Расширенный поиск  

Новости:

08.02.2022 - второй том переиздания "Отблесков Этерны" появился в магазинах, в книгу вошли роман "От войны до войны" и повесть "Пламя Этерны"

Автор Тема: Сказки у камина - VI  (Прочитано 1118 раз)

Tory

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2720
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 1897
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Сказки у камина - VI
« : 24 Апр, 2021, 14:13:02 »

Ну а чего мы хотим? Бескорыстные, они как-то больше с другой стороны баррикад служат. Идейные там же. А с Дингрой только так...
Воюем дальше. Как-то пытаемся продолжать жить. Песни поем на стихи замечательной эрэа Яги. Здесь все еще живы.



Казнь изменников не вызвала у горожан ни интереса, ни протестов. Ее вполглаза наблюдали лишь несколько бездомных зевак, обитавших на площади, да те торговцы, чьи лавки открывались с восходом солнца. Большинство жителей города предпочло сладкий сон, и было право, потому что к полудню ситуация резко изменилась. Войска Темных начали штурм, и благословенный Город-над-Морем был вынужден забыть обо всем и обороняться.

Корабли передней линии - а из них семь восьмых были галеры - начали всерьез прицельно обстреливать крепостные башни, особенно уделяя внимание Надвратной. А на заднем плане показался штурмовой флот. На нескольких судах красовались мрачного вида конструкции, обитые сырыми кожами - осадные башни, другие везли закованных в броню воинов, совсем не похожих на матросов с галеонов и галер. Ко всему прочему, появились еще несколько широких, низко сидевших в воде кораблей - судя по всему, брандеров. Наверное, хотели при случае попытаться взорвать Морские ворота.
Маги Кадарна пока не спешили защищать своих воинов. То ли не считали нужным, то ли готовили что-то особо неприятное для Города. Люди смотрели со стен на то, как гибли, в сущности, такие же, как они, и не понимали вражеских полководцев. Те гнали на смерть свои отряды с непредставимой, невиданной жестокостью. Их солдаты спокойно меняли десятерых на одного, упрямо лезли на стены, получали отпор, падали на камни, горели заживо, но на смену убитым тут же вставали новые. Новички продолжали сражаться, будто и не видели гибели предшественников, а за их спинами уже маячили следующие. Защитники города просто захлебывались яростными атаками, старались закрывать образовавшиеся в обороне бреши, а отряды обеспечения не успевали подавать снизу на стены смолу, ядра, снаряды для катапульт, арбалетные болты. Те, что были запасены наверху, давно кончились. Через пару часов бои кипели кое-где уже на самой стене и в одной из второстепенных башен. Прорыва удалось избежать только ценой огромных усилий и немалых жертв.

Не спрашивая разрешения, рядом с солдатами становились алеттийские маги. Многие из тех, кто был в тот день на стенах, говорили, что эти хрупкие на вид чужаки сражались не менее самоотверженно, чем солдаты, и во многом благодаря им, враг в тот день вынужден был остановиться. Если для того, чтобы дать передышку солдатам короля и хоть ненадолго отбросить противника, требовалась жизнь, алеттийцы бестрепетно жертвовали ею – с улыбкой и словами благодарности тем, кто их приютил. А ведь множество горожан считали беженцев из обреченного мира ни на что не годными нахлебниками, замкнутыми, надменными и опасными. Теперь война заставила и тех, и других понять многое. Светлый Защитник и Хранительница решили воспользоваться бездействием чужих магов, и зачарованные наспех ядра и сосуды с горючей жидкостью полетели куда дальше, чем могли бы, жадное пламя добралось-таки до штурмовых башен и вражеских баллист. Командующие разномастным флотом спохватились, и изрядно потрепанные корабли прикрыла плотная магическая стена. В ней намертво вязли и ядра, и все попытки Даррена с помощниками хоть немного ослабить ее. Между тем, хорошо защищенные противники быстро избавились от пострадавших судов с помощью спрутов и перегруппировались. А потом щит исчез, но защитникам крепости вместо контратаки пришлось срочно поднимать купол - на Город выпустили огромную стаю стиггов.
 ***                             ***                             ***
- Ваше величество, за сегодняшний день мы потеряли шестнадцать магов, из них только четверо – ученики Мудрых, остальные алеттийцы, - офицер, прибывший с вечерним докладом, выглядел измученным, - и по самым первым подсчетам мы потеряли больше тысячи человек.
- М-да... – хмуро вздохнул король, - Благодарю вас, можете быть свободны, маркиз. Не спали ночь?
- Так точно, был в конвое у Морских ворот.
- Мой король, - в дверях кабинета показался Габриэль, а рядом с ним исхудавшая, потерявшая снежную белизну меха Тила. На полу, жалобно попискивая, копошились два крошечных котенка. Крыльев у них еще не было, рядом с лопатками смешно и нелепо торчали покрытые густым серым пухом отростки. – Племя Крылатых не сможет нам помочь.
- Почему? – новость, похоже, не слишком обрадовала молодого монарха. Видимо, он рассчитывал на шерхов, как на серьезную силу. – Тилу уже не считают своей в племени?
Кошка презрительно фыркнула, а де Рейвен сдвинул брови, выслушивая ее мысленную речь, а потом сообщил:
- Ваше величество говорит так потому, что ему не известны взаимоотношения и законы Крылатых. Поэтому Тила не станет считать слова короля оскорблением. На самом деле все гораздо хуже. Кто-то напал на селение шерхов в горах. Напал, судя по увиденному Тилой, подло, ночью, когда многие спали, утомленные дневной охотой. Или же кошки сами пустили врагов в дом, считая их своими и доверяя им. Тила обнаружила покинутые и разоренные жилища и обгоревшие трупы соплеменников. Видимо, хозяева оборонялись, пока было возможно, а потом вожак увел оставшихся в тайное убежище. Как правило, оно находится достаточно далеко от старого поселения, и путь к нему известен только вождю и его преемнику. Этих малышей оставили вынужденно, ведь они еще не способны летать, а враги их попросту не заметили. Племя не вернется, пока не появится достаточное количество защитников. Поэтому Тила забрала с собой этих котят. Если о них правильно заботиться, то года через два они будут летать не хуже своих родителей.
— Вот оно как… Прости меня, Тила, и прими мои соболезнования, - сказал король виновато. Крылатая кошка лишь заворчала в ответ и опустила лобастую голову.
— Значит, придется справляться самим, - продолжил Орданн, - я молю Вседержителя, чтобы нам хватило сил.
- Вы надеетесь, и я тоже, а вот люди уже начинают роптать, - сказал Габриэль, - они прекрасно видят, насколько превосходит нас числом противник. Я многое повидал, но и у меня мороз по коже, когда я вижу нашу гавань, забитую галеонами, полными свежих, готовых к бою воинов. Они ведь не считают потерь, мой король…
- Я знаю, Габриэль. Если бы нас с трех сторон не окружали неприступные скалы, город был бы уже у них в руках. С их мощью не справляется даже мой Талисман, несмотря на постоянную… - Орданн запнулся, подбирая слово, - подпитку. Впрочем, я благодарен его пленнику уже за то, что он позволяет мне видеть достаточно далеко… У Кадарна много отлично вышколенных боевых магов, совершенно не стесняющихся в средствах. Похоже, им абсолютно плевать на Весы, в отличие от нас. Мы же можем противопоставить им троих Мудрых с учениками и несколько десятков алеттийцев.
- Во-первых, есть еще Даррен и Хранительница. Во-вторых, ваше величество недооценивает собственные силы, - веско промолвил де Рейвен. – Король – это главная опора Города.
- Хотел бы я… - найденыш подошел к Тиле, осторожно взял на руки одного из котят – черного, с белой грудью, - хотел бы я оправдать надежды моих подданных, мой друг. В конце концов, в моем распоряжении есть артефакты. И есть страх, что применив их, я собственными руками окончательно разрушу Весы, и тогда Город погибнет.
- Великое Равновесие, закон законов… Я, конечно, не маг, об этом вам лучше поговорить с Тайри или Гертом. А как солдат скажу вам: чаша Темных давно переполнилась. Теперь все зависит от вас.
Разговор прервал неясный шум в коридоре. Де Рейвен выглянул за дверь: там стояли несколько его гвардейцев, пытаясь отдышаться Пот стекал по щекам, оставляя светлые дорожки на пропитанной копотью и пылью коже.
- Где?
- На Слепой Стене, командир. Прорыв… Темные у самой Орлиной башни дерутся… - пряча глаза, ответил самый старший из них, в чине сержанта.
- Так, - взгляд Орданна потемнел, брови сдвинулись, проявив две упрямые вертикальные морщинки на лбу, - Лиарда ко мне, живо! – крикнул он своим адъютантам, - А вы с Тилой отправляйтесь отдыхать. Это приказ.
Габриэль кивнул, но не подумал сдвинуться с места.
Король взял со стойки старинный боевой посох, задумчиво взвесил его в руке, посмотрел на капитана своих гвардейцев. Тот ободряюще улыбнулся своему ученику, отдал честь и вышел, уводя за собой крылатую кошку. "Вот так и принимаются трудные решения", - думал он.
Слепой Стеной назывался сравнительно небольшой участок городских укреплений, тянувшийся от Орлиной башни, высеченной прямо в скале до Первой закатной сторожевой. Слепой – потому что в нем не было ни единой бойницы или окна, и обороняться можно только сверху, с гребня. Сегодня утром – Габриэль это знал - в Орлиную башню заступил на дежурство отряд, где среди волшебников была Одри. Король наверняка не хотел ее отпускать, но деревенская колдунья была единственным в городе человеком, способным ослушаться монарха.
Те, кто выжил во время первого натиска на Слепой стене и дождался помощи, рассказывали потом о молодом короле нечто, похожее на сказку. Многие лишь посмеивались и кривили презрительно губы: с таким оружием любой будет чувствовать себя Греаром-защитником. И лишь немногие понимали, с каким трудом и осторожностью Орданн учился обращаться с древним Посохом, впервые пустив его в дело. Сначала он просто сражался, пробиваясь вместе с ротой гвардейцев в Орлиную башню. Легенда о том, что силы владеющего Скипетром многократно умножаются, тоже оказалась правдой. Король спокойно и в считанные минуты уничтожил полтора десятка темных, хотя те не были обделены ни боевым умением, ни экипировкой. Опытные рубаки лишь качали головами и уступали дорогу найденышу. Им оставалось только сбрасывать со стены трупы врагов.
Очистив Орлиную башню, Орданн решился на следующий шаг, и теперь уже ударил магией. Он хотел просто отбросить тех, кто снова, повинуясь приказам своих командиров, лез на стену по приставным лестницам и подкатывал новые башни. Многократно усиленный Скипетром, эффект удивил даже самого короля. Все ближние порядки врага будто выбило мощнейшей невидимой волной. Кого-то забросило на тыловые корабли, кого – вообще в открытое море… Как известно, Сила захватывает, и молодой монарх решил закрепить успех. Увы, удар по кораблям чародеи Кадарна не только выдержали, но и парировали. Первая линия галер затрещала под весом невидимых жерновов, вторую же мгновенно окутало черное бархатное облако. Оно будто спружинило, и Орданну, еще не очень хорошо овладевшему древним артефактом, стоило огромных усилий остановить свое собственное волшебство, чуть было не обернувшееся бедой. Едва король перевел дух, как последовал направленный ответный удар. Отвратная вражья волшба, даже будучи смягчена Скипетром, заставила обороняющих стену корчиться от невыносимой боли. Орданн едва устоял на ногах – по его нервам будто прошлись огненным бичом. На секунду он увидел того, кто это сделал – Талисман показал ему красивую женщину с царственной осанкой и надменным лицом, которое, впрочем, показалось найденышу знакомым.

Тем не менее, осаждавшие вынуждены были, хотя бы на время, оставить Слепую Стену в покое. Враг откатился на старые позиции, Город принялся латать прорехи и зализывать раны. Среди всего этого и наступил последний день года, который, не случись войны, был бы самым веселым и желанным праздником. Тем не менее, народ не забыл о нем. На дверях появлялись венки из сосновых смолистых веток, перевязанные красными и серебряными лентами. Выставлялись прямо на улицу столы со скромным угощением, то там, то здесь звучала музыка. Все, кто хоть как-то держался на ногах, изо всех сил стремились к этим островкам мира и благополучия, чтобы пожелать друг другу победы и встретить новый год с песней и улыбкой. Горожане твердо верили - иначе удачи не будет. Грядущее, что стоит на пороге, не любит жалоб и нытья. Оно дарует свою благосклонность смелым и честным, тем, кто защищает любимых и не сдается.
Мудрые, алеттийские маги и сам король праздновали вместе со всеми. Сидели за общим столом на площади, ходили от костра к костру, разве что не танцевали - не было сил. Тайри с удовольствием слушала, как поют у огня двое совсем молодых офицеров. Слова сами ложились на сердце, и через пару минут они с Дарреном уже подпевали, как и многие другие.
Сдвинем с мёртвой точки дело,
И оно вперёд пойдёт.
Жизнь закатом догорела,
Ожидается восход.
Бег времён без остановки.
Мир не терпит пустоты.
Побеждает сильный, ловкий.
Почему бы и не ты?
Хватит глупых колебаний.
Миг приходит - выбирай!
Ведь Фортуна ждать не станет.
Выпал шанс, не упускай!
Иль родившийся в сорочке
Всем на свете не рискнёт?
Сдвинул дело с мёртвой точки –
Сделал самый главный ход.
И работа закипела.
Будет плата велика.
Всё же, в выигрыше смелый,
Чья не дрогнула рука…
Они смеялись, с кем-то обнимались, с кем-то пили, говорили мало - о войне не хотелось, о будущем было страшно, а настоящее не нуждалось в словах, по крайней мере, в обычных. Здесь и сейчас говорили глаза, улыбки, руки. Цепляли за душу песни, откликался в сердце простой и четкий ритм танца. И все чаще звучало, все увереннее: мы выстоим! И не просто выстоим, еще и в шею погоним, будут помнить, как рот на наш Город разевать! Кто-то, по-хмельному совершенно бесстрашный, вещал Орданну заплетающимся языком:
- Мы с вами, ваш величство! Мы - сила, будь их хоть бесова прорва, не победить им! Так все говорят, а народ врать не будет!
Лоцман, стоявший рядом, даже не думал сомневаться. Ночь сегодня такая, добрым словам можно и нужно верить. А утром… утром все может повернуться, страшнее, больнее и безысходнее, сейчас же страху не место здесь. Наверное, поэтому он так смело обнимает Тайри, а она и не думает отстраняться, и счастливый Лиард, глядя на парящий над площадью золотисто-алый силуэт, кричит прямо в небо, раскинув руки: “Фаэ, я люблю тебя! Просто знай это!”. И молодой король смеется и кружит над землей свою прекрасную невесту. Всему под вечными звездами свое время, и сейчас было время для счастья.
После полуночи наступило время «горькой чаши» - в память о тех, кто уже никогда не вернется домой. Черное поминальное вино обожгло губы горечью в полном молчании и было, по древнему – древнее Храма – обычаю выплеснуто в огонь. Люди смотрели в небо и вспоминали тех, кого уже не вернешь. Тех, кто навсегда останется рядом – пока стоит Город. Сначала тихо, потом громче зазвучал откуда-то непривычно-низкий, чуть надтреснутый голос  флетты – здешней длинной свирели, заставляя мысли и сердца тянуться еще выше, нырять в память еще глубже.  Поминальная мелодия, невыразимо-светлая, хрустально-печальная и неповторимая, как все, созданное человеческим гением в минуты истинного вдохновения, останавливала время и рассеивала Тьму. Даррен утонул в ней не меньше прочих. В его жизни не было потерь – Создатель миловал, но ведь это не навсегда. Поэтому он мысленно присоединял к плачу флетты слова молитвы о тех, кто дорог. Пусть смерть не посмеет коснуться их – сейчас и в ближайшем будущем. Пусть придет к нем, но не к ним, не к его Тайри, королю, его невесте, драконам. Не к тем, кто остался по ту сторону Звездной тропы. Как получилось, что все они стали ближе и дороже остальных? Кто знает…
Запрокинув лицо к звездам, тихо плакала Тайри. «Прости, Гай, я не узнала тебя тогда, на смертной тропе, не осталась и не бросилась следом… Не решилась на многое, пока мы еще были вместе. Проиграла бой, позволила тебя забрать, позволила жизни затянуть себя в омут других дел, вместо того чтобы искать и найти тебя… Что мне делать, Гай?!» Ответа не было и не могло быть. Ответ давно был - в его прощальном письме. Не было сил решиться. Невозможно – как отказаться от памяти. Как перестать дышать.
***        ***    ***         ***
Записан
Я вылеплю себе иную
землю из сонных перьев...
Видишь - вдалеке -
проходит ветер с синими глазами...
(c) Шамиль Пею. Песни иных земель

... глаза их полны заката,
сердца их полны рассвета...
Иосиф Бродский.

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5593
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 10358
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - VI
« Ответ #1 : 24 Апр, 2021, 16:38:48 »

Замечательно, и проза, и стихи! И борьба и любовь - прекрасно. Спасибо, эреа Tory!
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

Красный Волк

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5978
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6809
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - VI
« Ответ #2 : 24 Апр, 2021, 18:17:25 »

"...Грядущее, что стоит на пороге, не любит жалоб и нытья. Оно дарует свою благосклонность смелым и честным, тем, кто защищает любимых и не сдается..." Великолепно сказано. А стихи эрэа Яги просто замечательно легли на внутреннюю мелодию этих эпизодов - гордую и тревожную, дерзко, бесстрашно и упрямо бросающую вызов беде, боли и небытию... Огромное спасибо, эрэа Tory! :)   
Записан
Автор рассказа "Чугунная плеть"

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2065
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2800
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - VI
« Ответ #3 : 25 Апр, 2021, 12:09:03 »

Огромное спасибо за замечательное продолжение!
И эрэа Яге отдельное спасибо.
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Tory

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2720
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 1897
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - VI
« Ответ #4 : 25 Апр, 2021, 14:02:10 »

Спасибо, дорогие эрэа!
Обязательно передам добрые слова эрэа Яге!
А мы продолжим. Автор пошел замаливать грехи. Почему - поймете из отрывка. Портрет героя, который найден давно, да все забывала показать - после текста.
Прости меня, воин...


Город проснулся и не увидел не то что солнца, даже тяжелых серых облаков над крышами. Все небо заполонили стигги. На этот раз их было столько, что казалось, между ними вовсе нет просветов, птицы парили буквально "крылом к крылу". Маги держали купол шесть часов – гораздо дольше, чем рассчитывали сами при такой плотности атаки. К сожалению, не у всех хватило сил, да и на стенах постоянно требовалась помощь. К полудню сплошную магическую оборону неба пришлось снять, оставив только Сеть. Правда, драконам было настоящее раздолье, да и Огненное лассо, которым мастерски владели Даррен и Тайри, собирало обильную кровавую жатву. Однако, вскоре горожанам показалось, что со стиггами сегодня и вовсе не удастся сладить. С каждым часом и птицы, и их наездники становились все умнее и изобретательнее, невозможно было предугадать, какой следующий сюрприз они преподнесут. Неожиданности оказались куда более смертоносными, чем все предыдущие. Свежие птицы несли в лапах какие-то свертки. При малейшей опасности они просто разжимали когти, и на головы обороняющихся сыпались небольшие, но очень прожорливые змеи, которых в Городе никогда не видели. Эти твари мгновенно вгрызались в человека, и уже ничто не могло его спасти. Болотные прыгуны были столь быстрыми, что многие просто не успевали заметить бросок хищной рептилии. Они умудрялись нападать даже на драконов, хотя их чешуя явно оказалась им не по зубам. Тем не менее, с десяток отчаянно работающих челюстями прыгунов порвали-таки крыло Алой драконице и вынудили ее покинуть поле боя. Рана была небольшой, но крайне болезненной, кроме того, Фаэ не могла поменять облик, пока не залечит ее – у людей ведь нет крыльев. Одри упросила ее спрятаться в одном из обширных залов королевского Дворца и принялась лечить старинными деревенскими снадобьями, от которых, как говаривал дед Одри, заживет что угодно. Стоило невесте короля оставить беспокойную крылатую пациентку, как рядом с ней тут же объявился Лиард. Он откровенно побаивался свою возлюбленную в боевом обличии, но старался проводить с нею любую свободную минуту.
Габриэль и Тила отправились в восточную часть города. Там, в основном, были жилые кварталы, и достаточно зажиточные, но оставались и склады с не вывезенной провизией, и два оружейных цеха, наспех построенных совсем недавно. Нельзя было позволить стиггам пожечь их. Крылатая кошка, обладавшая поистине невероятной реакцией, ловко уходила от птичьих атак, и де Рейвен не уставал восхищаться ею. Однако, силы его помощницы были не беспредельны, она начала уставать. Арбалетный болт с черным оперением, видимо, на излете, несильно ударил в кованое плечо кирасы, и Габриэль, почти не целясь, бросил в нагло сунувшегося вперед всадника тяжелый дротик. Мальчишка вскрикнул и свалился вниз, а стигг выронил сверток. И почти тут же в голос закричала Тила. Габриэль будто в собственной груди ощутил чьи-то острые зубы, жадно вырывающие клок за клоком. Он извернулся, как мог, чтобы посмотреть, что же случилось. Две змеи с какими-то перепончатыми отростками по бокам и заостренными крупными головами стремительно вгрызались под окровавленную шкуру его любимицы. Воин попытался избавить от них крылатую кошку. Одну он вытащил, но вторая достигла цели.
- Прости, Гром, мне не донести тебя до земли… - мысленный голос кошки был слаб из-за захлестывающей сознание физической боли, - прощай, воин, и помни – я дождусь…
Капитан королевской гвардии только крепче обнял Тилу, которая уже едва могла судорожно взмахивать крыльями. Еще немного, и воздух перестал ее держать – похожая на ущелье улица устремилась им навстречу. Неожиданная боль заставила де Рейвена разжать руки и изогнуться в пронзающей все тело судороге. Он не сразу понял, что это не ощущения его умирающей летуньи, это вражеский тяжелый дротик, усиленный кровавой магией, пробил его легкую кирасу. Белой крылатой кошке с золотистым треугольником на лбу не придется долго дожидаться своего всадника. На Серый Тракт они ступят вместе.

Тайри никогда в жизни не смогла бы объяснить, что вдруг на нее нашло. Она замерла, опустив руки, посреди боя, и только милостью Создателя ее не разорвали стигги. В ставшем мгновенно серым мире исчезли все звуки, только плыл из невообразимой дали печальный голос колокола по имени Черный вестник – так звонили в храмах, когда отпевали усопшего. И болела пустота, зияющая в сердце, образовавшаяся от потери кого-то родного. Секунду спустя, крики птиц, стоны, лязг железа снова обрушились на Хранительницу: командир арбалетчиков немилосердно тряс ее за плечи:
- Госпожа, очнитесь же! Нас сейчас растерзают ко всем морским демонам!
Тайри вздрогнула, резко провела ладонью по лицу, размазывая кровь, и снова раскрутила Огненное лассо. Действуя совершенно механически, она думала только об одном: кто? Кто из ее друзей ушел за Грань, так и не успев попрощаться? Не было ни секунды на призывы и поиски, оставалось полагаться на интуицию. Перебирая одно имя за другим, волшебница нашла наиболее вероятный ответ и содрогнулась. Создатель милосердный! Он ведь был самым беззащитным из них перед магией, самым преданным другом и лучшим наставником. Он был всего лишь солдатом, а его летунья – всего лишь кошка, хоть и разумная…
- Сержант! Гонца к Восточной сторожевой! Я хочу знать, что там происходит, и не нужна ли помощь капитану Гвардии.

Она опоздала. Тела Габриэля де Рейвена и Тилы нашли на одной из улиц восточного квартала. Оба погибли не от удара о землю: над Тилой поработали зубастые прыгучие змеи, а Капитана настиг вражеский зачарованный дротик. И ничем нельзя было помочь – увы, магия Гарды не умеет воскрешать мертвых. Их так и привезли вместе к королевскому Дворцу. Гвардейцы, ценившие и любившие своего командира, как никого раньше, посовещавшись, перенесли Габриэля в Капеллу Капитанов. Эта древняя усыпальница находилась на первом подземном уровне Храма. Говорят, она была вырублена в скале еще во времена короля Греара и служила местом упокоения достойнейших из достойных.
Тилу вскоре предали огню, как она и просила когда-то. А в освещенный множеством свечей подземный зал поодиночке и группами шли люди – прощаться. Хранительница попрощалась с ушедшим по древнему уккабскому обычаю – попросив прощения и поцеловав в остывший лоб, а вот сразу уйти не смогла. Осталась стоять у изголовья, глядя сухими глазами на бледное, навеки спокойное лицо друга. Рядом с ней в немом горе опустился на одно колено блестящий молодой офицер. Тайри знала его – граф Раррок, отпрыск одной из знатнейших фамилий Города. Он с самого начала восхищался Габриэлем, стал в Гвардии самым преданным и самым деятельным его помощником, да и чисто по-человечески привязался к нему. Говорили, что молодой граф с детства не был избалован отцовской любовью: глава семьи Раррок отличался крайне жестоким нравом. Более того, когда сын остался служить в Гвардии под началом де Рейвена, отец и вовсе отлучил его от дома.

Орданн спустился в Капеллу в сопровождении Одри, Лоцмана и Мудрых, долго вглядывался в благородный восковой профиль самого лучшего своего наставника и друга, сразу и безоговорочно поверившего в силы тогда еще безымянного, лишенного памяти найденыша. Король низко поклонился, Одри беззвучно плакала, стоя рядом с ним.
Счастливая, - подумала Тайри, глядя на подругу, - она еще может плакать… А ведь это я виновата в смерти Габриэля, это за мной он пошел в чужой мир. Наверняка дома все сложилось бы иначе, ведь император умеет ценить настоящую преданность и смелость...
Приглушенный перекрытиями, зазвучал низкий гул заупокойного колокола.
- Каково бы ни было наше горе, мы должны уступить сейчас место служителям Вседержителя, - тихо проговорил король, - пойдемте, друзья. Тайри, вас очень ждут в госпитале. А вы, граф Раррок, принимайте командование Гвардией.
Офицер удивленно взглянул на Орданна. Он не был ни самым старшим, ни самым опытным из гвардейцев, и вовсе не думал претендовать на освободившееся место.
- Я думаю, вы очень многому научились у Габриэля, граф. Вы лучше прочих сумеете сохранить и дух, который он воссоздал в Гвардии, и продолжить его дело. Мне необходима сильная, боеспособная и преданная Гвардия, умеющая действовать, как один человек, и вы сделаете ее такой. Де Рейвен начал это нелегкое дело, а вы закончите.
- Как же мы теперь будем… - совсем по-детски всхлипнула Одри.
— Это я виновата, я должна была позаботиться, - Тайри комкала в руках ненужный платок.
- Мы все виноваты. Но дело даже не в магии. Габриэль ставил магию не выше прочих боевых искусств, да и чего она стоит против чести, верности и мудрости. Он умел каждому подарить частицу своей души, да упокоит ее Вседержитель во Свете…

У самого выхода из Капеллы король столкнулся с запоздавшими посетителями: скромно одетой женщиной и мальчиком-подростком. За ними в дверях уже маячили рясы монахов, готовых начать последний обряд. Женщина сделала пару шагов и остановилась, закрыв лицо руками. Сын, совсем по-взрослому обнял ее, успокаивая.
- Пойдем, мама. Они все равно не позволят нам, кто мы такие…
- Почему же, сын мой. Никто не посмеет нарушить ваше уединение и помешать проститься с близким человеком, - ласково сказал отец Грант, - братья подождут.
- Вы знаете, кто это? - обратился король сразу ко всем, поднимаясь по ступеням вверх, в Храм.
- Можно сказать, это его семья, ваше величество, - ответил граф Раррок, - они вместе почти с самого начала. Мальчик часто появлялся у нас в полку, капитан обучал его… Он называл Габриэля отцом, хоть тот им и не был.
- Какие мы эгоисты, - удрученно покачала головой Одри, - думаем только о себе и считаем, что наши друзья принадлежат только нам. И ничего-то о них не знаем.
- Увы, это так, - кивнул молодой монарх, - мы все время забываем, что любой из нас нуждается в человеческом тепле и любви, и сами слишком мало отдаем взамен. Будьте добры, граф, принесите клинки и плащ капитана. Они по праву принадлежат этому мальчику.
Мать и сын, вернувшись в Храм, с удивлением обнаружили там ожидающего их короля и почтительно стоящую поодаль свиту. Орданн сам подошел к растерявшемуся подростку, протянул ему тяжелый сверток:
- Возьмите, юноша. Это боевые клинки Габриэля де Рейвена, и я рад, что у него есть достойный наследник. И еще, через пару лет я хотел бы видеть вас в Гвардии, мне понадобятся толковые офицеры. Вы и ваша матушка не будете ни в чем нуждаться, как семья капитана.
- В-ваше величество, мы даже не были обвенчаны… - прошептала женщина.
- Так ли это важно теперь? Самое малое, что я могу сделать в память о моем друге - это позаботиться о его близких. Представьтесь, юноша. Возможно, у меня будет для вас одно интересное поручение. Тилы больше нет, но вы ведь наверняка знаете, как ухаживать за детенышами шерхов?
Мальчишка молчал, прижимая к себе завернутые в плащ мечи, губы его дрожали – видимо, сдерживал давно копившиеся слезы.
- Его зовут Герран, Герран Эври, ваше величество.
- Я запомню. Ваши подопечные будут ждать во дворце, не забудьте. Ступайте, и берегите вашу матушку…

 ***                             ***                             ***
C наступлением темноты стигги, по своему обыкновению, убрались на остров, но сражение на стенах и не думало прекращаться. Раненым уже не хватало места в старом госпитале, пришлось занять соседнее здание. Тайри и Одри едва успевали помогать самым тяжелым пациентам, и только там, где лекари были бессильны или их снадобья действовали слишком медленно. Об отдыхе и не вспоминали, сейчас работа была лучшим средством от мрачных мыслей. Иногда Одри казалось, что, потеряв Габриэля, Хранительница будто пытается искупить свою вину, спасая другие жизни.
Даррен, Герт, Скай, Лиард – все они были сейчас там, в самом пекле, и обе волшебницы не могли не думать об этом.
Как только распространилась весть о гибели капитана Гвардии, в войсках наступила некая растерянность. Сколь бы ни были почтенны и уважаемы другие полководцы, но солдаты и офицеры привыкли доверять тому, кого постоянно видели рядом с собой в бою. Король делал, что мог, но замешательство и рассогласованность в действиях давали плачевные результаты.

Была уже глубокая ночь. Хранительница, едва не падая от усталости, собиралась немного поспать, когда очень низкий – на грани восприятия, двухголосый рык потряс город от флюгеров до подвалов. От этого звука со звоном полопались стекла в окнах, по стенам побежали трещины. Волна тяжелого животного страха заставила буквально всех сжаться и замереть. Рык неизвестных монстров повторился с новой силой. Тайри чувствовала, что многие из тех, кого они с Одри с таким трудом отвоевали у смерти, погибают: открываются только что заживленные раны, разрушаются кости, лопаются кровеносные сосуды, не выдерживает мозг… Что это, что за новый ужас притащили Темные к стенам Города? И живы ли те, кто на стенах? Что творится теперь в приморских кварталах? Тайри, стряхнув оцепенение, попыталась всеми доступными ей способами "докричаться" до своих соратников. Вот точно крылом перед глазами махнули – Скайяр, жив и невредим, где-то в небе. Орданн глухо отозвался через все еще послушный кристалл и остатки охранной Сети. Герт… тоже где-то в самой гуще, злой и растерянный. С Дарреном, как всегда, было проще всего, и все же какой камень упал с души! Тайри на секунду представила его, лежащего на мостовой с арбалетным болтом в груди, и чуть не застонала. Нет, так нельзя, одернула она себя, нельзя хоронить человека раньше времени… Волшебница присела на подоконник и замерла, глядя на подсвеченное багровыми всполохами ночное небо. Минуту спустя к ней не вошел – ввалился Астор: весь в пыли и каменной крошке, кольчуга разорвана, нагрудные пластины помяты, правый рукав грубой кожаной куртки располосован от плеча до запястья и насквозь промок от крови. Рука, видимо, сломана и висит плетью. На щеке свежая ссадина, кровь каплями сбегает к подбородку, и Белый Защитник все время вытирает ее тыльной стороной ладони. Вот уж действительно Белый – белее простыни. Хранительница быстро уложила его на единственную в маленькой комнатушке кушетку и принялась колдовать над раздробленной рукой. Важно было остановить кровь и не дать сдвинуться осколкам кости. Ей очень хотелось спросить, что же там произошло и жив ли Лоцман, но Астор потерял много крови и ослаб настолько, что впал в полузабытье, едва его голова коснулась подушки. Когда боль отступила, и магия Гарды вернула раненому силы, Мудрый заговорил сам:
- Милостивый Вседержитель, видела бы ты, что там творится… Просто в голове не укладывается. Мы так привыкли к абсолютной нерушимости наших стен… Ха! Была защита, почти две тысячи лет, а теперь… - маг хрипло и неестественно рассмеялся, потом тяжело закашлялся.
- Неужели Темные пробили стену?
- Еще проще. Они ее обрушили. Приволокли из какой-то преисподней парочку огромных демонов, от рева которых камень просто рассыпался. Представляешь наш ужас и нашу растерянность, когда рухнул сплошной кусок шириной с улицу? А потом еще один, в другом месте. Они… они даже пыли не дали осесть, полезли в проломы. Огромные, бесформенные туши, возле пасти какие-то щупальца, которыми они хватали людей. Я думал, что нет ничего отвратнее стиггов. Теперь знаю, что нет ничего ужаснее орущих голодных демонов.
- Ты уверен, что это именно демоны, создания А’Деула? Я не почувствовала ничего инородного или сверхъестественного, - тревога нарастала, и Хранительница с трудом скрывала это.
- Да, я тоже ничего подобного не увидел, хоть и был рядом. Демонами я их для удобства назвал, уж больно они омерзительны. Старик сказал – они из древнейших, первые жители нашего мира.
- Кто сказал?
- Прости, это мы так Командора между собой называем. Скорее всего, жрецы из ТанхКаара выкопали их в какой-то давно забытой норе, продержали в удаленном убежище до нужного времени, чтобы они бед не наделали, а потом… - Астор вяло махнул здоровой рукой и отвернулся к стене, - А мы… Мы были похожи на беспомощных младенцев, никто не знал, что делать, все растерялись. Самые отчаянные бросались с оружием на этого зверя, но он сожрал их, как и многих других. Десятки, если не сотни людей остались под обломками стены, алеттийцы умирали от невыносимого рева этих тварей у нас на руках: кровь из ушей, из носа, две минуты – и все… Как же нам не хватало Габриэля, он всегда умел думать быстрее наших командиров. Если бы не Лоцман, меня бы здесь не было. Пожалуй, он один успел сориентироваться и поставить купол, чтобы людей не расплющило камнями. Кучу жизней спас.
- Погоди, Астор, - Тайри закончила перевязывать раненую руку Мудрого и присела рядом с ним на краешек кушетки, - если бы ревуны были у Темных с самого начала, им не понадобилась бы осада. Нет, их свеженьких к нам под стены приволокли, да и вряд ли долго можно удерживать таких монстров, тем более голодных. Правда, от этого ничуть не легче, - она глубоко вздохнула и задала, наконец, давно мучивший ее вопрос:
- Лоцман точно цел?
- Да что ему сделается… Его Скай на соседнюю башню перенес, где Герт с солдатами застрял. А потом темные в пробоину поперли, получилось, что несколько кварталов отсекли. Так что он там, где-то.
— Значит, вы бросили его на окруженном врагами участке?
— Тише, тише… Нам же пришлось оборону держать, пусть худо-бедно… Важно было не пустить вражеский десант внутрь Города. Мы сделали, что возможно - продержались до прихода подкреплений. И никто его не бросал. Командор с Лиардом сейчас пытаются туда пробиться. Просто врагов много... слишком много, - последние слова маг произнес шепотом.
— Ладно, - хранительница потянула через голову зеленый балахон, под которым оказалась тонкая посеребренная кольчуга, - выздоравливай, лежи смирно. Принесут поесть – ешь, еще чуть, и помер бы от потери крови. Тебе осколком кости вену перебило.
— Куда ты?
— А это ты мне скажешь, куда. Где их окружили? – спросила Тайри, закрепляя поудобнее перевязь с любимым мечом.
Астор тяжко вздохнул и принялся рассказывать.


Записан
Я вылеплю себе иную
землю из сонных перьев...
Видишь - вдалеке -
проходит ветер с синими глазами...
(c) Шамиль Пею. Песни иных земель

... глаза их полны заката,
сердца их полны рассвета...
Иосиф Бродский.

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5593
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 10358
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - VI
« Ответ #5 : 25 Апр, 2021, 14:33:54 »

Бесконечная битва, с каждым часом всё страшнее. Написано превосходно, но от этого не легче, скорее наоборот. Всё так зримо, словно там присутствуешь.
Спасибо, эреа Tory!
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

Красный Волк

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5978
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6809
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - VI
« Ответ #6 : 25 Апр, 2021, 16:58:56 »

Вот оно и сбылось - пророчество Мойрэ Листающей Судьбы о "погибшем герое", которого она увидела среди спутников Тайри, уходящих защищать Город... :( Очень горькие эпизоды - и все-таки, когда их читаешь, упрямо вспоминается: "...Смерть, где твое жало? Ад, где твоя победа?.." (с) Габриэль де Рейвен не просто ушел в вечность как воин и герой, отдав жизнь свою за други своя. А память о нем не просто навсегда останется в сердцах его друзей, пока эти сердца бьются. Она будет жить и в душах жителей Города, за который он погиб. Его соратников и боевых товарищей. Людей, которых он любил - и которые успели полюбить его. Его названого сына и наследника - пусть и не по крови, но по духу, которого он нежданно-негаданно обрел в чужом на первых порах для себя мире... А еще в этих эпизодах опять искренне восхищаешься Орданном. Потому что быть истинным королем - это не только значит уметь подчинять себе проснувшиеся в твоей крови древние силы. Это еще и значит уметь находить единственно верные и нужные слова, чтобы напомнить тем, на чьи плечи обрушилось всей тяжестью горе от потери друга, наставника, любимого, названого отца: жизнь не кончилась. Несмотря ни на что. Надо жить дальше - и надо продолжать драться. За то, ради чего он пожертвовал собой - и вместо него... Огромное спасибо за продолжение, эрэа Tory! :) 
Записан
Автор рассказа "Чугунная плеть"

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2065
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2800
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - VI
« Ответ #7 : 25 Апр, 2021, 19:10:53 »

Какой страшный момент для защитников города! :((
Как бы добраться до Дингры, чтобы разом прекратить безобразия.
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Tory

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2720
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 1897
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - VI
« Ответ #8 : 26 Апр, 2021, 20:59:57 »

Спасибо, дорогие эрэа!
Боюсь, что только удалением Дингры вопрос не решить...

Армия Кадарна, хлынувшая через два проделанных Рудрами проема, встретила самое отчаянное сопротивление. Каждый дом стал обороняющейся крепостью. Каждый, кто хоть на йоту умел колдовать, устраивал закованным в вороненую броню захватчикам неприятные ловушки и сюрпризы. Кроме того, нашлись и те, кто помнил о хитрых приспособлениях, давным-давно спрятанных под улицами и в стенах домов именно на случай вторжения. Куски мостовой во мгновение ока превращались в хищно распахнутые створки подземелий, стены домов сдвигались, образуя непроходимые тупики там, где этого меньше всего ожидали. Каменные своды галерей и крытых переходов по мановению чьей-то невидимой руки рушились на головы врагов. Да и древняя магия самого Города-над-Морем никуда не исчезла, его улицы усердно запутывали чужих и, как по заказу, выводили своих куда надо наикратчайшим путем. Дойдя до Водяного пояса – красивейшего сооружения, состоящего из многочисленных каналов, водопадов, маленьких водоемов и многочисленных фонтанов, войска захватчиков уперлись в глухую оборону горожан и встали. За их спиной остались обезлюдевшие, разграбленные и сожженные кварталы дальнего периметра, впереди ждала собравшаяся с силами и преодолевшая замешательство первых часов вторжения армия короля Орданна.

Самые кровопролитные бои кипели вокруг двух окруженных, но не сдающихся кварталов. Враг явно не ожидал такого бешеного отпора, но волею случая ему достался крепкий орешек. В кольце оказались Оружейный Двор – сам по себе маленькая крепость, и примыкавшие к нему богатые резиденции маркиза Теффано и графов Ческа. И те, и другие всегда умели постоять за себя, кроме того, сослужил добрую службу малый арсенал, который гильдия Оружейников всегда любовно пополняла. Наскоком взять укрепленные районы не удалось, и Темные сочли за лучшее измотать защитников. Хорошо бы, если бы застрявшему в башне Даррену и тем, кто с ним, удалось пробраться туда, но… Быстро сообразив, что небольшой отряд чем-то очень важен для короля – к нему на помощь постоянно пытались пробиться, военачальники Дингры отрядили к полуразрушенной башне и отборную роту пехотинцев, и стаю стиггов, и одного из лучших магов.

***   ***    ***    ***
…Город был враждебен, он сопротивлялся всем своим непонятным древним существом – Джемед кожей чувствовал это. Здесь каждый булыжник таил в себе смертельную опасность, каждое дерево, каждый полутемный переулок. Маг видел, как из-под уличных бордюров, из подвальных окошек пополз едва заметный туман, и несколько десятков его солдат попадали замертво. Он не сумел ни предотвратить это, ни понять, какое волшебство было пущено в ход. Потом его отряд повернул на соседнюю улицу и оказался в тупике, которого там не должно было быть. С крыш домов на головы солдатам полилось что-то вязкое, как мед, мгновенно растекающееся по доспехам и превращающее их в труху. Это не на шутку испугало даже бывалых командиров, пришлось приводить их в чувство. Джемед велел отступать – и остатки роты были взяты на копья королевскими кирасирами. Спасибо князю Гайрэ, он умудрился-таки выйти в тыл наседавшему на солдат Джемеда отряду и позволил магу двигаться вперед. Вот тут для Темного началось, пожалуй, самое интересное. Двое в синих плащах, видимо, до времени не показывающие своих возможностей, продолжали упрямо пробиваться к полуразрушенной башне, где был замечен дракон. Может, это первые достойные противники?
Они столкнулись на безлюдной улице, ответвлявшейся от той, где кипел сейчас бой. Очень скоро Джемед понял, что любой из этих магов и четверти часа против него не продержится, но вместе старый и молодой представляли серьезную силу. Сначала Темный просто забавлялся, испытывая различные приемы и заклинания, но ни разу не добился сколько-нибудь значительного успеха. Зато сам дважды с трудом вырвался из сплетенных Мудрыми чар. Молодой оказался мастером пространственных ловушек, Джемеда спасло только то, что все окрестные Сокрытые Тропы были заняты послушной ему Тьмой. Старик с огненно-красным камнем на шее знал всякой волшбы понемногу, но применял ее в таких немыслимых сочетаниях, что поначалу и вовсе сбивал противника с толку. Когда нераспознанная под умелой маскировкой Водяная Плеть бешеной змеей прянула из ближайшего фонтана и оплела руки и ноги Джемеда плотными кольцами, подбираясь к горлу, Темный решил, что шутки кончились. Он ударил всей мощью данной ему силы. Невидимое лезвие рассекло водяные путы, разрубило стихийные связи заклятья и уже на излете, едва заметно, черкнуло по самому слабому месту старика – давно подтачиваемым болезнью легким. Седой волшебник, только что бодрый и полный сил, задышал хрипло и тяжело, закашлялся, сплюнул кровью. Джемед демонстративно замер, скрестив руки на груди: пусть осознают, все равно уже оба побеждены…
- Командор, я же говорил вам, нельзя так выкладываться, - заботливо, точно сын, сказал молодой, усаживая старика в сторонке, — вот видите, надорвались…
- Нет, Лиард, это он. Он что-то сделал, и мои легкие будто взорвались, - хватая ртом воздух и делая длительные паузы между словами, ответил тот.
Джемед наслаждался агонией противника и спокойно ждал продолжения. Молодой не опасен, да и заготовленное заклятие Праха ему не по зубам.
- Потерпите, я чувствую, наши где-то близко. Тайри вас вылечит.
- Боюсь, что нет, мой мальчик… Возьми, - Командор протянул Лиарду камень-сердце, - теперь он твой. Продержись.
Молодой маг отпустил руку и повернулся к стоящему на другой стороне улицы Джемеду.
- Прощай, Мудрый, - сказал Темный так, чтобы его услышали, - Старик не угадал, ты не сможешь его заменить. Что ж, по крайней мере, я славно размялся тут с вами…
Они ударили одновременно. Джемед дунул на горстку пепла, лежавшую на ладони, и Лиард оказался в потоке горячего ветра, наполненного песчинками и тонкой черной пылью. Владеющий Пространством, подчиняясь мгновенному наитию, задержал дыхание и грубо разорвал на пути темного вихря ткань мира. В образовавшуюся брешь и попало создание Джемеда. Провались оно туда целиком – и Лиард был бы обречен, Тьма безболезненно вернула бы живой смерч обратно. Но Мудрый быстро стянул края отверстия, и вихрь, дышащий неведомой смертоносной пустыней, застрял и забился, точно в судорогах. Темный маг, очевидно, вложил в это заклятие слишком много сил, чрезмерно связал себя со своим творением. Безуспешно попытавшись несколько раз вытащить смерч и оборвав, наконец, все нити волшебства, Джемед выглядел весьма жалко. Но и Лиард был далеко не в лучшей форме. Оба собирались с силами для решающей схватки, когда из-за домов послышался победный клич королевских войск. Темный, видимо решившись на последний шаг, потащил из ножен, висевших на груди маленький чудной кинжал, но из возникшей внезапно арки в него ударила знакомая ярко-зеленая молния. Даррен, сопровождаемый Гертом и тремя гвардейцами, склонился над лежащим ничком магом:
- Мертв, - констатировал он, и произнес с совсем иной интонацией, обращаясь к Мудрому, - Прости, Лиард, мы не успели…
Тот лишь молча кивнул и шаркающей старческой походкой подошел к телу наставника.
- Доставьте его в Дом Мудрых, пожалуйста. Пусть все будет, как должно… Он умер, как и хотел – в бою.
- Слушаемся, Командор, - ответил пришедший с Дарреном лейтенант, и Лиард не сразу понял, что Командором назвали его.
Широкие крылья на мгновение загородили солнце, и рядом с Лоцманом опустилась Алая драконица.
- Все-таки не усидела, - вздохнул Мудрый, - тебе же еще нельзя летать.
- Ничего, она уже вполне здорова, - мягко улыбнулся Даррен, - Да и кто смог бы ее удержать, когда она почувствовала, что ты в опасности.
Герт же не мог произнести ни слова. Он прикипел взглядом к камню, который так и держал в руке Лиард. Как так получилось? Ведь Владеющий Пространством не самый старший, не самый сильный и не самый послушный из учеников, почему Старик отдал ему артефакт? Это несправедливо, камень-сердце должен был перейти к нему, ведь он так старался… Смотрящий сквозь Время чуть не потерял осторожность и не выдал своих чувств.  Им не понять, им не нужно было никому ничего доказывать, не нужно никого завоевывать… Вот зачем этому мальчишке власть и почести Командора? У него и так есть его драконица. Ничего, все еще будет, и кое-кто поймет, где редкий бриллиант, а где лишь стекляшка, обкатанная морем… Время, что так послушно ему, расставит все на места.

***                             ***                             ***
Астор закончил свое повествование, и Тайри встала, собираясь уходить. Надо не забыть сумку со снадобьями, может понадобиться…
- Как, опять куда-то без меня собралась? Это честно, по-твоему? – Хранительница узнала в изящном воиненевесту короля только по голосу. Легкие латы, украшенные строгим традиционным узором: синие на белом морские волны; шипастые, искуснейшей работы, перчатки; высокие сапоги с бритвенно-острыми боевыми шпорами и окованными сталью носами, шлем с изображением какой-то мифической птицы: клюв закрывает переносицу, чеканные перья обнимают лицо.
- На заказ делали? – восхищенно спросила целительница.
- Да если бы. Дворцовые оружейники на днях принесли, подогнали под мой рост. Сказали, стыдно им, что будущая королева в кожаной кирасе бегает, а на магию надежа плохая. Теперь вот принарядилась, для выхода, - Одри недобро усмехнулась. – Когда-то боевые упражнения с мечом и копьем тоже танцами называли…
- Точно! Что ж, посмотрим, понравится ли темным танцевать с нами, - Тайри подмигнула подруге, - Идем!
Граница вторжения, по крайней мере здесь, проходила по кольцевому каналу – самой широкой части Водяного пояса. С одной стороны стояли тяжеловооруженные панцирники под знаменами ТанхКаара и лучники-островитяне во главе с шаманами. С другой, за стенами покинутых домов, засели ударные части армии Города, которыми сейчас командовал сам король. Собственные полковники и офицеры рангом помладше, не говоря уж о солдатах, смотрели теперь на Орданна, как на легендарного паладина. Совсем недавно он, в сопровождении лишь двух алеттийских магов, предпринял немыслимо рискованную вылазку в стан врага и уничтожил одного из Ревущих демонов. Собственно, превратить полусонное и неимоверно отяжелевшее от обильной пищи древнее животное в груду зловонного мяса было несложно. Но все подступы к выполнившему первую задачу Рудре тщательно охранялись, и понадобился точнейший расчет и знания союзников, зрение Талисмана и невероятное везение, чтобы выбраться живыми из этого котла. Кроме того, безумная вылазка короля отвлекла основные силы противника и позволила Герту с отрядом выбраться из окруженной башни. Правда, этого преимущества хватило ненадолго, и им снова пришлось сражаться и пробираться сквозь самые бедные районы Города, ютившиеся у стены. Отхлынувшие на старые позиции вражеские войска, подгоняемые крайне озлобленными потерей ревуна командирами, быстро загнали два десятка отчаянно отбивающихся горожан в самый неудобный угол.
Одри с Хранительницей появились на передовых позициях почти одновременно с возвратившимся из рейда Дарреном, от которого и узнали скорбную весть о гибели Командора. Убит один из темных колдунов, но сколько их еще…
- Если Герт не отыщет по дороге какое-нибудь убежище, ему придется солоно, - сказал король, - их обложили так плотно, что даже при помощи Талисмана я с трудом различаю его. Хуже всего, что Скай не может сейчас сменить человеческий облик на драконий. Едва он взлетит, его тут же изрешетят.
- Изрешетят – полбеды, он бы наколдовал щит. Боюсь, что причина в другом, - задумчиво произнесла Тайри.
- Мы должны им помочь! – Одри выглядела воинственно, но короля это не вдохновило.
- Милая, подумай сама, - терпеливо ответил Орданн, - если я положу во время прорыва половину своей армии, кто будет завтра защищать Город?
- Где они сейчас? – тихо спросила Тайри.
- В Муравейнике, - немного помолчав, произнес король, - и это просто замечательно. Нет в Городе лучшего места, чтобы спрятаться.
Муравейником называли причудливое нагромождение домов, домиков, хижин и вовсе уж ни на что не похожих строений, возникшее стихийно несколько сотен лет назад у крепостной стены. Это было пристанище городской бедноты, бандитов, нищих и попрошаек, воров, скупщиков краденого, торговцев зельем и удовольствиями, а также всех прочих личностей, кто плохо вписывался в заведенный порядок. Там прятались питейные и игорные заведения, притоны и тайные склады краденого и контрабанды, и Создатель знает, что еще. Поговаривали, что за все время существования хозяева сего благословенного места вырыли множество подземных ходов, ведущих в самые различные точки Города.
- Полагаешь, они выберутся сами? - мрачно спросила деревенская колдунья.
- При определенной доле везения. Как я уже имел счастье убедиться, Муравейник – это государство в государстве, живущее по своим законам и обычаям. Спасаясь, его обитатели заберут с собой, скорее, товар и сокровища, чем тех, кто станет обременять их: больных и стариков. Среди покинутых обязательно найдется кто-нибудь, кто поможет им в обмен на собственное спасение.
- И ты будешь спокойно сидеть и ждать?!
- Не заставляй меня повторять прописные истины, милая! Противник может себе позволить бросать в топку сотни жизней, а я - нет. Если кто-нибудь чувствует себя в силах их вытащить – не смею препятствовать. Но отправлять на верную смерть моих солдат я права не имею.
- Орданн, как ты можешь! – Одри осуждающе взглянула на жениха.
- Его величество прав, - стараясь пригасить эмоции, промолвила Хранительница, - и поступает, как должно королю. Мы не можем жертвовать сотнями ради двух десятков. Но своей жизни я сама хозяйка. А там Скай, которому я обязана этой жизнью Создатель знает сколько раз.
- Не спеши, Тайри, прошу тебя, - устало попросил Орданн, - я слежу за ними каждую минуту. Пока им удалось обмануть темных ищеек и углубиться в переходы Муравейника. Там какая-то своя, особая магия, сложенная из кусочков, обрывков знаний множества поколений. Чужаки голову сломят, пока разберутся, потому что наверняка чувствуют, что разрушить это чудовищное строение еще опаснее. Если Герт и Скай окажутся в серьезной опасности или, наоборот, в зоне нашей досягаемости, я скажу тебе. Тайри, я понимаю, ты готова на все, чтобы спасти их, но Ская вряд ли обрадует известие о твоей гибели. Да и твоих пациентов тоже.
- Хорошо, - сдалась волшебница, - я подожду.
- Смотрите-ка, наши заклятые друзья снова что-то затевают, - сказал граф Раррок, наблюдавший за противником в подзорную трубу.
По ту сторону канала действительно началось какое-то движение. На пьедестал сброшенной в воду статуи водрузили квадратный камень жертвенника, накрытый чешуйчатой, в зеленых пятнах, шкурой. В плотном кольце рослых воинов-туземцев показался не менее рослый шаман. Многочисленные амулеты и обереги подпрыгивали и раскачивались у него на шее в такт пританцовывающей походке. Разрисованную цветными татуировками лысую голову украшало некое подобие короны из позвонков неизвестного морского гада. Руки, гремя причудливыми браслетами, двигались будто сами по себе, в своем особом ритме, выписывая волнообразные фигуры. Из всей одежды на шамане был кусок тяжелой ткани, удерживаемый поясом на манер юбки. Ни барабанов, ни пения слышно не было, но плавный танец островитянина завораживал.
- Он… он призывает Воду, - сказала Одри испуганно, - я чувствую это.
- Если он заставит море подняться и хлынуть в канал, начнется настоящий потоп, - проговорил король мрачно, - отступать нам некуда…
— Значит, ему нельзя дать закончить заклинание, - Тайри подошла к лишенному стекол окну, уже держа между ладонями сотканную из синих молний сферу, - пожалуйста, не мешайте.
Хранительница решилась на крайне рискованный ход, и Орданн, знакомый с ее приемами, старался не думать о том, что станет с нею в случае неудачи. Шаман взывал к одной лишь водной стихии, Тайри же будила и расталкивала вокруг него все остальные. Становясь чувствительными к заклятиям, стихийные духи могли повести себя совершенно непредсказуемо, и именно на эту непредсказуемость волшебница опиралась, попросту натравливая одну древнюю силу на другую. Внушить Земле или Огню, что их пытаются извести под корень с помощью Воды, да еще умело показать виновника. Правда, если фокус не удастся, вся тяжесть удара взбешенных элементалей достанется ей, и вряд ли она выживет. Взвыл ветер, едва не сорвав плащи с плеч темных воинов. Под танцующим шаманом задрожала, растрескиваясь, земля. Из провалов взметнулись вверх узкие языки пламени. Похоже, удалось, с радостью подумал Орданн, никогда бы не подумал, что Тайри на это способна, но…
Шаман, не прекращая отбивать босыми пятками таинственный ритм, открыл глаза и медленно огляделся. Он безошибочно определил, где затаился его противник, и точно выверенным движением выбросил вперед руку со сложенными "клювом" пальцами. Хранительницу спасла хорошая реакция: она успела подставить под прицельный удар "гибкое зеркало". В итоге мстительное волшебство островитянина покалечило его же собственных солдат. Однако, он вовсе не растерялся, хоть и вынужден был прекратить стихийную волшбу. Его пальцы так и сновали, рисуя в воздухе один символ за другим. Воздух над каналом сгустился в некую призрачную ящероподобную фигуру, запахло кровью и раскаленным железом. С каждым шагом фантом становился все плотнее.
- Мне это надоело, - сквозь зубы прошипела Тайри и резко хлопнула в ладоши. Ослепительно-синяя стрела развеяла в клочья начавшего обретать материальность гиганта. Шаман, только что самозабвенно прыгавший в "танце силы", зашатался и упал ничком, потеряв свою причудливую корону. Темные, будто опомнившись, принялись много и беспорядочно стрелять по домам на противоположной стороне канала.
- Теперь очередь за нами, - сказал, массируя виски, Орданн. Видимо, постоянный контакт с Талисманом все еще вызывал у него головную боль. – Даррен, ты сможешь вывести Герта через Сокрытые Тропы, если они будут вон в той башне? Нашим противникам станет сейчас немного не до колдовства.
И точно, огрызнулась спрятанная до поры, до времени батарея легких пушек, снятых с кораблей, за ней вторая. Словно эхо, прозвучал отдаленный грохот в глубине занятой врагом территории.
- О, наши оружейники им перца на хвост насыпали, - с довольной улыбкой сказал новый капитан Гвардии.
- Герт и остальные вот-вот поднимутся на поверхность. Сейчас они в подвалах той башни, - сказал Орданн уверенно, указывая в окно н на полуразрушенное строение, в двух кварталах от занятого ими дома. Лоцман кивнул, сделал шаг в сторону и исчез. Лиард лишь вздохнул c с изрядной долей восхищения:
- Вот это легкость!
- Ничего удивительного, Командор, поверьте. Просто он ВИДИТ Сокрытые Тропы, а мы первые шаги по ним делаем вслепую, используя наши заклинания, точно костыли.
Владеющий Пространством растерянно взглянул на своего короля, потом, тряхнув головой, ответил:
- Простите… Я никак не привыкну, что Командором теперь называют меня. Как подумаю, что нас всего-то трое осталось от Ордена.
- Трое - тоже сила, и уж точно гораздо лучше, чем ничего, – в дверях стоял Герт, весь в пыли и паутине, но живой и невредимый. За его спиной маячили светлые головы Лоцмана и Ская.
Смотрящий сквозь Время снял легкий шлем и опустил голову. Потом, заметив устало сидящих у стены Одри и Тайри, насмешливо поднял бровь:
- Сегодня все на переднем крае… Госпожа Хранительница, ваш дракон доставлен в целости и сохранности. Ну, почти.
Волшебница удивленно воззрилась на Мудрого. Что за непонятный тон? Видимо, Скай и Герт серьезно не сошлись во мнениях по каким-то важным вопросам и повздорили. Вот уж воистину, драконий характер! Мудрый ведь ни с того, ни с сего насмешничать не станет. Да и куда ему, крылатый - та еще язва.
- Со своей стороны могу сказать, что ваш маг тоже вполне цел, моя леди, - невысокий и ловкий Скай проскользнул мимо Герта в помещение, - царапины и синяки не в счет.
И только по-целительски внимательная Тайри заметила, что эта кошачья ловкость далась синеглазому с трудом, что он бледен, а на щеках разгорается нездоровый румянец, а тонкие посеревшие губы искусаны в кровь. Он намеренно держится в тени, пряча левое плечо и руку…И ему очень больно.
- Сейчас будет легче. Я затяну рану, - Хранительница быстро подвинула к дракону какой-то ящик, на который тот с благодарностью уселся.
- Змеи?
- Да, моя леди. Они не ядовиты, но их зубы стоят любого яда. И слюна не дает заживать ране. Я пробовал.
- Мы с Одри вчера опробовали один состав. Должен помочь. Потерпи, - очень ласково сказала целительница выливая на разорванную руку Ская ярко-красную жидкость.
Синеглазый не двинулся с места, но пока лекарство пузырилось и шипело, очищая рану, выражался так заковыристо, что даже бывалые вояки взирали на него с одобрением.
- Исчерпывающе, - с трудом сдерживая смех, сказал король, - но при дамах я б не решился. Лучше расскажите, как вы выбрались из Муравейника. Вас кто-то вывел?
- Чеззар ар-Даве, собственной персоной, - ответил Герт.
Королю это имя ничего не сказало, а вот многие офицеры и Лиард уставились на мага широко раскрытыми глазами.
- Ничего себе! Сам Хозяин Игр! – присвистнул Раррок, - Я думал, что старый лис уже давно под черными знаменами.
- Оказалось, что нет. Семейство свое он давно переселил за стены Старой Цитадели, еще до вторжения. А сам остался, не смог бросить больную жену. Такой вот сентиментальный король арен и игорных домов…
- Стало быть, он вас вывел, а взамен попросил ее вылечить?
- Именно так. Солдаты доставили ее сюда на носилках. Только лечить там уже нечего. Ей жизни осталась неделя, предначертанного не изменишь, - проговорил Смотрящий сквозь Время с какой-то странной интонацией, ни на кого не глядя, - Самое ужасное, она знает об этом, говорит, ей предсказали. И совершенно спокойна… Хотел бы я так.
- Я все-таки попытаюсь, - ответила Тайри, вставая, - сейчас многое меняется, кто знает, может и ее судьба тоже. Долг платежом красен. Передайте, пусть ее доставят в госпиталь. Мы, конечно, не боги, но попытаться обязаны.
— Вот и займитесь, госпожа Хранительница, - начал король и замолчал на полуслове: глаза прикрыты, лицо – точно белая маска. Тайри и Даррен мгновенно заключили комнату в защитный кокон.
- Направленный удар? Откуда? – спросил Герт, морщась от боли.
— Это нас только краем задело… - Орданн мрачно усмехнулся, - Там, у второго пролома, беда. Горят почти все ремесленные кварталы, склады с продовольствием, что мы не успели переместить.
- Мы идем туда, немедленно, - сухо сказал Даррен.
- Я с тобой, - Тайри знала, что там, в гибнущих районах, сейчас необходимо ее искусство.
- Лучше всего отправляйтесь в ставку генерала Бегона, это ближе всего к очагу, - Командор, сопроводите меня ...
Дальше Хранительница не слышала, короткая Тропа захлопнулась за ней и Одри, чтобы вывести среди огня, дыма и человеческих стонов.
 
Записан
Я вылеплю себе иную
землю из сонных перьев...
Видишь - вдалеке -
проходит ветер с синими глазами...
(c) Шамиль Пею. Песни иных земель

... глаза их полны заката,
сердца их полны рассвета...
Иосиф Бродский.

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5593
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 10358
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - VI
« Ответ #9 : 26 Апр, 2021, 23:41:02 »

Замечательно, что держатся не только защитники города, но и сам город сопротивляется захватчикам. То есть город в каком-то смысле живой и у него есть своя магия. Но и от предательства никуда не денешься, Князь Гайрэ, а до того Рода. Герд сражается на стороне города, но всё-таки...
Цитировать
Герт же не мог произнести ни слова. Он прикипел взглядом к камню, который так и держал в руке Лиард. Как так получилось? Ведь Владеющий Пространством не самый старший, не самый сильный и не самый послушный из учеников, почему Старик отдал ему артефакт? Это несправедливо, камень-сердце должен был перейти к нему, ведь он так старался…
Здесь тоже может оказаться слабое звено. Ждём продолжения, эреа Tory!
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

Красный Волк

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5978
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6809
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - VI
« Ответ #10 : 27 Апр, 2021, 17:57:30 »

Горькие, героические, предельно напряженные - и просто докрасна накаленные эпизоды... И - да, Герт опять продемонстрировал читателю в полный рост, что червоточина у него в душе, проеденная честолюбием, таки не просто есть: она растет - и ширится... И снова - огромное спасибо за продолжение, эрэа Tory! :)
Записан
Автор рассказа "Чугунная плеть"

Tory

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2720
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 1897
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - VI
« Ответ #11 : 27 Апр, 2021, 18:01:43 »

Замечательно, что держатся не только защитники города, но и сам город сопротивляется захватчикам. То есть город в каком-то смысле живой и у него есть своя магия. Но и от предательства никуда не денешься, Князь Гайрэ, а до того Рода. Герд сражается на стороне города, но всё-таки...
Цитировать
Герт же не мог произнести ни слова. Он прикипел взглядом к камню, который так и держал в руке Лиард. Как так получилось? Ведь Владеющий Пространством не самый старший, не самый сильный и не самый послушный из учеников, почему Старик отдал ему артефакт? Это несправедливо, камень-сердце должен был перейти к нему, ведь он так старался…
Здесь тоже может оказаться слабое звено. Ждём продолжения, эреа Tory!
Князь Гайрэ - с материка, он один из "птенцов" Дингры, молодой военачальник. Вотрому голову оторвали за провалившийся десант. Остался только маршал Свиз, коротышка-несхит, и один из островных шаманов.
А Герт - он, конечно, очень хочет и власти, и славы, и признания, и вишенку на торте. Но... сами увидите. Городу он никогда не навредит.
Автор пошел портить жизнь героям.


Дингра, сдвинув брови, оглядела собравшихся за столом людей. От тех, кто шел с нею с самого начала, осталась половина, но это ее нисколько не волновало. Меньше претензий, меньше интриг, меньше придется выполнять требований. Вчера о своем договоре заговорил маршал Свиз, заставив Верховную жрицу всерьез задуматься: а сможет ли она? Честно говоря, Дингра и не думала, что престарелый стратег переживет все тяготы военной жизни. Он ведь все время жаловался, что на корабле чувствует себя крайне плохо. Сегодня ее армия потеряла сразу двоих: шамана ЗуВона и мага Джемеда, но это ничуть не огорчило Верховную. Главное, что половина Города уже в ее руках, и очень скоро она завладеет Ключом! Не удивительно, что пока самые тщательные поиски ничего не принесли. Артефакт, скорее всего, хранится где-нибудь в потаенных сокровищницах королевского дворца или в подземельях Храма. Что ж, она подождет, пока ее войска не подойдут к стенам Старой Цитадели, а потом… Если король Орданн не образумится и сам не принесет ей Ключ, Дингра сотрет с лица земли самую память о Городе. Голоса оставшегося у нее Рудры для этого вполне достаточно.
- Тги’Рон, что нового на вашем направлении?
- Все идет, как задумано, моя госпожа. Горожане сопротивляются изо всех сил, но их слишком мало. Даже при самом медленном и осторожном продвижении, дня через три-четыре Город будет наш, - сияя, точно новенький золотой, ответил колдун. Конечно, ничто так не радует, как смерть соперника…
- Боюсь, что досточтимый волшебник недооценивает противника, - проскрипел со своего места маршал Свиз, - у них неплохие военачальники, и, очевидно, несколько серьезных сюрпризов они еще держат в запасе. Известна боязнь горожан пускать в ход сильные артефакты, дабы не нарушить Закон Равновесия, но будучи вынуждены, они применят все, что имеют. Кроме того, никогда не стоит сбрасывать со счетов Хранительницу и ее Лоцмана. Насколько мне удалось проанализировать собранные о них сведения, они не просто сильные маги. У них, очевидно, есть опыт подобных войн. И еще… Можно дойти до стен Старой Цитадели и застрять там на долгие недели. Король молод, но совсем не прост.
- Не сгущайте краски, дорогой маршал, - обворожительно улыбнулась Дингра, - уж что-что, а стены меня теперь волнуют меньше всего. Рудра великолепно с ними справится.
- Может быть. А может быть и нет. Мир устроен так, что на каждую уловку обязательно найдется другая.
- Посмотрим. Пока горожанам удавалось лишь кое-где сдерживать наши войска, но не заставить их отступать. Думаю, не удастся и впредь. Даю вам два дня, чтобы занять оставшуюся часть города. Когда они будут загнаны в мышеловку собственной Цитадели, выбор у короля станет весьма небогатым. Либо отдать мне артефакт, либо умереть вместе со всеми оставшимися подданными. После чего Ключ все равно будет у меня, - пожала великолепными плечами жрица. – Все свободны… Пойдемте, маршал, я привыкла держать свои обещания.
Седовласый старец отбросил лохматую шкуру-плед, легко поднялся из кресла, в котором его принесли на военный совет, и последовал за госпожой.
- Я знала, что вы намного бодрее, чем кажетесь, - без тени удивления усмехнулась Дингра, ведя Свиза в свою каюту, - надеюсь, и я не утеряла своей Силы, - она открыла испещренную древними символами дверь и замерла на пороге.
- Одна вы можете и не справиться, - прозвучал из темноты одновременно ласковый и леденящий душу голос, заставивший дрогнуть даже такого бестрепетного вояку, как Свиз. – Я помогу. Вы, маршал, честно заработали новую жизнь в молодом теле. Только помните, наши чары действуют, пока вы с нами. Вы можете больше не воевать, поселиться в глуши или вообще завести себе восемь жен где-нибудь в Реонском княжестве, но как только вы даже в мыслях перейдете на сторону нашего врага – вернетесь в прежнее свое состояние.
- Я знаю условия договора, - твердо ответил маршал.
— Это похвально. Приступим? Хотя нет, я сначала хотел бы кое-чем порадовать мою лучшую ученицу, - свечи в канделябрах разом вспыхнули, и Свиз увидел высокого, худого, одетого в дорогой бархат и золотые кружева, человека. На бледном, узком, невыразительном лице, казалось, жили одни глаза: блекло-желтые, с огромными, как у ночных животных, провалами зрачков, из которых, смеясь, смотрела Тьма, - Теперь нет никаких препятствий, Дингра, и я привел тебе на помощь множество замечательных солдат, моих солдат! Думаю, одного полка для начала будет достаточно.
Несчастные горожане, подумал маршал, на них натравят целый полк отборной нечисти, с которой неизвестно чем и как сражаться. Нет, лучше оставить эту войну, пока еще люди сражаются против людей…
- Кстати, если победим не мы, за стойкость чар я тоже не поручусь, - улыбнулся гость одними губами. – Впрочем, к вам, маршал, у меня нет претензий. Вы, как раз, сделали все, что могли и никогда не посягали на большее, чем положено по договору. Потому и заплачено вам будет сполна.
 
…Дингра в глубокой задумчивости глядела на дотлевающие в жаровне угли. Ее не столько вымотало колдовство, хотя процедура оказалась наитруднейшая, сколько лишило сил само посещение Господина. И эти его слова о точно выполненном договоре и о посягательстве на большее. Он ясно дал понять, что подозревает ее! Естественно, он не доволен тем, что Ключ пока у старых хозяев – именно поэтому и бросил ее в унизительно-беспомощном состоянии, не влив ни капли новой Силы. А если, даже не оставив здесь камня на камне, она все равно не отыщет Ключ? Что тогда? Нет, надо срочно что-то предпринять, как-то выйти из игры или хотя бы спрятаться, выиграть время… Лоцман! Зеленоглазый волшебник, вот кто станет ее главным козырем. А уж она придумает, как его заполучить.
 
***                             ***                             ***
Новый натиск оказался слишком мощным для изрядно потрепанной армии Города. Ни отбросить, ни даже сколько-нибудь существенно задержать захватчиков ни на одном направлении не удалось. Защитники Города-над-Морем медленно отступали, давая возможность людям, до последнего остававшимся в своих домах, спрятаться за стенами Старой Цитадели. Численное превосходство врага усугубилось появлением  нечисти. Все, кто хоть немного владел волшебством, пытались помогать солдатам, но увы – силы были неравны. Появление созданий А’Деула  заставило короля и магов признать, что великий закон Равновесия уже не регулирует соотношение сил. Оставалось полагаться на себя самих да милость Создателя.
- Ваше величество, темные замыкают блокаду. Они миновали пекарни и Полотняный город, еще немного, и будут уже у стен.
- Что сейчас на линии обороны?
- Ничего нового, - адъютант сосредоточенно нахмурился, - центр удерживает Лоцман, у него положение наиболее благоприятно. На флангах все намного хуже. Там не хватает людей, Хранительница и Герт едва справляются, драконы же вообще вынуждены ограничиться отдельными редкими вылазками. У жрецов ТанхКаара есть какие-то твари, которые для них крайне опасны.
- Крылатых надо поберечь… Что еще?
- Алеттийцы утверждают, что помимо хорошо узнаваемой нечисти, среди вражеских солдат половина тщательно замаскированных под людей тварей, которых не берёт обычное оружие. Нужно особое, освященное или заговоренное. В противном же случае, остается надеяться только на волшебников… Есть еще одно очень странное донесение. На перевале замечен большой отряд ньятти. В город идут, больше некуда.
- Интересно, с чем пожалуют на этот раз маленькие соседи, - усмехнулся король устало, - вряд ли они могут хоть чем-то нам помочь. Да и не прорваться им...
- Если падет Город, то и они лишатся своего пристанища, - сказал офицер, - лично я совершенно не представляю себе этих малышей под властью поклоняющихся А’Деулу.
- Я тоже. Они редко проявляли себя, но в летописях я наткнулся однажды на описание одного события… Где-то в море произошло от землетрясение. И Город смело бы гигантской волной, если бы не они. Никто из вышедших в море на лодках ньятти не вернулся, но, если верить написанному, волну они увели за собой.  Что ж, подождем…

***                             ***                             ***

   Все было не так уж плохо, пока люди сражались против людей. Где-то создавая щит, где-то применяя иное волшебство, Даррен умудрялся сдерживать напор вражеских войск и давать хоть какой-то отдых своим измотанным солдатам. Но вот в игру вступил маг, и Лоцман понял, что позиций его гвардейцам не удержать. Невидимый, но ясно ощущаемый противник отнимал все его силы и внимание. Это было бы похоже на дуэль, если бы Даррену не приходилось еще постоянно прикрывать своих. Враг оказался умен и безжалостен. Он не стал выяснять, кто из них сильнее, просто бросал одно заклятье за другим. Таким образом, зеленоглазому волшебнику оставалось только обороняться. Единственный раз Лоцман ответил нападавшему как дОлжно, затратив некоторое время на создание «купола», но понять, достиг ли его удар цели, так и не удалось. Самым действенным оказался способ разрушения «скреп» заклинаний темного мага. К счастью, этим Даррен владел в совершенстве, и только благодаря отточенному до уровня инстинкта умению и он, и его солдаты были до сих пор живы. Лоцман уже приготовился контратаковать, разгадав основу волшебства противника, как кто-то рядом произнес слова, напрочь выбившие его из колеи:
- Говорят, Хранительницу ранили… И помочь уже ничем нельзя…
Зеленоглазый вздрогнул и обернулся, пытаясь рассмотреть говорившего, но воздух взвыл от очередного колдовства противника, отрывая людей от земли и бросая их на острые обломки стен полуразрушенного дома. Пора прекращать этот бесполезный бой, решил Даррен, ведь существует короткое решение. Короткое и почти запретное: зачерпнуть внутри себя Изначальное пламя, слепить из него что угодно – дротик или просто шар, пробить тонкую, незаметную Сокрытую тропку и послать противостоящему ему темному. От такого оружия невозможно увернуться, ведь оно направлено к истинной сути колдуна, а Тьма просто не выдержит соприкосновения. Только вот запас древнего огня не бесконечен, и расставаться с ним, все равно, что с частью самой жизни. Но Тайри…
   Никто из стоявших рядом, даже маленький воин в легких кожаных доспехах, не понял, почему Тги’Рон, после столь удачного удара, вдруг жестом внезапно ослепшего поднес к глазам руки и рухнул навзничь. Несхит склонился над упавшим, отвел прижатые к лицу ладони, заглянул под судорожно сощуренные веки и тут же отшатнулся. Из-под опаленных ресниц сочилось древнее Пламя. Тело Тги’Рона превратилось в невесомый пепел в течении нескольких минут.
           Тайри, насколько помнил Даррен, вместе с ротой кирасир и отрядом арбалетчиков удерживала бывшую резиденцию мэтра Логара. Этот дом, построенный в совершенно нехарактерной для Города манере, действительно был почти крепостью: с надежными толстыми стенами, маленькими окнами, выходящими на улицу, с навесными башенками по углам и обширным внутренним двором, снабженным собственным колодцем. Если они все еще там… И что это за нелепая фраза: «ничего нельзя сделать»?  Просто рядом не оказалось никого знающего.  А он – сможет, он уже вытаскивал ее из-за Грани и сделает это снова, столько раз, сколько понадобится. Только бы успеть… Даррен на скорую руку сотворил обширный, но достаточно крепкий воздушный щит, чтобы ядра и арбалетные болты не достигли солдат, передал командование одному из офицеров, и почти не разбирая дороги, бросился к особняку мэтра Логара. Он ощущал спиной недоуменный и осуждающий взгляд своего лейтенанта, и понимал, что поступает, с любой точки зрения, неправильно, но ради Тайри был готов на все. Он ведь успел сказать, что с Хранительницей беда, они должны были понять! А Город пропустит, поможет… Еще одной проблемой было то, что нить, связывавшая его с Хранительницей, не давала возможности узнать, насколько ей плохо. Он ведь ощущал только эмоции, а со дня вторжения ею владели лишь боль, скорбь и негодование. Такие пустяки, как собственные ранения, ее волновали мало. Оставался только один способ узнать правду – увидеть своими глазами.
Что-то сильно ударило его в спину, заставив согнуться и сделать несколько неверных шагов. Маг оступился, угодив ногой в какой-то полуоткрытый люк, упал – и его накрыла темнота.


Записан
Я вылеплю себе иную
землю из сонных перьев...
Видишь - вдалеке -
проходит ветер с синими глазами...
(c) Шамиль Пею. Песни иных земель

... глаза их полны заката,
сердца их полны рассвета...
Иосиф Бродский.

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5593
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 10358
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - VI
« Ответ #12 : 27 Апр, 2021, 18:45:22 »

Цитировать
Маг оступился, угодив ногой в какой-то полуоткрытый люк, упал – и его накрыла темнота.
Я так и подумала, что Даррена заманивают. Самый надёжный ход - Тайри. Свиз вовремя смылся, только вот от таких, как А’Деул уйти никогда не удаётся.
Очень напряжённые эпизоды, кажется, что уже надежды нет, но я продолжаю надеяться. На автора. Спасибо, эреа Tory.
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

Красный Волк

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5978
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6809
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - VI
« Ответ #13 : 27 Апр, 2021, 22:27:46 »

Дингра рассчитала верно, продумывая, как ей заманить в ловушку Даррена: когда сердце разрывается от тревоги за любимого человека, сохранить голову холодной ох как трудно... Но не сомневаюсь: ее, ожидающую, что именно Даррен "станет ее главным козырем" , ждет впереди большое разочарование. И, скорее всего, не одно: ньятти ведь тоже наверняка припасли для захватчиков что-то в рукаве... От всей души спасибо за продолжение, эрэа Tory! :)
Записан
Автор рассказа "Чугунная плеть"

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2065
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2800
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - VI
« Ответ #14 : 28 Апр, 2021, 07:46:48 »

Ох, Даррен, Даррен! :(
Но радует тот факт, что Дингра уже хочет выйти из игры.
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)