Расширенный поиск  

Новости:

Для тем, посвященных экранизации "Отблесков Этерны", создан отдельный раздел - http://forum.kamsha.ru/index.php?board=56.0

Автор Тема: Князь Лесной Земли  (Прочитано 5477 раз)

Артанис

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2945
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 5378
  • Всеобщий Враг, Адвокат Дьявола
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #75 : 05 Окт, 2021, 21:13:50 »

Большое спасибо, эрэа Карса, эрэа Convollar! :-* :-* :-*
Дался же князю Мирославу Дедославль. Хотя его тоска о покинутой в юности родине понятна. Может, и вправду найдёт свою судьбу в Исконных Землях. Стемиру-то, понятно, никакой Дедославль даром не нужен, но не поддержать отца он не может.

Что же до семейной жизни... трудно сказать, как будут уживаться два столь непростых характера. Стремление добиваться своего неплохо само по себе, но в отношениях вообще и в семье в частности, на мой взгляд, важно умение договариваться. А чтобы договориться, требуется прежде всего желание, причём взаимное. Хватит ли его у Стемира и его избранницы - увидим.
К сожалению, в этом вопросе разошлись взгляды отца и сына. Хотя Стемир не может остаться в стороне, если его отец будет бороться за великое княжение.

Насчет отношений Стемира с Любушей - надеюсь показать, как они будут развиваться постепенно. Ясно, что они будут меняться постепенно, добавляться будут новые факторы. Для каждого из них - свой пуд соли.
Беда Сварожьих земель - феодальная раздробленность и борьба за великое княжение. Но это общая беда всего мира в те далёкие времена. И ещё, кмк, само право наследования, нечёткое, размытое, опирающееся на устаревшие традиции, а не на закон. Поневоле вспомнишь знаменитый закон Фатиха в Османской Империи, закон жестокий, даже чудовищный, но не от хорошей жизни его ввели. Да ещё и "вятшие люди", ну, это и в нашем мире и до нашего времени сохранилось.
Ну нет, я все-таки рада, что у сварожских князей обычно не принято было истреблять друг друга, чтобы в каждом поколении оставалось по одному. Не знаю, как бы история в этом случае сложилась, но мне бы точно про таких писать ничего не захотелось. Да и большинства моих героев, кстати, в таком случае не было бы, потому что они - из разных княжеских родов, и отнюдь не потомки какой-то единой старшей линии.
Посмотрим, что можно сделать с феодальной раздробленностью. И можно ли хоть что-то в тех обстоятельствах.
В "Сполохах над Искрой" в эпизоде показан аллеманский император Адальберт Рыжебородый, которому, в данной версии, удалось-таки создать настоящую, а не декоративную империю путем пролития рек крови. Но там он же говорит, что сварожанам не подходит его путь, они по своей природе не стремятся к порядку любой ценой. Но, может, это и к лучшему. А то аллеманский орднунг иной раз ахтунгом оборачивается.
Впрочем, и дальнейшая история Стемира Сильного, забегая далеко вперед - это, в том числе, и попытка делать вид, будто никакого феодализма нет, и он вовсе не закономерный этап развития, и можно всех заставить слушаться. Но получалось у него это далеко не всегда, и всем известно, как закончилось.
Да и карсадарийской царице Леоне в "Песни гор" непокорные князья доставили проблем не меньше, чем ее главный враг, колдун Мхитар. А своего мужа Ярослава (как раз сына Стемира Сильного) ей же приходилось одергивать, чтобы не пытался действовать папиными методами, среди чужого-то народа.
Ну а пока будем воссоздавать историю по порядку, как будто мы ничего не знаем наперед...

Следом за князем Градиславом ехала его дружина, поредевшая в битвах с дедославцами. Везли подарки союзникам: хоть и оскудели богатством, скитаясь по чужим краям, однако явиться к могущественному владетелю Лесной Земли с пустыми руками было стыдно. И червлянцы везли для князя Мирослава, его сыновей и ближников драгоценное оружие и доспехи, узорчатые ткани, породистых степных коней, ловчих соколов и ястребов. Все это немедленно принимали и восхищенно разглядывали здешние владельцы, знавшие толк в подобных вещах.
Больше всего обитателей Лесной Земли удивил диковинный зверь в клетке: весь пятнистый, песочно-желтый с черными разводами и пятнами. Когда его клетку спустили наземь, зверь поднялся во весь рост - длинноногий, как борзая собака, и ростом с нее, но с кошачьей круглой мордой, немного напоминавшей рысь, с маленькими круглыми ушами. Его круглые глаза цвета алатыря-камня глядели на столпившихся вокруг людей спокойно и лениво. Длинные черные полоски под глазами, словно следы слез, придавали зверю строгий вид.
Один из слуг князя Градислава открыл клетку и надел на зверя повод. Тот послушно, как собака, лишь чуть заметно поводя гибким пятнистым хвостом, вышел из клетки. Перед ним невольно расступились люди. Но зверь стоял среди них, как будто привык, не выказывая страха или ярости.
- Это пардус, самый быстрый из всех земных зверей! Он может догнать и схватить лань или сайгу, - сообщил князь Градислав Драгомирич. - Владыки стран на восходе любят охоту с пардусами, нарочно приручают их.
Убедившись, что пардус вполне ручной, княжич Стемир плавно протянул к нему руку. Зверь понюхал ее, как собака. Тогда Стемир уже смело погладил его по худой, но мускулистой спине, почувствовал жесткую шерсть под рукой. Пардус скользнул по нему равнодушным взором и зевнул, обнажая белые, как соль, клыки.
Вслед за мужем и Любуша подошла к пардусу, оставив ткани, которые разглядывала вместе с золовками. С удовольствием погрузила пальцы в шерсть, переливающуюся разными оттенками, точно блики на коре дерева. Стемир невольно восхитился, глядя, как его жена гладит хищного зверя, будто простую кошку.
Даже князь Градислав Драгомирич удивился смелости Любуши.
- Никогда еще не видел женщины, чтобы сразу без страха погладила пардуса!
- Это Любуша, жена моего сына, - представил молодую женщину князь Мирослав Брониславич. Затем, приглашая гостя в усадьбу наместника, перечислил всех своих домочадцев.
- Большая семья у тебя! - отозвался гость и вздохнул: - А мне от моей покойной хатуни остался лишь один сын, Драгомир. Но я недавно женился снова на влесославльской боярышне. Надеюсь, она еще подарит мне сыновей. Первого сына я назову Радомиром, в честь моего брата, которого Ярополк взял в плен, а затем подло убил!
Князь Мирослав кивнул, сочувствуя гостю. Его же слова о новом браке  заставили встрепенуться владетеля Лесной Земли.
- Рад за тебя, Градислав! Пусть матерь-Лада пошлет твоей жене маленького Радомира и других детей... А ведь и я еще жениться могу! А, что скажете, сыны? - он обвел взором своих отпрысков, сидевших за столом. - Примете, если сладится, мачеху, а там и младших братьев?
Борис, в это время как раз отпивший из кубка, закашлялся и чуть не поперхнулся, Стемир с непроницаемым видом пожал плечами, а Богуслав усмехнулся:
- Если тебе, батюшка, взрослые сыновья разонравились, то, конечно, сможешь потешиться маленькими!
Князь Мирослав ответил, тоже то ли шуткой, то ли всерьез:
- Маленькие дети жмут родителям колени, а большие - сердце.
Возле князя сидел на почетном месте его старый наставник, боярин Судислав, ныне уже восьмидесятилетний старец, давно полностью седой, как лунь. Тем не менее, он был еще бодр, и до Медведицкого Городка доехал верхом, не желая садиться в повозку. Умом Судислав, воспитавший два поколения князей для Лесной Земли, также оставался ясен, и в советах был первым боярином. Вот и теперь, повернувшись к Мирославу, сказал:
- Где же ты найдешь теперь подходящую невесту? Союз с любой из сварожских княжон ничего тебе не принесет при нынешней расстановке сил. Разве что подыскать союзников при чужих дворах? У агайского базилевса, я слышал, есть незамужняя сестра. Сам по себе союз с влиятельным и богатым агайским двором добавит тебе уважения в Сварожьих Землях, даже если на помощь агайцы не придут.
- Они и не придут - когда это агайцы кому-то помогали, кроме себя? - усмехнулся Мирослав, однако с благодарностью принял совет старого боярина. - Но попробовать не помешает. Конечно, князь мало кому интересной Лесной Земли - не пара царской сестре...
- А вот великий князь Сварожьих Земель - в самый раз! - звонко воскликнул княжич Карислав, поднимая полный кубок меда. - За тебя, отец, за то, чтобы ты по праву поскорей занял праотеческий престол!
Многие из княжеского рода, за ними - бояре и дружинники обоих союзных князей, присоединились к этому пожеланию, и в просторной горнице загремели славословия. Да и у самого князя Мирослава заблестели глаза: он уже представлял себя в Дедославле на великокняжеском престоле, всеми почитаемым владыкой, как был его отец, а рядом - красавицу-жену, что принесет с собой утонченность и блеск, какого пока еще не хватает сварожанам... Но он понимал, что все это пока вилами на воде писано, и скромно произнес:
- Тише, тише, друзья! Нам придется еще немало потрудиться, чтобы так стало. В Дедославле покуда сидит Ярополк!
При этом имени князь Градислав Драгомирич вдруг со стуком отодвинул от себя блюдо с нажаренной с пряностями лосятиной. Глаза его зажглись гневом и скорбью, рыжеватые усы встопорщились, как у подаренного им пардуса. Только что спокойный, доброжелательный человек вмиг превратился в яростного воина, готового в любую битву, чтобы отомстить.
- Недолго он будет там сидеть! А если и будет, то в порубе! - воскликнул Градислав. - Вот послушай, как было! Разбил Ярополк наши войска, а брата моего, изнемогшего от ран, схватил и увез к себе, - ладно, его счастье! Ну подержи в плену и отпусти за выкуп, как все порядочные князья делают! Ведь никаким соперником ему Радомир быть уже не мог, отрекся от своих притязаний! А он все равно убил! Если бы я не бежал из своего Славгорода, Ярополк и со мной расправился бы... Уже который год Исконные Земли не знают покоя, людей становится все меньше, поля зарастают сорной травой, потому что некому растить хлеб! Как начались распри между князьями - будто мор прошел! Вот почему я зову тебя, Мирослав: помоги мне отомстить за брата, прими великокняжеский венец по праву и по старшинству!
Владетель Лесной Земли согласно кивал, радуясь, что в лице Градислава обретает надежного союзника.
- Да пошлют нам боги победу! Завтра принесем жертвы на холме Перуна, а пока что давай решим с тобой, как действовать. Я пошлю дружину тебе в помощь, а по весне, как откроются дороги, подойду и сам с основными силами. Одного из своих сыновей в помощь тебе дам!
Князь Мирослав оглядел старших сыновей, выбирая из них, заодно замечая, как они отнесутся к его решению. Вот сидит Богуслав - весь воодушевился, даже подался вперед, точно готовая взлететь птица, - ждет, что отец укажет на него. Но уж очень самолюбив Богуслав, успех независимо от отца вовсе вскружит ему голову. Пусть сначала научится подчиняться, прежде чем командовать. А вот и Стемир - мрачный, как туча, ни на кого не глядит. А жаль! На Стемира у него больше всего надежд. Этот сын всем хорош: беззаветно храбр, и при этом умеет думать, наделен даром воина и полководца, способен управлять людьми. Но, увы, думает с отцом порознь! По своей воле Стемир никуда бы не пошел. Он отпадает. Значит, Твердислав, радостно улыбнувшийся, когда взор отца упал на него. Остальные еще слишком молоды и вряд ли годятся вести рать Лесной Земли.
- Твердислав! Пойдешь с князем Градиславом Драгомиричем в Исконные Земли, отбивать Червлянск и Славгород у союзников Ярополка!
Молодой князь просиял и поцеловал руки отцу.
- Батюшка, я сумею оправдать твое доверие!
- Слушайся князя Градислава Драгомирича, полагайся на его опыт!
Князь Градислав ласково взглянул на будущего соратника.
- Я думаю, мы поладим! - произнес он, сразу чувствуя симпатию к третьему сыну Мирослава.
Тот кивнул и продолжал развивать свои замыслы:
- К весне, если мы добьемся хоть мало-мальского успеха, подоспеют и другие союзники. Даже приморяне обещают придти. За князя Ладомысла я просватал свою старшую дочь, Доброгневу, - он указал на девушку, темноволосую и строгую, в мать-команку.
Кстати, о команах тут же вспомнил и Градислав, хоть и по иному поводу:
- Ярополк как раз нанял команов. Они уже разорили мои земли, будто саранча...
Мирослав многозначительно пожал широкими плечами.
- Раз он нанял команов, то и мы вправе ответить тем же! Не зря ведь женаты были на ханских дочерях. Жен наших, увы, нет уже в живых, но родство-то осталось. Команские роды и сами охотно сражаются между собой, а мы их направим воевать за наши интересы, только и всего!
Стемир с сомнением фыркнул, вспомнив бесчинства команов в войне с Уртанией.
- За команами нужен глаз да глаз! Иначе они разорят те самые края, которые ты мечтаешь защитить!
- Уладим как-нибудь! - князь Мирослав воодушевленно махнул рукой. - Итак, за нас вся Лесная Земля! Приморье! Весь Драгомиров род, ты и твои племянники, - Градислав согласно кивнул. - Даже Яргородская Земля за меня, и тех уже допек Ярополк! Слышал я, что яргородский князь Предраг колебался, чью сторону принять, но его сын, совсем молодой Бранимир, посоветовал поискать врагов Ярополка. То есть - протянуть руку нам!
- Дельный, похоже, этот княжич, - с уважением заметил Стемир. - С ним бы не помешало закрепить союз на будущее. Что скажешь, Радмила, а? Не пора уже подыскивать тебе жениха?
Младшая княжна, сидевшая рядом с сестрой, покраснела, точно алая Зоря, жена Хорса-Даждьбога.
- Как я могу сказать, если ни разу не видела твоего яргородского княжича? Я только думаю, что советы давать - еще мало. Поглядим, как-то в сражениях себя покажет!
Доброгнева тут же укоризненно зашипела на сестру, назаметно потянула за полу летника и заставила сесть. Радмила, высказав, что думает, ничуть не выглядела испуганной или смущенной.
Отец сочувственно взглянул на младшую дочь. Радмила росла без матери, и некоторых истин, ясных только женщинам, некому было ей разъяснить. Вот она и привыкла делать, что вздумается, на правах избалованной любимицы.
Но и на сей раз он лишь мимоходом обратил внимание на младшую дочь. Пир продолжался, и совещание - тоже. Им было что обсудить, готовя будущий поход в Исконные Земли.
На другой день в лесу близ Медведицкого Городка устроили охоту. Всем хотелось поглядеть, как берет добычу хваленый пардус. И он оправдал лучшие ожидания. Вначале чинно шел на поводу у старшего ловчего. Но вот за деревьями мелькнул рыжеватый бок косули, и зверь, спущенный со сворки, вмиг преобразился. Глаза сверкнули огнем, холка ощетинилась, длинный гибкий хвост заходил из стороны в сторону, и пардус, сорвавшись с места, полетел стрелой. Человеческие глаза едва успевали следить за его стремительным бегом. Никакому коню было не угнаться за пардусом, стремительно бегущим по опавшим осенним листьям. Он превратился в едва уловимую желтую полоску. Казалось, что в его лапах, совсем не похожих на кошачьи, живет вихрь.
Погоня пардуса за косулей продлилась едва ли пару мгновений. Как ни быстро мчалась косуля, но зверь догнал ее, сбил с ног и вцепился в горло. Когда всадники подоспели, пардус еще сидел на своей добыче, однако тут же поднялся и отошел в сторону, облизывая окровавленную морду. Его тут же снова взяли на поводок. Охотники наперебой восхищались редким зверем, его невероятным бегом. Один только Стемир подумал, что в лесу пардусу неудобно будет охотиться. Его стихия - открытая степь. Сегодня ему повезло, но в другой раз среди деревьев и подлеска пардус может и потерять добычу, если та скроется вовремя в какой-нибудь укромный закоулок. Или, чего доброго, в своем немыслимом разбеге он может не успеть миновать какого-нибудь дерева, разобьется. Каждый хорош на своем месте...
С пардуса мысли Стемира невольно перешли на себя самого и на всех, кому предстояло отправиться в грядущий поход, чтобы, может быть, пасть под мечами и стрелами. А зачем будет литься кровь, ради чего сварожанам убивать других сварожан? Правда, мир первым нарушил Ярополк, вероломно напав на владения Драгомиричей, убив пленного Радомира и изгнав Градислава. Однако зачем его отец вмешивается в эту распрю и втягивает их всех? Молодой князь знал, что его отец способен успешно править мирной Лесной Землей, однако ему ясно было, что разоренные Исконные Земли - нечто совсем иное. Наивно думать, что от перемены правителя все решится само собой и пойдет заведенным порядком, как при деде Брониславе. Но что ему остается делать? Рассуждая по-своему, он должен был повиноваться отцу.
Отделившись от остальных охотников, Стемир остановился на холме Даждьбога. Спешился и коснулся земли руками, безмолвно вознося молитву Той, кому истово служил всю жизнь.
- Что же, мне придется тебя покинуть? - горько спросил он. - Уйти туда, где не смогу тебя видеть? Эта война поглотит много жизней. Может быть, и мне придется погибнуть на чужой земле и за чужую землю.
Он услышал мягкий шорох в листве над головой. Затем Она приблизилась к Стемиру и мягко положила прохладные ладони ему на лоб.
- Ты не погибнешь ни в каком походе. Когда придет твое время, ты примешь смерть в своем владении, и я сама закрою тебе глаза, - пообещала Хозяйка Лесной Земли.
Стемир облегченно вздохнул и поцеловал Ей руки.
- Спасибо тебе! Но все равно, я не хотел бы никуда идти. Однако... Я не могу бросить отца и братьев, да и войско, что они поведут с собой. Если бы я оставил их рисковать жизнью, тебе ведь от меня тогда тоже не было бы пользы... Ну скажи: как правильно мне поступить?!
Она с состраданием взглянула своими ясными глазами в его - горящие беспокойством, выражавшие тревогу и внутренний раздор.
- Ты уже ответил и все решил, Стемир! Я буду ждать твоего возвращения!
« Последнее редактирование: 06 Окт, 2021, 06:08:04 от Артанис »
Записан
ЭРЭА ГАТТИ, ВЕРНИТЕ НАМ РОКЭ АЛВУ!!!

Таково было мое желание, и я никому не обязана отчетом в своих действиях

Молния -
Сквозь расколотый кристалл -
Молния,
Эшафот и тронный зал -
Молния,
Четверых Один призвал -
Молния...

Карса

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 771
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 541
  • Грозный зверь
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #76 : 06 Окт, 2021, 05:48:01 »

Что-то мне кажется, что истинная избранница Стемира не Любуша, а Лесная Земля. Не зря же она предстаёт в виде прекрасной женщины.
Пардус - гепард - действительно степной зверь, совсем не лесной хищник.
Посмотрим, чем закончится поход против Дедославля.
Ещё же должны появиться и подружиться Ярослав с Радомиром из "Песней".
Записан
Предшествуют слава и почесть беде, ведь мира законы - трава на воде... (Л. Гумилёв)

фок Гюнце

  • Энциклопедист
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 4952
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 29860
  • El sueño de la razón produce monstruos
    • Просмотр профиля
    • Мысли вслух
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #77 : 06 Окт, 2021, 06:14:11 »

Вообще-то, пардус - это еще и в общем смысле, любое крупное кошачье.
В том числе, и такое:
Записан
Barbara, Celarent, Darii, Ferio
"Αν ένας γάιδαρος σε κλωτσήσει, δεν έχει νόημα να τον κλωτσήσεις και εσύ" (Σωκράτης)
(אַז מען עסט שוין חזיר, זאָל רינען איבער דער באָרד" (‏שלום עליכם"

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5412
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 10243
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #78 : 06 Окт, 2021, 09:37:25 »

Цитировать
Рассуждая по-своему, он должен был повиноваться отцу.
Всё правильно, Стемир прав. Но Мирославу подавай Великое княжение. Княжеская корона, похоже, отключает мозги. Да ещё и мечты об агарийской невесте, ну, видимо, кто-то к старости обретает мудрость, а кто-то, наоборот,  её теряет. Ну, и пардус этот... недаром вызвал у Стемира сомнения.
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

Артанис

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2945
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 5378
  • Всеобщий Враг, Адвокат Дьявола
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #79 : 06 Окт, 2021, 21:16:30 »

Благодарю, эрэа Карса, эр фок Гюнце, эрэа Convollar! :-* :-* :-*
Что-то мне кажется, что истинная избранница Стемира не Любуша, а Лесная Земля. Не зря же она предстаёт в виде прекрасной женщины.
Пардус - гепард - действительно степной зверь, совсем не лесной хищник.
Посмотрим, чем закончится поход против Дедославля.
Ещё же должны появиться и подружиться Ярослав с Радомиром из "Песней".
Символическое воплощение родины в человеческом облике, и чаще всего в женском - не новинка. Отчасти потому что сами слова "страна, земля, родина" - женского рода, отчасти потому что изобретали такие символы чаще всего мужчины и для мужчин, а им ассоциация любимой страны с любимой женщиной, которую нужно защищать, бывает кстати. Но Стемир в этом отношении и впрямь зашел дольше других. Образ Лесной Земли для него дороже любой смертной женщины. В Любуше он увидел сходство с этим образом, не забывайте.
 Что поделать - подарили этого пардуса. Красивая, экзотическая новинка, пусть даже не совсем уместная.
Постараюсь и поход показать, насколько смогу.
Да, все верно: Ярослав и Радомир - внук Мирослава и сын Градислава, продолжат дружбу своих предков. Хорошая традиция, почему бы ее не продолжать? Но они пока что еще не родились. Градислав только еще мечтает о сыне Радомире, которого назовет в честь погибшего брата.
Вообще-то, пардус - это еще и в общем смысле, любое крупное кошачье.
В том числе, и такое:

Кошачье, конечно, очаровательно (удивляет, как оно умудряется спать, вися на дереве). Но мне кажется, сварожане в описываемые времена должны хорошо знать рысей, и не удивились бы ей. Во всяком случае, настолько, чтобы аж в летописях особо упоминать. Здесь можно представить что-то более редкое, чтобы запомнили все, кто видел, и рассказали об этом звере.
Цитировать
Рассуждая по-своему, он должен был повиноваться отцу.
Всё правильно, Стемир прав. Но Мирославу подавай Великое княжение. Княжеская корона, похоже, отключает мозги. Да ещё и мечты об агарийской невесте, ну, видимо, кто-то к старости обретает мудрость, а кто-то, наоборот,  её теряет. Ну, и пардус этот... недаром вызвал у Стемира сомнения.
В те времена считалось, что править Сварожьими Землями в целом, а не каким-то отдельным княжеством, возможно, только из Дедославля, как было раньше, у их предков. И Мирослав мыслит так же. А вот Стемир способен додуматься до такого, что другим не приходит в голову. Но согласно традициям времени правым кажется как раз отец. А его идея жениться снова, возможно, не такой уж и глупой окажется. Не сказать, чтобы к нему возраст совсем уж один пришел.
С пардусом никаких событий больше связано не будет. Просто ради исторической отсылки, ну и символическое значение теперь еще притянула.

Глава 10. Взрослые дети
Позднее в ту же осень княжна Доброгнева Мирославна вышла замуж за приморского князя Ладомысла Звениславича и уехала в таинственный волшебный край, где некогда начинались Сварожьи Земли. Ее муж пообещал тестю оказать поддержку в войне, что должна была начаться весной.
А пока что владетель Лесной Земли ожидал вестей от Градислава Драгомирича и от Твердислава, ушедших отвоевывать Червлянск. Первые известия обнадеживали: им удалось освободить Славгородскую Землю, собирались двигаться дальше.
Как вдруг в сечене-месяце, когда бушевали снежные бури, к князю Мирославу приехал гонец, весь заиндевелый, словно из Кромешного Мира вынырнул. Он привез князю письмо. Но не от сына, а от князя Градислава Драгомирича. Неверящими глазами снова и снова вглядывался Мирослав в неровные и колючие, как наконечники стрел и копий, строки:
"Сын твой, княжич Твердислав, из всех сражений выходил невредим, но в походе сильно простудился и умер в горячке. Сожалею о нем, как о родном бы сыне сожалел. Он был храбрым воином и настоящим человеком, таких мало на свете! Перед смертью, лежа в бреду, просил тебя простить, что не исполнил твое поручение. Прошу и я тебя простить, что не уберег твоего сына! Но если ты не сможешь простить, я пойму".
Горькой была весть о смерти Твердислава для княжеской семьи, всех домочадцев и ближников. Не имея высокомерия Богуслава и вспыльчивости Стемира, Твердислав был со всеми добродушен и приветлив, и люди любили его.
Князь Мирослав, пораженный неожиданным ударом, едва не отказался от всех замыслов. Еще не начавшись, поход на Исконные Земли уже отнял у него сына. Не знамение ли это, что ему надлежит остаться прозябать в Лесной Земле со своим родом, сохранить его ценой безвестности, и, в конце концов, затеряться в истории, не совершив ничего значимого? Но все же они проживут свою жизнь, а Твердислав больше ничего не совершит в своей земной жизни...
Однако спустя некоторое время князь Мирослав преодолел отчаяние и собрался с силами. Отступи он сейчас - значит, Твердислав умер напрасно! И он написал ответ Градиславу:
"Тебя я не виню ни в чем! Такова судьба. Самые лучшие умирают первыми. Продержись там, в Исконных Землях, до весны, а затем мы придем".
Не успели в Лесной Земле оплакать Твердислава, как старший сын князя, Богуслав, вздумал снова требовать удела. Он давно мечтал о самостоятельности, и теперь его терпение истекло. Возможно, что уже в Медведицком Городке, спрашивая у отца, не разонравились ли ему взрослые сыновья, Богуслав пытался оправдать родительской холодностью себя, свое желание отделиться. Но отец не давал уделов никому из сыновей. Видя счастье своего рода на полудне, в Исконных Землях, он все же не хотел, чтобы и Лесную Землю растаскивали на куски братья-князья и их потомки. Богуслав ничего не добился. Однако смириться не мог.
Как-то, в переходе дворца, между двумя широкими окнами, остановились, беседуя, Богуслав со Стемиром. Старший брат, не теряя времени, стал убеждать младшего повлиять на отца.
- Я не могу понять, Стемир, как ты терпишь такое зависимое положение! Ведь не мальчишка уже, зрелый муж. У тебя наверняка есть мысли, как сделать в своих владениях по-своему, управлять по собственной воле. Ну признайся, Стемир: ведь есть? Даже у смердов выросшие сыновья отделяются от родителей, так почему нам нельзя?
Стемир набычился, словно не узнавал брата.
- Лесная Земля и наш род до сих пор были сильны единством! Неужели тебе так трудно повиноваться родному отцу?
Богуслав отступил на шаг, скрестил руки на груди. Пристально взглянул на брата. Даже лицо его побледнело от желания высказать свои самые затаенные мечты. Голос, когда он заговорил, задрожал от волнения, тонкие ноздри раздувались.
- Время уходит, Стемир! Если наш отец проживет еще долго, чего я ему желаю всем сердцем, мы сами постареем, и нам уже нечего будет хотеть! Власть нужна в молодости, когда сил и времени достаточно! Ну что ему стоит при жизни выделить нам уделы?
- Богуслав, да ты это всерьез?! - Стемир уже не скрывал гнев. - Хочешь здесь устроить то же, что губит Исконные Земли? Распылить нашу силу на осколки? Чтобы мы или наши дети потом воевали между собой? Сварожьи Земли надо соединять, а не раздроблять! Ты что, о себе одном думаешь?!
Но Богуслав был так разгорячен, что не заметил ярости брата
- Мне дела нет, что будет после меня! Я здесь, я сейчас живу, и хочу жить хозяином самому себе! Если я родился в княжеской семье, значит, быть князем - мое право! Пойдем сейчас к отцу! Пусть он поделится с нами властью!
- Никуда ты не пойдешь!
С этими словами Стемир ухватил более рослого брата за ворот его шитого золотом кафтана из вишневого аксамита, и отшвырнул к стене. Ошеломленный Богуслав поднялся, поправляя на себе разорванный кафтан.
- Ну и зачем ты? Силу девать некуда? - буркнул он с упреком.
Стемир шагнул навстречу, яростно взглянул на брата.
- Если еще раз что-нибудь скажешь об отделении, или отца станешь тревожить - забуду, что ты мне брат, в окно выброшу! Не знаю, кто после отца унаследует Лесную Землю, но в одном уверен - она не должна быть заражена княжескими распрями!
Богуслав ушел, недобро усмехаясь. А через несколько дней собрал свою дружину и уехал прочь из Лесной Земли. И ведь объявился не где-нибудь, а в Дедославле, у сидевшего на великокняжеском престоле Ярополка, врага своего отца! Обратился к нему, признавая его власть:
- Будь мне за отца, как единственный великий князь в Сварожьих Землях! Мое единственное горячее желание - повиноваться тебе!
Ярополк, конечно, обрадовался такой удаче: старший сын Мирослава принял его сторону, не ужившись с отцом! У него был повод распространять о своем сопернике порочащие слухи, которым отчасти верили дедославцы, плохо знавшие владетеля Лесной Земли. Он назвал Богуслава Братом, сажал на пирах возле себя, и сразу же щедро исполнил его мечту: дал в удельное владение город Ясную Гору, близ Дедославля. О большем возвышении перебежчик и мечтать не мог.
А в Лесной Земле князь Мирослав заживо проводил еще одного сына. В волосах у него сразу прибавилось седины. Стемир тоже ходил мрачный. При известии о бегстве Богуслава пригрозил его убить, если встретятся.
Но отец запретил ему даже думать о таком.
- Не надо, Стемир! Сын всегда остется сыном, что бы ни сделал. Как бы ему еще не пожалеть, что связался с Ярополком...
- И ты его простишь, если вернется? - недоверчиво спросил Стемир.
Князь Мирослав грустно усмехнулся.
- Кто знает! Зависеть будет от того, как и с чем он вернется...
А догадка его по поводу сына оправдалась быстро, всего через несколько седьмиц. Поселившись в Ясной Горе, Богуслав стал, по распоряжению Ярополка, заказывать в мастерских города больше оружия для своей дружины. Расплачиваясь за заказ, не задумываясь, достал из кошеля серебряные гривны из Лесной Земли, новенькой чеканки, со львом. Кто был возле князя, их заметили.
- Ого! Экое богатство у князя Мирослава Брониславича! - покачал головой боярин Воислав, как раз приехавший из Дедославля, навестить нового ясногорского князя. - А мы здесь пользуемся еще гривнами Бронислава Великого, а то и более старинными, новых давным-давно не чеканили. Вот уж не знал, что Лесная Земля так богата!
Богуславу не хватило осторожности. Он, по привычке, выразил гордость за свой родной край.
- А как же! В Лесной Земле есть все, что душа пожелает. Соболей, куниц, горностаев полны леса, в их мехах ходят даже простолюдины. И хлеб свой, и лен, и шерсть, и мед, и алатырь, и жемчуг! А если чего нет, так всегда можно купить у торговых гостей. А ты говоришь!.. - он отвернулся от боярина, повернулся к мастерам, получившим заказ на оружие. - У моего отца на все хватит кун! На него много работают таких мастерских, как ваши! Он никогда не скупится. Щедрой рукой помогает всем, кто нуждается. За это его почитают все в Лесной Земле!
- Хм! Но если твой отец такой замечательный, почему ты покинул его? - удивился боярин.
Богуслав спохватился, что наговорил лишнего, вспомнил, где находится.
- Я ушел, потому что мой отец не желает жить в мире с великим князем Ярополком Светлояричем, - нашелся он с ответом.
На этом щекотливый разговор, казалось, и закончился. Но скоро князь Ярополк позвал к себе Богуслава. Уже оттаяли по весне реки, и дедославльский князь собирался плыть на ладьях в поход против Градислава. К себе на горделиво изукрашенную ладью он и пригласил перебежчика из Лесной Земли. Тот, ничего не подозревая, сел в лодку с двумя гребцами, тогда как его дружина двигалась на конях берегом Данатры.
Князь Ярополк встретил Богуслава ледяным взором, словно водой окатил. Не здороваясь и не подавая руки, процедил сквозь зубы:
- Как ты посмел моих людей подкупать серебром своего отца и восхвалять его могущество?!
Богуслава будто обухом по голове ударили, он даже покачнулся на палубе, и тут же увидел ухмыльнувшегося боярина Воислава. "Донес, собака!" - мелькнул в голове. А в сердце уже закипела гордость княжеского наследника, никому прежде не обязанного отчетом.
- Я не обязан оправдываться по поводу лживых доносов, брат мой, великий князь! Я принес тебе клятву на мече, обязуясь служить. Как же ты мог поверить, будто я тебя обману?!
Но клятвы святы для тех, кто сам держит слово, а князь Ярополк не впервые совершал бесчестные поступки, и другим не привык доверять. Презрительно глядя на Богуслава, топнул ногой в сафьяновом сапоге по новеньким алытырно-желтым доскам палубы:
- Нет тебе веры больше! Убирайся к себе в Лесную Землю! Эй, воины! Подсадите его в лодку!
Богуслав огляделся и увидел себя в окружении дедославских воинов, сомкнувшихся вокруг него кольцом. Рванулся, бросив взор на свою дружину, ждавшую князя на берегу.
- Ко мне, витязи Лесной Земли! - неистово завопил он.
Но по знаку князя Ярополка, воины на передних ладьях подняли луки и дружно ударили по Богуславовой дружине. Точно град скосил разом весь передовой ряд! Те ведь не ждали нападения и не успели приготовиться к битве, находясь среди союзников.
Кое-кто из воинов Лесной Земли поворачивал коней прочь, но им вслед летели стрелы. Другие отчаянно бросались навстречу дедославцам, гнали коней в реку, и волны Данатры окрашивались кровью. Третьи метались или падали на колени, сдаваясь в плен.
Богуслав немигающим взорос смотрел, как гибнет его дружина. Особенно ему запомнилась судьба белокурого юноши, лишь недавно принятого в войско, а теперь лежавшего на самой кромке земли. Вода ласкала его длинные волосы, а на еще чистом молодом лице застыло недоумение. Казалось, он хочет вымолвить: "За что нас убили? В чем мы виноваты?" Если бы не это выражение, да не три стрелы в груди, казалось бы, что дружинник князя Богуслава просто спит.
Насладившись отчаянием Мирославова сына, князь Ярополк сделал знак своим воинам посадить Богуслава в лодку. Тот повиновался, двигаясь неосознанно, как деревянный. Когда лодка отчалила, услышал, как Ярополк кричит своим воинам:
- Так будет с каждым из рода Мирослава! Я сделаю из них посмешище на все Сварожьи Земли!
- Да здравствует князь Ярополк Светлоярич! - раздался гул голосов дедославских бояр и дружинников...
Униженный Богуслав в сопровождении всего двух людей добрался домой, в Тихомиров. Упал к ногам отца, умолял о прощении.
Стемир, находившийся тут же, поначалу готов был выставить брата за дверь. Бросил ему, кипя гневом:
- Дружину твою жаль, погибшую и плененную зазря! А тебя - нисколько! Если бы не вероломство Ярополка, так и остался бы с ним?
Но князь Мирослав Брониславич разозлился не на сына, а единственно на Ярополка, оскорбившего одного из членов его семьи, каков бы тот ни был.
- Как он посмел при всех унизить моего сына?! И такой бесчестный человек занимает великокняжеский престол! Клянусь, что не вложу меча в ножны, пока не лишу его неправедно присвоенной власти!
В самом деле, изгнание Богуслава сыграло на руку целям его отца: теперь он мог выступить против Ярополка ради защиты чести своего рода, а не напрямую - ради великокняжеского престола. До такой степени пришлось ему кстати, что впоследствии говорили, будто Богуслав только притворялся перебежчиком, а сам по сговору с отцом пытался склонить дедославцев на его сторону, а заодно доставил повод к войне. И сам Богуслав, стыдясь испытанного им унижения, постарался себя убедить, что все делал единственно ради интересов своего отца. Один лишь Стемир, хоть никогда не напоминал брату об этой истории, насмешливо кривил губы, встречая его. А что сказать о семьях и близких истребленных воинов? Утешили ли их поданные князем куны, когда их родные погибли от рук таких же сварожан, и не в сражении?
Как бы ни было, в начале цветеня-месяца князь Мирослав повел свое войско в Исконные Земли, на соединение с червлянцами и яргородцами.
Записан
ЭРЭА ГАТТИ, ВЕРНИТЕ НАМ РОКЭ АЛВУ!!!

Таково было мое желание, и я никому не обязана отчетом в своих действиях

Молния -
Сквозь расколотый кристалл -
Молния,
Эшафот и тронный зал -
Молния,
Четверых Один призвал -
Молния...

Карса

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 771
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 541
  • Грозный зверь
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #80 : 07 Окт, 2021, 04:41:13 »

Как-то не внушает доверия старший сын Мирослава. Раз плюнул на всё и всех ради собственных шкурных интересов, может сделать это и в другой раз.
Записан
Предшествуют слава и почесть беде, ведь мира законы - трава на воде... (Л. Гумилёв)

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5412
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 10243
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #81 : 07 Окт, 2021, 09:32:44 »

Богуслав хочет власти, только вот ума у него небогато. Погубил дружину ни за что ни про что. А ведь то, что он сделал, это по любому государственная измена, и здесь я вижу вину Мирослава. Сын, не сын - совершил преступление, отвечай за свои деяния.
Цитировать
Но князь Мирослав Брониславич разозлился не на сына, а единственно на Ярополка, оскорбившего одного из членов его семьи, каков бы тот ни был.
А зря. Ярополк, конечно, враг, но его действия достаточно логичны. Перебежчик есть перебежчик и ему веры нет. Прокололся и получил своё. А вот Мирослав у себя под носом не видит прямую угрозу.
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

Артанис

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2945
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 5378
  • Всеобщий Враг, Адвокат Дьявола
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #82 : 07 Окт, 2021, 21:26:01 »

Благодарю, эрэа Карса, эрэа Convollar! :-* :-* :-*
Как-то не внушает доверия старший сын Мирослава. Раз плюнул на всё и всех ради собственных шкурных интересов, может сделать это и в другой раз.
Надеюсь, что его все-таки чему-то научила эта история. Да и где он второй раз найдет покровителя, более могущественного, чем его отец?
Богуслав хочет власти, только вот ума у него небогато. Погубил дружину ни за что ни про что. А ведь то, что он сделал, это по любому государственная измена, и здесь я вижу вину Мирослава. Сын, не сын - совершил преступление, отвечай за свои деяния.
Цитировать
Но князь Мирослав Брониславич разозлился не на сына, а единственно на Ярополка, оскорбившего одного из членов его семьи, каков бы тот ни был.
А зря. Ярополк, конечно, враг, но его действия достаточно логичны. Перебежчик есть перебежчик и ему веры нет. Прокололся и получил своё. А вот Мирослав у себя под носом не видит прямую угрозу.
Не все настолько суровы, чтобы казнить родного сына или, как минимум, сурово наказать его. Тем более - когда тот сожалеет о своем поступке.
От Богуслава читатели давно уже ждали подвоха, только думали, что он подложит свинью Стемиру, а он ее подложил отцу. Впрочем, это вряд ли было сознательной враждой. Зла он никогда не желал ни отцу, ни брату, просто думал только о себе. Нет, не предполагаю, чтобы он что-нибудь натворил еще.

Исконные Земли лежали перед войском князя Мирослава, разоренные, ограбленные, обезлюдевшие от постоянных войн, сотрясавших здешний край все последние годы. Города, пережившие жестокую междоусобную борьбу, отстраивались заново. В стуке их топоров слышался мрачный вызов и упрямое желание жить, вопреки всем напастям. Восстанавливались из руин Любославль, Сокол, Родославов, и другие города Червлянского и Славгородского княжеств. А вокруг них чернели пепелища сожженных сел, мокрые от прошедших дождей и растаявшего снега, всеми покинутые, нежилые. Лишь кое-где, будто в насмешку, стояла на пепелище уцелевшая от огня печь, и некому было придти и затопить ее, зажечь в ней очаг. Какие люди жили в этих селах прежде, что сталось с ними? Одни погибли, пытаясь оборонить родной дом. Других угнали в плен, работать на нового владетеля. Третьим посчастливилось укрыться за более надежными городскими стенами или уйти дальше, в не знавшие войн полунощные края. Жители уцелевших сел встречали идущее войско неприветливо, прятали женщин и скот.
Матерь-Земля постаралась по-своему украсить обезлюдевшую местность. На пепелищах уже стали прорастать длинные стебли крапивы, на заброшенных полях вместо хлеба и овощей поднимался роскошный ковер из трав, горели алые маки, будто пролитая кровь. Но эта весенняя зелень не успокаивала взоры. Она лишь напоминала, в каком запустении пребывает некогда богатый, плодородный край.
Одни пепелища успели порасти травой, другие были совсем свежими: князь Ярополк вместе с команами явился сюда по весне, чтобы подчинить себе Славгородщину, изгнав своего врага Градислава. По дорогам тянулись обозы беглецов, следом за перелетными птицами, летящими к полунощи. Исхудавшие, оборванные люди, погоняющие костлявых кляч, изо всех сил тащивших повозки с их скудным скарбом, - все выражало убогую бедность. Кричали, нахлестывая лошадей, мужики, торопясь поскорей разъехаться с очередным войском. Надрывно скрипели телеги. Плакали дети. Бранились женщины, изможденные и раздражительные, с провалившимися глазами. Вслед им каркали вороны, сидевшие на ветках деревьев.
Жителей Лесной Земли, ехавших по разоренной земле, последствия войны потрясли сильнее, чем она сама, всех по-своему. Иные из воинов с тоской оглядывались назад, где остались их семьи: как там у них, не подвергнутся ли они таким же бедам? Другие, следом за своим князем, напротив, обретали решимость идти дальше, не щадить противника, сеющего на своем пути разрушение.
Сам же князь Мирослав не мог узнать Исконных Земель, как помнил их прежде, при Брониславе Великом. Былой цветущий край превратился в выженную, обезлюдевшую пустыню. Трудно было поверить, что все это устроили сварожские князья, сражаясь друг с другом.
Своим сыновьям и ближникам Мирослав говорил:
- Ну, теперь вы видите, что творит Ярополк! Разве можно такому человеку быть великим князем Сварожьих Земель?! Он ничего не унаследовал от своего деда Бронислава, от отца Светлояра. Ради мести своим врагам готов разрушить все вокруг себя. Как он дальше собирается править, если скоро некому будет растить хлеб?! Каждый разрушитель, в конце концов, губит самого себя. Только я могу навести порядок, свергнув Ярополка! Боги избрали меня, чтобы вернуть Сварожьи Земли на путь Бронислава Великого!
как-то вечером, когда войско остановилось для ночлега, Стемир попытался возразить отцу, сидя с ним наедине в шатре, греясь возле жаровни, в которой тускло рдели в темноте багровые угли.
- Отец, ты гораздо больше делаешь для сварожского народа, оставаясь в Лесной Земле! Туда тянутся все обездоленные, гонимые, несчастные люди. Только ты можешь дать им новый дом и защиту. Пусть они пашут землю, строят города. И это твоя заслуга, это тебе зачтется! Так пусть в Лесной Земле все начнется сначала! Жизнь меняется, времена деда Бронислава все равно не вернуть, да и не дадут...
Но Мирослав поверить не мог тому, что говорит сын.
- Как я могу бросить Исконные Земли?! Пойми, здесь начиналась сварожская история, здесь жили наши предки испокон веков! Только из Дедославля можно править всеми Сварожьими Землями! Никого другого князья и слушать не станут. Лесная Земля для них - ничто...
- Ты неправ, отец! Ты много сделал, чтобы Лесная Земля была сильной и богатой. Она давно уже превзошла Исконные Земли.
Мирослав усмехнулся, положив руку на плечо сыну.
- Да знаю я, что тебе нужно, чтобы прямо за городом начинались лесные чащобы. Можно подумать, тебя лешие в колыбели подменили. Да, Исконные Земли, конечно, сильно пострадали. Но подожди, как дойдет до Дедославля, ты поймешь, что лишь один город своей красотой и величием достоин быть столицей! Не только у сварожан, но и в иноземных королевствах мало городов, равных ему!
Но переубедить Стемира было не так-то просто. Он с сомнением покачал головой. Его лицо вдруг показалось отцу в полумраке шатра темным, чужим, незнакомым.
- Я лучше помолчу, отец, чтобы не сказать тебе лишнего... Разведка наша доносит, что Ярополк соединился с войсками своих родичей, теперь они идут по левому берегу Данатры. Хотят, наверное, застать нас врасплох. Через день-два будет битва.
Мирослав кивнул.
- Быстро он собрался! Нам бы Градислава дождаться вовремя, а уж команам и остальным союзникам не поспеть.
- Хочет разбить своих противников поодиночке, - Стемир нахмурил черные брови. - Он и его люди прекрасно знают все здешние края, все топи и плавни, здешние реки! Долго ли им объявиться у нас под носом?
Впрочем, князь Градислав Драгомирич не подвел союзника, объявился со своим войском на другой день, раньше Ярополка. Певучий звук его сигнальных труб огласил все становище. Оба князя съехались и тепло обнялись, радуясь, что не придется поодиночке сражаться с опасным врагом. Однако праздновать встречу не было времени. Градислав сообщил сразу, что враг идет за ними следом.
Первая стычка с Ярополком случилась в предпоследний день цветеня, у селения Острая Лука, названного так по крутому повороту Данатры, близ которого было выстроено. Это село оставалось до сих пор целым, и даже засеяло свои поля хлебом. Будущие колосья пшеницы уже поднимались из земли, как остренькие зеленые копья. Но вот пришли князья со своими войсками, и им некогда было умиляться мирному труду поселян. Хотя хлеба с этого же поля наверняка потребуют, кто бы не победил в нынешнем бою.
А пока воины готовились, если потребуется, сами лечь в ту же землю, и уж, во всяком случае, уложить туда немало врагов. С первыми лучами солнца вознесли молитву Перуну, обнажившись до пояса, и трижды подняли к небу свои мечи, прося дать им силу и стойкость в битве. Затем жрец заколол быка и его кровью нанес каждому воину знаки на груди, что должны были скрепить их союз с Хозяином Громовой Секиры. Те, кто достоин, станут Ему братьями, презирающими смерть и готовыми на все ради победы.
- Боги да пошлют победу достойному! - проговорил князь Мирослав, когда его войско, облачившись в доспехи, приготовилось к сражению. Напротив них, сверкая ясной сталью. выстроилось дедославльское войско.
Стемир, готовясь вести передовой отряд, подъехал к отцу. Его конь, вороной, со звездой на лбу, плясал под ним, так и готовясь пуститься вскачь, переполненный силой.
- Отец, поддержи нас всеми силами, как проломим оборону! - крикнул Стемир, приостановившись, и тут же, пришпорив коня, умчался прочь, устремляя свой полк навстречу врагу. Для него исчезли все сомнения, былое нежелание воевать. Ради чего бы он ни оказался здесь, но, раз уж довелось сражаться, он сделает все, что в его силах!
Правя конем одними ногами, Стемир натянул лук и спустил тетиву, начиная бой. Первая стрела легко пробила грудь дедославскому воину, не успевшему закрыться щитом. Следом за князем и его дружинники спустили несколько стрел, и сами подняли щиты, закрывшись от ответного потока. Напротив них выросла такая же стена червонно-алых щитов. И тут же конный строй дедославцев рванулся навстречу, земля задрожала от топота копыт, в глаза бросился яркий блеск металла, боевой клич, чей-то яростно оскалившийся рот. Стемир, не теряя времени, ударил мечом и двинулся дальше, ища брешь в закрытом щитами строю противника, таком едином и прочном на вид. Им, как всегда бывало в бою, овладело воодушевление, он словно слился в одно целое со своей дружиной, кипящей, как волна. Князь был ее мозгом и рукой, чувствовал, что его силы удесятеряются, когда за ним в бой идет могучий полк. Любое сопротивление только распаляло его еще сильней. Ничто не могло в тот день противостоять Стемиру. Ворвавшись в середину дедославльского войска, он колол и рубил, не щадя врагов. Их мечи уже не раз угрожали сыну Мирослава, но частью он отражал их собственным искусством и прочным щитом, от других оберегали дружинники, едва поспевавшие следом за яростным князем.
При этом частью своего рассудка Стемир оставался военачальником, трезво видящим все, что происходит на поле боя. Поднимаясь на стременах, он видел, как ожесточенно рубятся дедославцы, как по всему берегу возле Острой Луки кипит жестокий бой. Объединенные силы его отца и князя Градислава потеснили команов, редко способных выдержать длительный прямой натиск. Вчера еще безмятежное поле, поросшее желтыми цветами одуванчиков, покрылось ковром из окровавленных тел убитых и еще живых.
И вот, Стемир почувствовал в неистовстве сражения один из тех моментов, что способны решительно изменить его исход. Молодой князь видел, как зашаталась впереди поредевшая стена щитов. Впереди реял стяг самого Ярополка, и до него оставалось пройти не так уж много рядов. Но рассеивался и полк самого Стемира. Его воины тоже гибли. Их наступление выдыхалось.
Стемир бросил яростный взор в ту сторону, где ждали свежие дружины его братьев. Вот сейчас подоспеть на помощь - и победа будет в их руках! Сейчас, сейчас - или никогда!
Однако братья его держались нерешительно, как будто не были уверены, что им делать. В конце концов, они двинулись совсем в другую сторону, где тоже продолжалось сражение. Стемир проводил их яростным скрежетом зубов.
Неистово выругавшись, он затрубил в рог, надеясь их повернуть. К нему тут же метнулся какой-то дедославец, замахнулся копьем. Вместо князя другой воин вступил с ним в схватку и погиб. Тогда Стемир, бросив рог, обрушил меч на голову врагу, вымещая ярость, он сам не знал, против кого более сильную - врагов или своих.
"Такой момент упустили!" - подстреленной птицей билась единственная мысль, меж тем как он с тоской наблюдал, как тает его одинокий полк, забравшийся слишком далеко в ряды противника. Золоченое дедославльское знамя реяло на ветру, близкое, но недосягаемое.
Гулко, как тур, проревел рог от самого князя Мирослава, приказывая отступить. У Стемира даже слезы выступили на глазах. Столько жертв, столько усилий пошло прахом!
Он в последний раз обернулся к врагу, ища жертву своему мечу. И тут же его вороной конь сделал огромный прыжок, ступил копытом на труп погибшего воина, дрожа всем телом. Стемир увидел, что по его черной атласной шерсти льется кровь. Стиснув зубы, обернулся к своему полку, с горечью замечая, как мало людей в состоянии еще последовать за ним.
- Назад, витязи Лесной Земли! Мы сделали все, что в людских силах! - хрипло крикнул Стемир, подавая пример в отступлении, как и в наступлении.
Им навстречу бросились трое дедославцев. Один из них, узнав Стемира, крикнул своим:
- Вот так удача! Это же Стемир Сильный! Одолеем его - князь Ярополк щедро наградит!
- А я награжу еще щедрей! - крикнул Стемир, разрубив воину голову, и поспешил дальше. Его конь, истекающий кровью, шатался на бегу и жалобно ржал.
На высоком берегу Данатры, над самой водой, рухнул мертвым вороной конь, вынеся Стемира из боя. Долго молодой князь стоял возле него, не оборачиваясь ни к кому лицом. Позади него постепенно затихали звуки сражения. Ярополк, потерпев большие потери, отступил.
Возвращались, один за другим, союзные полки и военачальники. Все сделали в этом сражении, что могли, но больше всего удивляла беззаветная удаль Стемира. Только сам он, бледный от гнева, никого не хотел видеть.
- Если бы все действовали сообща, могли бы победить! - с невольным упреком бросил он отцу.
- Но мы же и так победили! Ярополк ведь сбежал! - князь Мирослав был исполнен лучших надежд.
- Какая это победа? Он скоро снова соберет войско, придется еще сражаться с ним! - Стемир махнул рукой. Затем, обернувшись к воинам, приказал: - Похороните моего коня на том месте, где он пал!
Приказание это было исполнено. А в тот вечер, пока другие справляли тризну по погибшим, Стемир сидел один в своем шатре и, чтобы как-то успокоиться, чистил свой меч куском замши.
Там его после тризны и разыскали братья: Богуслав, Борис и Карислав.
- Ты на нас злишься, Стемир? - с невинным удивлением спросил Борис.
- Нет! - отрезал тот, продолжая натирать и без того блестевший, как зеркало, клинок.
- Послушай, брат, мы не виноваты! - вмешался Карислав. - Мы все дрались, и в такой толчее не понять было, где больше всего нужна помощь. Ты бы хоть сигнал подал вовремя...
- Вы еще меня же вините? - прорычал Стемир, подняв голову. - Убирайтесь прочь, слепые кроты, пни осиновые!
Богуслав подал младшим братьям пример, покидая разгневанного Стемира с видом благородного негодования. Если брат гонит их, то они, разумеется, не обязаны терпеть оскорбления. И они ушли.
Впрочем, остыв после боя, Стемир простил братьев. Лишь убедился, что не все, подобно ему, умеют видеть в сражении решающий момент. Но людей следует принимать такими, каковы они есть. Напрасно от кого-то требовать сделаться другим.
« Последнее редактирование: 08 Окт, 2021, 07:23:14 от Артанис »
Записан
ЭРЭА ГАТТИ, ВЕРНИТЕ НАМ РОКЭ АЛВУ!!!

Таково было мое желание, и я никому не обязана отчетом в своих действиях

Молния -
Сквозь расколотый кристалл -
Молния,
Эшафот и тронный зал -
Молния,
Четверых Один призвал -
Молния...

Ilona

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 1809
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4691
  • Ты хуже дьявола, минорит. Ты шут.
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #83 : 07 Окт, 2021, 22:13:51 »

Жизнь у князей идёт своим чередом: пиры, охота, войны, дети, а у кого и новый брак на старости лет. А у холопов, как говорится, чубы трещат.

Но люди следует принимать такими, каковы они есть.
Мудрая мысль, особенно если опечатку поправить. :) Ещё бы Стемир всегда ей следовал...

Исчезаю до 18.10, не теряйте меня. Если кто хочет, может привет Баренцеву морю через меня передать. :)
Записан
Вот тот, кто возвещал вам истину и уверял, что у истины вкус смерти. А вы верили не столько его словам, сколько его важному виду.

Карса

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 771
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 541
  • Грозный зверь
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #84 : 08 Окт, 2021, 05:18:17 »

Вот и сражение. Стемир рассуждает верно - люди разные, и их нужно принимать такими как есть. Наверное, до этого момента он не понимал вполне, что не все видят битву так, как он. И не потому, что плохи или нерадивы, а им просто  не дано.
Записан
Предшествуют слава и почесть беде, ведь мира законы - трава на воде... (Л. Гумилёв)

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5412
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 10243
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #85 : 08 Окт, 2021, 08:45:24 »

Цитировать
Боги избрали меня, чтобы вернуть Сварожьи Земли на путь Бронислава Великого!
И что это всем так хочется видеть себя избранниками божьими!
Братья Стемира не полководцы, они воины и не более того, если не менее. Этого Стемир не учёл, понадеялся на согласованные действия всего войска. Но почему Мирослав этого не учёл? Он ведь сам не бился, но поход возглавляет он. Он главнокомандующий. Ему подчиняется войско. И он знал, что Стемира нужно поддержать, об этом они говорили до начала битвы. Ну, а с братьями Стемиру сильно "повезло". Их действительно придётся принимать такими, как есть, и ничего хорошего в этом нет.
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

Артанис

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2945
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 5378
  • Всеобщий Враг, Адвокат Дьявола
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #86 : 08 Окт, 2021, 21:10:55 »

Огромное спасибо, эрэа Ilona, эрэа Карса, эрэа Convollar! :-* :-* :-*
Жизнь у князей идёт своим чередом: пиры, охота, войны, дети, а у кого и новый брак на старости лет. А у холопов, как говорится, чубы трещат.

Но люди следует принимать такими, каковы они есть.
Мудрая мысль, особенно если опечатку поправить. :) Ещё бы Стемир всегда ей следовал...

Исчезаю до 18.10, не теряйте меня. Если кто хочет, может привет Баренцеву морю через меня передать. :)
Спараведливости ради: князья и сами рисковали жизнью. Так положено было в те времена, так их воспитывали.

За опечатку прошу прощения! :'( Исправляю их, где вижу, но не за всем удается уследить.
Не ручаюсь, насколько Стемир будет следовать этому правилу. Терпения у него с годами вряд ли прибавится, скорее - наоборот.
Теперь понимаю, что он имел в виду в "Песни степей", с вершины своего жизненного опыта:
"Сколько раз я видел, как в бою глупость или измена губили все! Стоит только кому-нибудь не поддержать смелый натиск, не придти на помощь товарищам или запоздать - и почти верная победа идет прахом! Сколько раз сотни лучших витязей гибли зазря, не получив вовремя подмоги. Ненадежные союзники, глупые и нерасторопные воеводы - вот беда любого князя, гибель войска!"

Приятного путешествия! ;) Не мерзните там, и сами не забывайте про нас! Погладьте за меня дельфинов и окунитесь на подводной лодке! :D
Вот и сражение. Стемир рассуждает верно - люди разные, и их нужно принимать такими как есть. Наверное, до этого момента он не понимал вполне, что не все видят битву так, как он. И не потому, что плохи или нерадивы, а им просто  не дано.
Это далеко не последнее сражение. Все только начинается.
Дар полководцам, конечно, дается не всем, даже тем, кому положено вести людей. На такой случай у многих князей были толковые воеводы, помогавшие в военных делах, вместо них руководившие войсками. Но, конечно, престиж правителя, который еще и битвы выигрывает самостоятельно, был гораздо выше.
Цитировать
Боги избрали меня, чтобы вернуть Сварожьи Земли на путь Бронислава Великого!
И что это всем так хочется видеть себя избранниками божьими!
Братья Стемира не полководцы, они воины и не более того, если не менее. Этого Стемир не учёл, понадеялся на согласованные действия всего войска. Но почему Мирослав этого не учёл? Он ведь сам не бился, но поход возглавляет он. Он главнокомандующий. Ему подчиняется войско. И он знал, что Стемира нужно поддержать, об этом они говорили до начала битвы. Ну, а с братьями Стемиру сильно "повезло". Их действительно придётся принимать такими, как есть, и ничего хорошего в этом нет.
Чтобы оправдать свои амбиции, конечно! Впрочем, считается, что любая мысль посылается богами, и, если она пришла, можно всегда решить, что они через тебя действуют ради великих целей.
Мирослав, строго говоря, даром полководца не обладает тоже. Он, конечно, учился разбираться в войне, кое-что видел, но все же, для него общая картина сражения - как и для большинства людей: "смешались в кучу кони, люди"(с). Следить за битвой, как за шахматной доской, и ловить подходящие моменты, он не способен. Стемиру, видимо, перешло по наследству от деда Бронислава, а вот прочие братья пошли как раз в отца. Так что он не понял, что именно усилив удар туда, где был Стемир, можно решить исход битвы. Вроде бы, и так же успешно действовали! А Стемира отозвал, чтобы и вправду ничего не случилось.
Да уж, с такими наследниками Мирославу и вправду понадобится новая семья. Может быть, хоть там родятся более удачливые сыновья?

Глава 11. Борьба за Дедославль
Оказалось, что Стемир был прав в отношении князя Ярополка. Тот и впрямь быстро собрал свое разбитое войско. Каковы бы ни были прочие качества этого внука Бронислава Великого, но в войне он разбирался лучше своего соперника Мирослава и его сыновей, кроме Стемира. Вскоре стало известно, что он опять идет против своего дяди.
Но и Мирослав не терял времени. После битвы при Острой Луке, к нему подошли войска его зятя, приморского князя Ладомысла Звениславича. А вскоре явились и союзные команы. Эти последние поклялись на заколотом в жертву коне повиноваться сварожскому князю. Однако при себе все время держали арканы и седельные сумы, и, не скрываясь, мечтали вслух вернуться в свои степи не с пустыми руками...
Выехав с прочими сварожскими военачальниками встречать команское войско, Стемир заметил едущего впереди богато одетого воина, в облике которого что-то смутно показалось ему знакомым. Тот, завидев его, широко улыбнулся и подъехал навстречу.
- Пусть будут для тебя свободны все дороги! - произнес он на своем языке пожелание, принятое у кочевников. - Что глядишь так? Не узнаешь?
- Прости: я когда-то встречал тебя, но, видно, очень давно, - произнес Стемир, немного смущаясь: его узнали, а он - нет.
- А это узнаешь? - коман ловко подбросил в воздухе нож, рукоять которого была вырезана из моржового клыка.
- Агас?! - воскликнул Стемир, вспомнив своего двоюродного брата-комана, с которым некогда обменялся ножами в знак дружбы.
Коман радостно закивал головой.
- Как узнал, что ты здесь, сразу велел воинам седлать коней! Буду рад снова сражаться вместе с тобой. Мы вместе покажем этому Ярополку!
Стемир пристально взглянул на родича и союзника.
- И я рад... Но только смотрите, не притесняйте местных жителей! Добычу берите в обозе у Ярополка, там на всех хватит!
Агас махнул рукой, словно речь шла о чем-то незначительном.
- Я распоряжусь!.. Какое это имеет значение в сравнении с тем, что мы с тобой вновь встретились, как братья по крови и по оружию!
Хоть и обрадовала Стемира встреча с ним, но за команами стал внимательно следить, зная, что те обыкновенно не упускают случая поживиться, через чьи бы земли не шли, врагов или союзников.
И его предчувствие оправдалось. Как-то сотня команов ушла вперед на разведку, а через пару часов той же дорогой прошел передовой сварожский полк, который вел Стемир. По пути им встретилась деревня. И тут сварожане увидели: следы проехавших перед ними команов свернули к ней, вели к избам поселян.
Предчувствуя недоброе, Стемир повернул туда же. И услышал вопль женщины, мужской крик, пронзительный визг свиньи и гортанный чужой смех. Команы столпились возле избы получше других.
Высокий тын был проломан и частью обрушился. Двое спешенных воинов тащили зарезанную свинью. Чуть поодаль один из них, молодой, кудрявый, вспугнул для забавы стайку кур, и пускал стрелы в мечущихся с кудахтаньем хохлаток, пытавшихся взлететь. Из конюшни доносился стук, брань на сварожском и команском языках. Наконец, команы выволокли пару коней. На их шеях повис, цепляясь за поводья, растрепанный, бородатый мужик.
- Оставьте мне коней, лешаки болотные! Не ваши! Не отдам! - вопил он, упрямо волочась по земле, пока один из команов не огрел его плетью по лицу. Окровавленный хозяин подворья упал на колени, зажимая ладонью рассеченную щеку. Двое молодых парней сбежали с крыльца, рванулись было на помощь, но им в грудь тут же уперлись копья. Сквозь распахнутую дверь видно было, как команы шарят в избе, осматривают перевернутый дубовый ларь. На них в бессильной ярости глядела женщина с половником в руках, словно остолбенела. Из клети, куда сунулись команы, выскочила девушка, бросилась бежать, не помня себя. Но тут же один из захватчиков ловко сделал ей подножку, ухватил за волосы. Это все за один миг увидел Стемир, въехав во двор. Пришпорив коня, бросился навстречу команам. Увидел старшего из них, сотника Таграя. Тот весело усмехался, наблюдая за бесчинствами своих воинов. У Стемира потемнело в глазах. Подлетев вскачь, он сорвал Таграя с седла, ударил с размаху о стену овина, так что посыпалась глиняная обмазка. Обмякшее тело комана скорчилось у стены. Стемир обернулся к остальным с таким лицом, что воины-кочевники невольно попятились.
- Так-то вы выполняете приказ! Вас послали на разведку, а вы грабите мирных сварожан! Клятва для вас ничего не значит! Вы все достойны казни!
Глядя на своего убитого вожака, команы собрались вместе, схватились за оружие. Один из них, выехав вперед, дерзко обратился к князю:
- Как ты посмел убить сотника Таграя?! Мы не служим сварожским князьям, нам может приказывать только наш хан!
Княжеские дружинники приблизились, готовые, если надо, защищать князя, но он поднял руку, удерживая их.
- Я внук хана Ураза, которому никто из вас не посмел бы и стремя подать! Вы сейчас оставите своих коней и вернетесь к войску пешими, повесив свои пояса на шею! И заберите труп паршивого шакала, вашего сотника!
Стемир решительно наехал на дерзкого комана, сверля его разъяренным взглядом. Левая его рука сомкнулась на рукояти меча, готовая выхватить его из ножен.
Но биться больше не потребовалось. То ли непреклонная решимость сварожского князя смутила команов, то ли напоминание о родстве его с ханским родом, - но только что нагло говоривший со Стемиром коман нехотя сполз с седла и негнущимися руками снял с себя пояс, повесил его на шею вместе с саблей. Так же сделали и остальные, оставив свою добычу. Дружинники Стемира поторапливали уличенных татей. Он отрядил десяток из них отвести преступников в становище.
Поселяне, еще не веря избавлению, глядели на воинов Стемира так, словно те сами должны были сейчас их ограбить. За спиной старшей женщины сжалась девушка. Мужчина, не отдававший коней, теперь обнимал за шею своих любимцев, настороженно глядя на приезжих. Его сыновья, вооружившись ножами для разделки мяса, стали рядом.
- Мир вам, добрые люди! Я обещаю, больше такого не повторится. Мой отец, князь Мирослав Брониславич, велел никого не притеснять.
Хозяин едва не разоренного двора только исподлобья взглянул, не спеша радоваться. С его рассеченного плетью лица стекала кровь, капая тяжелыми каплями в пыль.
- Спасибо тебе, князь, что спас нас! А только если бы твой отец не привел войско и команов, и спасать бы не пришлось. Вы, князья, между собой грызетесь, а страдаем ни за что ни про что мы!
Сказав так, мужик сжался, втянул голову в плечи, ожидая, что Стемир и с ним сейчас расправится, как с команом. Но тот лишь задумчиво проговорил:
- Моему отцу эта война нужна, чтобы объединить Сварожьи Земли, чтобы больше не было войн! А Ярополк никого не велит щадить на своем пути.
Сказал так, подал знак своим воинам и поехал прочь. Однако еще расслышал, как мужик бросил ему вслед:
- А нам дела нет, Мирослав или Ярополк! Для нас хороший князь - тот, что жить не мешает!
Часто впоследствии Стемиру вспоминались эти слова простого поселянина, смело сказавшего правду в лицо разгневанному князю. Но что он мог сделать, сам против воли втянутый в междоусобную борьбу? Запретил команам грабить. Готов был приложить все старания, чтобы поскорей одержать победу. В остальном от него зависело немногим больше, чем от простого поселянина.
Когда Стемир возвратился в становище, его встретил Агас.
- Ты умеешь покорять народ! Теперь среди команов одни гордятся тобой, а другие хотели немедленно уйти. Мне едва удалось их успокоить. Мы остаемся с вами. Но будь благодарен тому, что в тебе течет кровь Ураз-хана! Наши воины не привыкли, чтобы чужеземцы били их и заставляли ходить пешком.
Стемир презрительно усмехнулся в ответ.
- Мой дед Бронислав Великий в свое время многих команских воинов ссадил с коней! Неужели я должен был отступить, когда вижу насилие, несправедливость? Так и в сражении начнешь прятаться, как трус.
Команский вождь, положив ладонь на гриву коня, проговорил:
- Я уже сказал: среди команов рода Ураза никто не поднимет на тебя руку! Но у нас в степи есть пословица: идешь сражаться - вооружись саблей и прикройся броней, идешь говорить с людьми - вооружись здравым смыслом и прикройся доспехом осторожности!
- Ваша степная мудрость цветиста и пышна, как сама степь в разгар весны, - отозвался Стемир. - Я же предпочитаю родные леса. У нас есть такие деревья, что всю жизнь стремятся ввысь. Все свои силы, все жизненные соки тратят, чтобы подняться над всеми, прямо к солнцу! И как только вырастут выше всех - ничто не может им повредить. Бури хлещут вокруг, ломают слабые деревья, а сильные все выносят стойко. Мороз их жжет, но не может пробить их кору. Глядишь на такое дерево - и сам будто возносишься ввысь, к престолу Отца-Небо!..
Но мечты мечтами, а пока впереди была война. Ярополк с ужиной ловкостью ускользал из всех ловушек и сам наносил удары по войскам Мирослава, стоило им утратить бдительность. Несколько городов, взятых Мирославом, его родич-соперник забрал обратно. Наконец, разведка сообщила, что дедославльский князь собирает силы в плавнях Данатры - тростниковых зарослях, тянувшихся на много верст по обе стороны реки в низких, топких местах.
Двигаясь навстречу своему союзнику, яргородскому князю Предрагу, владетель Лесной Земли убедился, что Ярополк опередил его, верный своей тактике - бить врагов поодиночке, не давая им соединить силы. Надо было спешить и им. Хотя "спешить" в здешней местности было очень относительным понятием. Кони брели по колено в воде, тучи комаров роились над головами, нещадно жалили и людей, и скакунов. Копыта коней расплескивали ржавую воду, приминали высокие стебли тростника. Их преследовали заунывные крики болотных птиц, взлетавших и уплывавших прямо из-под носа. Еще не видя друг друга, но оповещаемые разведкой обо всех перемещениях, сближались три войска, готовые сойтись в братоубийственной схватке.
К князю Мирославу примчался гонец от князя Предрага.
- Приди и помоги, княже! Ярополк с тяжкой силой теснит нас в самые топи, откуда не будет выхода! На тебя наша надежда! - повторил он слова своего князя.
Мирослав сразу нашел взглядом самого даровитого из своих сыновей, на которого привык полагаться на войне.
- Стемир! Пойдешь с полком вперед, на помощь яргородцам! На сей раз одолеем Ярополка - и войне конец!..
Стемир подоспел с передовым полком, когда сражение уже вовсю кипело. Увидел яргородское войско, закрепившееся на возвышенности, окруженное почти вчетверо превосходящими силами Ярополка. Остановившись на берегу узкой речки Чернавы, Стемир как на ладони видел силы противника. Вот дедославльские дружины, под великокняжеским знаменем. Все, как один - в тяжелом вооружении, на рослых сильных конях. Видно по ним, что нынешний великий князь ничего не жалеет для своих воинов. А вот, со знаменем, где бычья голова и ключ - это туровцы, родичи Ярополка. А золотой грифон на черном поле, похож на знаки князя Градислава Драгомирича, только цвета другие, - это знак князя Келагаста Болеславича, двоюродного брата Градислава, что предал своего родича ради червлянского княжества. Тут же и команы, союзные Ярополку. Стемир видел, как, с размаху перелетев болото, в тыл яргородцам ударило... войско - не войско, скорее разношерстный сброд, в котором один не похож был на другого. Мужик в кожухе с топором лесоруба ломился в бой плечом к плечу с витязем, годным украсить собой любую дружину; заросший детина явно разбойного вида - с простоватым вчерашним селянином, будто удивленным, откуда в руках у него копье вместо лопаты; а смуглый коман - с записным прохиндеем, привычным выведывать сведения во всех городских кружалах и торгах. Оружие было не менее разнообразным, чем обличье: мечи, сабли, копья, рогатины, булавы, дубины, - кому что больше годилось. Но внешность и снаряжение разные - а в бой странные воины шли сообща, сплоченные чем-то большим, чем простая дружинная привычка. Перед ними расступались опытные воины, как перед стаей опасных зверей.
Стемиру некогда было особенно разглядывать этот странный отряд, он был уже наслышан о них. Этих людей, в самом деле собравшихся со всех Сварожьих Земель, называли бродниками, и они, прежде жившие разбоем, в последние годы стали серьезной военной силой. Говорили, что во главе их стал изгнанный яргородский князь Мечеслав, племянник и злейший враг князя Предрага... При этой мысли Стемир невесело усмехнулся. Все - чьи-то родичи, и все не могут мирно жить с родными!
Битва уже кипела вовсю. Яргородское войско выстроилось сплошной стеной из щитов, кое-как отражая натиск превосходящих сил. Но их враги уже уверены были, что победили. Стемир видел это по тому, как звучали их боевые кличи, как развевались знамена. Где-то под главным знаменем мелькнул золоченый шлем князя Ярополка. Вот и сам он выехал вперед, кричал своим воинам что-то ободряющее.
"Ах, ты думаешь, что победил, любезный двоюродный братец? - злорадно усмехнулся Стемир. - Тем больнее будет разочарование!"
И, выхватив меч, взмахнул им над головой, первым пуская коня в мелководную речку Чернаву.
- Вперед! Окончим войну! - крикнул он. За ним с громким плеском бросился весь полк, запруживая реку.
Записан
ЭРЭА ГАТТИ, ВЕРНИТЕ НАМ РОКЭ АЛВУ!!!

Таково было мое желание, и я никому не обязана отчетом в своих действиях

Молния -
Сквозь расколотый кристалл -
Молния,
Эшафот и тронный зал -
Молния,
Четверых Один призвал -
Молния...

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5412
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 10243
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #87 : 09 Окт, 2021, 09:48:19 »

Ну, вот, у нас и бродники нарисовались и Мечеслав. Но Ярополк явно сильнее и опытнее своих соперников. А команы есть команы. У них свои обычаи и в чужой монастырь со своим уставом не ходят. С такими союзниками и врагов не надо.
Цитировать
- А нам дела нет, Мирослав или Ярополк! Для нас хороший князь - тот, что жить не мешает!
Именно так.
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

Артанис

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 2945
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 5378
  • Всеобщий Враг, Адвокат Дьявола
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #88 : 09 Окт, 2021, 20:17:59 »

Большущее спасибо, эрэа Convollar! :-* :-* :-*
Ну, вот, у нас и бродники нарисовались и Мечеслав. Но Ярополк явно сильнее и опытнее своих соперников. А команы есть команы. У них свои обычаи и в чужой монастырь со своим уставом не ходят. С такими союзниками и врагов не надо.
Цитировать
- А нам дела нет, Мирослав или Ярополк! Для нас хороший князь - тот, что жить не мешает!
Именно так.
Да, здесь ряд событий перекликаются со "Сполохами над Искрой", только с другой стороны. Мечеслав пока еще за Ярополка, но скоро перебежит к его дяде. И встретится там с Радмилой...
Противник серьезный, никто не обещал, что будет легко! Но и Стемир, как будто, успел кое-чему научиться.
И команов он заставил повиноваться. А у них, конечно, обычаи своеобразные: отдельным людям на стороне противника могут искренне симпатизировать, и при этом без зазрения совести грабить остальных их соотечественников.

Передовой полк Стемира врезался в задние ряды дедославцев, и те обернулись к новому противнику. На лицах ближайших воинов еще виднелось недоумение - как их могли отвлечь от уже почти выигранного сражения, отнять заслуженную награду? Но это выражение быстро стерлось, едва они ринулись на нового врага.
На Стемира сразу наскочил могучий, как тур, воин, ударил на всем скаку ему в правый бок - Стемир едва успел подставить щит, и тот едва не расплющил ему руку. Но сам тут же свободной рукой ударил мечом в горло противнику, под кольчужный воротник. Глаза дедославца изумленно расширились, и он, булькая кровью, медленно повалился с коня.
Эх, дедославльский витязь! Не первый ты, кто не учел, что князь Стемир Сильный - левша. Не первый, и, даст Перун, не последний, кто не знает, с какой стороны обрушится на него роковой удар.
Сам же Стемир, как обычно, горячо и азартно рубясь с врагами, видел вокруг горящие боевым вдохновением лица своих соратников. Они смело шли в бой за своим вождем, вдохновляясь его мужеством, и сам воодушевляли его биться еще сильнее, еще искуснее.
А враг уже оправился от первого удивления, обернулся к воинам Лесной Земли. Тут же и яргородские полки, получив поддержку, сами перешли в наступление, потеснили противника. С их стороны трижды донесся гнусаый звук рога, означавший тревогу.
- Слышу, слышу! - проворчал Стемир, глядя, как стальной рекой текут дедославльские полки, перестраиваясь на ходу, как невообразимой пестрой толпой взмыли по склону холма отчаянные бродники, стремясь добраться до горла врага. Впереди них мчался воин в богатых доспехах, и его алый плащ бился за плечами, как пара крыл, а меч оставлял в рядах противника широкую просеку. Видел Стемир и Ярополка; тот распоряжался своими воинами, окруженный отборной дружиной телохранителей. Но сейчас Стемир не обольщался мнимой близостью врага. Его задачей было ударить первым, связать противника, пока не подоспеют основные силы. И он вел свой полк в битву, как-то отстраненно замечая, как вокруг льется кровь, корчатся на земле исколотые и изрубленные люди. "Я не могу ничего сделать для них. Для павших за родину в Ирие накрыт лучший стол. И там нет земной вражды, нет борьбы за власть".
Свою задачу в бою Стемир выполнил. Обернувшись к новому противнику, князь Ярополк и союзники увидели, что новая рать не так уж велика, и с ней легко удастся сладить. Но, едва битва закипела еще жарче прежнего, гулко заревел большой рог, заглушая все прочие звуки. И с оглушительным топотом бросилось в битву все воинство Лесной Земли. Стемир видел всех, все подробности битвы. Видел своего отца под княжеским знаменем; теперь князь Мирослав Брониславич сам повел в бой свою дружину, надеясь сегодня одержать окончательную победу. Один из дедославльских полков зашел было с тылу. Но боярин Ратибор и Карислав тут же обернулись к ним и после короткой стычки заставили отступить.
Воя по-волчьи, налетели команы. В воздухе загудели стрелы, сея смерть на расстоянии. Стемир видел Агаса, у которого на шлеме развевался багряный конский хвост. Команы сцепились с бродниками - две неистовых силы, трудно понять, кто был воинственней и свирепей.
Он видел, как столкнулись на поле боя два войска с червлянским грифином на знамени; один на черном поле, а другой - на синем. Но ненадолго: через несколько минут черный стяг вдруг заколебался, и повернул прочь, не принимая боя. Завладевший червлянским престолом князь Келагаст первым понял, что битва проиграна, и поспешно бежал. Князь Градислав Драгомирич преследовал его, но затем вернулся к остальным.
За короткое время все изменилось до неузнаваемости. Только что гордые собой дедославцы, почти уже одолевшие яргородскую рать готовые сокрушить одинокий полк Стемира, вдруг обнаружили перед собой все силы противника, с которым никак не могли справиться. Напрасно князь Ярополк метался по полю боя, пытался воодушевить самых стойких воинов, грозился страшными карами малодушным. Его полки таяли, как масло на солнце. Наконец, он со своими телохранителями сделал отчаянный бросок и вырвался из боя, обрызганный кровью, как и его люди. С ним вместе бежали и бродники. Вскоре их предводитель, князь-изгой Мечеслав, вдрызг разругается с Ярополком и перейдет на сторону победителей, приведет к ним свое разношерстное войско. Но это было еще впереди.
А здесь, где только что отбушевала битва, а теперь уцелевшие воины, как могли, заботились о раненых, встретились, гордые собой, вожди победителей: сам князь Мирослав Брониславич, его сыновья, Градислав Драгомирич, Ладомысл Приморский, Предраг Яргородский с сыном Бранимиром. Они при встрече братски обнимались и поздравляли друг друга с победой. Выслушивая донесения своих воинов, убеждались, что выиграли бой.
- Противник рассеян! Ярополк бежит, не останавливаясь! - докладывали к вечеру те, кто послан был преследовать разбитого врага.
- Бежит - значит, мы победили! - оживленно вторили союзные воины и воеводы, не сомневаясь, что эта победа будет окончательной.
- Бежит - значит, дорога на Дедославль открыта! - прошептал князь Мирослав, и глаза ему вдруг почему-то защипало от слез.
- И, значит, ты теперь великий князь, батюшка! - горделиво произнес Богуслав, вспоминая, как еще юношей мечтал об этом.
Князь Мирослав Брониславич, радостный и немного тревожный, обвел повлажневшими глазами своих воинов и союзников, тех, кто принес ему победу.
- Благодарю вас, други мои! Никогда не забуду тех, кто бился со мной вместе! Счастлив любой князь, у которого есть такие союзники!
- Мы все сделали, что могли, - отозвался князь Градислав Драгомирич, и добавил: - Но никто не сделал в этом походе больше, чем твой сын Стемир!
Мирослав отыскал взором Стемира, обнял его за плечи и вывел вперед. Стемир держался невозмутимо среди общего ликования, как будто все принимал как должное.
- Стемир! В тебе ожил воинский дар Бронислава Великого! С тобой я спокоен за будущее Сварожьих Земель! - растроганно сказал ему отец.
При этих словах Стемир заметил, как, будто от укуса осы, вздрогнул Богуслав, как нахмурились остальные братья. Карислав, самый младший и горячий из присутствующих, недовольно обратился к отцу:
- Опять все похвалы одному Стемиру, батюшка? Будь же справедлив: мы тоже сделали для тебя, что могли. Я сегодня чуть не загнал туровцев в болото, трех воинов убил сам!
Стемир остро взглянул на младшего брата.
- А ты не жалей: Ярополк-то сбежал, и может еще вернуться. Если так, то милости прошу самому водить передовой полк, торить пути к победе!
Карислав хотел ответить не менее резко, но отец обнял их обоих, едва не столкнув лбами.
- Не ссорьтесь, мальчики, ведь такой день сегодня! Дедославль лежит перед нами, уже завтра мы войдем туда! Война окончена, теперь мы заново устроим жизнь. Хватит сражений, время строить города, украшать, укреплять Сварожьи Земли, а не драться за них!
Стемир понимал намерения своего отца, однако вовсе не был уверен, что сегодняшняя победа окончательна. Но не хотел при всех возражать отцу, зная, что за любое слово могут зацепиться и неправильно его истолковать.
Зато яргородский князь Предраг, сосватавший своему сыну Радмилу, на правах родственника заметил Мирославу:
- Жаль все же, что Ярополк опять ушел! Как бы еще какой пакости не выкинул...
- А я никогда не желал племяннику смерти, - возразил Мирослав. - Мне нужно, чтобы он не занимал не по праву великое княжение, а больше ничего. Те, кто проливает родственную кровь, после смерти мерзнут в Кромешном Мире. Да и в этой жизни мне не было бы сейчас так светло на  душе, если бы мои руки обагрились кровью родича.
Его сват только недоумевающе пожал плечами.
- Ты, конечно, как хочешь, Мирослав Брониславич! Что до меня, то я бы по Ярополку точно не стал плакать. Как он меня зажал, будто в клещи - только пух и перья летели! Да и Мечеслав-племянничек от меня тоже никаких родственных чувств не заслуживает.
Но князь Мирослав Брониславич торжествовал победу и считал, что может себе позволить великодушие.
- Мы уже победили! Чего нам бояться теперь? Дедославль ждет нас!
И это было правдой. На следующий день главные ворота древней столицы Сварожьих Земель отворились перед новым властелином. Он въехал в город на широкогрудой серой кобылице, глядя поверх людских голов - туда, где в прозрачной утренней дымке проступали очертания высоких, прямых, как свечи, каштанов и лип.
Сколько лет прошло с тех пор, как князь Мирослав покинул Дедославль! Целая долгая жизнь миновала. Но все-таки он вернулся сюда, законным наследником своего отца, преодолев все препятствия!
Теперь князь Мирослав взглянул вперед. На площади, на улицах кругом волновалось море людское. Тысячи мужчин, женщин, стариков, которые, пожалуй, помнили его мальчишкой, младшим княжеским сыном, и дети, забравшиеся на крыши и на деревья, чтобы лучше видеть. Богачи и бедняки. Сварожане и иноземцы, прижившиеся здесь. Тысячи глаз, тысячи ртов, которые нужно кормить, тысячи душ и разных, но почти всегда непростых историй. И за них всех отвечал теперь он, великий князь! Только теперь вдруг осознал Мирослав, насколько многолюдна столица Сварожьих Земель! Пожалуй, во всей огромной Лесной Земле людей жило меньше, чем во всем Дедославле! Невольная робость на миг овладела Мирославом. Уж не надежнее ли, как говорит его сын Стемир, было оставаться там, в краю, обязанном ему своим благосостоянием?
Но минутная нерешительность прошла так же быстро, как и мелькнула. Поднявшись над людским морем, князь Мирослав обратился к народу дедославльскому:
- Люди! Жители нашей древней столицы! Вы и так знаете, откуда я, знаете, что по праву великокняжеский престол принадлежит мне! Я же обязуюсь править по законам богов и людей, как правил мой отец, Бронислав Великий! Я окончу все смуты и не станут мстить былым своим врагам! Отныне каждый сможет спокойно жить и работать, ничего не боясь! Обещаю вам всегда чтить правду и спрвведливость!
Над головами горожан взлетел многоголосый приветственный крик. Горожане, встречая нового великого князя, бросали наземь зеленые ветки, и копыта княжеской кобылицы с хрустом ступали по ним.
Дорога вела в Гору, к священной роще и к храму всех богов. Князь Мироослав со своей свитой медленно ехали по ней, окруженные народом. На душе у нового великого князя снова стало торжественно и светло. Он понимал, конечно, что далеко не все в Дедославле ждали его, особенно среди "вятших мужей", однако верил, что, стоит только взойти на престол, а дальше уж жизнь пойдет, как нужно ему.
По обычаю его встречала у вторых, внутренних городских ворот красивая девушка, державшая в руках поднос с хлебом и солью. Мирослав взял у нее подношение и на радостях ловко, по-молодому, склонился с седла и поцеловал красавицу в зардевшуюся, как роза, щеку. В толпе кто-то зашумел, однако князь лишь усмехнулся, проезжая дальше. Кому надо порочить людей - все равно найдут повод. А он по-отечески поцеловал девушку, сверстницу его Радмилы, ничего больше не имея в виду...
А вятшие мужи - вот они уже! Ждут нового владетеля у входа в святилище, по обе стороны от красной ковровой дорожки, постеленной заранее. Одетые в шелка и аксамиты, на что им простые лен и шерсть! На пальцах перстни с драгоценными каменьями, на шеях - цепи, пуговицы на кафтанах - из золота, даже пряжки на сапогах горят на солнце. Самые богатые люди в Сварожьих Землях, большинству удельных князей до них далеко. Все они мечом или советами успели послужить не одному князю. Иных из самых старших Мирослав знал еще со времен своего отца. Они, конечно, не ожидали, что он сумеет отвоевать престол. Однако встречают, словно так и должно быть. Что ж, нужно ладить с людьми, если те готовы идти навстречу. Самые непримиримые враги ушли с Ярополком или выехали из города вовремя, пока было время.
- Государь Мирослав Брониславич! - старейший из бояр, Гостята, подал князю тяжелый золотой ключ, символизировавший власть над городом. - Наконец, дождались, законный князь наш, наследник Бронислава Великого! Прими великокняжеский венец и все знаки власти, правь нами долго и счастливо!
"Как же, ждали вы меня, пока не узнали, на чьей стороне сила! - усмехнулся Мирослав. - Но уживаться с ними придется. Бояре зависят от князя, но и князь зависит от бояр, тем более пришлый".
Бодро соскочив наземь, передав кобылицу оруженосцу, князь Мирослав прошел по расстеленной дорожке к храму всех богов. Его стены и потолок были расписаны так, что представляли Мировое Древо, на ветвях которого покоились семь небес. На своих уровнях жили ветер и облака, сияли звезды, катились по своим заоблачным колеям Солнце и Луна. На ветвях Великого Древа, в нескончаемом лесу, паслись все породы животных, ожидая своего воплощения в земном мире. Туда же, в Ирий, возносились на зиму птицы, любимицы богов, и Ярило запирал небо ключом, чтобы Морана-Зима не могла ворваться туда. Наконец, на самом вышнем небе стояли жилища и престолы богов, их сады, где радовались души праведных людей.
На алтаре, возле которого уже стоял стреноженный белый бык, были приготовлены кремень и огниво. Князь Мирослав Брониславич высек огонь и дал искорке разгореться, прежде чем, поймав ее на трут, перенес на просмоленные, переложенные соломой дрова на алтаре. Пламя быстро разгорелось, возносясь к изображенным на потолке престолам богов. Они послали свое одобрение новому великому князю.
- Да здравствует государь Мирослав Брониславич! - воскликнули собравшиеся в храме люди, когда верховный жрец возложил великокняжеский венец на седую, массивную голову бывшего владетеля Лесной Земли.
Записан
ЭРЭА ГАТТИ, ВЕРНИТЕ НАМ РОКЭ АЛВУ!!!

Таково было мое желание, и я никому не обязана отчетом в своих действиях

Молния -
Сквозь расколотый кристалл -
Молния,
Эшафот и тронный зал -
Молния,
Четверых Один призвал -
Молния...

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5412
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 10243
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Князь Лесной Земли
« Ответ #89 : 10 Окт, 2021, 09:26:39 »

Ну, вот и Мирослав получил желаемое, стал Великим князем. Только в жизни не бывает ни окончательных побед, ни однозначных решений. Ярополк ушёл, а "вятшие люди" послужили уже не одному князю и в битве не участвовали. У них свои интересы, и нет им дела до разорённых деревень и уведённых в плен поселян. Сдерут три шкуры с тех кто остался, не впервой.
Цитировать
Он понимал, конечно, что далеко не все в Дедославле ждали его, особенно среди "вятших мужей", однако верил, что, стоит только взойти на престол, а дальше уж жизнь пойдет, как нужно ему
К старости уже пора бы и понять, что так не бывает.
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."