Расширенный поиск  

Новости:

Для тем, посвященных экранизации "Отблесков Этерны", создан отдельный раздел - http://forum.kamsha.ru/index.php?board=56.0

Автор Тема: Князь Лесной Земли  (Прочитано 5478 раз)

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5412
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 10243
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #120 : 21 Окт, 2021, 09:33:33 »

Вот только Лаодики в Лесной земле и не хватало. Но, кмк, она не учла Любушу, пока не учла. Эти дамы по силе равны, только Любуша здесь своя, а Лаодика чужая. Самое страшное - это если они объединятся, вот тогда Стемиру мало не покажется.
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

Ilona

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 1809
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4691
  • Ты хуже дьявола, минорит. Ты шут.
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #121 : 21 Окт, 2021, 21:26:07 »

Ну вот я вернулась, разгреблась с делами и добралась до чтения. Очень увлекательно, и отличный cliffhanger в конце последней части. Икнутся Стемиру последствия папиного беса в ребро. Подозреваю, что взаимодействие Лаодики с Любушей будет с большими фейерверками.  ;D Уж если эта дама целого князя попрекнула происхождением матери, то что она скажет простой боярышне?
Записан
Вот тот, кто возвещал вам истину и уверял, что у истины вкус смерти. А вы верили не столько его словам, сколько его важному виду.

Артанис

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2945
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 5378
  • Всеобщий Враг, Адвокат Дьявола
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #122 : 21 Окт, 2021, 21:53:10 »

Большое спасибо, эрэа Карса, эрэа Convollar, эрэа Ilona (с возвращением!) :-* :-* :-*
Ну и змеища эта Лаодика. Не слишком умная к тому же. Что она выиграет, отравив Стемира сейчас? У него полно взрослых братьев, которые вполне могут и поквитаться с агайцами. А у неё в Лесной Земле вряд ли есть сторонники, сыновья же слишком малы. Родственники в Агайе слишком далеки. Так что независимо от успеха задуманного её ждут неприятности, прав Клеандр, хоть и объясняет по-своему.
Она прежде всего - мать, заботящаяся о своих детях. Хотя такая "яжмать" может и повредить детям ненароком. Не говоря уж о том, каким примером способна послужить.
Яды есть разные, можно найти такой, чтобы его смерть выглядела более-менее естественной. А братья не стоят так упрямо за Лесную Землю, как Стемир. У Лаодики все-таки завещание Мирослава имеется.
Вот только Лаодики в Лесной земле и не хватало. Но, кмк, она не учла Любушу, пока не учла. Эти дамы по силе равны, только Любуша здесь своя, а Лаодика чужая. Самое страшное - это если они объединятся, вот тогда Стемиру мало не покажется.
Нет, противостояния Лаодики и Любуши не планируется. "Битва железных леди" могла бы быть интересной, однако не вписывается в сюжет. Ни против, ни вместе они действовать не станут, у каждой своя роль. Скорее уж Лаодика может не учесть другую сущность женского пола, благоволящую к Стемиру...
Ну вот я вернулась, разгреблась с делами и добралась до чтения. Очень увлекательно, и отличный cliffhanger в конце последней части. Икнутся Стемиру последствия папиного беса в ребро. Подозреваю, что взаимодействие Лаодики с Любушей будет с большими фейерверками.  ;D Уж если эта дама целого князя попрекнула происхождением матери, то что она скажет простой боярышне?
Увы и ах, но нет - не судьба Любуше вмешаться. Хотя могло бы получиться не менее интересно, однако уже представлено по-другому.
Как бы ни было, а предсказание Клеандра о будущем великом князе забывать не следует! Хорошо еще, что Стемир его не знает.

Однажды, когда Стемир, проверяя во дворце ночную стражу, поднялся на Серединную Башню, внезапно застал там Клеандра. Агайец устанавливал на треножнике зрячую трубу, отлитую из меди, нацеленную прямо в ночное небо, на котором мерцали крупные и малые звезды.
Услышав за спиной шаги, Клеандр обернулся. Стемир стоял перед ним в сопровождении двух челядинцев с факелами.
- О чем тебе вещают звезды? - холодно произнес князь, скрестив руки на груди.
Прорицатель с достоинством поклонился ему.
- Звезды способны обращаться к тем, кто умеет их слышать, государь! Я много лет учился у величайших мудрецов в мире, и порой мне становится внятна таинственная Музыка Сфер. Если ты пожелаешь, я скажу, что поведали мне звезды о твоей дальнейшей судьбе.
- Не нужно! - отсек Стемир любые предложения.
- Подумай, государь! - голос прорицателя стал мягче шелка. - Ты сможешь узнать, кто из твоего окружения в будущем таит для тебя опасность...
- Я и без тебя знаю: княгиня Лаодика, недовольная, что я не уступил ей Лесную Землю. Что, она тебя послала запугать меня? - усмехнулся Стемир. - Передай своей госпоже, что напрасно! Я вверил свою жизнь силе, гораздо большей, чем твое колдовство.
Клеандр медленно покачал головой. При свете факела его лицо выглядело совершенно непроницаемым.
- Нет, государь! Не княгини Лаодики следует тебе остерегаться, если ты хочешь благополучно дожить до старости. Ей, если бы она и пожелала, не суждено повредить тебе. Есть под этими сводами другие люди...
- Замолчи, агайский соглядатай, а не прорицатель! Я не стану слушать тебя!
И, сделав знак факелоносцам, князь спустился вниз по узкой винтовой лестнице, ведущей на башню, оставив там Клеандра с его зрячей трубой.
Спускаясь вниз, Стемир вспомнил, как некогда, в юности, другой прорицатель предлагал ему с братьями, Богуславом и Твердиславом, узнать их будущее. Ныче нет уже в живых ни того, ни другого! Были бы братья счастливее, узнав, что им суждено умереть молодыми? Стемир сомневался в этом. Тем более, что у него были причины не доверять Клеандру. Какой же полководец полагается перед боем на донесения вражеского разведчика?
А в покоях Клеандра, в небольшом яшмовом флаконе, настаивалась прозрачная жидкость без вкуса и запаха. Никто не мог увидеть этот флакон, спрятанный в запертом на ключ ларце. И все-таки, открыв однажды стоявший на месте ларец, агайец обнаружил, что флакон открылся, и зелье пролилось. При этом, никто не заходил в покои, и упасть ларец тоже не мог!
Клеандру очень не понравилось это происшествие, но он начал работу заново, мысленно вздыхая: "Я ведь предупреждал, что не получится..." Но княгиня Лаодика, у которой он был в долгу, требовала, и прорицатель снова принялся смешивать редкие и смертельно опасные компоненты. Работал он в перчатках, с тканевой повязкой на лице, чтобы даже случайно не попробовать смертоносного зелья.
Но, когда уже почти все было готово, внезапный порыв ветра распахнул ставни на окне и опрокинул чашу с раствором. Клеандр отскочил прочь, сжал ладонями оберег Гермеса Трижды Премудрого, глядя с невольным страхом.
- Его и вправду защищает большая сила! - прохрипел колдун, суеверно глядя на перевернутую чашу. - Лучше было бы княгине жить в мире с князем Стемиром! Но она каждый день спрашивает меня о яде. А если бы не она, моя Эвника навсегда стала бы рабыней, как другие жители мятежных провинций. Царевна Лаодика помогла мне освободить дочь, взяла ее к своему двору, а после выдала замуж. Я перед ней в неоплатном долгу! Но боги, лучше бы вы вразумили госпожу не враждовать с князем Стемиром!
Следующие три дня Клеандр старался заручиться помощью Гермеса и Гекаты, богини колдовства. Окуривал помещение особыми травами и смолами, произносил заклятия, принес в жертву черную собаку. Но голос богов был едва слышен издалека, точно эхо удаленного голоса. Трудно было агайским богам дотянуться до этой морозной, занесенной снегом страны, где сосны высятся, как снежные башни до неба! Впрочем, Клеандр и не надеялся, чтобы им удалось преодолеть ту силу что охраняла Стемира и Лесную Землю.
И все-таки он дождался безлунной ночи, наиболее удобной для колдовства, и снова приготовил яд. На сей раз все удалось. Агайец даже недоумевал такого успеху: ему казалось, что получилось даже слишком легко. Коза, собака и свинья, которым он скормил яд, падали, как громом пораженные, и умирали в течение нескольких часов. Ночью агайские слуги спрятали трупы животных в подвале.
Вручив княгине Лаодике требуемое зелье, Клеандр еще раз напомнил ей быть осторожной, и сверх того произнес со сдержанным достоинством, как всегда:
- Я выполнил твой приказ, царевна! Но берегись: Стемира ты не сможешь погубить, а лишь поставишь под удар себя и своих сыновей.
- Избавь меня от своих нравоучений! - яшмовый пузырек, такой же, как и первый, скользнул за пояс княгини. - Завтра он приглашает нашу семью пообедать вместе. Лучшего случая не найти.
Обычно двор княгини Лаодики обитал в своей половине терема, где были прорублены отдельные двери и воздвигнуты перегородки внутри. Но иногда все же собирались за одним столом, как подобало семье. Вот и на сей раз Стемир, помня долг перед умершим отцом, пригласил младших братьев и мачеху.
В тот день княгиня Любуша была непритворно любезна с княгиней Лаодикой. Мальчики - юные дяди и племянники, почти сверстники им, вбежали шумной толпой с состязаний, и за столом продолжали болтать, у кого больше успехов. Тут же присутствовали и двое средних братьев князя Стемира, Велимир и Мстислав.
На стол подали уху из стерляди, с гвоздикой и шафраном, пироги с дичиной, и к ним - холодный темный квас, шипучий, тоже сдобренный приправами. Когда кружку, расписанную цветными жар-птицами, поставили перед вдовствующей княгиней, та чуть заметно наморщила нос. Она не выносила этого сварожского напитка, который, по ее мнению, годился для одних лишь простолюдинов. Однако квас с удовольствием пили князья и знатные сварожские вельможи, которые могли себе позволить заморские вина.
Однако сегодня сварожский квас мог пригодиться для замыслов Лаодики. Выбрав укромный момент, она как бы невзначай пролила в чашу Стемира содержимое яшмового флакончика.
Никто не заметил, потому что как раз в этот миг Стемир, прежде чем пригласить гостей за стол, вынул из ларца деревянную фигурку Макоши, украшенную позолотой. Богиня держала в руках голубую жемчужину, означавшую только что сотворенный мир. На лице ее необыкновенный мастер умудрился изобразить и радость творения, и еще неясную тревогу за его будущих обитателей. Все, кто видел изображение, залюбовались им, не отводя глаз.
- Замечательная вещь! Какой мастер изготовил ее, Стемир? Из Марции? - спросил брат князя, Мстислав, худощавый бледный человек, которого родные все еще продолжали по привычке звать Мстиславкой.
- Нет. Разве марцийцы умеют так резать по дереву? Они почти не занимаются деревом, их материалы - камень и металл.
- Тогда, значит, аллеман?
Старший брат укоризненно взглянул на младшего.
- Что за привычка искать и ума, и больших дарований только у иноземцев? Свой, сварожский мастер изготовил эту Макошь - Дражко из Влесославля. Он и вправду бывал во многих странах, и учился ремеслу у именитых мастеров, однако остался сварожанином. Эта фигурка - всего лишь проба сил. А теперь Дражко собирается украсить резьбой новые ворота Брониславля. Мы еще много увидим прекрасных произведений!
- А что за жемчужину она держит в руках? - спросила Любуша, легонько покачнув голубой шарик, свободно вращавшийся в своем углублении.
- Эту жемчужину мне прислал в дар аллеманский император Адальберт Рыжебородый, за то что я позволил купцам из его владений торговать у нас. Помимо красоты, эта жемчужина еще обладает свойством распознавать яды - по крайней мере, так сообщил в письме император Адальберт.  Если жемчужина упадет в кубок, где налит яд, она тут же изменит свой цвет.
И только Стемир произнес эти слова, как резная фигурка наклонилась сама собой, и голубая жемчужина скользнула в его чашу. Всплыла в квасе наверх и начала багроветь. В считанные мгновения она сделалась кроваво-алой.
Старший сын Стемира, уже пятнадцатилетний Острозор, вскочил из-за стола, схватил чашу и унес прочь.
- Отец, не пей это! Жемчужина говорит, что в твоей чаше яд!
- Я вижу! - усмехнулся Стемир, в упор глядя на свою мачаху, которая, при всем своем самообладании, побледнела, как смерть, под этим яростным взором. - Ну и у кого есть и повод, и причина желать мне смерти? Кто мечтал заполучить Лесную Землю? Наконец, кто держит при своем дворе колдуна, умеющего наверняка не только изучать звезды?
Княгиня Лаодика молчала, гордо держа голову. Ее сыновья, такие же бледные, обступили мать, по молодости соображая как следует лишь то, что ей угрожают.
Стемир крикнул стражу, указал им рукой на вдовствующую княгиню.
- Агайянку и ее сыновей закрыть в их покоях! Колдуна Клеандра тоже. Их слуг допросить!
Всю ночь в подвалах брониславльского дворца шел допрос. В конце концов, отыскали трупы отравленных животных, и безошибочно убедились, что покушение на Стемира - дело рук вдовствующей княгини.
Всю ночь Лаодика, уложив сыновей спать, терзалась неизвестностью. Наутро княжеские дружинники вывели во двор их семью со всей агайской свитой, ничего не объясняя. Никто не знал, что ждет их - жизнь или смерть. Страх и надежда по очереди сменяли друг друга на лицах и в сердцах одних и тех же людей.
День был сырой, промозглый. Раннее утро никак не хотело заниматься, остатки ночной мглы еще продолжали цепляться за верхушки сосен, с которых осыпался рыхлый снег. Во дворе выстроились гуськом запряженные повозки, в которых агайцы приехали в Брониславль. Вдовствующую княгиню с ее детьми подвели к одной из них.
На крыльце появился князь Стемир в сопровождении своих воинов. На нем была черная соболья шуба, с бобровым воротником, почти сливающаяся с его волосами. Он на миг встретился взором с Лаодикой, и презрительно отвел глаза.
- Вы вернетесь в Агайю, откуда приехали! В Лесной Земле не будет повода для смут. Доедете до Приморья, а там мой зять, князь Ладомысл, посадит вас на корабль.
И, глядя в суровое лицо Стемира, в его плотно сомкнутые губы, вдовствующая княгиня поняла, что его решение окончательно. Однако все же попыталась разжалобить. Просительно протянув руки, проговорила:
- Меня вышли, если я виновна, но хоть детям моим позволь расти на родине их отца! Они ведь братья твои! Князь Мирослав, пусть радуется его душа в Элизии, который сварожане зовут Ирием, не хотел бы, чтобы ты их изгнал...
Стемир провел рукой по воздуху в знак отрицания.
- Нет, Лаодика, не проси! Устраивай своих сыновей, как сумеешь, при агайском дворе. Мне не нужно, чтобы они, как подрастут, или кто-то от их имени, мутил воду. В Лесной Земле должен быть лишь один правящий род! - произнес князь непреклонно, так что даже его ближники удивились такой суровости.
Он глядел с крыльца, как забирается в повозку вдовствующая княгиня со своими сыновьями, как молчаливо и прямо устроился Клеандр среди своих колдовских принадлежностей. После допроса Стемир решил пощадить прорицателя, не сомневаясь, что истинной виновницей была княгиня Лаодика.
Когда подсаживали в повозку маленького Станислава, тот оглянулся и увидел белокаменную громаду Брониславльского дворца, что еще по приезде восхитил мальчика своей величавой красотой. И тут же исподлобья взглянул на Стемира, ясно расслышав его слова. Однако в следующий миг, будто оробев собственной смелости, прижался тесней к боку матери.
Возница щелкнул вожжами, кони легко взяли разбег. Взметая за собой снег, кренясь на поворотах, первая повозка скрылась вдали, унося агайскую царевну и ее сыновей прочь из Сварожьих Земель.
А Стемир, проводив родичей, велел оседлать коня и уехал в свой дворец близ Сердце-озера, который он любил даже больше брониславльского терема. Там, не заходя в храм к Берегине, где служил его друг Желан, князь в одиночестве прошел к озеру, мирно спящему подо льдом. Ни от кого из людей он не ждал совета. Ему нужна была Она.
И Она появилась, как всегда, неслышно и внезапно, словно соткалась из мелькания снежинок в воздухе. Босыми ногами, в легкой беличьей щубке поверх платья, шла по снегу, как по воздуху, не оставляя следов.
- Я изгнал из Сварожьих Земель моих младших братьев, - произнес он, хотя прекрасно понимал, что Она и так все знает.
Хозяйка Лесной Земли остановилась в отдалении, не подходя ближе.
- Ты ведь уверен, что сделал это ради общего блага. В чем тогда ты сомневаешься?
- Я это сделал ради тебя, а не ради себя. И еще раз поступил бы так же, если бы понадобилось. Я переиграл судьбу, избавившись от соперников, - проговорил Стемир без всякого колебания. - И все-таки, они мне братья по отцу. Виновата их мать, но не они.
- Ты дал им урок несправедливости. А Агайя и без тебя преподаст много таких уроков. Ничто на земле не проходит бесследно, - на лице, в интонациях Хозяйки Лесной Земли скользнула печаль, даже тоска. Или ему показалось?
- Ты хочешь сказать, что мои младшие братья станут мне врагами? - попытался он угадать.
- Нет! Ты больше не встретишься в мире Яви ни с одним из них, и они не перейдут тебе дорогу, - твердо отвечала она.
Стемир облегченно вздохнул.
- Ну тогда я вправе совсем забыть о них! Пусть в Лесной Земле укрепится лишь один княжеский род, чтобы вечно служить тебе!
Тончайшая вуаль из снежинок покрыла Ее лицо, сделав непроницаемым.
А Стемир поспешил поведать ей о новых замыслах.
- Весной заложим храмы в Брониславле и в Змееве! Старые деревянные недостойны твоей красоты. Я нашел нового мастера по дереву, и он создаст много прекрасных произведений в твою честь!
Она слушала его, порой подсказывала, давала советы, вдохновляла и воодушевляла Стемира для новых свершений. После встречи с Ней он всегда возвращался с новыми силами, с ворохом смелых и дерзких решений. Даже его ближники удивлялись: казалось, что князь не ведает усталости.
« Последнее редактирование: 22 Окт, 2021, 18:33:57 от Артанис »
Записан
ЭРЭА ГАТТИ, ВЕРНИТЕ НАМ РОКЭ АЛВУ!!!

Таково было мое желание, и я никому не обязана отчетом в своих действиях

Молния -
Сквозь расколотый кристалл -
Молния,
Эшафот и тронный зал -
Молния,
Четверых Один призвал -
Молния...

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5412
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 10243
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #123 : 21 Окт, 2021, 22:39:05 »

Хозяйке Лесной земли не понравилось изгнание младших братьев Стемира.
Цитировать
Ты дал им урок несправедливости.
Это так, но и Стемир прав, по своему. И по своему проявил милосердие, по крайней мере, к Лаодике. Представляю себе, что с ней бы сделал Ярополк, будь он на месте Стемира. Дети, конечно, не виноваты, то есть сами дети - нет. Но всегда найдутся те, кто использует их в своих интересах. Во всяком случае, незабвенный Хлодвиг во избежание, так сказать, вообще всю свою родню истребил, кроме своих трёх сыновей.
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

katarsis

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 890
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2126
  • Я изменила свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #124 : 22 Окт, 2021, 15:01:23 »

Вообще, Лаодике ещё повезло. За такие делишки можно и казнить. Видимо, не казнили, потому что она женщина. И Клеандру тоже. Слуги частенько расплачиваются ещё хуже господ. Детям - не знаю. Зависит, как Лаодика устроится. При общих равных им лучше с матерью, но общих равных не бывает. Зависит от условий. Вот, что ей было дёргаться, если всё равно суждено? Ладно бы ей предрекли, что у сыновей никаких шансов, тогда стоило бы с такой судьбой бороться, а тут-то что мешало? >:(

Смотрю, вот, я на Стемира и Хозяйку Лесной Земли и понимаю, что у Любуши есть все основания ревновать. Только она не знает к кому, вот на всех и кидается. Да и как тут угадаешь?!
Записан

Ilona

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 1809
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4691
  • Ты хуже дьявола, минорит. Ты шут.
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #125 : 22 Окт, 2021, 20:16:34 »

Увы и ах, но нет - не судьба Любуше вмешаться. Хотя могло бы получиться не менее интересно, однако уже представлено по-другому.
Могло бы, да. Немного жаль такой потенциально замечательной сцены, но автору виднее.

Вот как-то не очень верится при характере Стемира, что он бы колдуна отпустил. Не иначе, высшие силы под руку толкали.  ::)
Записан
Вот тот, кто возвещал вам истину и уверял, что у истины вкус смерти. А вы верили не столько его словам, сколько его важному виду.

Артанис

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2945
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 5378
  • Всеобщий Враг, Адвокат Дьявола
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #126 : 22 Окт, 2021, 21:18:10 »

Большое спасибо, эрэа Convollar, эрэа katarsis, эрэа Ilona! :-* :-* :-*
Хозяйке Лесной земли не понравилось изгнание младших братьев Стемира.
Цитировать
Ты дал им урок несправедливости.
Это так, но и Стемир прав, по своему. И по своему проявил милосердие, по крайней мере, к Лаодике. Представляю себе, что с ней бы сделал Ярополк, будь он на месте Стемира. Дети, конечно, не виноваты, то есть сами дети - нет. Но всегда найдутся те, кто использует их в своих интересах. Во всяком случае, незабвенный Хлодвиг во избежание, так сказать, вообще всю свою родню истребил, кроме своих трёх сыновей.
Хозяйка Лесной Земли предвидит возможные отдаленные последствия этого поступка.
Из Агайи Лаодике все равно будет сложно что-то предпринять. А казни Стемир ее, агайские власти могли бы и возмутиться. Она же сестра царя, между прочим. Ее оттуда не выгнали, как ненужную, а выдали замуж ради поддержания мира между государствами.
В истории бывало всякое. Но я здесь ведь не смягчала ничего по сравнению с конкретными историческими прототипами. В смысле - не понадобилось ничего смягчать.
Вообще, Лаодике ещё повезло. За такие делишки можно и казнить. Видимо, не казнили, потому что она женщина. И Клеандру тоже. Слуги частенько расплачиваются ещё хуже господ. Детям - не знаю. Зависит, как Лаодика устроится. При общих равных им лучше с матерью, но общих равных не бывает. Зависит от условий. Вот, что ей было дёргаться, если всё равно суждено? Ладно бы ей предрекли, что у сыновей никаких шансов, тогда стоило бы с такой судьбой бороться, а тут-то что мешало? >:(
Смотрю, вот, я на Стемира и Хозяйку Лесной Земли и понимаю, что у Любуши есть все основания ревновать. Только она не знает к кому, вот на всех и кидается. Да и как тут угадаешь?!
Скорее, все-таки ради государственных интересов. Да и что в случае казни делать с детьми, которых лишил матери? Тоже за ней отправить, на всякий случай? Стемир на такое не пошел. Не настолько уж, видимо, боялся их семьи.
Как-нибудь попробует их устроить при агайском дворе. Но, конечно, там они будут на положении дальних и подчиненных родственников царской фамилии.
Так ведь не сказано, как именно суждено ее сыну получить власть! Может быть, это произойдет как раз благодаря усилиям матери, и она должна сейчас поспособствовать? А тут, пока они вырастут, Стемир приберет все к рукам, попробуй-ка чего-нибудь добиться. Да и самой Лаодике, вероятно, хотелось бы править Лесной Землей сейчас, при малолетних сыновьях.
Может быть, она и чувствует что-то, но не знаю, сколько тут догадливости, а сколько наследственной склонности. Между прочим, некоторые ревнивые супруги как раз доводят до того, что им начинают изменять. А ревновать к Хозяйке Лесной Земли - все равно что к работе, или, если быть точнее, к призванию.
Увы и ах, но нет - не судьба Любуше вмешаться. Хотя могло бы получиться не менее интересно, однако уже представлено по-другому.
Могло бы, да. Немного жаль такой потенциально замечательной сцены, но автору виднее.
Вот как-то не очень верится при характере Стемира, что он бы колдуна отпустил. Не иначе, высшие силы под руку толкали.  ::)
Вопили бы, как на базаре, забыв о княжеском достоинстве. Может, еще и подрались бы. Что тут интересного?
Отпустил после основательного допроса, вероятно, сам лично с ним поговорил и выяснил, что тот служит Лаодике из благодарности. Ну, если бы некуда было выслать за пределы Сварожьих Земель, тогда бы другой разговор мог бы состояться.

Глава 17. Поход на Великую реку
Впрочем, князь Стемир Мирославич заботился не только о строительстве, хотя во всех краях обширной Лесной Земли возводились новые крепости, дворцы, храмы - преимущественно в честь Макоши, которую князь почитал своей особой покровительницей. Не выпускал из рук и вожжи правления, внимательно наблюдал, как исполняют его волю подчиненные - бояре, воеводы, дворцовые и городские тиуны, огнищане, сборщики податей. Тех, кто за годы отсутствия в Лесной Земле княжеской власти обленился, зажирел, привык чересчур сытно кормиться на своих должностях, Стемир смещал, не слушая оправданий. Да и тем, кто оставался служить, приходилось нелегко. Князь Стемир, привыкший на войне к неукоснительному повиновению своей дружины, незаметно перенес тот же обычай и в государственную деятельность. От его бояр, как от простых воинов, требовались проворство, выносливость, решительность во всяком трудном деле. Каждый из них должен быть готов по первому требованию ехать через всю Лесную Землю, какая бы погода ни была на дворе.
Казалось, что при Стемира ожили былые представления, что бояре - старшая дружина князя, и на ее долю полагается не меньше забот, чем простым воинам. Стариков, которым трудно было нести службу наравне с молодыми и расторопными, Стемир смещал с должностей. На их место выбирал тех, кто заслужил его доверие. Подыскивал бодрых, энергичных, разбиравшихся в том деле, что доверял им князь. Память на людей у Стемира была превосходная; он не просто знал в лицо каждого воина в дружине, каждого слугу при дворе, но помнил способности каждого, умел находить людей, годных для больших дел. Он не смущался, если те были небогаты и не знатны. Простой писарь Лишко был поставлен главным судьей. Младший тиун Заяц, доказав усердие, сделался дворским, то есть управляющим княжеским имуществом. И всем оставалось лишь стерпеть, ибо помощников и любимцев князь Стемир выбирал, руководствуясь своими собственными соображениями, неведомыми большинству людей.
Старым, если и не всегда прожитыми годами, то уж наверняка - родовитостью и богатством, боярам такое было не по душе. Сперва они хвалили Стемира за его начинания, говорили между собой: "Наконец-то и мы с таким князем выйдем в люди! Наш князь до мозга костей, никаких дедославльских престолов ему не надо". Но время шло, и, видя, как рьяно князь взялся за дела, иные из них начинали роптать: "Никогда таких князей не бывало! Все решает сам, ни с кем не советуется, с вятшими людьми и дружиной не пирует по многу дней, подарками жалует лишь своих ставленников. Нас зовет, когда уже все задумано, и надо исполнять. Будто и не бояре мы ему, а холопы!"
Но были и такие люди, в которых под суровым княжеским взором как будто пробуждались новые силы, и они, совершая больше, чем могли бы сами по себе, в глубине души были даже благодарны Стемиру за его суровость.
Сам же Стемир помнил завет Хозяйки Лесной Земли: заботясь о милости Высших Сил, не забывать и о людях, которыми правит. Потому-то и старался охватить все, ничего не оставляя без внимания. Ведь Лесная Земля - это в первую очередь ее жители, и, если им станет при нем жить хуже, чем прежде - значит, грош цена всем его стараниям. И князь ездил сам по всей Лесной Земле, целыми седьмицами не бывая дома, посылал доверенных людей с повелениями, выслушивал жалобы и просьбы своих подданных. И редким праздником для него было, когда мог себе позволить, когда мог взглянуть, как работают мастера, зодчие, живописцы, - полюбоваться их работой, их осуществленными мыслями.
Беседуя как-то с Дражко, резчиком по дереву, приступившим к новому большому заказу, князь однажды задумчиво проговорил, любуясь узором из летящих птиц и ветвей, покрывавшим дубовую доску:
- Ты счастливее меня, как и все, кто творит красоту! Вашими творениями восхищаются люди, их красота внятна всем, и они чисты, как небесные птицы. А я творю новую державу с грязью и кровью, и людям все чаще кажется, что я мучаю их ради собственной прихоти.
Мастер, уже пожилой седобородый мужчина, прищурившись, взглянул на князя, усмехнулся.
- Зато потомки все, что при тебе сделано, припишут твоим заслугам, государь, а про нас и не вспомнят! А уж про какого-нибудь беднягу каменщика, что надрывался до седьмого пота, складывая белокаменные стены - подавно, - провел уголком ножа по незаконченному крылу птицы и вздохнул: - Найти бы мне хоть одного ученика с руками, что сможет вот хотя бы этот узор продолжить, а не то чтобы пойти дальше!..
- Что, не находится таких? - переспросил Стемир.
- У тех, кто приходит учиться, не руки, а медвежьи лапы! Ни одной линии не могут прорезать, не испортив! - Дражко презрительно взмахнул рукой.
- Вот как бывает: когда художник неумел, всем ясно, и никто такому не доверит важной работы. А если князь неумел или просто глуп, это обычно понимают только после его смерти, а сам он может всю жизнь величаться перед всеми, - заметил Стемир.
Оба засмеялись.
Не зная покоя в княжеских заботах, Стемир не находил его и дома, с женой. Супруги все меньше понимали друг друга. Часто вспыхивали ссоры. Любуша бешено ревновала мужа ко всем, даже случайно промелькнувшим рядом женщинам. Сопровождала его в каждую поездку, ограждая собой от всех, кто мог бы случайно повстречаться князю. Спроваживала из дворца всех пригожих служанок. И все равно, стоило ему обменяться хоть несколькими словами с какой-нибудь боярыней или просительницей, как Любуша приходила в ярость. Лицо ее искажалось почти до неузнаваемости, и она пронзительным голосом, который он скоро возненавидел, бросала в лицо мужу вздорные обвинения.
Кто хорошо знал князя Стемира - не поверил бы. Он, кого безоговорочно слушались воины, кто заставлял повиноваться даже диких команов, кого боялись и почитали самые спесивые бояре, чьей поддержки искали более слабые князья, - не умел добиться повиновения от собственной жены! Но, приходя в ярость, Любуша не слушала никаких слов, ее не пугал окрик. Смирить ее было, пожалуй, возможно лишь силой, но применять ее в семейной жизни Стемир не мог, именно потому что владел ею в избытке - и личной, и силой власти. И он привык уходить, выжидая, когда жена успокоится и выслушает те же самые доводы, что раньше вызвали у нее ярость.
Но самым удивительным было, что, накричавшись на него вдоволь, Любуша на некоторое время менялась как по волшебству. Становилась ласковой и кроткой, сама готовила мужу все, что он любит, ласкала его с нерастраченным пылом юности. Да и вправду словно бы молодела - глаза у нее блестели, с губ не сходила улыбка. Сперва Стемир не замечал совпадений, но когда такое повторилось несколько раз, ему сделалось неприятно. Если Любуше семейные ссоры только придавали сил, как проливной дождь иссохшей от зноя земле, то он-то вращался среди жизненных бурь постоянно, и ему совсем не хотелось сражаться еще и в собственном доме.
И он стал избегать жены. Уезжал надолго в свою усадьбу близ Сердце-озера, отдыхал там, охотился со своей дружиной, беседовал с Желаном, читал книги. Объятия жены после сделанного им открытия стали ему неприятны. Казалось, что она тянет из него силы, как упырица. Она же воспринимала холодность Стемира по-своему, и еще больше беспокоилась, видя повсюду соперниц. Так постепенно трещина между супругами росла все больше, чтобы со временем обратиться в пропасть.
Старшие их сыновья, почти уже взрослые, постигали необходимые княжеским детям умения, и не очень-то задумывались, что происходит между родителями, а младший, Ярослав, был еще слишком мал. В младенчестве он, слыша, как ругаются отец с матерью,начинал плакать, и это их обычно отрезвляло. Когда достаточно подрос, стал убегать от них, и ничто больше не сдерживало семейных бурь в княжеском дворце.
Как-то Стемир взял шестилетнего к тому времени Ярослава в строившийся храм, где живописцы как раз расписывали стены изображениями богов и священных животных. Маленький княжич следил за их работой, не отрываясь. А на другой день, раздобыв где-то кисть и краски, стал рисовать коней и птиц на беленой, еще не украшенной стене в закатном крыле дворца. Стемир, когда к нему привели раскрасневшегося, перемазанного красками и сильно пристыженного сына, сурово отругал его, но, поглядев на рисунки, не велел замазывать их.
Своих старших сыновей, Острозора и Велигнева, он почти не знал в раннем детстве, потому что воевал в Исконных Землях, пока они росли. Лишь теперь князю удалось узнать их как следует. Как всякий отец, он любовался их расцветом, радовался, замечая в них черты собственного рода, измененные и преображающиеся порой в потомках на все лады.
Однажды, после долгого совещания с боярами, Стемир застал старших сыновей на площадке для состязаний во дворе. Они боролись врукопашную, настолько увлекшись, что не заметили, как подошел отец. Он же, стоя неподвижно, не беспокоил их, заинтересованно наблюдая, кто победит. Высокий, длинноногий, как молодой конь, Острозор поймал брата в захват, собираясь повались на землю. Но Велигнев, моложе и ниже него, но крепко сбитый, с железными, как у отца, руками, ловко увернулся и, в свою очередь, так обхватил старшего брата за талию, что у того перехватило дыхание.
На мгновение Стемиру показалось, будто время повернуло вспять, и он видит самого себя с братом Богуславом, с которым столько раз состязался на этой самой площадке. Мускулистые торсы и руки юношей, лоснящиеся от пота, перемещались как клубки змей, катаясь по земле. Наконец, оба расцепились, словно признавая ничью. И лишь тут, перемазанные в пыли, заметили отца.
- Молодцы, молодцы! - похвалил их Стемир. - А я-то как раз думал, готовы ли вы к настоящей битве! Но теперь вижу, что вам уже пора взяться за оружие. На нашей восходной границе опять уртаны повадились грабить. Пора их проучить! Собирайтесь в поход, сыны!
Юноши оживленно переглянулись. Они еще не бывали на войне, но много слышали о ней, и, конечно, как все юноши знатного рода, мечтали отличиться. Велигнев даже прищелкнул пятками щегольских сапожек из зеленого сафьяна.
- Мы не подведем тебя, отец! Ведь твоя первая битва тоже была с уртанами?
- Да, и я был тогда моложе, чем вы сейчас. В тот день я поверил в себя, и другие в меня поверили, что еще важнее для князя. Не испытав себя на войне, не узнаешь, сможешь ли править.
- А почему уртаны воюют с нами, отец? - поинтересовался Острозор, заглядывая на ходу в лицо князю.
Тот задержал исполненный гордости взгляд на старшем сыне. Славен отважный князь, но думающий - вдвойне!
- Уртаны не хотят пускать нас на Великую реку. Они желали бы, как встарь, владеть ей в одиночку, и распоряжаться всей торговлей с полуденными странами. А этого мы допустить не можем. Хорошо бы, одержав победу, поставить город на Великой реке, чтобы самим держать речную торговлю. Если сможем это сделать, заодно сбавим спеси и Влесославлю: пусть не задирают цены на своих торгах, убедятся, что мы и без них сможем обойтись!
Велигнев картинно закатил глаза, а Острозор удивленно заметил:
- Сколько целей ты преследуешь в одном-единственном походе, отец! Казалось бы, где Великая река, а где Влесославль...
- И тем не менее, все это части единого целого - Сварожьих Земель! - внушительно отозвался Стемир. - Все перепуталось, как нитки в клубке, и все же, стоит потянуть ниточку, и она вся вытянется, как бы ни вилась. Так что готовьтесь, сыны! Если я чего не успею - вы после меня продолжите.
- Да ты еще сам все успеешь, батюшка! Нас с братом переживешь! - весело произнес старший сын.
Стемир развернулся к нему всем телом, словно собирался броситься. Взглянул на сына тревожно и гневно.
- Не шути так! Никогда не шути! Морана могла тебя услышать!
Острозор пожал плечами, сбился с шага, оставшись позади. Он по молодости еще не задумывался, как сказываются даже случайно брошенные слова.
А его брат, идущий по дорожке впереди, вдруг красиво, пружинисто обернулся к отцу.
- Мы с братом тебе поможем усмирить уртан, отец! - пообещал он.
Стемир ждал, как проявят себя на войне его сыновья. Велигнев пока видит в войне только ее саму, не задумываясь о конечных целях. Что ж, он может быть храбрым воином, но только время покажет, получится ли из него полководец. Да и в Острозоре пока еще много мальчишеского. Но война должна закалить их души, как клинки, выжечь из них все лишнее, и тогда станет ясно, каковы наследники Лесной Земли. У них еще будет достаточно времени подготовиться, а до тех пор, если позволят боги, он и сам успеет еще немало совершить.
Вскоре из Уртании явился разведчик, посланный Стемиром под видом купца. Тот сообщил, что уртаны готовят войско, чтобы захватить обратно занятые сварожанами земли в верховьях Великой и Каменки. Эти сведения подтвердили то, что Стемир знал и ранее. Не теряя времени, он собрал рать и выступил первым, чтобы опередить противника.
Немного омрачило начало похода лишь то, что ближайший сосед - азанский князь Келагаст, не отозвался на зов, хотя Стемир приглашал его. Впрочем, ничего удивительного: азанец опасался стремительно усиливающегося в последние годы соседа. Но и без него войско Лесной Земли было сильнее и лучше снаряжено, чем у любого из сварожских князей в те времена.
« Последнее редактирование: 23 Окт, 2021, 17:35:28 от Артанис »
Записан
ЭРЭА ГАТТИ, ВЕРНИТЕ НАМ РОКЭ АЛВУ!!!

Таково было мое желание, и я никому не обязана отчетом в своих действиях

Молния -
Сквозь расколотый кристалл -
Молния,
Эшафот и тронный зал -
Молния,
Четверых Один призвал -
Молния...

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5412
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 10243
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #127 : 23 Окт, 2021, 09:36:30 »

Стемир пытается заложить основы государства. Он немного опережает своё время, но без таких, как он, истории человечества не было бы.
Цитировать
Казалось, что она тянет из него силы, как упырица.
  Сейчас это называется энергетический вампир, Любуша именно это и есть. Она ничем не помогает мужу, но изрядно ослабляет его. Кроме того, как все люди с такими особенностями характера, Я бы даже сказала, психики, она применяет метод кнута и пряника. Однако в пряники верить долго не получается. А жить с такой женщиной трудно, Стемира очень даже можно понять.
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

Артанис

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2945
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 5378
  • Всеобщий Враг, Адвокат Дьявола
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #128 : 23 Окт, 2021, 20:19:29 »

Большое спасибо, эрэа Convollar! :-* :-* :-*
Стемир пытается заложить основы государства. Он немного опережает своё время, но без таких, как он, истории человечества не было бы.
Цитировать
Казалось, что она тянет из него силы, как упырица.
  Сейчас это называется энергетический вампир, Любуша именно это и есть. Она ничем не помогает мужу, но изрядно ослабляет его. Кроме того, как все люди с такими особенностями характера, Я бы даже сказала, психики, она применяет метод кнута и пряника. Однако в пряники верить долго не получается. А жить с такой женщиной трудно, Стемира очень даже можно понять.
Да! 8) Стемир замысливает такие решения, которые выполнять придется его продолжателям. А учитывая, что впоследствии сварожский народ сплотится именно в Лесной Земле, вокруг ее городов, то его роль в ее развитии вообще неоценима!
Любуша, при всех ее недостатках, любила Стемира и продолжает любить, пусть вот так своеобразно. Если бы она могла к нему остыть, как он остыл к ней, вела бы себя спокойнее, и впоследствии многое могло бы сложиться иначе. Но она, как умеет, пытается им управлять, хоть это не очень получается. Такое чувство, как у нее, может превратиться в испепеляющую ненависть, но совсем погаснуть не может.
Кроме того, между ними станут и еще новые отягчающие причины, что вовсе разобьют их семейную жизнь. А ведь когда-то поженились по любви... :'(

Как ни быстро двигалось сварожское воинство, но уртаны встретили их на полпути к их столице, близ высоких меловых холмов, что назывались Дятловыми Горами. Темной стеной выстроилась впереди тяжелая уртанская конница, ощетинилась сосновым лесом копий, - не подходи, будешь не рад!
- Хорошо, что нам не придется долго искать противника! - резко бросил Стемир, так, чтобы слышали его воины.
Проехав дальше, чтобы встречное солнце не било в глаза наступающим сварожанам, князь стал готовиться к битве, распределять свои полки.
- Ярий, пойдешь по правую руку от меня. Гордята - по левую. Как будет вам велено - ударите с двух сторон, зажмете врага в клещи... Медведко, покличь моих сыновей!
Княжеский оруженосец, заматеревший за эти годы, возвышавшийся головой над строем воинов, поспешил выполнить приказ. Скоро оба княжича предстали перед отцом, бледные, но решительные на вид, с блестящими сквозь прорези шлемов глазами. Вокруг них подались в сторону воины, не желая мешать разговору отца с сыновьями.
- Впереди ваш первый бой! - голос Стемира дрогнул; он тревожился за сыновей гораздо больше, чем когда-либо - за самого себя, но поблажек им делать не собирался. - Я дал вам надежных воинов, чтобы поберегли вас в бою. Больше ничего сделать не могу. Обретайте боевой опыт! Пусть вас хранит Хозяин Громовой Секиры! Будьте похожи на него в бою, витязи мои! - с этими словами он крепко обнял и поцеловал сперва Острозора, затем Велигнева, чувствуя живое тепло сквозь холодную сталь доспехов.
Юноши умчались, как ветер, только развевались на ветру их лазоревые плащи. Стемир надвинул ниже свод шлема. Выхватив меч, взмахнул им над головой, командуя своему войску.
- В бой, сварожане! - громко прокричал князь, и этот клич прокатился над войском, ринувшимся в бой. Над головами их развевалось на длинном древке знамя Лесной Земли, с женщиной, едущей верхом на индрике-звере.
Но уртанское войско было больше сварожского, и хорошо готовилось к битве. Они, по-видимому, возлагали на это сражение все надежды, и не собирались пропускать сварожан вглубь своей земли. Уртаны бились горячо и упорно. Куда бы ни упал распаленный битвой взор - вокруг были они: их чешуйчатые латы, щиты из бычьих кож, плоские шлемы с острым наконечником на макушке, непохожие на высокие сварожские шлемы.
Князь Стемир, как всегда, бесстрашно отражал наседавших врагов, рубился изо всех сил. Если раньше он сражался как попало, то теперь у него появился опыт, сочетавшийся с нерастраченным боевым пылом. Он собрал своих воинов в сплошной строй, загородились стеной щитов.
"Мы бьемся ради тебя, моя госпожа! Ради того, чтобы ты одна правила всюду!" - мечтал Стемир, воодушевляясь еще больше.
Но боевое вдохновение не затмило ему разум, не помешало, как всегда, уловить мгновение, когда уже сильно потрепанные уртаны замедлили наступление, перестраиваясь. Если теперь ударить на них с другой стороны, можно было бы легко сломить сопротивление.
Князь сделал знак трубачу подуть в рог, но звуки потонули в шуме сражения. Тогда позвал одного воина.
- Скачи к воеводе Гордяте, чтобы поспешил напасть!
Гонец ускакал. Стемир видел, как он на гнедом коне ловко объезжает пытавшихся его перехватить противников, перескакивает через мертвых и раненых. Но тут снова надвинулся строй яростных, потрясавших мечами уртан, и князю некогда стало следить за судьбой гонца.
Сразу трое уртан бросились наперерез сварожскому князю. Он схватился с первым и сбросил его, окровавленного, под копыта коней. Но в тот же миг другой уртанин нанес удар, от которого Стемир едва успел заслониться щитом. Щит с громким треском развалился пополам, ремень оборвался. Князь огляделся по сторонам и увидел, что враг теснит его воинов, уже многие из них пали. Медведко, вокруг которого сомкнулись уртаны, рычал, не успевая пробиться на помощь своему господину. А оставшиеся двое уртан снова надвинулись на Стемира.
На счастье, рядом с князем оказался в боевой толчее один молодой воин, только что принятый в дружину. Увидев, что князю грозит опасность, он поразил одного уртанина мечом. Третий, в свою очередь оказавшись один против двоих, повернул коня.
Стемир с благодарностью взглянул на воина. Высокий, еще по-юношески гибкий, с красивым смелым лицом, ясноглазый.
- Ты меня спас! Как зовут тебя? - спросил князь.
- Любомир! Из деревни Дубравной, - ответил воин, снова выбирая себе противника.
- После боя приходи ко мне, Любомир! Я награжу тебя за спасение! - обещал Стемир.
- Хорошо, государь, но возьми мой щит для надежности!
Взяв у своего спасителя щит, Стемир тепло улыбнулся ему. Он и прежде неоднократно замечал, что простые воины чаще бывают искренне преданны, чем знатные и богатые. Такие, как Любомир, могут стать ему опорой. Собственные выдвиженцы, еще не развращенные богатством и славой, помогут исполнять его замыслы. Надо смелее назначать их на высокие должности, в пику родовитым боярам. Тем придется поступиться частью привилений, никуда не денутся...
Да, но что же не подходит воевода Гордята? Князю видно было издалека левое крыло, возле самой меловой гряды. Там тоже кипел бой, а призывов от князя будто не слышали!.А ведь, ударив сейчас, легко можно было бы опрокинуть главные силы уртан, а тех, что у горы, добить потом! Но помощь не шла, а войско Стемира, держась изо всех сил, несло большие потери.
Где-то в гуще сражения пару раз мелькнули светлые шлемы княжеских сыновей. Но Стемиру некогда было наблюдать за ними: он рубился сам, не считая врагов, отдавал приказания своим полкам, следил за быстро менявшейся обстановков.
Вдруг где-то из глубины сварожского строя раздался тревожный звук рога. И Стемир внезапно похолодел, сердце его, только что учащенно бившееся, замерло на миг, кровь застыла в жилах. Еще не зная, он чувствовал всем своим существом, что случилось страшное. Только крайнее усилие воли помогло сварожскому полководцу не броситься тут же на поиски сыновей. Но битва кипела, и ему нужно было сражаться под знаменем, на виду у своей дружины.
Тут, наконец-то, и воевода Гордята справился со своей частью уртанского войска и поспешил на помощь. Теперь уже сварожане быстро переломили ход сражения в свою пользу.
Остатки разгромленного войска обратились в бегство, преследуемые сварожанами. Главный уртанский военачальник был убит, одних лишь знатных воинов нашли на поле боя более трехсот человек. Но велики были потери и у сварожан. Оглядев свое покрытое пылью и кровью войско, князь Стемир сосчитал, что не меньше четверти его дружины погибло, а среди выживших многие были изранены, и еще не скоро смогут вернуться в строй.
Воеводу Гордяту князь встретил таким уничтожающим взором, что тот едва не свалился с коня.
- Если бы ты ударил вовремя, было бы куда меньше потерь! Легче одержали бы победу, смогли бы двинуться дальше, основать город на Великой реке, как я задумал. Теперь не сможем!
- Государь, я и сам сражался! Пришел, как только смог! - оправдывался воевода, картинно показывая, что его речь идет от сердца.
- Я же посылал к тебе гонца, чтобы ты поспешал! Разве ты не видел моего гонца?
- Не видел, не видел, государь! Должно быть, не дошел гонец...
- Да, может, не дошел... - Стемир осекся, разом забыл о воеводе, медленно развернув коня в ту сторону, откуда приближались воины, подняв белое траурное знамя. Они ехали, сняв шлемы, и взмокшие от пота волосы липли по лбам. В середине этого печального шествия двигался шагом конь в богатом убранстве, которого вел под уздцы княжич Велигнев с бешеным, обезображенным горем и яростью лицом. А на спине коня распластался его брат, Острозор, бледный, с остановившимися глазами.
Стемир бросился к нему, не видя, как перед ним расступаются воины. Он все осознал как-то сразу, не пытаясь отрицать очевидное. Слишком долго он правил людьми и слишком много видел смертей, чтобы тешить себя напрасными надеждами. Так не выглядит ни оглушенный, ни раненый. Сняв латную рукавицу, медленно коснулся ладонью щеки сына, еще гладкой, не начавшей зарастать бородой. Она была белой и холодной, как мел здешних холмов.
Князь скользнул взглядом от лица сына, с застывшей меж бровей упрямой складкой, дальше. Туда, где между плечом и правой рукой запеклась кровь на пробитом насквозь нагруднике. Видно, копье пронзило плечо, ушло глубоко в грудь. Его первенец пал в первом же своем сражении, но пал с честью, как подобает мужчине.
Собравшиеся вокруг воины с тревогой глядели на князя, сидевшего на своем коне молча и неподвижно, как железное изваяние, как всегда прямо, не сводя глаз с сына.
Велигнев приблизился к отцу, соприкоснулся железом своих лат, прижимаясь с грубоватой нежностью плечом к плечу.
- Острозор погиб, как настоящий воин! Я видел, как это случилось, и отомстил! - произнес он глухо, с заметным трудом.
Эти слова уцелевшего сына как будто пробудили Стемира. Он сам взял под уздцы коня, везущего тело Острозора. И сам, прижав на мгновение к груди кудрявую голову сына, возложил его на погребальный костер, который спустя несколько часов воздвигли на вершине меловой горы сварожские витязи.
- Я думал, что ты, мой старший сын, зажжешь мне погребальный костер, а приходится мне делать это для тебя, - проговорил он, поцеловав сына в похолодевшие уста, и накрыл своим зеленым плащом.
И до утра, пока горело пламя, вознося в Ирий души погибших сварожан, Стемир не произносил ни слова, стоя у самой кромки костра. Только лицо его все больше мрачнело и темнело, словно тоже обугливалось в испепеляющем пламени.
Когда началась тризна, князь не стал ничего есть или пить, и вскоре так же молчаливо ушел к себе в шатер. Никто не посмел пойти за ним, кроме Медведко, да и тот помог своему господину снять доспехи, - чего тот словно и не заметил, - и остался у входа.
На следующий день приехали уртанские послы с предложением мирного договора. Но сварожане не смели побеспокоить князя в его скорби, а никто иной не мог заключить договор. Даже княжич Велигнев лишь злобно скрипнул зубами.
- Я бы за гибель моего брата сравнял бы с землей все уртанские города! Решать, конечно, отцу, но я не побеспокою его ради этих собак.
И оба Вепровича, Ярий и Белян, не посмели тревожить князя. Но Ярий вытолкнул вперед того самого воина, что накануне спас князя в битве - Любомира.
- Ступай, ступай! Уж спаситель-то наверняка сумеет утешить государя в его скорби, - проговорил старший Вепрович, подталкивая удивленного воина к княжескому шатру.
В шатре, куда Любомира пропустил Медведко, было темно. Лишь когда глаза привыкли, воин разглядел князя, лежавшего на постели навзничь. Он был неподвижен, однако не спал. За несколько часов он, казалось, постарел на десять лет. Глаза его провалились, губы почернели. Вошедшего Любомира князь, казалось, не заметил.
- Государь, государь! - негромко позвал юноша.
Стемир поднял на него потухшие, без блеска, глаза.
- Ты спас мне жизнь, чтобы я похоронил своего первенца!
Молодой воин стоял перед княжеским ложем, не зная, что ответить. Вдруг будто нечто осенило его; он стал на колени, почтительно поцеловал твердую, как у простого дружинника, руку князя.
- Я спас жизнь тому, кто еще многое может совершить для Лесной Земли.
Стемир слабо приподнялся на локте.
- Ради службы Лесной Земле я пожертвовал сыном, как жертвуют простые люди, чьи сыновья идут в бой! Когда у тебя есть все, что пользы отдавать богам в жертву быка? Вместо этого приходится жертвовать куски своего сердца, свое продолжение... - голос князя был сух, как песок.
Любомир почувствовал жалость к владетелю Лесной Земли, на которого лишь вчера взирал снизу вверх.
- Государь, там прибыли уртанские послы, чтобы обсудить условия заключения мира.
Князь резко сел на ложе.
- Если просят мира, значит, надо идти!.. Любомир, помоги мне одеться и облачиться для встречи!
- Тебе также необходимо поесть хоть немного, государь. Не то уртаны решат, что ты тяжело болен или разбит горем, да и раздумают мириться.
Стемир обернулся к нему всем телом - по-другому он не мог после давнего ранения в шею.
- Я все еще недооценивал тебя, Любомир! Ты ловок не только в бою. Будь надежен и честен, и я возвышу тебя.
Молодой воин поклонился князю.
- Я буду счастлив всю жизнь служить тебе, государь!
Пока он помогал князю надеть верхнюю одежду и доспехи, тот проговорил задумчиво и печально:
- Я лишился старшего сына и не достиг целей похода на Великую реку! Мы пока еще слишком слабы, чтобы основать в этих местах город, который станет держать в руках речную торговлю, потеснит уртан, ослабит в торговле Влесославль. Но такой город будет, я убежден! Может быть, я замыслил его слишком рано. Но мои наследники возведут город там, где некогда пролилась кровь моего сына!
Стемир оказался прав. Спустя много лет его преемник воздвигнет в тех самых Дятловых Горах новый торговый город на Великой реке - Вышеград. Его надоумят на эту мысль записи, сделанные после похода Стемира и военные чертежи, намеченные его рукой.
Записан
ЭРЭА ГАТТИ, ВЕРНИТЕ НАМ РОКЭ АЛВУ!!!

Таково было мое желание, и я никому не обязана отчетом в своих действиях

Молния -
Сквозь расколотый кристалл -
Молния,
Эшафот и тронный зал -
Молния,
Четверых Один призвал -
Молния...

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5412
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 10243
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #129 : 23 Окт, 2021, 22:53:07 »

Да, без потерь побед не бывает, вот Стемир и потерял старшего сына. Дорого ему обошёлся этот поход и эта победа. Хотя замысел был хорош, но время ещё не настало для его воплощения.
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

katarsis

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 890
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2126
  • Я изменила свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #130 : 24 Окт, 2021, 20:03:00 »

Печально терять сыновей, но такова война - молодой погибнет скорее, чем взрослый и опытный :(  А князю даже погоревать спокойно нельзя - дела ждать не будут :(
А почему на знамени индрик? Они здесь водятся? Я помню, что они есть на севере, в районе Влесославля, а здесь, вроде, не упоминались.
Записан

Ilona

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 1809
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4691
  • Ты хуже дьявола, минорит. Ты шут.
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #131 : 24 Окт, 2021, 20:42:02 »

Тяжело Стемиру: и мира в семье нет, и сын погиб, что трещину между ним и Любушей только углубит. :( И всё на данном этапе зря.
Записан
Вот тот, кто возвещал вам истину и уверял, что у истины вкус смерти. А вы верили не столько его словам, сколько его важному виду.

Карса

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 771
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 541
  • Грозный зверь
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #132 : 25 Окт, 2021, 14:28:10 »

Жаль Стемира. В семье нелады, теперь сын погиб. Хоть и не совсем зря (наверное), но целей своих сварожане не добились.
С Любушей, думаю, всё было бы проще и лучше, не будь она столь ревнива или, может, лучше сказать, настолько собственницей. Здесь не в пылкости чувств дело, а в особенностях личности.
Записан
Предшествуют слава и почесть беде, ведь мира законы - трава на воде... (Л. Гумилёв)

Артанис

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2945
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 5378
  • Всеобщий Враг, Адвокат Дьявола
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #133 : 25 Окт, 2021, 20:53:10 »

Огромное спасибо вам всем: эрэа Convollar, эрэа katarsis, эрэа Ilona, эрэа Карса! :-* :-* :-*
Да, без потерь побед не бывает, вот Стемир и потерял старшего сына. Дорого ему обошёлся этот поход и эта победа. Хотя замысел был хорош, но время ещё не настало для его воплощения.
Что поделать! Сварожские князья командовали своими войсками лично, случалось - и погибали в боях. Сыну Стемира, увы, не повезло. :'(
Стемир и вправду в чем-то опередил свое время, некоторые его замыслы придется доделывать преемникам. Помните, как Хозяйка Лесной Земли ему говорила про время и место для каждого поступка?
Печально терять сыновей, но такова война - молодой погибнет скорее, чем взрослый и опытный :(  А князю даже погоревать спокойно нельзя - дела ждать не будут :(
А почему на знамени индрик? Они здесь водятся? Я помню, что они есть на севере, в районе Влесославля, а здесь, вроде, не упоминались.
Стемир может смириться с гибелью сына. А вот как Любуша отреагирует?
Может, и к лучшему, что пришлось ему собраться с силами поскорее.
Возможно, когда Лесная Земля была менее заселена людьми, индрики и водились там. Или у них, как у африканских слонов, есть лесные и степные (тундровые) популяции. Кроме того, это же символично: индрик-зверь в мифологии - царь всех животных, выше прыгнуть уже некуда.
Тяжело Стемиру: и мира в семье нет, и сын погиб, что трещину между ним и Любушей только углубит. :( И всё на данном этапе зря.
Его жизнь вряд ли назовешь легкой или более счастливой, чем у других. Но я думаю, что по итогу сделанного, она будет все же не напрасной!
Жаль Стемира. В семье нелады, теперь сын погиб. Хоть и не совсем зря (наверное), но целей своих сварожане не добились.
С Любушей, думаю, всё было бы проще и лучше, не будь она столь ревнива или, может, лучше сказать, настолько собственницей. Здесь не в пылкости чувств дело, а в особенностях личности.
Они проложили путь другим. Начинать с нуля всегда трудно и опасно.
Что же с ней делать, с Любушей? Перевоспитать ее затруднительно будет. Особенно после гибели сына. От природы у нее такой характер. Гены, опять же, сказываются...

Глава 18. Справедливость
Когда князь Стемир привез в Брониславль прах своего сына в мраморной урне, дворцовые домочадцы встретили его многоголосым плачем. Оплакивали Острозора воины, успевшие во время похода хорошо узнать молодого князя, и челядь, сожалеющая о добросердечном господине. Их погребальный плач огласил весь дворец, слышался в любом уголке.
Но страшней всего было, когда люди расступились, и к погребальной урне бросилась Любуша. Она покачнулась, словно ей подрубили ноги, и села на пол возле урны, содержавшей останки ее сына, обняла руками, гладила, точно представляла его живого. Что-то неслышно говорила, шевеля губами, но никто не слышал ее голоса. По лицу княгини бежали слезы.
Стемир шагнул к жене, неловко обнял ее за плечи.
- Любуша, я скорблю вместе с тобой! Мы должны вместе выдержать этот удар судьбы. Нам ничего не изменить, остается лишь принять веление богов...
Он хотел поднять ее на ноги, но женщина неожиданно вскочила сама. Обожгла мужа ненавидящим взором, оттолкнула его протянутые руки.
- Ненавижу! Это ты погубил нашего сына! Ты привел его на смерть ради своих княжеских выгод! Вымостил дорогу к победе родным сыном!
Неизвестно, какие обвинения еще сорвались бы с уст обезумевшей матери, но она побелела, как мел, и рухнула на пол рядом с урной сына. Челядинцы бросились ее поднимать, давали ей нюхать благовонные масла, растирали виски. И Стемир отступил прочь, с усилием провел рукой по лицу.
К сожалению, гибель сына еще сильней разделила княжескую чету, хотя оба истово оплакивали его. Стоило им встретиться, и Любуша обжигала мужа все тем же ядовитым взором. Стемир и сам неизбывно чувствовал свою вину, но ему не нужно было, чтобы об этом беспрестанно напоминали, хотя бы и та, кто имела право обвинять. И его все сильней тяготило общество Любуши. В конце концов, он стал все больше времени проводить не в Брониславле, а в своей усадьбе у Сердце-озера, забрав с собой сыновей - Велигнева, замкнувшегося в себе после гибели старшего брата, и Ярослава, которого уже пора было обучать воинским навыкам.
Стемиру помогали преодолеть родительскую скорбь княжеские заботы о благосостоянии Лесной Земли. Ее слава росла, богатство увеличивалось. Росло и население. Уже не только простые поселяне приходили сюда, спасаясь от жизненных невзгод, но и знатные люди из других княжеств, и даже из чужих стран, приезжая в Брониславль, оставались, привлеченные красотой городов и храмов, охотно шли под руку Стемира Сильного. Искали его дружбы иноземные правители и сварожские князья. Даже сидевший ныне в Дедославле князь Будимир, брат покойного Ярополка, примирился со своим двоюродным братом, ибо тот был сильнее его, именовавшегося великим князем. Стемир же помог сыну Будимира получить влесославльский престол, таким образом обретя влияние и на этот богатый и беспокойный город, насколько хоть один князь вообще мог влиять на Влесославль.
Да и как же не чтить было владетеля Лесной Земли, если каждому видно, насколько краше сделались ее города! Чем был Брониславль, пока не приехал сюда князь Стемир Мирославич? Несколько сотен деревянных избушек да бревенчатая крепостица над яру над рекой Каменкой, поставленная Брониславом Великим. А каков стал теперь? Прежде всего, он отстроился гораздо больше, окружностью занимал места в шесть раз против прежнего, как показывала новая, сложенная из белого камня, городская стена. Улицы расширили, замостили не деревянными плашками, а битым камнем. Теперь даже после самого сильного ливня не бывало на улицах непролазной грязи, всегда можно было свободно проехать. Новые избы ладно упирались в землю, белели свежей берестой бревенчатые венцы, на оконных ставнях красовались причудливо вырезанные кони и петухи - обереги. Кто был побогаче, вставляли в окна прозрачную слюду, а "вятшие люди" - настоящее стекло. Городские улицы, то поднимаясь наверх, то спускаясь под уклон, вели к сердцу города - площади, на который высился огромный храм Макоши, крытый позолотой. Его крыша отливала золотом и была видна с любой точки города. Каждое утро первый солнечный луч отражался от крыши храма, и тогда она горела настоящим золотом, а вечерами румяный закат в последний раз целовал ее, и вся громада храма будто просвечивала насквозь алым и золотым пожаром. Таков был внешний вид главного брониславльского храма, а его внутренняя отделка превосходила все представления. Хотя сам князь Стемир все же больше любил храм близ Сердце-озера, пусть тот был меньше и не столь изыскан, но виделся князю более одухотворенным.
Оделся камнем и княжеский дворец, и дома вельмож, старавшихся, как везде и повсюду, пускать пыль в глаза, да еще перещеголять друг друга. И каждые из городских ворот - а их в Брониславле было пять, - постарались богато украсить медным и бронзовым литьем, деревянным узорочьем. Дабы каждый приезжий с первого же взгляда убеждался, что приехал не куда-нибудь, а в новую столицу Сварожьих Земель!
Один из множества умельцев, которым обязана была своим украшением новая столица, в юности был простым смердом на землях боярина Ярия Вепровича. Родился и вырос в боярской вотчине в Отрадном, и годов до девятнадцати жил, как все живут в деревне, среди множества трудов, какие приходится исполнять ежедневно, чтобы только прокормиться. Было этих трудов много, и они порой не оставляли парню - звали его Светел, - и минутки свободного времени от зари до зари. Но уж если время находилось, то он всякий раз брался что-нибудь вырезать из дерева. К этому занятию у него с детства больше всего лежала душа и тянулись руки. Бывало, возьмет Светел простую дощечку, отколотую от полена, и ножом изобразит на ней такие картины, что все родные умилялись или же покатывались со смеху, если изображено было для забавы: например, Масленица, хоровод вокруг чучела Мораны в дырявой кастрюле, ряженые в личинах и звериных шкурах... Светелу было достаточно раз увидеть какое-нибудь действо, чтобы верно и быстро вырезать узором на доске. Жаль, что времени не хватало! Но поделки Светела замечали соседи, и нет да нет приносили за них на обмен то часть свиной туши, то мешок муки или зерна, то полотна, окрашенного черничным соком. И постепенно Светел становился кормильцем семьи, не хуже старших братьев и самого отца.
Но как-то по весне пришла для Светела очередь пасти общинных коров. Выйдя в поле со стадом, парень, по правде говоря, не очень-то следил за коровами. Предоставил им разбрестись по луговине, щипать сочную траву, а сам сидел, начав вырезать ножом на дощечке новый узор, пока еще ему самому неведомый. Нож у Светела тоже был загляденье: железный клинок в пядь длиной, а рукоять он вырезал сам из ореховой ветки, украсив изображением бегущих оленей, чьи рога сплетались, как древесные кроны.
Увлекшись резьбой, парень и не замечал, как разбрелись кто куда коровы, шальные от свежего вкусного корма, как углубились дальше, где начиналось поле с озимыми всходами ржи, поднимавшимися из земли, как зеленые стрелки.
Очнулся Светел, когда рядом затопали копыта, и чья-то черная тень нависла над ним. То был тиун Грач с парой подручных.
- Вставай, потравщик! - резкий, хриплый голос Грача вправду напоминал карканье сердитой птицы. - Развлекаешься, значит? Рисунки режешь, пока ваши коровы жрут боярский хлеб?
- Как так - хлеб? Почему? - спохватился Светел, вскочив и растерянно глядя, как уже вдалеке бродят коровы, выедая и копытя зеленое поле.
- Олух! - тяжелой рукой Грач отвесил подзатыльник парню, посылая подручных заворотить стадо. - Платите теперь всей деревней за твой недогляд!
Светел даже пошатнулся, сознавая, что будет. Ведь скот-то был деревенский, а поле - боярское! Всем известен был суровый нрав боярина Ярия и его подчиненных, таких, как Грач. С чего селяне будут платить убыток? Серебряных гривен никто из них и в руках не держал. Значит, придется всей деревней работать лето на боярской земле, или же зимой охотиться на пушных зверей. А когда же им работать для себя? Теперь в деревне все придет в упадок. И виноват во всем он!
При этой мысли Светел едва не заплакал. Стоил молча, опустив голову, свесив руки.
А тут Грач, не сходя с коня, еще подлил масла в огонь:
- А тебя боярин, пожалуй, навечно в закупы запишет!
Светел даже побледнел от страха. Не раз уже слышал, что бояре рады за каждую вину сделать человека закупом. Даже радуются беде поселянина, сами охотно предлагают помощь в несчастье, чтобы потом, как пройдет срок, записать в закупы неоплатного должника. Закуп - только наполовину человек, он уже не только свой доход отдает владельцу земли, но и сам от него зависит, тот властен его продать или обменять на что-нибудь, как скотину. Сколько раз Светел слышал, как становятся закупами, но никогда не думал, что так может получиться и с ним!
Он вскинул голову, сказал тиуну первое, что пришло в голову:
- А вы бы лучше поле огородили, чтобы скотина не могла зайти!
- Ты еще рассуждать! - Грач наехал на парня, так что его соловый конь ткнулся мордой тому в плечо. Хлестнул Светела плетью. - Пошел! К хозяину тебя сведу! А хозяин у нас знаешь кто? Самому князю Стемиру Мирославичу шурином приходится! Вот так-то! Поищи-ка от него управы!
И Светел, глотая слезы, пошел на боярский двор, куда прежде и глядеть не хотел. Да и самого боярина - рослого, дородного, важного, - видел лишь издали. И вот, привели прямо к нему, поставили перед ясны очи, и Грач изложил его вину, так, будто Светел чуть ли не нарочно загнал коров в боярские озимые.
Ярий, скользнув взглядом по парню, равнодушно пожал широкими плечами.
- Ясно все! На конюшню его, там же пусть и ночует, пока не отработает долг!
Светел протянул руки, показывая начатую резьбу на дощечке.
- Боярин, я отработаю, но пошто же на конюшне меня держать? Я же не раб! Пусть хоть с родными повидаться, я завтра приду. Взгляни, как я умею резать по дереву! Хочешь, сделаю тебе красивые узоры для убранства твоих покоев...
Куда там! Ярий выхватил дощечку у парня, растоптал сапогами.
- Так ты, значит, из-за этой штуки прозевал коров? Вон на конюшню!
Несколько боярских работников, отиравшихся рядом, с интересом прислушиваясь, увели Светела в назначенное ему место, раньше, чем он, ошеломленный и растерянный, мог что-то сделать. А то бы, пожалуй, и схватился за нож. Нож с резной рукоятью - это было последнее, что он сохранил от предыдущей жизни, так глупо погубленной.
Ночью, лежа без сна на охапке соломы, Светел решил немедленно сбежать. Собственную обиду он еще мог бы стерпеть от боярина и его подручных, но не уничтожение дощечки, на которой выходил новый узор. Перед глазами стояло, как боярин топчет сапогами хрупкое дерево. Юноша болся, что, если увидит хозяина снова, не выдержит, совершит какую-нибудь вовсе уж непоправимую глупость.
Он поднялся с соломы, готовый действовать. В одночасье отрок стал мужчиной. Прислушался, однако вокруг не было людей. Все разбрелись по избам. Сперва Светел подумал взять одного из коней, но совесть подала голос. Он не хотел сделаться татем. И без того родным тяжело придется за его вину!.. Зайти проститься с ними? Неизвестно, встретятся ли еще когда... Но так он еще больше подставит родных! А если деревенские увидят его, пожалуй, схватят и вернут обратно боярину... И Светел, глубоко вздохнув, стал перелезать через высокий плетень. Заворчал проснувшийся цепной пес. Но юноша был уже далеко, ловко скрываясь в ночных тенях. Вышла в небе звездочка, подмигнула ему. Светел счел это добрым знаком и, держа наготове свой нож, направился в лес. Куда идти - это он решил сразу: в Брониславль, столицу Лесной Земли. Светел слышал, что там толпится видимо-невидимо народу, стало быть, лишнего пришельца никто не заметит. И еще - там много строят, значит, он сможет найти работу, и боярин его не найдет.
Леса вокруг Отрадного парень хорошо знал - сколько раз бегал со сверстниками за грибами и ягодами, а то и за дичью! Утро застало его на берегу лесного ручья, где он съел кусок хлеба с салом, оставшийся от вчерашнего обеда, заботливо уложенный матушкой в сумку... Как там сейчас матушка, отец, все его братья и сестры? Должно быть, не находят себе места от тревоги за него...
К горлу подкатил тугой комок, из глаз сами собой хлынули слезы. Долго Светел лежал на берегу ручья, содрогаясь от рыданий. Наконец, умылся холодной водой и пошел дальше.
Вырезав своим ножом из подходящих ветвей лук и стрелы, Светел, когда был голоден, сбивал то зайца, то тяжелого темного лесного петуха - глухаря, разжигал костер, пек мясо в углях. Житель Лесной Земли не пропадет в лесу даже в одиночку, если не струсит или не погорячится.
На десятый день пути Светел вышел на проезжую дорогу. И скоро, за городскими воротами, где как раз кипела работа, открылся перед ним стольный град Брониславль.
« Последнее редактирование: 26 Окт, 2021, 06:28:53 от Артанис »
Записан
ЭРЭА ГАТТИ, ВЕРНИТЕ НАМ РОКЭ АЛВУ!!!

Таково было мое желание, и я никому не обязана отчетом в своих действиях

Молния -
Сквозь расколотый кристалл -
Молния,
Эшафот и тронный зал -
Молния,
Четверых Один призвал -
Молния...

Карса

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 771
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 541
  • Грозный зверь
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #134 : 26 Окт, 2021, 04:24:20 »

Теперь Любуша Стемира ещё и возненавидела. Хотя в чём его вина? Княжеских сыновей воспитывали воинами, а воин должен сражаться. Трещина в семье грозит превратиться в пропасть.

А не подставил ли Светел своим побегом родственников да соседей? Не потребует ли теперь боярин их долг отрабатывать? Хотя для такого искусного резчика в Брониславле возможностей больше, да и толку больше будет.
Записан
Предшествуют слава и почесть беде, ведь мира законы - трава на воде... (Л. Гумилёв)