Расширенный поиск  

Новости:

Итак, переезд состоялся :)  Неизбежные проблемы постараемся решить побыстрее. Старый форум доступен по ссылке kamsha.ru/forum

Автор Тема: Хроники Альвиады. Земля-2.  (Прочитано 3919 раз)

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5453
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6773
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Хроники Альвиады. Земля-2.
« : 03 Янв, 2018, 20:51:19 »

Начало - здесь: http://kamsha.ru/forum/index.php?topic=18230.120

3
- В эту ночь ведь ничто не считается грехом, правда? – мелодично смеется и впрямь потрясающе красивая Джулиана. Ансару повезло.
Сигурд бы и сам увлекся – будь она хоть на пару-тройку лет старше.
Уже осмелевшая Джинни тут же искоса глянула на него самого. У нее с годами всё в порядке.
В отличие от чего другого.
Сигурд пожал плечами. Стараясь не раздражаться. На Джинни. А насчет грехов - вопрос не к нему. Да и при чём здесь чьи-то провинности? За этим – к отцу Герасиму. К трезвому. А еще лучше – не будить лихо, пока спит тихо. И отца Герасима, и излишне заботливую Май Ланг, которой сейчас здесь нет. К счастью для Джули и ее Ансара.
Костры не гаснут всю ночь, это народ уже частично разбрелся. Не заморачиваясь грехами. Сигурд бы и сам убрел – нравься ему тут хоть кто-то.
- Правда, – внезапно улыбнулась Леонелла. – Если говорить об устаревшем понятии греха, то и в старину на Земле одну ночь в июне можно было грешить с кем угодно. Измена мужу, потеря девичьей добродетели – всё прощалось в эту ночь.
- Ага! – откровенно ржет тетка Джари. – Гуляй напропалую, чтобы кусты трещали. Альвы и великаны, кстати, так и делают. И не только раз в году.
- А на геев этот праздник распространялся? – хохотнул кто-то из парней. Из второго ряда.
- Чего не знаю, того не знаю, - пуще хохочет разбойница. – А что, больной вопрос, пацан?
Неуклюжие попытки парня отшутиться, дружный всеобщий смех. Улыбаются все. Даже глуповатая Джинни.
- А у альвов, значит, этот легализованный свальный грех не раз в год, а чаще? – присвистнул Гарри-вор. – Неплохо устроились, скажу я вам.
- Не совсем так, - поджала тонкие губы Леонелла. – Мораль альвов допускает многое, но с земной она не идентична.
Угу. До такого расизма на Земле еще не додумались.
- А чем им еще заняться? – громче Джари ржет чернявый Хайме. Где-то ее сверстник – плюс-минус. – В этом тупом мире же ни видео, ни КосмоСети, ни банального телека. Компьютерных стрелялок – и тех нет. Даже травки и курева не изобрели. Получается, здесь можно только пить, драться ну и… это самое. Иначе со скуки сдохнешь.
Ага. Никаких других увлечений и дел просто не бывает. Только курево, «дурь», стрелялки и свальный грех. А, точно – еще мордобой.
Причем Хайме за одобрением оглянулся именно на Сигурда. Приятно знать, за кого тебя здесь держат.
- Дерутся они тоже часто, – усмехнулась атаманша. – Ежемесячные столичные турниры никто не отменял. Правда, они – не чета сезонным. Вот те - по неделе каждую весну, лето, осень и зиму. А уж ежегодный турнир…
- Я один раз видел ежегодный турнир! – мечтательно вздохнул старина Ван Лин. – Это было… великолепно! Потрясающе! Неповторимо. Блеск мечей, сияние доспехов. Они сшибаются, аура светится… - дед по уши утоп в воспоминаниях. – А настоящий бой армий – великанов и альвов… Тогда я и сбежал. Но как это было! Грандиозно! Брависсимо!
- И нам с ними сражаться? – голубые глаза глупышки Джинни – как два испуганных блюдца.
- Нет, с великанами пока не надо. И не беспокойся - тебя никто в бой не пошлет, - усмехнулась Элия.
- Почему? – не уступила Леонелла. Наслаждается чужим страхом, как прочие – вином. – Здесь каждый – боец. Или что он делает в отряде?
Парней клеит.
- И в самом деле, Ван Лин, не преувеличивайте, - поддержал Элию Сигурд. – Чего это вы боевой дух армии сбиваете? У страха глаза велики. – Как сейчас у Джинни. И распространяется в воздухе газовой атакой. – Да, они умеют драться. Но и мы умеем. У нас будет серебро, а они ни одним ядовитым для нас металлом не располагают. Мы их побьем так, что пух и перья полетят.
Наконец-то воодушевление в глазах не только избранной кучки самых отчаянных, а почти у всех. Потому что Элия – конечно, Дестроер и круче всех. Но людям не хватает лидера-человека – это очевидно. Леонелла из-за Кэдзорана – не совсем своя. Да и держит себя иначе. И, кроме того, женщина. В диком мире дискриминация вновь расцветает буйным цветом. Аж колосится.
Больше всего толку бы сейчас от Дэниэла… но кого нет, того нет.
И хоть никому пока не вспоминается, что альвы – еще и маги.
Смотрит сейчас большинство на Сигурда… и на Элию, конечно. Неужели их и впрямь воспринимают как возможную пару? Ей же от силы семнадцать. Впрочем, кто считает возраст Дестроера? Да и времена тут опять же – дикие. Человечество строило цивилизацию тысячелетия. Обратный путь – стремителен. Как любое падение.
В одном Арни был прав – он погиб не зря. Элия и впрямь выросла отличной девчонкой… и хорошей напарницей. Да и командир неплохой, в общем-то.
Но влюбляться в нее – это, пожалуйста, к Лойко. И к его ровесникам. Вперед, парень, на завоевание юных девичьих сердец. Удачи!
- А балы в столице часто? – улыбается местная знахарка Галина. Переключает разговор.
Она ведь здесь давно. И в отряде, и на Альвиаде. Вряд ли до сих пор не знает про балы.
- Да, - усмехается Леонелла. – Только они точно для альвиек. Или для землянок уровня Элии. Джинни во дворец и полы мыть не возьмут. А для нас сейчас развлечения альвов не нужны и не интересны.
- Сигурд, - мягкая улыбка Дестроера обращена именно к нему. – Не хочешь прогуляться?
И как это понимать?
- Не бойся, не как оправдание надежд наших фанатов. И не как попытку к тебе клеиться. Хватит с тебя Джинни. Еще зазвездишься… первый парень на деревне. В отряде.
Она смеется. Значит, хоть не обиделась. А вот мысли могла прочесть запросто. Причем, даже случайно.
- Первый – Ург. Попробуй это оспорить – мало не покажется.
- Даже мне?

А сколько взглядов их провожает… Большинство – сочувствующие. Их предполагаемым отношениям.
И подбадривающие. Не Джинни, конечно. И не Лойко.
И не Леонеллы.
Сверлили спину – аж до самой кромки прохладного леса. А глаза Элии – сейчас мягко-золотые - внезапно светятся во тьме. Как у кошки. А Сигурд и не замечал.
- Да, рядом с тобой меня тоже воспринимают как человека. Почти. Даже лучше, чем Кэдзорана с Леонеллой. Не беспокойся, Сигурд. Друг мне нужен гораздо больше, чем любовник. Друг, боевой товарищ, напарник. Тот, кому можно смело доверить прикрыть спину.
- А мне можно доверить?
- Думаю, да. Ты - слишком благороден, чтобы нанести удар в такой ситуации. Даже мне.
Всё же не все она мысли читает.
- Элия, раз уж нас сейчас не слышат, я должен кое-что рассказать. Мы уже знакомы прежде. Тебе было лет восемь.
- И… - ее голос напрягся.
И лучше поспешить с объяснениями. Восемь лет назад большинство в той истории были отнюдь не защитниками Элии.
- Мой друг пытался спасти тебя, а я – его. Он погиб. Полиция назвала это везением. Иначе Арни бы казнили. Сейчас я понимаю, что просто отправили бы сюда. И мы бы встретились - возможно. Но он не выжил.
- Извини… - какой чужой у нее голос.
И еще недавно Сигурд бы решил, что это справедливо. Она ведь виновата…
- Это ты прости. Мне понадобилось многовато лет, чтобы вырасти. Я только на Альвиаде перестал на тебя злиться. И на себя. И на Арни – за то, что он тогда погиб.
Теперь остался лишь один виновник. Жаль, недоступный. Галактическая Лига и ее чертова вывернутая мораль. И те, кто ее писали.
Мягко шелестят ночные деревья. Горят созвездия в небе, и их мягкий отсвет – в глаза девочки-Дестроера. Их героини. И командира. Настоящей – не как Леонелла.
- Ты много тогда потерял – кроме Арни?
- Университет. Право на образование. Ограничение в правах – на пять лет. Кучу фальшивых друзей и знакомых. И одного настоящего друга - Арни. А приобрел – себя. Или сделал это уже здесь. А там лишь готовился обрести. Сейчас я думаю, моя жизнь в любом случае кончилась бы Альвиадой. Все пути ведут сюда – если не прогибаться перед каждым встречным подонком.
- Мне жаль Арни. И тебя. По каким бы мотивам ты ни действовал, но меня спасти пытался.
- Сейчас я действовал бы по тем же мотивам, что и Арни. Он был лучше и благороднее меня. Жаль, я лишь сейчас понял то, что он понимал уже в восемнадцать.
Жаль, нельзя вернуться. Нельзя крикнуть тысячам таких, каким был сам, что именно они творят. Что не мешают творить. Что оправдывают и считают простительным. А то и правильным.
- Лучшие умирают первыми. – Альвиада изменила их всех. Элию, пожалуй, смягчила. - И потому, Сигурд, ты и я еще живы.
- Тебе всего семнадцать. Рановато умирать.
- Мне даже меньше. Шестнадцать лет Дестроера. Только смерть не спрашивает паспорт, помнишь? Представляешь, сколько моих сородичей погибло, будучи гораздо младше? Да я рядом с ними – прямо древний кавказский аксакал.
Очень древний.
- Не посылай сразу Лойко, ладно? Или пошли сейчас меня – что лезу не в свое дело.
- Не пошлю. Ни тебя, ни его. Ни на жаргоне тетки Джари, ни даже на своем. Лойко не виноват, что у меня социальное развитие опережает любое другое. Убивать уже умею, а в кусты пока не тянет. Не та биография. И мыслечтение иногда только мешает. Но сказать я хотела, сам понимаешь, не это. Если со мной что случится – присмотри за Ириной. Не хочу, чтобы Леонелла от нее избавилась. А наша лучшая в мире предводительница – может.
- Сделаю всё, что от меня зависит. Как и Акиро, и Серж. Только сама понимаешь: мы – люди. Нас убить не труднее, чем Ирину.
- Всё равно присмотри. И спасибо. Ладно, давай уже вернемся. А то нас там заочно не только поженят, но и общими детьми обзаведут. У меня их много.

Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 1937
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2631
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Альвиады. Земля-2.
« Ответ #1 : 03 Янв, 2018, 22:52:23 »

Большое спасибо за продолжение.
А эпизод с восьмилетней Элией и Арни ранее описывался?
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5453
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6773
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Альвиады. Земля-2.
« Ответ #2 : 13 Янв, 2018, 18:49:15 »

Цитировать
А эпизод с восьмилетней Элией и Арни ранее описывался?
NNNika, да, в начале первого тома, от лица Сигурда. ;)

Глава десятая.
1
- Ира…
Странно развоевалась к вечеру Река. Будто обиделась на брошенный в нее свадебный букет.
Про кого-нибудь другого можно решить, что просто выпил лишнего. Не про Элию. И не про Реку. Одна уже глухо бурлит, вторая – безмятежно играет чашей. С виду – безмятежно.
В мрачных глазах – темное пламя. И отблески костра. Маленького. К такому Сигурд хотел прогнать Джинни. А Элия ушла сама. И Ирина вслед за ней. А дети только проводили взглядами. Поняли, что приемной матери сейчас не до них. Или приемной сестре. В том числе, и по несчастью. Ирине точно не прочесть их мыслей. И точно не понять, как именно маленькие полуальвы воспринимают Элию. Но как свою – точно.
Надо бы ее отсюда увести – и поскорее. Какого черта Элии сказал Сигурд? И за каким Ирина ее отпустила одну? Скандинав кажется адекватным, но людей вообще не переделаешь. Особенно взрослых.
- Ира, что такое любовь?
Внезапно. Мягко говоря.
- Смотря, какая, - мягко уточнила Ирина. Аккуратно отстраняя протянутую Элией полную чашу – хватит уже. – Родительская, детская, братско-сестринская…
- Как у Тэйкора с Илоной? – Свой «кубок» Элия осушила до дна. Как воду.
Отличный пример! Просто идеальный.
- Лучше, если иначе.
- Не думай, мне по-прежнему не жаль Илону.
- С чего бы вдруг ты должна ее жалеть?
- Я видела их в Ваэтроке рядом. Кем бы она ни была, но они любили друг друга.
Так. Пить – хватит. Определенно. Всем.
- Ладно, - заставила себя улыбнуться Ирина. - Вернемся к основной теме. К любви. Не то чтобы я большой специалист, но о какой ты хочешь услышать? Платоническая, сексуальная, божественная, дружеская или любовь к животным?
- Ирина, я, наверное, слепорожденная, что пытается узнать природу света. Но, ты знаешь – у меня всё наперекосяк. Потому я и спрашиваю, - криво усмехнулась девушка. - Здесь, наверное, в сегодняшнем воздухе что-то такое витает. Завтра я больше ничего не спрошу. Обещаю.
- И ты хочешь узнать, как лучи преломляются в определенной точке и дают явление света? Не настолько у тебя наперекосяк, как тебе кажется. Ты способна любить куда сильнее, чем многие из знакомых мне людей. А я сама - с семнадцати лет сирота и монахиня.
- В любом случае, ты - больший спец, чем я. У тебя была нормальная семья. И до монастыря, возможно… - Элия осеклась.
- Парень и отношения? Были. Но всего этого я лишилась слишком давно. Сейчас мне проще рассказать о любви Создателя нашего Господа к нам, Его детям. Всё же последние семь лет я жила только с этим.
- Расскажи…
- Ты уверена? Я толком не верила до монастыря, но там… в какой-то мере уверовала. По-своему. Очень далеко от официального канона. В кого-то высшего, более мудрого, доброго и сильного, чем я сама. В кого-то, кто обязательно поможет, когда у меня совсем не останется собственных сил.
- А в остальное время?
- В остальное время он помогает более слабым. Кому нужнее. Это ведь справедливо, не находишь?
- Жаль, твой Бог помогает только людям. Не Дестроерам. Даже если они – слабы. И им очень нужно.
- Ты уверена? Разве ты не появилась здесь как раз вовремя, чтобы спасти детей… или от детей? И кто же помог тебе выжить, если не Он?
- А почему тогда не помог другим? Или счел их более сильными, которые сами справятся? Правда, в любом случае, они верили не в него. – Элия молчала лишь миг. – В совсем другую силу. Может, дело в этом.

Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 1937
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2631
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Альвиады. Земля-2.
« Ответ #3 : 19 Янв, 2018, 20:40:08 »

Очень интересный разговор получился у девушек.
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5453
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6773
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Альвиады. Земля-2.
« Ответ #4 : 27 Янв, 2018, 17:47:42 »

2
Самое странное здесь – лица окружающих детей. Кто-то из них еще сойдет за сверстников Элии. Но у остальных - глаза взрослых. Давно взрослых.
И абсолютно из всех взглядах тихо светится печаль. Здесь каждый знает, что его ждет. И почти все успели с этим смириться. Разница лишь в днях пребывания в заточении. От одного до двадцати пяти.
Запирают камеры лишь на ночь. Чтобы никто не мешал умирать друг другу. Не кричали, не подняли бунт. Свидетелем смерти каждого станет лишь его сокамерник. Чтобы знать, как это будет с ним самим.
Элия появилась здесь в паре с невысоким, хрупким Джонатаном – старше ее на год. Таким же светловолосым. Мог бы сойти за брата – будь у Дестроеров братья и сестры.
Им двоим оставалось двадцать пять дней и столько же ночей. Дольше, чем любому, кто их встретил. Срок тех уже истекал песком сквозь пальцы. С каждой проведенной здесь ночью, часом, минутой.
Кто-то из детей потом упоминал, что перед смертью очень хочется пить. И во рту – вкус того самого сухого песка.
Мина была еще жива. Элия еще не слышала дыхания смерти. И не звала ее на бой.
Собираться дети начали ближе к вечеру. Темноволосому мальчишке по имени Керен уже минуло восемь. Его рыженькой напарнице Линде – шесть с половиной. Она еще робко пыталась плакать. Керен лишь смеялся.
Он первым побежал по комнатам. Линду тащил на буксире:
- Эй, белы и белки, айда играть в горелки! А потом не примем…
Кто первым это тогда придумал? Кто и когда? Сколько поколений назад?

И почему смерть не приняла только одну из них?
Элия впервые за весь жуткий день услышала их смех, увидела на лицах радость. Даже зеркальный коридор показался не столь мрачным.
Всё, как на детской площадке. Обычной. Беготня взапуски, крики, смех. Прямо под взглядами врачей и их подручных - в белых халатах.
Элия уже читала, что у некоторых мотыльков нет рта. Зачем еда, если рождаешься и умираешь в один и тот же день? И стараешься прожить лишь его – до конца? От рассвета до заката. И умираешь вместе с солнцем.
И будто смотришь какой-то фильм. Где всем хорошо, а через миг случится что-то ужасное. И ты это уже понял, а дети из фильма – нет.
Только на сей раз ты тоже в фильме. И знаешь это. А остальные поняли еще раньше. И чтобы выйти, нельзя нажать кнопку. Это сделают другие. Чтобы стереть тебя. При следующем запуске фильма будут играть уже другие дети.
- Кто в чай-чай идет, собирайся, народ! – Джонатана и Элию тащат в общий круг. - А потом не примем, за уши поднимем!
Детская площадка. Просто детская площадка. Без горок, качелей, расписного городка. И низенького турника для кувырков. И песочницы для совсем мелких.
Негде спрятаться.
- А я в домике! Я в домике!
Нет здесь домиков, нет. Ни одного. Только коридор из зеркал. И камеры - каждая на двоих.
- В чуриках! – кричит уже не плачущая Линда. Только глаза еще красные.
- Чурик не считается! – хохочет Керен. - Вот тебе! Догоняй, ты – ляпа!
Чурик не считается. Нет домика, нет убежища, ничего нет. Мотыльку не спрятаться от надвигающейся ночи. Солнце проиграет бой тьме, и с ним умрут все, кого оно защищает.
На убыль веселье пошло так же резко, как началось. Будто солнечный свет заволокла та самая ночь. И сейчас вернется Рыцарь Като.
Тени веселья еще можно угадать на лицах. Оно еще не до конца стерлось. Кнопку нажали, но экран еще не погас. Только начал.
А вот взгляды уже вновь наполняют печаль и ужас. Рыцарь Като приходит всегда. И еще ни разу не опоздал.
- Что с тобой теперь будет?! – Линни страшно. Ей осталось всего десять ночей. И десять вечеров. Полетов мотылька.
Но есть и те, кому девять, восемь... одна…
И нисколько. Час или минуты.
- Тебя теперь накажут, да? - решился Джонатан. Робко-робко. Сам до конца себе не верит.
Элия прильнула к зеркальной стене. Чтобы как в другой сказке – перешагнуть туда. Спрятаться. Кому-то же удалось.
Если очень захочешь…
- Еще чего! – рассмеялся Керен. – Мне теперь можно всё. Сегодня моя очередь. И я прожил последний день, как хотел. И умру как древние воины – с улыбкой. Распевая боевую песнь.
Он смеется, а Элии страшно, страшно, страшно. И только бы зубы не застучали, как у Джонатана. И не так жалко скривилось лицо.
И не хлынули водопадом слезы.
- Айда все ко мне, - позвал Керен. – У меня еще есть… сколько-то.
- Эй, не стой здесь, - его друг Себастьен шагнул к Элии. Его рука теплее ее. Потому что не касалась ледяной глади. – Отойди. Нельзя возле зеркала.
- Можно. – Только бы не заплакать. И не закричать. Не начать звать маму и папу. Они не придут. Элия им не нужна. - Оно не открылось. И я не простужусь, не бойся.
- Здесь никто уже не простудится. А стоять не надо. Смерть приходит оттуда, Эли. Не сдавайся ей раньше времени.
Их набилось в комнатку пятьдесят человек. На кроватях, на стуле, на полу. Друг у друга на коленях.
Холод пола, тепло чужих тел. И взглядов.
- А теперь, братья и сестры, мы вместе помолимся нашему общему отцу – Черному Дракону.
Легкие случайные толчки в бок – дети пытаются освободить хоть чуть места.
И они все по очереди преклонили колено – в полной тесноте. Как уж сумели.
Не упасть. Не дадут те, кто слева, справа, впереди, за спиной…
- Черный Дракон, отец наш, дай нам сил и забери нас к себе.
Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 1937
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2631
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Альвиады. Земля-2.
« Ответ #5 : 30 Янв, 2018, 08:51:07 »

Жутко то как!
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5453
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6773
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Альвиады. Земля-2.
« Ответ #6 : 10 Фев, 2018, 15:18:25 »

3
Утром ни Керен, ни Линда в коридор не вышли.
Элия решила начать поиски с Керена. Он – смелее и сильнее. И старше. Если что – с ним вместе проще найти и спасти Линду.
Сейчас ведь уже утро. Черно-алый Рыцарь Като ушел. До самой ночи можно ничего не бояться. Даже двойной коридорной стены призрачных отражений. И тянущего живое тепло зазеркального холода.
В комнате обнаружился лишь невысокий, худенький Себастьен – тот самый друг и сосед Керена. Бывший сосед. Потому что новый мальчик чуть старше Элии как раз робко переступил порог. И теперь во все глаза смотрит на пустую кровать. С новым, чистым бельем. Приготовленным для него.
В его глазах Элия прочла тень собственного ужаса. А вдвоем бояться еще страшнее.
Наверное, ей надо держаться. Ведь вчера саму Элию в комнате встретила только Мина. И не сказала, что прошлой ночью здесь еще была другая девочка.
- Располагайся, - через силу улыбнулся Себастьен. Как вчера – Мина. – Ты теперь будешь спать здесь.
- Ты тут давно… живешь?
- Давно. Привет, Эли.
Мальчик присел на самый краешек. Как вчера Элия.
- Где Керен? – решилась она. Пока ноги не подогнулись окончательно, а голос не отказал вместе с остатками смелости.
Сейчас ведь день. Днем у Рыцаря Като нет власти! Как и у зеркал, из которых он приходит.
- Моего друга уже унесли, - под взглядами Элии и новичка тихо проронил Себастьен.
Унесли? Вместе с бельем?
Зачем нести? Почему Керен не смог идти сам? Что с ним сделали ночью, когда Элия беззвучно лила слезы в подушку и тряслась от ужаса?!
Ночью новая пленница не смогла понять, чем таким странным, едва уловимым пахнет наволочка. А теперь поняла.
Солью. Бесконечным морем слез, пропитавшим подушку.
Новичок пулей вылетел за дверь. Его никто не остановил.
Всё равно дальше коридора и чужих камер здесь не убежишь. А зеркальный коридор ведет не в спасение. Впереди и позади – стена, справа и слева – караулит смерть. Тупик в лабиринте с чудовищами. Пастбище для зазеркальных монстров. Столовая.
- Куда унесли?! – голос подводит совсем. Неясно, как Себастьен его слышит. И как сама Элия…
Может, Керена унесли в безопасное место? Кто-то же должен это сделать. Кто-то должен за ними прийти! Спасти их. Вытащить. Сказать, что теперь всё будет хорошо.
Может, просто нужно продержаться здесь сколько-то бесконечных недель ужаса, и тебя спасут? Как в фильме – в последний момент?
- Он умер. Здесь никого не спасают, Эли. Лучше даже не надейся на это. Не трави душу. Иначе не хватит смелости достойно умереть. Как Керен. Вместо этого будешь реветь, просить пощады…
Будет! Иначе она просто не сможет…
Нельзя же просто перестать жить! Нельзя позволить себя убить!
Как же так?!
Элия не ходила в детский сад, но ведь не только она, правда? И другие дети - там, на воле, - знали, что в этом году пойдут в школу. А ей родители не сказали ни пол-словечка.
Керен был старше – ходил ли в школу он? А Себастьен? Как спросить?
- Себастьен, сколько тебе лет?
- Семь с половиной.
- Ты давно пошел в школу?
- Я учился дома. Как все. Здесь никто не ходил в школу, Эли. Я думаю… нам там были бы не рады. Мы ведь Зло.
- Как… Керен умер?
Как в страшных сказках?! Но разве даже там нельзя никого воскресить?!
Если сейчас броситься бежать и громко, громко кричать – кто-нибудь придет?! Кроме смерти?
И даже она – лишь ночью.
Белые стены, белые одежды врачей, белое белье на кроватях, ни одного окна. Вечный, неистребимый запах горечи и соли. И зеркала – за дверью. Голодные, равнодушно-уверенные. Их накормят всегда. Каждую ночь.
За зеркалами дремлет смерть. Ждет. Тоже облизывается. Рыцарь Като точит клинок. И Железный Коготь.
- Долго. Он сопротивлялся. Слишком хотел выжить. И потому умирал очень долго. Как воин в древней битве. Керен не плакал.
- Воины были взрослыми! И сильными.
- Не всегда, - тихо и серьезно произнес Себастьен. - Когда враг приходил в город, ни у кого не спрашивали возраст. Я знаю, я читал. Все знают.
- А если сопротивляться, то можно… не умереть? Вдруг ты окажешься сильнее?
- Именно ты? Никто не смог, а ты сможешь? Это же не сказка, Эли. Так не бывает. Я не буду… если смогу. Я ведь не воин. А ты и не сумеешь. Ты тут младше почти всех. Вон какая слабенькая. Как травинка. А сопротивляться – это очень больно. И бесполезно. Я здесь девятнадцать дней. Никто не выжил, Эли. И те, кто меня встретил здесь, тоже не видели выживших.
- И Керену было очень больно?
Слезы хлынули сами. Как вчера у Джонатана. Как ночью - в горькую подушку. Элия бессильно опустилась на белый пол – как вчера. Только тогда она сидела и слушала. И верила.
И снизу шел ледяной холод, а с боков – тепло. А теперь – холодно везде. Как у зеркальной глади. Будто она дотянулась и здесь. Даже днем. Затянула их всех в искаженный мир бритвенных осколков.
Себастьен подсел к Элии и обнял за плечи. Вчера они сидели тесно плечом к плечу, потому что иначе бы не вместились. Сейчас здесь слишком свободно и одиноко. Как на… кладбище.
Только там на могилах есть надписи – Элия видела в фильме. А от Керена – ничего. Как и от девочки, что жила в комнате Мины еще две ночи назад. И умерла за ночь до Керена.
Дикий крик потряс коридор. Отчаянный, звериный вопль. Маленького, беспомощного зверька. Джонатан.
Ему уже сказали? Или он искал Линду?
И замер в дверях вернувшийся новичок. Понял, что бежать некуда. Зеркала его не пропустили. Как  и врачи. Будущие убийцы.
- Не плачь. И ты не плачь. Он теперь уже у Черного Дракона.
- А кто такой этот… Черный Дракон?
Почему бы ему тут всё не сжечь, чтобы можно было сбежать?
- Он - наш отец и защитник. Только не может вытащить нас отсюда – здесь нет его власти. Но зато Черный Дракон встретит нас на Антрацитовом Мосту, куда уходят Дестроеры. Он – злой, но к нам добрый, потому что мы сами – зло. И значит, мы – его дети. Дракон послал нас сюда, но нас схватили, и теперь мы вернемся к нему. Он ждет нас.
- А если не ждет?
- Кто-то же нас ждет, - рассудительно ободрил Себастьен. Элию или себя? - Если не Бог и не люди, значит – Черный Дракон. Так должно быть. Ты только верь в него и ничего не бойся.
- А можно к нему прямо сейчас? – заревел новичок. - Я хочу домой!
- Нельзя. Сначала нужно пройти испытание смертью. Черный Дракон берет к себе лишь сильных.
Может, и впрямь где-то вдали, высоко-высоко кружат могучие крылья цвета ночи? Ждут своих пленных детей, чтобы спасти и укрыть? И больше никогда не будет холодно?
- Я поняла. Расскажи мне про него. Он правда нас любит?

Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5453
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6773
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Альвиады. Земля-2.
« Ответ #7 : 19 Фев, 2018, 21:43:37 »

Глава одиннадцатая.
1
- Это не так. – Наверное, так же тогда Элию обнимал тот самый бедный мальчик – уже приговоренный Себастьен. И она так же плакала. – Ты же сама понимаешь. Ни в ком из вас не было ни крупицы зла. Вы пытались обратиться к Богу, просто не знали, как.
Взгляд Элии будто отражает узор созвездий. Отважную Деву, Рушащуюся Башню, огненную ленту Сломанного Кольца. И ярко пылающего Дракона. Будто оттуда на Элию смотрят глаза всех детей, что не выбрались из застенков Института Психокоррекции. Будто все легенды о таком посмертии – верны, а звездное небо у всех миров – общее.
- Как мы могли к нему обращаться, если думали, что он отказался от нас? Мы считали его таким же, как люди. Или как Галактическая Лига. Как врачи в Институте, как «поросятники», что сдали нас туда. Их Бог, а не наш, понимаешь?
Что спасло тогда маленькую Элию? Почему выжила она, а не кто-то, кто был с ней? До нее? После? Она была самой сильной? Самой смелой? Самой человечной? Всё сразу? Или дело вообще в чём-то совсем другом?
Что-то в крови? Что обернулось эликсиром, отсрочившим смерть?
В легенде о преданной принцессе фигурирует волшебное кольцо – подарок доброй феи. Что стало кольцом Элии?
- Ладно, хватит, - единственная выжившая Дестроер стряхнула лишние слезы. Выжившая и вновь обреченная. С отсроченным приговором. – А то разревусь по-настоящему – и Джинни с Леонеллой умрут от счастья.
- Нет, такого допустить нельзя, - на автомате произносит Ирина.
- Ира, а теперь - забыли про меня. Тревога. Настройся. Слева - край стола, где пан Тадеуш.
Прислушались они синхронно. Вместе. Так гораздо легче. И громче.
- Слушайте, Тадеуш, - подвыпивший Серж толкнул старика в крепкий бок. – А зачем вы велели мне молчать, что идея была ваша? Зачем скрываете, что физик? Мне-то чужие лавры – зачем?
- Молчи-ка, сынок, - хватка у Вишневецкого и сейчас сильна. - Еще раз проболтаешься – больше на мою помощь не рассчитывай, ясно? Я вообще тогда исчезну. Раз – и меня среди вас нет. Поверь – я и один проживу прекрасно.
И кто он? Альвийский шпион? И когда успели завербовать? И что теперь делать? Просить Сержа следить за ним – когда протрезвеет?
- Ясно, - хмыкнул физик. Тот, что честный. - На чужой планете, в вашем возрасте. И без Дара. Конечно, проживете – спору нет. И вам нравятся загадки. У меня был друг, Дэн, царствие ему небесное. Тоже был по уши в загадках. Жаль, они его не спасли. – Серж чокнулся со скромно пристроенной рядом полной кружкой Тадеуша и выпил залпом. – Ладно, хотите туману напускать – валяйте. Тут и всех-то развлечений – загадки загадывать.
- Вот и хорошо. Главное, завтра не забудь – на трезвую-то голову. Или когда вновь напьешься, - усмехнулся Тадеуш. Совсем трезво.
- Ага, только и делаю, что не просыхаю.
Хуже, что трезва как стеклышко еще и Леонелла. И слушает сейчас очень внимательно. Даже напряглась. Впрочем, с ее слабым Даром всё сложно. Атаманшу ведь Элия не подстраховывает. Не усиливает.
И ведь даже прямой канал Леонелле не перекроешь. Даже будь Ирина сильна как Элия – такое незаметно не провернешь. А зачем привлекать внимание? Провоцировать врагиню столь открыто?
Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 1937
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2631
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Альвиады. Земля-2.
« Ответ #8 : 20 Фев, 2018, 21:26:36 »

О-о! Новые тайны!
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5453
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6773
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Альвиады. Земля-2.
« Ответ #9 : 25 Фев, 2018, 21:01:26 »

2
Самое страшное – умирать от зверской Программы. Но еще хуже – от зверской Программы на глазах у всех. И друзей, и врагов.
Когда Элия впервые поняла, что всё равно умрет рано или поздно – попыталась заплыть в море подальше. Увы – тело слишком хотело жить. Бессознательно, иррационально. Оно полубесчувственным добралось до псевдоспасительного берега. И дотащило слишком слабую душу.
Может, море нужно было выбирать студеное? Увы, оно было далековато. А Дестроерам билеты не продают. Даже малолетним.
Резать вены тоже оказалось бесполезно. Элия тогда толком не знала, как это делать правильно. А регенерация у нее хорошая.
И гораздо хуже, если выживешь безнадежной калекой.
Ширины Великой Реки Элии теперь тоже не хватит. Она ее трижды туда-сюда пересечет – и справится.
Смерть и есть дракон Элии. Только почему-то не торопится. Ждет. Обиделась, что вовремя не бросились в ее объятия.
Если нырнуть даже с самого высокого утеса – тело успеет правильно сгруппироваться. Здесь чересчур низко. Для тренированного Дестроера. Слишком много лет Элия училась выживать.
Появись вдруг в небесах Тэйкор – она ему спасибо скажет. Уж он-то точно нашел бы способ. Если б счел нужным. Если бы не счел приятнее смотреть, как враг загибается сам.
А ну, тихо, дура. Не с твоим разросшимся (и для себя бесполезным) Даром о таком просить. Даже в безобидной теории. Еще и в самом деле доорешься. И убьют не только тебя, но и всех. Они-то чем заслужили?
Наверное, все-таки лучше утес. Вдруг Элия отключится? И захлебнется? Как бы хорошо…
Гораздо быстрее, чем придумали в Галактической Лиге.
Враги малолетних Дестроеров предусмотрели всё. Даже если ты вдруг случайно выживешь. Ты растешь – и вместе с тобой растет заглушенная на время Программа. Ты вырастаешь – и она вцепляется в твой разум на полную мощь. Как если ядовитый тарантул вдруг вымашет в человеческий рост. И яда накопит соответственно.
Ветер швырнул вниз камнем – к счастью, Элия так и не смогла научиться летать. А то сейчас еще бы сдуру не упала. Взвилась бы вверх.
Ледяной холод пробрал до костей, волны приняли в бурные объятия, поволокли как мячик. Личную игрушку. Головой вверх.
Не утонула. Жаль.
Элия вынырнула совсем, зло отхлебываясь. И мало режущей боли – несчастные виски пронзил еще и чей-то отчаянный вопль.
Ищут беглого Дестроера, что ли? Кэдзоран прибыл – требует?
Ага, мечтай. Кому ты тут нужна, кроме Ирины? Да еще и живой? Тому самому Кэдзорану?
Так его тут нет. Хоть в этом – повезло.
Просто в волнах неподалеку дико орет какая-то чокнутая идиотка. Еще одна самоубийца, что ли? Тоже мало кому нужная.
И этот голос Элия узнает через любые крючья, рвущие напрочь рассудок. Слишком уж достал – за всё это время. И голос, и его хозяйка.
- Джинни! Джинни!
Приплыли! Этой-то за каким альвом? Или думала – увидят свои и кинутся спасать? Наперегонки, расталкивая друг друга? Кляня себя, какими были идиотами, что не оценили такое сокровище?
А догадаются как? Все поголовно телепаты, или Ирина должна караулить Джинни, как зеницу ока, и быстренько поднять тревогу?
Безумный взгляд налитых слезами глаз. Узнала ли дурочка Элию вообще?
И виновата и впрямь она. В чём-то. Потому что Ирина и в самом деле караулила не Джинни. И без нее нашлось, кого.
- Держись, я уже здесь! Вытащу, куда денусь. Джинни!
Еще пара метров – и можно обхватить сзади. И конвоировать к скалистому берегу. К Ире. В тепло.
- А, это ты! – злобно шипит Джинни. Тем самым тарантулом. Узнала! – Стерва! Нелюдь! Умрем вместе!
Рывок вниз за обе руки плеснул воды и в рот, и в нос. От неожиданности!
И на кой понадобилось звать ее телепатически? Лучше бы свихнутая идиотка до последнего не видела. А спиной брыкаться труднее.
Оглушить, что ли, чертову дуру? Проще доволочь будет.
Зазубренные крючья уже привычно вспороли виски, речная вода хлынула в горло…
Джинни снова тянет вниз. Сквозь кровавые клочья тумана в глазах.
- Прекрати! – Элия встряхнула польку – над поверхностью. Не давая глотнуть воды. - Это не выход!
А Элия – не психолог. И не Ирина. Но только Иры здесь и не хватало. Чтобы вместо почти уже мертвой Элии топили ее живую подругу! Вовсе не сверхсильную. И без регенерации.
С запущенной Программой и впрямь дико хочется пить. Зато теперь воды – сколько угодно.
Как в насмешку.
Отдать бы ее всю мелким узникам Института!
И ведь отшвырнешь эту кретинку нечаянно – потом лови в волнах. Особенно с нынешним скачущим зрением.
Еще и в горло вцепиться пытается! И мелкими зубами дотянуться. Загнанный в угол крысеныш! Домашний. Ручной.
Воздух – вода – воздух. Ветер и волны. И холод.
Кто придумал, что Дестроеры его не боятся? Как это - кто? Люди. Те, кто не Дестроеры.
А альвов не спросишь. Разве что Кэдзорана. Если скажет правду. Для разнообразия. Или со скуки.
Не врезать бы слишком сильно. Вот так…
Теперь можно тащить. Обмякшая Джинни - удивительно ненавязчива. Просто лапочка. Всегда бы такой была.
Кто-то упорно лезет в мысли. Возможно, Ира, но лучше не рисковать. Вдруг Леонелла? А то и впрямь - Кэдзоран? Сейчас нет сил отвлекаться. У нас есть бешеная Программа, Великая Река и не слишком легкая Джинни. Как насчет согнать чуть-чуть жирка, а? Глядишь, и парни скорее потянутся. Те, что нужны тебе, а не только ты им.
И себе больше нравиться начнешь.
А если учесть, что крыша едет уже вовсю – этак можно и с Черным Драконом разговориться. Или с каким-нибудь Духом Великой Реки. А то и в самом деле – с Тэйкором. Вот счастье-то привалит. Всем.
В виде точных координат их лагеря - для альвов. А великаны сделают вид, что поверили. Будто альвы сюда случайно залетели. Сбились в тумане. А тут – такой приятный сюрприз… Ну как удержаться?
До чего же все-таки тяжело! Слишком Элия вымоталась. Слишком давно… больно!
Сбросить бы всё лишнее. Не Джинни, так хоть Программу. И всё бы отлично. Только кто позволит-то?
Сбросить. Чтобы легче стало плыть. Вот как сейчас…
Что?
Ветер как-то враз облепил с головы до ног. Холодом. И сыростью. И крупным ознобом.
Нет, Программа-то точно на месте. Как и тяжесть Джинни на руках. Вместе с волнами накрывающей боли. Приступами. Будто хищник то рвет тебя клыками, то отвлекается – передохнуть. Ему ведь тоже дышать нужно.
А вот другие волны – речные – внизу. Метров пять. Только пенные брызги доносятся. И голодный шум. Тоже зеркала – только поверхность мутная. Волнуется.
И ветер вовсю леденит мокрую одежду. И Джинни на руках – еще тяжелее, чем в воде. Обмякла напрочь. И наверняка – тоже замерзла. Не простудилась бы еще – до кучи. Тут с лекарствами негусто.
Альвы как-то таскают себя вместе с конями. А то еще и друг друга. И как им это удается? Правда, хоть всухую.
И они все-таки старше.
Наконец-то внизу – мокрый, но берег. В меру твердая земля. В недосягаемости для любой сегодняшней  волны. Вон как зло тянутся вверх. Пытаются лизнуть и без того мокрые, озябшие ноги.
Осталось перелететь островатые камни и найти островок не песка, так более-менее гладкой земли. И относительно сухой.
Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5453
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6773
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Альвиады. Земля-2.
« Ответ #10 : 03 Мар, 2018, 18:16:12 »

3
Если растирать поэнергичнее – очнется быстрее. И согреется.
Тем более, костер уже готов. А боль не дремлет. Джинни нужно привести в чувство и сдать с рук на руки кому-нибудь более-менее трезвому. И здоровому. Например, Ирине.
Причем успеть, пока сама героиня-спасительница не отключилась.
Вот только на сколько долгих миль их унесло вниз? Уволокло волей Великой Реки. Элия сейчас не в состоянии ни идти, ни лететь. Вот свалиться в тепле рядом с Джинни – это да. Это мы пожалуйста.
Судьба решила точно рассчитаться за насмешки над Лойко. За то, что кое-кто таскал его на предельные расстояния «погулять».
О, очнулась спящая красавица. И немедленно окрысилась. Еще слабо, но уже зло:
- Зачем ты меня вытащила?
Сбросить обратно? Есть искушение, есть. Только тащить далековато. Пусть лежит, где сейчас.
Бушует стихия, воет ветер. Жалко потрескивает костер. Такой еще маленький, слабый и беззащитный. Натаскать особо хвороста не хватило сил. Пришлось подволочь, что валялось ближе. Остатками магии.
- Это не выход, - дежурно сообщила Элия. Вместо отсутствующей доброй и понимающей Ирины. – Всегда и без того найдется, кому нас убить.
- Из-за таких, как ты и Леонелла – хозяек жизни! – моя собственная стала мешком с де…мом. А теперь ты решила искупаться бурной ночкой, проплывала мимо и решила выволочь меня. Благородненькой побыть, да? А я тебя об этом просила?
- Ну извини, что это не был красивый, мускулистый парень. Особенно не Сигурд. Они в такую погоду дома сидят. В следующий раз топись, когда волны спокойны и солнышко светит.
Может, хоть злость ее встряхнет? Идиотку, что может жить да жить, но вместо этого…
И ведь не впервые уже. За то и здесь оказалась. Сдуру.
- Да как ты… - яростно шипит Джинни. Хлопает мокрыми ресницами. Слипшимися и от слез, и от речной воды.
- Да так. – Собственные волосы и одежду сейчас тоже магией не просушишь. Разве что костром, а он разгорается медленно. Толком без топлива-то. Всем тяжело без сил – кострам тоже. - Что такое настоящий мешок с упомянутым тобой содержимым – ты просто еще не знаешь. Мелко плаваешь. Мало видела. Сопля зеленая, хоть и старше меня.
- Конечно! Мы ведь не Дестроеры с темным прошлым.
Зато мысли Джинни сейчас как на ладони. Как и прошлое – в общих чертах. Полное имя – Катажина. С двенадцати лет – на воспитании у тетки, старой девы жестких правил. Да еще и религиозной. Вымирающий экземпляр. Отец Герасим бы оценил.
Вся жизнь дурочки Джинни теперь – протест против того мира. Лишь бы не стать, как тетка. Не кислорожей ханжой в строгом платье.
А ведь хорошенькая, круглолицая, все формы на месте. Похожа на куколку. И темно-рыжие локоны при ярко-голубых глазах. Такие всегда нравятся парням.
А самое смешное, что ведь и тетка была очень даже ничего. В воспоминаниях Джинни. Даже если та сама этого не понимает.
«Тебя приятно обнять», - не раз говорили Джинни. И она так радовалась. Улыбалась во весь рот, хихикала. Даже жаль ее…
А вот дальше всё шло по одному сценарию. И на Иринины рассказы о любви похоже мало. Джинни легко сдавалась, влюблялась, привязывалась, тонула в объекте страсти, в его жизни. И становилась… прилипчивой. Такое раздражает многих - рано или поздно. Как раз тех, кому нравятся Джинни.
Симпатичная, но не красавица. Не блещет умом, слабовато чувство юмора. Маловато остроумия. Не всегда доходят шутки. Часто хохочет невпопад, за компанию. И проигрывает по-настоящему стервозным девчонкам.
От таких куколок ждут легких, приятных отношений. Веселых, необременительных. Развлечений. Сплошного праздника.
И не получают. Быть вечной легкомысленной феей – труднее, чем кажется. А уж если и не пытаешься…
Да еще и сами Джинни влюбляются в красивых и впрямь легкомысленных парней. Балованных всеобщих любимчиков. И ждут от них любви до гроба и лебединой верности. Как в глянцевых книжках о безумной, роковой страсти. Или в таких же фильмах. Где самовлюбленный эгоист вдруг резко перевоспитывается, встретив свою единственную…  В общем, ненаучная фантастика.
- Джеком звали парня с нашей тусовки. Вообще-то его звали Ежи, но Джек – это прозвище, как и у меня – Джинни. Я ведь Катажина, Катуся. Смешно, правда? Джек у меня был… черт знает какой, если честно. Мне стало страшно, когда я поняла, что не помню, сколько точно у меня было мужиков. Мне девятнадцать лет, а я уже не помню… Я ведь не шлюха! Правда – не шлюха. Я их всех любила… Каждого… С каждым надеялась остаться навсегда… Когда же я так…
Это правда. Любила. Каждого. Уже за то, что он ею заинтересовался. За каждого была готова выйти замуж.
- А они уходили к крутым и наглым стервам, вроде… Или говорили, что нам надо подумать… Или, что не готовы к серьезным отношениям, - Джинни почти кричит это – взахлеб, отчаянно. - Когда Джек тоже ушел, я напилась… и решила покончить с де…мом под названием «моя жизнь». Напилась побольше таблеток, чтобы не больно. Знала бы, что откачают… А здесь будет в сто раз де…мовей.
- Джинни, пойми. – Вот так и ощущаешь себя бесконечно старой. – Ни один парень этого не стоит. Ему вообще будет плевать, что ты умерла. Он о тебе и не вспомнит. Твоя жизнь – это только твоя. И другой у тебя не будет.
Всё это следует говорить Ирине. У нее получилось бы прекрасно. А от Элии никто даже не воспримет. В любой ее ипостаси – хоть Дестроера, хоть малолетки.
- Хорошо тебе говорить! – Джинни жалко ежится от холода в своих мокрых тряпках. - Уж ты-то контролируешь всё без проблем. Крутая же стерва.
- Не всё.
- И мужиков выбираешь сама. Штучно. Еще и небось по кастингу. Не нравится – пошел вон.
Элия всё же потянула спасенную поближе к огню. И в самом деле ведь простудится. Антибиотиков здесь нет, а Иры на всех не хватит. Как и нужных трав.
- Не совсем. Еще не выбирала. У таких, как я, свои сложности.
- Ты – не только Дестроер, но еще и лезбиянка, что ли?
- Не знаю. Всё может быть. Я вообще считаю, что пол – это вторично. Как и многое другое.
А вот начинающего накрапывать дождя нам только и не хватало. Будто без него было слишком сухо.  И жарко.
- А поцеловалась ты впервые – во сколько? – вдруг загорелись глаза Джинни. – И с кем?
Пошли девичьи откровения. Повалили. Под шум дождя? Так это бы лучше под крышей. И чем-нибудь горячим запить.
- Думаешь, все Дестроеры косяком это делают в одном и том же возрасте? – усмехнулась Элия. – Как нерестовые рыбы? В шесть лет. С подругой по палате.
- Так ты и впрямь… - Джинни всё же поймала каплю носом, смешно сморщилась. Втянула шею в мокрую рубашку. - Знаешь, я тоже как-то один раз по большой пьяни - с подругой по тусовке… Может, и впрямь найти лучше девчонку? Мужики-то все – коз…
- Свободных девчонок в лагере нет точно. Разве что я.
- А что? – как-то пьяно ухмыльнулась Джинни. – Ты, кстати, очень красивая…
Приплыли. И выбрались. Не настолько всё же Элия одинока. И раскованна.
А будь хоть немного лишних сил – разогнала бы здоровущую тучу над головой. Та тоже воспылала к ним пылкой страстью. Причем к обеим.
- Ой… - Джинни в ужасе уставилась вместо грозных небес в сторону лагеря.
Это еще что за ночное шествие?
Череда огней и впрямь слаженно движется к ним. Сигурд, Акиро, Ирина…
Элию и впрямь искала она! А непутевая подруга не откликнулась. И Ира наверняка встревожилась до цвергов великаньих. Если уж всех подняла.
Всех, кому не плевать.
И промокнут же теперь. И Щит-то над ними не подвесить. Не в нынешнем состоянии. Да и далековато.
- Что случилось? – немедленно ворвалась в эфир Ирина. - Почему не выходишь на связь? Где ты?
Еле слышно, но Ира определенно растет. Еще недавно полмили ей было точно не взять. А вначале - и пяти шагов.
Огни неотвратимо движутся сюда. И пока не гаснут.
А дождь неотвратимо усиливается. Влюбленная туча не понимает слова «нет». Хуже самого прилипчивого парня.
- Джинни, отбой, это – свои. Мы с Катажиной здесь, прямо по курсу, за скалами. Присмотрись – дымок чуть виден будет. Он тут слабый пока…
Весь в Элию.
- Сигурд уже заметил. Только что. Что вы там делали?!
- Купались. Теперь греемся у костра.
- В такую бурю? С Катажиной?
– Ирина явно поняла. – Почему ты закрывалась?
Хоть признавайся, что подозревала во вторжении кого угодно. Вплоть до неизвестного духа Великой Реки. А то и Тэйкора.
- А почему ты вообще меня ищешь? – потянула время Элия.
- Эли, у нас в лагере отсутствует еще и Леонелла. Вместе с Ургом и Джари. Допустим, они могут быть и сами по себе. Но еще и ты пропала. Что я должна была думать?
- Что мы вдвоем с Леони умотали на оргию с Кэдзораном?
- Ага, и Джинни взяли – третьей. Чтобы не так злилась.

Совесть начинает грызть немилосердно. Ирина опять не подвела. Именно когда у Элии совсем нет сил. И нет права выказать слабость.
Но сейчас всё равно надо сцепить зубы и собраться. Не на руках же крутого Дестроера назад понесут. Прямо при Джинни. Какой бы благодушной она сейчас ни была. И пьяной.
Зато сейчас унесут саму Джинни. Поскорее.
- Здорово. А ты дождь убрать можешь?
- Зачем? - пожала плечами Дестроер. – Он ведь нужен. А нашим героям-спасателям всё равно. И так уже мокрые.
Сигурд выступил первым – мрачнее тучи. И на невезучую польку глянул волком. И зря. Как бы та вновь на Элию ни окрысилась. Забыв даже последнее любезное предложение. Пьяное.
А вот Ирина крепко стиснула в объятиях. Забавно - она почти на голову выше и соответственно выглядит сильнее. Обманчиво чувствуешь себя маленькой девочкой. Возле… старшей сестры. Умной и взрослой.
И их обеих кутают во всё теплое. И сухое. И как донесли? Ира Щитами пока не владеет.
Джинни пока щебечет весенней птичкой. Наслаждается вниманием Акиро. Вежливым. Ему тоже нужна не куколка-полька. Впрочем, он-то уж точно не легкомысленный красавец. Да и Сигурду донжуанство и ветреность только Джинни приписать могла.
- У меня хорошая новость, - улыбнулась Элия. – Я научилась летать. Правда, пока недалеко и невысоко.
Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 1937
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2631
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Альвиады. Земля-2.
« Ответ #11 : 03 Мар, 2018, 19:49:23 »

Очень насыщенный событиями отрывок!
Цитировать
этак можно и с Черным Драконом разговориться... А то и в самом деле – с Тэйкором. Вот счастье-то привалит.
Ой,  как хочется Элию с Тэйкором!  ::)
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5453
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6773
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Альвиады. Земля-2.
« Ответ #12 : 09 Мар, 2018, 23:06:30 »

Цитировать
Ой,  как хочется Элию с Тэйкором! 
NNNika, ой, как он-то обрадуется. :D

Эпилог.
Джинни доставили на место вдвоем с Акиро. Сама бы она точно не дошла. А Сигурд отправился выяснять, где окопалась шайка Ург-Джари-Леонелла.
А Элии уже не до Джинни. Слишком вымоталась сама. Как бы ни храбрилась.
Обществу Акиро Ирина только обрадовалась. Всё же почти официальный отказ от монашества сыграл не во всём в ее пользу. Теперь Ирину тоже сочли за «объект». А женщин тут и впрямь – куда меньше, чем мужчин. Особенно таких молодых. И прямо скажем – далеко не уродливых.
А вот Акиро – хороший, верный друг и весьма ненавязчивый. А при его наличии рядом прочие отстанут сами. Оставят в покое. Не станут мешать достойному конкуренту.
Так что еще и ради этого лишний раз пройтись рядом не помешает. Тем более, дождь вроде поутих. Да и Великая Река поуспокоилась. И что с ней было? 
У великанов бы повыспросить об этих странных перепадах. А то вдруг срочно переправляться, а там - такое…
- Ирина, конечно, от программиста на Альвиаде толку мало. Но если вам вдруг понадобится моя помощь – хоть в чём…
- Взаимно, Акиро. Вдруг вам нужна медсестра…
Или весьма посредственная Целительница и Ясновидящая.
- Вот только мне, Акиро, помощь необходима сейчас. – Раз уж решила не откладывать. Момент – удобнее некуда. Народ сыт, пьян и загнан погодой по хижинам. Да и ночь на дворе. - Речь идет о пане Тадеуше Вишневецком.
- Он болен?
Сама ведь только что напомнила, что можешь быть лишь медсестрой.
- Здоров как бык – насколько это возможно в его возрасте.
Выслушал рассказ Ирины Акиро спокойно. Вместе с ее подозрениями.
Точно так же он час назад рекордно быстро организовал поиски Элии. Без суеты, паники и лишнего шума. И собрал лишь тех, кто действительно необходим.
- Вот только через кого же его вербовали? Вряд ли у нас в лагере – альвийский шпион. С учетом их отношения к землянам. И присутствия Леонеллы – не самой лучшей, но всё же Ясновидящей. Да и Кэдзоран тут мелькает время от времени.
- Попробую проследить. Осторожно. В конце концов, мне тоже может понадобиться помощник. Так или иначе, он себя выдаст.
- До завтра, – Ирина крепко пожала Акиро руку. Без поцелуев всё же лучше обойтись. Даже с ним. Даже в щечку. Пока. – Спокойной ночи.
И, пожалуй, этот день был слишком длинным. Отвыкла недавняя монахиня веселиться. Еще на Земле. А монастырь к такому не располагал. Как и долгое горе.
Пожалуй, в вопросе личной жизни от отца Герасима – и то больше участия. Вон как он сегодня оживился… Стоило чуть-чуть подлить.
Не принялся бы завтра столь же рьяно каяться. И заставлять еще и других. А заодно и попытаться запретить все последующие праздники.
Волна боли настигла еще на пороге. Всё же Элия закрывалась до последнего. С учетом, что Дар здесь еще и у Леонеллы.
Надо было найти подругу раньше. Тадеуш никуда не денется и завтра.
- Тихо. Тихо, маленькая… - Ирина поспешно присела рядом, крепко обнимая девушку. Чем больше контакта, тем больше пользы.
Особенно, если Дар настолько куц, а пользуешься им – на уровне средней двоечницы.
Видно же было, что Элия врет. Или не договаривает. Так зачем отпустила одну?
Попытка внедриться отшвырнула назад. И ладно хоть не утянула внутрь. Черное поле будто клацнуло клыками. Попыталось сожрать непрошенную горе-Целительницу. Будто тот самый зеркальный коридор. Где тысячи зеркал отражают друг друга. Фокусируют. Как огромная линза горя и боли.
Пан Тадеуш, не желаете помочь, а? Вы же тайный физик. Самый крутой в лагере.
Программа способна уничтожить не только Элию. Еще и любого, кто сунется лечить, не имея квалификации. А заодно и знаний.
Тави! Здесь нужна Тави. Ее уровень, ее знания, ее Сила. Ее огромный опыт. Не Ирины!
Но где же Тави сейчас взять?!
Элия умрет, если не сделать ничего. Умрет или свихнется. Не выдержит.
Не паникуй! Сохраняй спокойствие, потому что иначе нельзя. Держись! Только не паникуй. Не можешь атаковать (куда уж там!) – помоги обороняться.
Убрать Программу Ирина не сумеет никогда. Но замедлить, окружить, запутать… Засыпить.
Если ты не в силах заделать течь - заткни дыру в дне, чем можешь. Чтобы просто добраться до берега. Дотянуть до нормального Целителя. Чем ближе к берегу – тем дальше от акул. И от холодных волн.
Темный клубящийся вихрь встретил Ирину стеной. И отбросил прочь – будто на острые камни! Невдали от акул и пираний. Вот-вот расслышишь клацанье тысяч пил-зубов! И узришь голодные глаза.
Мягкая солома подстилки шелестит под щекой. Ирина рухнула на пол и в реальности. Ладно хоть особо не расшиблась.
А рядом жалким комочком скорчилась Элия. Тоже на полу. Такая сейчас маленькая и хрупкая. Еле живая.
Так что такое любовь, Ира Океанова? Способность вновь и вновь рискнуть собой или смотреть, как умирает твой друг, а ты не смеешь больше сунуться? Чтобы умерли не двое, а только один? Всё равно ведь уже не помочь, да? Простая математика. Оправдание любого эгоиста. Чтобы обмануть не Программу, а собственную совесть. Усыпить.
Ослепительно мерцает кристалл Элии. Тратит последние силы на попытки уйти от боли. Хоть как-то ее ослабить.
Где же, где хоть какая-нибудь лазейка? Куда можно ввинтиться слабыми силами Ирины? С какой стороны Программа сбоит? Однажды ведь она уже отказала. Смерть когда-то уже отступила в коридоры кривых зеркал.
Нигде. Сплошная черная стена. Тупик. Темная зеркальная гладь. За ними – смерть. Караулит. Ждет. Иди сюда, вкусная Ира.
Стена, за которой умирает Элия. Ее смерть уже сцапала.
Программа долго набиралась сил. Совершенствовалась. Саморазвивалась. Искала слабые места у той, что раз уже победила в схватке.
Осталось лишь молиться. Даже если вера Ирины так же слаба и жалка, как ее Дар.
Еле живая Элия пытается бороться – до конца. Она сильна, как оса в паутине. Оса ведь не муха. Но рано или поздно паук сожрет и ее. Просто медленнее. Ему спешить некуда. Он может и отойти, и вздремнуть, и перекусить пока чем другим.
Боль не освоить, как каратэ или Талант. Не преодолеть. За определенной гранью это она уничтожит тебя. И любого, кто сунется.
- Во имя Отца и Сына, и святаго духа…  ныне и присно… Аминь… Отче наш, иже…
Это Ирина сейчас - слабее всех. Она не справляется. Тот, в кого Ирина верит – кем бы ты ни был! – помоги сейчас!
Голос взвивается вверх. Где сейчас Ирина? Куда ее унес темный вихрь?
- Отче наш… аминь…
Переливчатый звон – как сотня церковных колоколов. Бьет по ушам, швыряет к стене. Рой осколков летит сверху – засыпает, заставляет жмуриться, защищать глаза. Рой мельчайших осколков зеркал. И в лопнувшие витражи окон льется солнечный свет. Отражает в тысячах зеркальных крошек на полу – Ирину. Почему-то в доспехах и с клинком наперевес...
И неровными кусками окружающего мира возвращается хижина. И слабенькая Элия рядом. Но живая.
Хуже всего, что Элия… в глубине души не считает себя вправе жить. Она не помогает сейчас Ирине! И как же это ощущается. Будто Ирина только что вскарабкалась на гору. Откуда всё внизу – такое очевидное.
Слабеет кристалл, слабеет Элия. Торжествующе хохочет смерть. Когда храбрая маленькая девочка звала ее – та ждала, пока зовущая ослабеет. Как паук кружит вокруг слабеющей осы. Нагуливает аппетит. Растягивает удовольствие.
Наверное, сейчас Ирина разглядела бы смертные тени за зеркалами.
- Как-то всё плохо, да? – еле слышно шепчет Элия. – Я точно не дракон, да? Всего лишь принцесса…
Очнулась! Жива!
Только толком шевельнуться не может. Бережет остатки жизни. Бедный, измученный комочек.
- Тише… - Ирина осторожно обняла ее. - Держись. Береги силы.
- Ты… не презираешь меня? – слабо-слабо. Но вслух.
Только себя. За слабость. За неумение.
- За что? Тебя-то – за что?
Еле шелестит живой голос. Измученный до последней грани. Вслух или в мыслях? Ирина перестала различать.
- Я никого не спасла. В этом клятом Институте. Я жива, а они - нет. Я лишь смотрела, как они умирают. Один за другим. Я убила родителей…
- Поросятников! Убийц. Сволочей, каких мало.
- Я не знала других. Я звала их папой и мамой. Я… долго считала их родными людьми. Я пыталась их любить. Я… не защитила сестру…
- Ты – одна из лучших людей, кого я знаю, девочка, понимаешь ты это или нет. Ты должна жить. Ради всех нас.
- Тави презирала меня. Ненавидела и боялась. И твои «все» – тоже, Ира.
- Тогда ради меня. И ради Дэна – помнишь, как он тебе верил? А Тави ошибалась. Хорошие люди тоже иногда ошибаются. Они боятся. Страх заставляет их видеть всё в кривом зеркале, Эли.
Как смерть в зеркальном коридоре. Но убивал не Рыцарь Като и не зеркала.
- Что… что ты сделала? Почему…
- Не знаю. Точно знаю, что Программу мне не убрать.
- И я знаю. Она по-прежнему со мной. Я ее чувствую. Просто она сейчас будто… замерзла? Заснула? Впала в кому? В анабиоз?
- Могу спеть ей колыбельную! – Ирина едва не рассмеялась. Слишком нервно. – Чтоб она оттуда и не вышла.
Кому мешает, что ребенок спит?
- Ты уже спела. Как думаешь, сколько она не проснется?
- Не знаю, Эли. Правда, не знаю. Я – Целитель без году неделя.
Просто другого здесь нет.
Про Тави Элии говорить рано. Тем более, пока Ирина не представляет, как доставить Целительницу сюда. Да еще и уговорить лечить Элию. Тави ведь тоже еще не знает, что ошиблась. Не готова понять. И принять на себя ответственность за собственную ужасную ошибку.
И лучше не думать о самом страшном. Сейчас Элия слишком слаба, но уже завтра вновь прочтет мысли Ирины с легкостью. И узнает ее самый жуткий страх.
Что делать, если всё зашло уже слишком далеко? Если Тави не справится?

Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.

NNNika

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 1937
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2631
  • Я изменил(а) свой профиль, а сейчас меняю фас
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Альвиады. Земля-2.
« Ответ #13 : 12 Мар, 2018, 23:24:09 »

Цитировать
Ирина, конечно, от программиста на Альвиаде толку мало. Но если вам вдруг понадобится моя помощь – хоть в чём…

У Элии Программа конечно очень специфическая, но это же программа... Помечтать  же можно?
Записан
...или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет,
так что сыпется золото с кружев, с розоватых брабантских манжет. (Н.С. Гумилев)

Alarven

  • Адвокат Айрис Окделл
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5453
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6773
  • Глава МИД Гайифы. Идущая сквозь Сумрак.
    • Просмотр профиля
Re: Хроники Альвиады. Земля-2.
« Ответ #14 : 22 Мар, 2018, 00:14:57 »

Цитировать
У Элии Программа конечно очень специфическая, но это же программа... Помечтать  же можно?
NNNika, не, с такой Прогой - только к Целителям. Элия же не комп с вирусом все-таки. :D

Том третий.
Налейте мне чашу из Леты,
Я выпью забвенья до дна.
А если забвения нету,
Налейте мне кубок вина.
Налейте, налейте! Я выпью.
И снова покажется мне,
Что я в этом мире впервые,
И снова летаю во сне.
Но спит милосердная Лета
Под серым песчаным холмом.
А мне не уснуть до рассвета,
Стихи заливая вином.
Листать предыдущие даты,
Стучаться в закрытую дверь...
Что было, то было... когда–то.
Так что же не спится теперь?!
Истёртою древней монетой
Заплатит Харону душа.
Налейте мне чашу из Леты,
А то уже нечем дышать.
Ах, древние мудрые греки!
Ах, мне бы учиться у вас!
Но горькое слово: "Навеки",
Но страшное слово: "Навеки",
Великое слово: "Навеки" –
Венчает со Временем нас.
Алькор.
Часть первая.
Вы все свои "калибры" копили много лет.
А у меня найдётся – едва на арбалет!
И две мои обоймы – на ваши семь стволов...
И кончился досрочно запас "словарных слов".
Алькор.

Глава первая.
1
- Вот в этом месте, - изящный палец Дестроера неотвратимо указует в точку на свеженамалеванной карте. – Самое идеальное место для засады.
- А почему именно здесь? – нагло спорит приближенный Кэдзорановой любовницы Ург. – Может, лучше заманим поглубже в лес?
 И враги побегут? А не нашпигуют стрелами и не шарахнут молнией? Так, что мало не покажется. Никому. Даже Элии. Не говоря уже о всяких там слабоуровневых Иринах.
А хитрющая Леонелла и вовсе туда не сунется. Отсидится, как всегда. Вместе со своим альвийским любовничком. А тот один мог бы сделать больше, чем все земляне, вместе взятые. Раз уж ему вся эта авантюра позарез понадобилась.
Покосившуюся хижину обозвали Домом Военных Советов в насмешку? А их сборище – Конвентом? Впрочем, те в свое время тоже кончили хреново.
- Нет, - качает головой причина всех бед. Убийца не много, не мало - альвийской принцессы. И любовницы их самого злобного врага. – Если мы засядем здесь – будет идеально видна долина внизу. И соответственно – любой караван. Мы за полчаса будем предупреждены об их появлении. А от сканеров я прикрою.
Угу. Особенно если враги учтут ошибки. И охранять караван пленных пойдет не один альв, а штук пять. И среди них – хоть один бета. Их там в столице, как собак нерезаных. Особенно в королевской семейке.
- Лес и здесь достаточно густой, - упрямо ворчит Ург. – А на деревья можно рассадить разведку.
И ее никто не заметит? И магией не засечет?
- Итак, план я в общих чертах понял, - наконец счел нужным вмешаться Майкл. Тем более, ему никакой план не нравится. Только как это объяснишь? И даже не столько Элии, сколько Леонелле и ее любовничку. Тем, кто точно отсидится в стороне. – Слева идут викинг, афроканадец, Джари, самурай-программист и двое диких без кличек. Справа диких возглавляем я, индеец и мушкетер. Слева - шляхтич, цыгане и наша Воспламеняющая Взглядом. Всё верно?
- Не совсем, - прошила его взглядом Элия.
Если сейчас заявит, что как раз Майкл никого не возглавляет… Потому что рылом не вышел в офицеры. И ему и пару человек доверить нельзя.
- Для начала - мушкетер никуда не идет, - нахмурилась она.
- Это еще почему?! – вспылил уже бывший профессор Сорбонны Серж.
Хотел бы Майкл вот так же огрызаться. На кого угодно. Чтобы хватало наглости. Увы, наличие жены и дочери – даже приемной - учит осторожности поневоле.
На Земле уже навыпендривался – и где он теперь? Суется в роли камикадзе в цверги знают, какие авантюры. В компании чокнутого качка-негра и под доблестным руководством сдвинутой девки, которой на Земле полагалась казнь за одно происхождение.
Интересно, кем Лемар хочет обозвать Элию? Нелюдем или сопливой девчонкой? Жаль, нельзя поддержать.
А дома Май Ланг наверняка уже рыбу жарит. В углях. Она любое блюдо так вкусно обкладывает местными пахучими травами…
Все-таки от бывшей монашки и не бывшей медсестры Ирины толк есть. В местных растениях она уже шустрит так, что обзавидуешься. Хоть и не мужское это дело.
- Потому что вы – единственный физик на весь лагерь. Зачем нам вообще серебро, если некому его переплавить? Ничего, Серж. Ира подтвердит, что я права. Она тоже остается. Как единственный врач лагеря.
Бедный «мушкетер». Уравняли с ба… дамой. И неважно, что с целительницей и магичкой – хоть и слабой. От возмущения аж спорить перестал.
А про серебро лучше бы не напоминали. Что сегодняшняя выходка – еще далеко не последняя.
- Отец Герасим, а вы как? – поддел попа развеселившийся Сигурд. – Может, тоже – как единственный?
- Еще не хватало! – Охотничьи штаны и куртка священнику идут явно больше истрепавшейся рясы. Сразу стал нормальный мужик. В конце концов, Ирина переоделась еще раньше. – Мое напутствие понадобится умершим.
А хороший удар по башке – еще живым. Чтобы было, кого напутствовать. Помним.
На самом деле, ворчливый поп временами вообще молодец. Когда не выпендривается. И драться ведь умеет, и выпить не дурак.
- И кого вы там напутствовать собрались? – рассмеялась Элия. – Альвов или землян-изменников? Наши-то, надеюсь, все выживут. А враги – не христиане. И даже не мусульмане.  Они все служат альвийской Изэйе. И вообще – дайте уже ваш крест переплавить. Столько серебряных наконечников получится. Всех альвов из засады перебьем. Глядишь, послужит святому делу. Ну так как? А мы вам потом новый отольем? Из добычи?
- Нет! – привычно взревел священник. – И не проси, грешница.
И в самом деле – чего привязалась к человеку? Найди другую игрушку и развлекайся – в свое удовольствие. С тем же Лойко хотя бы.
- Ладно, черт с попом! – выругался Ург. И на черта богохульствовать-то так? На такое дело идем, что и молитва лишней не станет. - Хочет идти – пусть идет. А кто тогда вместо мушкетера? Всех ведь уже распределили.
- Найдем, - пожала плечами Элия. Под злющим взглядом бедняги Сержа.
Понял наконец, кто она такая, а? На самом деле? А то расслабились.
- Меня, - раздалось с порога. Непрошенно-негаданно.
Этого еще не хватало. Ансар.
Майкл едва не выругался. Забористо и со вкусом. Как дома. Если с парнем что случится – красотка Джулиана весь лагерь слезами зальет. А тихая, восточная Май Ланг за нее взорвется как три Элии.
- Извините, что подслушивал, но я хорошо умею драться. Акиро-сан, я же в вашей группе. Разве вы сами не говорили…
- Это так, - серьезно кивнул японец. - Ты – лучший в моей группе. Но я говорил: тебе еще рановато, Ансар. Не та ситуация, чтобы напрасно геройствовать. Слишком опасно. У тебя маловато опыта.
- Совсем нет. Но у остальных-то он – откуда? Тут половина прибыли с Земли даже позже меня. А я – уже больше года…
И за что же сюда спихнули несовершеннолетнего? Даже Тэдди Клату было уже девятнадцать.
- Здесь ты прав. Зато возрастом они тебя превосходят. Разве нет?
- Мне восемнадцать, - твердо возразил Ансар. Твердо и решительно. – Больше, чем Элии.
Отмочил довод, называется. Пора смеяться или плакать? Лучше бы и впрямь темное прошлое с Земли вспомнил. Глядишь бы, и учли. Да и любопытно.
- Элия – особый случай, - мягко отметил Акиро. Вполне серьезно. – Без нее нам просто не справиться. А то будь моя воля – оставил бы в тылу и ее.
Что?! Издевается? И с такой серьезной рожей?
Усмешка Дестроера явно говорит о шансах Акиро на успех в подобном плане. Только… давно уже она не усмехалась так мягко. Все-таки ухажеру Ирины Элия прощает многое. Почти всё. Ради подружки.
Сначала Майклу не нравилось, что Май Ланг так близко дружит с Ириной. Из-за Элии.
Пока не понял, что у жены ума вполне хватает. Фильтровать знакомства. Одно дело – целительница, другое – Дестроер.
- Да, мне шестнадцать лет. С половиной. Только я уже говорила, что я скорее не девушка, а боевая машина с шестнадцатилетним стажем. И обо мне плакать некому, Ансар.
В кои-то веки она права. И честна.
- Не считая меня, Лойко, а заодно Акиро, Сигурда, Сержа, Джулианы, - мягко упрекнула Ирина. Этой простительно. Все-таки монашка, хоть и бывшая. Это диагноз. – Но в одном Элия права: Ансар, тебе пока лучше не ходить. В лагере тоже найдется дело. И это не последний бой с альвами.
Эй, Сержа только в ваш лагерь сторонников Элии больше не причисляйте. У него наконец-то глаза открылись.
- Майкл! – внезапно взвыл Ансар. И такими глазами уставился.
Давно Браун не был чьей-то последней надеждой. Если вообще хоть когда-то – был. Даже отец, по большому счету, никогда в него не верил. С самого детства.
- Пусть парень идет, - удивил бывший капитан еще и сам себя. Вступился за будущего почти родственника. Май Ланг дома за такое убьет. Хоть и восточная женщина. Хоть порог теперь не переступай. А там сегодня жареная рыба. В ароматных травах. – В связке со мной. Всё равно ведь сунется куда-нибудь, а тут хоть я присмотрю. Постараюсь.
Потому что присмотришь за таким – как же. Не считая даже того, что Ансар – моложе и сильнее.

Записан
Судьба тасует карты странно и жестоко, но: пока мы проклинаем жизнь, она... проходит...


Никогда не пей с тем, кого презираешь.
Рене Аррой.


Я не люблю, когда мне лгут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал...
В. Цой.