Расширенный поиск  

Новости:

На сайте - обновление. В разделе "Литература"  выложено начало "Дневников мэтра Шабли". Ранее там был выложен неоконченный, черновой вариант повести, теперь его заменил текст из окончательного, подготовленного к публикации варианта. Полностью повесть будет опубликована в переиздании.

ссылка - http://kamsha.ru/books/eterna/razn/shably.html

Автор Тема: Вирентийский витраж - III  (Прочитано 3416 раз)

Tany

  • Росомахи
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 10120
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 14792
  • И это пройдет!
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - III
« Ответ #60 : 31 Мар, 2024, 20:51:25 »

Читала и просто провалилась в твой дивный мир, о волшебница Марриэн :)Да будет твое перо столь же легко и стремительно, как перо Одо! Но за парня, и впрямь, несколько боязно....
Записан
Приятно сознавать себя нормальным, но в нашем мире трудно ожидать, что сохранить остатки разума удастся.
Yaga

~Rina~

  • Тихая вода
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 1956
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 594
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - III
« Ответ #61 : 31 Мар, 2024, 22:37:36 »

Никак сам Бальтазаррэ Танкреди? ;)

И уж извини, но если моя дама сердца прочтет те выражения, что ты использовал в предыдущем письме, то она решит, что я вконец спятил...
– Я опираюсь на лучшие образцы изящной куртуазной словесности! – слегка обиделся Одо. –   Еще никто не жаловался. Ну, почти. 
– А я уповаю на здравый смысл. Ты слишком юн, чтобы иметь достаточный опыт в этом вопросе. Впрочем, читать мои письма она все равно не станет, так что оставим сию лишенную благодати затею.
Да уж, если отправить такое Саламандре, она точно убьёт ;D

Не решит ли таинственный заказчик, кем бы он ни был, что парень знает слишком много?
Он-то вряд ли решит, но влезать в его дела как минимум небезопасно. Что мы и видим на примере Йеспера, Джованны, Рико и Франчески.
Записан
У каждого есть дух, который можно очищать, тело, которое можно некоторым способом тренировать, и подходящий путь, которым  можно следовать. М. Уэсиба

passer-by

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 9336
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 14018
  • Я вольный воробей на ветке, от указаний отвернусь
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - III
« Ответ #62 : 01 Апр, 2024, 08:41:31 »

Читала и просто провалилась в твой дивный мир, о волшебница Марриэн :)Да будет твое перо столь же легко и стремительно, как перо Одо! Но за парня, и впрямь, несколько боязно....

Я думаю, что они с Гвоздём справятся.

Что касается пера Марриэн, то у меня создалось чёткое впечатление, что её перо становится всё стремительнее и легче с каждой новой страницей.
Записан
"Чистоту, простоту мы у древних берем,
Саги, сказки - из прошлого тащим,-
Потому, что добро остается добром -
В прошлом, будущем и настоящем!" (с)
"Но разве тот, кто трусит глубины,
Найдет свою сияющую пристань?" Марриэн
Είναι ανώτερη σοφία να μπορείς να ξεχωρίζεις το καλό απ' το κακό

katarsis

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 1271
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2688
  • Я изменила свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - III
« Ответ #63 : 02 Апр, 2024, 20:42:17 »

Да, похоже, это Танкреди, о котором столько разговоров, наконец объявился. Во всяком случае, глаз бледно зелёный, и рука сломана. И сразу опять интригует. Особенно, первым письмом. Но и другие два тоже. Кому они, интересно?
Записан

Марриэн

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 4448
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 1040
  • Ленивый хоббит
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - III
« Ответ #64 : 02 Апр, 2024, 22:24:32 »

Спасибо.  :)

Цитировать
Никак сам Бальтазаррэ Танкреди? ;)
Он и есть. Пришло время знакомиться.

Цитировать
Да уж, если отправить такое Саламандре, она точно убьёт ;D
Лучше не рисковать. ;D

Одо и в самом деле вступает на непростую тропку. Но вот куда она выведет?


Рамон, облокотившись на стойку, с нарастающей подозрительностью посматривал в сторону стола, за которым расположились Комар и его поздний клиент. Незнакомец Рамону не нравился: уж больно странноват на вид — от такого добра не жди. Знамо дело, в тратторию разный люд забредает, но этот как-то выбивался из общего ряда. А еще одежда... потрепанная, конечно, но дорогая, это ж заметно. Не комариного полета птица, ой, нет.     
А вот Комар подставы не чуял: улыбался, глотал дорогое вино. Где это видано, чтобы заказчик угощал работника? Что уж такого втирал ему незнакомец, Рамон не слышал — говорил тот вполголоса. Зато видел, как Комар просветлел лицом и встрепенулся, как птенец на жердочке. Торопливо собрал свои писарские вещички, вскочил и чуть ли не в вприпрыжку ринулся к стойке.
– Слушай, Гвоздище, дело есть, – выпалил он, толкая к товарищу писарской ящик. – Годное дело, денежное. 
– Что еще такое?
– Он просит доставить свои письма. Прямо сейчас. В Старый город. Дает пять декейтов! 
Вот она, подстава, подумал Рамон.   
– Сдурел? – прошипел он. –  Ты забыл, что ли?! Ты как через мост пойдешь?! Если стража тебя приметит, столба не миновать.
– Я быстро. Метнусь на ту сторону, к рассвету обернусь.
– Быстро?! Да у тебя все ноги отбиты!
– Да прошло уже все! Дойду!
– Здесь что-то нечисто, – настаивал Рамон. –  С чего такие деньги?
– Ну, – Комар замялся. – Там письма срочные. Да какая разница?! Пять декейтов, дружище. Пять и шестой я уже заработал. Если найдем менялу с выгодным курсом, но враз внесем взнос. И еще на новый мяч останется. Деньги поперли, Гвоздь!
Гвоздь явно сомневался. Получить солидный куш за плевое задание, конечно, было заманчиво, но что-то здесь не вязалось.
– Пошли вместе, – предложил он.
– Нет! Я туда и обратно. А ты оставайся здесь и карауль наши деньги, – Одо взглядом указал на заказчика, который всем своим видом выражал, что совершенно не намерен освобождать свое уютное местечко у стены. – Задаток он дал. Вот, держи. Но ты все же следи, чтобы он не сделал ноги. И Ренато предупреди. А и вот еще: у меня там, в мансарде есть книжка – такая, в черном переплете с тиснением...
– Это те вирши, что ты вечно мусолишь? – уточнил Гвоздь.
– Они самые. Будь другом, принеси, а? Пусть пока почитает. И ящик заодно закинь на место, ладно?
И, оставив ошарашенного Гвоздя за стойкой, Комар снова подлетел к дальнему столику.

–  Договорился? – одноглазый потянулся на стуле и снова пригубил вино. – Твой друг что-то невесел.
– Он всегда такой, –  широко улыбнулся Одо. – На самом деле, он душа компании, просто стесняется.  Давайте письма!
Заказчик протянул два послания.
– А третье? – удивился Одо. 
– Я передумал, мальчик, – внезапно ответил одноглазый и, заметив, как вытянулось лицо Одо, рассмеялся. – Не бойся, на твою выручку это не  повлияет. Получишь, как за три.
– Смотрите, а то я могу...
– Не бери ношу не по загривку, –  слегка раздраженно ответил заказчик.
– Как скажете, джиор,  как скажете...
Он рассовал послания по карманам, натянул на уши шапочку, шагнул к двери...
–  Что ж, надеюсь, ты бегаешь так же славно, как кидаешь яблоки.
Одо остановился, словно налетев на невидимую стену. Развернулся, вперив ошеломленный взор в одноглазого, не веря сам себе. Смотрел, пытаясь мысленно сбрить с лица человека усы и куцую бородку, убрать с глаза повязку, представить, как разглаживаются морщины и заживает потрескавшаяся кожа. Смотрел и — нет, не мог узнать.
Заказчик скорчил забавную гримаску и внезапно подмигнул — Одо аж  вздрогнул.
– Да, полагаю, я несколько изменился с того премерзкого дня.  Но тебя-то, братец, узнать совсем невозможно. Так что мы в равном положении.
Одо открыл рот, еще не зная, что скажет, но человек кивнул на дверь.
– Э, нет! Давай бегом! Письма, парень, письма!
И Одо вымелся на улицу.

Остановившись под фонарем на крыльце, он вытащил из куртки первое письмо и поднес к свету, желая получше разглядеть оттиск на сургуче. Изображение было простым – оно представляло собой треугольный щит, края которого оплетало какое-то вьющееся растение. Три плети тянулись к центру, где в узорном листе образовывали вензель в три буквы. 
Б. А. Т.
По сравнению с причудливыми гербами вирентийской знати этот казался совсем незамысловатым. Одо пожал плечами, спрятал письмо и решительным шагом направился к темному переулку, туда, где желоб водостока низко нависал над землей.
Теперь он точно знал, где и когда видел этого человека.
В тот день, когда над Виренцей первый и последний раз на его памяти звонил набат.
В тот день, когда он впервые усомнился, что его отец — достойный человек.




Записан
" С каждым годом все неизбежней запевают в крови века..." (Н. Гумилев).

Марриэн

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 4448
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 1040
  • Ленивый хоббит
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - III
« Ответ #65 : 04 Апр, 2024, 21:48:48 »

Это был серенький уютный день середины осени, когда солнце уже устает лить свой жар на землю, но гнилые ливни еще только рождаются за горами, и лишь изредка появляются первые признаки грядущего ненастья: тянутся тонкие облачка, и изредка сыпется мелкий нестрашный дождичек.
Одиннадцатилетний Одо Бернарди сидел с ногами на подоконнике в своей комнате, грыз яблоко и смотрел, как эти самые облака ползут над городскими флюгерами. 
Обычно вот так праздно проводить время ему не разрешалось, но сейчас родителям было не до него: все семейство только что вернулось из уличного храма после утреннего обряда, и теперь  отец с матерью вызвали повара и обсуждали, что подать на ужин. Ждали каких-то важных гостей. Девчонки ушли к себе  – брата они в свои игры принимали редко, да он и не рвался.
Одо наслаждался бездельем и яблоком и предвкушал, как вечером, когда соберутся гости, спокойно дочитает наконец «Деяния полководцев древности» Флавиана Цинны, которые дед  подарил ему на день Радостного солнца.
Отец считал, что будущему законнику такие книги не особо надобны, но с почтенным тестем  спорить не стал. Одо завладел книгой, но так как написана она была, естественно, на  квеарне, то поначалу чтение каждой главы превращалось в сражение со словарем и памятью. Сейчас же дело шло куда легче, чем летом, так что  Одо даже грустил: когда еще попадется такая интересная книжка.  Как-то даже не верилось, что автор жил аж тыщу с лишком лет тому назад. 
Где-то вдалеке застучали копыта. Звуки, быстрые и тревожные, стремительно нарастали. Одо толкнул ставню и высунул голову наружу.
Вниз по  улице, прямо к площади, на которой стоял его дом, во весь опор неслись два всадника. Один чуть вырвался вперед, неистово нахлестывая лошадь, другой догонял, отставая всего лишь на лошадиный корпус.
Всадники влетели на площадь, и тут преследователь решился на отчаянный поступок – он бросил поводья и, на полном скаку свесившись с седла, вцепился в плечи беглецу, буквально сдернув того наземь.  Но и сам не удержался, рухнув на булыжную мостовую. Противники покатились по камням.
Одо оторопело глядел, как они дерутся. Это не был благородный поединок, о каком пишут в рыцарских романах, нет, это была схватка не на жизнь, а на смерть, грязная и жуткая. У преследователя был кинжал, у беглеца странный короткий клинок, и оба старались отвести оружие от себя и дотянуться до соперника. И кажется, это удавалось: пыль на  мостовой сделалась красной.   
Надо было позвать родителей, но Одо словно примерз к подоконнику.
Пару раз Одо казалось, что преследователь побеждает, но каждый раз, когда он мог нанести смертельный удар, он словно удерживал руку, стремясь скорее обезоружить противника, чем убить. Беглец же дрался в полную силу и вскоре из обороны перешел в нападение. Он показался Одо очень молодым и настолько ловким, что его сопернику стоило огромного труда избежать несущего смерть изогнутого лезвия.   
Однако он все же пропустил удар.
Вдали послышался нарастающий лязг подков. Этот угрожающий шум словно вселил в беглеца новую ярость. Он рванулся, широко взмахнув своим клинком, отшвырнул противника и, не оглядываясь, бросился прочь. Миг — и он снова взлетел в седло и погнал лошадь вниз по улице. Конь его соперника пробежал дальше, и беглец поймал его за повод, увлекая за собой.   
Преследователь остался. Он попытался встать, но тут же со стоном опустился обратно на мостовую. Одежда его была располосована на бедре и сквозь пальцы, которые он прижимал к ране, сочилась кровь. 
На площадь вырвался еще один всадник. Растрепанный юноша с медно-рыжими волосами и обнаженной чикветтой в руке птицей слетел с коня и бросился к лежавшему. Он швырнул оружие наземь и растерянно уставился на окровавленную мостовую, затем сдернул с шеи шарф и попытался унять кровь, но раненый оттолкнул его и что-то сказал. Юноша упрямо замотал головой и тогда раненый что-то властно крикнул, указывая в ту сторону, куда унесся беглец.
Рыжий вскочил, опрометью бросился к порогу ближайшего дома и забарабанил кулаками в двери. Прислушался, не уловил движения, побежал к следующей двери, прыгая через ступеньки, забарабанил снова. Он метался по площади, колотя в двери (в том числе и в дверь Бернарди), но окрик снова остановил его. Тогда юноша поднял чикветту и, повинуясь новому приказу, вскочил на коня, бросаясь в погоню.
На маленькой площади настала тишина. Человек полусидел, прижимая шарф к ране, и по мостовой медленно растекалось кровавое пятно. Иногда по его худому лицу пробегала гримаса боли.
Почему так долго не отворяют, испуганно подумал Одо. Ну да, отец с матушкой ведь на кухне, там не так слышно. Надо спуститься, надо сказать...
Он, словно враз опомнившись, соскочил с подоконника и выбежал из комнаты. Торопливо преодолел коридор и спустился на пролет по черной лестнице.
– Не смей открывать!
Крик застал его врасплох. Одо так и замер, на одной ноге, не дотянувшись другой до ступеньки. Сначала он подумал, что слова предназначались ему, но, когда опомнившись, присел за перилами, то понял, что приказ этот был адресован матушке, которая стояла на пороге, готовясь поднять засов. Рядом две служанки жались к стене, испуганно и недоуменно переглядываясь, и топтался озадаченный повар.
Отца Одо не видел: вероятно, тот, стоял в кухонных дверях. Мальчику внезапно  стало страшно: такая спокойная ненависть звучала в отцовском голосе. 
Одо на цыпочках вернулся в свою комнату и в смятении, остановился у окна, боясь посмотреть вниз.
Он знал, что никто больше не отзовется: соседи справа всем семейством еще вчера отправились за город, а в доме напротив жил лишь старый джиор Фабио. Вот только служанка его ушла на рынок, а сам старик – добрый, но немощный и больной, уже давно не мог передвигаться без посторонней помощи. Был еще Тристан, его камердинер, но тот был нем и глух от рождения.
Улица, как назло, была пуста. Куда все делись? Вымерли, точно огнедышащие змеи? 
Одо не знал, как поступить. Он знал, что ослушайся он приказа отца, гневу не будет предела.  Но знал также, что оставить все, как есть, будет неправильно. Нечестно. Не по-людски.
Через окно он мог видеть, как в доме напротив Тристан возится в комнате второго этажа, перебирая какие-то склянки на столе. Подойди к окну, дурень, мысленно взмолился Одо. Подойди, выгляни, посмотри, не идет ли дождь. Ну же!
Но тот все суетился в глубине комнаты.   
 На столе лежали яблоки: служанка утром принесла целую корзинку.
Одо взял одно, подкинул на ладони. И сам поразился простой мысли: если Тристана не докричаться, нужно позвать его иным образом...
Бросок оказался слабым и неудачным. Яблоко шлепнулось, не долетев и до середины площади и покатилось по мостовой, ткнувшись в колено раненому.   
Человек вскинул голову — морщась от боли, он углядел в окне испуганного Одо и вдруг  улыбнулся и ободряюще подмигнул.  Мол, так себе бросок. Можешь и получше.
Одо взял со стола следующее яблоко, отошел подальше, к самой стене, и разбежавшись, швырнул что есть силы. Так игрок в дикий мяч, прорвавшись сквозь оборону противника под вопли трибун и звуки драки делает победный бросок в пылающее кольцо. 
Дзынь! Яблоко врезалось в узорное стекло, расколотив его вдребезги, пролетело через всю комнату, чувствительно ударив Тристана в спину. Тот аж подпрыгнул, обернулся, изумленно уставившись на неведомо как попавший в комнату снаряд, и бросившись к окну, выглянул-таки на улицу.
Что было дальше, Одо не видел: он поспешно затворил окно и даже задернул шторку, заслышав  шаги на лестнице. Сам шлепнулся на стул и сделал вид, что рисует человечков на листе дорогой бумаги — вещь вообще-то строжайше воспрещенная.
Уши за порчу бумаги ему не надрали. Потому что в этот момент тишина осеннего дня взорвалась громом набата 
Записан
" С каждым годом все неизбежней запевают в крови века..." (Н. Гумилев).

Красный Волк

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 6524
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 7186
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - III
« Ответ #66 : 04 Апр, 2024, 22:26:50 »

Одиннадцатилетний Одо повел себя в этой ситуации именно как достойный человек. С живой совестью. Вот так и думала, что не просто юношеские фанаберии заставили его, в конце концов, уйти из дома... А рыжий парень - это Йеспер был? И снова огромное спасибо за продолжение, от которого не оторваться, эрэа Марриэн! :)
Записан
Автор рассказа "Чугунная плеть"

Марриэн

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 4448
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 1040
  • Ленивый хоббит
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - III
« Ответ #67 : 13 Апр, 2024, 13:06:16 »

Цитировать
А рыжий парень - это Йеспер был?
Он самый. Этот пострел везде засветился.

***
Рамон сидел за стойкой, отчаянно стараясь не клевать носом. Полночный колокол давно отзвонил. В траттории стояла полная тишина: все  ушли спать и теперь наверняка уже видели второй, а то и третий сон.
К затее Комара домашние отнеслись (как и предполагал Рамон) без одобрения.
– Что ж, сиди теперь, раз так, – проворчал отец, когда Рамон изложил суть дела. – Карауль, коли вызвался. Ежели вина попросит – держи ключи. 
Он мельком, без всякого интереса взглянул в угол, где расположился клиент, и отправился на второй этаж.
Гвоздь вздумал предложить Ренато принять участие в ночном бдении, но не преуспел.
– Нет уж! – наотрез отказался вышибала. – Я вчера ночь не спал. Сегодня вроде радость моя не орет, так что пошел я на боковую. Сам управишься!
Так что Рамон остался один. Он запер дверь на засов, подмел пол  и уселся на отцовское место, откуда был отлично виден весь зал. Вздумал было заодно проверить счетную книгу, но цифры быстро стали расплываться перед глазами, и Гвоздь бросил это занятие, боясь задремать.
Зал освещен был скудно: Рамон оставил лишь свечки на столике позднего клиента да на стойке, погасив остальные светильники. Вокруг залегли глубокие тени, навевающие сон. Оставалось лишь ждать, а это занятие маятное.
Пялиться на человека было вроде невежливо, но надо же куда-то смотреть? А пятно света в углу поневоле притягивало взор, так что Рамон облокотился щекой на кулак и принялся рассматривать незнакомца. Тот не возражал – он вообще не обращал на Гвоздя ни малейшего внимания, словно того и не было в комнате.
Незнакомец сидел, уставившись в книжку. Он положил ее на стол, чуть ли не под самую свечку, и сидел, вытянув шею и близоруко наклонившись. Порой он подносил к губам бокал, но Гвоздю показалось,что мысли его более заняты книгой, чем дорогим островным вином. Что такое люди ищут в чтении? Нет, понятно, что есть всякие умные книги по ученому делу, всякие там сборники законов, или лекарские травники, или поварские книги. Это уважаемо и понятно.  Есть еще сочинения по богословию, какие изучают фламины. Это вообще праведно и правильно. А вот для чего люди читают всяческие странные истории?  Комар вот тоже постоянно норовил уткнуться в какую-нибудь книжку: брал взаймы у книгопродавцов или доставал какие-то трижды переписанные копии у приятелей. Гвоздь этого не понимал: даден тебе богами мир, так и живи в нем здесь и сейчас. Зачем влезать в придуманные истории и отдавать свои чувства придуманным героям?
А ведь люди такое еще и пишут...
Незнакомец резко выпрямился, со стуком отставив оловянный бокал в сторону. Гвоздь аж вздрогнул. Человек взял книгу в руку и поднес вплотную к лицу, словно желая убедиться, что буквы не сложились в иной узор и он прочел именно то, что прочел. Выражение его лица изменилось, сделавшись из благодушно-расслабленного таким напряженным, словно он увидел  перед собой ядовитую змею.
Чего он такого там углядел? Одо эту книжку перечитывал чуть ли не каждый вечер, но никогда таким не был.
Человек опустил книгу на стол, потер пальцем переносицу… и открыл томик с начала, куда медленнее перелистывая страницы.
Рамон только головой покачал. Чудак человек. Где там носит Комара? Не угодил бы снова в лапы к стражникам.
Сколько еще прошло времени, он не знал, но свечка порядком укоротилась. Человек отложил книгу в сторону и теперь сидел, глядя на огонек свечи. Вид его стал каким-то отсутствующим, словно мыслями человек был не здесь, в темном зале алексаросской траттории, а где-то очень-очень далеко.
А ведь он тоже чего-то ждет, подумал Рамон. Чего же? Когда Комар вернется? Или чего-то другого?
Прерывая его мысли, в кухне послышалось легкое шебуршание.
Мышь, что ли?
Рамон встал со стула, взял свечку и направился гонять серую негодницу.
Он успел лишь шагнуть за порог, как чьи-то сильные руки сдавили его шею и зажали рот.

Рамон рванулся, но руки держали цепко — шея оказалась стиснута мощным локтевым захватом. Кожаная перчатка царапала губы, мешая дышать.
Рамон выронил свечку, но кто-то еще возникший из полумрака успел поймать ее. Огонек выжил, и обалдевший Гвоздь увидел в его свете греардского легионера при полном вооружении. 
Легионер поднес затянутый в черную перчаточную кожу палец к губам: молчи, парень.
Рамон торопливо закивал: мол, понял, не дурак. Перчатка чуть отодвинулась.
– Где он? –  прошептал второй легионер, тот, что держал за горло, и Рамон, как-то сразу уразумев, о ком идет речь, ответил, едва шевеля губами: 
– В зале.
–  Что делает?
–  Сидит. Вино пьет. Читает.
Легионеры переглянулись.
–  Один?
–  Один.
–  Есть еще другие выходы из дома?
– Нету, – ответил Рамон. – Здесь и через тратторию. Еще только ежели через мансарду...
–  Фриц  и Гуго уже на крыше, – ответил второй легионер на немой вопрос товарища. – Да и не успеет он через весь дом...   
Ну надо же, подумал Рамон, целый отряд на такого тощего типа. Черепицу ведь побьют подкованными сапожищами...  Во что ж мы с тобой ввязались, а, Комар?
– Ты кто? – прошептал первый легионер. – Подавальщик? Ты куда шел? Иди назад молча...
В этот момент в дверь траттории трижды ударили — четко, резко и размеренно.
– Именем герцога, отворите!   
Легионер подтолкнул Рамона в спину.
–  Эй, трактирный мальчик! –  раздался насмешливый голос из зала. – Там в дверь стучат! Открывай!   
« Последнее редактирование: 13 Апр, 2024, 14:54:52 от Марриэн »
Записан
" С каждым годом все неизбежней запевают в крови века..." (Н. Гумилев).

Tany

  • Росомахи
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 10120
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 14792
  • И это пройдет!
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - III
« Ответ #68 : 13 Апр, 2024, 15:49:08 »

Ну, что вляпались, было сразу ясно. :P Однако, вряд ли у легионеров выгорит, не так просто взять "тощего типа" :) Спасибо, Марриэн
Записан
Приятно сознавать себя нормальным, но в нашем мире трудно ожидать, что сохранить остатки разума удастся.
Yaga

katarsis

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 1271
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2688
  • Я изменила свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - III
« Ответ #69 : 13 Апр, 2024, 20:35:43 »

Интересно, эти, которые стучат, и те, которые в кухне прячутся, они вместе или по отдельности? А то странно: одни тихарятся, другие шумят. Хотя, может, так и задумано.
А я-то думала, за Одо надо беспокоиться.
И что, интересно, Танкреди такого углядел в стихах, что так напрягся?
Записан

Красный Волк

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 6524
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 7186
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - III
« Ответ #70 : 14 Апр, 2024, 10:13:28 »

Еще интереснее стало: за что же именно в Алексаросе так не любят Танкреди? И что там все-таки с Одо, не угодил ли он в беду?.. Тоже просто с громадным нетерпением жду продолжения, эрэа Марриэн! :)
Записан
Автор рассказа "Чугунная плеть"

Марриэн

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 4448
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 1040
  • Ленивый хоббит
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - III
« Ответ #71 : 14 Апр, 2024, 12:29:52 »

Спасибо.  :)
Цитировать
Однако, вряд ли у легионеров выгорит, не так просто взять "тощего типа"
Tany, сейчас посмотрим.  ;)

Цитировать
Интересно, эти, которые стучат, и те, которые в кухне прячутся, они вместе или по отдельности? А то странно: одни тихарятся, другие шумят. Хотя, может, так и задумано.
А я-то думала, за Одо надо беспокоиться.
[И что, интересно, Танкреди такого углядел в стихах, что так напрягся?

katarsis, Первый и второй вопросы скоро получат ответ.
А вот стихи потребуют дополнительного расследования.

Цитировать
Еще интереснее стало: за что же именно в Алексаросе так не любят Танкреди?

Красный Волк, насчет любят-не любят - вопрос спорный. Легионеры, прежде всего - "люди государевы".

Гвоздь медленно прошел через зал к дверям. В нос ударили запахи дыма и жженой бумаги — краем глаза Рамон отметил, что одноглазый легким жестом  поднес к свече письмо (то, что так и не отдал  Комару на отправку). Вид у него был самый непринужденный — словно гостей поджидал.       
Рамон сдвинул засов. Дверь немедленно толкнули так, что, не попяться он — получил бы по носу.  Черная фигура полностью заслонила дверной проем.
Рамон окончательно опешил. Перед ним стоял сам Двуручный Аксель Меллерманн — командор Черного легиона,  великан, равного которому по силе в городе не было. Уж его-то не узнать было невозможно: все мальчишки Виренцы бегали любоваться ежегодные   смотры новобранцев и дворцовые парады, где командору отводилась важнейшая роль.       
Командор был в обмундировании легионера, но без лат. Знаменитый двуручник (как говорили, он передавался в семействе уже три столетия) висел за его спиной, поблескивая рукоятью.
Позади Двуручного Акселя маячил еще кто-то, гораздо более мелкой комплекции, зато в собольей мантии и с тяжелой золотой цепью на шее. 
– С дороги, – ледяным тоном приказал Двуручный Аксель,  и Рамон торопливо отступил вглубь траттории.
Греардец шагнул внутрь, окидывая взглядом помещение. Одноглазый — он сидел все в той же расслабленной позе – поднял голову. 
– Аксель! –  приветливо произнес он. –  Доброй тебе ночи! Я, право, не ожидал, что это будешь именно ты... Такая честь! 
–  Я был  на дне наречения у тещи, – произнес командор. – Мы как раз пели второй заздравный гимн. Ты потрясающе не вовремя, блудный лис. Как и всегда, впрочем...
– Прими мои искренние сожаления, что оторвал тебя от праздничного пиршества. Надеюсь, супруга твоя не сильно огорчилась. Помнится, нрав у нее был далеко не медовый...
– Вы бы о себе беспокоились, джиор  Бальтазаррэ! – вступил в разговор второй пришедший. Он вышел на свет, и оказалось, что это осанистый пожилой мужчина весьма почтенного вида.   
– И тебя приветствую я, благородный джиор Дамиани! – одноглазый наконец-то соизволил встать со стула. – О судьбе своей пусть беспокоятся те, кого грызет нечистая совесть, я же иду путем честным, пусть и не всегда прямым. Что ж мне тревожиться? 
Рамон только рот открыл. Увидеть в своем доме на расстоянии вытянутой руки разом и Двуручного Акселя, и Великого канцлера Дамиани! Мама родная, да что творится-то?!
– И это говорит тот, на ком висят тяжкие подозрения в государственной измене?! – горестно вопросил канцлер.   
Одноглазый  улыбнулся. Это была очень неуютная улыбка, одним уголком рта, более напоминающая оскал.  Рамон поежился и отступил подальше в тень.
– Видят боги, – сказал одноглазый. – Когда-то одного такого подозрения, высказанного в лицо, было бы достаточно для вызова...
Двуручный Аксель нахмурился. Рамон услышал шевеление за кухонной дверью и не успел моргнуть, как оба легионера выбрались в зал: один загородил собой проход в кухню, другой быстрой тенью метнулся к лестнице, отрезая путь на второй этаж.
– Но те времена миновали, – вновь  улыбнулся одноглазый. – Я явился, чтобы опровергнуть обвинения, и в знак своей доброй воли...
Он вытащил из ножен кинжал и рукоятью вперед протянул Меллерманну.   
– Тебе и отдать не стыдно, Аксель.
Командор слегка хмыкнул, принимая оружие. Канцлер Дамиани недоверчиво смотрел на одноглазого, явно ожидая  продолжения.
– Чикветта, Бальтазаррэ, – напомнил Меллерманн.
– Какая чикветта, Аксель?! – изумился одноглазый. – На что она мне теперь? Костоправы не уверены, что я ложку смогу держать,а ты «чикветта». Вот, смотри.
Он отвел полу плаща, показывая, что при нем нет иного оружия.
– А бегаю я скверно уже лет восемь, сам знаешь. Так что уйми ребят – драпать мне не к лицу и не по нраву.
Аксель  Меллерманн кивнул и убрал кинжал себе за пояс. Легионеры, однако, остались на месте.
– Что ж, я в вашей власти, почтенные джиоры, но прежде чем, вы ее примените, прошу минуту внимания. Я, как вы уже поняли, предаю себя правосудию, добровольно и с чистым сердцем. Но вот беда, во время оно я сделался держателем одной премилой вещицы и, думается, сейчас самое время передать ее в надежные государственные руки, где она не сгинет бесследно. Такие как твои, джиор Серджио.   
Одноглазый положил на стол плоский футляр. 
– Итак, почтенные джиоры, перед вами Цветок Печали, законной владелицей которого является благородная джиори Лаура Маррано ди Гвардари. Поскольку сия джиори отказалась принять обратно свое имущество, что и подтвердила собственноручным письмом...
На стол рядом с футляром легло письмо.
– то я добровольно передаю сию реликвию обратно в казну, в  чем беру в свидетели вас, благородные джиоры, эту парочку легионеров, что мнутся на заднем фоне, этого благоразумного трактирного юношу, а также его почтенного родителя, которые наблюдает сие представление с галереи!
Гвоздь вскинул голову и только сейчас заметил,что у перил второго этажа отца – полностью одетого и отнюдь не заспанного вида. Альфонсо Гуттиереш молча поклонился канцлеру и командору, не выказывая ни малейшего удивления ночным вторжением. Как долго он там стоял? Он вообще ложился?
– И чтобы не осталось сомнений... Цветок Печали, джиоры! Лилия Аранты!
Одноглазый отбросил крышку футляра и в свечном пламени в траттории словно засияла вечерняя звезда.
В первый момент Рамон подумал, что видит настоящий цветок — золотистый, с изящными полупрозрачными прожилками по трем лепесткам и тугим полураскрытым бутоном. Но особое, несвойственное живому растению, переливчатое мерцание быстро убедило его, что он видит нечто рукотворное, не оставляющее сомнения в своем благородстве и ценности.
Рамон не знавал драгоценностей дороже речного жемчуга и самоцветов, что продавались на местном рынке. Лавки ювелиров были ему не по карману. Но даже он в своем невежестве, сообразил: на этот сияющий цветок можно было купить всю тратторию, всю улицу, а, может, и весь Алексарос скопом, включая корабли у пристани. Лилия завораживала, заставляя смотреть и смотреть, не отрывая взор... 
Канцлер Дамиани шагнул вперед, решительно закрыв крышку футляра. Сияние померкло.
–  Ну, Бальтазаррэ, – мягко сказал он. – Что вы в самом деле...
–  Всего лишь расставляю запятые в своем приговоре, – улыбнулся одноглазый. 
– Может, приступим, – произнес Друвучный Аксель. – Время позднее. Люди устали.
– Я готов, – кивнул одноглазый.
– Именем его светлости герцога Джезарио Второго, я объявляю тебя, джиор Бальтазаррэ Танкреди, граф Феррато, арестованным за неповиновение государственным установлениям Вирентийского герцогства и злонравное своеволие. Ты будешь препровожден в тюрьму до той поры, пока его светлость не решит твою судьбу. – И Меллерманн сделал знак «кухонной засаде».     
– Насчет «препровожен», – уточнил  арестованный. – Надеюсь, не в прямом смысле? Не пешком через город в гору?
– Карета ждет на улице, – уточнил канцлер Дамиани. Он прижимал к груди драгоценный футляр так, словно боялся, что его сейчас же украдут.
– Бальзам на мои уши, джиор Серджио. Обождите, друзья, – одноглазый сделал знак легионерам, – я не расплатился за вино. Иди сюда, трактирный мальчик!
И он вручил обалдевшему Рамону горсть декейтов.
– За фоларо и за работу твоего друга, – пояснил он. – Когда вернется, скажи, что он и впрямь довольно быстро бегает. 
– Но вы же не знаете, доставлены ли письма, – пробормотал Рамон. – Может, они в канаве валяются?
– Одно точно дошло по адресу. И еще, вот это, – он взял в руку томик Виршеплета. – я забираю. Если твой приятель желает вернуть книгу, пусть послезавтра придет в мой дом на Шалфейном перекрестке.  Удачи, трактирный мальчик! Эй, друзья, вы же не станете вязать мне руки — за вас уже постарался лекарь!
Легионеры встали по обе стороны одноглазого. Двуручный Аксель двинулся к двери.
Рамон, провожая всю эту процессию, успел услышать, как канцлер Дамиани негромко говорит арестованному:   
–  Знаете, Бальтазаррэ, я видел много разного в жизни. Но чтобы человек сочинил донос сам на себя – пожалуй, это впервые...
–  Век живи — век  учись, как говорил мой наставник в фортьезском магистериуме. Да, могу я попросить об одолжении, джиор Дамиани? Можно апартаменты посуше: у меня жутко ноют кости. Кажется, я ловил удачу, а поймал ревматизм...
– Тюрьмы не в моем ведении, вы же знаете. Но в порядке исключения...
– Буду весьма признателен. И я надеюсь, герцог своевременно узнает о возвращении Лилии...
– Разумеется. Думаю, он вскоре пожелает с вами побеседовать...
– Буду надеяться, что это случится, как можно раньше. Мне есть что сказать его светлости.
На этом государственные люди и арестант покинули тратторию «Бравая мышь». Трактирный мальчик Рамон постоял на пороге, дожидаясь, пока умолкнет скрип колес, затем вернулся в дом, высыпал серебро на стол и  уставился на кучку монет ошалелым взором.
Отца на галерее уже не было. Рамон потрогал пальцем остывающий пепел, в который превратилось третье письмо, бездумно плеснул в бокал из кувшинчика с фоларо (там оставалось не меньше половины) и залпом выпил.
Так он и сидел в одиночестве, пока за окнами не зазвучал первый рассветный колокол. А после и второй. 
Вино кончилось. Свеча догорела. Наступило утро.
Комар не вернулся.


« Последнее редактирование: 14 Апр, 2024, 12:39:32 от Марриэн »
Записан
" С каждым годом все неизбежней запевают в крови века..." (Н. Гумилев).

katarsis

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 1271
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2688
  • Я изменила свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - III
« Ответ #72 : 14 Апр, 2024, 13:42:24 »

Да уж, такое не каждый день увидишь. Ещё и денег привалило.
Вот только где же Одо?
Записан

Красный Волк

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 6524
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 7186
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - III
« Ответ #73 : 14 Апр, 2024, 20:16:38 »

И опять - ну совершенно неожиданный и предельно непредсказуемый поворот сюжета вкупе с новыми загадками и тайнами. Очень хочется надеяться, что у Комара всё в порядке, но почему-то не оставляет ощущение: теперь, после встречи с Танкреди, в его жизни, как когда-то в жизни Йеспера, ох как много всего резко поменяется... Спасибо, эрэа Марриэн! :)   
Записан
Автор рассказа "Чугунная плеть"

Tany

  • Росомахи
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 10120
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 14792
  • И это пройдет!
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - III
« Ответ #74 : 14 Апр, 2024, 21:13:17 »

Спасибо, Марриэн :)
Думаю, Комар и Гвоздь теперь тоже окажутся в круговороте событий,собственно, уже оказались, и еще много интересного с ними случится ;)
Записан
Приятно сознавать себя нормальным, но в нашем мире трудно ожидать, что сохранить остатки разума удастся.
Yaga