Расширенный поиск  

Новости:

Для тем, посвященных экранизации "Отблесков Этерны", создан отдельный раздел - http://forum.kamsha.ru/index.php?board=56.0

Автор Тема: Хроники Таморианы. Погибшая Земля  (Прочитано 3399 раз)

katarsis

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 767
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2015
  • Я изменила свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #30 : 12 Окт, 2020, 00:32:19 »

Интересно, что теперь ждёт Трайю? Ждут ли её какие-то неприятности за самовольную беременность, и, если да, то какие? И что грозит Сварту, если о нём узнают? А жизнь - штука непредсказуемая. Этот внеплановый ребёнок может неожиданно оказаться куда важнее традиций, нарушенных Трайей.
Записан

Карса

  • Граф
  • ****
  • Карма: 607
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 436
  • Грозный зверь
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #31 : 12 Окт, 2020, 06:16:10 »

Трайю, возможно, ждёт неприятный разговор по поводу рождения сына. Вряд ли что-то большее, не та ситуация, чтобы разбрасываться подготовленными кадрами. Жрецы представляются скорее рациональными, чем эмоциональными.
Значит, Сварт решил действовать. Это хорошо. На Жрецов надейся, а сам не плошай.
Противостояние царей и Жрецов ни к чему хорошему привести не может, даже если бы Грозы Земли не было.
Записан
Предшествуют слава и почесть беде, ведь мира законы - трава на воде... (Л. Гумилёв)

Артанис

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2859
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 5177
  • Всеобщий Враг, Адвокат Дьявола
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #32 : 12 Окт, 2020, 21:21:17 »

Большое спасибо, эрэа Convollar, эрэа katarsis, эрэа Карса! :-* :-* :-*
Цитировать
У меня на нашего брата корабельщиков больше надежды, чем на Жрецов.
Тут Сварт, ИМХО, прав. Мне кажется опасность для Таморианы кроется не только в вырождении династии, но и некоторых традициях Жрецов. Даже само появление супероружия есть следствие общих опасных устремлений и царей и жречества. Мне эта их практика - девочки направо, мальчики налево - как-то не очень.  Спасибо, эреа Артанис.
Вы очень внимательно заметили! :) В каждом конфликте бывают обычно виноваты обе стороны.
У Сварта, конечно, положение совсем не то, чтобы искать новые пути. Ни власти, ни богатства, ни положения в обществе. Но он готов попытаться...
Интересно, что теперь ждёт Трайю? Ждут ли её какие-то неприятности за самовольную беременность, и, если да, то какие? И что грозит Сварту, если о нём узнают? А жизнь - штука непредсказуемая. Этот внеплановый ребёнок может неожиданно оказаться куда важнее традиций, нарушенных Трайей.
Трайя нужна Жрецам живой, так что ей особенно ничего не грозит. А вот Сварту, если бы узнали, наверняка бы не поздоровилось. Но она сумеет его обезопасить.
О судьбе ребенка, когда он родится, непременно узнаем, и немало. :)
Трайю, возможно, ждёт неприятный разговор по поводу рождения сына. Вряд ли что-то большее, не та ситуация, чтобы разбрасываться подготовленными кадрами. Жрецы представляются скорее рациональными, чем эмоциональными.
Значит, Сварт решил действовать. Это хорошо. На Жрецов надейся, а сам не плошай.
Противостояние царей и Жрецов ни к чему хорошему привести не может, даже если бы Грозы Земли не было.
Насчет Трайи и Жрецов Вы совершенно правы. :) Вот с сыном ей проститься придется.
"Предупрежден - значит, вооружен", так считает Сварт. Может быть, так рассуждал бы в Тамориане не только он. Но у других не нашлось знакомых жриц, чтобы открыть храмовые тайны.

Их беседу прервало появлении стаи диких гусей, которые приземлились на песчаной косе возле моря и стали пастись. Трайя сделала Сварту знак сидеть тихо, и сама затаилась вместе с ним, любуясь на красивых сильных птиц.
Гуси кормились спокойно, лишь иногда начинали негромко гоготать, как бы беседуя между собой. В них с первого взгляда можно было узнать настоящих диких птиц, вечных небесных странников. Их буровато-серые перья лежали плотно и гладко, как никогда не бывает у домашних птиц. У некоторых, самых старших, на груди и крыльях выделялись темные отметины, словно знаки отличия. Глаза у всех были блестящие, зоркие.
Приглядевшись, Сварт стал уже различать некоторых в гусиной стае. Вот эти двое явно пара: кормятся вместе, заботливо чистят перья друг другу. А вот два молодых гусака-задиры: едва приземлились, сразу шипят, наскакивают друг на друга. Но до настоящей драки не дошло; выдернув друг у друга по нескольку перьев, угомонились и стали пастись.
Возле самой кромки воды важно прохаживались два гуся-вожака, внимательно озираясь по сторонам, чтобы никакой враг не застал стаю врасплох. У них знаки отличия были особенно ярки и заметны. Самые сильные в стае, с горделивой осанкой, они вглядывались вдаль, подобно опытным кормчим на палубе корабля, вычисляющим новый курс.
Показав на них, Трайя проговорила на ухо Сварту:
- Гляди: у диких гусей вожаками бывают те, кто умеет лучше всех находить дорогу в долгом пути, уберечь стаю от хищников и жестоких бурь, от голода и холода. Не сила, не готовность биться, не знатность рода... и не магия, если бы птицы ею и владели, определяет вожака. Только он сам. Тот, кто знает и умеет больше других. Тогда за ним следуют другие птицы. Так же бывает и у людей.
- Такие вожди бывают, - согласился Сварт. - Например, мой дядя, Лоргар Буревестник. Он умел по одним лишь звездам найти путь в вовсе незнакомом море, где нет еще никаких чертежей и описаний. Холодные Земли нам пришлось начертать самим, прежде о них и не ведал никто. Как мы выбрались, когда нас подхватила буря у берегов, где нашли солнечный камень - я и сам не знаю! Нас тащило четыре дня и ночи, не слушая рулевого весла. Парус сорвало. Под днищем что-то скрежетало, и мы все ждали, что вот-вот будет пролом. Когда же буря закончилась, мы причалили к высокому берегу, где росли деревья, похожие на кедры. Но никто не знал, где мы. Только по звездам дядя Лоргар выяснил, куда нас забросило, и в какую сторону плыть.
Трайя с блестящими от гордости глазами слушала рассказ своего возлюбленного. Когда он умолк, она попросила:
- Расскажи еще! Какой была та земля, что поразила тебя сильней всего, где ты мечтал основать колонию?
Давно уже ни с кем Сварт не вспоминал о той земле. Тяжело было говорить о берегах, которых ему не суждено больше увидеть, потому что Холодные Земли "не нужны" Тамориане. А кроме того, он замечал, что большинство людей просто не понимают его интереса к диким, безлюдным землям. "только та земля хороша, где люди живут испокон веков, и успели облагородить ее своим трудом, - говорили добропорядочные горожане. - Эти неосвоенные северные леса просто опасны! Ты бы еще в пустыне вздумал поселиться!" И он научился молчать.
Но Трайе хотелось знать все. Она расспрашивала его с таким подкупающим интересом, что в его памяти оживали и те подробности путешествия к Холодным Землям, что со временем стерлись было из памяти. Далекий и прекрасный край снова воочию вставал перед Свартом. Словно он опять глядел с палубы корабля, как в утренней дымке влади поднимаются высокие белые меловые скалы неведомого берега...
- То место лежит двумя днями пути севернее полуострова, похожего очертаниями на бычью голову. В землю врезается широкий морской залив, удобный для кораблей. Когда я его увидел, то подумал, что эта гавань будет не хуже эргинской. Высоко над морем поднимаются меловые скалы, будто выбеленные солнцем. В залив впадает речка, а вокруг нее - заросли тростника, как в устье Данаи.
- Это теплый край, почти как Тамориана?
- В других краях Холодных Земель в эту пору уже опадали с деревьев листья, и холодно было так, что замерзала вода. Но у Окруженного Моря по-прежнему оставалось тепло, хоть и не как у нас. Мы две седьмицы жили, построив хижины из тростника, и никто не продрог.
- Этот край богат?
- Мы привезли оттуда богатую добычу. В лесах добывали куниц, белок, соболей. В реке водились бобры и выдры. Дичь просто непуганая! Я как-то в двух шагах от лагеря, собирая малину, нос к носу столкнулся со здоровенным медведем! У меня уж и сердце упало: не взял с собой копья, один нож за поясом. А он, должно быть, людей не встречал прежде: глядит и сопит, как корова, и губы все в малине. Так я осторожно стал пятиться, спиной повернуться все-таки страшновато. Теперь-то, конечно, вспоминать смешно...
Трайя сдержанно улыбнулась его давнему приключению с медведем.
- Одной охотой сыт не будешь. Будет там расти хлеб?
- Там чего только не растет! Степи начинаются дальше на север - будто травяное море! Конь со всадником скроется. Да в Холодных Землях можно разместить всю Тамориану - всем хватит места! Непаханые земли ждут плуга! Дичь и рыба годились бы к царскому столу! Леса поднимаются до небес! А там, где есть и лес, и море, и удобная гавань, жители смогут развивать морскую торговлю. Не так уж и далеко от Холодных Земель до наших колоний на Кефтиу, Тиррене, Галасе... Но в те дни, что мы там стояли, Трайя, мне не об этом думалось! Я думал все время, как только увидел над морем белые скалы: "Вот это место мне подходит". И в следующие дни, что я изучал его, это чувство становилось все сильней.
- Значит, твой край тебя признал, как и ты его, - кивнула молодая жрица. - Как ты назвал его для себя? Ведь не Холодными Землями же. Это материк, а не страна.
- Просто и понятно: Приморская Земля. Я уже мечтал, как мы построим город - начало новой колонии. Белый Город, сложенный из здешних меловых скал...
На губах Сварта мелькнула грустная улыбка. Он тяжело вздохнул и опустил свои сильные руки на колени.
- Когда мы были там, мне и вправду казалось, будто Боги Приморской Земли узнают и принимают нас. Они как будто радовались одарить нас богатствами своего края, отдавали все лучшее, как гостеприимные хозяева... Но вот - о Холодных Землях приказано забыть...
- Но ведь ты не забыл! - серьезно возразила Трайя. - Тебе по-прежнему дорога Приморская Земля. Когда я тебя слушала, как будто сама там была с тобой. Если она тебе нужна, ты сможешь туда добраться и без царского дозволения. Собрав людей, ты сможешь их увести в Приморье.
Глаза у Сварта оживленно блеснули.
- Ты права, Трайя! Почему-то я не додумался до этого сам. Должно быть, за бытность кузнецом привык, как все, что от меня ничего не зависит... Если все равно придется уходить, то почему бы и не в Приморье? Я соберу всех, кто был с нами. У меня остались морские и звездные чертежи, где начертан путь до Приморья. Дядя Лоргар оставил их мне, по счастью.
Трайя мягко улыбнулась, слушая его горячую речь.
- Ты непременно добьешься всего, что только пожелаешь, мой Сварт!..
Он вдруг ухватил ее в объятия и осыпал поцелуями.
- И ты уплывешь со мной и с нашим сыном! И никакие Жрецы никогда не найдут тебя!
Она отвечала на поцелуи, томно прикрыв глаза, но тут, не вставая с земли, покачала головой.
- Не смогу я уйти... Матушка... Владычица Селена на меня полагается. Дейне погибла, а Герса еще мала. Значит, только я смогу сделаться новой Селеной, если придет пора. И никто не знает, когда это случится...
Сварт напрягся всем телом, чувствуя неладное.
- Как это ты сделаешься Селеной?! Что вообще нужно от тебя Жрецам?
Она глубоко вздохнула и попыталась объяснить:
- Каждый Жрец заранее воспитывает себе наследника. Передает ему все знания, открывает все, что держится в тайне от других людей. А затем, когда Жрец видит, что время пришло, или он погибает от несчастного случая, то передает свою душу и память всех прежних жизней своему ученику, не дожидаясь, пока Боги вновь позволят ему родиться. Вот почему, хотя Жрецы рождаются и умирают, как все, они в то же время живут всегда.
- А ученики? Что происходит с ними? - Сварт все же не мог представить вполне того, о чем она говорит.
Трайя тихонько усмехнулась.
- Ничего особенно страшного - все давно привыкли, как должно быть. Учеников готовят к их миссии с детства, они принимают как высокую честь сделаться Жрецами. Учитель и ученик становятся единым целым. Посвященный Жрец, конечно, помнит себя прежнего. Но эта память становится менее важной, как для повзрослевшего человека его детские игры. Жрец идет дальше.
Сварт крепко ухватил девушку в объятия, как будто ее прямо сейчас хотели у него отнять.
- Не отдам тебя никому! Ты не Селена, ты Трайя! Не сможешь забыть меня и нашего сына!
Она прижималась к нему все крепче, на глазах у нее выступили слезы благодарности. Глаза у Сварта потемнели от ярости, как штормовое море, он весь - одушевленное негодование, он готов бороться со всем светом.
Но Трайя тихо покачала головой.
- Не волнуйся. Я никогда не забуду тебя, даже если мне придется стать Селеной. Наша с тобой любовь во мне останется навечно. Но уйти с тобой я не смогу. Не ступить мне на берег Приморской Земли. Не спорь, я знаю, что так будет.
- Почему так?! - проревел, точно буйвол, Сварт.
- Наверное, сейчас еще нельзя безнаказанно увести жрицу из Храма, - Трайя развела руками. - Если бы я уехала с тобой, тогда бы они преследовали тебя до края света. Легче было бы тебе потерять вместе со мной нашего сына? Или тебе пришлось бы умереть, не успев достичь твоей желанной земли... Поверь, что лучше будет нам смириться. Быть может, в следующей жизни мы окажемся счастливее.
- В следующей жизни... - эхом отозвался Сварт, и вновь крепко обнял девушку. Они лежали на густой подстилке из листьев и слушали, как в гулкой тишине стучат сердца друг друга.
Записан
ЭРЭА ГАТТИ, ВЕРНИТЕ НАМ РОКЭ АЛВУ!!!

Таково было мое желание, и я никому не обязана отчетом в своих действиях

Молния -
Сквозь расколотый кристалл -
Молния,
Эшафот и тронный зал -
Молния,
Четверых Один призвал -
Молния...

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5130
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 9916
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #33 : 12 Окт, 2020, 21:34:14 »

Ох уж эти храмовые затеи, бесчеловечные какие-то! Впрочем, бывало и хуже. Но Приморская земля, надеюсь, дождётся Сварта. Вот сможет ли Трайя с ним уплыть? Как хорошо сказано и настоящем вожде, на примере гусей, всё верно. Спасибо, эреа Артанис!
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

Карса

  • Граф
  • ****
  • Карма: 607
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 436
  • Грозный зверь
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #34 : 13 Окт, 2020, 09:53:22 »

Трайя предвидит как Селена или просто так думает? Надеюсь, Сварт свою мечту исполнит. Жаль, если Трайя не сможет за ним последовать.
Записан
Предшествуют слава и почесть беде, ведь мира законы - трава на воде... (Л. Гумилёв)

katarsis

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 767
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2015
  • Я изменила свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #35 : 13 Окт, 2020, 19:13:05 »

Очень надеюсь, что счастливее они всё-таки окажутся в этой жизни. В конче-концов, Селена может прожить и до 90 лет, девочка за это время вырастет.
Записан

Артанис

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2859
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 5177
  • Всеобщий Враг, Адвокат Дьявола
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #36 : 13 Окт, 2020, 20:29:42 »

Премного благодарна, эрэа Convollar, эрэа Карса, эрэа katarsis! :-* :-* :-*
Ох уж эти храмовые затеи, бесчеловечные какие-то! Впрочем, бывало и хуже. Но Приморская земля, надеюсь, дождётся Сварта. Вот сможет ли Трайя с ним уплыть? Как хорошо сказано и настоящем вожде, на примере гусей, всё верно. Спасибо, эреа Артанис!
Жрецы заботятся об общем благе, как понимают его. Не всегда учитывают интересы отдельных людей.
До Приморской Земли пока далеко еще. Но у Сварта уже есть цель. Осталось еще найти команду, для которой он сможет стать таким вождем.
Трайя предвидит как Селена или просто так думает? Надеюсь, Сварт свою мечту исполнит. Жаль, если Трайя не сможет за ним последовать.
Трайя по-настоящему Желает, чтобы так стало. И тем самым устраивает новое будущее.
Со временем узнаем, как у них все сложится. Сейчас пока ни за что нельзя ручаться.
Очень надеюсь, что счастливее они всё-таки окажутся в этой жизни. В конче-концов, Селена может прожить и до 90 лет, девочка за это время вырастет.
Жрецы могут прожить по нескольку человеческих жизней. Но события грозят такие, что не предвидят даже они.

Глава 6. К синему небу, к ясному морю...
В Эргине цвели акации. Как в ту далекую весну, почти двадцать пять лет назад, когда он покинул свой родной город. На каждой улице аромат акаций встречал приезжего раньше, чем тот успевал свернуть за угол. Он заглушал даже запахи морской соли и рыбы, запах дыма из мастерских. Все они сразу вспомнились приезжему так ясно, будто это было только вчера. Казалось, закроешь глаза - и станешь вновь мальчишкой из рыбачьей хижины, загорелым до черноты, с ободранными коленями, прижженными морской водой.
Но прошлого не вернешь. Спустившись по обрыву до самого моря, он не нашел там хижины, в которой вырос. У причала стояли лодки, но он не узнавал их, как раньше. На берегу, возле висевших на козлах сетей, играли босоногие смуглые ребятишки. Увидев спустившегося на прибрежье воина, они бросили игру и стали разглядывать его с любопытством, смешанным с опаской. Подойти ближе никто не решался.
Ганд не стал их подзывать. Они, пожалуй, могли быть детьми знакомых его детства. Но какой в этом прок? На мгновение вернуться к прошлому лишь затем, чтобы убедиться, что оно ушло безвозвратно... И он, обернувшись лицом к морю, долго смотрел, как над темными волнами кружат белые чайки. Они кричали. Совсем как в былые времена. Море и чайки еще остались прежними.
Да только ненадолго. Предполагалось, что Ганд не знал, зачем Владыка Гарран посылает его в Эргин. Конечно, тайны Жрецов были чужды ему, и он не взялся бы угадывать, какие решения они принимают с глазу на глаз. Но в то, что его посылают в распоряжение Владычицы Селены только для подготовки эргинского флота к войне, Ганд не мог поверить. Если бы дело было лишь в кораблях, в Эргине нашлось бы кому это поручить. Да и нужна ли Храмам война с Харантой? Гнад в это не верил, зная, что и в войске мало кто приветствовал эту войну. К тому же, царские и храмовые войска ненавидели друг друга. И сам Жрец-Воин перед каждым сражением ожесточенно спорил с царскими военачальниками. Зная все это, как знали многие опытные воины в таморианской армии, Ганд не представлял, чтобы Жрецы велели строить корабли ради угождения царю.
Кстати говоря, до него дошли неясные слухи от прибывших недавно царских воинов. Те, всячески подчеркивая свою значительность, обещали, что совсем скоро произойдет нечто такое, что раз и навсегда покорит царскому величию любых мятежников. Таинственно закатывая глаза и понижая голос до звучнейшего из шепотов, клялись всеми Богами, что это, конечно, огромная тайна... но скоро о ней узнает весь обитаемый мир!..
Ганд знал и о царском дворе достаточно, чтобы ничему не удивляться. Если эта тайна существует и вправду так опасна, то Жрецы, конечно, о ней знают и принимают меры. И, видно, дело серьезно, если его послали подготовить дополнительные пути отхода. Говорить о своих догадках он никому не станет, а иметь в виду - надо...
Чайка, пронзительно хохоча, промчалась над волнами, как оперенная стрела, и, сложив темные крылья, нырнула за мелькнувшей серебристой рыбкой. Все, как было и двадцать пять лет назад, и за многие века до того...
В порту он обнаружил, что часть кораблей уже чинят, как для долгого похода. Вытащив и перевернув их, чистили и конопатили дно. Проверяли на прочность каждую доску и ставили вместо нее новую, если было надо. Он загляделся, как моряки бойко работали топорами и молотками. В больших котлах кипятили смолу. Вязали снасти и канаты. Поодаль в мастерских звонко гудело железо.
Ганд не ожидал, что застанет здесь в первый же день такую бурную деятельность.
Подумав, он свернул в портовую таверну и стал дожидаться моряков, что зайдут сюда освежиться. Задавая вопросы работающим людям, наверняка вызовешь подозрения. Тогда как здесь те же самые люди все расскажут гораздо охотнее.
Он сел так, чтобы не бросался в глаза его меч и нашивки храмового военачальника на плаще. Дождался, когда в таверну зайдут несколько обветренных моряков, и предложил угостить их пивом. За разговором спросил, для какого плавания чинят корабли.
Один из моряков, рыжеволосый и голубоглазый молодой мужчина, ответил ему, подбросив и ловко поймав глиняную кружку:
- Готовимся, как велит Владычица Селена, возить людей и грузы в Харанту... а может, еще куда. Неспроста ведь говорят на каждом шагу, что скоро что-то случится, чуть ли не вся Тамориана перевернется вверх тормашками... Тогда наши корабли будут как раз кстати. Это все Сварт распорядился. Ты знаешь, господин, кузнеца Сварта, племянника Лоргара Буревестника? Он бы мог сделаться кормчим, если бы не ушел в кузнецы. А все же море его до сих пор тянет...
Нет, Ганд не знал Сварта. Слишком давно он покинул Эргин, тот еще мальчишкой был тогда наверняка. А вот о Лоргаре Буревестнике и о плавании к Холодным Землям несколько лет назад говорили много. Про себя Ганд думал, что царь, закрыв исследования, поступил хуже морской свиньи.
Оказывается, у Лоргара есть наследник. Это может быть интересно...
- А скажи-ка, друг, где мне найти Сварта? - поинтересовался он, как бы между прочим.
- Да где же - днем он тут, в мастерских. Делает заклепки, гвозди для кораблей, и прочее, что надо железного. А захочешь с ним поговорить - так ступай вечером к нему домой, на Ремесленную улицу.
Выйдя из таверня, Ганд подумал и вправду направился на Ремесленную, хотя до вечера было далеко. Он подумал, что, приглядевшись к жилищу любого человека, узнаешь его лучше, чем из его собственных слов. Хотя пока еще он не знал, кем считать Сварта - противником или союзником. Это выяснится потом. А пока лучше к нему приглядеться.
Дом кузнеца Сварта приезжему указали местные мальчишки. С виду здесь не было ничего особенного. Кирпичный небольшой дом за забором, хоть и прочным, но не очень густо поставленным, так что любой мог заглянуть во двор. Через огород протекал ручей. На берегу его, наособицу от прочих строений, стояла кузница.
Затем он увидел девушку, что выгнала из хлева двух рогатых коз и отворила калитку. Ганд отстранился прочь, делая вид, будто оказался здесь случайно. Но одна коза, увидев незнакомца, вдруг шарахнулась, вырвав веревку из рук хозяйки, и метнулась прочь. Ганд ловко поймал животное за рога и передал девушке.
- Вот. Привяжи ее, пока опять не сбежала.
- Ой!.. Не коза, а чудище рогатое!.. Спасибо тебе, господин, что поймал ее! Век буду тебе признательна.
Ганд почувствовал, как неподатливые загрубевшие губы медленно растягиваются в улыбке.
- Век - это слишком долго. Благодари хотя бы до сегодняшнего вечера.
Провожая девушку на поляну, он успел разглядеть ее украдкой, не желая смутить. Стройная и гибкая, в короткой высокоподпоясанной тунике. Под жарким солнцем она загорела почти так же, как мальчишки возле рыбачьих хижин. А вот русые волосы, наоборот, выгорели до белокурых. Глаза ее на загорелом лице казались синими-синими, как море в ясную погоду.
Он сразу заметил, что на руке у нее нет обручального браслета, и что она подпоясана как незумужняя девушка. Значит, не жена Сварта. Это уже хорошо, подумал Ганд. А что именно "хорошо", едва ли знал точно. Ухаживать за ней и в уме у него не было. Слишком стар для нее, да и не затем приехал в Эргин. Просто эта девушка, словно пропитавшаяся эргинским солнцем, напоминала ему тех девчонок, с которыми он сам когда-то вместе бегал по здешним улицам. А может быть, ему только показалось, что она на них похожа, потому что он возвратился домой.
- Как зовут тебя, девушка? - спросил он, прежде чем успел подумать, зачем ему ее имя.
Она вскинула на него быстрые живые глаза.
- Рута... А ты, господин, наверное, ищешь моего брата, кузнеца Сварта? Так он только вечером придет.
"Значит, сестра кузнеца. Хорошо, что я ее встретил. На счастье..." - подумал Ганд. И произнес невпопад, словно она знала, зачем он здесь:
- Ты меня не опасайся, Рута. Я не причиню вреда ни твоему брату, ни тебе.
Она поглядела на него внимательно из-под выбившихся на лоб прядок волос.
- Я и не опасаюсь! Ты не похож на того, кто захочет кого-то обмануть.
Ганд представил себя глазами незнакомой девушки. Воин, хоть и без доспехов, но с мечом на поясе. Простой черный хитон, сандалии с высокой шнуровкой. Один лишь наградной пояс указывает, что он, военачальник храмовых войск, пользуется доверием Жрецов. Ну, внимательным глазам видно, конечно, что кое-что довелось повидать в жизни. Шрам на левом виске чуть-чуть не задевает глаз. Загар, какой дает только безжалостное солнце Харанты. В светлых, как у многих эргинцев, волосах и короткой бороде уже просвечивает седина. Все это Ганд заметил сегодня утром в зеркале, приводя себя в порядок в гостевом доме при Храме Луны. Серьезный ответственный мужчина, не мальчишка какой-нибудь, от которого всего можно ждать.
И он представился ей, пока они стояли в тени колючих кустов мирта:
- А меня зовут Ганд, сын Берота. Я здешний, эргинец.
- Вот это хорошо! То-то я слышу: выговор у тебя вроде бы наш, а вроде, немножко чужой, - заметила Рута с непосредственным любопытством.
- Отвык от здешнего говора, - он пожал плечами.
- Давно не был дома?
- Давно... Ты, верно, еще и не родилась, когда я уехал.
- Почему так думаешь? - девушка подмигнула из-под длинных ресниц.
- А я бы тебя запомнил. Даже если бы ты в эту пору в колыбели пищала, - и не понять было, шутит он или говорит всерьез.
Девушка поморгала несколько мгновений, размышляя, что он имеет в виду. Затем открыла корзинку, что взяла с собой. Достала оттуда хлеб, оливковое масло, жареных сардин, запеканку из мидий, два крупных апельсина.
- Угощайся, господин Ганд, - отдала она ему обед почти целиком, себе взяв лишь немного.
Он отломил свежего ароматного хлеба и макнул в кувшин с маслом.
- Только с одним условием, Рута! Никакого "господина" впредь. Я Ганд. Вырос в рыбачьей хижине, да вот не захотелось браться за морской промысел. Захотелось посмотреть мир. Так и смотрел до сих пор. Сейчас вот вернулся к синему небу... к ясному морю, - припомнил он слова из песни.
Рута смотрела, как он ест, и обедала сама, думая, как бы можно было спросить, чтобы он правильно понял... Впрочем, она не очень волновалась. Почему-то ей было легко беседовать с этим приезжим воином, как будто знала его всю жизнь.
- А как сейчас дела в Харанте? Ты ведь оттуда приехал, да?
- Оттуда, - не спрашивая, как она догадалась, Ганд напряженно подыскивал слова, чтобы объяснить молодой девушке, что такое война. - Жара. Иногда дождь льют сутки напролет, так что лагерь превращается в болото. Лихорадка. Харантийцы стараются нас непременно застать на переходе, или при переправе через реку, или среди ночи, чтобы застигнуть врасплох. Погибших воинов приходится хоронить в песках или в грязи, потому что земли не найти. Песчаные бури. Змеи. Столичные военачальники, что, едва приедут, начинают командовать и интриговать. Пищи и лекарств не всегда хватает. Вот это - война.
Как ни старалась Рута вытянуть у него больше, ее новый знакомый был не очень-то словоохотлив. Даже не поведал ни одной истории о своих собственных приключениях. Но и это не разочаровало девушку. Напротив, ей захотелось продолжить знакомство с этим человеком.
- А ты приходи сегодня вечером к нам домой! Познакомишься с моим братом, расскажешь что-нибудь еще...
Ганд взглянул на нее острым взором. Он не посмел бы напрашиваться, но события сами шли в руки...
- Непременно приду,хотя бы поблагодарить хозяюшку за такое славное угощение!
Девушка смущенно опустила глаза.
- Ты уже поблагодарил...
- Неужто ты сама приготовила все? - Ганд сделал вид, что не верит. - Не матушка? Не старшая сестрица?
- Нет у нас матушки. И сестер больше не было. Вдвоем мы живем с тех пор, как Сварт вернулся из Холодных Земель.
- Так-так! О брате твоем я уже кое-что успел услышать. Известная он личность в Эргине, - и, как бы между прочим, Ганд заметил: - Пожалуй, мне и вправду надо свести знакомство с твоим братом.
- А со мной? - Рута разочарованно надула губы.
- И с тобой, если пожелаешь, - Ганд чуть заметно улыбнулся. - Только ты, может, скоро передумаешь. Наскучу тебе, и ты не захочешь больше слушать.
- Что ты, Ганд! Мне вправду интересно с тобой разговаривать. Ты многое повидал, хорошо знаешь жизнь. И не хвалишься ничем. А мне как-то рыбак Мор стал рассказывать, как поймал большую рыбу, так она у него выходила чуть не с кита величиной!
- Приглянулась, наверное, ты ему, вот и преувеличивал.
Рута в ответ вздохнула, точно умудренная жизнью женщина.
- Разве можно на такого положиться, кто хвастает без толку? Терпеть не могу тех, у кого ветер в голове! Быть мужчиной - это значит, заслуживать доверия.
Записан
ЭРЭА ГАТТИ, ВЕРНИТЕ НАМ РОКЭ АЛВУ!!!

Таково было мое желание, и я никому не обязана отчетом в своих действиях

Молния -
Сквозь расколотый кристалл -
Молния,
Эшафот и тронный зал -
Молния,
Четверых Один призвал -
Молния...

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5130
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 9916
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #37 : 13 Окт, 2020, 21:00:58 »

Новый персонаж, интересный. Храмовая разведка? И такая милая Рута, раньше она была незаметна. Приятное, однако, местечко, эта Харанта, зачем оно царю Мариану понадобилось? Или это Тамориана понадобилась владыкам  болот и песков? Ну, посмотрим. спасибо, эреа Артанис!
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

katarsis

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 767
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2015
  • Я изменила свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #38 : 14 Окт, 2020, 00:46:04 »

Что-то слишком многие подозревают, для чего на самом деле корабли. Царь же не в вакууме живёт - может и до него дойти слух.
А Ганд мне уже начал нравиться. И Руте тоже :D Надеюсь, он будет другом.
Записан

Карса

  • Граф
  • ****
  • Карма: 607
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 436
  • Грозный зверь
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #39 : 14 Окт, 2020, 14:40:51 »

Написано ясно: Ганд - военачальник храмовых войск. Что ему тут разведывать? Скорее приглядывать да выявлять возможных царских шпионов. Может быть, Рута ему понравится? Она им явно заинтересовалась.
Записан
Предшествуют слава и почесть беде, ведь мира законы - трава на воде... (Л. Гумилёв)

Артанис

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2859
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 5177
  • Всеобщий Враг, Адвокат Дьявола
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #40 : 14 Окт, 2020, 21:17:30 »

Большое спасибо, эрэа Convollar, эрэа katarsis, эрэа Карса! :-* :-* :-*
Новый персонаж, интересный. Храмовая разведка? И такая милая Рута, раньше она была незаметна. Приятное, однако, местечко, эта Харанта, зачем оно царю Мариану понадобилось? Или это Тамориана понадобилась владыкам  болот и песков? Ну, посмотрим. спасибо, эреа Артанис!
Ганд - как раз тот человек, которого Жрецы послали в Эргин, чтобы он помогал организовать переселение. А там уж - смотря чем придется заняться, по обстоятельствам.
Руту мы до сих пор видели только рядом с ее братом, а она и сама по себе заслуживает внимания.
Харанту завоевали еще предки Мариана. С тех пор харантийцы окрепли, и хотят отделиться, а Тамориана их не отпускает. Там наверняка есть и более благоприятные места. Но сражаться надо где приходится, а не где будет удобно.
Что-то слишком многие подозревают, для чего на самом деле корабли. Царь же не в вакууме живёт - может и до него дойти слух.
А Ганд мне уже начал нравиться. И Руте тоже :D Надеюсь, он будет другом.
Насчет слухов мысль закономерная. Увидим, как дальше сложится.
Насчет Ганда непременно узнаем тоже. :) Руте он и вправду приглянулся уже.
Написано ясно: Ганд - военачальник храмовых войск. Что ему тут разведывать? Скорее приглядывать да выявлять возможных царских шпионов. Может быть, Рута ему понравится? Она им явно заинтересовалась.
Поглядим, как все сложится. ;) Почему бы им нет?
История Ганда и Руты у меня ассоциируется с песней "Закопали штыки" группы ДДТ:
"Закопали штыки мы у Белой реки, где разбились до дна о начало.
Что ж поеду туда, где живая вода там с мечтой покурю у причала.
Что ж поеду туда, где живая вода там с мечтой помолчу у причала.
Я до дома дойду, и достану беду, чемоданы разбив у порога.
Разорву провода, сплюну все города и забуду обратно дорогу.
Разорву провода, сплюну все города и забуду обратно дорогу.
На ступени присев, недород, недосев, вижу в небе у старого дома.
А напротив в окне, или кажется мне, нежный взгляд ваш до боли знакомый.
А напротив в окне, или кажется мне, светлый взгляд ваш до боли знакомый.
Заведу разговор, что ни бабник, ни вор, просто долго на родине не был.
Что как глупый птенец, воевал за дворец, а вернулся вот к синему небу.
Что как блудный птенец, воевал за дворец, а вернулся вот к синему небу."

Только в песне герой встречает старую любовь; ну а здесь...

Вечером Рута рассказала брату о новом знакомом. Глаза у нее блестели, когда она призналась, что пригласила его в гости.
- Он приехал из дальних стран! Хоть и неохотно о себе говорит, но сразу понятно, что он многое пережил. Никогда еще не встречала такого интересного человека.
Сварт, кормя с рук настырно кричащую Аэрин, оглянулся через плечо, искоса взглянул на сестру.
- Ну ты даешь, Рута! На день тебя одну оставить нельзя, как ты уже нашла приключения. если так, то придется пригласить твоего друга. Мне тоже важно узнать, кого ты выискала.
Девушка крепко обхватила брата сзади за шею, так что он чуть не выронил миску с куриными ножками.
- Спасибо тебе, брат! Я знала, что ты поймешь все как надо. Только ты пока не говори ему ничего такого, не смущай. Он собирался придти к тебе, не ко мне...
На следующий день Рута хлопотала по дому как пчелка: готовила, мыла, убирала, наводила порядок, не зная усталости. Сварт еще не видел, чтобы она для кого-нибудь старалась так. Сам он, вернувшись из порта, едва успел помыться и переодеться, как у калитки послышался стук и собачий лай.
Вошла сестра вместе с высоким плечистым мужчиной, очень смуглым от густого загара. На вид ему было за сорок лет, может, и больше. "Могла бы сестрица и помоложе кого-нибудь найти", - подумал Сварт с невольным раздражением.
Но приветствовал его и протянул руку, как подобало радушному хозяину. Рука у пришельца была твердой, двигался он уверенно и плавно.
- Пусть Боги осветят час нашей встречи, - произнес гость, как принято было при знакомстве.
- Его зовут Ганд, - вмешалась Рута, накрывая на стол.
Сварт изобразил сурового старшего брата, грозно нахмурившись на нее:
- А ты - рыба-прилипала! Наверное, заболтала гостя до смерти?
- Рута совсем не навязчива, - скупо улыбнулся гость, садясь за столом вместе с хозяевами дома.
За обедом говорили о харантийской войне. Теперь Ганд поведал кое-что о битвах, которым был очевидцем, хотя о своем участии в них по-прежнему мало упоминал.
- В портовом управлении говорят, что и тебе есть что рассказать. О твоем плавании к Холодным Землям до сих пор ходят слухи, - проговорил Ганд, поощрительно кивнув новому знакомому.
Лицо Сварта озарилось улыбкой, почти такой же, как если бы мог говорить Трайе о своей любви к ней. Глаза, такие же синие, как у сестры, мечтательно заблестели.
- Потрясающе богатый край! Особенно берега Окруженного Моря, у подножия больших гор. Когда мы там жили, думалось: таким, наверное, был мир в первые дни сотворения, когда еще не родился никто, способный запомнить. Там легко можно добиться всего, что нужно людям для счастья. К тому же, из-за этого края не придется ни с кем сражаться, как из-за Харанты...
Сварт долго рассказывал Ганду о красотах Приморской Земли. После того, как он поведал свою мечту Трайе, ему уже не составляло труда излагать ее все более красноречиво, в разговорах с новыми и старыми знакомыми. Он обнаружил, что слово в самом деле может быть властно над разумом даже дельных, толковых людей: многие моряки, ходившие с Лоргаром Буревестником, и даже те, кто не бывал в Холодных Землях, слушали как завороженные и вздыхали про себя. Если бы царь разрешил переселяться в те далекие края, где-где, а в Эргине бы точно желающие нашлись. Дальше смутных пожеланий пока что разговоры не заходили, но Сварт и не спешил. Он знал, что идея, как и зерно, брошенное в землю, должна созреть, прежде чем даст всходы.
Ганд внимательно выслушал повествование нового знакомого, и долго задумчиво молчал, очень прямо сидя на скамейке. Наконец, проговорил сдержанно, ничем не давая понять, какие у него мысли на сей счет:
- Открытие Холодных Земель наверняка в будущем еще не раз пригодится Тамориане. Просто в последние годы оно пришлось не совсем кстати. Царство поглощено затяжной войной с Харантой. Этого требует честь Таморианы и царя. Нельзя же допустить, чтобы наша старейшая колония совсем отделилась от материнской тени.
Они проверяли друг друга, "прощупывали защиту", как опытные фехтовальщики, стремящиеся узнать, чего ждать друг от друга. Каждый догадывался, что другой пока не говорит всего, что думает. И оба желали друг друга понять. Притихшая Рута сидела в углу, вся обратившись в слух и зрение.
- А скоро ли закончится война в Харанте? Тебе на месте должно быть виднее, - поинтересовался Сварт.
Его гость опять вспомнил о кораблях, которые, по расчетам управления, уже этой осенью должны быть готовы принять на борт полный груз: людей, снаряжение, коней, провиант, и все, что может понадобиться воинам в далекой стране.
Если, конечно, у тех кораблей не будет иной цели...
- Я думаю, что государь Мариан и его советники сделают все, чтобы завершить войну поскорее. Она уже поглотила слишком много жизней, - произнес Ганд.
Сварту, казалось, хотелось сказать нечто важное, но он сдержался, пока еще не узнал как следует нового знакомого. И проговорил как мог дружественнее:
- Ну что ж, я рад с тобой познакомиться. Дело-то ведь нам одно придется делать: чинить и строить корабли.
- Я и пришел к тебе, чтобы обсудить, как нам лучше наладить дело, - согласился Ганд.
- А я думал - чтобы повидаться с Рутой, - усмехнулся кузнец.
- Тут видно будет, как сложится, - поглядев в сторону девушки, раскрасневшейся, как спелые вишни, Ганд не удержался, подмигнул ей.
После ужина Сварт, потянувшись, как сытый кот, продолжал речь о корабельных делах:
- В управлении нам так и норовят подсунуть что похуже. Дают невысушенные доски, бросовое железо. Я уже трижды ругался с господином Фалареном: ведь это убийство! Если только один ржавый гвоздь выпадет, когда корабль будет в море, может открыться течь, и он утонет. Но все без толку. Поставщики знают одни свои выгоды. Ганд, ты их сможешь заставить? Ты-то выполняешь приказ Жрецов.
Ганд сдержанно улыбнулся. Новый знакомый ему все-таки нравился. Как и сестра его, что уж таить от самого себя...
- Постараюсь, - коротко пообещал он.
Когда за окном совсем стемнело, гость собрался уходить. Рута сейчас же прыгнула к двери.
- Я тебя провожу! До угла, - добавила она, чтобы брат не возражал.
На улице было уже темно. С моря долетали сильные порывы ветра, сыпал мелкий дождь. Не успели они дойти до конца улицы, как повстречали очень странную женщину. Она несла факел, сделанный из корневища какого-то дерева, и в его свете можно было ее разглядеть. Она казалась еще не старой, но бледной и изможденной. Длинные волосы с проседью, ничем не прибранные, клубились космами во все стороны. Одета неизвестная была в балахон из черных бараньих шкур, а ее загрубелые ноги оказались босы.
Увидев прохожих, странница закричала, размахивая своим факелом, так что его огонь метался в разные стороны:
- Скоро, скоро море хлынет на землю, а земля в воздух вознесется, а огонь затопит море! Горе тебе, древняя Тамориана: настали последние твои дни!.. Бегите все за море! Бегите, а то опоздаете!
Рута вздрогнула от ужаса, услышав этот пронзительный голос, словно вой кладбищенского призрака. Ганд подхватил ее под руку и шагнул в сторону, в ночную черноту. Потеряв их из виду, ночная прорицательница направилась прочь, ища других запоздавших прохожих.
- Какие жуткие предсказания! И в последнее время такое можно услышать на каждом шагу! Все пророчат гибель Тамориане, - проговорила Рута, содрогаясь от холода и страха.
Ганд укрыл девушку своим плащом.
- Может быть, она безумна. Ну а если даже нет, то в ее пророчестве слышен и совет, как людям избежать беды.
- Ты веришь, что это может сбыться? - спросила девушка, запрокинув голову, словно могла его разглядеть в темноте.
Ганд пожал плечами.
- Я верю лишь тому, что уже произошло. Но представить себе могу многое...
На следующий день Ганд встретился со Свартом в порту, где чинили корабли. Оставив ненадолго свою мастерскую, кузнец показывал, как закрепить в борту новую доску.
- Крепите надежней! Это не стол у вас дома, что, если и развалится, дальше пола не упадет. Здесь любая оплошность вас всех утопит! Наши корабли должны выдержать любую бурю. Не хуже "Покорителя морей" Лоргара Буревестника! - увлеченно требовал Сварт, отодвинув в сторону плотника и сам прибивая доску.
Ганд, только что распорядившийся в управлении доставить лучшую древесину, увидел, как увлеченно работают моряки, и сам присоединился к ним, махнув рукой на звание посланца Жрецов.
Внезапно его внимание привлекли двое странно ведущих себя строителей. Выглядели они, вроде бы, как простые моряки, но руки у обоих были что-то слишком чистые и гладкие. Да и не очень понятно было, каким делом они заняты. Он приметил их, когда штопали парус, но, как только Сварт вспомнил о плавании к Холодным Землям, та подняли головы и стали прислушиваться.
Пройдя мимо Сварта как бы между прочим, Ганд спросил шепотом:
- Ты хорошо знаешь вон тех?
Сварт внимательно пригляделся.
- Не очень. Они сами нанялись, я их не приглашал. Думаешь, следят?
Ганд чуть заметно шевельнул плечом.
- Многим интересно, что ты затеваешь. Да и не в тебе одном дело. Ведь Эргин - храмовая земля. Жрецы могут строить, не отчитываясь перед царем. И его это может огорчать...
Почему-то при таком объяснении Сварт немного повеселел, как будто ожидал худшего.
- Если царь не доверяет Жрецам, то меня это никоим образом не касается. Я слишком мелок для тех и других.
- Лучше будь осторожен, - посоветовал Ганд. - Разведка из них никакая, но заподозрить тебя могут легко.
Сварт досадливо кусал губы и сосредоточенно размышлял, прибивая очередную доску. Ему было о чем подумать.
- Проверим их. Подожди до вечера...
Вечером Сварт нарочно допоздна задержался возле кораблей, вместе с Гандом и своими давними друзьями - Талосом и Виртом. Уже давно были отпущены остальные рабочие. Но те двое так и не ушли домой, и тоже задержались, якобы, доканчивая какую-то срочную работу.
Наконец, Сварт со своими спутниками направились домой, освещая себе дорогу факелами. Шли вдоль причалом, где стояли рыбачьи лодки. Повсюду было уже темно.
Но вот, прислушавшись, уловили сзади приглушенный звук шагов. А затем мелькнул и рыжий свет факелов.
- Следят... - прошептал Вирт одними губами.
Ганд сделал знак молчать и, неслышно ступая, прошел несколько шагов назад. Сварт передал факел Талосу, а сам тоже притаился во тьме.
Идущие за ними прошли мимо, следуя за светом факелов. Один из них насмешливо проговорил:
- Скоро мы сообщим, и царь казнит этого Сварта, как мяткжника, а заодно и корабли отберет из ведомства Жрецов! Хватит с них и так богатств, чтобы они еще и наложили лапу на добычу из Холодных Земель!
В то же мгновение послышался негодующий возглас, и Сварт, уже не думая скрываться, шагнул навстречу соглядатаям. Он вошел в круг света, и один из них вздрогнул при этом внезапном появлении. В руках кузнец держал нож, выкованный им самим.
Ухватив факел обеими руками, шпион ударил им в лицо Сварту. Тот отшатнулся. Факел зачадил и погас. В тот же миг Ганд заступил дорогу второму соглядатаю. Бежали на помощь Талос с Виртом.
Держась за обожженную щеку, Сварт в пляшущих отблесках пламени разглядел врага и ударил кулаком по шее, а затем, не глядя, вонзил нож куда-то в медленно оседавшее тело. Что-то булькнуло и мягко повалилось к его ногам.
Тем временем Ганд аккуратно проткнул мечом второго соглядатая. Кроваво-красные факелы осветили четырех сгрудившихся вместе людей. Трое из них были очень бледны и мутными от отвращения глазами глядели на распростертые трупы.
- Вы их убили! - Вирт стучал зубами, как на холоде.
- Нам пришлось. Пощадить их - все равно что взять в море того, кто хочет посадить корабль на скалы, - поспешно ответил Сварт.
- Этих надо сбросить в море. Мы о них ничего не знаем, - деловито приказал Ганд. Ему было легче, чем остальным.
Когда это было сделано, Сварт с благодарностью пожал руку Ганду.
- Ты спас сегодня нас всех!
Ганд сдержанно улыбнулся ему в темноте.
- Я думаю, что твои корабли надо сохранить.
И вздохнул про себя. Потому что он уже стал было мечтать, как покинет воинскую и храмовую службу, и проживет остаток своих дней в этом светлом городе у синего моря, где родился и вырос. Позволил даже себе какие-то надежды... Но, похоже, все шло к тому, что за свою судьбу скоро никто не сможет ручаться.
- Ты можешь на меня полагаться впредь. Ты и Рута, - пообещал Ганд.
Записан
ЭРЭА ГАТТИ, ВЕРНИТЕ НАМ РОКЭ АЛВУ!!!

Таково было мое желание, и я никому не обязана отчетом в своих действиях

Молния -
Сквозь расколотый кристалл -
Молния,
Эшафот и тронный зал -
Молния,
Четверых Один призвал -
Молния...

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5130
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 9916
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #41 : 14 Окт, 2020, 21:40:07 »

Цитировать
Он знал, что идея, как и зерно, брошенное в землю, должна созреть, прежде чем даст всходы.
Вот и причина, по которой Сварт привлёк к себе внимание царских шпионов. А Ганд молодец, реакция у него прекрасная и голова неплохо работает. Да и его оценка царской разведки о многом говорит. Спасибо, эреа Артанис.
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

katarsis

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 767
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2015
  • Я изменила свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #42 : 14 Окт, 2020, 23:43:41 »

Ага, царь начал что-то подозревать: уже шпионов рассылает. Этих двоих убили, но ведь могут быть и другие. Да и исчезновение этих будет выглядеть подозрительно.
А Ганд со Свартом ещё больше сдружились - это хорошо.
А что, в Тамориане моряки сами корабли строят?
Записан

Артанис

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2859
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 5177
  • Всеобщий Враг, Адвокат Дьявола
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #43 : 15 Окт, 2020, 21:14:07 »

Спасибо, эрэа Convollar, эрэа katarsis! :-* :-* :-*
Цитировать
Он знал, что идея, как и зерно, брошенное в землю, должна созреть, прежде чем даст всходы.
Вот и причина, по которой Сварт привлёк к себе внимание царских шпионов. А Ганд молодец, реакция у него прекрасная и голова неплохо работает. Да и его оценка царской разведки о многом говорит. Спасибо, эреа Артанис.
Ганд - опытный человек, многое повидал и многому успел научиться. Знакомство с ним для Сварта очень кстати. Из них получится неплохой тандем. Особенно если породнятся.
Ага, царь начал что-то подозревать: уже шпионов рассылает. Этих двоих убили, но ведь могут быть и другие. Да и исчезновение этих будет выглядеть подозрительно.
А Ганд со Свартом ещё больше сдружились - это хорошо.
А что, в Тамориане моряки сами корабли строят?
А кто говорил, что будет легко? ::) Впрочем, кто расправился с этими, никто не видел.
Да, общий противник их объединил быстро.
Сварт нарочно собрал самых вовлеченных людей, которым доверяет. А помогать в починке корабля его команда может, почему нет? Ей же на нем ходить, значит, важнее всего сделать хорошо.

Глава 7. На распутьях
Вокруг погасшей огненной горы Ламаш в изобилии росли сады и виноградники. Местные жители испокон веков нашли применение кускам серо-желтой застывшей лавы, что попадались то там, то здесь. Их измельчали и закапывали в землю, и та каждый год родила обильный урожай. Вино из садов Ламаша знала вся Тамориана. У самого царя и многих знатных вельмож были здесь виноградники.
Среди местных жителей едва памятны были смутные слухи, что в древности Ламаш был настоящей огненной горой. Еще рассказывали страшные истории, как однажды гора содрогнулась от макушки до подножия и выбросила огромной столб огня и дыма, и как множество людей были поглощены раскаленным огненным потоком. Но такое случилось только однажды, и много сотен лет назад. А с тех пор Ламаш превратился из ужаса людей в их благодетеля и кормильца. В роскошных садах чуть ли не целый год зрели фрукты. Из лепестков прекрасных роз делали ароматическое масло. К горным озерам, пахнущим серой, люди приезжали издалека, чтобы лечиться; говорили, что эта неприятная на вид и вкус, постоянно теплая вода излечивала многие болезни и даже возвращала молодость. И местные жители не сомневались, что так будет всегда. "Наш старый Ламаш", - любовно называли они гору. Усеченный конус ее был хорошо знаком всем, кто глядел с равнины. Контур погасшей горы рисовали на холстах, лепили из местной сернистой глины, выжигали на дереве, и продавали ее изображения во всех видах приезжим гостям.
В Деревне Спелых Гроздьев, в лавке, где продавали гостям дары Ламаша, и повстречался впервые Борнах, Жрец-Целитель, с местной жительницей, молодой вдовой по имени Эла.
Случилось это три года назад. Сперва Эла и не приглядывалась к очередному посетителю своей лавки. Окруженная придирчивыми столичными покупателями, она старалась их хоть чем-нибудь заинтересовать. Дела в лавке шли плоховато, а гости обратили внимание на грубоватые здешние поделки, кажется, просто от скуки.
- Вот эти кувшины? Но они же грубой работы и аляповато разрисованы, - говорила богато одетая приезжая женщина, разглядывая предложенные ей изделия. - Вам, в провинции, может быть, не понять. А в Атале такая дешевка не нужна даже слугам и рабам в хороших домах!
На молодом смуглом лице торговки в этот миг отразилось такое отчаяние, как будто для нее сейчас не было на свете дела важнее, чем убедить покупателей. Проворно метнувшись среди тесно заставленных полок, она предлагала новые и новые предметы, надеясь, что хоть что-то им понравится. В своем горячем порыве она не замечала, как насмешливо изгибаются губы приезжей гостьи, как презрительно фыркает ее спутник.
По-настоящему одной ей важно было, чем закончатся торги. Ее богатые посетители развлекались от скуки. Она же все совершала от души, и Борнах уже видел, что душа эта умеет чувствовать глубоко и сильно. У женщины даже пальцы подрагивали от волнения, когда она бралась то за одно, то за другое. Жрец понял, что она способна, как дано немногим из людей, заниматься самым обычным, повседневным делом, как самым важным, вдохновленным Богами. Ему захотелось ей помочь. Жрец украдкой сделал знак в сторону оставшихся на полках кувшинов, чашек и блюд...
- А вот на этих уже более тонкий рисунок! Почему их скрывали позади? Их будет не стыдно показать гостям! - послышался резкий голос приезжей покупательницы.
Эла, снимая их с полки, открыла рот от удивления. Никто у них в деревне не умел так тонко и красиво расписывать кувшины. На гладкой поверхности, покрытой прозрачным лаком, словно черной тушью нарисована была гора Ламаш и ее окрестности: сады, виноградники, живописные берега сернистого озера...
Дождавшись, пока женщина останется одна и пересчитает небывалую по ее меркам выручку, Борнах подошел к ней ближе.
- Если захочешь, ты можешь сама научиться расписывать предметы, гораздо лучше этих, - пообещал он.
Эла не сразу догадалась, что это он ей помог, - так она позднее говорила. Глаза у нее, темные и блестящие, как у лани, сейчас  от радости стали немного косить.
- Ты не шутишь, господин? - спросила она с надеждой.
Потом она привела его в свой домик, крытый пальмовыми листьями, где в двух маленьких комнатах жила сама Эла с маленькой дочерью и ее младший брат. Муж Элы умер от лихорадки два года назад. Дети никак не ожидали увидеть дома постороннего мужчину, и это многое сказало Борнаху, даже если бы он не умел понять ее иначе.
С тех пор прошло три года. Жрец-Целитель часто находил время, чтобы навестить Деревню Спелых Гроздьев. Никто, кроме Элы, конечно, не подозревал, кто он такой, но, что у молодой вдовы появился богатый покровитель, соседи заметили. В общем-то, сельчан это не волновало; Эла могла распоряжаться своей жизнью, и никто не упрекнул бы, что она слишком рано забыла умершего мужа. Правда, она слышала за спиной насмешливые шепотки, когда соседи замечали, что она и дети стали жить богаче. Но и тут лишь косвенно она была обязана благодеяниям Борнаха. Он научил ее лепить и украшать глиняную посуду гораздо лучше здешних безыскусных художников, и, помимо радости творения, новое искусство помогало женщине зарабатывать заметно больше. Да и Хети, младший брат Элы, увлекся вырезанием из дерева, и тоже стал приносить доход маленькой семье.
- У твоего брата золотые руки! Я поговорю с Крэем, чтобы взял его на обучение в школу мастеров, - пообещал Борнах в последнюю встречу, поглядев медальон из тюльпанового дерева, вырезанный и украшенный мальчиком.
К этому времени Эла давно знала, с кем связала ее судьба. Жрецы вообще-то держались по-разному со своими возлюбленными-короткомыслящими; иные избегали пускать их в свою жизнь, скрывали о себе правду. Однако Борнах с самого первого дня понял, что с Элой так нельзя. Таиться от нее было бы недостойно и ее, и самого себя. И он постепенно поведал настолько, сколько вообще мог понять непосвященный человек. Узнав о нем правду, она не очень-то удивилась, и совсем не упрекала, что он не может даже пообещать всегда быть рядом с ней. Вечером, когда уже дети уснули, она долго лежала на лавке, крытой соломенным тюфяком, и глядела в потолок бессонными глазами. Борнах, как и все Жрецы, видел и в темноте, и безмолвно любовался ею. Наконец, Эла глубоко вздохнула:
- Если я тебе рожу сына, возьми его в Храм. Тебе ведь все равно нужен наследник, так лучше от меня, чем от другой, что так любить не будет. Только воспитай его так, чтобы он не забывал, что у него есть еще и мать...
Борнах вздрогнул тогда от этих простых слов, словно от удара молнии. Никогда еще ни он, и не другие Жрецы не замечали в простых людях, живущих в бедности, такой мудрости и такого человеческого достоинства. Да все ли они обдумали правильно, когда учреждали Храмы, разделили людей на знающих и "короткомыслящих"?
- Я обещаю тебе, Эла! Если у тебя будет сын, он будет твоим не меньше, чем моим! - пообещал Жрец.
- И ты, пусть на мне не женишься, а совсем не забывай, прошу тебя! Нет ведь у вас такого закона, чтобы и не вспоминать потом о тех, кто вас любит?
Он обернулся к ней и погладил ее волнистые темные волосы.
- Лебедь моя белая, Эла! Никто не обяжет меня с тобой расстаться. Хочешь быть моей женой по людским обычаям? Мы проживем вместе весь отпущенный нам срок, а потом и в новой жизни узнаем друг друга!
Но Эла, трогательно нежная с близкими людьми, порой становилась тверже закаленной стали.
- Нет, Борнах! Не хочу, чтобы ты из-за меня отделялся от Жрецов. Если они узнают, могут нам помешать. Я и так буду тебя любить. А больше ничего не надо.
На том и порешили тогда. А вскоре, на совещании Жрецов, открылась страшная правда о Ламаше, мирно спящем до сих пор.
Пока еще огненная горы вела себя тихо, и в окрестных селениях, утопающих в зелени, никто не подозревал неладного. Но, поднявшись к самому жерлу, давно осыпавшемуся, Борнах заметил, как из-под камней то тут, то там клубятся сизые струйки дыма. Заглянуть, как Иссат, дальше в жерло горы Борнах не мог, но и того, что осознал, было достаточно, чтобы задрожать от ужаса. Окрестные плодородные земли были просто ловушкой. Огненный великан заманил людей поселиться здесь, чтобы, когда проснется, поглотить всех разом.
Борнах увидел стаю ворон, что кружили над лесом, хрипло каркая. Мудрые птицы чуяли неладное. Что-то тревожило их, гнало прочь от привычных гнезд. Одни только люди, позабыв заветы Богов, разучились видеть и слышать.
Стало темнеть, и Борнах ушел в деревню. Там все шло привычным чередом, и люди не замечали никаких опасных признаков. В одном из дворов играли флейты, доносилась песня. Там играли свадьбу.
Эла открыла ему дверь, раньше чем он успел постучать. Ее изящные прохладные руки обхватили за шею, на время заставили позабыть все тревоги.
- Входи, мой милый! - на ней было просторное шерстяное платье, скрывавшее уже заметную беременность. - Олия спит, а Хети я отпустила в гости. Ты будешь есть?
- Нет, - Жрец-Целитель сел на лавку возле стола и вдруг почувствовал себя усталым, как будто целую седьмицу работал до изнеможения, как раб у нерадивого хозяина. - Эла, тебе нужно уехать отсюда!
Из рук женщины выпало полотенце. которым она вытирала вымытую посуду.
- Как это - уехать? Почему?
- Лучше всего - прямо сейчас, пока не поздно. Уехать надо не только тебе с детьми, но всей Деревне Спелых Гроздьев, всей окрестности, всей... - слова "всей Тамориане" застряли у него в горле. - Поверь мне, Эла, я знаю, о чем говорю! Мы все знаем. Скоро всем таморианцам придется переселиться. Я заберу тебя и детей.
Он видел, как лицо женщины похудело и заострилось, сделалось землистым, за считанные мгновения.
- Погоди, Борнах! Ты спасешь меня и детей, а наши сельчане?
Жрец-Целитель промолчал. Не мог признаться, что не подумал ни о ком, кроме нее.
- Нет, Борнах, я так не могу! Тут у меня полдеревни родни и друзей. Всех я знаю с самого детства. Они меня провожали замуж, и я бывала у них на всех праздниках. А теперь я спасусь, а они погибнут. Ведь они не знают ничего. Ты их не предупредил.
- Но у тебя дети! Подумай о них! - он схватил ее за руку, на которой переливалось драгоценными камнями кольцо-змея. Такое же, только побольше, было и у самого Борнаха.
Эла коснулась другой рукой живота, где толкался их с Борнахом будущий сын.
- Мы успеем еще спастись. Ведь время есть?
Он едва заставил себя слабо кивнуть.
- Я оповещу сельчан и других здешних жителей. Уйду только с ними вместе, когда все будут готовы.
Борнах простонал сквозь стиснутые зубы. Он-то знал, что, пока огненная гора выглядит обманчиво безопасной, большинство жителей никуда не пойдут. Не поверят никаким пророчествам, пока земля не задрожит под ногами. Вот тогда спохватятся, но как бы не оказалось поздно.
Но он обещал доверять ей, как равной себе, хоть теперь впервые готов был об этом пожалеть. Родители порой принуждают или обманывают детей для их же блага, потому что лучше знают, как должно поступить. Боги таким же образом учат людей - и грядущая катастрофа разве не урок от них? Но он почему-то так поступить с Элой не мог, хотя любой из Жрецов на его месте не колебался бы.
- Я буду рядом. Как только начнется, я помогу твоим односельчанам и заберу вас отсюда. И ты родишь в безопасности, - мог только пообещать он.
Женщина молча кивнула, полагаясь на его слова.
- Борнах, - проговорила она неожиданно. - А это трудно - знать то, чего не знают другие? Все равно что быть взрослым среди вечных детей...
Он задумался, ища подходящие слова.
- До сих пор я об этом не думал. Пока все шло своим чередом. Некоторым из наших даже нравится жить в скрытности. Да и я сам так жил, пока не встретил человека, которого хочется уважать. Которому хочется говорить правду...
- И поэтому Жрецы никого не любят по-настоящему, - безжалостно добавила женщина.
Жрец-Целитель хотел возразить, но не смог. Это правда: его собратья уже много жизней подряд знают один лишь свой долг перед Таморианой и человечеством. Он им заменяет любую личную привязанность. Они любят всех - и никого.
- Если кто-то из Храмовых служителей до сих пор и любил по-настоящему, то никто об этом не знает. Даже и в сказаниях о таком не пишут, и в песнях не поют: Кратий не позволит, чтобы люди такое помнили, - усмехнулся он.
Поселянка поставила на стол кувшин с апельсиновым соком, налила гостю и себе.
- Значит, мы с тобой первые такие. Но, наверное, не последние!
- Почему? - полюбопытствовал Жрец.
- Ну, как же! Ты ведь говоришь, что те, кто любят друг друга, встречаются и в новых жизнях. Значит, и мы с тобой опять встретимся. Когда я с тобой, даже представляю, как это будет.
Перегнувшись через стол, Борнах осторожно обнял Элу за плечи. Кольца-змеи на их руках сплелись, изогнувшись, как живые, засверкали драгоценной радугой.
- Гляди: вот эти кольца переживут все, они достанутся в следующих жизнях тем, кто продолжит нашу любовь! Но до следующих жизней нам далеко еще. Давай сначала постараемся эту жизнь прожить как можно дольше!
Записан
ЭРЭА ГАТТИ, ВЕРНИТЕ НАМ РОКЭ АЛВУ!!!

Таково было мое желание, и я никому не обязана отчетом в своих действиях

Молния -
Сквозь расколотый кристалл -
Молния,
Эшафот и тронный зал -
Молния,
Четверых Один призвал -
Молния...

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5130
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 9916
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Таморианы. Погибшая Земля
« Ответ #44 : 15 Окт, 2020, 21:35:38 »

Цитировать
Да все ли они обдумали правильно, когда учреждали Храмы, разделили людей на знающих и "короткомыслящих"?

Попытки отделить "агнцев" от "козлищ" добром никогда не кончались. Ни для кого.
Цитировать
Они любят всех - и никого.
По сути - никого. Вроде бы вся их деятельность направлена на благо людей, но люди для низшие существа.
А новые персонажи очень интересные, только вот убедить односельчан Эла вряд ли сумеет. Спасибо, эреа Артанис.
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."