Расширенный поиск  

Новости:

21.09.2023 - Вышел в продажу четвертый том переиздания "Отблесков Этерны", в книгу вошли роман "Из глубин" (в первом издании вышел под названием "Зимний излом"), "Записки мэтра Шабли" и приложение, посвященное развитию науки и образования в Золотых Землях.

Автор Тема: Черная Роза (Война Королев: Летопись Фредегонды) - III  (Прочитано 9793 раз)

katarsis

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 1274
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2697
  • Я изменила свой профиль!
    • Просмотр профиля

Нельзя же так пугать. Что ворон не мог, хотя бы, не на дуб сесть?
Но хорошо, что Карломан, наконец, появился (это ведь точно Карломан идёт?), хоть успокоит их немного.

А состояние дерева вряд ли отразится на Карломане. Это не кукла вуду, тут нет чар подобия.
А жаль. А то можно было бы выдрать волчье лыко, которое растёт на месте дерева Хлодиона, а, глядишь, где-то в это время сдохнет ни с того, ни с сего Ужас Кемперра. ;D Ну, если, конечно, это лыко его означает, а не просто так там растёт.
Записан

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 6057
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 10903
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля

Цитировать
Нельзя же так пугать. Что ворон не мог, хотя бы, не на дуб сесть?
And the Raven, never flitting, still is sitting,
still is sitting.....
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

Menectrel

  • Барон
  • ***
  • Карма: 174
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 183
    • Просмотр профиля

Цитировать
Нельзя же так пугать. Что ворон не мог, хотя бы, не на дуб сесть?
And the Raven, never flitting, still is sitting,
still is sitting.....

Ага.... Великий По....
Записан
"Мне очень жаль, что у меня, кажется, нет ни одного еврейского предка, ни одного представителя этого талантливого народа" (с) Джон Толкин

Menectrel

  • Барон
  • ***
  • Карма: 174
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 183
    • Просмотр профиля

Нельзя же так пугать. Что ворон не мог, хотя бы, не на дуб сесть?
Но хорошо, что Карломан, наконец, появился (это ведь точно Карломан идёт?), хоть успокоит их немного.

А состояние дерева вряд ли отразится на Карломане. Это не кукла вуду, тут нет чар подобия.
А жаль. А то можно было бы выдрать волчье лыко, которое растёт на месте дерева Хлодиона, а, глядишь, где-то в это время сдохнет ни с того, ни с сего Ужас Кемперра. ;D Ну, если, конечно, это лыко его означает, а не просто так там растёт.

Да, это  Танист Карломан))))  Это он и Госпожа Ворон все уже знают (что он возвращается в Мир Живых и его Судьба прожить еще несколько лет), а вот другие...

Вырвать Лыко?.. Хорошая идея))))
Жаль, что в МИФе магическая взаимосвязь как в "Эрагоне"... Карломан может жить без Дуба, а Дуб - нет....
Записан
"Мне очень жаль, что у меня, кажется, нет ни одного еврейского предка, ни одного представителя этого талантливого народа" (с) Джон Толкин

Menectrel

  • Барон
  • ***
  • Карма: 174
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 183
    • Просмотр профиля

Цитировать
Но засохший, облетевший королевский дуб, казалось, властно требовал: "Смирись! Здесь уже ничего не изменить! Отринь последнюю надежду!"
Дубы, они такие! Как скажут что-нибудь, так словно поленом по голове. Дубовым.
Цитировать
Из самой дальней части священной рощи, со стороны кольца стоячих камней, им навстречу двигался некто, нарушивший их мрачное уединение.
Всё-таки крепкий народ жил в Арморике. В таком состоянии, да ещё и призрак увидеть, нет, не всякий человек это выдержит.

Так Номиноэ и Гвиневера - оборотни (ши) посредники меж мирами и проводники душ... Но все же не стоит забывать о:  "он в отчаянии смотрел на Номиноэ, словно ожидал ответа от мудрейшего из оборотней. Тот же с трудом сглотнул комок в горле, не зная, что ответить. Хоть и много раз доводилось ему провожать уходящих на Авалон, но одно дело - быть посредником для чужих, и совсем другое - для своего родича, ученика и друга..."

Для Сигиберта и Риваллона с Ангарад такая встреча с любимым внуком более сильно отразилась бы на их здравии....
« Последнее редактирование: 27 Фев, 2023, 21:00:47 от Menectrel »
Записан
"Мне очень жаль, что у меня, кажется, нет ни одного еврейского предка, ни одного представителя этого талантливого народа" (с) Джон Толкин

Menectrel

  • Барон
  • ***
  • Карма: 174
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 183
    • Просмотр профиля

Цитировать
Демократия спотыкается на каждом шагу по дороге к правильному решению, вместо того, чтобы прямо и без запинок идти в тупик.
Хорошо, если к правильному. А ведь может и в тупик. Впрочем, идеального государственного устройства человечество ещё не придумало.

Как же всё медленно! Событий вроде и много, но ситуация никак не подойдёт к развязке, движется медленнее любой самой медлительной улитки. Ещё даже до Совета Кланов не дошло (на котором, может быть, и объявится Карломан, ведь он собирался навестить Арморику прежде чем очнуться в Дурокортере).

Мы постараемся "ускорить" события и придать динамичности аркам героев.
Каждый персонаж и его Мир нам дорог и многое важно для дальнейшего сюжета.
Я знаю автора, который наоборот очень "скачет" по времени... И мы боимся повторить его ошибку...

Классические произведения мировой литературы, в которых события движутся еще "медленнее любой самой медлительной улитки":
 
 «Улисс» (День Блюма)  Джеймс Джойс,  «Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена» Лоренс Стерн...
Записан
"Мне очень жаль, что у меня, кажется, нет ни одного еврейского предка, ни одного представителя этого талантливого народа" (с) Джон Толкин

Menectrel

  • Барон
  • ***
  • Карма: 174
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 183
    • Просмотр профиля

Война Королев: Летопись Фредегонды \Часть Третья: 08.02.2023\
Содержание

814 год от рождения Карломана Великого

28 Июня. Через Пятнадцать дней после Трагедии на Ристалище
Столица Арморики, Чаор – На – Ри


61. Мудрость Седин - утро
62. Письмо Дочери  - утро
63. Два Маршала  - утро
64. Песня о битве при Маг Туиред - полдень
65. Сила Слов - день
66. Тревоги и Надежды – день\поздний вечер


29 Июня. Шестнадцать дней после Трагедии на Ристалище
Столица Арморики, Чаор – На – Ри


67. Королевский Дуб


20 Июня. Через Семь дней (Неделю) после Трагедии на Ристалище (День гибели Иветт)\4 июля. Через Двадцать Один день после Трагедии на Ристалище (День встречи Ренье и Барона Готье Вексенского)
Арверния, Кенабумское Графство, деревушка близ Серебряного Леса

68. Дочь Лесника
« Последнее редактирование: 28 Фев, 2023, 19:44:31 от Menectrel »
Записан
"Мне очень жаль, что у меня, кажется, нет ни одного еврейского предка, ни одного представителя этого талантливого народа" (с) Джон Толкин

Артанис

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 3366
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6230
  • Всеобщий Враг, Адвокат Дьявола
    • Просмотр профиля

Прошу прощения: вчера не смогла появиться по не зависящим от меня техническим причинам. :'( :'( :'(
Но теперь я здесь, и у меня продолжение!

Благодарю вас, эрэа Convollar, эрэа katarsis, за то, что читаете и комментируете! :-* :-* :-*
И Вас, эрэа Menectrel - за готовность продолжать и за новые идеи! :-* :-* :-*
Всё-таки крепкий народ жил в Арморике. В таком состоянии, да ещё и призрак увидеть, нет, не всякий человек это выдержит.
Человек мог бы и не выдержать. А у бисклавре хватит сил. Карломан показался не абы кому, как уже написала мой соавтор.
Нельзя же так пугать. Что ворон не мог, хотя бы, не на дуб сесть?
Но хорошо, что Карломан, наконец, появился (это ведь точно Карломан идёт?), хоть успокоит их немного.
У птицы Морриган свои понятия, что можно, а что нет. Он сопровождает Карломана, дуб связан с ним же, значит, все логично.
Ну а сейчас мы их оставим (на самом интересном месте!) и переключимся на других персонажей.

Глава 68. Дочь лесника (начало)
Жители деревни близ Серебряного Леса, где вынужден был остановиться бродячий балаган, редко имели возможность заметить красноглазого чужака, прячущего под капюшон белые волосы, - Капета. Даже его спутники, бродячие артисты, зачастую не подозревали, чем он занимается, ибо тот был скрытен и осторожен.

А между тем, Капет приглядел себе развлечение еще в тот день, когда их балаган останавливался в деревне ради представления. Тогда, поругавшись с господином Ренье, он ушел и не участвовал в представлении. Вместо этого скрылся и ушел к домику лесника, стоявшему на отшибе, у самой опушки леса.

Там, на берегу небольшого ручья, молодая девушка полоскала в воде только что постиранное белье. Невидимо наблюдая за ней из кустов, Капет залюбовался. Девушка была ладной, хорошо сложенной. Ее простенькое платье, подоткнутое, чтобы не вымокло в воде, открывало лодыжки, обрисовывало очертания стройных и крепких ног, бедер. Когда она обернулась, чтобы сложить в корзинку то, что прополоскала, Капет успел разглядеть ее стройную талию, высокую грудь, миловидное личико. Ничего не подозревая, девушка стала полоскать другие вещи, заманчиво склоняясь к ручью, и он видел ее маленькие, но крепкие руки, немного покрасневшие от холодной воды. Из ее забранных в узел волос выбивались отдельные золотисто-каштановые прядки.

Она показалась Капету очень соблазнительной. Он даже облизнул сухие губы, разглядывая ее из своего укрытия. Сам он так спрятался в зарослях орешника и черемухи, что можно было пройти в двух шагах и никого не заметить.

Но девушка, хоть и не видела его, словно почувствовала, что за ней наблюдают. Она испуганно обернулась, но никого не заметила. Капет умел прятаться.

Так бы и закончилась эта встреча, не начавшись толком, если бы бродячему балагану удалось уехать прочь, как они собирались. Однако после нападения кельпи и гибели Иветт артисты вернулись в приютившую их деревню.

В то время, как одни в их труппе хоронили несчастную девушку и носились с планами мести, а другие чинили поврежденную кибитку и думали о будущем, Капет, пострадавший в стычке с кельпи, сказался больным. И раньше-то он среди своих спутников держался обособленно, а теперь и вовсе дал понять, что на него не следует рассчитывать в их нелегких обстоятельствах.

На самом деле его раны и повреждения зажили с удивительной быстротой. Так что очень скоро Капет оказался в силах разгуливать по окрестностям деревни и в лесу, что окружал ее. Но, опять-таки, проделывал все столь тихо и осторожно, что ни один из местных жителей не сталкивался с ним. В лесах никто не умел скрываться лучше, чем Капет.

Он снова подглядывал за той девушкой, что привлекла его внимание еще в первый день. Теперь он разузнал о ней больше. Девушку звали Роза, она была дочерью лесника. В деревне у нее был жених - тот самый молодой лесоруб, которого вместе с отцом закружили в лесу альвы, но бродячий балаган, проезжая мимо, спас их.

Теперь Роза часто приходила в гостевой дом жреца, где поселились артисты. Она прибиралась, помогала Гизеле освоиться на новом месте. Объясняла, где и что можно купить, сама приносила им для продажи дары леса. При этом Роза всякий раз замечала странного беловолосого чужака с горящими, как угли, глазами, - Капета. Он пробуждал в ней любопытство, его необычный облик был будто знаком вопроса, на который хотелось бы получить ответ.

Однажды она, не выдержав, спросила у Гизелы, кто такой Капет. Та отвечала нехотя, нахмурившись: ей почему-то не хотелось, чтобы дочь лесника интересовалась их таинственным спутником.

- Чужой он, пришлый. Ренье из милости принял его, подобрав в лесу, израненного каким-то зверем. Никто о нем толком ничего не знает, а сам он не слишком разговорчив... - Гизела примолкла, вспомнив, как яростно Капет сражался с хозяином озера, защищая ее, Руфуса и бедняжку Иветт. Но все равно, женщине отчего-то не хотелось, чтобы Роза связывалась с ним.

Но девушке все равно был интересен Капет. Она замечала, что он умеет ладить с животными. Ни один пес в деревне, даже самый свирепый, не смел залаять на беловолосого незнакомца, не то что оскалить зубы. И, когда она встречала его на опушке леса, замечала, что от него не разбегаются, как от других людей, мелкие лесные животные. Белки, зайцы, ежи могли в его присутствии спокойно заниматься своими делами, рыжие лисята играли чуть ли не под ногами у Капета, не думая прятаться в нору. Даже птицы не переставали петь, когда Капет проходил мимо, не замолчали испуганно, как в присутствии других людей.

Роза, как дочь лесника, сама достаточно сведущая в лесной науке, поняла, в чем причина. Просто Капет держался в лесу совсем не так, как другие люди, даже не так, как она и ее отец, знавшие лес лучше всех. Он обладал грацией лесного зверя, не ходил, а словно скользил среди порослей и буреломов, совершенно бесшумно. Кусты и ветки расступались перед ним и снова смыкались, словно волны, без малейшего шума. Обычные люди казались в сравнении с Капетом ужасно неуклюжили, они двигались напролом, тяжело ступая и ломая все на своем пути. Под его же ногами не хрустнула зря ни одна ветка, ни один неверный шаг не насторожил обитателей леса. Порой Розе казалось, что ее новый знакомый сам сродни обитателям леса, и они это чувствуют, принимают его за своего. Ее притягивало в нем это свойство, манило, как огонь - нерасторопную бабочку. Она сама любила животных и умела обращаться с ними. Но, конечно, в лесу ей было далеко до Капета, хоть она и старалась двигаться осторожно. Возможно, что ее новый знакомый вправду происходил из племени лесных альвов, был братом здешним диким обитателям. Но, если это было так, девушка все равно ни о чем не спрашивала его. Живя в лесу, она не боялась альвов, как многие арверны. До недавней поры жители деревни умели ладить с ними. Охотники и рыболовы оставляли часть добычи духам, лесорубы приносили угощение сильванам, и все старались не брать лишнего. Сама Роза видела иногда вечером танцующих на поляне фей и сильфов. Возможно, что в Капете была кровь Других Народов. Но дочь лесника не находила это причиной для страха.

Однажды она, поругавшись с женихом, ушла с корзиной в лес, собирать ягоды. Пришла на солнечную поляну, где росла самая ранняя земляника. Собирая красные, сладкие, словно прожаренные солнцем ягоды, Роза, однако же, не могла сегодня беззаботно напевать, как обычно. Ссора с женихом была жива в ее памяти, и она упрямо хмурилась, срывая ягоды.

Она совершенно не почувствовала приближения человека. И шагов не услышала, ибо тот, кто появился перед ней, ходил совершенно бесшумно, словно вправду лесной дух, а не человек. Только когда длинная тень упала на пригорок, где девушка собирала ягоды, она подняла голову и увидела Капета. Он глядел на нее своими красными глазами, каких не бывает ни у кого другого. Из-под капюшона его плаща выбились длинные белые волосы. Встретившись взглядом с девушкой, он улыбнулся. Во всяком случае, его тонкие губы раздвинулись в улыбке; но было ли веселым его длинное бледное лицо, не знающее загара, Роза не смогла понять.

- Здравствуй! - проговорила она с удивлением. - Не ожидала...

- Встретить меня здесь? - он усмехнулся. - Шел прогуляться, и встретил тебя... А ты почему одна? И такая печальная? - ее новый знакомый присел на корточки, чтобы говорить с девушкой на одном уровне, и коснулся пальцем складки меж ее бровей. - Неужели с женихом поссорилась?

Роза тяжело вздохнула. Сама бы она не стала жаловаться, но, если Капет обо всем догадался без того, она могла с ним поговорить.

- Я позвала его в лес, а он не захотел со мной идти. Говорит, у него много работы, нужно дрова колоть. А в лес он теперь вообще лишний раз не пойдет, после того как альвы закружили его с отцом. Это когда вы их выручили. Говорит, что довольно повидал лес, и тот ему надоел.

Капет с серьезным видом кивнул девушке.

- Лес любит тех, кто его любит. А тем, кто не доверяет ему, боится, он никогда не откроет своих тайн. Вот ты, я вижу, держишься здесь как своя. Сестра лесу.

Роза польщенно улыбнулась.

- Я же дочь лесника. С детства знаю тут каждую тропинку.

В глазах Капета блеснули красные огоньки, острые белые зубы оскалились.

- А слышишь, в орешнике пасется пара косуль?

Как ни напрягала девушка слух, ничего не расслышала.

- А ты не придумываешь?

- Ничего не придумываю! Вот, сейчас позову их сюда.

Девушка рассмеялась, покачав головой.

- Ну, в это уж ни за что не поверю!

В ответ Капет приставил руки ко рту и трижды издал призывное блеяние косули. К удивлению Розы, очень скоро на поляну вышли две изящных диких козы, самец с рожками и безрогая самка. Они замерли, готовые в любой миг скрыться в чаще леса. Но сидевшие в траве двуногие не двигались и казались в этой позе не выше прочих лесных обитателей. И косули успокоились, стали есть землянику. Роза могла разглядеть совсем рядом их огромные влажные глаза, изящные мордочки с тревожно принюхивающимися ноздрями,  чуткие уши, золотисто-коричневую, мягкую, как бархат, шерсть.

- Какое чудо! - проговорила девушка, точно завороженная, после того как они с Капетом ушли с земляничной поляны. - Как я тебе благодарна за то, что ты показал их мне так близко! Жаль, что все люди не мог так ладить с животными... А где ты выучился подавать их клич, Капет? То есть, извини, если я спросила лишнее... - девушка смущенно взглянула на своего спутника.

Капет, поглядел на нее вполоборота и многозначительно усмехнулся, не очень-то весело, как вновь подумалось Розе.

- Звери и птицы мне всю жизнь были ближе людей. Они не предают. Люди были ко мне жестоки. Они не любят тех, кто не похож на других. Сама видишь, - он вдруг сорвал с головы капюшон и показал снежно-белые волосы, как есть, сузив при этом глаза цвета крови. Затем торопливо замаскировался вновь. - Трудно быть не таким, как все! В лесу я могу отдохнуть от людской суеты.

Роза слушала его, удивляясь, как мог другой человек, да еще мужчина, бывая в лесу, чувствовать почти то же, что она. Ей казалось, у нее ни с кем не было такого полного взаимопонимания, как с этим странным человеком, с которым свела ее воля судьбы. Ей очень хотелось расспросить Капета о его жизни побольше, но она не осмелилась сразу задавать вопросы. Видно было, что ему довелось пережить многое, и в сердце его затаилась горечь.

В те дни некому было предостеречь девушку против общения с приезжим. Господин Ренье с Гизелой как раз тогда уехали в храм Донара. Их беспокоила судьба Тибо и Руфуса, а следить за непредсказуемым Капетом никто и не пытался. Девушка же никому не рассказывала о новом знакомом, и даже ее отец ничего не подозревал, уходя на целые дни осматривать лес, а дочь оставляя одну.

Нет, был еще один человек, который видел Розу в сопровождении бродячего артиста, и горячо протестовал против такого сближения. Это был ее жених, отношения с которым, к сожалению, в последние дни совершенно разладились.

Вот и очередным утром, когда Роза снова собралась в лес, у них с женихом произошла ссора.

- Я видел, как ты гуляла с этим красноглазым! У него недобрые намерения. Вот увидишь - да будет поздно! - заявил ей молодой лесоруб.

Еще недавно Роза весело улыбнулась бы в ответ на его наставления. Но теперь парень показался ей заурядным и скучным, и поучения его только раздражали. И еще ее задело, что он, как и другие люди, судит о Капете по внешности. Значит, и вправду люди могут невзлюбить кого-то без всякой вины, только потому что он не похож на других!

- Надо было самому идти со мной, когда я звала! Капет любит лес, животных, как и я. А ты умеешь только дрова рубить!

На лице лесоруба вспыхнул горячий румянец.

- Я о тебе же забочусь! Скажи ему, чтобы больше к тебе не подходил!

Роза гордо вскинула голову, взглянула на парня, как ему почудилось, взором, исполненным ярости.

- А какое ты имеешь право мне указывать? Ты мне не муж. И, клянусь кольцом Фрейи, никогда им не станешь, если будешь помыкать мной!

И она, не оглядываясь, бросилась бежать по тропинке, где росли кусты дикой смородины, и дальше - прочь от дома, все дальше в глубину леса.

- Роза! Роза! - позвал ее жених, но бежать за ней не посмел, чтобы она не решила, что он ее преследует. А вскоре и голос его затих вдалеке.

Она бежала, не разбирая дороги, ловко петляла среди кустов и деревьев, пока не увидела совсем рядом, чуть не столкнувшись лицом к лицу, высокую фигуру в знакомом плаще с капюшоном.

- Куда бежишь, Роза? - спросил ее знакомый вкрадчивый голос.

До этой минуты, до ссоры с женихом, дочь лесника и представить себе не могла, что настолько обрадуется новому знакомому. Ей даже показалось, что именно Капета она мечтала встретить, убежав в лес.

- Пожалуй, мне будет полезно прогуляться, - уклончиво ответила она, не поднимая глаз.

Капет довольно усмехнулся, но так, что она не заметила.

- Именно это я и хотел тебе предложить, - его голос, полный участия, совершенно не вязался с усмешкой. - Я думаю, никому не будет вреда, если мы прогуляемся немного по лесным тропам. Ты, как и я, - свободный человек, и не должна ни перед кем отчитываться.

Это было настолько созвучно мыслям самой Розы, что она лишь удивилась, насколько хорошо Капет понимает ее. Лучше всех, кого она знала, лучше, чем ее отец, лучше, чем жених. А лес, куда она столько раз бегала девчонкой, ведь так хорошо ей знаком, она всегда найдет дорогу домой...

Последние остатки недоверия растаяли в ее сердце. Она протянула Капету руку и направилась с ним вглубь леса. По дороге они мило беседовали о повадках лесных птиц, о барсуках, которые вырыли нору у подножия высокой сосны. В ельнике им встретился кабан, но Капет смерил животное решительным взором, и то, ворча и хрюкая, предпочло удалиться восвояси. Роза взирала на своего спутника с еще большим восхищением. Она убедилась, что он в самом деле наделен властью над всеми лесными жителями, и никого не боится. Ей снова захотелось спросить, кто он такой, но девушка не решилась, боясь разрушить сложившееся особое очарование лесной прогулки.

И она не заметила, что они удалились все дальше в глухую чащу, что темный лес смыкается вокруг все выше и непрогляднее, и что день движется к закату...
Записан
Не спи, не спи, работай,
Не прерывай труда,
Не спи, борись с дремотой,
Как летчик, как звезда.

Не спи, не спи, художник,
Не предавайся сну.
Ты вечности заложник
У времени в плену.(с)Борис Пастернак.)

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 6057
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 10903
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля

Капет, скорее всего, не человек. Конечно, первое, что приходит в голову - Ужас Кемперра. Но первое впечатление часто ошибочно. Посмотрим, что скажут авторы.
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

katarsis

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 1274
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2697
  • Я изменила свой профиль!
    • Просмотр профиля

Всё говорит за то, что Капет - какой-то альв. И раны быстро зажили, и по лесу двигается не как человек, и было видно, что от жрецов Донара прячется (хотя, это-то как-раз может быть из-за внешности: кто их борцов с нечистью разберёт, не посчитают ли они кого-то нечистью за одну внешность), и против Моргана подозрительно долго держался. Но альвов много, а Ужас Кемперра - один. Правда, он - тоже белый с красными глазами. Для настоящего расследования этого мало, но Капет - единственный альбинос на всю книгу. Кроме того, Морган упоминал, что от него пахнет кровью. С другой стороны, кровью пахнет и от Фредегонды, а она пока ничего плохого не сделала, а внешность может быть ложным следом.
А вообще-то я надеюсь, что он - не Ужас Кемперра, а то за девушку страшно. Хотя, за неё итак страшно. Вот за каким чёртом вести её ночью в тёмный лес?
« Последнее редактирование: 01 Мар, 2023, 14:13:37 от katarsis »
Записан

Артанис

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 3366
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6230
  • Всеобщий Враг, Адвокат Дьявола
    • Просмотр профиля

Благодарю, эрэа Convollar, эрэа katarsis! :-* :-* :-*
Капет, скорее всего, не человек. Конечно, первое, что приходит в голову - Ужас Кемперра. Но первое впечатление часто ошибочно. Посмотрим, что скажут авторы.
Кровь альвов в нем точно течет, и способности проявляются очень сильно. А вот в остальном - постараемся разузнать в свое время.
Во всяком случае, Розе он сумел понравиться. А у нее, как видим дальше, есть свои причины тянуться к нему и не любить своего жениха.
Повороты сюжета, как видно, здесь бывают непредсказуемые.
Всё говорит за то, что Капет - какой-то альв. И раны быстро зажили, и по лесу двигается не как человек, и было видно, что от жрецов Донара прячется (хотя, это-то как-раз может быть из-за внешности: кто их борцов с нечистью разберёт, не посчитают ли они кого-то нечистью за одну внешность), и против Моргана подозрительно долго держался. Но альвов много, а Ужас Кемперра - один. Правда, он - тоже белый с красными глазами. Для настоящего расследования этого мало, но Капет - единственный альбинос на всю книгу. Кроме того, Морган упоминал, что от него пахнет кровью. С другой стороны, кровью пахнет и от Фредегонды, а она пока ничего плохого не сделала, а внешность может быть ложным следом.
А вообще-то я надеюсь, что он - не Ужас Кемперра, а то за девушку страшно. Хотя, за неё итак страшно. Вот за каким чёртом вести её ночью в тёмный лес?
Кем бы он ни был, но, по крайней мере, на данный момент, кажется, Роза ему действительно нравится, и им хорошо вместе. Но опять же - как знать, что из этого выйдет в дальнейшем? Но сейчас, по крайней мере, он не собирается причинять ей зло.
Однако зла не всегда следует опасаться только со стороны альвов. Порой в обычных бытовых ссорах и конфликтах оно проявляется ничуть не слабее.

Глава 68. Дочь лесника (продолжение)
Уже вечерело. Однако Роза, задержавшаяся с Капетом в лесу, не спешила возвращаться домой. Ей было хорошо здесь, в лесной тишине, где самое их присутствие казалось естественным, и не нарушало ничей покой. Сейчас они сидели рядышком на поваленном стволе дерева, как в кресле, и беседовали о повадках жителей леса. Уже сгущался вечер, и закат позади высоких деревьев окрасился багрянцем. Но Роза даже не заметила, что стемнело. Рядом со своим спутником, который был своим в лесной чаще, как будто родился и вырос тут, она не побоялась бы и заночевать в самых дебрях. Тем более, что ей не очень хотелось возвращаться домой.

Вечерний лес все больше оживал по мере того, как смеркалось. Он наполнялся шорохами, звуками шагов, дикими, чужими голосами. В других обстоятельствах девушке было бы не по себе. Однако Капет мог назвать каждого зверя по имени, даже не видя его. И Роза не сомневалась, что он сумел бы защитить ее, если бы какой-то зверь вдруг появился здесь.

Вдалеке, там, где были болота, послышалось мычание, низкое, утробное, словно исходившее из самой глубины земли. Затем раздалось фырканье и плеск воды, такой мощный, что девушка невольно ухватилась за руку своего спутника. Даже не видя, кто там, она поняла, что это крупные животные.

Капет, прислушавшись, чуть заметно усмехнулся.

- Зубры! Лакомятся болотными травами, а заодно валяются в грязи, чтобы гнус не жалил.

Он сказал - и девушка сразу представила стадо могучих косматых лесных быков. И весь страх сразу ушел. Все объяснялось просто, и страшные тайны развеялись.

- Как хорошо ты всех знаешь! - восхитилась девушка.

- Я же говорю: звери и птицы мне были ближе людей, - уклончиво ответил Капет, и в сгущающемся сумраке его глаза блеснули, как горящие угли.

И снова девушке захотелось спросить, как он жил, прежде чем попал в балаган господина Ренье, но она не решилась. Вместо этого проговорила:

- Как это хорошо, что я встретила тебя! Меня тоже всю жизнь манил лес, его обитатели, и я хотела узнать их получше. Но мне не с кем было о них поговорить. Отец хоть знает и бережет лес, но для него это прежде всего служба. А больше и не с кем говорить о лесе. Тебя же встретила - и кажется, будто знаю уже давно.

Сказав так, девушка немного смутилась, склонила голову, надеясь, что в темноте не видно, как она покраснела. Не хотела же признаваться, что ее тянет к нему какая-то неясная сила, а все-таки выдала себя!

Капет накрыл своей бледной ладонью сложенные на коленях руки девушки. Он и сам чувствовал, что она способна понять его, как никто другой. Рядом с ней ощущал себя не настолько чуждым миру людей, как обычно.

- А ты о себе скажи что-нибудь, - предложил он девушке. - Как тебе живется дома? Почему тебя манит лес?

Роза нахмурила брови. Может быть, не следовало ей откровенно беседовать с посторонним мужчиной. Однако ей хотелось, чтобы он ее понял.

- Мой отец, Хельер - лесничий во владениях барона Готье Вексенского. Он оберегает по его указанию Серебряный Лес. Барон ценит моего отца. Хорошо платит ему, дарит подарки нашей семье. В деревне говорят... - она смущенно потупила взор, - что мой отец - незаконный сын старого барона. Его мать, моя бабушка, некогда служила в замке... Я не знаю, как на самом деле, но наша семья вправду пользуется его милостью. Сам отец держится обособленно, не очень-то любит гостей. Но лес он знает как свои пять пальцев. Никому не позволяет зазря бить дичь, следит, чтобы не расплодилось слишком много хищных зверей, чтобы лес не перестаивал и не было пожаров. С детьми отец был строг... - губы у девушки печально дрогнули. - У него... у нас была большая семья, но нынче осталась я одна...

Роза глубоко вздохнула.

- Моя матушка умерла, когда мне было шесть лет. Братья были старше. Я запомнила, как она меня утешала во время грозы. Я, маленькая, боялась гнева Донара, а матушка пела мне песенки, говорила, что его молнии опасны лишь злу.

- Только злу? А, ну да, конечно! - кивнул Капет, как будто не сразу понял смысл ее слов.

Девушка, погрузившись в невеселые воспоминания, не заметила его обмолвки.

- Отец женился вновь. Мачеха не очень-то нас жаловала, особенно после того, как пошли свои дети. Братьям все же жилось полегче: они уже выросли, помогали отцу в лесу, были хорошими охотниками... Ну а потом настала война с Нибелунгией, - девушка ухватилась обеими руками за вышитый пояс. - Мои братья ушли на войну. И не вернулись, как многие в то время. А затем настал Черный Год, и оспа унесла детей моей мачехи. Она очень озлобилась с той поры. Не может простить, что я выжила, а ее дети - нет. Но ведь норны определяют каждому его судьбу, причем здесь я? Последнее время она вовсе не хочет меня видеть дома. Уговорила отца сосватать меня за Фульрада - ты его знаешь.

Капет кивнул, припомнив молодого лесоруба, которого они с труппой спасли в лесу.

- Фульрада я знала еще до войны, и он нравился мне тогда. Нас уже в шутку называли женихом и невестой. А потом он ушел на войну вместе с моими братьями. Только он вернулся, но уже не такой, как был. Ожесточился, стал грубым и резким.

- Но он тебя все-таки любит? - поинтересовался Капет.

- Говорит, что так. Кроме того, на войне он получил хорошее жалованье, вот и считается в деревне завидным женихом. Только я знаю, что он научился на войне играть в кости, и денег ему вечно не хватает. Потому он и вернулся в деревню помогать отцу рубить деревья. Хоть и говорит, что это из сыновней почтительности.

- Так ты не хочешь быть его женой? - спросил Капет с затаенной радостью.

Девушка покачала головой, с досадой сжала кулачки.

- С удовольствием сбежала бы на край света, от мачехи да от Фульрада! Но я понимаю, что нужна отцу. Он любит меня за воспоминание о моей матери... А что делается с Фульрадом, я просто не понимаю! Он собрал себе шайку из местных наглецов, они выпивают и играют в кости, задирают других парней, пристают к девушкам. Фульрада приглашали служить стражником в баронский замок, но он отказался. Может быть, ему не только я нужна, но и мое приданое. Ведь я единственная дочь, и барон жалует нашу семью подарками... Нет, не хочу я идти за Фульрада! Такого, каким он стал - не хочу!

Капет с видимым сочувствием кивнул в ответ на признание, вырвавшееся из самого сердца девушки.

- Если не хочешь, то по справедливости твои родные не должны отдавать тебя за него замуж. Да вот только жизнь чаще бывает несправедливой, - его красные глаза блеснули в темноте, как бы протестуя против людской несправедливости, что довелось узнать и ему.

Снова Розе захотелось, в свою очередь, расспросить о его жизни. Но что-то в выражении лица Капета заставило ее сдержать любопытство. И вместо этого она, вернувшись к своей истории, проговорила с горечью:

- Как мне жаль, что хоть один из моих братьев не вернулся с войны! Они всегда меня понимали, не дозволили бы, чтобы такое творилось теперь. Но их нет. А отец либо пропадает в лесу, либо чаще занимает сторону мачехи.

Странный беловолосый человек ласково сжал ее руки, как бы безмолвно обещая поддержку. И Розе почудилось, что один из братьев действительно вернулся к ней.

Затем Капет поднялся на ноги, словно только сейчас заметил, что солнце садится.

- Пойдем-ка в вашу деревню! А то тебя дома потеряют.

В чутком молчании, наслаждаясь присутствием родственной души, они направились по узкой лесной тропе. Роза старалась ступать уверенно, как днем, узнавая в сумерках приметные кусты, деревья. Но ей все равно было не по себе, если бы не Капет, что придерживал ее за плечи. По сторонам доносились шорохи, непохожие на звуки обычных обитателей леса. Среди кустов маячили неясные полупрозрачные тени, впереди мелькали блуждающие огоньки, чьи-то голоса звали девушку. Она вздрагивала, поневоле прижимаясь к своему защитнику.

- Это ведь духи леса? - прошептала Роза, когда они прошли прямо сквозь облако серебристого света, повисшее над тропой. - Но жрец из нашей деревни заново заключил с ними договор!

- Они дали обещание, но неохотно, - отвечал Капет. - Нападать не нападают, но попугать припозднившихся путников по-прежнему способны. Ты еще нравишься им, потому что любишь лес. Чужого человека они вообще не пропустили бы в этот час.

По тому, с какой уверенностью Капет говорил о хозяевах леса, Роза почти убедилась, что сам он - альв, не человек. Но это больше не пугало ее. Так же как и его необычная внешность - белые, как снег, волосы, красные глаза, бледная кожа, которой не касался загар, - не беспокоила девушку. Какое это имело значение, если ей было хорошо с ним, и они замечательно понимали друг друга, и он заботился о ней! Вот и сейчас Капет вел ее через лес, выбирая дорогу в темноте так же хорошо, как и при свете. И Розе не хотелось ничего иного, как быть с ним рядом как можно дольше. Он нравился ей все больше. И девушка даже не задумывалась о будущем, о том, что ничего, в сущности, не знает о нем, и что он вскоре должен будет уехать прочь, оставив ее.

***

А между тем, дома хватились дочери лесника, не вернувшейся до сумерек. И ее отец, Хельер, пошел в деревню, искать Розу, или хотя бы свидетелей, видевших ее. Он прошел по главной улице деревни, до трактира, стоявшего у большого Кенабумского тракта. Там, особенно по вечерам, всегда собирался народ: и проезжие, и местные жители. Проще всего было встретить кого-нибудь, кто мог видеть сегодня его дочь.

Подходя к трактиру, лесничий увидел, как на крыльцо вышел Фульрад, которого он считал будущим зятем. Но вид молодого лесоруба заставил Хельера приостановиться и недовольно поморщиться. Тот был пьян, заметно пошатывался и что-то бормотал про себя, пересчитывая при свете висевшего над входом факела немногочисленные монеты в своем кошеле.

- Обыграли меня, собачьи дети! Подчистую обыграли! Одна... две... три... пять медных монет, вот все, что осталось от последней продажи дров! У, прохвосты!.. Но я отыграюсь!.. Отыграюсь, клянусь Локи, что придумал игральные кости! Пойду к отцу, попрошу у него монет. А потом обдеру этих скотов, как липку, и стану богат, и гордячка Роза согласится выйти за меня замуж!

Не переставая бормотать, Фульрад, нетвердо ступая, спустился по скрипучим ступеням. Там его встретил Хельер, услышавший имя своей дочери.

- Ты знаешь, где Роза? - спросил он у парня.

Тот нахмурился, вспомнив последнюю ссору с невестой, после которой и ушел в трактир, пить и играть.

- Она от меня сбежала... в лес! Не хочет меня слушать! Ну ничего: вот женюсь на ней - мигом выбью из нее своеволие! - Фульрад многозначительно сжал увесистый кулак.

Отец Розы сурово ухватил лесоруба за плечи, произнес, пристально глядя в глаза:

- Вот что, парень! Ты лучше сам прекрати пить да играть в кости, и найди себе приличный заработок, чтобы не проматывать все! Только тогда я отдам за тебя Розу!

Вместо ответа Фульрад только сплюнул под ноги лесничему и убежал прочь.

Хельер вздохнул про себя. Ему и самому жених дочери становился все неприятнее, и он не осуждал, что Роза его избегает. Но ведь муж-то ей нужен, девятнадцать лет девушке уже, а ни семьи, ни своего очага. Но после войны с Нибелунгией у них в деревне мало осталось молодых мужчин. Слишком многие погибли, как и его старшие сыновья. Фульрад же был молод, здоров, не беден, - словом, чем не жених? И до войны у них с Розой, вроде бы, на лад шло, кто же знал, что парень вернется с гнилью в башке? К тому же, и отец его, старый дровосек Аббон, был другом Хельера, и они давно сговорились поженить детей. А Аббону теперь не позавидуешь - единственный сын приносит ему одни огорчения.

Вздохнув, Хельер быстро направился в сторону леса. Если Роза убежала туда, следовало найти ее как можно скорее, пока не случилось никакой беды!

***

В это самое время Роза в сопровождении Капета уже почти миновала опушку леса. Как вдруг навстречу им показалась темная фигура, совсем непохожая на прежде виденные лесные тени.

Капет первым разглядел его и весь подобрался.

- Твой жених! - коротко бросил он.

Фульрад тоже узнал невесту, идущую в обнимку с беловолосым уродом из бродячего балагана. В нем пробудилась жестокая пьяная отвага. Захотелось выместить свое недовольство из-за Розы и проигрыша в трактире. И он шагнул вперед, подняв кулаки.

- Ах ты, красноглазая крыса! Уводить наших девушек?!

Он нанес удар, целясь противнику в скулу. Капет с непостижимой быстротой уклонился и одновременно подтолкнул стоявшую в оцепенении Розу на тропинку, ведущую к ее дому.

- Ступай!

Девушка заколебалась, видя, что Фульрад опять замахивается. Она не знала, следует ли ей вмешаться; ей было страшно за них обоих.

- Но как же вы?..

- Ступай! - рыкнул Капет. - Тебя дома ждут!

Девушка, оглянувшись напоследок, наконец, побежала домой, решив сразу же позвать отца, чтобы он разнял дерущихся.

Тем временем, молодой лесоруб с яростным воплем бросился на Капета. И вновь тот непостижимым образом уклонился и перехватил его руку, да еще ударил под дых. Фульрад пропахал носом землю. Из его незавязанного кошеля высыпались последние медные монеты.

Две неудачи подряд только разозлили лесоруба. Он вскочил на ноги и снова бросился, выкрикивая оскорбления.

- Дерись честно, ты, бледная поганка! Я тебя размажу по земле, если тронешь Розу!

Где ему, хмельному и разъяренному, было разглядеть красные огоньки, вспыхивающие в глазах Капета! Тот изо всех сил заставлял себя сдерживаться. Он не должен поддаваться ярости, в этой деревне слишком хорошо знают его, да и храм Донара близко... Лучше взять пример с лесных зверей: те не убивают дичь возле своего логова, это плохая охота...

Вместо того, чтобы схватиться с Фульрадом врукопашную, Капет ухватил его поперек пояса и швырнул через голову в сторону. Раздался бешеный вопль. Лесоруб вновь вскочил, от ярости не чувствуя боли.

- Я убью тебя! - заорал он.

- А вот я со своими спутниками из бродячего балагана спас в лесу вас с отцом! Забыл, свинья ты неблагодарная? - напомнил Капет, кружа вокруг менее подвижного противника, так что тот не мог ударить снова.

Фульрад глухо зарычал, замахиваясь. Он помнил слишком хорошо, как их с отцом водили альвы! Это было неприятное воспоминание, и ему не хотелось быть в долгу у этого красноглазого урода. После такого напоминания он возненавидел Капета еще сильнее.

Новый удар кулаком лесоруба пришелся совсем близко к бледному лицу Капета. Но все же тот уклонился, и лишь капюшон слетел с его головы. Почему-то его белые волосы привели Фульрада в еще большее исступление, и тот налетел, как буря.

- Что тебе надо от Розы, белобрысая мразь? Я слышал, ваша девушка погибла из-за тебя. Ты разозлил кельпи, и он ее утопил. А теперь пришел и Розу погубить, да?

Капет стиснул зубы, из последних сил стараясь сдерживать свою ярость. Он видел, что Фульрад, хоть и силен, и умел драться (иначе не вернулся бы с войны), конечно, не противник ему, что боролся с Хозяином Озера в его собственной стихии. И он не дрался, а валял лесоруба по земле, не позволяя ему нанести удар. Невероятно быстрый и ловкий, он вертелся перед разъяренным парнем, точно волк перед неповоротливым быком. Подпустив ближе, подставил ему подножку, и Фульрад снова растянулся.

- Ты и мизинца Розы не заслуживаешь! - крикнул Капет, скаля острые зубы.

Ярость снова подхватила Фульрада с земли, бросив в очередную бессмысленную атаку. На этот раз Капет швырнул его через голову, так что лесоруб приземлился жестко. Когда же поднялся, чувствуя боль от ушибов, проговорил, мотая головой, точно не мог поверить тому, что творилось:

- Ты нелюдь! Человек не мог бы так драться. У людей не бывает таких глаз и волос. Ты приворожил к себе мою невесту, проклятый альв!

Капет крадущимся, почти скользящим шагом приблизился к Фульраду, который вновь упрямо поднялся на ноги, опираясь на растущий позади ствол дерева.

- Так... Еще что скажешь? - спросил он тихо и вкрадчиво, в то время, как в душе у него все кипело.

С недоумением взглянул Фульрад на своего противника, удивляясь его спокойствию. Если бы он мог уловить чувства и мысли Капета, пришел бы в ужас, но он не знал...

- Правду говорил почтенный жрец Торвальд из храма Донара! Вы, альвы, все жестоки и вероломны, и наслаждаетесь мучениями людей!

От этих слов что-то загрохотало над головой Капета, словно гром Донара. Затмевая все доводы рассудка, его мозг затопила красная пелена, густая, как кровь, пронизанная сполохами черного огня. От этого грохота, от этих образов, мелькавших перед глазами, Капет не слышал больше никаких слов, и не видел перед собой вновь готового к нападению Фульрада. Зато сам он теперь страстно желал биться, так, как привык он. И сквозь кровавый туман перед ним вставали образы прошлого, слышались давно позабытые голоса. Обвинение альвов в жестокости и вероломстве заставило Капета вспомнить множество раз, когда он мог обвинить в том же людей. Кто, как не люди, бывают жестоки к тем, кто на них не похож! Капет никому не рассказывал о своем прошлом, однако оно не отпускало его никогда...
« Последнее редактирование: 01 Мар, 2023, 22:06:11 от Артанис »
Записан
Не спи, не спи, работай,
Не прерывай труда,
Не спи, борись с дремотой,
Как летчик, как звезда.

Не спи, не спи, художник,
Не предавайся сну.
Ты вечности заложник
У времени в плену.(с)Борис Пастернак.)

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 6057
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 10903
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля

Кажется, Капет попал в переделку. Неизвестно, чем всё это кончится, но от Фульрада может остаться только воспоминание и не сказать, чтобы приятное. Но ведь эта история вызовет очередную вспышку ненависти людей к альвам. То, что виновны люди, в частности Фульрад, для толпы не столь уж важно. То есть совсем не важно. Признавать свою вину мало кто способен. Это если Фульрада Капет прикончит. Но если подонок останется жив, то опять же, Капета обвинят в чём можно и нельзя, и ситуация только обострится.
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

katarsis

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 1274
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2697
  • Я изменила свой профиль!
    • Просмотр профиля

Похоже, Фульраду конец. И вообще-то, не очень-то и жалко. За Капета я тоже не особо волнуюсь - он за себя постоять, если что, явно, может. Правда, им могут заинтересоваться жрецы Донара - это уже может вызвать проблемы. Но больше всего я волнуюсь за Розу. Капет уедет, а она останется.
Записан