Расширенный поиск  

Новости:

03.02.2023 - вышел в продажу сборник "Дети времени всемогущего", включающий в себя цикл повестей "Стурнийские мозаики", роман "К вящей славе человеческой", повесть "Данник Нибельринга" и цикл повестей "Vive le basilic!".

Автор Тема: Вирентийский витраж - II  (Прочитано 13766 раз)

passer-by

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 9239
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 13996
  • Я вольный воробей на ветке, от указаний отвернусь
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - II
« Ответ #45 : 15 Авг, 2022, 19:05:57 »

И я! Спасибо и жду.
Записан
"Чистоту, простоту мы у древних берем,
Саги, сказки - из прошлого тащим,-
Потому, что добро остается добром -
В прошлом, будущем и настоящем!" (с)
"Но разве тот, кто трусит глубины,
Найдет свою сияющую пристань?" Марриэн
Είναι ανώτερη σοφία να μπορείς να ξεχωρίζεις το καλό απ' το κακό

Марриэн

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 4417
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 1031
  • Ленивый хоббит
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - II
« Ответ #46 : 23 Авг, 2022, 23:03:25 »

 :)

Следуем далее.

Наверно, они бы стояли так долго — ошарашенно пялясь в небо, как сущие дурни, но события  решили иначе.  События нынче вообще как с цепи сорвались.
С кручи посыпались камешки. Эрме повернула голову на звук.
–  Это еще кто? –  почти простонала она.
Люди. Они шли черными тенями, подымаясь по круче, возникая из-за зарослей ржаволиста. Они казались порождениями этой чернильной душной ночи, внезапно очутившимися под солнцем.
Человек тридцать или около того. Мужчины, подростки, женщины — все одинаково грязные, запыленные, одетые бедно и неряшливо. И все поголовно вооруженные. Такого собрания разномастного старого железа, пожалуй, не нашлось бы и на сборе городского ополчения.
Появившийся с другой стороны поляны Крамер, не тратя слов, вытащил чикветту и пошел навстречу. Лицо его стало злым — капитан явно решил, что сейчас отыграется за все неудачи своего пребывания на Тиммерине.  То, что он один против по меньшей мере десяти мужчин, его совершенно не волновало. Зато здесь было все понятно: бой, железо, кровь.
–  Это Форга, –  с легким беспокойством сказал Тадео и, возвысив голос,  приказал:
–  Капитан, оружие лишнее!
Крамер и не подумал повиноваться. Он нацелил чикветту на предводителя всей компании – тяжелого коренастого детину, вооруженного здоровенной рогатиной – с такой в самый раз идти на медведя, не то что на одинокого легионера.  Детина насупился и  покрепче сжал древко.
–  Монерленги? – напряженным тоном спросил Крамер.
Она не успела решить, как поступить. А все остальное было словно продолжение сна.
Люди опустились на колени. Неловко, словно такое действие было им непривычно, Копья, топоры, иззубренные ножи легли в пыль. Крамер аж подавился от такой неожиданной подставы.     
Лишь один незнакомец остался стоять. Раньше он был скрыт фигурами сородичей, но теперь возвышался над склоненными спинами и шеями, словно оборванное огородное пугало. Тощий, с несуразно тонкими руками, торчащими из рукавов, словно коричневые плети, он опирался на ошкуренный сук дерева, используя его вместо костыля. Жидкие седые космы волос вздымал ветер, закрывая лицо.
–  Что ты такое задумал, Дарте? –  нахмурился Тадео. 
Человек шагнул вперед, и Эрме отметила, как поспешно люди отодвигались, давая дорогу вожаку. Здоровенный детина торопливо отодвинул лежавшую на земле рогатину, чтобы человек не зацепился за нее костылем или носком истертого кожаного башмака. Человек достиг крайнего кострища и вытянул шею, смотря на тело Николо Барки. Острый подбородок его подрагивал. Наконец он тяжко вздохнул и повернулся к Эрме.
– Псы пришли, –  произнес он, –  ибо псы виновны. 
Лицо его было пропеченным солнцем, морщинистым и словно присыпанным седой пылью там, где полагается быть бороде.
–  Псы упустили добычу, –  продолжил он. – Псы виновны и просят пощады.
– Кто ты? –  спросила Эрме.
– Я Дарте Форга, псарь и пес, творение и тварь, сторож и пленник...
– Многовато слов для лесного дикаря, – оборвала представление Эрме.
Дарте Форга прищурил глаза.
– Твой дед, госпожа, считал иначе, –  ответил он. – Он поручил нам службу, но мы оказались недостойны ее.
– Вы должны были стеречь Николо Барку?
– Мы должны были быть псами тумана, ибо такова наша суть.
Странно слышать, когда человек так обозначает, кто он есть. Обычно все мнят себя по меньшей мере львами и благородными барсами. Но как же дед расплатился с этим сбродом? Явно не деньгами, ибо такую оборванную компанию еще поискать...
– Что же герцог Джез обещал за службу?
Она явно попала в цель. Дарте Форга даже выпрямился, прочнее утвердив костыль на земле.
–  Нашу память, –  ответил он. – Нашу память, нашу честь и наш лес.
–  Лес? – насторожилась Эрме. 
–  Мы жили, потеряв себя, монерленги, –  ответил он. – Но герцог Джез сказал, мы можем обрести новое. Он сказал, что если мы будем верны службе, он отдаст нам лес от Дикого мыса до устья Большого Узла. 
Все ясно. Бродяги с большой дороги, оборванцы и вернее всего бандиты. Дед брал все, что мог использовать, и приставлял к делу. Действительно ли он собирался выполнить обещание?  Действительно ли он его давал?
– Герцог сказал, что если он не успеет выполнить договор, то следующий Живущий в пламени примет обязательства на себя.
Ну, спасибо, дорогой дедуля! Нашел на кого скинуть! Что ж, не только ты умеешь играть в такие игры... я тоже научилась...
– Допустим, – надменно процедила она, жалея, что расцарапанное лицо и кровь на шее портят впечатление. – Но чтобы не обещал герцог, вы свои обязательства не выполнили.
– Да, это так, –  признал он. –  Псы виновны и взывают к милосердию...
– Вины искупают, Дарте Форга.
Старик снова сощурил глаза и вытянулся, словно зверь, настороживший уши. Он явно надеялся на такой поворот дела.
–  Как именно, госпожа? – спросил он. 
– Пусть твои люди прекратят обтирать колени о траву. Курт, подойди сюда! – приказала она. – Где то растение, что я велела тебе спрятать?
« Последнее редактирование: 23 Авг, 2022, 23:21:38 от Марриэн »
Записан
" С каждым годом все неизбежней запевают в крови века..." (Н. Гумилев).

Марриэн

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 4417
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 1031
  • Ленивый хоббит
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - II
« Ответ #47 : 25 Авг, 2022, 22:26:25 »

Надежды не оправдались. Форга столпились над лежащей на камне веточкой ночеглазки, честно пялились на ядовитый плод, но нет, никто не встречал подобное растение нигде в лесной чащобе. В конце концов Эрме велела Крамеру отогнать всю компанию, а старик приказал родне заняться более насущным делом — тело отшельника следовало спустить вниз для погребения.
– А теперь рассказывай, Дарте Форга, – потребовала  Эрме, когда они втроем укрылись от нарастающего солнечного света в тени ржаволиста. 
– Что госпожа желает знать? –  старик поудобнее пристроил костыль. Сесть он не  пожелал — возможно, боялся, что не встанет без посторонней помощи и покажет излишнюю слабость.
– Что делал фратер Бруно на Тиммерине?
– Жил, – признался старик. 
– Подробнее, Дарте Форга.
– Варил похлебку и кашу, собирал хворост, искал грибы и ягоды — правда, сначала он путался, какие можно есть, а какие  нет. Ловил рыбу у Дикого мыса...
Дарте даже пальцы начал загибать, перечисляя. Эрме поморщилась.
– Стирал исподнее, штопал чулки, умывался и сморкался. Не столь подробно.  Что он делал не для поддержания своей жизни?
– Он читал книги и писал тетради. Еще рисовал...
– Уже интереснее. Что именно он писал?
– Я не знаю грамоты, госпожа, –  сокрушенно произнес Дарте Форга. – Никто из Форга не знает. А рисунки он сразу стирал. Рисовал угольком на камне и размазывал.  А после жаловался, что у него болит голова. Моя жена приносила листья рыжего ярца — знаете, если растереть и сделать настой...
– Знаю, – разочарованно прервала Эрме. Поставить сторожем над книжником неграмотного — что это? Оплошность или расчет? – Он как-то связывался с герцогом?
– Он писал письма. Дважды в год. Я относил послания в условленное место и оставлял. Они исчезали.
– И ты не любопытствовал, кто именно забирал? Ни разу?
Дарте Форга свел седые жидкие брови.
– Псы нелюбопытны, госпожа.
А жаль. Но письма все же были зацепкой.
– И он все еще писал? После смерти герцога Джеза? –  вяло спросил Тадео.
– Нет, джиор наместник. Герцог умер, и письма прекратились.
Николо Барку завернули в плащ, и, обмотав веревками, потащили к тропе. Эрме помолчала, провожая носильщиков взглядом.
– Он жаловался на свою жизнь? – спросила она. – Роптал?
– Никогда, госпожа. Разве что в последнее время говорил, что устал. Что они смотрят, и смотрят, и смотрят.
– Кто они?!
– Не знаю. Может, боги. А может, ястребы. А может, сам лес.
– Да уж, смотрят, – пробормотал Тадео. Он все еще пребывал в каком-то оцепенении после сцены с ястребами. 
– Я сказал ему тогда, что все устают, – словно углубившись в воспоминания, произнес Дарте Форга. – Люди, звери, камни. Само время может устать и расплавиться в песочных часах на такой вот жаре...
А ведь он говорит совсем иначе, чем Черныш, в который раз подумала Эрме. Иначе, чем вся его родня, бубнеж которой она слышала вокруг камня с ночеглазкой. Речь легче и плавнее, язык много богаче, и этот выговор... что-то скользнуло и исчезло в выговоре.
– Откуда ты взялся, Дарте Форга? –  задумчиво спросила она.
– Из тумана, госпожа, – ответил он. –  Ибо прошлое есть туман непроглядный. Тебе нужно идти, госпожа. Скоро солнце начнет печь. Ты сочла наши вины и решила, каково искупление?
– Да, решила, – Эрме тяжело встала с земли. Перед глазами потемнело, голова пошла кругом, и она упала бы, не вцепись в плечо Тадео. Тот поспешно поддержал ее, в свою очередь поднимаясь на ноги. Старик молча ждал.
– Слушай, Дарте Форга. Первое — отныне твои люди должны приглядываться к тому, что растет в этих лесах. Если кто-то заметит растение, которое вам показали, вы не должны дотрагиваться до него, но должны тотчас уведомить джиора наместника. Тотчас, ты понимаешь?!
– Псы сделают это, – легко ответил Дарте Форга.
Не то что бы Эрме была уверена, что это принесет плоды, но где-то же Николо Барка раздобыл ночеглазку.
– Второе: если в лесу появятся новые люди и начнут шататься поблизости от «скорлупки» или произойдут странные события, ты также сообщишь об этом.
– Насколько странные? – уточнил Дарте Форга.
– Такие, что пересекают границы привычной странности!
– Псы сделают это, – с явным облегчением произнес старик. Наверно, он решил, что легко отделался. Зря.
– И третье: ты отыщешь Висконти. Ты проследишь его пути и выяснишь, почему он покинул скалу и что намеревается делать. И будешь следовать за его отрядом, пока тот не покинет пределы Тиммерина.
Дарте Форга прикусил губу и отвел взгляд в сторону, но Эрме успела заметить тоскливое выражение его глаз. Старик смотрел на вершины деревьев, на едва различимое зеркало озерной воды, на пустынное выжженное небо, на красные скалы. И молчал. 
Он боится, подумала Эрме. Самого Висконти? Черного Трилистника? Чего-то еще? Сильно боится.
Голова снова начала кружиться. Царапины на лице горели.
– Псы сделают это, – почти шепотом, словно опасаясь собственного слова, проговорил Форга и повторил уже громче. – Да, сделают. И тогда ты госпожа отдашь псам лес?
– Земли Тиммерина вправе жаловать лишь герцог, – ответила Эрме. –  Служи честно, Дарте, и Саламандра попытается решить дело в твою пользу.
Такой ее ответ вряд ли пришелся по нраву старику, но он вынужден был проглотить  возражения молча и лишь склонил голову, когда они наконец направились прочь от поляны к спуску.   
На полпути Эрме обернулась.
– Дарте Форга! –  окликнула она. –  Здесь на скале есть место, где черные камни стоят тесно, словно частокол или лабиринт?
Старик удивленно покачал головой.
– Нет, госпожа. Камни Ламейи красны, как кровь, либо, серы, как сумерки. Я не встречал ничего подобного.         
Отчего-то она так и думала.
Записан
" С каждым годом все неизбежней запевают в крови века..." (Н. Гумилев).

Tany

  • Росомахи
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 10077
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 14764
  • И это пройдет!
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - II
« Ответ #48 : 26 Авг, 2022, 08:15:53 »

Как всегда, великолепно! Спасибо, Марриэн :)
Записан
Приятно сознавать себя нормальным, но в нашем мире трудно ожидать, что сохранить остатки разума удастся.
Yaga

Красный Волк

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 6473
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 7153
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - II
« Ответ #49 : 26 Авг, 2022, 10:45:10 »

Как всегда, великолепно! Спасибо, Марриэн :)
И снова присоединяюсь от всей души! :)
Записан
Автор рассказа "Чугунная плеть"

passer-by

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 9239
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 13996
  • Я вольный воробей на ветке, от указаний отвернусь
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - II
« Ответ #50 : 26 Авг, 2022, 11:23:47 »

Спасибо. Жаль только, что, подозреваю, продолжение теперь будет не скоро. А хочется ещё и ещё.  :)
Записан
"Чистоту, простоту мы у древних берем,
Саги, сказки - из прошлого тащим,-
Потому, что добро остается добром -
В прошлом, будущем и настоящем!" (с)
"Но разве тот, кто трусит глубины,
Найдет свою сияющую пристань?" Марриэн
Είναι ανώτερη σοφία να μπορείς να ξεχωρίζεις το καλό απ' το κακό

Марриэн

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 4417
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 1031
  • Ленивый хоббит
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - II
« Ответ #51 : 26 Авг, 2022, 21:13:19 »

Спасибо. :)

Цитировать
Жаль только, что, подозреваю, продолжение теперь будет не скоро.
Я еще не закруглила эту часть.   ;)
Записан
" С каждым годом все неизбежней запевают в крови века..." (Н. Гумилев).

passer-by

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 9239
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 13996
  • Я вольный воробей на ветке, от указаний отвернусь
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - II
« Ответ #52 : 27 Авг, 2022, 13:03:48 »

Спасибо. :)

Цитировать
Жаль только, что, подозреваю, продолжение теперь будет не скоро.
Я еще не закруглила эту часть.   ;)
И это радует мою печальную душу.  :)
Записан
"Чистоту, простоту мы у древних берем,
Саги, сказки - из прошлого тащим,-
Потому, что добро остается добром -
В прошлом, будущем и настоящем!" (с)
"Но разве тот, кто трусит глубины,
Найдет свою сияющую пристань?" Марриэн
Είναι ανώτερη σοφία να μπορείς να ξεχωρίζεις το καλό απ' το κακό

Марриэн

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 4417
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 1031
  • Ленивый хоббит
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - II
« Ответ #53 : 27 Авг, 2022, 16:05:02 »

Цитировать
И это радует мою печальную душу.
Почто печален Воробей?

Как минимум две выкладки постараюсь сделать.  ;)
 
Записан
" С каждым годом все неизбежней запевают в крови века..." (Н. Гумилев).

passer-by

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 9239
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 13996
  • Я вольный воробей на ветке, от указаний отвернусь
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - II
« Ответ #54 : 27 Авг, 2022, 21:51:32 »

Это хорошо. Ждём.  :)
Записан
"Чистоту, простоту мы у древних берем,
Саги, сказки - из прошлого тащим,-
Потому, что добро остается добром -
В прошлом, будущем и настоящем!" (с)
"Но разве тот, кто трусит глубины,
Найдет свою сияющую пристань?" Марриэн
Είναι ανώτερη σοφία να μπορείς να ξεχωρίζεις το καλό απ' το κακό

Марриэн

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 4417
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 1031
  • Ленивый хоббит
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - II
« Ответ #55 : 27 Авг, 2022, 23:15:52 »

Спецпочтой высылаю  :D.

– До  краев! –  велела она, и Тадео уже заметно нетвердой рукой разлил по бокалам вино, на сей раз  густого рубинового оттенка.
Они устроились в гроте на краю бассейна. Тадео стянул сапоги и опустил босые ноги в воду. Расшитый золотой нитью нарядный черный дублет был небрежно наброшен на плечи статуи юноши с птицей.  Эрме полулежала на покрывале, опираясь на локоть.
Если прислушаться, можно было различить, как в замке еще вовсю гремит музыка. Здесь же   лишь плескала вода, да иногда слегка потрескивали фитильки светильников. 
Третьей в компании была Вероника. Куница забралась прямо в поставленное на пол оловянное блюдо и, вертясь и издавая урчаще-мурчаще-рычащие звуки, уминала сырую тушку куренка — только косточки трещали. Иногда она прерывала свой ужин, чтобы ожесточенно почесаться — большей частью об колено Тадео, которое уже лоснилось от жира. На Эрме она не обращала ровным счетом никакого внимания.
Зверек ждал на Диком мысу, сидя на нависающей над камнями веткой пинии. Вероника спрыгнула прямо на плечо Тадео и мгновенно юркнула к нему за пазуху. Там она и проспала весь обратный путь по озеру. Плакальщица не встретилась, Крамер зря озирался, стоя на носу фару.
– Вовремя мы удрали, –   заметила Эрме, уловив новый взрыв музыки.
Тадео рассеянно кивнул. Он так толком и не пришел в себя после мерзкого утреннего приключения.  Эрме и самой этот вечер дался куда как непросто.
...Они вернулись в Тиммори после полудня — грязные, измученные, голодные и покрытые царапинами. В замке вовсю суетились слуги, заканчивая приготовления к приему.
Времени на то, чтобы привести себя в пристойный вид, оставалось в обрез. Эрме пребывала в каком-то отупевшем состоянии сознания.
– Сделай что-нибудь, –  приказала она Терезе, вползая в свои покои и прямо  в одежде падая на кровать –  Только молча!
Камеристка с шумом всосала поглубже в грудь готовые сорваться слова, разглядывая здоровенный кровоподтек, украшавший лоб хозяйки, ее обгоревшее лицо, распухшие губы, царапины и грязный кокон бинта на правой руке.
– Платье какое? –  сквозь зубы на змеиный манер  прошипела она. 
– Зеленое, –  простонала Эрме. –  И кружевную накидку...
Она опустила голову на подушку и закрыла глаза. Тереза постояла, посмотрела, да и пошла прочь из комнаты. Молча.
Было слышно, как она рычащим шепотом понукает слуг в коридоре, требуя того, сего и, кажется, луну с неба. После звуки стали отдаляться... 
Счастье дремоты было недолгим: вскоре Тереза вернулась и без церемоний взялась за процесс превращения беспутной бродяжки в светскую даму. Эрме поняла, что лучше не сопротивляться и механически подчинялась указаниям.
– Все,  –  возвестила окончание мучений камеристка. –  Управилась, слава  Благим.
Эрме, сидя в кресле перед зеркалом, с усилием разлепила веки. Результат был вполне приличен, а учитывая скорость, так и вовсе блестящ. Цвет лица, конечно, темноват, но  в зале, при свечном пламени, сойдет. Кружевная  накидка и выпущенные на скулы пряди волос неплохо маскировали царапины, даже синячище удалось замазать и прикрыть. Но вот сонно-тягучее выражение лица не спрячешь...
– Экая унылая физиономия, – проговорила она, зевнув. –  Так и вино станет уксусом. Принеси там, в сундучке...
Тереза поджала губы, но, естественно, не посмела спорить. Она принесла требуемое — плоскую деревянную коробочку – держа двумя пальцами, будто тащила в выгребную яму пойманную в доме мышь. 
– Это который  раз уже? – положив коробочку на стол, спросила она.
– Не твое дело, –  ответила Эрме. –  Четвертый. Или  пятый. Не помню.
– То-то и оно, –  проговорила Тереза. –  Сами говорили, что нельзя так часто. Сами пьете...
– Так надо, –  Эрме торопливо бросила горько-кислую пилюлю в рот и, морщась, проглотила. – Дай воды.
В двери постучали. Вошел джиор наместник, светясь вышивкой парадной одежды и царапинами по щекам.
– Там полон зал гостей, – угрюмо сообщил Тадео. – Можно я здесь спрячусь?
– Вот еще, – ответила  Эрме, –  я что, одна должна мучиться? Давай, вынимай меня из кресла — сама я что-то никак.
Она протянула ему правую руку, еще без перчатки, и Тадео пораженно уставился на ее пальцы.
– Эрме! Рука...
– Да, рука, –  подтвердила Эрме. –  Нет, я не знаю, что случилось. Не смотри так.  Правда, не знаю...
Когда Тереза, скрипя зубами, размотала серый от пыли кокон, то Эрме приготовилась увидеть нечто неприятное, но увидела нечто необычное.
Ожогов не было. Посреди ладони привычно темнел старый шрам, но там где должны были россыпью красоваться волдыри, лишь блестели розоватые пятнышки новой кожи. Эрме долго таращилась на такое диво, но потом решила, что обдумает это на свежую голову. Не сейчас. Может быть, завтра.
– Идем, – решила она и все же попыталась подняться сама. Удалось — не иначе пилюли уже начали делать свою работу.
Они сошли в зал, и вечер покатился предписанным чередом.
Она произнесла все положенные заздравные речи, протанцевала с достаточным числом почтенных пожилых дворян и даже рискнула кое с кем из молодых, говорила о политике и погоде, даже что-то ела — правда, не слишком запомнила, что именно. Она улыбалась, но перед глазами все еще неотступно стояли красные обрывы и лицо Николо Барки с темной пеной, стекающей с губ.
Наконец, когда речи стали громче, юнцы развязнее, девицы улыбчивее, а музыканты, после поднесенного по традиции кубка с горячим гвоздичным вином, отерли пот и перешли с благопристойного анделя на быстрые фоскиры, Эрме переглянулась с Тадео и величественно встала, предоставив гостям вовсю развлекаться самостоятельно. Судя по всему, справлялись они отменно.
А здесь было так прохладно, так спокойно... даже урчание Вероники уже не раздражало.
– Не боишься головной боли? – предупредил Тадео, протягивая ей бокал.
– Мне все равно будет дурно, – отмахнулась Эрме. Пилюли — изобретение маэстро Руджери – могли, наверно, поднять мертвого: на два-три часа и с неизбежными мерзкими  последствиями полного распада. Что за дикую смесь создал учитель, Эрме так и не распознала, а сам Руджери лишь посмеивался и обещал, что когда-нибудь отпишет ей секретный состав по завещанию. Тереза была права: она слишком злоупотребляет этим средством, но если завтра все равно будет несладко,  то пусть уж сегодняшний вечер удастся.
– За что? – Она поднял свой бокал.
– Не знаю, какая разница. Просто за то, что ты здесь и я здесь.
Тадео выпил бокал залпом. Лицо его сделалось отрешенным. Эрме  не раз видела его таким в детстве и в юности. Дядя Алессандро обычно презрительно говорил: «накатило на парня, сейчас раздавит».
Если его не растормошить, Тадео мог сидеть так долго-долго.
– О чем задумался, Тадди? – позвала она.
– Да так. Я все думаю о Николо Барке. О его жизни и его смерти.   
– Он сам решил так закончить свои дни, Тадди. Может, у него разум помутился от одиночества. Не знаю, честно говоря, для чего дед загнал его в такие дебри.
Эрме решила не говорить о своих ночных видениях и словах отшельника. Слишком все зыбко, слишком напоминает о безумии, а может, безумием и является — одним на пару с погибшим Николо. Может ли быть общим умопомрачение?
– Да, но я не о том, –  Тадео покачал головой. – Понимаешь... вот он жил в одиночестве и безвестности и вот он умер. Кто о нем вспомнит, кто оплачет?
Ну, я-то его точно долго не забуду, подумала Эрме. Он мне, наверно, еще и в кошмаре приснится.
– И вот я думаю: я ведь такой же... уйди я — ничего не останется. Доживаешь до сорока лет и внезапно понимаешь, что никто особо не опечалится, если ты исчезнешь...
Эрме мороз продрал по коже.
– Не смей, – словно разъяренная кошка, прошипела она. –  Даже думать от таком не смей! Никто...  А я?!  Да я с ума сойду!
– Ты это ты, –  Тадео улыбнулся. – Ты – исключительный случай.  Наверно, еще Лаура опечалится. Она чистая душа и готова скорбеть над всем этим несовершенным миром от блохастого бездомного щенка до бестолкового меня.  И все. Ну, разве что Вероника, но говорят, куницы быстро дичают  обратно.  Итого три существа на весь огромный мир. Много это или мало?
Вероника продолжала расправу над куренком, не подозревая, что является предметом обсуждения.
– Еще Джез, – пробормотала Эрме. – И Фредо.
– Джез вряд ли, а Фредо еще мал. Ладно, – Тадео снова наполнил свой бокал. – Забудь. Мало ли что в голову лезет. Я же блаженный рыболов.
Он поднялся на ноги и нетвердой поступью прошелся вдоль бассейна. Остановился у статуи воина, перешел, взглянув на парня с ястребом, к девушке, несущей кувшин, затем к женщине со шрамом на щеке.
– Мне все время кажется, что у них  у всех есть что-то общее, – пробормотал он. – Какая-то связь, но у меня мозгов недостает, понять, какая именно. Они не сами по себе – они вместе, понимаешь?
Честно говоря, сейчас Эме меньше всего желала обсуждать вопросы древнего искусства, но она была так рада, что Тадео оставил тяжелую тему, что с радостью поддержала бы любой разговор, включая сравнение достоинств опарыша, червя и личинки майского жука.   
– Скорее они были изготовлены одним мастером, – ответила она. – Вместе.
– Должно быть уйму времени отняло, – заметил Тадео. – Годы.  И все для того, чтобы оставить всю компанию здесь в толще скалы, в забвении и безвестности.
– Зато они уцелели. Сколько статуй отыскивают искалеченными, без носов, рук, а то и вовсе без голов. А эти – как живые! Нет, я просто должна найти кого-то, кто осмотрит здесь все... 
– Только такого, чтоб держал язык за зубами. Ты обещала.
– Могу и вовсе без языка, –  хмыкнула Эрме и, поймав укоризненный взор Тадео, торопливо добавила. –  Я шучу, Тадди. 
– О, эти твои циничные шуточки, – проворчал Тадео. – А ты заметила, какие занятные здесь глаза? Вот, смотри-ка!     
Он отхлебнул из бокала и, нагнувшись, поднял стоявшую на постаменте лампаду.  Красноватый свет упал на лицо мраморной женщины, и Эрме только сейчас уловила какой-то слабый отблеск в правой глазнице. Тадео поднес лампаду еще ближе, и теперь Эрме ясно различила в глубине глазницы крошечную инкрустацию — какой-то темный камушек. Раньше он был незаметен, поскольку правую половину лица скрывал полумрак, левая же глазница оказалась традиционно гладкой.
– Аррэ, –  она запнулась на имени, – говорил, что в древности глаза рисовали прямо на мраморе. Но здесь нет следов краски. А остальные?
– У воина один зрачок слегка намечен, но камня нет. Может, вылетел. А вот у юноши и девицы оба глаза и впрямь были покрыты краской, но она, видимо, отслоилась — здесь же влажно. Следы остались, но едва различимые. А у этого паршивца, – он потрепал скрючившегося мальчишку по шее, – под веком точно что-то есть, но он так скорчился, что я не могу подлезть и рассмотреть, что именно. Как только вставляли...
Он согнулся  в три погибели, покачнулся и уронил серебряный бокал прямо в бассейн. Булькнуло.
– Ну вот, – Тадео шумно вздохнул. – Я как всегда. Сейчас достану.
Он начал стаскивать рубашку, путаясь в вороте. Эрме посмотрела на воду и поняла, что она плавно покачивается. Вместе с полом. Началось, подумала она. Может, тоже поплавать?
– Оставь, Тадди! Пойдем в комнаты, продолжим там. Пойдем. Не бери кувшин, он пустой.
Тадео покорно натянул рубашку обратно.
 – Вероника, ты где? Пойдем, пушистая вредина!
Куница оторвалась от трапезы. «А как же курочка?» – казалось, было написано на ее озадаченной морде. Но спор между зовом желудка и верностью оказался недолгим.   Спустя мгновение она уже догоняла своего покровителя, таща в зубах куриное крылышко.   
Записан
" С каждым годом все неизбежней запевают в крови века..." (Н. Гумилев).

passer-by

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 9239
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 13996
  • Я вольный воробей на ветке, от указаний отвернусь
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - II
« Ответ #56 : 29 Авг, 2022, 15:30:22 »

Спасибо. Значит будет ещё кусманчик. Хорошо.

Цитировать
И это радует мою печальную душу.
Почто печален Воробей?
Ох, Марриэн, печален, это не то слово. Все мои друзья и близкие стали ненавидеть Россию вообще, и русских в частности. Посходили с ума просто. У меня в одночастье не стало даже тех немногих друзей, что были. И деться мне некуда. Вернуться домой не могу, а здесь просто невыносимо  с этими патриотиками и песнями "Просипайся, Украино",  мерзко до посинения.  :(
Записан
"Чистоту, простоту мы у древних берем,
Саги, сказки - из прошлого тащим,-
Потому, что добро остается добром -
В прошлом, будущем и настоящем!" (с)
"Но разве тот, кто трусит глубины,
Найдет свою сияющую пристань?" Марриэн
Είναι ανώτερη σοφία να μπορείς να ξεχωρίζεις το καλό απ' το κακό

Марриэн

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 4417
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 1031
  • Ленивый хоббит
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - II
« Ответ #57 : 29 Авг, 2022, 21:09:47 »

Цитировать
Значит будет ещё кусманчик
Будет, будет. :)

Цитировать
И деться мне некуда. Вернуться домой не могу, а здесь просто невыносимо
Очень тебе сочувствую. Надеюсь, мои сочинительства тебя хоть чуточку развлекут.
Записан
" С каждым годом все неизбежней запевают в крови века..." (Н. Гумилев).

passer-by

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 9239
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 13996
  • Я вольный воробей на ветке, от указаний отвернусь
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - II
« Ответ #58 : 29 Авг, 2022, 21:13:47 »

Цитировать
Значит будет ещё кусманчик
Будет, будет. :)

Цитировать
И деться мне некуда. Вернуться домой не могу, а здесь просто невыносимо
Очень тебе сочувствую. Надеюсь, мои сочинительства тебя хоть чуточку развлекут.

Конечно, такая отдушинка, когда уже совсем невмоготу.
Записан
"Чистоту, простоту мы у древних берем,
Саги, сказки - из прошлого тащим,-
Потому, что добро остается добром -
В прошлом, будущем и настоящем!" (с)
"Но разве тот, кто трусит глубины,
Найдет свою сияющую пристань?" Марриэн
Είναι ανώτερη σοφία να μπορείς να ξεχωρίζεις το καλό απ' το κακό

Tany

  • Росомахи
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 10077
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 14764
  • И это пройдет!
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - II
« Ответ #59 : 30 Авг, 2022, 20:41:11 »

Марриэн, и снова спасибо :)
passer-by,
у меня почти твоя ситуация, даже близкая подруга придерживается других взглядов. Но, когда умерла мама, именно она была со мной трое суток. С нормальными людьми даже противоположность взглядов на некоторые вещи - не помеха. И все мои коллеги теперь Россию ненавидят. А за что им любить страну, разрушившую их жизнь? У коллеги именно русские ни за что убили мужа и сожгли дом... Печально, но это неоспоримый факт.  А каково мне, если две моих страны воюют? Родина и вторая родина. А у меня еще и дети придут в класс, что им говорить? Т.е. в класс они пока не придут, две недели учимся онлайн, а там видно будет. Тревоги воздушные каждый день, стремно собирать детей в школе. Надо просто пережить это время. А там что-то прояснится. Не изменяя убеждениям, но и не слишком эпатируя окружающих. Здравомыслящие люди тоже есть.
Записан
Приятно сознавать себя нормальным, но в нашем мире трудно ожидать, что сохранить остатки разума удастся.
Yaga