Расширенный поиск  

Новости:

На сайте - обновление. В разделе "Литература"  выложено начало "Дневников мэтра Шабли". Ранее там был выложен неоконченный, черновой вариант повести, теперь его заменил текст из окончательного, подготовленного к публикации варианта. Полностью повесть будет опубликована в переиздании.

ссылка - http://kamsha.ru/books/eterna/razn/shably.html

Автор Тема: Сказки у камина - VIII  (Прочитано 12542 раз)

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 6050
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 10881
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - VIII
« Ответ #150 : 18 Окт, 2022, 17:48:56 »

Однако, мечты у Лоцмана. Он хочет и Тайри сюда привести. А как же Рикарт? Ему вряд ли понравится эта идея, волшебники народ дефицитный, их надо, по возможности беречь, а уж таких как Тайри, вообще никуда и никогда! Но Город-над-морем ей, помнится нравился, только и дома проблем хватает. Мне понравился Зверь Даррена, лукавый, как все драконы, но очень приятный, если не дразнить.
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

Tory

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 3178
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 1986
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - VIII
« Ответ #151 : 18 Окт, 2022, 19:12:35 »

Однако, мечты у Лоцмана. Он хочет и Тайри сюда привести. А как же Рикарт? Ему вряд ли понравится эта идея, волшебники народ дефицитный, их надо, по возможности беречь, а уж таких как Тайри, вообще никуда и никогда! Но Город-над-морем ей, помнится нравился, только и дома проблем хватает. Мне понравился Зверь Даррена, лукавый, как все драконы, но очень приятный, если не дразнить.
Это не Даррен хочет. Это Лиард хочет. А Даррену, в сущности, пока все равно, где обретаться, лишь бы с любимой женщиной. По закону, ему вообще положено возвратиться в родной мир и там выполнять обязанности Хранителя, особенно после "обретения себя". Рикарту, увы, никто слова не давал... Он же не сможет остановить Тайри, ежели она вознамерится выйти на Тропу. А она выйдет - на охоту за тем мерзавцем, что на Рикарта покушался. И слово свое выполнит. А дома есть драгоценный кузен, юный брат и племянники. Подрастут - будет Рикарту когорта волшебников. Ну и учеников Тайри сколько-то воспитает. Другое дело, что у его величества императора теперь есть личный интерес...
 А у Тайри есть личный и очень большой долг перед одним маленьким миром.
Записан
Я вылеплю себе иную
землю из сонных перьев...
Видишь - вдалеке -
проходит ветер с синими глазами...
(c) Шамиль Пею. Песни иных земель

... глаза их полны заката,
сердца их полны рассвета...
Иосиф Бродский.

Красный Волк

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 6524
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 7186
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - VIII
« Ответ #152 : 19 Окт, 2022, 11:16:41 »

Лиард прав: в то, что цель, к которой неистово рвется сердце, достижима, надо верить - вопреки слову "невозможно". Лишь тогда ты до нее дойдешь - если действительно хочешь дойти... И снова от всей души спасибо, эрэа Tory! :)
Записан
Автор рассказа "Чугунная плеть"

Tory

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 3178
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 1986
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - VIII
« Ответ #153 : 20 Окт, 2022, 20:02:55 »

Спасибо, эрэа Красный Волк!

Это было похоже на коридор с низкими сводчатыми потолками и узкими окнами по обе-им сторонам. Сквозь окна лился блеклый свет – точно за ними было раннее пасмурное утро. Пол устилал толстый слой серой пыли, на которой, однако, следов не оставалось. В этом коридоре, кстати сказать, довольно длинном, обитало множество запахов, меняв-шихся с каждым шагом. Мокрое железо, сухие травы, болотные цветы и раскаленный камень, хвоя и морские водоросли. Ваниль и корица: Орданн свернул к одному из «окон», и они оказались у вполне обычной приоткрытой двери, из-за которой доносились детские голоса.
В большой светлой комнате сейчас пребывало все августейшее семейство, включая двух черных лохматых псов и одну крылатую кошку. Старшие дети сидели за столом и во что-то играли. Самый младший снова сладко сопел в колыбели под присмотром ня-ни. А загадочная Мирана со всех ног бросилась к отцу и немедленно повисла у него на шее.
- Папочка, шуршики тебе помогли? Ты уже поймал злыдней с ножами?
- Еще нет, но обязательно поймаю. И шуршики твои мне помогали, и все остальные.
Любо-дорого было смотреть, как меняется лицо короля. Как светлеют и наполняются нежным теплом глаза, разглаживаются залегшие между бровей морщины, а счастливая улыбка делает его похожим на того мальчишку, которого когда-то нашел Даррен.
- Я знаю, я знаю, они же мне все рассказывают! А ты меня познакомишь со своим другом? Мне шуршики сказали, он с ними тоже умеет разговаривать.
Орданн рассмеялся, поудобней усадил дочку на сгибе руки, повернулся к Лоцману и торжественно произнес:
- Ваше высочество, разрешите представить вам моего старинного друга и учителя Даррена, также известного, как Лоцман.
Маг церемонно поклонился и, стараясь сохранить на лице серьезное выражение, галантно поцеловал протянутую ручку – маленькую и пухлую. Разумеется, и Даррен, и королева прекрасно помнили, что гость уже знаком со всеми детьми. Только вот увлеченная тогда своими важными делами Мирана вряд ли что-то заметила.
- Сердечно рад, моя принцесса, нашему знакомству.
- Я тоже, рыцарь Даррен, - улыбка у младшей дочери Орданна была, точно солнышко. А еще маг был готов поклясться, что кроха вполне осознанно кокетничает. – Я и с остальными вас познакомлю, только немножко потом, хорошо? Вы лучше скажите, который из ваших сыновей за мной приедет? Я знаю, Драконы взрослеют быстро и живут долго. И я хочу, чтобы у моих детей были такие же зеленые глаза.
Счастливые родители юной провидицы просто потеряли дар речи от крайнего удивления. Даррен же, если и смутился, то виду не подал.
- Понимаете ли, моя принцесса… Я пока не знаю, сколько у меня будет сыновей, но клянусь, что зеленоглазого обязательно с вами познакомлю. В том, что вы без труда завоюете его сердце, я ни минуты не сомневаюсь. Только вот загвоздка, у меня пока нет ни сыновей, ни даже жены.
- Ну, вы ее уже любите, значит, обязательно найдете. Как говорит папа, это всего лишь вопрос времени, - пожала плечиками Мирана.
Зеленоглазый только головой покачал, не пытаясь скрыть грустную улыбку. Слов не осталось, а вот эмоций… С одной стороны, его безумную надежду ободрили, почесали за ушком и сказали, что можно жить дальше, двигаясь в выбранном направлении. А с другой, провидица – всего лишь пятилетняя кроха, она может и ошибаться.
- Вы зря сомневаетесь, рыцарь Даррен. Всему свой черед, и вашей встрече тоже. Вам будет нелегко, очень нелегко. И, скорее всего, именно тогда, когда вы получите желаемое. Но такова цена, - маленькая Мири взглянула на собеседника недетски мудрыми печальными глазами, погладила его по золотой голове и, мгновенно преобразившись, повернулась к отцу:
- Папочка, опусти меня на пол, пожалуйста, - прощебетала она совершенно другим голосом, - должна же я выполнить свое обещание и познакомить нашего гостя с братьями и сестрой. Хотя, с Виктором, его знакомить неинтересно. Он еще совсем дитя.
Орданн осторожно, будто хрустальную статуэтку, поставил Мири на пол. Она тут же по-тянула за рукав Даррена, шагнув к поднявшемуся со своего места брату. Тот едва сдер-живал смех, но старательно подыгрывал.
— Это его высочество Габриэль, наш наследник престола. Он совсем большой и поэтому все время занят. Я удивляюсь, как он до сих пор не умер со скуки, читая свои толстые книжки, занимаясь с наставниками и размахивая острыми железками. Если бы не моя сестра Роника, - в ответ на ее слова девочка с достоинством кивнула Лоцману, - мне было бы совершенно не с кем играть. Но и она скоро вырастет.
Малышка капризно надула губы.
- Полагаю, годика два-три у вас в запасе есть, - утешительно произнес Лоцман, - а там и ваш младший брат подрастет.
- Только на него и надеюсь, - опустив очи долу, тяжко вздохнула принцесса.
Зеленоглазый маг легко опустился на одно колено: разговаривать с высоты его немаленького роста с этой непостижимой крохой было очень неудобно. Мири удовлетворенно кивнула. Ее правильно поняли, и больше не придется смотреть на собеседника, задрав голову.
- Спасибо, рыцарь Даррен, а то я уже думала, что моя шея совсем онемеет, - маленькая негодница сверкнула на него темными, как у матери, глазищами, - Скажите, вы с шур-шиками быстро договорились?
- И вполовину не так быстро и хорошо, как вы, моя леди. Я даже подозреваю, что со мной разговаривали только те из них, кого вы специально попросили.
- Вовсе нет, только самые смелые. Остальные просто боятся, ведь они видят оба ваших облика.
- А… вы тоже видите?
- Дракона? Конечно. И Габриэль, и Рони. Правда? – девочка обернулась к старшим, те согласно закивали.
Ну вот, снова та же история. Все вокруг видят Зверя, и только он один ничегошеньки не понимает.
- И вас он не пугает? – Даррен нахмурился, пытаясь придать лицу как можно более суровое выражение. Впрочем, безуспешно.
Мирана откровенно фыркнула, Рони чуть слышно засмеялась.
— Вот еще!
- Впрочем, - пожал плечами маг, признавая полное поражение, - кого я пугаю… Вы же с детства знакомы с Фаэ и наверняка привыкли.
- Нет-нет, это нельзя сравнивать, - возразила старшая дочь короля, — это как…касатка и кит. К тому же, Фаэ – дама, хоть и из воинской касты.
- Боюсь, даже знакомый тебе Скай не идет в сравнение, - задумчиво разглядывая друга, произнес король, - но, признаюсь, я не испытываю никаких отрицательных эмоций. Только какой-то возвышенный восторг, честное слово. А как еще можно смотреть на воплощенную легенду?
Этого еще не хватало, смятенно подумал маг. Теперь и друзья будут носиться со мной, как с невесть каким чудом. Только не эти, можешь не сомневаться, - хмуро отве-тил Зверь. Ого, кажется, ему нравится, чтобы с ним именно носились…
- Конечно, папочка, - прощебетала в ответ малышка, - ведь ужас – это для врагов и слабых. Шуршики совсем маленькие и слабые, вот и боятся.
- Да, Мири, скорее всего, ты права, - серьезно произнес Орданн. – Не хотел бы я увидеть тебя в гневе, Лоцман. Кстати, совершенно не представляю, что может стать тому причиной, ты всегда был для нас образцом выдержки.
Даррен замер. Знал бы старый друг, о чем говорит, какие струны он затронул… Что совсем недавно выбило мага из равновесия до такой степени, что боль и ярость чуть не разорвали его, а зародившийся где-то в глубине рык заставил испугаться самого себя? Он на секунду вспомнил выбившийся из-под жемчужной сетки седой локон, и тут же бешеный жар затопил глаза.
Кто посмел с ней так поступить?!! Таким не место среди живых…
Что-то твердое и холодное хлестко обожгло щеку. Боль отрезвила и почти вернула окружающий мир на место. Красивая женщина, окруженная сияющим ореолом опасной магии, что-то прошипела ему в лицо на полузнакомом языке. Ледяными иглами продрало от затылка до пяток, и все закончилось.
- Немедленно прекрати, Дар! Здесь дети! – это ее величество бешеной кошкой шипела на него, заслоняя собой Мирану и уже занося руку для второго удара. С пальцев стекали колючие серебристые искры.
- Мамочка, не надо, он больше не будет, - жалобно попросила Роника, - он просто не умеет ладить со своим Зверем.
Лоцман медленно поднялся с колен, отчаянно затряс головой, точно прогоняя тяжелый сон. Потом виновато развел руками:
- Простите меня, я не должен был…
- Да я тоже хорош, - Орданн выглядел не менее виноватым, да еще и смущенным в придачу, будто подсмотрел чужую тайну, - вольно же мне было спросить.
- Зато ваше величество теперь знает, чего от меня ждать, - сиплым от напряжения голосом проговорил Лоцман.
- Слушай, ты сам-то себя не боишься? – с мрачной укоризной спросила Одри.
Даррен почувствовал, что краснеет, как мальчишка. Впервые за Небо знает, сколько вре-мени, маг растерялся. Действительно, в пору испугаться. Что с ним происходит? Как с этим теперь справляться? Поговорить, что ли, с Фаэ, может, хоть она что-то полезное посоветует…
- Я же говорила, что вам будет тяжело, - услышал он точно издалека печальный голосок Мираны. – Но вы справитесь. Ведь так?
Маг только неловко кивнул в ответ, ощущая себя школяром, завалившим экзамен. Причем, далеко не в первый раз.
Обстановку разрядил младший принц, подав голос из своей колыбели. Обе девочки тут же кинулись к нему и защебетали на том особом языке, на котором разговаривают с младенцами.
Король положил руку на плечо друга:
- Забудь. Ты сегодня сделал для нас так много. Скажу честно, тебе удались две вещи, ко-торые я полагал невероятными: успокоил Одри и вытащил Мирану из ее эфемерного мира. Я, конечно, понимаю, у меня растет не совсем обычная дочь, но… Мне хотелось говорить с ней, играть, читать сказки на ночь – как любому другому ребенку, как это было с Габриэлем, как сейчас происходит с Роникой. Мне было откровенно не по себе, когда я видел отрешенный взгляд моей младшей и понимал, что сказки-то ей рассказывают совсем не люди.
- Мне бы очень хотелось сказать, что теперь все будет так, как ты хочешь, Орданн. Но я не провидец, - вздохнул зеленоглазый, - в отличие от твоей младшей.
- Дальше уже моя забота, - бывший найденыш знал, что делать, и это вселяло уверенность. – У нее появились новые интересы здесь, среди людей. И, будем надеяться, их станет больше со временем. Да только за один ваш разговор, который я наблюдал, я готов…
- Не стоит. Я уже более чем вознагражден, друг мой. Мири сказала очень важные для меня вещи, и я верю ей.
— Значит, она лишила меня возможности хоть что-то для тебя сделать, - король трагически сдвинул брови, тяжко вздохнул, а потом с облегчением рассмеялся, на какое-то время снова став тем мальчишкой, которого когда-то учил Даррен, - Но ты ошибаешься, если решил, что я отступлюсь. Думаю, нам не помешает посидеть за одним столом, как в старые времена. Завтра пришлю за вами Лиарда. И скажи Ариту, что я лично принимаю его в роту королевской охраны.

Ему следовало бы знать, что будет на этой пирушке, о, простите, закрытом королевском приеме, конечно же. В конце концов, это закономерно – после такой-то встряски. Ну и старинные друзья его величества не каждый день в Городе появляются…
Чувствовалось, что Орданн все-таки очень устает от этикета, необходимости носить бесстрастную королевскую «маску» и постоянной тревоги. Наверное, поэтому король собрал за столом всех старых соратников, кого смог найти. Многих не досчитались, но, несмотря на это, народу собралось достаточно. Во всяком случае, Даррен, как главный гость, едва успевал отвечать на вопросы.
К вечеру Лоцман устал от расспросов, шума и здравиц. Он все больше молча слушал остальных, лишь изредка вставляя слово-другое. Ни изрядное количество лучшего вина из королевских погребов, ни всеобщее веселье не могли развеять его смутных предчувствий. Всего несколько слов, сказанных маленькой принцессой, никак не шли из головы и постоянно возвращали его мысли к поискам и дальнейшей дороге. Король исподволь поглядывал на друга – не случится ли с ним, не приведи небеса, еще одного приступа ярости или еще чего похуже. Лоцман эти взгляды ловил, и каждый раз едва заметно виновато улыбался в ответ. А что еще было делать? Ну вот, думал он, не хватало еще, чтобы друзья смотрели на меня, как на опасное чудовище. Дожил…
Видимо, все достаточно легко читалось по его лицу. Фаэ, сидевшая рядом, не выдержала и положила руку ему на плечо.
- Пойми, князь мой, все это временно. Тебе вполне по силам и сдерживать Зверя, и дождаться нужного часа, - сказала она тихо. – Вот найдешь свою Тайри, и все уладится.
- Я думал, что все наладится, когда я найду и убью ту тварь, что заставила ее страдать.
— Это мысли и чувства Зверя. Во всяком случае, его в них гораздо больше, чем тебя. Я не из племени Хранителей, я – воин, но до встречи с Лиардом я не могла управлять своей драконьей сущностью вовсе. Это она управляла мной. Теперь не так. Не скажу, что стала совсем уж человеком, но в этом облике я абсолютно контролирую своего Зверя. Призна-юсь, никто не думал, что вообще такое возможно.
- Почему? – искренне удивился Даррен.
- Потому что я родом еще из старого мира. Я, как и положено драконам, вылупилась из яйца, научилась летать раньше, чем говорить, жила небом. А облик стала менять исклю-чительно под влиянием обстоятельств и по непререкаемому требованию Великих. Кроме того, у всех воинов существует тщательно сохраняемая наследственная черта, которая культивировалась сотнями поколений наших предков – боевая ярость. Попробуй-ка с ней справься! И характер наш нелегкий, собственно, оттуда: вспыльчивость, гнев, обиды, гордость, в общем, полный букет не самых приятных черт. А когда я встретила Лиарда, многое изменилось. Не исчезло, но стало вполне управляемым. Мои дети не будут Хранителями, но у этого мира будут вполне разумные драконы-воины. – Фаэ с совершенно человеческой гордостью взглянула на своего супруга.
- Ну, одна юная принцесса вчера уже решила, что в нашем мире и Хранитель будет. Зеле-ноглазый, и никак иначе, - усмехнулся сидевший напротив король.
- Роника? Ни за что не поверю, - отмахнулась драконица.
- Бери выше, это Мирана. Ей так понравился «рыцарь Даррен», что она пожелала заполучить в мужья его сына.
- А ведь это серьезно, друзья мои, - лицо Фаэ стало задумчивым, глаза в полумраке чуть засветились. – Я давно замечала, что Потоки ведут себя иначе в ее присутствии. В том числе, и потоки времени. Это могут видеть все драконы, не удивляйтесь, ваше величе-ство. Пожалуй, тебе не отвертеться, Лоцман.
Тот беспомощно развел руками:
- Я уже понял. Остается только найти Тайри, уговорить ее стать моей женой и подарить мне хотя бы двоих сыновей. Чтобы, если что, у Мираны был выбор.
- Мда… та еще задачка, - ухмыльнулся сидевший по другую руку от Фаэ Лиард. – Я не так уж долго был с ней знаком, но кое-что сумел понять в ее характере. Тайри можно убедить, но нельзя принудить. Разве что очень грубой превосходящей силой и обманом. Посмотрел бы я на того безумца, который рискнет когда-либо это сделать. Тайри вовсе не беззащитный цветочек…
- Кто-то уже рискнул, - чужим, очень низким и хриплым голосом мрачно ответил Даррен, - и смотреть на него буду я.
Король вскинулся, точно от удара, видимо, почувствовав зарождение знакомой огненной волны, но Лоцман уже справился с эмоциями. Даже не заметив, насколько быстро.
- Ты уверен? – взгляд Орданна был напряженным и сочувствующим одновременно. Да и вопрос звучал двояко. – Может, нам всем посмотреть на этого безумца? Кем надо быть, чтобы что-то сделать с такой волшебницей?
Маг медленно поднял на собеседника глаза – чуть светящиеся, как у Фаэ, но с нормальным зрачком.
- Эмиссаром Отступника, например. Этого может оказаться достаточно, все зависит от того куска силы, который отмерил ему хозяин. А для начала надо найти, где ее держат, мой король. Чем я, в сущности, и занимаюсь. Странно, но мне кажется, что сейчас она совершенно беззащитна. Не могу объяснить, почему, но…
— Это твоя дорога, мой князь, - очень тихо и мягко произнесла Фаэ, - твоя и твоего зверя. Пройдите ее до конца.
- Я уже иду, Фаэ, с тех пор как покинул свой дом в горах. И именно потому, что это толь-ко мой путь, никого с собой не зову. Может быть, потом, когда все станет более определенным.
- Ну вот, - разочарованно протянул Арит, - а я-то надеялся…
- Не волнуйся, ты и твой меч пригодятся его величеству.
- И дел будет столько, что мало не покажется, - кивнул, улыбаясь, монарх.

Записан
Я вылеплю себе иную
землю из сонных перьев...
Видишь - вдалеке -
проходит ветер с синими глазами...
(c) Шамиль Пею. Песни иных земель

... глаза их полны заката,
сердца их полны рассвета...
Иосиф Бродский.

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 6050
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 10881
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - VIII
« Ответ #154 : 21 Окт, 2022, 08:58:55 »

Цитировать
В этом коридоре, кстати сказать, довольно длинном, обитало множество запахов, меняв-шихся с каждым шагом.
Так хорошо сказано, что не удержалась, запомнила. И так интересно всё. Мирана, маленькая кокетка, и сильная волшебница, замуж хочет за дракона, и чтобы зеленоглазый. Даррен и его вторая ипостась, кмк, они смогут договориться, это зверь, но не монстр. И поучительная история Фаэ, что же, и Мирана, и Фаэ, считают, что он должен искать Тайри и найдёт её.
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

Tory

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 3178
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 1986
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - VIII
« Ответ #155 : 21 Окт, 2022, 18:20:45 »

Цитировать
В этом коридоре, кстати сказать, довольно длинном, обитало множество запахов, меняв-шихся с каждым шагом.
Так хорошо сказано, что не удержалась, запомнила. И так интересно всё. Мирана, маленькая кокетка, и сильная волшебница, замуж хочет за дракона, и чтобы зеленоглазый. Даррен и его вторая ипостась, кмк, они смогут договориться, это зверь, но не монстр. И поучительная история Фаэ, что же, и Мирана, и Фаэ, считают, что он должен искать Тайри и найдёт её.

Даррен со Зверем рано или поздно просто сольются в единую личность. Пока они разные - один "слишком человек" - хоть и повзрослевший, но все еще достаточно наивный, светлый и добрый, и ничто человеческое ему не чуждо. А драконья часть древняя и мудрая, немного язвительная - но что поделать, если пора уже лететь, а они все еще ползут... Временами Зверю даже придется "перехватывать управление", исключительно в благих целях.  Не то некоторые слишком долго будут гадать, рефлексировать и сомневаться.

И да, теперь зеленоглазому уж точно придется действовать и находить. Увы, Мири права - просто ему не будет.
Записан
Я вылеплю себе иную
землю из сонных перьев...
Видишь - вдалеке -
проходит ветер с синими глазами...
(c) Шамиль Пею. Песни иных земель

... глаза их полны заката,
сердца их полны рассвета...
Иосиф Бродский.

Красный Волк

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 6524
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 7186
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - VIII
« Ответ #156 : 21 Окт, 2022, 18:44:47 »

Мири - все-таки чудо. Даррену очень повезет с невесткой - потому что я тоже твердо верю, что зеленоглазые сыновья у него и у Тайри обязательно будут :). Как твердо верю и в то, что ту самую дорогу, о которой говорила Фаэ, Даррен и его Зверь пройдут до конца - не отступив и не дрогнув... Огромное, как всегда, спасибо, эрэа Tory! :)   
Записан
Автор рассказа "Чугунная плеть"

Tory

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 3178
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 1986
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - VIII
« Ответ #157 : 23 Окт, 2022, 14:43:39 »

Еще раз спасибо вам, мои дорогие читательницы.

На следующий день король, как и обещал, отправился вместе с Дареном в старый элеттийский квартал. Орданн прятал лицо под глубоким капюшоном плаща орденских магов. Лоцман, на всякий случай, сотворил отводящее глаза заклятье. Шел он туда с неким внутренним трепетом: в свое время приходилось бывать в этом квартале довольно часто. Даррен обучал молодых элеттийских магов, много времени проводил и со старшими, помогавшими держать оборону. Теперь он почему-то боялся, что воспоминания окажутся слишком горькими. К его собственному удивлению, ничто, кроме светлой грусти об ушедшем и ушедших, не легло камнем на его сердце. Кроме того, радость узнавания и ощущение того, что вернулся если не домой, то в одно из самых любимейших мест, оттеснило все печальные воспоминания на задний план и даже придало сил. Даррен шел по знакомым улочкам, любовался яркими двухэтажными домами элеттийцев, столь непохожими на башенки коренных горожан с их строгими орнаментами и резьбой, и понимал, что улыбается сейчас совершенно, как мальчишка. А кто-то древний и мудрый прислушивается сейчас изнутри к его ощущениям. Прислушивается чутко и внимательно, как к тихой музыке, что доносится из чьего-то раскрытого окна. Этому древнему и мудрому, как ни странно, было хорошо, он молодел с каждой минутой, и щурил от удовольствия свои зеленые глаза с вертикальным зрачком.
Увы, но поиски так ничего и не дали. Не попалась ни разу заветная дверь без вывески, не принес ветер неповторимый запах специй, которые добавляли в свои блюда повара Таверны… Разочарование несколько скрасила пара знакомых лиц, встреченных по пути. Лоцман мимолетно порадовался, что кое-кто из «старой гвардии» жив и здравствует, и можно будет их как-нибудь навестить. Убедившись в полной тщетности сегодняшней попытки, Орданн остановился на одной из маленьких площадей и виновато глядя на мага, сказал:
- Прости, дружище, но если Таверны нет…
- То ты мне ее не наколдуешь, - усмехнулся в ответ маг. Он помнил эту шутку времен войны за Город.
- Мог бы – наколдовал. Но не сразу, я еще не готов тебя отпустить. Кстати, может, пообедаешь сегодня с нами? Так сказать, в семейном кругу, - в темных глазах его замаскированного величества плясали лукавые искры. Даррен лишь восхищенно отметил про себя, сколь многоликим может быть его бывший ученик.
- Почему нет? Общество твоих многочисленных наследников наводит меня на правильные мысли, - маг и сам не понял, почему так обрадовался этому приглашению. – В их присутствии я начинаю думать, что у меня все получится.
— Это Роника, есть у нее такое свойство, уж не знаю, от кого унаследованное. Просто посидишь с нею рядом, и становится легче. И трудные решения приходят сами собой.
   Очутившись за большим обеденным столом в семейных апартаментах Орданна, Лоцман сначала просто наслаждался покоем и радостью, царившими вокруг. А потом вдруг осознал, что у него никогда в жизни такого не было. Слова «в кругу семьи» обретали сейчас плоть и кровь. Для Наставника они все были, как родные, но все-таки семьей это не назовешь. Конечно, маг понимал, что семья – не его, и дети – не его, но некая мудрая и добрая сила, что объединяла и поддерживала всех анГреаров от мала до велика, приняла и его. Засмотревшись на Габриэля, трогательно ухаживавшего за Мираной, маг на минуту позволил себе помечтать.
…Большой светлый дом среди яблонь и вишен, их так любит Тайри. Вымощенные песчаником дорожки в саду. Много цветов, а за деревьями прячется чистое озерцо, которое питают родники. Открытая терраса с резными перильцами. На темных гладких досках пола видны годовые кольца. Рыжий лохматый коврик с россыпью ярких игрушек, рядом стол и легкие плетеные кресла вокруг. Тоненькая девушка с копной вьющихся пшеничных волос и серьезными серыми глазами сидит, положив на колени толстую книгу. Высокий зеленоглазый парень заглядывает ей через плечо. Близнецы, мальчик и девочка лет двенадцати, играют в мяч с малышом-шестилеткой. И Тайри, присевшая на ступени, со смешным карапузом на руках…
Из сладких грез его выдернул серьезный голос Мираны:
- Так оно и будет, рыцарь Даррен, если вы оба не позволите судьбе разлучить вас.
- Странно. Я почему-то думал, что эта хитрая дама играет на нашей стороне, моя принцесса.
- До определенного момента, - отрешенно глядя куда-то поверх головы собеседника, проговорил Орданн. – Судьба всегда играет на твоей стороне до определенного момента. Как только ты выполнил все, что тебе назначено, она становится на противоположную сторону.
Даррен лишь кивнул в ответ. Король явно знал, о чем говорил, и уже начал свою игру против «хитрой дамы».
- Если захотеть, можно переиграть даже судьбу, разве не так? – наконец спросил Лоцман.
- Не переиграть… Переубедить или договориться. Или хотя бы отвести ей глаза на какой-то срок, - качнула головой юная провидица. – Не все будет зависеть от вас, но многое, поверь мне.
Принцесса внимательно взглянула Лоцману в глаза: запомнил ли? А потом соскочила с высокого стула и побежала к своим любимым лохматым друзьям – играть. Маг ошарашено потряс головой.
- Светлые небеса…
- И много ты намечтал? – заговорщически шепнула ему Одри.
- Шесть, - честно ответил он. – И дом среди яблонь.

Шел день за днем, и Даррен стал понимать, что бесполезные поиски Таверны пора прекращать. Нужно было попрощаться с таким родным домом на Дельфиньей улице, со старыми и новыми друзьями, и отправляться в одиночестве мерить шагами Тропы. А уходить не хотелось, ой как не хотелось. Особенно после вновь обретенного тепла. Чего я боюсь, говорил он себе, я ведь Лоцман. И у меня, в отличие от многих, есть маяк на другом конце Мироздания, к которому я обязательно приду.
Если не будешь просиживать штаны здесь, прозвучал в сознании знакомый ехидный голос. Маяки, знаешь ли, горят не вечно.
Мой Дракон прав, думал Даррен, но как я могу быть уверен, что успею?
А ты просто будь, и все. В любом случае, если ты будешь сидеть здесь, то опоздаешь, - пробурчал Зверь. – Вот скажи, мы хоть раз прислушались как следует к вашей струне, с тех пор как вернулись в Город?
Думаешь, стоит?
И ты думаешь то же самое. Я бы не медлил. Отсюда слушать будем или к Мудрым в гости наведаемся?
Лоцман, несмотря на закатный час, подхватился со своего любимого кресла у камина и, точно в омут головой, бросился в наступающие сумерки.
Дорожка от калитки до крыльца дома Мудрых казалась бесконечной. Даррен помнил, что ему рассказывала Тайри о чудесах, происходивших на ней. Светло-серые плиты, казалось, обжигали, не давая медлить, стоять на месте. Рядом, на ветке дерева, самозабвенно распевала какая-то вечерняя птаха. Из приоткрытой двери лился мягкий оранжевый свет, пахло горьким травяным чаем. Маг в нерешительности замер у первой ступеньки.
- Добро пожаловать, Лоцман! – прозвучал звонкий и чистый девичий голос, - Заходите, мы давно вас ждем.
Даррен легко взбежал по ступенькам и шагнул в уютную гостиную. Ярко горели свечи в шандалах, пыхтел на жаровне пузатый медный чайник. На маленьком диване, прижавшись друг к другу плечами, сидели двое. Парень – крепкий, темноволосый и смуглый. Ярко-голубые глаза были серьезны, хотя крупный рот улыбался, и чуть заметные ямочки играли на щеках. И девушка – тоненькая, почти прозрачная, с невероятной шапкой светлых кудряшек, точеным лицом и огромными темными глазами. Смеющимися, в отличие от почти скорбно изогнутых губ. Девушку звали Айдала, и она была когда-то ученицей Герта. Юношу Лоцман не знал, помнил только, что Лиард называл его имя: Ирьян, племянник графа Раррока. Стоящие-на-Грани, кто же еще это мог быть. Самые невероятные маги Города, любящие друг друга безмерно, и этой своей любовью хранящие весь Город, если не весь мир. Ошибиться было невозможно, достаточно увидеть, как они смотрят друг на друга.
- Выпейте с нами чаю, Лоцман, а потом мы поговорим, - сказал юноша. – Если захотите, конечно. Вы ведь не за этим сюда шли.
- Не за этим. Я думал, мне удастся лучше услышать струну…
- Мы знаем. Вот и попробуйте, а мы с Айдалой пока стол накроем.
— Вот так просто…
- И никак иначе, - Ирьян широко улыбнулся, встал и легко коснулся дарренова плеча.
Где-то рядом крикнула чайка, хотя откуда в этой части города чайки, вот в порту… Свечи утратили яркость, остался только круг, освещаемый шандалом у стола. Мир отступил за его границы, и стало легко и просто сосредоточиться на необходимом. Струна пела. Вполголоса, но отчетливо и уверенно. Это была мелодия, похожая на песни, что пели когда-то бойцы у стен Старой Цитадели. Решимость звучала в ней, непреклонное желание идти вперед и держаться до конца. А еще мечта о крыльях, которых не было.
- Она выберется, Лоцман, - Айдала и ее друг держались за руки и смотрели в темноту за окном, и слова Стоящего-на-Грани прозвучали глухо, - в сущности, она почти выбралась, но это только начало. Вы нужны друг другу, значит встретитесь. Город еще увидит вас вместе. Хотите или не хотите, но вы оба теперь часть всего этого, - Ирьян повел рукой, и ветер за окном зашумел ветвями, за которыми играли вечерние огни в соседних башенках. – Вы защищали Город, вы смогли полюбить его, и в ответ он полюбил вас, - добавила тихо девушка.
Теперь все стало понятно. Или еще больше запуталось? Даррен четко знал, что искать Таверну в Городе бесполезно, что надо как можно быстрее отправляться в дорогу, но как все бросить и ничего не объяснить друзьям и королю?
- Чай уже заждался вас, угощайтесь…
И все метания почти незаметно отошли далеко-далеко, потому что чай пах ябло-ками и корицей, пирог - какими-то незнакомыми ягодами, а умиротворению этого чудесного места противостоять было невозможно, да и не хотелось. Поэтому разговор с хозяевами о прошлом и настоящем не стал ни тягостным, ни болезненным. Их слова ложились на душу спокойно и лишь укрепляли его уверенность. Тайри не даром связали с ним жизнью и смертью. И хорошо, что он за столько лет не отрекся от своей мечты и не забыл ее. Драконам жизненно необходимо уметь осуществлять свои мечты, равно как и научиться любить свой мир. Потому что только на их любви этот мир и держится, и в этом его великая удача и счастье. Ибо миры, лишившиеся Хранителей, держатся за людей, а они, увы, в огромном большинстве своем, слабы и ненадежны. Не заложил Творец в них ту всеобъемлющую любовь к миру, что изначально являлась сутью Драконов.
- Даже здесь? – удивился Лоцман. Мир Города всегда казался ему иным, более чистым и ясным.
- Наш мир не исключение. – пожала плечами Айдала, - Мы висим на волоске, как и многие другие. Но у нас есть надежда: дети. Твои и Тайри, Фаэ и Лиарда. У нас очень хорошие шансы!
- Да, если все сложится, у этого мира будут свои Крылатые. Воины, пожалуй, чуть раньше, чем Хранители, - смущенно улыбнулся маг.
- Сделайте так, чтобы сложилось. Вы не представляете, как редки сейчас Хранители и насколько хрупка, на самом деле, наша надежда обрести своего. Тот, кто стоял у наших стен, приложил очень много сил, чтобы избавиться от ваших соплеменников.
- Тогда почему он не уничтожил меня?
- Он не распознал твоего Зверя, потому что он еще спал. Теперь же надо быть очень осторожным с созданиями Тьмы, - ответил Ирьян.
- Буду, если это вообще возможно. Боюсь, что столкновение с ними неизбежно.
- Разумеется, Лоцман, поэтому мы и просим тебя об осторожности. И еще, постарайся стать собой, соединиться со второй своей ипостасью как можно скорее. Воплощенный Хранитель в полной силе по зубам разве что А’Деулу, остальных можно не принимать в расчет даже скопом.
Даррен задумался на минуту, и инициативу моментально попытался перехватить Зверь.
- Значит, надо собираться в дорогу, - почти голосом мага сказал он, неловко, словно крылом, дернул рукой… Изящная чашка узорного фарфора со звоном разбилась об пол, и Зверь, в смущении, забился так далеко, что Даррен перестал его ощущать.
Маг растерянно улыбнулся:
- Вот видите, что он вытворяет?
- Пустяки, - серебристым колокольчиком рассмеялась Айдала. – Он слишком близко к сердцу принял наши слова и попытался ускорить события. Научитесь думать вместе, пока не станете одним целым. В конце концов, не так уж плохо иметь собеседника, который смотрит на все несколько иначе, но хочет того же, что и ты. Еще потом жалеть будешь, что исчез этот ехидный тип.
- Наверное, мне пора…
- Пора, - очень серьезно ответил Ирьян, - Ни о чем не жалей и не беспокойся. Просто иди вперед, особенно, пока Тропа ничего не подозревает.
- Как это?
- Разве ты до сих пор не понял, что Тропа – живое и разумное существо, ничем не хуже драконов, или, скажем, духов стихий. Только иного порядка и несравненно более древнее. В легендах, которые все еще рассказывают элеттийские старики, она когда-то была одной из сподвижниц Творца. Говорят, она полюбила кого-то из Подмастерьев, а для того милее всего была свобода и новосотворенные миры. Он был бродягой и собирался им оставаться. Древняя не хотела его терять, и с согласия Творца, стала Тропой, чтобы добраться даже до самых дальних уголков вселенной. Но, увы, ее любимый успел так запутать следы, что она его не нашла. И теперь видит его в каждом Лоцмане. Простые путники ее не интересуют. Запомни это, и думай над каждым своим шагом и каждой мыслью в Междумирье. Но сейчас – иди. Самое время.
- Твои вещи, - Айдала протянула Лоцману его дорожный мешок. И когда только успела? – Его величеству и всем остальным мы сами все объясним. Удачи, Лоцман. А твоему дракону – ветра и неба.
 -Твердой тропы и открытых дверей, - юноша протянул руку, и Даррен с удовольствием ее пожал. - До свидания, потому что так и будет.
Маг коротко поклонился и вышел на крыльцо. Не было ни огней Города впереди, ни теплого света окон дома Мудрых за спиной. Тихо шелестел ветер где-то высоко в вершинах вечно золотых кленов, едва слышно журчала вода в бассейне с низкими, светящимися в темноте бортиками. Плясало в чашах зеленое пламя, освещая выложенную морской галькой дорожку, уходящую за усыпанный кроваво-красными плодами кустар-ник. И нет возможности вернуться, можно лишь идти вперед – не оглядываясь. Лоцман удержался от соблазна заглянуть в воду реки времени. Пока не знаешь наверняка, все еще можно изменить. По крайней мере, так его учила Атма. Будущее мы творим сами, не раз говорила она. Видимо, пришло время испытать это самому.

Он не заметил, как исчезли в сумраке стволы деревьев, сменившись знакомым туманом Междумирья, а под ногами тускло заблестело серебро тропы. Узкой – вдвоем не пройти, но твердой и удивительно длинной. Даже странно, что в этой мгле она просматривалась далеко вперед.
Иди-иди, не рассуждай, - прозвучал в голове знакомый хрипловатый голос. – Мне очень неуютно. И запомни, я тебе здесь не помощник, во всяком случае, пока. Плохое место, чужое, зыбкое и враждебное. Крыльям не за что зацепиться.
Вот и отдыхай, - мягко ответил своему Зверю маг, -  я постараюсь идти быстро. И смотреть вперед за нас обоих.
Когда мы шли в Город, было совсем не так…
Мы с тобой Лоцманы. Когда мы кого-то ведем к нужной цели, все получается проще и легче. Привыкай, дружище. Пока мы - не одно целое, придется терпеть.
Дракон проворчал нечто смахивающее на ругательство и затаился, будто его и не было. Это к лучшему, подумал Даррен, так и с Тропы свалиться недолго, отвлекшись на внутренний диалог…
   По ощущениям, он шел уже почти сутки. Хотя, кто поймет, как течет время на Тропе, и течет ли вообще. Но ноги давно отяжелели и гудели от усталости, вода во фляге осталась на дне, а заботливо упакованные Айдалой в дорогу хлеб и ветчина были съедены. Невольно приходилось задуматься об отдыхе, а лучше всего – ночлеге. Спать на Тропе равносильно самоубийству, будь ты хоть сто раз Лоцман и великий маг. И что же делать? Ну, допустим, сил хватит еще часа на три-четыре, а потом? Есть, конечно, один способ не спать еще пару суток. Но если в конце отпущенного времени не подвернется какой-нибудь мир, желательно спокойный и пригодный для жизни, можно смело забыть, что был такой Лоцман. Тропа проглотит и не заметит. Значит, пока попробуем топать без включения опасных резервов и не думать о плохом. Да-да, именно так, как говорил в детстве Наставник перед сном, успокаивая расшалившихся воспитанников: дышите ровно и не думайте о белом драконе. Как-то зябко стало, а это, как минимум, странно. На Тропе практически не бывает ветра, а запахи настолько слабы и чужды человеческому носу, что на них никто не обращает внимания. Сквозняк, что так неосторожно попробовал забраться под рубашку, и новые, вполне понятные запахи означали только одно. Где-то рядом есть открытый Тропе мир, или… Вот именно, или. В воздухе не сильно, но вполне отчетливо потянуло дымом, специями и сдобой. Маг чуть не запел от радости и прибавил шагу. Теперь можно, рядом надежный приют, и, возможно, старинные друзья. Ну, уж хозяин-то должен быть на месте! И его знаменитые кулинарные шедевры тоже.
Под ногами заклубилась пыль, взгляд скользнул по знакомому столбу с указателями. Странно, все до одной деревянные таблички в форме стрел валялись на земле неаккуратной кучей. Как же тогда я сюда дошел, удивленно подумал Лоцман, ведь если верить своим глазам, нет ни одной доступной тропы. Но долго размышлять над этим у него не получилось. Ноги сами несли его к гостеприимно распахнутой двери приземистого двухэтажного здания, да и желудок властно требовал своего. Оставалось радоваться, что хотя бы дракон не пристает со своими ехидными замечаниями.

Записан
Я вылеплю себе иную
землю из сонных перьев...
Видишь - вдалеке -
проходит ветер с синими глазами...
(c) Шамиль Пею. Песни иных земель

... глаза их полны заката,
сердца их полны рассвета...
Иосиф Бродский.

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 6050
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 10881
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - VIII
« Ответ #158 : 23 Окт, 2022, 17:25:21 »

Невероятно, захватывающе! И живая тропа, и разговоры с Драконом, вообще-то с самим собой, но ещё не совсем. Почему-то меня насторожила Таверна, из-за сквозняка что ли, или из-за табличек?
А вот это, увы, да.
Цитировать
Ибо миры, лишившиеся Хранителей, держатся за людей, а они, увы, в огромном большинстве своем, слабы и ненадежны.
« Последнее редактирование: 24 Окт, 2022, 09:37:07 от Convollar »
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

Красный Волк

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 6524
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 7186
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - VIII
« Ответ #159 : 24 Окт, 2022, 09:26:25 »

Написано совершенно изумительно, текст опять просто околдовывает. Каждая фраза поет, дышит живым теплом, искрится самоцветным сиянием, словно капля пронизанной солнцем росы на траве - и каждая бьет прицельно в сердце... Чего стоит, хотя бы, одна только легенда о Тропе - или мечты Лоцмана о том, как они с Тайри, назло всему, обретут счастье!.. А диалоги героев, размышления Даррена и его пикировки со Зверем хочется с восторгом растащить на цитаты. И - да: если по-настоящему бесстрашно смотришь в лицо судьбе, она свой взгляд, бывает, отводит - и глаза, стушевавшись, растерянно опускает... Спасибо от всей души, эрэа Tory - и очень жду продолжения! :)
Записан
Автор рассказа "Чугунная плеть"

Tory

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 3178
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 1986
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - VIII
« Ответ #160 : 14 Фев, 2023, 17:30:33 »

Это не продолжение, хотя некоторая часть моих читателей уверена, что предлагаемые ниже страницы должны занять свое место в конце первой части. Это в некоторой степени (иногда мне кажется, в очень значительной)  - неканон. Это написалось давно и совершенно невозможно было сопротивляться. В какой-то мере оно напрашивалось логикой событий в конце первой части, но... Короче, сами увидите. Я спрячу текст под кат, ибо до сих пор сомневаюсь в нем.

И - да. Этот короткий рассказ очень подходит к теме сегодняшнего праздника. Дня всех влюбленных.
С наилучшими пожеланиями.
Не бейте автора больно.
Прости меня…

- Прости меня, я не удержался.
- Прости меня, я не устояла...
Они смотрят друг на друга, но видят ли сейчас? Они держат за руки, но кого? Друг друга, или кого-то далёкого, потерянного, а может, наоборот, не обретенного ещё? Оба до сих пор не могут поверить в произошедшее, для обоих несколько минувших часов пока за гранью возможного, но мир смотрит на них, улыбаясь - они его радуют.
Мир сочувствует, мир гадает о будущем и предвкушает, ведь это он, отчаянно заскучав, подтолкнул их друг к другу. Мир был ещё достаточно молод для подобных авантюр и желаний. Из-за плеча у него смотрел кто-то вечный, мудрый и, почему-то временами очень похожий на обычного человека. «Пожалуйста, будь с ними бережным, Гронда. Они заслужили немного покоя и уединения», - просит вечный. «Ты печешься об этих букашках? Ты, во множестве миров и даже вселенных прозванный Неумолимым? Неужели тебе жаль их?» - мир по имени Гронда удивился настолько, что забыл разбудить вулканы на островах, и множество «букашек» осталось жить в своих смешных домиках. Все-таки он был очень молод. «Напрасно ты о них не печешься», - усмехнулся названный Неумолимым, - «особенно, об этих двоих. Один по праву рождения и по доброй воле хранит твой покой. А вторая... Она выцарапала у небытия его, ещё кучу народу и твою названную сестрицу Вингшалью. Она теперь принадлежит ей, хоть и не знает об этом.»

Он смотрит на неё и не верит сам себе. Да, он хотел, чтобы так стало, но был уверен: обязательно что-нибудь помешает. В конце концов, нить предназначения связывала её с другим. Но предназначение где-то в неопределимом будущем, а она здесь, и...
Она держала его руки в своих, и ни о чем не жалела. Он для неё всегда оставался непостижимой загадкой, и ломать голову, почему случилось так, как случилось, было бы напрасной тратой времени. Говорили, он всегда получает желаемое. Говорили, что он дорого за это платит – судьбе, не людям. Говорили, что он способен очаровать любую женщину, даже сама Смерть испытывает к нему симпатию, и потому он до сих пор жив. Говорили, Отступник считает его личным врагом, но все его происки до сих пор безуспешны. Говорили, что Создатель приставил к нему личного хранителя... Она знала другое. За всеми этими слухами скрывался человек - честный, сильный, достаточно смелый, чтобы признавать свои ошибки и довериться кому-то ещё. И невозможно одинокий последние пару десятков лет. Искренний, ироничный и любопытный, как кот. Беспощадный к себе и внимательный ко всем остальным. И всегда поступающий так, как от него не ожидают. Гадать, что он нашёл в ней - не красавице, не самой сильной волшебнице, не имеющей амбиций и притязаний, не стремящейся ни к трону, ни к известности - бесполезно. У неё огромный долг перед целым миром и алмазная нить, связавшая её совсем с другим человеком, пациенты и ученики. У него на плечах огромная империя, судьбы родного мира и полный дом заговорщиков. Что у них может быть общего? Что способно сблизить и привязать друг к другу? Вряд ли даже последние события, чуть не стоившие обоим жизни. Ни к чему искать причины и отговорки, если ты смотришь в глаза самому неправильном Льоффу.

***         ***         ***
... Прошло два месяца с той памятной поездки в Гьятту, а запоздалый ужас все не отпускал Тайри. Тяжёлые сны, в которых она не успевала спасти императора или подставляла беззащитное горло кому-то чешуйчатому с огромными зубами-иглами в три ряда, не вовремя всплывающие воспоминания, заставляющие вздрогнуть, постоянное ощущение чего-то незавершенного, точно она прекратила лечить пациента, так и не достигнув результата. Скай пытался ей помочь, но понял, что такой груз ему не по силам, и сдался. Его леди не желала вспоминать и разговаривать об этом. Тут случилось очередное радостное событие в драконьем семействе, и синеглазый отправился в родовое гнездо, хоть и с тяжёлой душой.
Целительница даже обрадовалась, что осталась в одиночестве. Не нужно было перед кем-то прикидываться жизнерадостной и оптимистичной, разговаривать бодрым голосом и смеяться над шутками. Безусловно, есть братья и племянники, но они-то как раз заняты, им, слава Создателю, не до неё. Номар, правда, прислал вчера билеты в Императорскую оперу, там дают премьеру, кажется, про какого-то графа и его парикмахера. Тайри, уже одетая и причесанная для театра, все ещё раздумывала, ехать или нет. До начала оперы оставалось почти два часа, можно себе позволить...
Целительница придирчиво оглядела себя в зеркало. Сшитое по нынешней моде платье красиво открывало плечи, при этом полностью скрывая грудь. Темно-голубой идарийский бархат подчёркивал глубину глаз и заставлял буквально светиться великолепные жемчужины, которые в народе именовали русалочьими слезами. Колье нежно охватывало шею, подчёркивая её гордые линии. Волосы, уложенные в строгую "раковину" на восьми топазовых шпильках, оставляли открытыми уши. Тончайшая цепочка с оберегами убегала глубоко за вырез платья и была совершенно незаметной. Накинуть на плечи палантин из уккабского шёлка в тон платью, и можно отправляться Коротким переходом...
- Вам необыкновенно идёт этот цвет, Тайри.
Создатель, когда ты творил этого Льоффа, не перестарался ли с внезапностью и непредсказуемостью? И с какой, скажи, целью, ты наградил его голосом, от которого бегут мурашки по коже и откликаются какие-то совсем неизвестные душевные струны? Ведь сейчас говорит именно он, а не его Монстр, она бы почуяла. И вот еще вопрос...
- Чем обязана счастью лицезреть ваше величество?
Ну, на счёт последнего, это она преувеличила, конечно. Стоя спиной к дверям и глядя на яркий осенний пейзаж за окном, сложно было узреть лицо вошедшего, ну или, в данном случае, появившегося. Кстати, защиту дома он все-таки преодолел. Придётся придумывать что-то новое...
-Сердитесь? Правильно делаете. Я ведь даже спасибо вам не сказал тогда... И пропал на два месяца, точно провинившийся школяр. Простите, Тайри. Все случившееся было настолько чудовищным и одновременно прекрасным, что я... Растерялся. А ещё подумал, что вы вряд ли захотите меня видеть.
- Вам не за что просить прощения, Рикарт, - тихо ответила она. - И благодарить не за что. Я делала то, что должна. Я ведь целитель, и смысл моей жизни в том, чтобы спасать чужие. Пока есть силы.
- Позвольте с вами не согласиться, моя леди. Долг — это нечто обязательное, тяжёлое и, скорее всего, неприятное. А вы все делаете как-то иначе, я даже слов не могу подобрать для определения. Не только лечите, но и преподаёте, и беседуете, играете с детьми... Так что не спорьте со мной, мне виднее, когда и за что испытывать благодарность.
- Упаси Создатель с вами спорить. Считайте, что ваши благодарности приняты, как и извинения.
В комнате повисло неловкое молчание. И его, как никогда, хотелось нарушить, ибо оно походило на топор, занесенный над тонкой нитью взаимопонимания. Оставишь все как есть, и её разрубит пополам твоя холодность или чужая обида. Рикарт, как и положено мужчине, решился первым.
- Кого вы пытаетесь обмануть, Тайри, себя или меня? В обоих случаях это бесполезно. Вы же наверняка помните, что будущих монархов учат проникать в эмоции собеседников. Вы злитесь и нервничаете, а значит, не простили.
Он подошёл ближе, посмотрел поверх её плеча в окно. За деревьями медленно угасал закат.
- К чему вам моё прощение, Рикарт? Честное слово, я ни на что не претендую и не собираюсь. Мне неловко, когда...
- В этом-то вся беда и есть. Знали бы вы, насколько проще поблагодарить тех, кому что-то нужно. Очень легко дать им желаемое... Тайри, я понимаю, что делаю все неправильно и не так, но я не хочу разрушить то, что с таким трудом строил все это время.
- Чего же вы хотите? - прозвучало это совсем не так, как должно было. Куда-то испарилась и железная уверенность, и лёд в голосе, и отчужденность, остался лишь трепет, а ещё непонятная ей самой усталость.
- Я два месяца пытался спрятаться, отвлечься, отказаться от того, чего и правда хочу. Но, видимо, оно сильнее меня. Оно постепенно заняло все мои мысли. Я давно не чувствовал себя так... странно. Вы уверены, что хотите узнать больше?
Тайри молча кивнула. Можно, можно было прекратить все это, но ей не хотелось. Было тревожно и тепло на сердце, и, видит Создатель, радостно от того, что он не забыл и что он все-таки пришёл...
Рикарт сделал последний, самый маленький шаг, осторожно взял Тайри за плечи и произнёс шёпотом, не смея доверять собственному голосу:
- Одно ваше слово, и я исчезну.
Вместо ответа она чуть качнулась назад, сокращая расстояние еще больше. Кожу обнаженных плеч царапнули жесткие нити серебряного шитья его камзола. Они могли бы встретиться сегодня в театре, но Рикарт решил иначе.
Император осторожно коснулся губами ее шеи чуть ниже уха, и замер надолго. А потом по одной вытащил из прически шпильки, заставив рассыпаться по плечам упругие медовые локоны. Он пропускал их сквозь пальцы и понимал, что еще минута, и ему не сдержаться. Тайри, то ли почувствовав его настроение, то ли подчиняясь собственным эмоциям, доверчиво прижалась затылком к его плечу, а потом развернулась к нему лицом и посмотрела в глаза. Без щитов, открыто, ничего не пряча и не искажая. Говорить не получалось, более того, казалось просто невозможным, но Рикарту и этого будет достаточно.
Целительница не ошиблась. Рикарт лишь едва слышно прошептал что-то, а после бесстрашно утонул в сером осеннем взгляде, легко читая все, что хотел узнать и понимая, что обратной дороги не будет. Впрочем, ее и раньше никогда не было…
- Отпусти себя. Стань собой. Исчезни для всех, кроме меня, - шепнул океан.
- Отпусти себя. Вечером океан и небо становятся одним целым и горизонт исчезает. - ответило небо.
- Ты - всего лишь самые светлые мечты глубин…
- Ты - всего лишь отражение самых дальних звездных пределов…
- Будь со мной…
- Сейчас?
- …
Последнее слово утонуло то ли в грохоте прибоя, то ли в стуке бешено стучащего сердца.
…Чувствовать, как тело буквально плавится в горячих, твердых, но таких ласковых руках, как исчезает ледяной колючий панцирь, открывая доверчивое, пылкое, чуткое нутро. Забывать себя - прошлую, не думать о себе- будущей и позволить проявиться сегодняшней Тайри. Внезапно осознавать, каким бережным, хоть и настойчивым может быть шторм. Как может петь сталь, как податлив и горяч алмаз, каким, в сущности, беззащитным и открытым может быть жесткий и порой даже беспощадный человек.
…Восхищаться и удивляться, как трепетно может обнимать ураган, каким ласковым бывает горячий ветер и нежной холодная заоблачная высь. Ощущать, как истосковавшееся по нежным прикосновениям тело само, помимо воли, льнет к легким рукам и чутким пальцам. Понять, как стать легче легкого, невесомым туманом следовать за стремительными порывами воздушной стихии, касаться облаков и смотреть с невообразимой высоты на самого себя. Взлетев на вершину, поймать взглядом звездную бесконечность, дорогу, и снова рухнуть вниз, сквозь теплые воды на самое дно - теряя дыхание и обретая нечто большее. Целостность. Завершенность. Свет, который не погаснет, что бы кругом ни творилось. Потеряться в давно забытом лабиринте чувств и ощущений и снова обрести себя. Увидеть ответ на давно мучивший вопрос: что будет, если бездонное небо заглянет в предвечную глубину. Бесконечность с огнем в сердце, что же еще…

Ужасные мысли хозяйничают в голове, когда ночь уже уходит, а рассвет еще не набрал силу. Рикарт проснулся затемно, такова уж была сила приобретенной с детства привычки. Где-то далеко у горизонта начало медленно светлеть небо, но здесь, в городе, этого не видно. Зато в темноте все звуки становятся отчетливей: сонное медленное дыхание лежащей рядом женщины, стук часов в комнате за стеной, тихий скрип дерева за окном. Правильнее всего было бы сейчас тихо-тихо исчезнуть, чтобы не мучить себя и ее. Да, это не в его правилах, но ведь известно, что некоторые связи надо иметь мужество разорвать. Вот сейчас… «Ну и дурак, - сказал исправно прикидывавшийся несуществующим Монстр. - Тебе же было хорошо, а? Не побоюсь заметить, полет ты вообще пережил впервые. Не попадались тебе девушки с крыльями. И вот так взять и все бросить!»
«Ты, стало быть, подглядывал, мерзавец? - беззлобно укорил его Рикарт, - Я же предупреждал…»
«Совсем чуть-чуть, только на уровне ощущений, а так не высовывался даже. Можешь меня вовсе изгнать, но ты дурак. Эх… лучше бы я слопал ее тогда. Меньше сожалений было бы.»
«Посожалей, я не против. Молча. Нет у меня времени на твое нытье.»
«Да кто бы сомневался. Ты ж должен немедленно собраться и исчезнуть.»
Льофф не ответил, потому что Тайри тихонько всхлипнула, повернулась на бок и свернулась клубочком, обнимая съехавшую вниз подушку. У Рикарта защемило сердце, настолько неправильным для спящего человека было сейчас ее лицо. Не отрешенно-детским, не расслабленно-безмятежным, а строгим и даже скорбным, с горькой улыбкой на припухших от поцелуев губах. Что-то ей снилось такое… Он бережно укутал ее одеялом и прижал к себе, вслушиваясь в отголоски ее эмоций. Все слишком расплывчато и неясно, когда человек спит, но успокоить и защитить от неопределимых страхов сильный и бодрствующий может и должен.
Монстр зловредно хихикнул и, с полным сознанием собственной правоты, исчез.
Утро оказалось не менее ярким и восхитительным, чем минувшая ночь, но пора было прощаться - каждого ждали неотложные дела.
- Прости меня, я не удержался, - зачем-то сказал он будто не ей, а еще кому-то, быстро и неловко поцеловал и исчез в портале.
- Прости меня, я не устояла, - прошептала целительница почти одновременно и разжала руки, отпуская его.

***         ***         ***
Что это, что со мной творилось, думал он, шагая по дворцовым залам, и что творится сейчас? Это ведь она сделала, больше некому. Меня будто собрали из осколков, соединив все до единого и найдя давно потерянные. Я даже не знал, что так может быть. Но все ведь закончилось, было и прошло, к вечеру останется лишь смутное воспоминание, а потом и вовсе исчезнет, растворясь в иных впечатлениях. Позабудется, как позабылись множество подобных вспышек, и я никогда больше не вернусь в уютный дом на другом берегу реки…
Если бы он знал, насколько ошибался.
Тайри ни о чем не сожалела, не успела усомниться и разочароваться, замутить чистые воспоминания этой ночи чем-то горьким и безнадежным. Пришлось срочно отправиться в госпиталь: в квартале Оружейников случился большой пожар, множеству обожженных была необходима ее помощь. А вечером ее из дому выдернул Адалер: у Орнери начались роды. Когда там предаваться самоуничижению, да и зачем? Было? Было. Не повторится? Кто знает, Льофф - существо непредсказуемое. Вот возьмет и вернется через пару дней.
Знала бы она, насколько права.

- Рикарт! Рииииикаааарт! - Даль попытался вывести брата из глубокой задумчивости, в которой тот пребывал последние двое суток- по сообщениям доверенных слуг. Граф Изар не стал бы беспокоить государя, но тот сам назначил ему это время для «серьезного разговора». Тему, как водится, не сообщили, и Даль голову сломал, пытаясь догадаться, что же задумал его венценосный брат. Ослушаться он не решился, а теперь вот… Ему не терпелось вернуться домой, там любимая жена и крошечная новорожденная дочь, третья по счету. Даль сам не понимал, как у него хватило решимости оставить их сейчас.
- Твое величество, очнись же наконец! Что с тобой творится?!
- Хотел бы я сам понять, что… - император вздохнул и с силой потер лицо ладонями.
- Ты собирался о чем-то со мной серьезно поговорить. Случайно, не помнишь, о чем?
- Помню. Об открытии второго лицея на южном побережье, в Ливоруме. Там подходящий климат и старая императорская резиденция, удобная и красивая, как раз для этих целей. Кандидатуры преподавателей уже есть, потом посмотришь. На столе красная папка, не забудь ее…
- Все, я могу идти? Тебе я больше не нужен?
- Не знаю даже… А, говорят, тебя можно снова поздравить! Ты у нас образцовый отец. Рад за вас с Орни. Подарок за мной. - Рикарт с трудом изобразил улыбку и снова провалился в раздумья.
- Не нравишься ты мне, брат. Такое лицо я уже когда-то видел, - внимательно присмотревшись к своему визави, сказал Даль.
- Да? И где же? - с неожиданным интересом отреагировал император.
- В зеркале, пятнадцать лет назад, когда встретил Орни. Кто я - и кто она… У ваортов, сам знаешь, к бастардам отношение, мягко говоря, прохладное, а родовитых дворян вокруг нее крутилось тогда немеряно. Что я мог предложить? К счастью, ей оказался интересен лишь я сам. Бродяга и бунтарь, а не граф и брат императора. У тебя новый роман? Нам стоит ждать перемен и очередную императрицу?
- Новый, старый… да не знаю я! - Рикарт вскочил, отпихнул в сторону кресло. - Я вообще не предполагал, что такое может случиться! Да, хотел, чего уж там, но никогда бы не стал форсировать события. И… я точно знаю, что ничего у нас не получится…
- Насколько я понимаю, тебя, против ожиданий, не выгнали в шею, а совсем наоборот, и теперь ты боишься, что дама начнет на что-то претендовать? Я тебя не узнаю…
- Погоди, сейчас еще больше не узнаешь. Она не начнет претендовать, более того, полагаю, что предпочтет сохранить все в тайне. Ей ничего не нужно от меня, и никогда не было нужно, Даль. Ни титулы, ни положение в свете, ни место при дворе. Она не тщеславна и абсолютно самодостаточна. И мне, брат, мне - императору и далеко не последнему магу - нечего ей предложить!
- Идеальная кандидатура для жены, тебе не кажется? Или еще слишком рано?
- Рано, поздно… Она откажет, и будет права. Я же сказал, трон никогда ее не привлекал.
- А ты чего сам-то от нее хочешь, Рикарт?
Льофф ощутимо вздрогнул. Этот вопрос ему совсем недавно задавали.
- Пожалуй, что всего, Даль. И близость в этом списке не на первом месте, вот в чем кошмар… Я хочу знать, чем она живет, о чем мечтает, что не дает ей покоя. Хочу быть рядом, когда ей будет нужно. Создатель, я поймал себя на мысли, что хочу от нее ребенка! Пытался представить, каким он будет…
- Умным и красивым, каким еще! Если она согласится.
- Не будет. Потому что я даже не заикнусь об этом. Положение бастардов всегда было ненадежным и опасным. Наш с тобой отец сподобился лишь на то, чтобы признать своих детей. А дед, едва став императором, планомерно истребил всех сводных братьев и сестер. Во избежание, так сказать. И как в дальнейшем к этому ребенку отнесутся мои законные сыновья, я предсказать не могу. Я не вечен, и не хочу, чтобы с ним обошлись также, как с теми. И в этом вопросе я, как видишь, тоже бессилен что-либо ей предложить. Кроме того, я просто не хочу, чтобы он родился бастардом.
- Умеешь ты находить себе темы для размышления, - вздохнул Даль, с жалостью глядя на Рикарта.
- Умею. Ты вот вместо того, чтобы ерничать, придумал бы что-нибудь!
- Нечего тут выдумывать, брат. Возвращайся к ней при любой возможности. Пусть все идет, как идет. Жизнь часто сама подкидывает ситуации, в которых только ты и сможешь что-то сделать для дорогого человека. И не морочь себе голову излишней философией. Умствования, сам знаешь, иногда вредят.
- Я думал, это пройдет, как бывало множество раз. Думал, что это просто очарование загадки, вызов для меня, простое желание обладать недоступным, в конце концов. А на самом деле? Это же не…
- Оно самое, Рикарт. И хватит разговоров, потому что в следующей фразе ты назовешь ее имя, а я этого знать не хочу. Если ты больше никому аудиенции не назначал, займись личной жизнью. Давно пора. И да, я за тебя рад. - граф Изар хлопнул брата по плечу и вышел, плотно притворив за собой дверь.
Император с минуту размышлял, затем сотворил Короткий переход.
- Прости, я…

Записан
Я вылеплю себе иную
землю из сонных перьев...
Видишь - вдалеке -
проходит ветер с синими глазами...
(c) Шамиль Пею. Песни иных земель

... глаза их полны заката,
сердца их полны рассвета...
Иосиф Бродский.

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 6050
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 10881
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - VIII
« Ответ #161 : 14 Фев, 2023, 18:33:19 »

Сколько жизни, сколько света, сколько всего того, что словами, кажется, не передать, и, тем не менее, автор это передать сумел. Чудесная история, я читала её, но такое можно и нужно читать и перечитывать. Чтобы восхищаться и удивляться. Спасибо, эреа Tory, вы сотворили чудо.
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

Красный Волк

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 6524
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 7186
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - VIII
« Ответ #162 : 15 Фев, 2023, 12:07:00 »

Сколько жизни, сколько света, сколько всего того, что словами, кажется, не передать, и, тем не менее, автор это передать сумел. Чудесная история, я читала её, но такое можно и нужно читать и перечитывать. Чтобы восхищаться и удивляться. Спасибо, эреа Tory, вы сотворили чудо.
Лучше не скажешь. Тоже твердо убеждена, что эти страницы должны стать частью канона, потому что, на мой взгляд, вплетены в его узор и в его логику они органичнейше... но тут решение - конечно, за автором. А не заглянуть в предвечную глубину, чтобы в сердце бесконечности вспыхнул огонь, бездонное небо просто не могло - героев сама судьба к этому вела :). Да, долг есть долг, и предназначение есть предназначение, но до чего же хорошо, что эти двое шагнули друг к другу, отпустили себя на свободу - пусть и ненадолго - и подарили себе кусочек счастья... И еще раз огромное спасибо, эрэа Tory! :) За свет волшебства, которым Ваша проза пронизана - и за то, сколько радости нам, Вашим читателям, встречи с ней приносят...   
Записан
Автор рассказа "Чугунная плеть"

Tory

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 3178
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 1986
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - VIII
« Ответ #163 : 18 Фев, 2023, 11:51:28 »

Спасибо, дорогие мои читетельницы! После ваших слов появляется вдохновение. Теперь придется писать еще один рассказ, как эта история закончилась, чем и для кого...
Записан
Я вылеплю себе иную
землю из сонных перьев...
Видишь - вдалеке -
проходит ветер с синими глазами...
(c) Шамиль Пею. Песни иных земель

... глаза их полны заката,
сердца их полны рассвета...
Иосиф Бродский.

Tory

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 3178
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 1986
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Сказки у камина - VIII
« Ответ #164 : 18 Фев, 2023, 11:55:35 »

Это снова не продолжение. Хотя автор работает.
Это начало - на новом месте. Первая книга, прошедшая корректуру и редактуру, выкладывается на АвторТудей.
Обложку для нее рисовала прекрасная художница Наташа Нисмианова (https://vk.com/nismiana)
Читать, а если кому-то захочется, то и что-нибудь сказать - здесь:

https://author.today/work/254042

Обложка.
Записан
Я вылеплю себе иную
землю из сонных перьев...
Видишь - вдалеке -
проходит ветер с синими глазами...
(c) Шамиль Пею. Песни иных земель

... глаза их полны заката,
сердца их полны рассвета...
Иосиф Бродский.