Расширенный поиск  

Новости:

08.02.2022 - второй том переиздания "Отблесков Этерны" появился в магазинах, в книгу вошли роман "От войны до войны" и повесть "Пламя Этерны"

Автор Тема: Князь Лесной Земли  (Прочитано 7426 раз)

Артанис

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 3017
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 5521
  • Всеобщий Враг, Адвокат Дьявола
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #30 : 20 Сен, 2021, 21:00:12 »

Большое спасибо, эрэа Ilona, эрэа Convollar, эрэа Карса! :-* :-* :-*
Дядька у княжичей замечательный, всем бы таких учителей, которые не просто зубрить заставляют, а думать учат.
Все-таки княжеских детей учит! Им придется принимать решения самостоятельно. И они должны быть к этому готовы.
Что же, даже если в зрелые года Стемиру придётся испытать разочарование,  то хоть детство будет приятно вспомнить. А разочарования и проблемы будут, княжичи и Вепревичи живут среди людей, а люди  простыми не бывают. Мы, люди, существа сложные, разные и разнообразные. Не буду предвосхищать замысел автора, но маловероятно, что не найдётся доброжелателей, которые не воспользовались бы тем, что когда-то произошло на Медведице.
Разочарование хоть иногда приходится испытывать большинству людей. Главное, чтобы оно основой жизни не стало. А пережить ему и его сверстникам придется немало, я гарантирую!
В чем-то прошлое может о себе напомнить. Что-то принесет уже собственная жизнь. Каждое поколение ломает свои дрова.
Кстати, а мог ли князь на Есении жениться, если бы Вепрь согласился её отпустить? Вроде бы в предыдущей книге в похожей ситуации говорилось, что в таком случае жениться уже нельзя (Божена ведь так и стала законной женой Всеслава).
Если бы не смог жениться, стала бы наложницей. Не всем обязателен правовой статус. Вряд ли ей было бы хуже, чем у Вепря. Опять же, и если бы дети родились у Мирослава с Есенией, не стали бы мешать его законным сыновьям.
А может быть, и возможно развестись. Там муж Божены был жрецом, им положены более строгие обычаи, да еще огласка не желательна. А у мирян, может быть, попроще.
Да, теперь я думаю, что Всеслав пошел еще и в деда по матери, Мирослава. Счастье их с Боженой, что им встретился совсем не Вепрь.
Удивительней теперь, в кого пошла Радмила? Ее мать вот на измену мужа реагирует совсем иначе. Впрочем, она сразу обезопасила будущее своих детей, что для Радмилы как раз было камнем преткновения.

Во всех разнообразных играх и приключениях не отставала от мальчиков и Любуша. Вместе с ними, одевшись для удобства в сорочку и штаны, лазила в лесу по деревьям, носилась верхом, купалась в реке, ныряла с деревянного моста. Приятели и воспринимали ее как своего парня, не задумываясь о различиях. Девочка росла бесстрашной и бойкой на язык, нередко спорила с другими, а порой и дралась, пуская в ход острые ногти и небольшие, но крепкие кулачки. Как-то, поспорив, вцепилась в волосы Стемиру и таскала, не опуская - он только головой мотал. Наконец, Ярий оттащил сестрицу, а на княжича укоризненно взглянул:
- Чего ты ей поддаешься? Ты же и меня можешь побить!
- Вот тебя - могу, - согласился Стемир. - А она же маленькая, ее жалеть надо, - он медленно ощупал голову, где цепкие руки Любуши кое-где выдрали волосы.
Но ссоры и драки все же были редкостью. Во всех своих приключениях стояли друг за друга крепко. Когда немного подросли, княжеские сыновья, собрав дружинку из сверстников, живших при усадьбе, вызывали "на войну"  ребят с городских улиц, ходили в поход друг на друга, устраивали засады в укромных уголках, бились деревянными мечами. Тут видно было, кто проявит силу и смекалку будущего воина, кто в бою поддержит друга.
Как-то, когда Стемиру было двенадцать лет, князь Мирослав взял своих старших сыновей в объезд Лесной Земли. А те уговорили взять с собой своих товарищей - Вепровичей. Путь лежал в Брониславль, где родился Стемир, и это вызывало в нем особенный интерес. Он пристально вглядывался вдаль со спины невысокого буланого конька, похожего на тарпана, и пытался угадать, что увидит за каждым новым поворотом. Его ручной волк, не смущаясь многолюдством, бежал ровными крупными скачками, возле хозяина, не отставая от идущего рысью коня. Лошади путников, чуя волчий запвх, тревожно фыркали, прижимали уши, но всадники справлялись с ними.
Стоял сечень-месяц, когда кажется, что самый воздух тихонько звенит от мороза. А всадникам, закутавшимся в теплые меховые кожухи, хоть бы что! Князь и его дружинники в зимних одеждах под кольчугами казались гораздо толще, чем на самом деле, да и дети тоже. Из мехов выглядывали только раскрасневшиеся на морозе лица, щеки пощипывал мороз.
Князь и его воины ехали под знаменем, во всем блеске нарядного вооружения. Хоть и не в поход едут, по собственным мирным владениям, но честь следует блюсти, чтобы все вокруг знали, кто едет навстречу. А что железо доспехов на морозе покрылось инеем, будто поседело, - так через теплую. одежду, да в движении, мороз не доймет.
За княжеской дружиной тянулся длинный обоз из двух с лишним десятков саней. Там везли запасы пищи на весь отряд, запасные одежды и оружие, войлочные теплые шатры для ночлега и многое другое, необходимое в походе. Обратно на этих же санях повезут то, что заплатит Брониславль своему князю: драгоценные меха горностая, соболя, куницы, лисы, рыси; мед и пеньку, воск и лен, прозрачный золотистый алатырь-камень и речной жемчуг, изделия брониславльских мастеров. Каждый город, каждая боярская вотчина вносят свою долю в общую казну Лесной Земли. А из нее потом мостят улицы, торят новые дороги, строят крепости, если же где случится пожар или иное бедствие - помогают пострадавшим заново отстроиться. Вот только народ иной раз думает, что власть только берет, ради своего удовольствия, а княжеская казна - как волшебный кошель из сказки, в котором неиссякаемые сокровища появляются сами собой. Не видят, что власть и народ зависят друг от друга гораздо больше, чем видно им, снизу.
Но о таких вещах думали в походе старшие, и то не все. А для детей и подростков поездка в Брониславль была всего лишь приключением, во время которого можно многое повидать. Словно неимоверной длины змея, вилась дорога между высившимися по обе стороны лесами. Чуть сойдешь с проторенного пути - и любой конь провалится в глубокий снег по самый пах, а то и по холку. Снег глубок и рыхл: только накануне был сильный снегопад. Местами и дорогу было почти не разглядеть, и кони бежали, взрывая снег, расшвыривая в разные стороны. День был морозный, но, как нередко бывает в сечене, ясный, и бледное солнце высоко плыло в небе. И в его лучах снег переливался разноцветными искрами, образуя настоящие снежные радуги.  Стемир нарочно пришпорил коня, чтобы поглядеть, как снег разлетается из-под копыт алыми, золотыми, зелеными, лиловыми брызгами.
- Серый! Серый! - позвал он своего любимца, отбежавшего зачем-то в сторону леса.
Волк, отрастивший к зиме роскошную пушистую шубу, в два прыжка пробежал вперед и, опрокинувшись на спину, принялся кататься по снегу. На всю жизнь Стемиру запомнилось это зрелище: большой серый волк, игриво разинув белозубую пасть, кувыркается в снежном облаке. Когда Серый поднялся, у него вся спина была в растаявших бисеринках снега.
А по обеим сторонам дороги грозно высились сосны да ели. Иные из них были толщиной в два обхвата, взглянуть на них ввысь - шапка свалится. Сколько лет здесь стоят лесные велеты - никто не знал. Разве что, устав от старости, упадет такое дерево в особо сильную бурю, или люди, не ища легких путей, не без труда срубят сосну-исполина и посчитают годовые кольца на пне.
Темная зеленая хвоя деревьев почти вся была запорошена снегом. Лишь кое-где то ли ветер сдует снег, то ли собьет шустрая белка или большой черный глухарь, и сквозь белое покрывало Мораны проглядывала зелень, желанное напоминание о далеком лете.
Молодые княжичи со своими друзьями ехали чинно рядом со взрослыми, а затем стали скучать. Но никто не соглашался пересесть с коня в ехавшие первыми нарядные сани, крытые коврами. Все предпочитали вытерпеть мороз и тряску в седле наравне со взрослыми мужчинами, чем показать слабость.
На повороте, где длинные ветви древних сосен протягивались высоко над головами путников, почти смыкаясь темным шатром, вдруг куда-то делась Любуша. Только что ехала с другими, заметная в своем крытом алым сукном кожухе, вертелась на гнедой лошадке, приставала с расспросами то к одному, то к другому. И вдруг нет ее! И следов не сыскать, большой обоз все затоптал.
Стемир проехал назад, крикнул, приставив руки трубой ко рту: "Любуша!" Ответа не было, только проказливые лесные духи принесли ему в ответ его собственный крик, звучавший насмешкой.
В сопровождении нескольких дружинников подъехали братья пропавшей. Ярий, казалось, совсем не тревожился за сестру.
- Да здесь она где-нибудь! В прятки играет с нами, надоест - сама вылезет, - успокаивал он не находившего себе места Стемира.
- Но лес же! А если там разбойники прячутся? - возразил княжич, ища взглядом, не мелькнет ли красный кожух среди деревьев.
Ярий басовито засмеялся; у него уже стал ломаться голос, чем он весьма гордился, стараясь его еще больше занижать.
- Хо! Да если нашу шалопутную украдет какой-нибудь разбойник, завтра же сам вернет, и еще доплатит, чтобы взяли!
Но Стемир не слушал его шутки. Раз он когда-то принял Вепровичей в будущую свою младшую дружину - значит, отвечает за них. Особенно за Любушу, потому что она меньше и слабее других.
Он уже хотел предложить прочесать лет по обе стороны дороги. Но его волк вдруг поднял морду и ухватил хозяина за край кожуха.
- Серый! Ты ее почуял?! Веди! - воскликнул княжич, воодушевленный новой надеждой, и последовал за волком.
Его конь перескочил через канаву, какие рыли вдоль дороги для стока талых и дождевых вод. Стемир уже хотел въехать в лес, как вдруг ему навстречу кто-то вылетел галопом, едва не столкнувшись с его конем грудь с грудью. Стемир оторопело разглядел в снежном облаке красный кожух и задорно хохочущее личико.
- Любуша, Лешева замануха! - выругался на нее Стемир. - Выпороть тебя надо, да некому! И больше никуда не брать!
Но девочка совсем не испугалась, продолжая звонко смеяться.
- А что? Ну признайся: удивила ведь я тебя?
- Еще как! Кинулась навстречу, будто рысь! - отозвался Стемир, сам невольно улыбнувшись.
Его брат Богуслав, глядя на них с дороги, усмехнулся:
- Если рысь кинется, ее можно хоть за короткий хвост ухватить! А от Любуши так легко не вырвешься!
- Ах ты! - воскликнул Стемир, быстро скатав снежок и швырнув в плечо брату. Тут же и второй снежок, брошенный Любушей, рассыпался о соболью шапку Богуслава.
Старший княжич некоторое время отбивался снежками, но одному против двоих было несподручно, и он вернулся на дорогу, поехал рядом с отцом, приняв надменно-независимый вид. Последовали за ним и Стемир с Любушей, и скоро обоз покатил дальше.
Там, где расступался лес, спали под снегом поля, некогда выжженные палом, очищенные от деревьев и кустарника, удобренные золой, вспаханные, унавоженные. Возле полей им все чаще встречались деревни. Низкие избы под соломенными крышами, с оконцами в бычьих пузырях, были занесены снегом. Но от них доносился запах дыма, лай собак. К большой дороге сбегали накатанные в снегу колеи. Иногда навстречу попадался на своем возке спешащий по делам мужик-смерд, кланялся князю с его свитой, и те в ответ желали удачи.
Город Брониславль вырос за очередным поворотом дороги, когда расступились заснеженные сосны-велеты. На три сажени вверх поднималась каменная стена. Возле широких ворот, открытых, по дневному времени, стояли одетые в броню стражи, о чем-то оживленно переговариваясь. Стемир сразу заметил, что город стоит на высоком яру над рекой Каменкой, спящей сейчас подо льдом. Из города уже доносились запахи железа, кожи, свежего хлеба и лошадей. От домов и мастерских поднимался дым.
Дорога, ведущая от ворот внутрь города, была прямой как стрела. Под плотно накатанным снегом угадывались деревянные плашки. Стемир с любопытством оглядывался по сторонам, рассматривал людей, попадавшихся им навстречу. Вон тот мужчина в кожаном фартуке, с короткой, точно подпаленной бородой - не иначе, кузнец. А другой, несущий в руках туго свернутые бычьи шкуры - кожевник; кислый запах квасцов и дубильных веществ. которым он пропитался, ощущался даже на морозе. А вот девушка, одетая не очень богато, но нарядно, в цветных лентах и бусах, должно быть, спешит на посиделки к приятелям, а может быть, и жениха там надеется встретить. Стемиру было приятно встречать этих людей, словно он уже знал их когда-то.
Горожане почтительно приветствовали князя, воины ехали, обмениваясь шутками с брониславцами. На улице дети играли в снежки, и какой-то малыш испуганно вскрикнул, увидев волка. Стемир надел на него повод, пристегнул к луке седла, и Серый послушно пошел рядом с конем.
Главная улица была так широка, что здесь могли свободно разъехаться два больших воза. Теперь князь Мирослав с сыновьями ехали рядом. Стемир слышал, как Твердислав разочарованно сказал отцу:
- Брониславль намного меньше, чем Тихомиров или Змеев!
- То правда. Но ведь это молодой город. Его основал в молодости мой отец, а ваш дед, великий князь Бронислав Милонежич, во время путешествия по Лесной Земле. Он счел это место удобным для города, так как по Каменке открывается путь к Великой реке. Мой отец дал мне в удел Лесную Землю. Однажды нам с вашей матерью пришлось на целых три месяца задержаться в Брониславле, и здесь у нас родился Стемир.
Братья тут же повернулись к упомянутому. А он гордо выпрямился в седле и проговорил, задумчиво глядя вдаль:
- Мне нравится мой родной город! Думаю, будь я князем, мне бы больше всего подошел именно Брониславль.
Отец усмехнулся, глядя на него сверху вниз со своего роста и коня.
- Это потому что ты, кроме Лесной Земли, ничего еще не видел. Когда повидаешь большие города, издавна славные и богато украшенные, поймешь, что Брониславль - просто большая деревня, затерянная в лесах.
Стемир упрямо сжал зубы. Ему вовсе не казалось, что Брониславлю чего-то не хватает. Кругом теснились избы жителей среди оголенных, заметенных снегом садов. Работали мастерские. У реки был устроен занесенный снегом причал, вокруг которого стояли торговые склады, а дальше высился мост через Каменку. Выше в гору находился дворец, где жил княжеский наместник и где он советовался с брониславльскими боярами. Чего здесь не хватает? А если и не хватает, лучше устроить, а не ругать.
- Думаю, что и тогда Брониславля ни на что не променяю, - негромко, но решительно произнес Стемир.
Словно на миг распахнулось перед ним бледное зимнее небо, открыв окошко из мира Яви в мир Прави! Пронзительно-ясные, полные жизни зеленые глаза взглянули ему в самую душу, как ему показалось, с благодарностью и надеждой.  Словно сквозь прозрачную фарсийскую кисею, Стемир на миг уловил очертания красиво выгнутых бровей, тень ресниц, маленький прямой нос, мягкий и вместе с тем строгий овал лица, приоткрытые в легкой улыбке губы, облако пышных волос...
Всего на миг. Видение исчезло так же быстро, как появилось. Но в его памяти осталось навсегда.
« Последнее редактирование: 21 Сен, 2021, 07:06:48 от Артанис »
Записан
ЭРЭА ГАТТИ, ВЕРНИТЕ НАМ РОКЭ АЛВУ!!!

Таково было мое желание, и я никому не обязана отчетом в своих действиях

Молния -
Сквозь расколотый кристалл -
Молния,
Эшафот и тронный зал -
Молния,
Четверых Один призвал -
Молния...

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5665
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 10411
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #31 : 20 Сен, 2021, 22:26:52 »

Всё-таки очень интересные видения Стемира. А само путешествие просто замечательное, словно видишь лес под снегом, дорогу, Серого в снегу. Любуша, конечно, девочка необычная, посмотрим, что с ней дальше будет, какой она вырастет. А Стемиру в душу запал Брониславль.
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

Ilona

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 1863
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4823
  • Ты хуже дьявола, минорит. Ты шут.
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #32 : 21 Сен, 2021, 01:14:31 »

Удивительней теперь, в кого пошла Радмила?
В папу.

Любуша - очень перспективная молодая леди. Уже видны задатки будущей Сварожской Волчицы. Ох, и глупо было такую жену обижать.
Записан
Вот тот, кто возвещал вам истину и уверял, что у истины вкус смерти. А вы верили не столько его словам, сколько его важному виду.

Карса

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 901
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 583
  • Грозный зверь
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #33 : 21 Сен, 2021, 04:21:04 »

А заданные условия не настолько отличаются от наших, чтобы из них родилось что-то иное. Живут люди, общество у них уже сословное, а физическая сила ещё долго будет оставаться ключевым фактором выживания - нет в этом мире такой мощной и общедоступной магии, чтобы компенсировать техническую отсталость. Соответственно, рамки допустимого для женщины задаются в очень узком диапазоне.
Автор задаёт для женщин всё же более широкие рамки, чем, как считается, было в историческом прошлом. Это видно и из других произведений Сварожского цикла. Это всё же фентези, а не исторический роман.
Любуша - очень перспективная молодая леди.
Вот это точно.

Интересные видения у Стемира. Видно, сама Лесная Земля его призывает.
Записан
Предшествуют слава и почесть беде, ведь мира законы - трава на воде... (Л. Гумилёв)

katarsis

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 939
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2180
  • Я изменила свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #34 : 21 Сен, 2021, 19:04:44 »

Чего здесь не хватает? А если и не хватает, лучше устроить, а не ругать.
Разумный подход.
Эх! Всё бы хорошо, если б я не знала, чем дело для Стемира кончится :(
Записан

Артанис

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 3017
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 5521
  • Всеобщий Враг, Адвокат Дьявола
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #35 : 22 Сен, 2021, 21:04:26 »

От всего сердца благодарю, эрэа Convollar, эрэа Ilona, эрэа Карса, эрэа katarsis! :-* :-* :-*
Всё-таки очень интересные видения Стемира. А само путешествие просто замечательное, словно видишь лес под снегом, дорогу, Серого в снегу. Любуша, конечно, девочка необычная, посмотрим, что с ней дальше будет, какой она вырастет. А Стемиру в душу запал Брониславль.
Что означают его видения, он узнает, когда вырастет.
Любуша в будущем сыграет одну из ключевых ролей в этой истории!
Вот это замечательно - когда читатели видят написанное, как наяву, это лучшая награда для автора! И так понятнее, почему Стемиру полюбились эти края и Брониславль.
Любуша - очень перспективная молодая леди. Уже видны задатки будущей Сварожской Волчицы. Ох, и глупо было такую жену обижать.
Э, кто там еще кого обидит! Как минимум, обе стороны - и еще вопрос, за кем инициатива. Уж точно судьбу своей матери она не повторит.
Интересные видения у Стемира. Видно, сама Лесная Земля его призывает.
Именно! Но об этом он узнает, когда будет вполне готов.
Эх! Всё бы хорошо, если б я не знала, чем дело для Стемира кончится :(
А вы пока об этом не задумывайтесь! Проживем вместе с нашими героями их жизнь последовательно. Они своего будущего не знают, живут сегодняшним днем. И каждый отрезок их жизни значим по-своему. Действие этого произведения займет много лет, и много событий должно еще произойти на его страницах.

Глава 4. Столица Сварожьих Земель
Когда Стемиру исполнилось пятнадцать лет, он вместе с отцом и братьями собрались поехать в Дедославль, главный город Сварожьих Земель, к главе их рода, великому князю Брониславу Милонежичу. Тот сам вызвал к себе сына и старших внуков по важному дело. Одновременно с тем к князю Мирославу зачастили послы от команских вождей, родственников его жены. Они привозили подарки, о чем-то просили князя. Он не отвечал пока ни да ни нет. Однако, уезжая, велел боярину Судиславу готовить войско.
Богуслав, Стемир и Твердислав ждали поездки с радостным нетерпением, как все юноши, желающие новых впечатлений. Им всем хотелось узнать, как примет их знаменитый дед, каковы окажутся прославленные Исконные Земли и их столица. Представляли себе, как слышали от других людей о Дедославле, и дополняли собственным воображением. Один лишь Стемир мысленно обещал себе, что, какие бы чудеса не пришлось встретить, он все же не забудет зеленых чащ  суровой, но прекрасной Лесной Земли.
А вот младший братец княжичей, девятилетний Велимир, не просил отца взять и его с собой, не разделял и бурного любопытства старших братьев. Он вообще был ленив и вял, делал что-нибудь только после того, как другие ему скажут, а без того ни о чем не догадывался. Учился тоже неохотно, был все время будто сонный. Что ж, и князьям, как и всем, дети приносят не одни радости! Какими уж одарит семью Доля. Хорошо еще, когда перед одним бесталанным - три старших брата, не обиженных умом и силой. За прошедшие годы княгиня Цветана подарила Мирославу еще дочь Доброгневу и сына Карислава, а теперь вновь ожидала ребенка, так что поехать в Дедославль не могла.
В путешествие отправились весной, как только освободились ото льда реки - неторные дороги сварожан. В это время вода стояла высоко, и с одной реки по другую можно было доплыть гораздо быстрей, чем ехать посуху. Реки пронизывали и соединяли собой Сварожьи Земли, словно кровеносные жилы - единое огромное тело. Не будь весь здешний край так богат водой, пожалуй, не удалось бы сварожанам еще в незапамятные времена расселиться так широко! А так, если хорошо знать все большие и малые реки, ветвящиеся, как им вздумается, можно быстро спуститься из Лесной Земли вниз, в Исконные Земли.
Отправились в путь, как полагалось князю со свитой, большим караваном в тридцать высоких двадцативесельных, с круто поднимавшимся от воды носом, ладей. На передней, княжеской, подняли красный парус с личным знаком князя Мирослава - серебряным львом и луком, опущенным стрелой вниз. Лев, готовый к прыжку - символ силы. Лук, не нацеленный на возможного врага, а глядящий в землю - знак добрых намерений. "Я силен, но не нападаю первым. Но уж коли перейдешь мне дорогу - не обессудь" - без слов говорил княжеский знак.
Стоя на корме отходящей ладьи, князь Мирослав и его сыновья прощались со своими близкими. У самого причала стояла уже сильно отяжелевшая княгиня Цветана в окружении младших детей. Ее быстрые черные глаза глядели на отплывавших, пока те не скрылись из виду. Махали руками младшие братья. Подскакивала, чтобы лучше разглядеть, Любуша. Ее братья, по просьбе Стемира, отправились с ним, а девочку не взяли, хоть она требовала своего целый день, пока не охрипла. Здесь же, на причале, собрались оставшиеся охранять Лесную Землю воины и бояре, впереди возвышался седой Судислав, все еще прямой и крепкий, как в молодости. Если князь пришлет приказ вести войско, Судислав еще сумеет принять командование.
Под звон медного била, задающего ритм, сидевшие вдоль обоих бортов гребцы разом повернули весла, бледная вода Оленьей реки вспенилась, и княжеская ладья стала быстро удаляться от берега. За ней, точно выводок гусей, двинулись и остальные, с обычными белыми парусами. Уходил вдаль, расплывался в утреннем тумане, высокий тихомировский берег, скрывались из виду люди. Над водой кружились острокрылые белые чайки. Серый, привязанный на корме, крутил головой, провожая их глазами.
А Стемиру вдруг сделалось так тоскливо, что оно отошел от всех, не желая ни с кем разговаривать, и обернулся лицом к реке, глядя, как из-под ладейных днищ убегают назад взбаламученные речные струи. Перед глазами у него стояли едва начавшие одеваться листвой деревья, словно окутанные нежно-зеленой дымкой, как глаза Той, что столько раз являлась ему в разных обличьях. Глаза всегда были одни и те же, по ним он выучился Ее узнавать, а кто Она - не знал. Увидит ли он эти зеленые глаза во время путешествия? Что-то подсказывало Стемиру - нет. Уплывая из дома, он покидал и их. И теперь в нем что-то болезненно ныло при необходимости надолго уехать. Разом не нужны показались все хваленые чудеса Дедославля. Он их не знает, и проживет дальше, не зная, ничего при этом не потеряв! А весна в Лесной Земле, с зелеными листьями, с цветущими садами, с птичьими песнями - она каждый год бывает разной, двух одинаковых весен не найти. Он теперь не увидит ее, не заметит, как она сменится жарким летом. Неизвестно, сколько они пробудут в походе. Стемир догадывался, что сразу из Дедославля, может быть, придется отправиться на войну. Втайне тревожился, как и все юноши, хоть и был о себе неплохого мнения. А здесь, в Лесной Земли, пожалуй, целая жизнь пройдет без него! И матушка, верно, к их возвращению уже родит, а они еще долго не узнают, кого - сына или дочь для их большой семьи.
Стемиру чудилось, что его, как рыбу из воды, подцепил крючок, и теперь безжалостно тянет из его родной среды в какой-то совсем иной, чужой и враждебный мир. Он глубоко втянул ртом прохладный речной воздух, наполненный едва уловимым запахом клейких молодых листочков березы, ясеня, ольхи. И, отвернувшись от совсем уже скрывшегося берега, обернулся лицом к палубе, где стояли, оживленно болтая, его братья и приятели. Никто из них, по-видимому, не испытывал тоски, всех манило новое. Стемир, почти устыдившись за себя, поспешил присоединиться к ним.
Дни в плавании протекали быстро, как воды Оленьей и других рек, какими проплывал их караван. Весной по рекам везде свободен ход, после половодья судоходны и мелкие речки, которые летом пересыхают, и ладьи приходится тащить волоком. На каждой ладье было две смены гребцов, и они быстро вращали весла под звуки медного била. Княжеские сыновья привыкли не слышать его звон, даже спать под него в кожаном непромокаемом шатре на носовой палубе. По вечерам на стемневшем небе проступали высокие бледные звезды. Юноши соревновались, кто больше найдет созвездий: Небесного Лося, Орла, Медведицу, кто разглядит, как мчатся издавна проторенной колеей Небесные Всадники, братья Звезды Постоянства, указывающей людям путь.
Днем видели, как по берегам тянутся нескончаемо-долгие леса. За лесами лежали селения и города, жили люди, но редко по пути встречалось поселение или хоть какие-то следы человеческого присутствия, например, вырубка, проделанная минувшей зимой. Гораздо чаще леса высились по берегам, нетронутые, как в первозданные времена.
Потом лес пошел другой - весь зеленый, уже вполне одевшийся. Деревья тоже пошли другие: дубы, клены с листьями-звездами, могучие буки, стройные липы. Редко можно было встретить колючую сосну или мрачную ель. Воздух тоже стал теплее, путники сбросили кожухи, остались в кафтанах. Ладьи шли на полудень!
Еще дальше и сам лес стал сдаваться,  понемногу отступать. Он уже не высился сплошной неприступной громадой, а тянулся небольшими рощицами, перемежаясь лугами, покрытыми молодой травой. Наконец, и вовсе лес скрылся из виду. Если и высилось где дерево, то одинокое, будто по ошибки попало сюда. Кругом, сколько мог окинуть глаз, расстилались зеленые травянистые степи. Терпко пахло речной мятой и полынью. Среди травы алыми огоньками вспыхивали дикие маки. С неба то и дело доносились ликующие голоса птиц, вернувшихся из Ирия на землю, к родным гнездовьям.
"Так это и есть Великая Степь, родина моей матери, - думал Стемир с тайным разочарованием. - Она, конечно, и вправду велика - скачи хоть сто дней, а вокруг будет все она же. Но слишком однообразна: гладкая, как широкое блюдо, сколько ни гляди, та же трава, те же цветы. Вот у нас в Лесной Земле двух одинаковых деревьев не найдешь, не спутаешь. А здесь все быстро примелькается, и не на что смотреть", - Стемир непроизвольно зевнул.
Он замечал, что отец его, наоборот, оживляется, по мере того, как ближе становятся Исконные Земли. С удовольствием разглядывал цветущую весеннюю степь, любовался ею, вдыхал степной воздух, улыбался каким-то своим мыслям. Что ж, каждого человека тянет туда, где родился и провел свои первые годы.
- До чего хороши степи Исконных Земель сварожских - сколько солнца, простора! - говорил князь Мирослав сыновьям. - А к Лесной Земле трудно привыкнуть. Все время кажется, что деревья сейчас обступят со всех сторон и задавят. А болота, где можно запросто утонуть! Не иначе, их придумал хитрый Чернобог, а вовсе не небесные боги.
Для Стемира, привыкшего с детства отыскивать в лесу дорогу, было непонятно, как можно опасаться лесов. Но он не стал возражать отцу. Если так случилось, что в этом им не понять друг друга, тут уж ничего не изменить.
Княжеские ладьи уже плыли по Данатре, главной сварожской реке, воспетой в множестве песен. Она была намного шире Оленьей реки или Каменки. Все чаще проплывали через города и селения. Берега Данатры были густо населены с давних пор. Поселяне уже пахали землю, готовясь к весеннему севу. Пары степных круторогих волов лениво тащили тяжелый плуг, глубоко взрезавший плодородный чернозем. Здесь пахота и сев начинались на добрый месяц раньше, чем в Лесной Земле. Города, в которых останавливались, чтобы пополнить припасы, были добротно благоустроены, населеннее любого из городов Лесной Земли. Юноши ждали, что один из них окажется стольным Дедославлем, но опытные воины и корабельщики только посмеивались, слушая их догадки.
Но вот однажды днем впереди вырос большущий крепостной вал, увенчанный стеной выше всего, что мог представить Стемир и его сверстники. Широкая Данатра  смело вбегала в единственный проход в этой исполинской стене, сложенной, казалось, из сплошного темно-серого камня.
Кто-то подтолкнул Стемира в бок. Он оглянулся - отец. Глядит на открывавшийся впереди город увлажнившимися глазами, и лицо у него стало мягче и словно бы моложе.
- Стены Дедославля, Змеев Вал, - объявил он, показав в сторону укреплений. - Ты ведь любишь старинные истории, сын? Вот тебе еще одна: некогда эти валы насыпал могущественный чародей Всегнев, который сумел запрячь в плуг дракона!
Стемир снова задумчиво поглядел на держувшую стены насыпь, похожую на длинную ровную холмистую гряду, идущую в обход города. Что ж, можно было представить, как исполинский дракон, укрощенный мудрым чародеем, волочет огромный, по его силе, плуг, и из взрытой им земли поднимается крепостной вал. Без волшебства не обошлось при его сооружении, это вполне вероятно!
Но, припомнив кое-что из уроков боярина Судислава, Стемир язвительно заметил:
- А все-таки, кочевники не раз осаждали Дедославль, не очень-то боялись и его стен!
- Это правда, - согласился князь Мирослав. - Однако, где одни лишь городские стены не могли защитить, там Сварожьи Земли спасали доблесть и мужество наших воинов и даже простых горожан! А с той поры, как в Дедославле правит мой отец, Бронислав Великий, ни один враг не смеет больше угрожать его владениям! Мой отец и его сыновья, мои старшие братья, отвадили команов от сварожских границ. Одни команские роды были тогда же разгромлены наголову, другие сами стали искать дружбы сварожан. Вот как получилось, что я женился на дочери хана Ураза, вашей матери...
Между тем вдоль речных берегов потянулись бесконечные ряды деревянных изб, или, по-местному, хат, с округлыми соломенными крышами, с резными крашеными наличниками на окнах. Здесь в садах уже зацветали вишни, стояли белые, словно их осыпала метель. В своих огородах копались люди, готовились сажать репу, капусту, лук, брюкву, когда земля прогреется. Корабельщики сбавили ход, и у знатных путников было время все разглядеть. Стемир обратил внимание, что русло Данатры было всюду широким и ровным, видимо, искуственно расширенным, а берега всюду укреплены насыпями - от весенних наводнений. "Хорошо следят за благосостоянием этого города, - подумал Стемир, но  как нечто само собой разумеющееся, без блеска в глазах, как у отца. - Вернемся домой, напомню, что и у нас не помешает берега укрепить! Особенно в Змееве: там в прошлом году половодье смыло целые улицы, сколько людей и скота утонуло..."
Ладьи шли по реке через город, а он тянулся все дальше. Такого огромного города княжичи представить себе не могли! Самый большой город Лесной Земли, Тихомиров, был бы по колено Дедославлю. Подле реки расхаживали любопытные горожане, их говор заметно отличался от привычного на полунощи.
Наконец, передняя, княжеская ладья причалила к пристани, очень большой, добротно устроенной, с дубовыми сваями в воде, с широкими помостами, торговыми складами по берегам. Все было сделано из полунощной лиственницы, не гниющей в воде.
Кормчий на первой ладье ловко подвел ладью к самому причалу, за ним то же сделали остальные. Перебросили сходни на берег. Они прибыли в Дедославль!
Записан
ЭРЭА ГАТТИ, ВЕРНИТЕ НАМ РОКЭ АЛВУ!!!

Таково было мое желание, и я никому не обязана отчетом в своих действиях

Молния -
Сквозь расколотый кристалл -
Молния,
Эшафот и тронный зал -
Молния,
Четверых Один призвал -
Молния...

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5665
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 10411
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #36 : 22 Сен, 2021, 23:46:43 »

Ладьи, как гусиный выводок - чудесно! Конечно, кто к чему привык, а степь и особенно лесостепь для жизни удобнее лесов. Но Стемиру милы леса, и его можно понять. Кстати, лес ведь и защита тоже, от кочевников, к примеру. Одно дело налететь на предмет пограбить  на село или городок  по степи, а другое - влезть в чащобу, а то и в болото.
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

Карса

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 901
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 583
  • Грозный зверь
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #37 : 23 Сен, 2021, 06:27:44 »

Лес или степь - кому что мило. В нашем краю и леса есть, и степи, и болота, и озёра, и реки. И всё по-своему красиво. А Стемир с точки зрения хозяина глядит: что можно в родном краю применить полезного. Обустроит, наверное, Лесную Землю.
Записан
Предшествуют слава и почесть беде, ведь мира законы - трава на воде... (Л. Гумилёв)

Ilona

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 1863
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4823
  • Ты хуже дьявола, минорит. Ты шут.
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #38 : 23 Сен, 2021, 21:15:26 »

Автор задаёт для женщин всё же более широкие рамки, чем, как считается, было в историческом прошлом
И это попытка впихнуть неупихуемое, с чем я и спорю. Не могут в одном флаконе сочетаться честь рода и высокая ценность отдельной жизни.


Э, кто там еще кого обидит!
Кому пришлось в итоге убедиться, что не так страшен ад, как обиженная женщина?  :P

Дедославль хорош! И как прекрасен возраст, в котором ещё можно верить, что "с нами этого никогда не случится". :)
Записан
Вот тот, кто возвещал вам истину и уверял, что у истины вкус смерти. А вы верили не столько его словам, сколько его важному виду.

Артанис

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 3017
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 5521
  • Всеобщий Враг, Адвокат Дьявола
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #39 : 23 Сен, 2021, 21:27:43 »

Благодарю, эрэа Convollar, эрэа Карса, эрэа Ilona! :-* :-* :-*
Ладьи, как гусиный выводок - чудесно! Конечно, кто к чему привык, а степь и особенно лесостепь для жизни удобнее лесов. Но Стемиру милы леса, и его можно понять. Кстати, лес ведь и защита тоже, от кочевников, к примеру. Одно дело налететь на предмет пограбить  на село или городок  по степи, а другое - влезть в чащобу, а то и в болото.
Это преимущество лесов сварожанам еще предстоит оценить. Пока еще у них и Исконные Земли в сравнительной безопасности, но всегда ли так будет? Дальнейшая жизнь только укрепит Стемира в его предпочтениях.
Лес или степь - кому что мило. В нашем краю и леса есть, и степи, и болота, и озёра, и реки. И всё по-своему красиво. А Стемир с точки зрения хозяина глядит: что можно в родном краю применить полезного. Обустроит, наверное, Лесную Землю.
Это когда эти места изначально воспринимаются как часть родного края. А человеку, впервые попавшему в новые условия, бывает трудно адаптироваться.
Да, он уже мечтает, что можно будет перенять в будущем.
Кому пришлось в итоге убедиться, что не так страшен ад, как обиженная женщина?  :P
В "Сполохах над Искрой" Бранимиру удалось. Но до этого еще далеко. У княгини Цветаны родиться должна на сей раз как раз Радмила.
Не исключено, что и на этих страницах кому-нибудь придется убедиться. Но будем считать, что я этого не говорила, а читатели не знают. А то и читать, чего доброго, не захочется!
Цитировать
Дедославль хорош! И как прекрасен возраст, в котором ещё можно верить, что "с нами этого никогда не случится". :)
Переходим дальше к впечатлениям княжичей от их поездки!

А на причале, между тем, их уже ждали. Посланные великим князем бояре и дружинники в сверкающей на солнце броне встречали князя Мирослава и его сыновей. Им тут же подвели коней в богатой сбруе, и они поехали через город. Стемир слышал, как его отец дружески поздоровался с дедославским боярином, видимо, знал его раньше. Но юношам тут все было внове, и они оглядывались по сторонам, изучая древний Дедославль.
Город прднимался над Данатрой как бы тремя высокими ярусами. Внизу ютились простые городские избы, в основном глинобитные, покрытые побелкой. Но и эта часть города была красива благодаря обилию зелени и пышно цветущим садам. Выше поднимались усадьбы бояр и зажиточных горожан, по меркам Лесной Земли - настоящие дворцы: некоторые из них насчитывали по два яруса. И широкие улицы вымощены были не деревом, как у них, а битым камнем, плотно уложенным и отглаженным тысячами ног и копыт. Здесь на каждом шагу толпился народ: пешие и конные, спешащие по своим делам и просто глазеющие - все были словно подхвачены улицей, как потоком. Но при виде знатных всадников все ловко расступались в сторону, позволяя проехать. Иногда только какая-нибудь собака принималась лаять от своего двора... и тут же щетинилась и поджимала хвост, учуяв Серого, спокойно шествующего на поводу рядом с конем Стемира.
Миновали шумное торжище, окруженное отдельной стеной. Оттуда, смешиваясь в единый гул, доносились обрывки фраз на сварожском, фарсийском, уртанском, агайском, норландском, и вовсе неведомых языках. Приехавшие на торги купцы раскладывали свой товар, громко зазывали покупателей. Вокруг них вертелся народ, приглядывались к товару, торговались.
- Вот бы туда заглянуть! - воскликнул Твердислав с горящими глазами. - Батюшка, дай мне кун, прошу тебя!
- Успеете еще! Здесь торги идут каждый день, а не по особым дням, как в Лесной Земле, - ответил отец. - А сейчас прежде всего к великому князю!
Верхний ярус города, который дедославцы звали просто Горой, и вправду высоко поднимался над остальными. Здесь каждый, приехавший в Дедославль, встречал прежде всего огромный каменный храм всех богов. Подобного ему не было нигде в Сварожьих Землях, даже во Влесославле, соперничавшем со столицей и древностью своей, и богатством. Высокие белокаменные стены казались легкими, словно парили в небе, как лебедь. Полкруглая крыша изображала звездное небо, расписанная золотыми звездами. Переднюю часть стены покрывали резные изображения грифонов, львов, драконов, жар-птиц с распущенными хвостами, медведей, быков. Ворота храма были открыты, и, проезжая мимо них, Стемир успел разглядеть фигуры богов, тоже каменные, не деревянные: Хозяина Громов с золотой головой, с железной секирой в могучих руках, Отца-Небо и Мать-Землю. Он оглянулся, прежде чем проследовать дальше. Храм гораздо сильней заинтересовал его, чем торги. Ничего подобного раньше не мог себе представить. Это было и впрямь выдающееся творение человеческих рук!
Как бы в тон размышлениям княжича, встречавший их дедославльский боярин, назвавшийся Зубцом, проговорил:
- Здесь, в храме всех богов, любой человек, сварожанин или приезжий, может молиться своим покровителям, не боясь никого оскорбить, здесь всем богам и всем людям найдется место! И камень гораздо долговечнее дерева, этот храм простоит века!
Стемир мысленно согласился с боярином. А сам мысленно перенес этот великолепный белоснежный храм в Лесную Землю, представил себе его в Тихомирове или в Брониславле, среди черных елей вместо здешних священных дубов и каштанов. "Большие куны, верно, понадобятся на каменное строительство! Но что в этом невозможного? У нас народ тоже заслужил иметь свои чудеса и святыни, а не только удивляться чужим!" - размышлял княжич.
Дворец великого князя был тоже каменным. И это уже никого не удивило. Неужели владыки Сварожьих Земель, первые по своему положению и богатству, были должны довольствоваться деревом, как какие-то неимущие удельники? Дворец поднимался на невероятную высоту - в целых три яруса, но так ладно устроен своими зодчими, что не производил впечатления громоздкости. Напротив - Стемир, интересовавшийся зодчеством, сразу заметил строгую четкость очертаний, благодаря которой дворец смотрелся соразмерно, как тело хорошо сложенного человека или могучего животного. Некогда размеры и высота будущего дворца были тщательно выверены до последней пяди, каждый камень в его стенах и основании находился на своем месте, строго определенном. Разные части дворца были разной высоты, высокие башни соединялись более низкими крытыми переходами, но все это смотрелось не то что уместным, а просто единственно возможным образом.
Среди юношей, впервые бывших в Дедославле, мало кто удержался от восхищенного возгласа. Богуслав даже побледнел от волнения, глядел на возвышавшийся перед ним дворец, как будто прежде не встречал ничего, достойного внимания, с жадным огнем в глазах. Стемиру даже захотелось спихнуть брата с коня, чтобы привести в чувство. Но выяснять отношения было некогда - они приехали!
На верхней ступени крыльца из белого мрамора стоял старик в богато вышитом золотом длинном кафтане. Он не сводил пристального взора с прибывших, как бы пытаясь их узнать. Его окружала целая свита, одетая под стать, но кто здесь является великим князем - любой понял бы сразу.
По примеру своего отца, княжичи, спустившись с коней, поклонились в землю, а за ними и все, кто прибыл с ними из Лесной Земли.
- Батюшка! Князь Бронислав Милонежич! - воскликнул князь Мирослав радостно, но в то же время - будто чему-то удивляясь, может быть, тому, как постарел отец за годы, что они не виделись.
- Мирослав! Дай поглядеть на тебя! - великий князь обнял сына темными жилистыми руками, еще многое сохранившими от былой крепости, затем отстранился, вглядываясь на расстоянии. - Возмужал! Окреп! Сынов, я вижу, вырастил уже почти...
- Да, это старшие мои: Богуслав, Стемир и Твердислав, - показал на каждого из юношей отдельно. - Остальные дома, с матерью. К лету ждем еще одного... или одну.
Князь Бронислав Милонежич внимательно разглядывал внуков, может быть, отыскивая в каждом собственные черты, смешанные с признаками давно умершей жены.
Внуки тоже изучали его, не скрывая любопытства. Слава великого князя Бронислава, неустрашимого воина, хитроумного полководца, мудрого государя, гремела далеко за пределами Сварожьих Земель. Княжичи Лесной Земли, гордясь своим знаменитым дедом, все еще, как в детстве, представляли его непобедимым витязем, огромным и могучим, как древний велет. А перед ними стоял седобородый старец, по кудрявым волосам и бороде которого уже не догадаться было, какой цвет имели изначально. Он даже был не так уж высок, на голову ниже своего младшего сына Мирослава. Впрочем, держался князь Бронислав Милонежич все еще прямо, не имея при себе посоха или трости, и не выглядел немощным, хоть тело его усохло от старости.
Когда дед приблизился к нему, Стемир заметил, что его большие голубые глаза увлажнились от подступающих слез.
- А в тебе, я вижу, сказались предки твоей матери. Но это не беда! Лишь бы душа принадлежала Сварожьим Землям, а кровь не имеет значения.
- Я надеюсь, батюшка, что мои сыновья не подведут ни тебя, ни меня, - вмешался князь Мирослав Брониславич.
- И я надеюсь! - старый князь взял сына под руку. - Тем более, что отрокам, может быть, скоро уже доведется себя проявить!.. Но пойдемте во дворец, там для всего найдется время и место: для веселого пиршества и для важной беседы.
Собираясь уже пройти через резные двери, украшенные серебром, Стемир, оглянувшись, увидел во дворе своего волка. Тот сидел у ступеней, словно понимал, что ему нельзя входить в роскошный дворец, и выглядел совсем одиноким. Свита обоих князей потянулась за ними следом, а челядинцы, занявшиеся лошадьми путников, с опаской обходили Серого стороной.
- Государь, вели устроить моего волка, чтобы его держали подальше от собак! - попросил юноша своего деда. - А покормлю я его потом сам, он только у меня берет пищу.
- Ты сам приручил волка? - с живым интересом спросил князь Бронислав.
- Да, сам, еще в детстве. Батюшка подарил мне его, маленького как котенок. Теперь Серый всегда меня слушается, - с невольной гордостью отвечал юноша.
Обветренное, исчерченное старческими морщинами лицо великого князя помягчело, он улыбнулся.
- Я прикажу насчет волка... И не надо здесь "государя"! Я ваш дед, хоть и не видел, как вы росли, не мог вас на руки брать и качать на коленях. Но, раз уж боги подарили мне встречу с вами, я хочу, чтобы вы называли меня дедушкой! Понятно?
- Да, дедушка! - первым повторил Богуслав, неустанно крутивший головой по сторонам, как только они вошли во дворец.
Да и как было не заглядеться на пышную обстановку дворцовых покоев, по которым они проходили! Одно помещение украшали колонны из черного и белого мрамора, другое - изваяния древних героев и диковинных зверей. В иных покоях каменные стены были сплошь завешены драгоценной парчой, в других выложены цветными изразцами. В широких окнах было вставлено совершенно прозрачное стекло, не затемнявшее дневного света. Что и говорить, такой роскоши и великолепия выросшие в Лесной Земле отроки не могли себе представить!
- Дедушка, я думаю, такой красоты и у агайского царя нет? - непосредственно спросил Твердислав, самый младший.
Князь Бронислав Милонежич усмехнулся в седые усы.
- Агайскому царю-базилевсу - свое, а сварожскому князю - свое. И для меня наша сегодняшняя встреча важнее всех сокровищ! Ступайте же, в вашу честь нынче устроен пир!
Пир в обширном зале, где свободно размещались несколько сотен человек, тоже превзошел все представления приезжих! На огромных блюдах распластались осетры в человеческий рост, дивно приготовлено было разными способами, с разнообразными приправами, мясо свиней, быков, коней, разнообразная дичь. В середине главного стола восседал на золоте, словно живой, белоснежный лебедь, и великий князь лично, сняв его белое оперение, передал по кусочкам приехавшим родственникам и самым ближним боярам. Черная и красная икра, пироги с самой разной начинкой - все, что можно было пожелать, появлялось за накрытыми узорчатыми скатертями столами, казалось, со сказочной быстротой. Это изобилие объяснялось тем, что сегодня вместе с княжеской семьей в самом деле пировала старшая и младшая дружина, и зал был полон людей. Напоследок на стол подали на серебряном подносе запеченного целиком оленя с сушеными грибами; его внесли целых десять человек.
В напитках тоже не ощущалось недостатка, мед и сладкие иноземные вина то и дело подливались в кубки. Дедославльские бояре, перебивая друг друга, хвалили щедрость и милость великого князя. Наконец, один из них, вскочив ногами на скамью и возвысившись над другими, воскликнул, поднимая серебряный кубок:
- Да здравствует великий государь Бронислав Милонежич, щит Сварожьих Земель, не ведающий поражений!
Старый князь с горделивым видом выслушал пожелание. Но вдруг лицо его помрачнело, глаза потускнели при давнем, но неумирающем воспоминаии.
- Благодарю! Но то неправда: знал и я горечь поражения, да такую, что и через пятьдесят лет помню, как наяву. На Белой реке нас смяли команы, и наши полки, спасаясь, бросились в воду. На беду, река тогда разлилась после сильных дождей, люди и кони давили друг друга, стали тонуть. В той реке я лишился единственного младшего брата, Богуслава. Пусть старший из моих присутствующих здесь внуков помнит, в честь кого ему дали имя! Я видел, как он тонет, и не мог ничем ему помочь... В восьмидесяти битвах потом сражался и побеждал, а то поражение вовек со мной останется! Не бывает, дети, на свете непобедимых. И не нужно, видно, настолько никому превосходить других. Гораздо важней, потерпев поражение, извлечь из него правильный урок.
На всю жизнь Стемиру запомнилось, как просто его дед напомнил о своем давнем поражении, мучившем его спустя целую жизнь, как отрекся от славы "непобедимого".
Князь Бронислав Милонежич в самом деле жил одиноко в великолепном дворце. Давно выросли сыновья, правили своими уделами, вершили его волю вдалеке от него. Их дети росли там же, не всех дед даже знал лично. Хоть и сам так устроил, усиливая преимущества своего рода над остальными княжескими семьями, но бывало порой старому князю грустно и одиноко. Поэтому его особенно обрадовал приезд Мирослава и внуков, и он старался их почтить. Провозгласил за их здоровье следующую чарку, и имена приезжих из Лесной Земли зазвучали под высокими сводами княжеского дворца.
Уже потом, после пира, за полночь, великий князь позвал сына и внуков обсудить дело, ради которого их пригласил.
- А не было бы дела - может, и вовсе не привели бы боги увидеться, - вздохнул он.
- А почему ты нас позвал говорить не за столом, не спросишь совета у старшей своей дружины? - удивился Мирослав.
Его отец нахмурил седые брови.
- За столом не годится принимать решения, там тебе не скажут разумного слова! Нужен тебе совет - спрашивай тихо и наедине, с глазу на глаз, - он многозначительно взглянул на внуков, призывая их запомнить на будущее. - Так слушай, Мирослав: твои владения по верховьям Великой Реки ведь граничат с Уртанским ханством. Как у вас, не беспокоят уртаны?
- Случаются порой набеги на границах. Но пока не очень опасно. А вот мои родичи-команы ныне с уртанами воюют, и у меня просят помощи. Моего тестя, хана Ураза, убили уртаны, и его род исполнен решимости отомстить. Однако я без твоего разрешения не вмешиваюсь, государь.
Князь Бронислав Милонежич кивнул крупной седой головой.
- Да, Уртания ныне сильный противник. И наглый. Вот послушайте об их последней выходке! Прошлой осенью был у меня богатый купеческий караван из Фарси. Торговали в Дедославле, затем испросили разрешения двинуться по Великой реке дальше, через Лесную землю, вплоть до Влесославля. Я разрешил: выгодная торговля полезна всегда. Но уртаны перехватили купцов на Великой реке, охрану их побили стрелами, отняли весь товар, а самых отпустили, обрядив в лохмотья, каких у меня в Дедославле нищие не наденут! - глаза великого князя сверкнули гневом. - Я из своей казны вернул купцам убытки, хотя разбой случился не на моей земле. Но больше так продолжаться не должно! Если уртанам раз сойдет с рук, они перехватят всю торговлю по Великой реке. Мирослав, я тебе дам войска, а ты в союзе с команами пойдешь на Уртанию!
- Конечно, наглость уртан должна быть наказана. Я завтра же пошлю гонца к Судиславу, чтобы готовил войско, - согласился князь Мирослав.
- Поживете у меня, я надеюсь, хоть пару седьмиц! Познакомимся лучше, внуки мои дорогие, повидаете столицу Сварожьих Земель! А тем временем войска соберутся в путь, - произнес старый князь, хитро прищурившись.
Он расспрашивал внуков о науках и о военном деле, и, казалось, был доволен их познаниями. Задавал вопросы о доме, об их склонностях, о людях, что их окружали обычно. Разговор затянулся до утра. Уже солнце забрезжило, когда княжичей проводили в спальню с закрытыми ставнями и уложили в постель.
Твердислав уснул сразу, а вот к Богуславу сон никак не шел. Он все вертелся, и кровать под ним скрипела. Наконец, Стемир раздраженно прошипел ему:
- Что у тебя там, колючки, что ли, в перине?
- Да нет, - мечтательным шепотом протянул Богуслав. - Просто я восхищен! И представить себе не мог такого огромного и прекрасного города, такого дворца!.. Вот если бы наш отец наследовал деду, как бы мы зажили здесь!
У Стемира и мысли не было поселиться в Дедославле, и он рассердился на брата.
- Скажешь тоже! Перед нашим отцом на очереди идут старшие братья, если его очередь придет, то не скоро. Да и зачем?
- Как зачем? Чтобы быть великим князем, как наш дед! Чтобы владеть величайшим городом Сварожьих Земель! Чтобы все почитали!..
- Того, кто совершит столько, сколько наш дед, почитать будут, в каком бы городе он ни жил! А иначе все сокровища Дедославля не принесут тебе почет! Подумай о том, что мы скоро на войну пойдем! А всего лучше - спи!
И, отвернувшись лицом к стене, сам Стемир, устав от избытка впечатлений, заснул сразу, даже не заметил, как соскользнул из яви в сон.
« Последнее редактирование: 24 Сен, 2021, 07:01:09 от Артанис »
Записан
ЭРЭА ГАТТИ, ВЕРНИТЕ НАМ РОКЭ АЛВУ!!!

Таково было мое желание, и я никому не обязана отчетом в своих действиях

Молния -
Сквозь расколотый кристалл -
Молния,
Эшафот и тронный зал -
Молния,
Четверых Один призвал -
Молния...

Ilona

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 1863
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4823
  • Ты хуже дьявола, минорит. Ты шут.
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #40 : 23 Сен, 2021, 22:58:43 »

Какой колоритный дедушка у мальчиков. А пером он так же владеет, как его исторический прототип?

Записан
Вот тот, кто возвещал вам истину и уверял, что у истины вкус смерти. А вы верили не столько его словам, сколько его важному виду.

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5665
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 10411
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #41 : 23 Сен, 2021, 23:22:18 »

Да, Бронислав Милонежич - личность. А впереди, насколько можно судить, битва и битвы. И всё-таки хорошо, что Стемир не забыл о своём волке.
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

Карса

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 901
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 583
  • Грозный зверь
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #42 : 24 Сен, 2021, 04:46:35 »

Да, дедушка колоритный. А Стемиру Лесная Земля в душу запала, никакой Дедославль не потеснит. Что-то принесёт грядущая война...

И это попытка впихнуть неупихуемое, с чем я и спорю. Не могут в одном флаконе сочетаться честь рода и высокая ценность отдельной жизни.
Может быть, я чего-то не понимаю, но вроде бы здесь уже не родовые общины, а сословное общество. Так-то понятие "честь семьи" до сих пор существует, но убийство мужем жены (или наоборот) считается преступлением.
Записан
Предшествуют слава и почесть беде, ведь мира законы - трава на воде... (Л. Гумилёв)

Артанис

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 3017
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 5521
  • Всеобщий Враг, Адвокат Дьявола
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #43 : 24 Сен, 2021, 21:24:05 »

Большущее спасибо, эрэа Ilona, эрэа Convollar, эрэа Карса! :-* :-* :-*
Какой колоритный дедушка у мальчиков. А пером он так же владеет, как его исторический прототип?
Очень может быть! Здесь у него была возможность поделиться своими мыслями с потомками лично. А наедине, когда родных нет близко, приходится для них составлять письменные поучения.
Да, Бронислав Милонежич - личность. А впереди, насколько можно судить, битва и битвы. И всё-таки хорошо, что Стемир не забыл о своём волке.
Скоро увидим первую битву Стемира.
Волк еще очень пригодится Стемиру в будущем! А вот в сражение его, наверное, лучше все-таки не пускать.
Да, дедушка колоритный. А Стемиру Лесная Земля в душу запала, никакой Дедославль не потеснит. Что-то принесёт грядущая война...
"Где родился, там и пригодился". Стемир выбрал Лесную Землю, а она - его. "Не нужен мне берег турецкий, и Африка мне не нужна"(с)
Стемиру и другим юношам война должна принести первый боевой опыт, который пригодится в будущем.

Глава 5. Первое сражение
Две седьмицы гости из Лесной Земли прожили в Дедославле, готовясь к войне. Князь Бронислав Милонежич принимал своих родственников со всем возможным радушием. Днем ездили на охоту, даже взяли в степи большого тура, вечерами пировали. Внуки великого князя со своими сверстниками осмотрели весь город, побывали в священной роще и великолепном храме всех богов, обошли (с куда большим увлечением) обширные торги, полные самого различного народа и товаров со всего света. Молодые уроженцы Лесной Земли оставили там немало кун, приобретя взамен вещи, которые, может быть, были не так уж необходимы, но всем хотелось привезти домой что-нибудь "из самого Дедославля". Стемир не стал исключением. Он тоже купил себе новый плащ и сапоги, да еще богатые сафьяновые ножны для своего меча, украшенные с двух сторон изображением извивающегося дракона. Входя в эти ножны, меч как бы каждый раз пронзал дракона пополам. Для младших братьев и сестренки он купил игрушек, а для матери заказал у златокузнеца широкое ожерелье, украшенное жемчугом и цветной эмалью. Разглядывая выставленные на прилавке изделия мастера, юноша вдруг заметил брошь из красной яшмы, изображавшую жучка с черными пятнами, которого сварожане называли "Перуновой коровой". Жучок был гораздо больше, но совсем как настоящий, с золотыми ножками и усиками. Взглянув на него, Стемир почему-то подумал о Любуше, оставшейся дома. Ей нравились такие яркие, ни на что не похожие вещи. Как же, побывав в Дедославле, ничем не порадовать ее?! Конечно, братья купили ей подарки, но то братья, а ему тоже не следует забывать подругу детства! Он купил брошь-жучка и спрятал в шкатулку, обитую изнутри аксамитом. Если вернется домой, подарит ей...
На торгах не только покупали и продавали, но заодно развлекали народ всевозможными зрелищами. Здесь обученные медведи и собаки показывали трюки, от которых зрители падали со смеху. Боролись силачи, ходили по канату плясуны, жонглеры подбрасывали и вновь ловили разноцветные шары и ленты - те так и мелькали в воздухе, будто радуга. Чужеземные заклинатели огня вызывали и гасили пламя одним взмахом руки, а то глотали его. Другие показывали необыкновенных животных и птиц из дальних стран, живых либо их чучела. Самые разные гадатели и прорицательницы, окруженные магическими предметами, зазывали к себе легковерных людей, желающих узнать свою судьбу. Княжичи тоже чуть было не застряли возле высокого, тощего, смуглого до черноты человека, предлагавшего заглянуть в хрустальный шар. Стемир еле оттащил братьев.
- Братец, ну неужели тебе неинтересно увидеть свою будущую судьбу? Хоть на миг? - уговаривал Твердислав, упираясь каблуками.
- Нет! - отрезал Стемир, взяв его за руку и уводя прочь. - Эти чародеи предскажут такого, что человек потом всю жизнь может стараться избежать своей судьбы. И в итоге, как раз к ней приходит! - и он ушел, не оглядываясь назад.
Дни летели так быстро, что трудно было их сосчитать. Дедославль просто затягивал, его можно было осматривать до бесконечности, и все же не увидеть всего. Когда Стемиру казалось, что ему начинает потихоньку кружить голову красота и величие сварожской столицы, он спускался ближе к Данатре, где обитатели глинобитных хат засевали свои огороды, где сушились рыбачьи сети, а у берега стояли долбленые вербовые лодки-однодревки. Это тоже был Дедославль, но совсем иной, чем его Гора. "У нас-то, в Лесной Земле, все, даже самые бедные, живут в деревянных избах", - злорадно думал он.
Но вот, наконец, команский гонец сообщил, что их войско пришло. Пора была и сварожским полкам идти на войну. Великий князь Бронислав Милонежич провожал сына и внуков. Самому ему было уже не по силам водить войска, свои замыслы теперь поручал другим. На прощание им сказал:
- Пусть вас хранит Хозяин Громовой Секиры! Он не просто так грозит большим и малым: борется с нечистью, чтобы не заполонила землю и небо! Так же и вам, воины, надлежит понимать свой долг. Постарайтесь и победу одержать, и себя и свои дружины сохранить, по возможности. Не давайте команам своевольничать, это союзнички еще те... Ты, Мирослав, береги сыновей, но позади не держи, им пора обретать опыт. Мальчики, помните, чему вас наставники учили. Теперь жизнь учить станет. Пусть вам боевой опыт не будет так горек, как мой, на реке Белой!.. Теперь прощайте! Я рад, что успел вас повидать в этой жизни!
Стемир ткнулся лбом в плечо деду и почувствовал, как его сухие костлявые руки с неожиданной силой обнимают за плечи. Так же великий князь попрощался и с Богуславом, и с Твердиславом. А в следующий миг сварожские воины были уже на конях, и мерной рысью двинулись по улицам Дедославля и дальше, в поход, аж до самой Великой реки.
В трех днях пути от Дедославля с ними соединилось команское войско. Юркие быстроглазые всадники на мохнатых степных конях обещали сварожскому князю идти через его земли мирно, не притесняя народ, но все равно жадно озирались на деревни и города, мимо которых проходили. Воздух сразу наполнился пылью из-под копыт и колес больших повозок; запахом дыма и выделанных кож; гортанной чужой речью. Хотя княжеские сыновья хорошо знали язык своей матери, но от быстрого и неумолчного говора даже голова начинала болеть.
Как-то, пока войско двигалось через бескрайнюю степь, к Стемиру подъехал юноша-коман, примерно его лет, в богатой одежде, со знаками принадлежности к ханскому роду.
- Ты - сын Айгюль-хатун? - поинтересовался он.
- Да. Второй сын. Здесь же еще два моих брата. Меня зовут Стемир. А ты кто такой? - удивленно спросил княжич.
Юноша усмехнулся, встряхнул головой. Волосы у него были такие же черные и жесткие, как у Стемира.
- А я - твой двоюродный брат. Агас, сын Савура, сына Ураза! Это здорово, что мы вместе идем в поход!
- Кому как, - буркнул Стемир, не очень-то понимая, чему радуется внезапно появившийся родственник. - Я не против считать тебя братом. Но только и вы помните свои обещания! Иначе я с тобой сам посчитаюсь.
- Ой-ой, испугал! - молодой коман, ловко правя конем, объехал Стемира, описав петлю, и снова пристроился рядом. - А ты к битве готов?
Тот пожал плечами.
- Вот как дойдем до уртан и сразимся - тогда и узнаю.
- Я тоже не знаю покуда, - признался Агас. - А как ты мечом владеешь? Давай на стоянке попробуем!
- Давай! - оживился Стемир. - Проверить свои силы в учебном поединке прежде настоящей битвы было полезно, а может быть, можно почерпнуть у комана какой-нибудь новый прием.
Глядеть на поединок юношей собрались и сварожане, и команы. Стемир и Агас, оба на свежих конях, кружили друг перед другом, стараясь ударить мечом, и в то же время прикрываясь щитом. Молодой коман был подвижен и ловок, как кот, и казалось, что сварожанину не достать его. Но Стемир в пятнадцать лет не уступал силой рук многим взрослым мужчинам. Выбрал подходящий момент и, орудуя левой рукой, ударил мечом по щиту комана с такой силой, что тот разлетелся на куски, и сам Агас едва усидел в седле.
Громкие рукоплескания и крики сварожан были наградой победителю. Но и команы, вопреки его тайным опасениям, не были в обиде. Напротив - хан Савур, отец Агаса, подозвав к себе Стемира, снял со своей шеи и надел на него волчий клык, оправленный в золото, исписанный знаками рода.
- Вижу, что моя сестра подарила сварожанам хорошего сына! Лучше нам и впредь помнить, что в нас течет одна кровь... Левая рука - сильная рука! - одобрительно произнес команский вождь.
Так Стемир завоевал уважение команов, хоть и не думал пока, в чем оно может пригодиться. С Агасом они в тот же день обменялись ножами, тем самым делаясь "братьями по оружию". При этом, к Богуславу и Твердиславу сын Савур-хана не проявлял особого интереса. Наверное, потому что те обличьем пошли в отца, а Стемир походил на комана.
А соединенное войско, между тем, двигалось на восход, все дальше вглубь степей, к уртанским границам и Великой реке. Туда, к городку, название которого по-сварожски означало "Бычий рог", должны были спуститься войска из Лесной Земли. Там назначена была встреча.
Оказалось, что боярин Судислав даже опередил своего князя с команами, привел ладьи к Бычьему рогу на четыре дня раньше них, идущих сухим путем. И сообщил, что уртаны уже собрали большое войско и готовы биться.
- Под Бараджей, где река еще не так широка, в нас с обоих берегов стали садить из луков! - рассказывал воевода на совещании, в походном шатре. - Тут еще топляков окованных натыкали на дно, две ладьи напоролись на всем ходу! Ну, остальные сбавили ход, кормчие высматривают под водой новые ловушки, а кругом шум, гвалт! Люди с разбившихся ладей, кто плавать умел, пытались вылезти, остальные им бросали ремни, веревки, - сухое, костистое лицо старика стало совсем мрачным, глаза наполнились болью и гневом. - И вдруг стрелы полетели с обоих берегов! Без малого шесть десятков воинов погибли, в воде и на ладьях. Только тела их качались по волнам Великой реки... Едва успели загородить борта щитами, так и шли дальше. Война уже началась, государь!
Князь Мирослав положил руку на плечо своему бывшему наставнику.
- Ну началась так началась, за тем мы сюда и пришли! Жаль, конечно, погибших. Однако уртаны сильны и коварны. Я не сомневаюсь, что никто бы не смог провести ладьи с меньшими потерями, чем тебе удалось. Ну а теперь постараемся поскорей отомстить за них!
Разведка вскоре сообщила, что большое уртанское войско идет навстречу их соединенным силам. Ждать решающего боя не приходилось долго. Вскоре над пышной цветущей луговиной показалось облако пыли. Это могла быть песчаная буря, какие часто бывали в степи, или большое стадо быстроногих тарпанов либо сайгаков. Но посланные разведчики удостоверились, что это идут уртаны.
В высоком светлом небе реяло, гораздо ярче него, синее знамя с золотым крылатым быком - так уртаны представляли себе Отца-Небо. Издалека, когда не видно было узоров, их одежда и вооружение казались темными. Под сводами высоких остроконечных шлемов можно было разглядеть лица, по большей части узкие, острые, с длинным носом. Речью и обычаями уртаны напоминали племена, живущие в глубинах Лесной Земли, так что они со сварожанами обычно худо-бедно понимали друг друга.  Из их рядов выезжали воины, хвастливо кричали, ломая сварожскую и команскую речь:
- Эй, зачем вы притащились на нашу землю?! Скоро мы вас всех изрубим и бросим в реку, на корм рыбам!
Сварожские воины перебранивались с ними, распаляя себя перед битвой:
- Хвалилась овца, что у ней хвост, как у жеребца!
- Уртаны - брехливая шавка, что тявкает на зверегора!
А команы страшно грозились, носясь вперед и назад:
- За гибель хана Ураза мы вас всем бросим на съедение волкам и хищным птицам!
Пока их полки обменивались оскорблениями, князь Мирослав с сыновьями и воеводами и союзными команскими вождями совещались на высоком холме, откуда видно было все поле боя.
- Вот там, по правому боку у уртан, темнеет поросший лесом овраг, - заметил, дальнозорко вглядываясь, боярин Судислав. - Если туда удастся их оттеснить, наша возьмет! Думаю, княже, левое крыло надо усилить. Перекинь туда пару полков!
Князь Мирослав Брониславич пожал широкими плечами. Командовать своими полками в бою он умел, но видеть в таком скоплении народу  какую-то определенность, планировать наперед разные военные ходы, посложнее, чем в тавлеях или новомодных шахматах - нет. Ему казалось, что в такой человеческой мешанине Леший сломит ногу.
И тем удивительней было, когда Стемир вдруг уловил мысль старого воеводы и повел дальше, как меч противника в поединке:
- Если постепенно накапливать силы, уртанское войско увязнет в бою, растратит силы. И, когда слева налетит свежий полк, они пошатнутся, и мы легко оттесним их к оврагу! - он совсем не хотел перебивать старших, просто не мог сдерживать мысль, что озарила, как молния.
Не только отец, но и старый Судислав с небывалым изумлением взглянул на княжича.
- Рискованный замысел... но может получиться! - признал он и обратился не к юноше, а к его отцу: - Княже, опробуем замысел твоего сына?
Князь кивнул. Богуслав, тоже находившийся на холме, даже побледнел. Ему было семнадцать лет, он вытянулся ростом почти с отца и мнил себя взрослым, а отличился опять Стемир!
Сам же Стемир не глядел на братьев. Он не сводил горящих глаз с луговины, где вот-вот должна была разгореться жестокая битва. Всем сердцем был уже там, мчался на неистовом коне, рубился изо всех сил, упиваясь радостью победы...
- Отец! Отпусти меня с запасным полком! - произнес он хриплым от волнения голосом.
- Нет, Стемир! Это слишком опасно. Ты с братьями пойдешь со мной, в главном полку. Там тоже сражаться придется, но все-таки можно вас поберечь. А для передовой подрасти еще!
Стемир чуть не застонал от обиды. Но совладал с собой, напомнил отцу напутствие великого князя:
- "Не держи сыновей позади, им пора обретать опыт"!
Мирослав тяжело вздохнул, потом нашел среди своих воевод Радима - того самого воина, что когда-то учил сражаться маленького Стемира.
- Тебе, Радим, я доверяю запасной полк. И... жизнь моего сына Стемира. Сбереги его, - почти просительно произнес князь.
Радим поклонился, приложив руку к сердцу.
- Сберегу даже ценой своей жизни, княже!
Строились к битве сварожские полки. Занимали каждый свое место. Вот и вождь команов, Савур-хан, привстав на стременах, окинул взором все становище уртан, позади знамени с быком.
- А мы окружим их подковой, добудем и месть, и добычу! - пообещал он, уводя в бой свою орду.
На широком прибрежном лугу близ Великой реки схлестнулись в жестоком бою сварожане и уртаны. Хлынула первая кровь,высекла горячие искры сталь, ударяясь о себе подобную.  Закипели гневом люди и кони, вовлеченные в неистовый круговорот. Прежде спокойный воздух наполнила пляска мечей, боевые кличи на разных языках смешались со стонами раненых. В черную, никогда не паханую землю уходили вытоптанные копытами травы и утекала живая кровь людей.
Записан
ЭРЭА ГАТТИ, ВЕРНИТЕ НАМ РОКЭ АЛВУ!!!

Таково было мое желание, и я никому не обязана отчетом в своих действиях

Молния -
Сквозь расколотый кристалл -
Молния,
Эшафот и тронный зал -
Молния,
Четверых Один призвал -
Молния...

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5665
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 10411
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #44 : 25 Сен, 2021, 09:17:23 »

Цитировать
Эти чародеи предскажут такого, что человек потом всю жизнь может стараться избежать своей судьбы. И в итоге, как раз к ней приходит!
Это, конечно, правильно, обычно так и случается. Однако, Богуслав явно завидует Стемиру и ничего хорошего я в этом не вижу.
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."