давно Жрецы и цари (или будущие цари) развивали в себе разные способности. И вместе составляли гармоничный тандем. Но со временем Жрецы совершенствовались в своей сфере (они ведь имеют каждый какую-то специализацию), а цари, видимо, в массе нет. Но повлиять на царя с помощью идей Жрецы почему-то не пытаются. 
Записан
Предшествуют слава и почесть беде, ведь мира законы - трава на воде... (Л. Гумилёв)

Артанис

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2859
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 5177
  • Всеобщий Враг, Адвокат Дьявола
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #28 : 10 Окт, 2020, 21:09:49 »

Премного благодарна, эрэа Convollar, эрэа Карса! :-* :-* :-*
Цитировать
Мариан не любил сильных и твердых людей, отделывался от них под разными предлогами.
Немало государств ушло в небытие вот по этой самой причине. Правители боялись, грубо говоря, конкуренции. Иногда, случалось и всех ближайших и даже дальних родственников уничтожали, а после  смерти  правителя разваливались империи, королевства, царства. Ну, а что до падения нравов, то всё закономерно - закат Таморианы, следовательно - упадок и разрушение. Спасибо, эреа Артанис.
Что поделать! Стареют не только отдельные люди. Стареют и государства, общества, царские династии. И тогда страна либо гибнет, либо избавляется от обломков прошлого и идет дальше. Здесь только все усложняется тем, что одними политическими потрясениями не отделаешься.
Не рановато ли празднуют победу, которая ещё не случилась?  Ничем хорошим такое царствование закончиться не может. Интересно, а Ласана действительно забыла свою родину или притворяется?
Заранее праздновать победу, конечно, легкомысленно. А Ласана привыкла к таморианским обычаям, привыкла к их жизни. Но это не значит, что в глубинах ее души нет темных омутов.
Я имею в виду, что когда-то давно Жрецы и цари (или будущие цари) развивали в себе разные способности. И вместе составляли гармоничный тандем. Но со временем Жрецы совершенствовались в своей сфере (они ведь имеют каждый какую-то специализацию), а цари, видимо, в массе нет. Но повлиять на царя с помощью идей Жрецы почему-то не пытаются.
В те времена цари были другими.
Так ведь он их завидует, а потому ненавидит и боится - вот и не слушает. В какой-то мере неподконтрольность Мариана можно назвать способностью - он умеет не поддаваться чужой воле. Что им, брать его под прямой контроль и управлять как марионеткой? Так ведь и не в нем одном уже дело. С идеей Грозы Земли и ей подобного опасного оружия что сделать бы?

Глава 5. Мысли о будущем
А в тихом приморском Эргине кузнец Сварт нетерпеливо ожидал, когда истекут девять дней до новой встречи с Трайей. Он беспокоился, что в Храме могли о них узнать, и тогда он навсегда потеряет свою милую жрицу. Он извелся, похудел. Работал порой как будто в полусне, позабыв обо всем.
Одна лишь маленькая соколица скрашивала Сварту мучительное ожидание. За девять дней она заметно подросла, сквозь младенческий пух стали проклевываться уже настоящие перья. Сварт устроил ее в устеленной мхом корзине вместо гнезда, на поставце с посудой. Аэрин узнавала своего хозяина еще до того, как он входил в комнате, и приветствовала пронзительными криками, уже похожими на настоящий клич хищной птицы, вместо прежнего писка. Прожорлива она была по-прежнему, но уже не пыталась во время кормления ухватить Сварта за руку своим крючковатым клювом. Приучилась осторожно брать пищу из рук, да еще ластилась при этом, терлась о раскрытую ладонь, точно кошка. Друзья Сварта, приходя в гости, удивлялись, где он нашел птицу. Но он, конечно, не открывал никому своей тайны.
Даже Рута, его сестра, знала не больше остальных. Но она, хорошо понимая брата, кое о чем догадывалась, видя, насколько он изменился. Как-то за завтраком она задала ему вопрос, он же не прислушивался, о чем она говорит, а сидел за столом, точно во сне и вспоминал Трайю.
- Да ты меня слышишь или нет?! - рассердилась сестра.
Он поднял голову, будто только что проснулся.
- Да? Что ты говоришь, Рута?
- Говорю, что ты сделался на себя не похож, братец! - отозвалась девушка. - То не замечаешь ничего, то из дому исчезаешь, ничего не сказав. Уж не влюбился ли ты?
Горячая краска ударила в лицо Сварту, так что стало жарко. Не привыкнув скрывать свои чувства, он смешался, проговорил невнятно:
- Почему это влюбился? В кого бы вдруг?
- Ну, в кого - это уж тебе виднее, - лукаво улыбнулась девушка, наблюдая за красным от смущения братом. - А тебе бы и в самом деле давно пора жениться. Если у тебя нет на примете, то давай, я тебе любую из своих подруг сосватаю.
Но Сварт резко хлопнул ладонь. по краю стола, пресекая разговор.
- Не надо мне никого сватать! Придет время - сам найду, какую мне надо! - и, решив, что лучшая защита - это нападение, сам пошел в атаку на сестру: - Вот сперва тебе найду мужа, а там уж будет видно, что делать. Может, женюсь. А может, запишусь снова на корабль, как тебя пристрою...
Рута тяжело вздохнула.
- Ой, братец, мне спокойнее, когда ты тут! Не хочу, чтобы ты пропал в море, как дядя Лоргар...
Сварт успокаивающе протянул ей руку.
- Поглядим дальше, как все будет! У тебя пока еще мужа нет. Да и я не знаю покуда, как сложится... - проговорил он, думая о Трайе. От нее одной будет зависеть его будущее...
Ночью накануне их встречи он вдруг увидел ее во сне. Она смеялась, светлая и радостная, словно на свете не было никаких тревог. У нее на руках был ребенок. Их сын, похожий лицом и глазами на него, Сварта. Он ловил пухлыми ручками золотистые волосы матери и играл ими, как солнечными лучами. Сам Сварт стоял рядом возле странного колючего дерева и не сводил с них глаз.
Еще несколько минут после пробуждения Сварт верил, что так оно и было, и радовался, воочию видя свою жену и сына. Не сразу понял, что видел сон. Но и после не почувствовал печали утраты, как обычно бывает, когда развеиваются прекрасные видения. Наоборот, и наутро после того он верил, что этот сон был вещим, и должен сбыться. Он мечтал о Трайе, о сыне, которого она родит ему. У них обязательно будет сын, сильный и ловкий, которого все будут уважать. Он прославит их род среди прочих, тем более если ему достанется хоть доля мудрости от его матери. И он будет удачлив, ему не придется повернуть прочь, как самому Сварту, когда уничтожили его мечту о Холодных Землях.
Как видно, кузнец из Эргина не смущался, мечтая о великом будущем для своего скромного рода. Но его вообще мало что могло смутить, кроме того, знакомство с Трайей позволяло ему смотреть выше, чем принято было для человека его круга и воспитания. Да ведь и Трайя, близкая к Богам, в глазах влюбленного и сама причислена была к высшим силам. А значит, и ее будущий сын был, разумеется, достоин всего самого лучшего, даже если бы ему досталась одна лишь отцовская кузница в Эргине.
И вечером, когда он плыл на лодке к Острову Роз, на лице Сварта мелькала в сумерках горделивая улыбка. "Мы будем счастливы! У нас будет сын, похожий на нее и на меня!"
Когда он увидел Трайю, она только что искупалась в море и едва успела одеться. Короткая светлая туника облепила ее статную фигуру. По коже еще скатывались капли воды, блестели в свете факела, который принес с собой Сварт. Увидев его, девушка подбежала, и они крепко обнялись, стоя на песке, в полосе прибоя.
- Наконец-то наше время пришло! - прошептала она, уткнувшись лицом в его плечо. - До того долгими казались дни, что я думала - не дождусь тебя...
- А ты мечтала о нашей новой встрече? - спросил Сварт, хоть и не сомневался в ответе.
Она взглянула ему в лицо. Глаза у нее светились в темноте.
- Постоянно о тебе думаю. Даже по ночам снишься. Как будто я твоя жена, как будто у нас родился сын...
Дрожь охватила Сварта с ног до головы, сердце замерло в груди.
- И мне тоже, любимая! Мне тоже снилось, что мы в месте, и у нас есть сын... Будь и вправду моей женой!
- На эту ночь я твоя жена! - прошептала Трайя, гибко прогнувшись в руках Сварта и припадая на его выставленное колено, шутливо показывая готовность повиноваться мужчине.
Тут же, как полагалось по древнему обычаю, Сварт подхватил ее на руки и унес подальше от берега, на поляну среди зарослей цветущих диких роз. В темноте он не разглядел ничего, да и не до того ему было, но их запах почувствовал.
- На эту ночь и на всю жизнь! - воскликнул "похититель", падая в траву вместе с ней.
А "похищенная", разметавшись в его объятиях на травяном ложе, прошептала, закрыв глаза:
- И я хочу быть твоей женой! Хочу родить тебе сына, смелого и доблестного, как ты...
И ни один из них не вспомнил в эту ночь ни о Храме, ни о грозящей будто бы всей Тамориане опасности. Были только они двое - мужчина и женщина, двое на свете, да еще жаркая звездная ночь над ними, да цикады в кустах играли им свадебную музыку...
Когда Сварт проснулся, солнце уже поднялось высоко. На деревьях пели птицы. Слышался плеск моря. Сразу обо всем вспомнив, Сварт огляделся, не находя рядом Трайи... Но сразу успокоился, обнаружив ее сидевшей на камне. Она расчесывала гребнем волосы, и их слегка вьющиеся светло-русые пряди отливали на солнце чистым золотом. Увидев, что он проснулся, молодая жрица подняла голову и слабо улыбнулась.
- Здравствуй, муж мой! - проговорила она певуче. Затем вздохнула, и лицо ее померкло. - Кажется, я потеряла голову сегодня ночью...
- Мы оба потеряли, - он сел рядом с ней и взял ее за руки, переплетая пальцы вместе.
Трайя подняла голову и заглянула в его глаза долгим, внимательным взором.
- Послушай меня, Сварт... Я была этой ночью самой обычной женщиной. Как всякая жена, мечтала родить сына своему мужу. Мечтала, как в нашем сыне сольется твой и мой дух любви. Я рада, что так произошло, что бы ни было дальше!
- Я тоже! - торопливо заверил ее Сварт.
Вдруг до него дошло, что именно хочет сказать Трайя. Поднял голову, заглянул ей в глаза с надеждой и тревогой.
- Ты ты говоришь, что будет сын?! Ты... ты уже точно знаешь?
- Жрецы всегда задумывают заранее будущих своих детей. Я еще не прошла полного посвящения, но его и не нужно для этого. Ты и я - мы оба мечтали о сыне, представляли, каким он будет, оба одинаково сильно желали, чтобы он пришел в мир. Так, наверное, Боги когда-то создавали нас самих и весь свет.
- Ничего себе! - воскликнул Сварт. - Ты хочешь сказать, что мы сегодня ночью создали нашего сына, как боги?
- Конечно, ведь мы творили осознанно. Разве ты не желал всем сердцем передать ему все лучшее от тебя и от меня? Желание родителей чтут сами Боги. Он появится на свет, и со временем прославит род, как мы с тобой и мечтали.... - она смолкла, будто прислушивалась к еще неясным голосам будущего.
Сварт упал перед ней на колени и стал ее целовать.
- Трайя, любимая, это же прекрасно! Ты сама мечтала со мной вместе... Мы любим друг друга, и у нас родится сын, - чего же нам еще желать, жена моя? - говорил он несколько бессвязно, от волнения с трудом находя слова.
- Да, да, - отозвалась Трайя, кивнув ему в ответ. - Только жрицы не рожают сыновей. Им не нужны сыновья. Жрицей Луны может быть только женщина. Зачинают лишь девочек, своих наследниц. Ни у одной Жрицы не было сына, ни у одного Жреца - дочери.
- Почему? - спросил Сварт, изумляясь про себя могуществу этих людей, решающих, кому от них родиться.
Трайя пожала плечами.
- Не знаю пока еще... Наверное, никто из них не любил прежде, как я тебя, чтобы желать продолжения не для себя и Храма, а для того, кого любишь. Чтобы высшей радостью на свете было родить его живое повторение... Но Владычица Селена ужаснется, когда узнает...
Сварту так и хотелось заявить ей: "Не возвращайся в Храм, останься со мной навсегда, пойдем ко мне домой!" Но, взглянув в бледное, усталое лицо девушки, сдержался. Обнял ее рукой за плечи, а другой гладил ее густые мягкие волосы.
- А это опасно, для тебе и для ребенка? Когда она узнает? - спросил он напряженно, словно готов был бросить вызов любому из Храмов Таморианы.
Трайя пожала плечами. Из глаз ее бежали слезы, оставляя на щеках мокрые блестящие следы.
 - Для меня - нет. Я им нужна. Особенно сейчас. Но мне не позволят воспитывать сына. К счастью, Жрецы полагают, что каждое дитя имеет право жить. Поэтому мне позволят родить его. Может быть, заботиться о нем, пока он совсем мал. Но потом придется с ним расстаться.
- Отдашь его мне! Сына должен воспитывать отец, все правильно. Мы с сестрой о нем позаботимся, а кто его мать, посторонние никогда не узнают, - пообещал Сварт.
Она мягко улыбнулась.
- Сразу решаешь, что делать, не боишься никого... А вот ты для Храмов был бы теперь первым врагом. Мужчина, ради которого Будущая Селена забыла свой долг, - да такого не простит ни один из Жрецов! Но я смогу скрыть нашу тайну. Доверься мне, Сварт! Им о тебе ничего не узнать.
- Лучше бы тебе вообще не возвращаться им в лапы, - попытался Сварт ее уговорить. - Ведь ты сама признала, что не можешь, как прежде,  быть преданна Храму всем сердцем. Сделай же второй шаг, уйдем отсюда вместе! Храм без тебя обойдется.
Но к Трайе уже возвратилась твердость. В обычно кротких глазах ее появился отблеск стали.
- Я не могу, Сварт. Даже теперь. Мне придется тебе поведать то, о чем решили Жрецы. Совершу еще один проступок, даже, может быть, худший. Никто, кроме тебя, не знает во всей Тамориане. Но я хочу, чтобы ты знал обо всем, что нас ждет. Ты разумный человек, а не "короткомыслящий", ты можешь выбрать сам.
И она рассказала о предсказанной гибели Таморианы от жуткой Грозы Земли, и о трудном решении, принятом Жрецами.
Сварт слушал ее внимательно, не перебивая, и как будто сам присутствовал на совещании Жрецов, воочию узнавал их, хотя никогда не видел наяву никого, кроме Селены.
- Я никогда не мог поверить, что такое возможно. Как это может быть - вот плещется море, песок, рядом цветут розы. А за проливом - берег, причал, рыбачьи хижины. За ними город. Люди поутру берутся за дела. Моя сестра, наверное, уже подоила коз. И все до одного уверены, что так будет всегда, всю жизнь!..
- Ты прав, - согласилась Трайя. - В таких вот обыденных заботах на самом деле жизнь проявляется гораздо сильней, чем в державных распрях царей и вельмож. В этом и кроется надежда. Отплыть всем за море будет трудно. К тому же, многие вообще не захотят никуда отправляться, пока беда не станет очевидна. И неизвестно, что нас встретит по ту сторону моря, когда нынешние данники Таморианы поймут, что бояться больше некого. Но те, кто здесь привык вести простую жизнь, смогут в новых краях начать сначала.
Сварт уже сосредоточенно обдумывал пришедшую ему в голову мысль.
- Значит, сейчас самое главное - корабли и моряки!.. Трайя, а можно я поговорю с несколькими надежными людьми, намекну, что надо ставить паруса по ветру? Я знаю всех корабельщиков Эргина, многим из них смело доверю свою жизнь, да и доверял, хотя бы в плавании к Холодным Землям. Я скажу, конечно, не называя тебя, что Боги посылают опасные знамения. Так мы подготовимся заранее к отплытию, пока есть время. У меня на нашего брата корабельщиков больше надежды, чем на Жрецов.
Трайя поцеловала его в губы.
- Поговори с ними, только будь осторожен. Ты прав: каждый должен сделать все, что в его силах, - проговорила она, невольно удивившись: как гордо он это произнес - "У меня на нашего брата корабельщиков больше надежды, чем на Жрецов."
« Последнее редактирование: 10 Окт, 2020, 21:38:27 от Артанис »
Записан
ЭРЭА ГАТТИ, ВЕРНИТЕ НАМ РОКЭ АЛВУ!!!

Таково было мое желание, и я никому не обязана отчетом в своих действиях

Молния -
Сквозь расколотый кристалл -
Молния,
Эшафот и тронный зал -
Молния,
Четверых Один призвал -
Молния...

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5130
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 9916
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #29 : 10 Окт, 2020, 21:25:01 »

Цитировать
У меня на нашего брата корабельщиков больше надежды, чем на Жрецов.
Тут Сварт, ИМХО, прав. Мне кажется опасность для Таморианы кроется не только в вырождении династии, но и некоторых традициях Жрецов. Даже само появление супероружия есть следствие общих опасных устремлений и царей и жречества. Мне эта их практика - девочки направо, мальчики налево - как-то не очень.  Спасибо, эреа Артанис.
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."