Расширенный поиск  

Новости:

21.09.2023 - Вышел в продажу четвертый том переиздания "Отблесков Этерны", в книгу вошли роман "Из глубин" (в первом издании вышел под названием "Зимний излом"), "Записки мэтра Шабли" и приложение, посвященное развитию науки и образования в Золотых Землях.

Автор Тема: Сборник "неформата"  (Прочитано 3582 раз)

prokhozhyj

  • Естествоиспытатель
  • Хранитель
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 9009
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 14956
  • Без звериной серьёзности.
    • Просмотр профиля
    • Заметки на обочине
Re: Сборник "неформата"
« Ответ #15 : 11 Авг, 2022, 15:46:29 »

 Из приложений к переизданию "неформата" (окончательное название сборника – "Дети Времени всемогущего"), а конкретнее – к трилогии "Vive le basilic!"

ПОДЛИННАЯ ИСТОРИЯ ВАСИЛИСКОВ.

 И что же – вправе спросить любопытствующий читатель – никаких василисков на самом деле не было? Ну почему же, были. И ниже мы расскажем об этих очаровательных существах.

 Итак, Basiliscus emperador, он же императорский василиск. Скальная атлантидская ящерица из Тольтеки, обнаруженная экспедицией, обследовавшей возможные трассы будущего Трансатлантидского канала. На одном из рассматриваемых путей имелось препятствие в виде скального отрога, который при строительстве пришлось бы пробивать взрывами, и группа горных инженеров была послана для того, чтобы оценить серьёзность препятствия и возможный объём работ. И вот там-то, на торчащих из сельвы скалах, горные инженеры и встретили крупных, сантиметров тридцать вместе с хвостом, необычных ящериц. Рептилии ловко лазали по нагретым солнцем камням, выискивая в щелях притаившихся пауков и многоножек и ловя пригревшихся на скале бабочек. Самки ящериц были бурыми, а самцы – ярко-оливково-зелёными с белыми «нашлёпками» в области затылка. Необычные ящерицы вызвали любопытство геологов, и они отловили несколько экземпляров и отправили их в столичный Университет имени Республики (в недавним и осужденном прошлом Императорский). Живой груз добрался до цели живым, и странные ящерицы были торжественно водворены в университетский террариум. Там ими занялся лично профессор Сюркуф, куратор отдела рептилий. Первым делом учёный муж установил, что они принадлежат к новому, неизвестному науке виду и роду, и описал их под уже упомянутым именем Basiliscus emperador. Родовое название происходило из любимых профессором мифов, а видовое… видовое содержало в себе маленькую фигу в кармане: в душе почтенный профессор был поклонником некоего басконского капрала, которого в нынешние времена предлагалось лишний раз не вспоминать, а белая нашлёпка на голове у самцов новой ящерицы так походила на белый берет…

 С нашлёпкой этой профессор, кстати сказать, разобрался достаточно быстро: оказалось, брачный ритуал B. emperador включал в себя турнирные поединки самцов, при которых соперники пытались ухватить друг друга пастью за загривок и опрокинуть на спину. Естественно, кожа на подвергаемом подобным издевательствам участке неминуемо должна была уплотниться, чтобы защитить кавалеров от возможных травм. А далее оказалось, что крупная и плотная нашлёпка на затылке, обеспечивающая надёжную защиту в поединке, уже сама по себе подчёркивает потенциальные доблести самца и привлекает самок, а конкурентов, наоборот, ввергает в весьма полезное уныние, и хорошо бы ей было быть позаметнее. И вот – путём ли наследуемых от поколения к поколению целенаправленных изменений, или же в итоге подхваченных удачей и судьбой случайностей (в споры новомодных «эволюсьионистов» почтенный зоолог не вникал) – защитная бляшка самцов стала максимально заметной, а именно обрела ярко-белый цвет, резко выделяющийся на зелёной чешуе ящерицы.

 Самки же B. emperador оказадись живородящими: необходимую в развитии рептилий стадию яйца юные василиски успевали пройти ещё в материнской утробе, и самка производила на свет сразу целый выводок крохотных юрких ящерок. Такой способ размножения (отмечавшийся у некоторых чешуйчатых гадов и ранее) при благоприятных условиях способствовал быстрому росту числа ящериц (ценой за это была более вероятная гибель самки при условиях неблагоприятных, но профессор полагал, что уж в его-то террариуме таковых не случится).

 Неблагоприятных условий и не случилось. Случилось другое. Однажды ночью группа восторженных юнцов, вдохновившись новым эссе великого Пишана «О праве живых», проникла в университет с высокой целью освободить безвинных узников, страдающих по вине ретроградов в мантиях. Они успели разбить аквариум с неофламандскими пипами (утром служители нашли несчастных лягушек на полу на последней стадии обезвоживания, двоих всё-таки удалось отмочить в тазу с водой и вернуть к жизни, остальным повезло менее), выпустить алможедских варанов и упевших размножиться василисков… и тут кто-то из спасателей открыл стоявшую тут же клетку с обезьянами-капуцинами. Но вместо того, чтобы возблагодарить освободителей, крупный самец-капуцин, выскочив из клетки, истерически заверещал и пустил в ход весьма впечатляющие клыки, положив тем самым конец ночной операции: юнцам пришлось срочно покинуть здание, понеся убыль в целостности одежд и обретя обидные раны в задних регионах организма. Впрочем, всех этих подробностей Университет не узнал, и детали истории огласке не предавались.

 Что в результате сталось с алможедскими варанами, науке не известно, а вот судьба василисков оказалась весьма поучительной. Тольтекским животным случалось и ранее попадать в Лютеж. Например, в доставленных параходами коробках с экзотическими фруктами не раз прибывали яркие богомолы, а один раз на фруктовом складе произвела немалый переполох выскочившая откуда-то аспидная древесная змея, но все они плохо переносили похолодания, и ближайшую зиму не переживал никто. Поэтому в учёном мире бытовало твёрдое убеждение, что «атлантидское вторжение» Старому Свету угрожать не может. Василиски это заблуждение успешно опровергли. Очевидно, дело было в скальной природе этих ящериц, и городские дома оказались для них вполне привычной средой обитания. И они же давали возможность с наступлением холодов отступить с улицы внутрь стен, в малокормные, но отапливаемые помещения. Впрочем, вездесущие тараканы делали такую зимовку не совсем голодной. И как и любой вид-вселенец, попавший в новые, не занятые потенциальными конкурентами места обитания, василиски принялись усиленно размножаться. Тем более, что питавшиеся ими на родине рыжие скальные ястребы остались в далёкой Тольтеке и никак не могли угрожать лютежским новосёлам. Новый вид успешно вписывался в местную жизнь, не занимая место никого из аборигенов (старосветские ящерицы в города не шли), питаясь насекомыми, которых хватало, и не портя людские сооружения (про фантазии же людей речь не идет).

 Среди оккупированных вселенцами зданий оказалось и железнодорожное депо, в котором хватало тепла, и никакие горничные не устраивали истерик при виде влезшей на подоконник ящерицы. Это маленькое обстоятельство имело неожиданно большой эффект: забиравшиеся на теплые паровозы василиски (включая беременных самок), случалось, так и уезжали на них и попадали в другие прижелезнодорожные города. Этот процесс во-всю продолжается и поныне.

 Естественно, расплодившиеся в городах необычные и приметные ящерицы всё чаще попадаются на глаза людям, и эти встречи невольно подпитывают возникшие вокруг «василисков» слухи и дикие (тем более для полагающего себя просвещённым общества) новые суеверия. И, разумеется, за деяния одноименных фантомов, порождённых людским страхом и агрессией, эти безобидные, как и большинство прочих ящериц, существа ответственности не несут.

 Подг.: Георгий Виноградов.
« Последнее редактирование: 03 Фев, 2023, 23:18:19 от prokhozhyj »
Записан
Я повидал морское дно,
Оно печально и темно,
И по нему, объят тоской,
Лишь таракан ползёт морской...

prokhozhyj

  • Естествоиспытатель
  • Хранитель
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 9009
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 14956
  • Без звериной серьёзности.
    • Просмотр профиля
    • Заметки на обочине
Re: Сборник "неформата"
« Ответ #16 : 03 Фев, 2023, 23:10:59 »


 Сборник вышел! :)

 Подробнее про него тут: http://forum.kamsha.ru/index.php?topic=2075 .
Записан
Я повидал морское дно,
Оно печально и темно,
И по нему, объят тоской,
Лишь таракан ползёт морской...