Расширенный поиск  

Новости:

На сайте - обновление. В разделе "Литература"  выложено начало "Дневников мэтра Шабли". Ранее там был выложен неоконченный, черновой вариант повести, теперь его заменил текст из окончательного, подготовленного к публикации варианта. Полностью повесть будет опубликована в переиздании.

ссылка - http://kamsha.ru/books/eterna/razn/shably.html

Автор Тема: Песня Четырех. Изломный спойлер, очень позитивный.  (Прочитано 2171 раз)

Gatty

  • Мастер
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 9675
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 8415
    • Просмотр профиля

Одним из  самых позитивных героев цикла является Марсель. Ему праздничное  слово  и предоставляется.

Спешить к  терзаниям и страданиям  глупо, однако смаковать страдания еще глупей. Если ты, конечно, не поэт. Марсель себя поэтом не считал, офицеру же при особе надлежало исполнить особое поручение. Очень особое, если вдуматься: на какого-нибудь Давенпорта такое не перевалишь – не поймет, и потом в скоропалительности некоторых свадеб кроется  скрытый смысл. Скрытый смысл кроется во всем, если, как следует порыться, причем папенька выкопает не то, что герцогиня Георгия. Что поделать, волкодав и крот, оказавшись в одной клумбе, ищут и обретают разное. 
Мысль была свежей  и достойной письма Елене,  которое и станет ответом на свадьбу окончательно получающей своего маршала Франчески. И прекрасно! Теперь виконт Валме пойдет под венец, не отпихивая гадостную мыслишку о том, что  все можно было бы переиграть. Нельзя. По воле великого Бакры  невероятным  брюнеткам достаются  белокурые маршалы, а Валмонам – астры,  сыры,  собаки и особые поручения. Тоже неплохо, к тому же  с такой супругой, как урготская ласточка астры необязательны.
– Мы избегнем цветенья,  – с чувством продекларировал Марсель  бегущим потрясающей  рысью Капитану и Готти ,  – ибо  пОшло оно,
 Бакны мудрым веленьем   нам  иное дано…
Вторая  строчка стоила зачитывания  рэю Жакне, однако первая без  пояснений  могла  быть неверно истолкована. Сбивать с толку бакранских дипломатов виконт не собирался,  а времени  на исправление не оставалось – в  жизнеутверждающем солнечном сиянии  уже проступили шпили Приддены. Пришлось  отринуть поэзию  и устремиться к  стенам,  хоть и внушительным,  но заметно уступающим нохским. Весенним днем Олларианская академия ничем не напоминала  о бренности  бытия,  напротив, было  в ней  нечто завлекательно-ярмарочное. Ярко, пышно,  дружелюбно,  но ухо держи  востро, иначе обчистят.
Виконт на мгновенье придержал кобылу, выбирая приличествующий случаю аллюр  и свернул к главному въезду,  позволяя себя рассмотреть из надвратной  каморки.  Важных гостей клирики выглядывают всегда, а  уж сегодня им бдеть велел сам святой Гедеон.  Створка способной пропустить наездника калитки  распахнулась прежде, чем Марсель тронул играющий с солнечными зайчиками колокольчик. 
Капитан мотнула двуцветной гривой и вступила на богоугодную землю. За воротами ее ждал величественный  конюх, который в иных одеждах запросто сошел бы за епископа. Всадника встречал уже знакомый виконту помощник ректора.
– Мы уже начали волноваться, – с мягким укором сообщил он, когда ноги гостя коснулись вылизанных добела плит.  – Герцог Алва полагал, что вы будете к двум, а сейчас половина четвертого.
– Меня задержали дела,  – Валме с посольским изяществом развел руками,  –  к тому же я не мог позволить себе быстрых аллюров.  Запах конского пота не оскверняет лишь поле битвы.
– К вашим услугам была  бы купальня его преосвященства Аврелия.
– После скачки?  –  ужаснулся,  расправляя  воротник, граф Ченизу.  – Это дурно для здоровья, к  тому  же я не могу утомлять свою собаку. Надеюсь, ей будет дозволено войти,  она кротка и послушна
Дозволение было дано незамедлительно: в  Приддене успели прознать как о кротости Готти, так  и о том, что он спасает заблудших во время степных буранов. Выдумка Арно изрядно облегчала жизнь и псу, и хозяину, а  присутствовавшие при загрызании философов Коко и графиня Савиньяк тактично молчали.
 – Надеюсь, – со  всей возможной проникновенностью осведомился Валме, – матушка жениха и прибывшие с ней дамы устроены должным образом? Я ни на миг не усомнюсь  в вашем гостеприимстве, но все случилось слишком стремительно, а стремительность часто порождает неловкость.
С проникновенностью виконт угадал. Некогда  учитель ненавистной десятилетнему Валме  музыки вбил в голову ученику, как важно взять нужный тон. Дорога от привратницкой до кардинальской резиденции прошла под воркованье об испытанном придденцами счастье,  золотистом и исходящем светлыми слезами, подобно лучшим сырам. В некоторые сыры добавляют зерна пажитника,  в  счастье помощник Аврелия добавил точно выверенное количество завуалированных жалоб.  Здешние обитатели  пребывали в слишком двусмысленном положении,  чтобы не воспользоваться визитом офицера при особе.  Навязанного им варастийского пьяницу они приняли со смирением, но суровый Тит святым отцам успел стать поперек  горла. Убивать олларианцы  так и не выучились, вот и  обходились подручными средствами, сочетая  доносы с взятками и взятки  с доносами.  Давать взятки Валмонам нелепо, а вот намекнуть…
– Наконец-то! – епископ Аврелий бросился навстречу гостю немногим  хуже Коко.  – Сын мой, я не находил себе места, и не только я!
– Но почему? – удивился граф Ченизу, успевший по дороге от ворот к пастырской  обители окончательно оттеснить адуанствующего вояку.  – Внутренняя Придда вполне безопасна, тем более днем.
– О да! – Зачатки вкуса у бывшего столичного епископа были, и руки к потолку он не воздел. – Регент хранит  нас  и от внешних врагов, и от едва не затопившего Талиг безумия.  Я никоим образом не думал, что опасность грозит вам.
– Тогда кому? – в самом деле не поняли Валме с Ченизу. – И где? Олларианская Академия безопасна и безупречна даже в сравнении со  Старой Приддой.
– Признаться, – Аврелий понизил голос и взглядом пригласил Марселя подойти к широкому, выходящему на общий балкон окну, – признаться, я беспокоюсь  о его преосвященстве Тите.
– Но ведь он, насколько  я мог понять, отсутствует.
– Но может вернуться в любой момент. Я молил  Создателя, чтобы вы его опередили.
– Я опередил, но я по-прежнему ничего не понимаю.
– О таких вещах говорить трудно… Тем более что его преосвященство  после известного случая… относится  ко мне настороженно. Я исполнил свой долг, как богослов, и я до сих пор полагаю себя правым, но готов признать, что моя правота является умозрительной. Она хороша для ученых диспутов, а с паствой следует  говорить несколько иначе. Его высокопреосвященство мне на это указал почти теми же словами, что и преосвященный Тит. Я признал свою ошибку и оторванность от мира.
– Все мы так или иначе ошибаемся, – по-посольски помог Аврелию Марсель, потихоньку начинавший прозревать будущие откровения. – Вы не скучаете по Олларии? Лично я с нетерпением жду возможности туда вернуться. У меня слишком много связано с  этим городом.
Валме не угадал. Разумеется, Аврелий неустанно молился об освобождении Олларии и оплакивал горестную судьбу своей былой паствы,  но его нынешние тревоги имели иные истоки. Заметно волнуясь и, как следствие,  мило оговариваясь и проговариваясь, ректор признался, что опасается за жизнь Тита. Увы, неистовый доннервальдец не знает слова «неуместно», он, будучи ведом долгом и совестью  идет напролом, а герцог Алва не из тех,  к кому можно входить без приглашения.  Сейчас он, поручив прибывших с ним дам, заботам Платона  вместе с графом Лэкдеми прошел к его высокопреосвященству, чтобы обсудить предстоящую церемонию и…  и…
  – Его высокопреосвященство  – человек широкой души. Он немедленно распорядился подать гостям завтрак…  – Аврелий вздохнул, набираясь сил, и твердо произнес.  –  Для близких друзей  его высокопреосвященство держит крепкие напитки, а герцог Алва и граф  Лэкдеми  относятся именно к таковым.
– О да! – немедленно подтвердил Марсель, – их сблизила варастийская кампания.
– Вот видите! Они не только обсуждают грядущее радостное событие, но и вспоминают прошлое, возможно, отдают долг памяти тем, кого уже нет  с нами. Если их… уединение будет нарушено, регент может… особенно если он… Вы меня понимаете?
– Мне кажется да. Вы опасаетесь, что герцог Алва начнет стрелять? Вряд ли. Его преосвященство Тит ему  уже мешал.  Это было на приеме в Старой Придде, когда регент разрешил дуэли на линии, но сие нам сейчас неважно… Поверьте, если человека не застрелили при первой встрече, при второй  это тем более маловероятно.
– О…  – рассмеялся Аврелий, – это ваше знаменитое чувство юмора.  Разумеется, жизни Тита ничего  не угрожает, но что, если регент его отошлет прочь из Приддены, лишив его высокопреосвященство доверенного советника? Что, если его высокопреосвященство с этим не согласится с присущей ему резкостью? Талиг сейчас не в том состоянии, чтобы допустить разлад между светской властью и церковью.
– Вне всякого сомнения, – торжественно провозгласил Валме, ощущая тяжесть незримого пуза.  – Мы с Готти  немедленно отправимся  в  покои его высокопреосвященства  и сделаем все, чтобы появление Тита, если оно состоится, не нанесло непоправимого  ущерба. Надеюсь, у вас найдется несколько миндальных пряников?
Надежды Марселя оправдались: с пряниками  в Приддене все обстояло благополучно.


« Последнее редактирование: 23 Дек, 2023, 18:16:26 от Gatty »
Записан
"Нельзя научиться любить живых, если не умеешь хранить память о мертвых".  Маршал Советского Союза Рокоссовский