Расширенный поиск  

Новости:

Для тем, посвященных экранизации "Отблесков Этерны", создан отдельный раздел - http://forum.kamsha.ru/index.php?board=56.0

Автор Тема: Сказки у камина - V  (Прочитано 5074 раз)

Карса

  • Граф
  • ****
  • Карма: 607
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 436
  • Грозный зверь
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - V
« Ответ #15 : 22 Окт, 2020, 09:44:51 »

Спасибо за новую встречу с полюбившимися героями, эреа Tory. Надеюсь, они выберутся из очередной передряги. А пока всё тревожно.
Записан
Предшествуют слава и почесть беде, ведь мира законы - трава на воде... (Л. Гумилёв)

Tory

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2255
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 1760
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - V
« Ответ #16 : 22 Окт, 2020, 11:50:50 »

Спасибо, что прочитали, эрэа Tany и эрэа Карса! Они, конечно, выберутся. Герои - они такие... А пока усугубим.

Процедуру, называемую почти во всех магических трактатах «пробуждением памяти», назначили на следующий вечер, а до того предстояло готовиться. Помочь вызвался, как ни странно, отец Грант. Он сказал, что мальчику пойдет на пользу пребывание в храме, и увел найденыша с собой. Даррен отправился в Дом Мудрых, дабы с помощью Астора и Лиарда изучить здешние магические потоки, которые так или иначе предстояло задействовать. Он хорошо помнил, как сложно ему было в прошлый раз творить даже примитивные чары иллюзий, насколько непослушны и своенравны оказались здешние силы. Риск следовало свести к минимуму, иначе процедура могла обернуться катастрофой.
   Тайри осталась в саду дома Мудрых, не столько ради подготовки – она ей была практически не нужна - сколько для того, чтобы спокойно поразмышлять. Впервые за последние годы она засомневалась, сможет ли выдержать то, что задумала. Безусловно, рядом есть и будет Даррен, который, не задумываясь подставит плечо в трудную минуту и полезет за ней в любую преисподнюю, но… Нельзя его подставлять, и никого больше нельзя. После того, что она осознала во время Перехода, Тайри не чувствовала себя так уверенно, как раньше. Никогда еще Тропа не была такой странной, никогда не ощущалась совсем застывшей и неживой и, естественно, не приходили во время путешествий никакие видения. А тут... тут целительнице показали Путь - возможный и избранный. А еще показали кусок совершенно выпавшего из памяти прошлого, заставивший ее не только страшно затосковать, но и принять очень важное решение. Она никого больше не потеряет, не позволит погибнуть. Она сделает для этого все, что в ее силах. Больше никто не перешагнет Грань по ее вине или недосмотру. Поэтому - так, везде и во всем, прежде всего, сама суется в пекло, а потом уже тащит за собой остальных. С найденышем будет тяжело, и основная тяжесть должна лечь на ее плечи. А уж как ей это сделать, она придумает.
- Простите, что нарушаю Ваше уединение, госпожа, - услышала Тайри уже знакомый голос. Перед ней стоял Смотрящий сквозь Время, Герт.
- Ничего страшного, я просто размышляла, - ответила она. Ах, как же не вовремя! Ну не гнать же его.
- Не хотите рассказать, о чем? – осторожно поинтересовался Мудрый, - Может быть, я чем-то смогу быть полезен? – он воткнул в землю свой посох и уселся рядом с ней на скамейке. Полюбуйтесь на него: чисто щенок, только что хвостом не виляет.
- Вряд ли, - вздохнула леди, стараясь поглубже упрятать неуместную сейчас едкую иронию,- в моем прошлом Вы не властны, да и в будущем, наверное, тоже. Понимаете ли, от воспоминаний нам никуда не деться, из них мы черпаем душевное равновесие, они же порой это равновесие у нас и отнимают.
   Герт заглянул ей в глаза. Интересно, он и вправду умеет читать в чужих душах, как тут говорят?
- Сколько в Вас силы, госпожа… И сколько всего прячется за ней. Вас много и вы одна. Вы могли бы стать и Поющей Стихиям, и Белой Защитницей, и учить юных Мудрых. Так же, как ваш Лоцман был бы лучшим среди нас, совмещая все наши способности. Только вот, Стоящих на Грани из вас не выйдет, а жаль. Почему?
- Наверное, потому, что Грань мы оба видели слишком близко, Герт. И еще по тысяче причин. Для того чтобы соответствовать вашим требованиям и стоять на Грани, нужно сердце, а у меня его нет. Не дано, исчерпано, назовите как угодно.
- Воистину, мы слепы в собственной судьбе, госпожа, – печально произнес Мудрый, - вы и не подозреваете, сколько всего вам дано, и я имею в виду не магию. Просто время еще не пришло.
   Тайри грустно улыбнулась. Время… какая чушь! Переход обрушил на нее лавину открывшейся памяти. Кто-то из сильных пожалел и запечатал всё, что случилось почти за Гранью, в недолгие и бесконечные минуты между жизнью и смертью. Целительница думала, что меткой тех событий останется лишь шрам, но звездная Тропа решила иначе. С неё точно сорвали спасительную повязку и выставили на яркий солнечный свет, причиняющий нестерпимую боль привыкшим к темноте глазам. Она вспомнила, узнала и поняла, что, а точнее - кого потеряла. И рухнула во тьму и холод одиночества. Да, рядом были друзья, влюбленный Лоцман, требующий непрерывной заботы и внимания найденыш, странный и опасный новый мир, но там, глубоко внутри, Тайри осталась совсем одна, потому что надежда развеялась, как дым. Гай умер, его больше нет - нигде и никогда. Не встретить, не дождаться, не прорваться, не отыскать, он ведь даже сниться ей перестал... Как ей удалось дойти до Белого моста и не шагнуть с Тропы в бездну, какие силы удерживали от этого сейчас, леди Даллет не понимала. Наверное, как это было всегда и со всеми, долг оказался сильнее личного горя. Наверное, как это будет со многими, жизнь и здесь не даст ей повода уступить собственной боли. Ничего, когда-нибудь... Она не успела привыкнуть к существующему положению вещей - к внутреннему одиночеству вряд ли можно привыкнуть быстро. Теперь в голове постоянно вертелась мысль, что на ее собственном гербе следовало бы написать: «Не судьба!». Бессонная ночь не дала облегчения, да целительница и не ждала его. Сейчас ей было абсолютно безразлично, куда поведет дорога и что ожидает в конце путешествия. Она пыталась жить данной минутой, изо всех сил училась искусству маленьких шагов и умению сосредоточенно работать над необходимым. Вот необходимо сейчас собраться и провести процедуру для найденыша - она это сделает, а там видно будет. И не заглядывайте, не заглядывайте, уважаемый маг, в мою память, к чему вам это? Я сама стараюсь теперь туда не заглядывать, иначе плохо будет не только мне. Ах, вы уже? В таком случае примите мои соболезнования. Сами виноваты.
   Герт с трудом оторвал взгляд от невозможных осенних глаз, что смотрели, в сущности, не на него, а в бездну, и ретировался, унося в душе чужую горечь и чужую потерю. А еще - странное чувство: надо же, ведь кого-то еще так любят! Даже мертвого, исчезнувшего отовсюду, даже зная, что больше никогда… Смотрящему-сквозь-Время больше всего на свете теперь хотелось, чтобы и его любили также.

   Вечером следующего дня Мудрые и Хранительница ждали Даррена с найденышем в условленном месте. Лоцман выбрал эту маленькую площадь на окраине Города не случайно – там сходились три очень сильных магических потока, и шанс помочь мальчику, опираясь на них, был максимально высок. Сама процедура особой сложности для Тайри не представляла, но ее последствия могли стоить ей жизни. Целительницу это нимало не заботило, зато пугало остальных.
   А вот и мальчик – держится молодцом, совершенно спокоен. Действительно, ночь в Храме и беседы с отцом Грантом пошли ему на пользу. Чем спокойнее и увереннее он будет, тем легче убрать из его сознания ужас, оставленный Тьмой. Даррен, против обыкновения, волновался. Тайри чувствовала его эмоции почти также четко, как свои, и её раздражали настроения Лоцмана. Что толку беспокоиться, раз все уже решено и подготовлено? Хотя, это для нее решено, а остальные-то не в курсе. Были бы в курсе - устроили бы ей хорошенькую головомойку за излишнюю скрытность и опасный риск.
   Как только сотворенный Дарреном и Одри магический купол накрыл их, Тайри, отрешившись от всех посторонних мыслей, заглянула в память мальчика настолько глубоко, насколько позволили ей потоки и собственное умение. Создатель, какой ужас ему пришлось пережить! Не удивительно, что он ничего не помнит. Измученный разум, защищаясь, просто заблокировал все воспоминания о пребывании мальчика в подземельях. Что за отвратительные обряды над ним творили: своеобразное поэтапное жертвоприношение Тьме. Сначала память, потом должно было последовать Имя, за ним – душа… Тело – лишь слабая оболочка, это в последнюю очередь. Но жрецы просчитались, что-то пошло не так, в памяти найденыша ясно отражались их растерянные и испуганные лица. Ну же, малыш, не сопротивляйся, я всего лишь хочу помочь тебе, попросила Тайри мысленно. Словно услышав ее, мальчик открылся, и весь пережитый им кошмар, вся физическая и душевная боль, весь страх и муки одиночества хлынули в разум и душу целительницы. Как и предполагала Тайри, основной поток темных воспоминаний ей удалось забрать, ведь подобное тянется к подобному. Оставалось только вычерпать его до дна, чтобы освободилось место для нормальных человеческих эмоций и ощущений, и она, ныряя все глубже и глубже, почти не удивилась, наткнувшись в определенный момент на непреодолимую серебряную стену в сознании мальчика. Вот и причина, по которой Темные не смогли заполучить свою жертву – удивительно сильный блок, явно магический, созданный мастером своего дела. Кто-то защитил найденыша, то ли предвидя подобную ситуацию, то ли просто на всякий случай. Как хорошо, что в жизни мальчика был этот человек...
   Мудрые с ужасом и восхищением наблюдали за действиями Тайри и ее помощников. Возможно, всем им вместе и было под силу такое, но вряд ли они решились бы на столь опасное для собственного сознания колдовство.
- Одри, держи его, я на пределе, – прошептала леди Даллет, не в силах более выносить чужую боль, заполнившую, казалось, все ее существо. Не утонуть в этом мраке ей удавалось исключительно за счет очень сильной воли и тех светлых воспоминаний, что не стерла даже Тропа. Наконец, благодатный туман беспамятства окутал сознание Тайри. Главное было сделано, остальное спокойно довершат друзья.
   Сколько прошло времени? Она не спала и не бодрствовала, видя картины и события, которые изо всех сил пыталась задержать подольше. Прошлое это или будущее, кто знает? Последнее, что промелькнуло в уже рассеивающемся мареве – мозаика из знакомых кусочков, из того, что составляло основу, суть прошлой жизни. Смех брата. Голос отца, напевающего за работой. Мамины чары, теплой вуалью накрывающие маленькую девочку. Долгие беседы с рыжеволосой яркой женщиной, мудрой, как сказочная птица. Улыбка и песни человека, похожего на лёд и горячего изнутри, спокойная уверенность другого - властного, решительного, надежного, на таких мир держится. Бестрепетный прощальный взгляд волшебного зверя, преградившего ей путь к смерти. И дальше, волной - ощущения, память тела, запах, дыхание, горячие руки, родные губы, шепот на грани восприятия... Нет, хватит, довольно, довольно же! Вынырнуть, воздуха, воздуха! Или уж заберите, дайте утонуть, не помнить, у мертвых ведь ничего не болит… Очнувшись, Тайри долго не могла понять, что с ней случилось. Лишь постепенно восстановив события, она забеспокоилась, все ли завершилось благополучно. Одри, очень вовремя заглянувшая в комнату, аж в ладоши захлопала от радости.
Записан
Я вылеплю себе иную
землю из сонных перьев...
Видишь - вдалеке -
проходит ветер с синими глазами...
(c) Шамиль Пею. Песни иных земель

... глаза их полны заката,
сердца их полны рассвета...
Иосиф Бродский.

Tory

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2255
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 1760
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - V
« Ответ #17 : 22 Окт, 2020, 12:00:39 »

- Слава Создателю, наконец-то! Выбралась, выкарабкалась, бедная моя! Мы все чуть с ума не посходили от беспокойства, ты же четвертые сутки без памяти! Лоцман, наверное, десятка три способов испробовал, чтобы тебя разбудить, и все напрасно.
- А как себя чувствует наш найденыш? – поинтересовалась леди.
- Ой, он странный такой стал, - пожала плечами юная колдунья, - иногда задумается, а потом начинает говорить на каком-то непонятном языке. Слова вроде знакомые попадаются, а понять его не могу. Потом очнется, я его спрашиваю, о чем он только что говорил, а он плечами пожимает. Зато когда ему Мудрые королевский дворец показали, он все башни назвал, точно всю жизнь знал, даже те, что уже разрушены или перестроены давным-давно.
- Странно. Он вспомнил что-нибудь о себе?
- Нет, - пожала плечами Одри, - и это очень беспокоит Мудрых и Даррена. Он говорит, что полностью забрать у человека память возможно, но это, видимо, случай особый. Воспоминания, скорее всего, сохранились, как и основа личности, иначе мы бы имели дело с беспомощным безумцем. Значит, они очень глубоко спрятаны, возможно, за каким-то искусственным или врожденным магическим заслоном, который срабатывает в подобных ситуациях.
Как раз этот заслон я и увидела, подумала Тайри. А мальчик-то наш не прост! Недаром я почувствовала чужую магию. Чужую, но не враждебную. Похоже на очень сильное заклятие, унаследованное или наложенное при рождении. Снова магия крови! Распутывать такие вещи крайне сложно, если вообще возможно. Только бы Мудрые не попытались взломать этот блок силой, тогда все старания пойдут прахом. Добиться они ничего не смогут, только превратят парня в растение. Если уж смотреть на ситуацию взглядом целителя, найденыша необходимо просто оставить в покое, и все встанет на свои места. Надо все это как-то донести до нетерпеливых здешних магов, пока не испортили все что можно и нельзя, а для этого, прежде всего, нужно оторвать себя от подушки.
   Не успела леди Даллет встать и одеться, как в комнату, без стука, вошел один из Мудрых. Не открывая лица, он застыл у двери неподвижной статуей, увидев, что Тайри сидит у зеркала.
- Проходите, Герт, присаживайтесь, – с улыбкой сказала Хранительница. Создатель с ними, с манерами, может у них так тут принято - вламываться к дамам без стука. А прятаться-то зачем, ей ведь никакого труда не составляет различать их всех, как говорит Лоцман, “по цвету”. Вокруг Смотрящего-сквозь-Время висела серебристая дымка, Рода тонула в алых сполохах, у Астора за спиной вился невидимый другим белый плащ, а тень Лиарда периодически рябила, точно море.
- Я не помешал, госпожа? – спросил Смотрящий сквозь Время, усаживаясь в кресло.
Конечно, помешал, как и в прошлый раз, когда решил рассказать мне обо мне самой, - с веселой злостью подумала леди Даллет. Интересно, у всех здешних Мудрых хватает мудрости являться крайне некстати, или Герт один такой? Но мы, конечно, будем до оскомины вежливы и ничего не скажем. И почему вдруг у слабой женщины появляется желание спустить кого-нибудь с лестницы?
- Вовсе нет. И не называйте меня госпожой, пожалуйста. У меня есть имя, - Тайри повернулась к гостю и встретила внимательный взгляд спокойных серых глаз.
- Которое из ваших имен вы предпочитаете? – спросил маг.
О, да он хочет подойти на шаг ближе, чем остальные. Ладно, пусть попытается. Интересно только, зачем ему? В сущности, ничего страшного в этом нет, родись они в одном мире - были бы ровесниками. По роду занятий Герт должен казаться старше и опытней, по крайней мере, такими всегда были Видящие из ее прошлого, а этот и выглядел, и вел себя как мальчишка. Мальчишка, изо всех сил притворяющийся взрослым.
- Если хотите, называйте меня Тайри, как Даррен.
- Нет. Это имя что-то значит для него, но не для меня. А как Вас называли в детстве? Или…
- Тайо, - почти шепотом ответила волшебница, - но это и правда детское имя, непригодное в нынешней жизни.
- А мне нравится! И, потом, thaaj-'o - четко, с легким придыханием в начале слова, произнес Герт, - на древнем языке Города - «огненная»… Вы владеете огненной стихией?
Тайри удивленно подняла одну бровь:
- Немного. А что здесь удивительного? – у нее на ладони вспыхнул язычок пламени величиной с палец.
- Наши Поющие Стихиям управляют лишь Водой и Воздухом, очень редко и с помощью Стоящих на Грани – Землей. Огонь подчиняется только мужчинам, далеко не всегда и очень слабо. В легендах сохранились упоминаниях о Властителях Огня, но это относится к столь древним эпохам, когда рядом с людьми жили и другие – истинные хозяева этого мира, крылатые.
   Все повторяется, как и говорил Даррен, подумала Тайри. И здесь первой расой были Драконы. Только вот что с ними случилось? Все погибли в каких-то битвах, о которых теперь не помнят? И не осталось ни Князя-Хранителя, ни его воинов? Или кто-то остался, но так далеко, что не видит и не слышит происходящего? Спит или околдован? Вряд ли, будь в этом мире хоть один дракон, Тьма не подняла бы голову так высоко.
- Но лично я называл бы вас так, как сказано в пророчестве. Хранительница.
- Вряд ли это правильно, Герт. Слишком громко и совершенно незаслуженно.
- Это не мы придумали. Это знали Древние, и знали наверняка - раз вы здесь, с нами.
   Тайри надолго задумалась, прав ли её собеседник. Покидая родной мир, она заботилась о тех, кто оставался. Теперь ей, очевидно, следовало думать о тех, кто рядом, особенно если вспомнить все то, что говорила им на прощание Двуликая: Звездная Тропа сама приведет их туда, где они нужнее всего. Бесполезно искать иные выходы, этим можно только навредить и тем, кто остался, и тем, кто ждет помощи, и себе самим. Надо просто следовать открытой дорогой, и не роптать, что не ты выбрал её, а она тебя. Принять все, как есть, быть честной с собой и другими, и Весы сами вознаградят в конце пути. Тогда не было времени размышлять над напутствием богини тиншельтов, а сейчас ей казалось, что  все это дым и ложь, ведь «главный приз» от Великих Весов она уже получила. Не сдавалась, отдавала все до капли, не боялась и не склоняла головы перед Тьмой - и что в итоге? Ступая на Тропу, Тайри еще ни о чем не догадывалась и ни о чем не вспомнила. Она хотела только одной награды, которой, увы, не будет уже никогда. Знала ли Двуликая истинное положение вещей? Несомненно, знала. И скрыла, спокойно отправив их всех сюда. Не могла лишь предвидеть, что Тропа решит все расставить по местам. Но этот-то город чем провинился? Появление чужаков видели не только Мудрые, старое пророчество помнят, наверняка, очень многие. И теперь с надеждой оглядываются на них, кивают, как родным, при встрече… Что остается? Как в таких случаях говорила Одри, попал в колесо - хочешь-не хочешь, а крути.
   Герт осторожно пошевелился в кресле, не зная, стоит ли нарушать задумчивое молчание Хранительницы.
- Кроме разговора об именах и пророчествах, есть еще что-то важное, Герт? – проговорила Тайри, вставая.
- Да, госпожа, - ответил Мудрый, невольно любуясь ее гибкими движениями, - мои собратья по ордену в смятении. Память вашего найденыша не восстановилась, но появилось нечто иное. Они боятся, что Кадарн лишь морочит нас, что этот юноша – особо подготовленный лазутчик.
- Он жертва, и не более того. Я видела, и любой, кто даст себе труд, увидит, - голос леди Даллет сорвался при воспоминании о пережитом вместе с найденышем, - что с ним сделали. Если они боятся заглянуть в него, пусть окунутся теперь в мою память. Все это я забрала себе, ни к чему мальчику такой груз. Теперь он свободен, его надо оставить в покое, и он все вспомнит без посторонней помощи.
   Смотрящий сквозь Время подошел к Хранительнице, осторожно прикоснулся пальцами к ее вискам. Через пару минут он не выдержал и опустил взгляд.
- Как Вы это выдерживаете, Тайо? Сколько надо иметь сил! И почему только вы приняли на себя весь этот ужас? Я видел и Одри, и Даррена, их это совсем не коснулось! – Мудрый был поражен увиденным.
Леди вымученно улыбнулась:
- Зачем тратить их силы? А мне не привыкать. Как-никак я целитель, это одна из основополагающих практик - умение забрать чужую боль. Здесь почти то же самое. Загляните глубже, если не боитесь. Я разрешаю. Может, поймете, что мне нечего скрывать, и что со мной после такого ничего не случится.
   На этот раз она сама прижала к вискам тонкие пальцы мага. И он увидел, быть может, много больше, чем хотел бы увидеть. Больше, чем в прошлый раз. Ее поиски и ее неудачи. Ее боль и то, что осталось от ее любви. Ее надежду и глубоко спрятанные мечты о доме. Ее путешествия и сражения. Её близких, и войну, которую пришлось оставить. Змеиный кинжал и Серый тракт, пройденный почти до конца, что и вовсе не укладывалось в голове у молодого мага. Герт зажмурился и медленно перевел дыхание. Ему стало страшно: как, как один человек, за такую совсем недлинную жизнь смог столько повидать, перечувствовать, потерять и выжить при этом? Кто придумал для хрупкой Тайо такую судьбу? До сего момента он чувствовал в Хранительнице лишь огромные силы и непреклонную волю, видел в ней предсказанную избранницу Города, а теперь… Он неожиданно увидел молодую, печальную, наделенную многим от природы женщину. Многим, но не возможностью выбирать себе судьбу. Судьба уже выбрала ее, и с этим, конечно, можно поспорить, но... Где-то глубоко сверкнула и погасла мысль: а не является ли он сам частью этой судьбы? Не бывает ведь лишних встреч, и совпадения в жизни магов не случайны!
- Предупредите Ваших собратьев, Герт, - услышал он, точно издалека, ее голос, - я хочу окончательно объясниться с ними. Боюсь, что своими стараниями обнаружить в найденыше Тьму, они могут испортить все дело.
   Маг кивнул и удалился. Как и полагается имеющему дело со Временем чародею, он хорошо чувствовал перемены, и знал, что в этом вопросе Хранительница окажется права.

Записан
Я вылеплю себе иную
землю из сонных перьев...
Видишь - вдалеке -
проходит ветер с синими глазами...
(c) Шамиль Пею. Песни иных земель

... глаза их полны заката,
сердца их полны рассвета...
Иосиф Бродский.

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5130
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 9916
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - V
« Ответ #18 : 22 Окт, 2020, 12:53:03 »

Очень напряжённая и очень интересная история. А судьбу, конечно, никто не выбирает. Вот она нас выбирает - что есть, то есть. Но Мудрых очень хочется...эээ...солёными розгами, просто так, чисто по человечески. Спасибо, эреа Tory.
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2055
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2767
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - V
« Ответ #19 : 22 Окт, 2020, 20:55:20 »

Огромное спасибо за продолжение чудесной истории. Я очень рада новой встрече с героями.
Но Мудрых очень хочется...эээ...солёными розгами
Есть такое дело. У них изначально установка:
"Мы властны только над жителями Города. Все остальное может поколебать Весы."

Этакое "моя хата с краю", но вы ее все спасайте.
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Красный Волк

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5507
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6347
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - V
« Ответ #20 : 22 Окт, 2020, 21:06:53 »

И все-таки, думается, поторопилась Тайри решить для себя, что нет у нее больше сердца. А найденыш, в судьбе которого приняли такое живое участие герои - да, явно очень не прост :). И снова - огромное спасибо за великолепное продолжение, эрэа Tory! :)
Записан
Автор рассказа "Чугунная плеть"

Tory

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2255
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 1760
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - V
« Ответ #21 : 23 Окт, 2020, 00:55:20 »

Спасибо, дорогие эрэа!
Но Мудрых очень хочется...эээ...солёными розгами, просто так, чисто по человечески. Спасибо, эреа Tory.
Уверяю, что захочется еще не раз. Хотя некоторые, возможно, не так уж и плохи. А может быть, просто станут лучше - в процессе. Если доживут.
Записан
Я вылеплю себе иную
землю из сонных перьев...
Видишь - вдалеке -
проходит ветер с синими глазами...
(c) Шамиль Пею. Песни иных земель

... глаза их полны заката,
сердца их полны рассвета...
Иосиф Бродский.

Tory

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2255
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 1760
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - V
« Ответ #22 : 23 Окт, 2020, 12:00:27 »

Разговор с Мудрыми не был легким. Тайри не располагала иными аргументами, кроме собственной убежденности, а ее визави были, мягко говоря, неуступчивы, если не сказать - враждебны. Все, кроме Герта, настаивали на том, чтобы найденыш либо был изгнан, либо прошел через опасную и болезненную процедуру магического очищения. Больше всех этого требовал Светлый защитник, и Тайри не могла его осуждать.
- Мне понятно ваше недоверие, почтенные маги. Вам кажется, что попытка вернуть память этому юноше не увенчалась успехом, и надо сделать что-то еще. Я же прошу вас оставить его в покое, хотя бы на какое-то время, чтобы блок, удерживающий его воспоминания, смог раскрыться сам. Кроме того, я ручаюсь, что Тьма более не властна над ним, - устав от бесконечных препирательств, сказала целительница.
   Маги Города, нехотя и с превеликим трудом, согласились отпустить юношу под личный присмотр Даррена и Тайри. На вопрос, что по этому поводу думает Лоцман, тот лишь улыбнулся и сказал, что целиком с Хранительницей согласен.
   Владеющий Пространством, Лиард, принялся обсуждать с Дарреном состояние Тоннелей, соединяющих Город-над-Морем с сопредельными мирами. Безусловно, задача не терпела отлагательств, потому что очень скоро Город останется без продовольствия. Ну и кому еще можно было, не опасаясь последствий, предложить лично исследовать этот вопрос “изнутри”? Вряд ли он откажет. Просьбу-то можно отложить на потом, а пока исподволь заставить гостя применить свои обширные знания и способности на пользу Совету.
Тайри, утомленная магическими подробностями разговора, решила прогуляться, проводить ее вызвался все тот же Герт. Выйдя из Дома Мудрых, они обнаружили Одри и найденыша, сидящих на скамейке в саду. Юноша о чем-то увлеченно говорил, а Одри недоуменно взирала на него, видимо, ни слова не понимая. Герт внимательно прислушался к речи мальчика и шепнул Тайри:
- Он говорит на Древнем наречии. Так разговаривали в Городе еще в эпоху королей. Уж не потомок ли наших уплывших тысячу лет назад соплеменников сидит сейчас перед нами? Вы могли разбудить «память крови», и с нами сейчас говорят через него его предки. Кстати, как его зовут?
- Не знаю. Своего имени он так и не вспомнил, - ответила Тайри.
- Что ж, значит надо дать ему новое, - задумчиво проговорил Смотрящий сквозь Время, - в обряде Наречения нет ничего магического, этим ведает отец Грант. Зато мальчик, получив имя в нашем Храме, сразу окажется под защитой всех сил Города.
- А ведь действительно, негоже ему ходить безымянным, - кивнула, соглашаясь, Хранительница, - у нас в древности верили, что Тьма охотится за истинным именем человека. Если я все правильно поняла, до его имени эти мерзавцы не дотянулись, но раз уж так безопаснее, то пусть будет Наречение.
   Герт пообещал в ближайшее время переговорить с настоятелем Храма, а Одри, узнав, что маг понимает Древнее наречие, попросила его как-нибудь послушать и "перевести" один из рассказов найденыша на современный язык.
   Даррен догнал Тайри, Одри и мальчика почти у самого дома, который целиком отдали им в распоряжение. Против обыкновения, Лоцман был мрачен и взволнован, видимо, Лиард сообщил ему нечто неутешительное.
- Тебя так сильно беспокоят Тоннели? Разве там, кроме известного нам противника, мы можем встретить кого-то еще?
- Да, Тайри. Тоннели – создание силы столь древней, что о ней сохранились лишь смутные и неоднозначные упоминания, да и то, не в хрониках, а в легендах. Лиард считает, что маги Танх Каара пытаются пробудить эту силу и подчинить себе. Кто знает, может, им уже удалось. Меня это не страшит, но я боюсь за тебя и Одри.
Тайри криво усмехнулась.
– Быстро же они начали. Вот и первое предложение, от которого нельзя отказаться. Скажи мне, а как ты сам видишь Тоннели? Лоцман должен воспринимать это древнее творение несколько иначе, чем здешние маги. Вот меня не оставляет мысль, что это хитро преобразованные Тропы. Именно поэтому Темным, как мне кажется, не по зубам напрямую взаимодействовать с их создателями. Они могли приготовить нечто нейтральное, не являющееся порождением темных сил, но способное как-то воздействовать на чары, что превратили некогда зыбкую Тропу в камень. Я не знаю, работает ли в Тоннелях закон Весов и так ли опасно там колдовать, как на Тропах. Все придется выяснять на месте, нравится нам или нет. А ты не думал о том, чтобы проникнуть в сопредельные миры не по Тоннелям, а иным путем?
- Думал. Но это еще более опасно. Конечно, можно попытаться, но только в том случае, если у нас не будет иного выхода. Понимаешь, я не знаю, есть ли здесь свои Перекрестки, стабильные точки переходов, а если и есть, то как они управляются, по каким законам живут. На изучение этого всегда нужно время. Как и на создание новой Тропы. Мой прошлый визит в Город показал, что Тропы вокруг него ведут себя крайне необычно. Попросту говоря, перепутаны и перекручены, будто кошка клубком поигралась. И еще они время от времени меняют направление или вовсе исчезают.
- Стало быть, пойдем так, - пожала плечами Одри, - лично я не сомневаюсь, что нас четверых для этой задачи достаточно.
- Мне бы твою уверенность, - мрачно усмехнулся Лоцман.
- А я? – почти шепотом спросил найденыш, - я не хочу оставаться один.
- Не бойся, малыш, - улыбнулась Тайри. Слово само сорвалось с губ, хотя именно "малышом" найденыш и не был. Вытянувшийся, как свечка, вполне обычный юноша, может, чуть младше Одри, - я попрошу отца Гранта и Смотрящего сквозь Время быть с тобой рядом до нашего возвращения. Они не дадут тебя в обиду.
Найденыш с надеждой заглянул Хранительнице в лицо и неуверенно улыбнулся. Рядом с этой женщиной он чувствовал себя в безопасности, и, что странно было ему самому, он чувствовал себя дома. Хотя он напрочь не помнил, как это - дома…
Отец Грант не просто охотно откликнулся на просьбу мага, он требовал провести церемонию Наречения как можно скорее. У Тайри, напротив, не было желания принимать скоропалительные решения. К тому же, её смущали некоторые особенности процедуры и убеждения, с этим связанные. Настоятель в качестве нареченных матери и отца найденыша видел исключительно Хранительницу и Даррена, ни о ком другом он и слышать не хотел. Лоцман не возражал – он узрел в этом некий знак свыше. Леди Даллет же отнеслась к требованию отца Гранта с изрядной долей осторожности и скептицизма, честно признавшись себе, что оказалась совершенно не готова к такой роли. Ну какая из нее мать, пусть даже и названная? Тайри, насколько могла убедительно, постаралась объяснить это увлеченному идеей священнику. Настоятель для виду попытался возражать, но его аргументы оказались явно слабее. Поняв, что торопить волшебницу бесполезно, отец Грант отложил процедуру Наречения до возвращения Тайри и Даррена из экспедиции.
Было холодное туманное утро, шли последние приготовления к походу. Тайри, по привычке, тщательно проверяла оружие, и без того безукоризненно подогнанное и отлаженное, когда возле открытой двери её комнаты бесшумно возникла хорошо знакомая фигура в темно-синем плаще. Лицо, как всегда вне дома, скрывал капюшон. Как будто она могла не узнать его!
- Я рада, что Вы зашли попрощаться, Герт, - Хранительница тепло улыбнулась. Видимо, именно это и подвигло его перешагнуть, наконец, порог. Иначе, так бы и топтался снаружи.
Общаясь с магом времени, Тайри пыталась понять, отчего каждый раз возникают такие непохожие впечатления. То он кажется ей почти стариком, то совсем молодым, то сильнейшим магом, наделенным почти непреодолимой силой, то беспомощным учеником… Это происходит оттого, что он сам еще не понял, чем владеет, или это Время оказывает такое влияние на посторонних?
- Я просто хотел сказать… - как-то смущенно проговорил маг, опуская капюшон, - Возвращайтесь, Тайо! Мы все будем ждать вас. Вы даже не представляете себе, как много надежд связано с вашим походом.
Ну, про всех - это он, мягко говоря, преувеличил. Всё никак не поймет, что не стоит выдавать желаемое за действительное. А улыбается он хорошо, искренне. Можно было бы и не замечать, но когда настороженности и враждебности вокруг так много, поневоле радуешься простому проявлению доброго расположения. И чего он стесняется?
- Послушайте, Герт, уж кому-кому, а Вам-то не составляет труда узнать, вернемся мы или нет, - с легкой укоризной в голосе сказала Хранительница.
- Я не стал тревожить Время, - покачал головой Мудрый. Тайри продолжала молча смотреть на него, и он, решившись, добавил, - если, упаси Всевышний, все закончится плохо, я не хочу знать об этом заранее. Предпочитаю надежду отчаянью.
- Вот как! Что ж, наверное, это правильно. Да и мы не собираемся становиться легкой добычей для ваших… наших противников. Не затевают поход, ожидая поражения. Сдался в мыслях - значит, проиграл.
- В этих доспехах Вы прекрасны, - задумчиво сказал Смотрящий сквозь Время, - но мне почему-то кажется, что серебристый шелк или зеленый бархат подошли бы Вам больше.
Тайри вздрогнула. Откуда Герту знать, что она, действительно, недолюбливала доспехи и предпочитала, по возможности, серебристый шелк и зеленый бархат? Да раньше и не приходилось ей облачаться в настоящую броню, хоть и выполненную столь искусно, и специально облегченную для неё.
- Я тоже считаю, что леди гораздо более к лицу шелк и бархат, нежели сталь и кожа, - наткнувшись в очередной раз на слишком внимательный взгляд его серых глаз, леди предпочла сменить тему, - Простите, Герт, мне пора.
- До свидания. Тайо, - он упорно предпочитал называть ее понравившимся именем, – Город будет ждать вас. Я буду ждать. А вы будете знать об этом, и путь будет легче. Берегите себя.
Ну, это еще как посмотреть. Маг, конечно, преувеличил насчет Города. А помнить в пути они будут только о том, что не имеют права на неудачу, и вовсе не ради собственной славы.
****         ****         ****


Записан
Я вылеплю себе иную
землю из сонных перьев...
Видишь - вдалеке -
проходит ветер с синими глазами...
(c) Шамиль Пею. Песни иных земель

... глаза их полны заката,
сердца их полны рассвета...
Иосиф Бродский.

Tory

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2255
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 1760
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - V
« Ответ #23 : 23 Окт, 2020, 12:05:39 »

Каменные ворота, закрывающие вход в тоннель, плавно скользнули в стороны. Впереди открылась ровная дорога, достаточно широкая, чтобы на ней разошлись два каравана с товарами. Своды тоннеля светились неярким серо-голубым светом, стены украшал вырезанный на камне орнамент. В пересечении завитков и линий угадывались какие-то знаки, и Одри все пыталась вспомнить, где их видела. Интересно, кто же создал Тоннели? Мудрые говорили туманно: первые хозяева этого мира. Лиард рассказывал, что до последнего времени купцы и путешественники считали, что нет более безопасных путей, чем эти. Особое древнее волшебство хранило их, или же всеобщая убежденность, что с Тоннелями ничего не может случиться, а может, негласный запрет на пролитие крови под каменными сводами, кто знает? И вот теперь Тьма нашла какой-то обходной путь и закрыла надежную дорогу между мирами. Так считали маги Города, а маленькому отряду с Лоцманом во главе предстояло выяснить правду.
По началу никто не чувствовал ничего опасного. Даже Одри с ее великолепным чутьем, не ощущала вообще никакого волшебства. Они шли, негромко переговариваясь, часа три, и вокруг пока ничего не менялось. Переход по Тоннелю до мира лесов - Арашамфа, как называли его горожане, по ощущениям раньше занимал часов семь-восемь, но Даррен сразу сказал, что время здесь течет совсем иначе, чем в Городе. Первый тревожный сигнал маги получили у развилки, где основная дорога делилась на три малых, ведущих к трем Вратам лесного мира. Все три двери, как и полагается, были снабжены специальными опознавательными знаками. А перед ними в беспорядке валялись разбросанные рулоны тканей, разбитая глиняная посуда, рассыпавшиеся кульки и коробочки. И то, что осталось от караванщиков. Кто здесь похозяйничал? Зла по-прежнему никто не чувствовал, впечатление было такое, что несчастные торговцы попали в переделку давным-давно, и с тех пор все было тихо – даже ауры страдания не осталось. Или ее старательно вылизали?
Даррен ощутил слабый всплеск какой-то очень странной магии за средней дверью. Отряд двинулся туда – а что еще оставалось? Через полсотни шагов Тайри заметила, что орнамент на стенах стал постепенно искажаться: сбился ритм, изменились многие элементы. Очень быстро даже Габриэль понял, что на стены лучше не смотреть, иначе перед глазами остается только этот орнамент, он полностью захватывает внимание: сначала ты теряешь из виду спутников, а потом начинает мерещиться нечто совершенно несусветное. А что дальше происходит, никто узнать, слава Творцу, не успел, даже неожиданно поддавшаяся чуждому воздействию Одри. Хранительница мягко коснулась её затылка прохладными пальцами, и наваждение исчезло.
- Прошу тебя, осторожнее, - сказала она, - это древнее искусство и не магия вовсе, не злое и не доброе, поэтому и опасно.
- Умели раньше затуманить мозги без всякого волшебства, – произнес Даррен, - у нас было нечто похожее. Знания о свойствах человеческого восприятия, собранные на протяжении многих веков. Посвященные в это искусство умели воздействовать на неподготовленного человека играючи. Именно поэтому мои соплеменники стараются даже не заглядывать в оставшиеся от той эпохи храмы и здания. Можно блуждать вечно в лабиринтах, которых нет, или умереть от ужаса, внушенного тебе искусно составленным орнаментом.
- Тайри, а тебя это совсем не задело? – спросила лесная колдунья. У нее от картинок все плыло перед глазами, и пол уходил из-под ног, - как тебе удалось?
- Зацепило, только чуть меньше, чем вас. Такое впечатление, что мне пытались помочь, - задумчиво глядя на мягко пульсирующий гранат-оберег, принесенный из родного мира, ответила целительница, - видите, камень что-то пытается остановить, но его сил явно недостаточно.
Одри только с сомнением хмыкнула, и тут же изменилась в лице, став похожей на хищную кошку. Её спутники еще ничего не видели, только умница Габриэль потянул из ножен парные мечи. К магии он не способен совершенно, зато ее с лихвой заменяет потрясающая интуиция. Колдунья видела, как лепестки одного из сложных цветков узора зашевелились, потянулись к людям. Одновременно спираль на противоположной стене слилась в сплошной черный круг. Стало понятно, что это – дверь, и то, что за ней скрывается, внушает такой ужас, которого Одри в своей жизни не испытывала.
- Одри, Габриэль, встаньте ближе, - спокойно сказал Лоцман, - пакость, конечно, изрядная, но не она здесь главное зло. Тайри, подними щит, мне так будет спокойнее.
Как только леди Даллет закрыла отряд магическим щитом, Даррен что-то беззвучно проговорил одними губами, и вдоль обеих стен полыхнуло лиственно-зеленое, яркое – до боли в глазах, пламя, в котором, корчась, погибали хищные отростки неведомого «охотника». Черный провал «двери» втянул в себя длинный язык зеленого огня, и пол под ногами содрогнулся. Видать, хозяева этой засады не рассчитывали на столь решительный ответ. И тут началось вокруг такое, что лесная колдунья сочла за благо поставить второй щит и замереть, не дыша. За пределами призрачного, чуть гудящего от напряжения купола, остался только Лоцман, сражающийся с кем-то серо-багровым, обволакивающим, совершенно непонятным и оттого вдвойне опасным.
- Ну, вот и все, - прозвучал голос Тайри, - бояться больше нечего. Дар, как ты?
- Не беспокойся, - слабо отмахнулся Лоцман, - я в порядке.
- Может, не стоило так выкладываться? – осторожно открывая глаза, спросила Одри. Уж что-что, а оценивать масштаб вложенных в заклинание сил она научилась. Даррен ударил так, что его чары могли перемолоть в песочек средних размеров замок.
- Стоило, моя леди. Необходимо было выжечь гнездо этой хищной твари. Правда я, похоже, уничтожил его вместе с каким-то пространственным мешком, в котором всё и прятали. Зато коридор чист, – объяснил Лоцман, не без гордости оглядывая поле битвы.
И правда – насколько хватало глаз, орнамент был изменен, исчезли целые куски, кое-где расплавившийся камень потек, ломая ритм рисунка. На этом участке пути опасности больше не было.
- Ну, здешнюю дрянь ты обезвредил, - рассудительно заметил Габриэль, - так ведь ей одной дело не кончится. Чует мое сердце, ждут нас испытания покруче.
- У нас есть выбор? – устало пожал плечами Лоцман, - прорвемся…
   Если бы этой ловушкой все закончилось, Даррен был бы счастлив. Как оказалось, вторая западня находилась буквально «в двух шагах» от лесного мира. И устроена она была для обычных людей, вряд ли способных распознавать чужое и чуждое колдовство.
Коридор поворачивал под прямым углом, и там, за поворотом, творилось нечто странное. Ни обычным, ни магическим зрением ничего уловить было нельзя, именно поэтому не поддающееся определению беспокойство на грани понимания было лучшим сигналом насторожиться. Никакой магии, а маленький отряд точно прижало к земле невидимым грузом.
Записан
Я вылеплю себе иную
землю из сонных перьев...
Видишь - вдалеке -
проходит ветер с синими глазами...
(c) Шамиль Пею. Песни иных земель

... глаза их полны заката,
сердца их полны рассвета...
Иосиф Бродский.

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5130
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 9916
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - V
« Ответ #24 : 23 Окт, 2020, 12:53:22 »

Найдёныш в опасности, да и Тайри со своей командой тоже. И трудно сказать - кто более опасен для Города - Тьма или эти странные Мудрые. Тьма, по крайней мере, не прикрывается заботой о всём хорошем против всего плохого. Это враг, но это именно  враг. Найдёныш, как я поняла, потомок ушедших королей, нет? Захватывающая история, эреа Tory, спасибо!
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

Tory

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2255
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 1760
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - V
« Ответ #25 : 23 Окт, 2020, 15:00:59 »

 Спасибо, эрэа Convollar! Значит, мне все-таки удалось создать впечатление, что этот "дом" прогнил с фундамента а с такими "друзьями" и врагов не нужно. Найденыш, конечно, потомок, но ему еще придется доказывать это. Экспертизу ДНК  ни местные, ни пришлые маги делать не умеют. ;)
« Последнее редактирование: 23 Окт, 2020, 21:53:34 от Tory »
Записан
Я вылеплю себе иную
землю из сонных перьев...
Видишь - вдалеке -
проходит ветер с синими глазами...
(c) Шамиль Пею. Песни иных земель

... глаза их полны заката,
сердца их полны рассвета...
Иосиф Бродский.

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2055
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2767
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - V
« Ответ #26 : 23 Окт, 2020, 15:44:00 »

Огромное спасибо за продолжение!
Как замечательно выписан тоннель с его чудесами и ловушками!
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Красный Волк

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5507
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6347
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - V
« Ответ #27 : 23 Окт, 2020, 18:43:02 »

Да, эпизоды в тоннеле - захватывающие и просто великолепно написанные. Читаешь - и прямо сердце ёкает. И опять на все сто права Тайри: "...Сдался в мыслях- значит, проиграл..." От всей души спасибо за продолжение, эрэа Tory! :)
Записан
Автор рассказа "Чугунная плеть"

Tory

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2255
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 1760
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - V
« Ответ #28 : 23 Окт, 2020, 21:27:46 »

Спасибо, дорогие эрэа! Это пока еще не весь Тоннель. И это Тоннель туда, а будет еще  тоннель обратно. Через какое-то время. И тоже довольно весело будет.
« Последнее редактирование: 23 Окт, 2020, 21:46:43 от Tory »
Записан
Я вылеплю себе иную
землю из сонных перьев...
Видишь - вдалеке -
проходит ветер с синими глазами...
(c) Шамиль Пею. Песни иных земель

... глаза их полны заката,
сердца их полны рассвета...
Иосиф Бродский.

Tory

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2255
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 1760
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - V
« Ответ #29 : 24 Окт, 2020, 14:31:16 »

Продолжим... Сегодня у нас две темы для разговора. 1. "Автор слыхал когда-то, что кошки у них крылаты..." и 2. ”Если рассудок и жизнь дороги Вам, держитесь подальше от торфяных болот”.

- Что здесь припрятали, Даррен? - негромко спросила Тайри, и он отчетливо ощутил гамму ее эмоций. Еще недавно такая решительная, полная боевого задора, его леди сейчас была почти безразлична и к себе, и к происходящему вокруг. Нечто вполне успешно усыпляло все инстинкты и наработанные навыки, и не только у нее. Видимо, первой сработала боевая выучка, чему можно было только радоваться.
- Смотрите! – воскликнул Габриэль, указывая на нечто бесформенное, лежащее посреди дороги.
Маги подошли ближе. Это был человек, скорчившийся под серым плотным плащом. Он закрыл лицо руками, всхлипывал и вздрагивал, точно от ударов. Тайри, как целитель, видела, что несчастный был очень слаб, и жизнь продолжала уходить из него, утекать тонкой струйкой, хотя физически этот человек был здоров. Леди Даллет прошептала над лежащим одно из заклинаний Гарды, и он перестал дрожать.
- Не бойтесь, - на языке Города сказала Одри, - мы не причиним вам зла. Мы пришли помочь.
Человек осторожно отнял от лица руки, и устремил на нее усталый взгляд огромных, чуть раскосых темных глаз.
- Мне уже ничем не поможешь. Уходите отсюда, разве вы не чувствуете, оно еще не насытилось… Ему мало моей жизни.
- Оно нас не тронет. Мы унесем тебя отсюда и вылечим, - мягко сказала Тайри, и что-то в ее голосе было такое, что умирающий путник поверил сразу же, и даже попытался встать.
- А оно не пойдет за нами? Его нельзя допускать в леса.
Да что же это такое, чего так боится житель Арашамфа? Если оно никак не ощущается, если его нельзя увидеть вторым зрением, что же остается? Серые Зеркала? Лоцману очень не хотелось заглядывать в столь зыбкие области, он, конечно, был обучен приемам и чарам, но никто не гарантировал ответа. Тем не менее, Даррен сделал над собой усилие и потянулся к тому месту, где все показывалось в истинном виде. Здесь, на этой чудесной дороге, в незапамятные времена проложенной между мирами, оказалось странно легко заглянуть в Зеркала. И ответ оказался быстрым, хоть и не очень понятным. На искусно замаскированном уровне тоннель был затянут тончайшей живой алмазной паутиной. Кто притащил сюда этого хищника, живущего в тонком мире? Редкого и привыкшего к легкой и беззащитной добыче. Маленький отряд совершенно случайно оказался ему не по зубам. А вот жители Лесов, видимо, пришлись этой твари по вкусу – иначе бы она не была сейчас столь сильна. Отъелась!
Лоцман тяжело вздохнул. С этой областью магии он едва был знаком, что-то читал, что-то слышал от наставника. Оставалось полагаться на интуицию, которая почему-то нашептывала вполне отчетливо, что паутину выжигают. Чем? Да огнем, конечно! Даром, что ли, где-то в середине груди жжется и просится наружу яркий, как солнце, комок. Только пошли его плавным движением в самый центр паутины, это ведь Живой Огонь, он дальше все сделает сам…
Вопль хищницы, поглощаемой Живым Огнем, был слышен не только в тонком мире. Всем сразу стало легче дышать, и жизнь лесного человека была уже вне опасности. Только Лоцман стоял, напряженно прислушиваясь к самому себе и силясь понять, откуда пришло знание о том, что может Живой Огонь и что с ним надо делать. И почему он совершенно уверен в том, что ловушек на этой дороге больше не будет. Неужели мой Учитель был прав, растерянно думал Даррен, и начинает пробуждаться неведомая наследственная магия? Магия моих родителей, которых я никогда не видел…
Тоннель завершился огромной пещерой. Таких красивых пещер никому из них еще видеть не приходилось: удивительные переливы оттенков на яшмовых стенах, сверкающие друзы кристаллов и рукотворная дорога, мягко светящаяся под ногами. Там, где она заканчивалась, открывался вид на зеленое шумящее море внизу, у подножия гор – огромный лес до самого горизонта. Что-то более величественное и, в то же время, умиротворяющее, трудно было придумать.
Лоцман решил, что пора сделать привал. Габриэль утверждал, что он-то совсем не устал – даже мечом толком помахать не удалось, маги все сделали без его помощи. Вообще воин точно светился от какой-то одному ему ведомой приятной мысли. Когда Одри осторожно спросила его, отчего ему так весело, тот только плечами пожал: нет повода огорчаться! Все ловушки найдены, Тоннель свободен, дальше легче будет… Тайри сказала только, что хотела бы также радоваться любой удаче, даже маленькой.
Рето - парень, которого выцарапали у магической хищницы - заметно повеселел и уже смог идти сам, точно вид родных лесов мгновенно вернул ему силы. Целительница расспрашивала его, как давно стали недоступными пути между мирами, и что после этого произошло. Спасенный поведал, что, по местному счету времени, прошла половина солнечного цикла с тех пор, как из Города вернулся последний караван с железом, солью и книгами. Из леса в Город традиционно везли пушнину, провиант, уголь и бумагу. Караван-то караваном, но матери уже больше года не видели своих сыновей, отправленных в Город-над-Морем обучаться ремеслам и наукам.
- Надо бы поговорить со здешними посвященными, - сказала Одри, - как думаете, они не будут против? – обратилась она к спасенному.
- Конечно. Но сейчас они все там, - наш собеседник указал в сторону заходящего солнца, - отсюда не видно, но там Великая Топь, и она наступает. Она уже поглотила часть наших лесов и один из главных городов, где находится особо почитаемый храм Зеленой богини. Он стал недоступен, хотя и не утонул, как весь остальной город, и там еще держатся несколько десятков жрецов и жителей города, которые не захотели покинуть эти места.
- А болота начали наступать приблизительно тогда же, когда закрылись тоннели? – спросила Тайри.
- Верно, - кивнул спасенный, - а мы и не догадывались, что это может быть связано. Наверное, великая богиня услышала наши молитвы!
- Не спеши радоваться, Рето, - покачал головой Лоцман, - эта война с Сыном Ночи идет повсеместно, и в Городе тоже. Нам бы понять, как можно остановить его, не важно, здесь или там. М-да, - добавил он, глядя на бесконечный лес внизу, - топать нам дня три, никак не меньше…
Но Лоцман ошибся. Рето извлек откуда-то из складок плаща маленький рог, изукрашенный искусной резьбой, и протрубил трижды. Удивительно чистый хрустальный звук разнесся над скалами. Через какое-то время высоко в небе показалась стая очень крупных белых птиц, явно направляющихся к утесу, на котором обосновался маленький отряд.
- Я с ними дружил с самого детства, думаю, они не откажут мне в такой пустячной просьбе, - улыбаясь, сказал лесной житель, - Я попрошу их отнести нас в лагерь. Это гораздо быстрее, чем пеший переход, даже Прямой Тропой.
Он произнес «Прямой Тропой» так значительно, что всем стало понятно – по этой тропинке далеко не всякий может пойти прогуляться. И почему-то совсем не удивило нас то, что крылатые друзья Рето оказались вовсе не птицами, а крупными белоснежными кошками. Размером со среднего тигра. Густой белый мех искрился в лучах заходящего солнца. Огромные крылья, ничуть не мешая, были сложены на спине. На людей уставились пять пар внимательных, не по-звериному умных глаз. Вожак этой невиданной стаи, обладатель пышной гривы, рыкнул негромко и положил массивную голову на плечо Рето. Лесовик улыбнулся ему, как старому другу, и прикрыл глаза.
- Они разговаривают, - шепотом сказал де Рейвену Лоцман, - мысленно. Я даже слышу других крылатых кошек.
- А ты попробуй поговорить с ними сам, - предложил Габриэль.
- Нельзя. Мы чужие для них. Может, это запрещено…
- Не запрещено, если ты не желаешь нам зла, и мы сами того захотим, - услышал Габриэль мягкий шепот у себя в голове. На него в упор смотрела одна из белых кошек, лоб которой украшало светло-рыжее пятно в виде треугольника, перевернутого вершиной вниз.
Воин от неожиданности совершенно растерялся и стоял, не в силах не то что сказать хоть слово - даже подумать. Ведь он не маг, а происходило с ним сейчас нечто поистине невероятное и волшебное.
- Это не магия, друг, - сказала его собеседница, - это твои способности, что спали до времени… Все могут разговаривать мыслями, но не все хотят и не везде можно.
- А здесь можно?
- Можно, - эта кошка что, посмеивается над ним? Такое вообще бывает? -  Я буду звать тебя Гром, ты думаешь очень громко, - заявила она, и Габриэль понял, что другого имени крылатая просто не признает, - а я - Тила.
Она подошла, грациозно потянулась и улеглась рядом. Лейтенанту  почему-то стало тепло и удивительно спокойно. Здесь, в чужом мире с чудным именем Арашамф, похожим на голос ветра в листве, у него появился друг. Точнее, подруга -  независимая и своенравная, но надежная, как сами Леса, её породившие.
   Крылатые кошки отнесли своих друзей, или, скорее, подопечных – они считали себя старше, опытнее и мудрее людей из чужого мира - на границу болот. Лагерь лесовиков был искусно спрятан в зарослях, на обширной лужайке стоял только чудесный маленький храм, казалось, целиком сплетенный из вьющихся цветущих растений. Лозы обвивали двенадцать стройных колонн, образующих круг. Наверху переплетением ветвей был образован купол, а проемы между колоннами закрывал усыпанный розовыми и белыми цветами зеленый занавес.
Путешественники отпустили своих летунов и стояли тесной группой, внимательно осматриваясь по сторонам. Тайри, будто услышав какой-то сигнал, бросила на траву плащ, аккуратно сняла и положила на него перевязи с мечом и метательными ножами, рядом легли нож-засапожник и маленький изящный арбалет. Секунду подумав, Тайри стянула через голову серебряную кольчугу.
- Зачем, - удивилась Одри.
- Разве ты не поняла? Посмотри на нас и на Рето. Мы мало походим на тех, кто приходил сюда раньше. Купцы и лекари не нуждались в доспехах и оружии, хотя и привозили его сюда. Я всего лишь хочу показать, что у нас нет дурных намерений, - ответила Хранительница.
Лоцман понимающе улыбнулся и положил рядом ножны со своим мечом – другого оружия он не носил.
- По-моему, нас ждут в этом храме, - не очень уверенно произнесла Тайри.
- По-моему, они уже теряют терпение, - глядя, как то тут, то там шевелится зеленый занавес, усмехнулся Лоцман, - пойдем. Не будем их обижать.
И они, взявшись за руки, точно дети, быстро преодолели расстояние до лесного храма, и скрылись в нем.
- А ты почему не идешь с ними, Рето? – спросил Габриэль лесовика.
- Их же позвали… А мне нельзя. Я не имею посвящения Зеленой богине. Кроме того, я, наверное, долго считался пропавшим, и пока мой род не признает меня, я останусь для соплеменников опасным чужаком. А с оружием твои друзья поступили верно – в дом Зеленой с железом не входят.
Храм, казавшийся снаружи совсем небольшим, внутри оказался достаточно просторным. Растительная завеса шевельнулась и раздвинулась так, чтобы на вошедших падал свет солнца. Двенадцать фигур стояли перед высоким пьедесталом, над которым точно парила дивной работы статуя женщины. Тело ее окутывала легкая зеленая ткань, длинные золотистые волосы спускались до колен, закрывая половину лица и левую руку. В правой был тонкий деревянный посох, увенчанный веточками с едва распустившейся зеленой листвой.
Тайри и Даррен переглянулись – не ипостась ли Двуликой почитают лесные жители?
- Что вы ищете в храме Вечно Юной? Вы, пришедшие по дороге, несущей смерть, приведшие с собой потерянного… - на языке Города сказал один из жрецов.
- Мы пришли с миром, - спокойно ответил Даррен, - и хотим помочь вам победить топи. Мы из Города-над-Морем.
- Что стало с теми, кто там живет, пришельцы? Почему с вами нет  тех, кого мы знаем? – на этот раз спрашивала женщина.
- Там беда. Тьма закрыла пути не только в ваш мир, Город стоит на пороге голода. Полагаю, вам известно, что будет, если Тьма захватит его, - ответила Хранительница.
- Значит, зло коснулось всех… Вот почему мы не можем дозваться наших собратьев через Хрустальный источник. Вас послали, чтобы очистить Тоннель?
- Нас попросили. Силы горожан не так велики, как им хотелось бы. Если вы помните, потери есть даже среди Мудрых. Поэтому мы здесь, - объяснил Лоцман.
- Но что вы можете противопоставить наступающим болотам, вы же никогда не жили в лесу.
- Прежде всего, мы должны увидеть и осознать все сами, - твердо сказала Тайри, - до этого бессмысленно говорить, что мы можем, а что нет. Вполне возможно, кто-то влияет на стихии и элементали…
- Тогда мы покажем вам все прямо сейчас, - прозвучал из глубины храма низкий и властный женский голос. Жрецы расступились, и перед Тайри и Дарреном предстала невысокая женщина в зеленом одеянии. Ее голову украшал невероятной красоты убор, сверкающий всеми цветами радуги.
- Но если вам не под силу усмирить топи, лучше уходите сразу. Нам не нужны напрасные надежды. Следуйте за мной.
Граница была поразительно четкой. Никакого постепенного перехода от растительности лесной к растительности болотной: на этом болоте вообще ничего не росло. В двух шагах за спиной – пышно цветущий кустарник и молодые деревья с нежной хвоей. В двух шагах впереди – мутная серая вода, из которой торчат кочки с рыжей травой и мертвые остовы деревьев. И никакого камыша, тростника, осоки, кувшинок в воде… Ничего живого. В отдалении виднеется одинокий холм, видимо основой ему служит камень, и болоту он оказался не по зубам. На нем сквозь едкую желтую дымку угадывались очертания большого храма.
- Удручающее зрелище, - тихонько сказала Одри Лоцману, - никогда в жизни не видела мертвых болот, на них всегда жизнь кипит: птицы, мелкие хищники, живность в воде всякая. А здесь даже змей не видно.
- Какие новости? – спросил один из жрецов наблюдателя, спустившегося со своей вышки.
- Плохие, господин. Топи продвинулись со вчерашнего дня шагов на пять. И такое наступление, как сообщают наши собратья, по всей границе.
Тайри только покачала головой и подошла к самой кромке воды.
- Это опасно! – предупредила верховная жрица, - топь точно чувствует живую жертву, и стремится поглотить ее как можно быстрее.
- С ней ничего не случится, - спокойно ответил Даррен, - она знает, что делает.
Леди Даллет довольно долго наблюдала за происходящим на болотах. Вывод был очевиден и крайне неутешителен. Некто, владеющий темным стихийным волшебством, умело и целенаправленно воздействовал на элементалей – духов водной стихии. Он лишил их разума, превратил в злобных и вечно голодных хищников. А в пищу им предназначил, прежде всего, тех загадочных существ, которых называют лесными хозяевами. Именно они, в содружестве с элементалями земли, отвечают за жизнь растений. Лишенные их поддержки деревья быстро гибнут, а почва превращается в болото. Вечный голод заставляет измененных духов воды искать все новую и новую пищу, тем самым, обеспечивая наступление топей.



Записан
Я вылеплю себе иную
землю из сонных перьев...
Видишь - вдалеке -
проходит ветер с синими глазами...
(c) Шамиль Пею. Песни иных земель

... глаза их полны заката,
сердца их полны рассвета...
Иосиф Бродский.