Расширенный поиск  

Новости:

21.09.2023 - Вышел в продажу четвертый том переиздания "Отблесков Этерны", в книгу вошли роман "Из глубин" (в первом издании вышел под названием "Зимний излом"), "Записки мэтра Шабли" и приложение, посвященное развитию науки и образования в Золотых Землях.

Автор Тема: Повесть острова Фишбоун  (Прочитано 5474 раз)

Штырь

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 579
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 684
  • Изменить профиль? А смысл?
    • Просмотр профиля
    • "Журнал "Самиздат"
Re: Повесть острова Фишбоун
« Ответ #30 : 04 Авг, 2018, 09:33:00 »

*   *   *
Дирижабль стоял готовый, его проверили и убедились, что всё в нём работает как должно. В бункеры засыпали уголь из расчёта двойного запаса пути, в паровую машину залили воду. Механик попросил весь экипаж с собранными вещами встать на большие угольные весы. Полученный вес он набрал балластными блоками, заложил ими палубу гондолы и произвёл замеры подъёмной силы дирижабля.
Они оказались неутешительны, подъёмной силы фаэтония в шаре едва хватало, чтобы оторвать дирижабль от земли. Виной тому была нештатная паровая машина, заметно более тяжёлая, да ещё и слабая.
Траксетт и О’Финли мрачно переглядывались. 
- Что мы можем скинуть, О’Финли? – вполголоса спросил Траксетт.
О’Финли задумчиво провёл по щеке предплечьем.
- Давайте, капитан, подсчитаем ещё разок. Итак, нас шестеро, и наш общий вес девятьсот тридцать шесть фунтов. Уголь - мы измельчили крупные куски, чтобы плотнее уложить, и забили бункер под завязку. Это с учётом должного запаса, и экономить на угле нельзя. Пресная вода – мы не можем лишить себя ни единой капли. Запас продовольствия мы вынуждены не брать – перед отправлением плотно поедим, а затем либо мы за десять-двадцать часов доберёмся до земли, либо… несколько фунтов еды нас не спасут. Личных вещей только самый мизер – бумаги, деньги, драгоценности. Тёплую одежду не берём, климат хорош, на большую высоту, где холод, нам не хватит подъёмной силы. Всё вместе вытягивает на восемьдесят пять центнеров  и шестьдесят четыре фунта. Иными словами четыре тысячи двести восемьдесят два фунта. Вот же! – невесело усмехнулся он. - Запасов мало, зато общий взлётный вес звучит солидно. Это очень много для допустимой нагрузки маленького дирижабля. Мы набрали верхний предел, а вот сбросить не можем и фунта. Кое-как мы взлетим, и наше счастье, если погода будет божеская, потому что первые сутки мы не сможем держать безопасную высоту.
- Но потом мы начнём понемногу терять вес?
- Что, капитан? А, ну да, постепенно будет уменьшаться уголь. - О’Финли хмуро оглядел гондолу. – Но это потом. Нам нечего убрать, капитан, я уже сколько раз думал. С вашего позволения, я сравнил бы дирижабль со щуплым пехотным рекрутом. Поджарый, знаете, без единой жиринки, навьюченный по полной выкладке, да ещё лишний мешок на горбу. И должен бодрой рысью протопать далёкий марш. 
- И с песней, - невесело усмехнулся Траксетт, представивший себе эту картину.
- Песня, это единственное, что можем взять сверх всего без увеличения веса, – тут и О’Финли усмехнулся, что бывало с ним редко, - и то если короткая.
Записан
"Каддз и Че Гевара", "Такса"

Штырь

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 579
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 684
  • Изменить профиль? А смысл?
    • Просмотр профиля
    • "Журнал "Самиздат"
Re: Повесть острова Фишбоун
« Ответ #31 : 04 Авг, 2018, 09:37:57 »

Глава XV
в которой появляется искушение


Вечером накануне отлёта ещё раз проверили дирижабль. Не столько ради дела – техническое состояние его было недурное, сколько ради успокоения экипажа. Траксетт замечал, что без дела ему в голову лезут нехорошие мысли, это сейчас под ногами твёрдая земля, а впереди несколько долгие часы, когда под ногами только палуба дирижабля, потом провал пустоты, потом море. Любая поломка… об этом Траксетт боялся даже и думать. Другим эти мысли тоже могут забивать голову, а лучшего отвлечения, чем работа, не найти.
В ночь перед отлётом все проснулись от нарастающего гула, доносившегося сверху, со стороны просыпающегося вулкана. За тяжёлым гулом последовал подземный толчок, потрясший старый ангар, заставивший всех вскочить на ноги. За стенами ангара усилился ветер, тяжёлый дирижабль посреди помещения после толчка медленно колыхался на стропах, гулкий рокот вновь прокатился сверху едва не до самого моря и затих.
«Боже праведный, только бы дотянуть до светлого времени и спокойно взлететь», - думал Траксетт, стараясь сохранять внешнее спокойствие. Никто не спал, все встревоженно переглядывались, даже мисс Хафхоуп показала из палатки свой острый нос, завитые волосы выбивались из-под белого ночного чепца, большие тёмные глаза оглядывали спутников, дольше всего задерживаясь на Траксетте.
- Всё в порядке, леди и джентльмены, небольшой прощальный концерт нашего старого друга вулкана Фишбоун. Прошу всех спокойно отдыхать и набираться сил, завтра нам в путь, и я хочу всех видеть посвежевшими.
Неизвестно, как кто воспринял эту его команду, по счастью больше ночные толчки не повторялись, самому Траксетту казалось, что бьющееся в испуге сердце не даст ему заснуть до самого утра. Он ошибся, и ошибку эту обнаружил лишь с рассветом, когда, вскочив, обнаружил, что едва не проспал.
Он приготовил завтрак, в чём ему сегодня помогла мисс Хафхоуп, Траксетт не стал  возражать: завтрак предстоял плотный, все запасы еды и множество личных вещей бросали на острове из-за перевеса.
В начале дня погода лучше не стала, небо чернело, и хотя дождя не было, дувший с моря ветер нёс едкую морось. О’Финли сходил на разведку на ближний мыс, вернувшись, сообщил, что «Велиал» ушёл и его дымы видны на краю горизонта. Завод и шахта Эмптифулла также не зажигали огней, ни одного дымка не было ни над одной трубой.
Дирижабль вывели из ангара, держащие его тросы натягивались, точно нити. Неожиданно раздался толчок, над вершиной вулкана начал виться пока ещё слабенький сизый дымок. Всё было ясно, тянуть далее не имело смысла.
- Пора грузиться, друзья, – сказал Траксетт.
Начали погрузку, и тут Тьюн, до этой минуты никому не доставлявший решительно никаких хлопот, стукнул себя по лбу и с криком «он же там! Как я забыл? я уже…» бросился бежать к лесу.
- Только этого не хватало, - в сердцах сказал Траксетт.
- Грузимся, капитан, - сказал О’Финли, - малый вернётся, он вчера твердил мне про какую-то нору под корягой, где много слизней и где его другу хорошо. Я и не думал, что он выкинет такой фокус, но уверен, что парень вернётся.
- Все заходим на борт, - сказал Траксетт, - пока не разводим пары, ждём самое большее полчаса.
- Есть, сэр.
Они погрузились, и прождали час.
Тьюна не было.
Клокотание из глубин вулкана становилось громче, сизый дымк превратился в чёрный и стал больше и гуще, теперь уже то и дело вспыхивали огни над срезанной вершиной, их отсвет отражался на стенах домов, на лицах людей, всё более мрачневших.
По очереди они с механиком спускались по шторм-трапу, ждали Тьюна, малый не появлялся. Они собрались в гондоле, решили подождать ещё немного, Траксетт вызвался выйти наружу сам.
Траксетт проверял крепления строп, когда с земли его окликнул смутно знакомый голос. Он оглянулся и увидел закутанного в плащ человека, стоящего подле дирижабля, лицо закрыто зюйдвесткой, у ног тачка с мешком внутри. Траксетт подошёл к борту, резкий порыв ветра качнул дирижабль, пришлось ухватиться за скользкий леер.
- Это я, - сказал человек, поднимая край зюйдвестки. – Говорят, будто вы капитан на этом пузыре.
«Капитан? Громко сказано…» - подумал Траксетт.
- Да, я капитан, – твёрдо сказал он. - Что вы хотели, мистер Эмптифулл?
- Может, сделаете пару шагов мне навстречу? Я вас не съем.
- Хорошо.
Он спустился по верёвочному трапу, теряясь в догадках, что же могло понадобиться настоящему хозяину острова. Эмптифулл молча глядел.
- Давайте-ка поговорим с глазу на глаз. Сразу скажу, Траксетт, хоть я и смотрел на это дело косо, не могу не признать, идея склепать дирижабль из всякого хлама была не так уж плоха. Теперь вот что. Основные грузы я отправил уже давно, а нынче отправляюсь с последним своим… гм… уловом на своём дирижабле. И всё бы ничего, но возник заметный перевес. Мы сбросили всё лишнее, что могли, и всё равно нам некуда деть часть добытого из земли. («Знакомая ситуация!») Я прикатил тачку, в ней груз, не тяжёлый, но дорогой. Сейчас мы с подпишем договор, и у вашего дирижабля будет первый фрахт. Хороший заработок, вам такой и не снился. Дальше. За вес не беспокойтесь, тут всего-навсего восемь брусков нибелунгена, каждый по семнадцать с половиной фунтов, в договоре указан совершенно точный вес, но если вы волнуетесь, мы можем всё перевесить уже вдвоём. Сто сорок фунтов, всего ничего.
Несколько секунд Траксетт молчал, осознавая услышанное. Нибелунген! Если бы только можно было взять на борт этот груз! Это и вправду был бы отличный фрахт, о таком фрахте можно только мечтать. Один-единственный стандартный брусок нибелунгена стоит целое состояние. Был бы конец всем бедам, безденежье, считай, забудешь навсегда. О, как это было бы здорово! Ну отчего всегда так? Когда удача, богатство лежат рядом, можно коснуться рукой, вот как раз тогда взять их и невозможно.
- Очень жаль, мистер Эмптифулл, но никакой груз мы принять не можем.
- Вздор, что значит, «не можете»? – отмахнулся Эмптифулл. - Какие-то жалкие сто сорок фунтов? Вы, очевидно, не поняли, Траксетт, что именно я привёз? Я же сказал, это нибелунген, тот самый, что втрое дороже золота. Здесь всего-навсего сто сорок фунтов, считай, не вес для такого дирижабля. Но это почти как четыреста фунтов чистого золота, если в пересчёте на ценность. Выкинь за борт любой хлам, и прими этот груз. Выброси балласт.
- У нас нет ни единого фунта балласта.
- Что? Что значит - «нет балласта»? Всегда можно найти, что выкинуть ради золота. Золото многое превращает в балласт.
- Уголь и пресная вода будут для нас в полёте дороже золота, - терпеливо сказал Траксетт. - Запас личных вещей всей команды не потянет и на один брусок. С учётом самого необходимого у нас и то перевес двести фунтов, мы едва-едва способны набрать безопасную высоту. Мы и лишнего коробка спичек взять не можем.
Эмптифулл снял зюйдвестку и швырнул её на тачку. Взгляд, которым он оглядел Траксетта с ног до головы, был бешеным.
- Вы, видать, плохо понимаете меня, Траксетт, – теперь Эмптифулл говорил совсем тихо, старательно сдерживая свою злость. - Здесь, – он ткнул пальцем в сторону мешка, - состояние. Видите? Тут восемь брусков, и один из них лично ваш. Так я прописал в договоре, по прибытии на Мадапалам вы сдаёте моему представителю семь брусков, восьмой забираете себе. Вы хоть можете себе представить, что такое семнадцать с половиной фунтов нибелунгена? Это почти пятьдесят фунтов золота. Это означает, что у вас будет обилие денег до конца жизни. И меня не волнует, что же именно вы выкинете за борт своей лоханки.
- Очень заманчиво, мистер Эмптифулл, - сказал Траксетт, отчётливо представив себе гору банкнот, которую сулит брусок, и с трудом удерживаясь, чтобы не сглотнуть слюну. – Вы не представляете, как мне бы этого хотелось. Но мы с О‘Финли рядили и считали и так и эдак. Нам совершенно нечего убрать с борта.
- Хватит болтать, Траксетт! У меня по горло дел, да и вам тоже пора лететь.   У всех у нас своя выго… – Тут Эмптифулл прищурился. - А, ясно, Траксетт! Я догадался, что вам нужно. Вы не так-то  просты, плохо же я думал о вас. Так и быть, впишем в договор, вам два бруска, а мне шесть, и давайте, принимайте груз.
- Нет.
- Что?! – Эмптифулл впервые возвысил голос. – Вы что же это, так до сих пор и не поняли, о чём идёт речь? – У него затряслись кулаки. - У вас будет чуть ли не сто фунтов золота. Вы сможете купить себе всё, что пожелаете. Я предлагаю фрахт, за который любой капитан любого корабля не задумываясь отдал бы правую руку.
- Нет, сэр.
Эмптифулл всё-таки сумел сдержаться. Какое-то время он молча неотрывно смотрел в лицо Траксетт, затем волчьим движением оглянулся - поблизости не было ни души.
- Слушайте, Траксетт, - он приблизился и вновь заговорил тише. – Избавьтесь от О’Финли, мой вам совет. Этот никчёмный обрубок человека достаточно тяжёл, а проку от него больше нет. Чем мог помочь, он уже помог – на кой чёрт он нужен теперь? Этот сопляк Эксуайзет сумеет отлично справиться и без него! Отправьте О’Финли на берег с каким-нибудь заданием, назначьте ему время отлёта попозже. А сами улетайте с богатством.
- Я не избавляюсь от членов экипажа.
- Жалко О’Финли? Ладно. Тогда избавьтесь от старого слепого жирного дурака Майнца. Оставьте на берегу его, он весит вдвое больше любого из вас. Какой теперь от него толк, если даже вертихвостка-певичка научилась прокладывать курс как заправский штурман? И на том берегу у вас будет свой мешок золота. 
- Нет. 
Ветер свистел, тени от туч проносились над землёй, легко переходя со склона на море, превращая стального цвета волны в чёрные. Лицо у Эмптифулла посерело, губы сжались.
- Так, так. Без певички и без слизняка Эксуайзета вы не полетите, это ясно.
Он не сводил с Траксетта бешенного взора, но старался сдерживаться.
И тут появился Тьюн. Он спускался с косогора, весёлый и беззаботный.
- Я нашёл! – крикнул он, приближаясь. На лице его была радостная улыбка. – Слышите? Ей-богу!
Эмптифулл бросил на Тьюна короткий безразличный взгляд, и вновь уставился на Траксетта.
- Я нашёл его. Правда! Джоуи так рад!
- Джоуи?
Разворотом атакующей кобры Эмптифулл обернулся.
- Джоуи? – повторил он.
- Я нашёл! – Тьюн подошёл совсем близко, в руках у него был ёж.
- Это ёж! Видели? Живой ёж! Вы видели ежа? А вы?
Эмптифулл снова обернулся к Траксетту.
- Вот что, Тьюн, - мягко сказал Траксетт, не глядя на Эмптифулла, - ты молодец, но мы за тебя волновались. А ну-ка давай скорее на борт.
- Он не колется! – Тьюн подскочил к шторм-трапу, ухватился, соскочил и вновь подошёл к Траксетту. – Правда, правда. Потрогайте, не бойтесь. И вы потрогайте! Он жил под корягой.
Эмптифулл не повернул головы. Траксетт легко погладил ежа и погрозил Тьюну пальцем.
- Давай, парень, живо на борт.
- Я же говорю – не колется!
Тьюн поцеловал ежа, радостно подскочил к трапу, взвился по нему и влетел в дверь.
Эмптифулл оглядел Траксетта с головы до ног.
- Он что, летит с вами?
- Конечно.
- Вы брали его в расчёт общей нагрузки?
- Разумеется.
«Ах вот, к чему ты клонишь…»
- Так это же отлично, - сказал Эмптифулл. На лице его появилась довольная улыбка. - Вот и решение проблемы! Траксетт, я знаю, зачем вы его взяли, но вы ошиблись. Вы, верно, ждали, что у блаженного окажется эльф-огонёк? Вот и дождались. Его никогда не было, пресловутый Джоуи всего-навсего ёж. Без эльфа-огонька… на кой дьявол вам Тьюн? Парень рослый и крепкий, весит не меньше ста сорока фунтов, и слепому видно, что… 
Траксет почувствовал нарастающий гнев.
- Плевать я хотел на всех эльфов. Тьюн летит с нами, потому что он член экипажа.
- О! Бросьте болтать чушь, Траксетт! - с нескрываемым презрением сказал Эмптифулл. - У меня по горло дел, да и вам с вашей бандой тоже пора лететь отсюда. Здесь металл втрое дороже золота, целых сто сорок фунтов, как раз полный вес этого никчёмного идиота!
- Вот что, Эмптифулл, прекратите оскорблять члена моей команды.
- Идиот – член команды? Да у вас сплошь вся команда хуже некуда, если он – член вашей команды! – выдержка вновь изменила Эмптифуллу, от одного взгляда на мешок с бесценным металлом, которому грозила безвозвратная утрата, его начинало трясти.
– Может, вас пугает закон? – шипящим голосом произнёс он, вновь приближая лицо чуть не вплотную к лицу Траксетта. - Здесь нет закона, а там, где он есть, никому нет дела до Тьюна, никто и не вспомнит о нём. Да что я тут один распинаюсь? – вновь возвысил он голос. - Спросите своих людей, они как раз выползли из своих нор, распахнули уши. Эй, на борту! Не поленитесь, послушайте умных людей!
Траксетт оглянулся. На шум на палубу уже вышли четверо, выбрались все, кроме Тьюна.
- Эй! – зычно крикнул Эмптифулл, - эй, команда! Ваш капитан решил отказаться от фрахта! Взгляните сюда… - он нагнулся, легко подхватил тяжеленный мешок, поднял его перед собой, как новогоднюю игрушку. Края мешка опали, и стали видны торчащие тусклые торцы металлических брусков.
- Взгляните! Это бесценный металл. Это как раз то, ради чего день и ночь без передыху работала моя шахта. Основную часть нибелунгена я уже отправил, загрузил на свою «Ламию», а вот это предлагаю перевезти вам. Здесь восемь брусков и… - он злобно покосился на Траксетта, лицо его исказилось усмешкой, - и три из них… слышите? три!... достанутся экипажу. Надо только ссадить за борт прощелыгу Тьюна, никчёмного Тьюна, что даром занимает место и даром жрёт хлеб. Как раз будет нужный вес.
Он повернулся всем телом и аккуратно поставил в скрипнувшую тачку тяжёлый мешок.
- Эй, на борту. – Он вновь повернулся. - Сразу хочу сказать – ни о каком корабельном эльфе у Тьюна даже не мечтайте! Это обман, у недоумка нет и не может быть чудесного эльфа, он плетёт невесть что. Ссаживайте его на берег, принимайте груз, подпишем договор и счастливого полёта. Стоит вам только добраться до первого же банка, и вы уже через час устанете пересчитывать свои барыши. Ваши карманы будут набиты банкнотами так, что лишнее будет вываливаться на мостовую, а вам будет лень нагнуться.
Команда молчала.
«Кто первый скажет – «надо подумать?» Кто-то ведь может сказать…»
- Мистер Эмптифулл, - произнёс наконец О’Финли, всегда испытывавший к нему заметную неприязнь, - ступайте-ка вы к дьяволу. Он, верно, сильно скучает без вас.
- Так, - сказал Эмптифулл, окидывая О’Финли презрительным взглядом, - с вами мне всегда всё было ясно. Скорее ваши пальцы начнут бойко играть на пианино, чем голова начнёт хоть немного думать. А вот что пропоёт наша пташка, хотел бы я знать? Мисс Хафхоуп уж конечно не так глупа, как безрукий и безмозглый О’Финли, мисс Хафхоуп уже прикинула, сколько её собственных драгоценностей будут лежать на зеркальном столике в её собственном доме, не так ли? Вы уже чувствуете своими ручками приятный хруст свежеотпечатанных купюр, дорогая мисс? Он близок.
- Вы очень добры, мистер Эмптифулл, - сказала мисс Хафхоуп, делая невинный книксен. – Спасибо вам за то, что наверняка учли мои новые знания. Будь у нас на борту настоящий штурман, вы бы выкинули за борт и меня.
- Майнц! – крикнул Эмптифулл, сразу перестав обращать всякое внимание на певицу. – Вы-то настоящий штурман, уж вы повидали виды. Вы слепец, зато не глупец. Скажите, что вам нужно избавиться от придурка Тьюна, и до конца жизни у вас будет, чем ублажить своё брюхо. Объясните им хоть вы, что золото в кармане дороже жизни безумца.
- Нет, сэр.
- «Нет»? Майнц, вы сдохнете в канаве. А что скажет юный Эксуайзет? Толковый малый, этот Эксуайзет. Вы научился ценить звон монеты, юноша? Тюрьма прошептала вам на ухо тайну, что без денег мы все просто грязь под ногами?
- Я знаю цену деньгам, сэр, - сказал Эксуайзет, изрядно испуганный, - но я вместе со всеми скажу «нет». С вашего позволения…
Эмптифулл замолчал. Он обернулся, и в который раз осмотрел лежащий в тачке мешок с брусками нибелунгена.
- Ладно, - сказал он, - вы умеете торговаться всем экипажем. Интересно, что вы ответите, если я скажу слово «пять»?
Тишина, слышно, как тросы поскрипывают при порывах ветра.
«Пять брусков нибелунгена! Невероятное богатство!» - Траксетт вдруг заметил, что он против своей воли уже начал умножать.. делить… И даже кое-что успел потратить. «О, чёрт! Готов спорить, многие сейчас так же умножают и делят…»
Эмптифулл молча поглядывал то на Траксетта, то на экипаж, вне всякого сомнения, легко читая все нехитрые мысли.
- Тут всё очень просто, - сказал он. – Целый брусок капитану, и по полбруска каждому члену экипажа. Будете купаться в золоте до конца своих дней.
Молчание.
- Помалкиваете? Эй, Траксетт! – во второй раз Эмптифулл начал терять самообладание, у него прорезался нервический смешок. - А какой вообще толк от вас? Вы не капитан. Посмотрите на него, команда: он ведь только называет себя капитаном! Он не нужен вам вообще, вы отлично справитесь и без него. Уходите, Траксетт, смотри, вся команда смеётся над вами. Вы сделали своё дело, но теперь вы – отработанный пар, никому вы не нужны, уходите прочь, дайте этим прекрасным людям возможность спастись и разбогатеть!
- Помочь вам подняться по трапу, капитан? – сказал О’Финли, нарочно игнорируя Эмптифулла.
- Благодарю, механик, я сам.
Эмптифулл издал рычание. Он схватил тачку и быстро продвинул её на пару ярдов ближе к трапу.
- Эй вы, все! Что смотрите? – Он бешено оглядел команду. - Да каждый из вас стоит меньше, чем маленький кусочек любого из этих брусков. За всех вас вместе я не дал бы и полбруска. Представить себе не могу, как такому сброду удалось сделать паровой дирижабль. Зато с дирижаблем вы стоите мне пять брусков, пять, чёрт бы вас всех побрал! Выкидывайте за борт кого хотите, берите мои бруски и каждый оставшийся на борту станет богат до конца жизни! Этот металл по весу дороже золота, в сотый раз говорю. Вы хоть понимаете, от чего отказываетесь?
- Спасибо вам, мистер Эмптифулл, - сказал Траксетт, чувствуя озноб. – Нет, правда, спасибо. Всегда полезно знать правду о себе, а услышать правду из уст умного делового человека полезно вдвойне. – Эмптифулл с ненавистью смотрел на него, а Траксетт чувствовал, что уже не может сдерживаться.
- Каждый из нас не стоит и кусочка от ваших брусков, так оно и есть. Я – никакой не капитан, всего-навсего телеграфист. Один слеп, другой безумен, у третьего нет рук, певица, да клерк, отсидевший в тюрьме - грош цена любому. Каждый из нас в отдельности не удостоился бы и пожатия вашей руки. Друзья, взглянем сами на себя: мы все плохи – кто из нас хуже всех? Мы все тут никчёмные, так выберем же самого никчёмного из нас, продадим его, предадим его, предадим себя.
Он замолчал, переводя дух. Остальные тоже молчали.
- Но это если каждый в отдельности. Смотрите, все вместе мы заслуживаем от мистера Эмптифулла приз: целых пять брусков бесценного металла, каждый брусок стоит целое состояние! Так вот какая, оказывается, цена нашей команде? Команде из калек, из убогих, из отверженных? – Траксетт обвёл взглядом команду. - Кто мы? Если мы предадим хоть одного из нас, мы оценим себя до последнего пенни, каждый признается сам себе, что он – никто. Продай товарища, и до конца жизни будешь ты знать свою истинную цену. До конца жизни, будешь помнить, как могли и тебя обменять на кусок металла, предать и бросить могли твои же товарищи.
Кто-то кашлянул. Эмптифулл стоял, сжимая побелевшие кулаки, точно  хотел ударить.
- Пока мы живы, пока мы команда, найдутся нам и другие призы. Но стоит нам продать одного из нас, мы будем проданы все. Никто уже не будет верить другу, никто не будет спать спокойно, зная, что завтра может явиться новый Эмптифулл, и на этот раз на новый кусок металла сменяют уже тебя.   
- Мне не нужен этот металл, - сказала мисс Хафхоуп.
- И я отказываюсь, мистер Эмптифулл, - дрожа, подал голос Эксуайзет.
- Раз уж другие, - прогудел Майнц, поводя тяжёлой головой, - раз другие не хотят вышвырнуть за борт такого старого слепого дурака,  как я, то будь я проклят, если сам соглашусь выкинуть кого-нибудь.
- Мы все остаёмся на борту, - сказал О’Финли, скрещивая на груди культи рук.
- Вы сдохнете нищими! - с тихой ненавистью пригрозил Эмптифулл.
- Мы всю жизнь были нищими, сэр, - неожиданно набрался смелости Эксуайзет, - мы никогда никому не были нужны. Я тоже могу думать, и вот что я подумал. Без людей, которые в меня верят, без людей, которым я нужен, я так и останусь никчёмным человеком, хоть с ног до головы осыпь меня золотом.
- Какой это дурак захотел бы осыпать тебя золотом? – презрительно и насмешливо спросил Эмптифулл.
- Вы сэр, только что. Вы и сейчас хотите подарить мне бесценный брусок взамен за провоз остальных ваших брусков. Что, разве не так?
- Ты что-то очень осмелел, - тихо и угрожающе сказал Эмптифулл.
- А кого ему бояться? – с презрением сказал О’Финли. – Сквалыгу и мошенника, сидящего на островке, как клуша на яйцах? А ну, сунься на борт.
- В последний раз предлагаю, - затрясся Эмптифулл, выхватывая из мешка два тяжёлых бруска, и вздымая их над головой, - это куда дороже, чем золото. Ни у одного из вас в жизни не будет второго такого шанса!
- Ни  у одного не будет, это верно, - холодно сказал Траксетт, - и раньше ни у одного не было. Другое дело, у команды. Вы – не последний владелец шахты, Эмптифулл, далеко не последний, кому понадобилось везти срочный груз в дальнюю даль. Ладно, сворачиваем разговор. Отойдите-ка от трапа, Эмптифулл, нам пора взлетать. У нас, знаете ли, ёж на борту.
- Шесть вам, - не выдержал Эмптифулл, темнея лицом, - забирайте шесть, пусть мне останутся хотя бы два. Я не могу бросить нибелунген на гибнущем острове.
- К чёрту ваш нибелунген, - зло сказал О’Финли.
Траксетт влез на борт, и Эксуайзет ловким матросским манером, так непохожим на его прежние неуверенные движения, убрал верёвочный трап прямо из-под носа Эмптифулла.
- Семь против одного! Слышите? Семь, будьте вы прокляты!
Скрипнул парусиновый стул. Старый штурман поднялся, легко, легче многих зрячих, шагнул к лееру, и сплюнул за борт.
Записан
"Каддз и Че Гевара", "Такса"

Штырь

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 579
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 684
  • Изменить профиль? А смысл?
    • Просмотр профиля
    • "Журнал "Самиздат"
Re: Повесть острова Фишбоун
« Ответ #32 : 04 Авг, 2018, 09:42:37 »

Глава XVI
в коей появляется неожиданный персонаж


Траксетт всегда со страхом представлял себе, как же он будет командовать воздушным судном. Но теперь злость вселила в него уверенность и даже подбросила толику равнодушия.
- По местам стоять, - коротко бросил он, точно делал это всю жизнь. – О’Финли!
- Я, сэр!
- Разводим пары.
- Есть, сэр. Экс, старина, развести пары, как я учил.
- Ай-ай, сэр, - Эксуайзет лихо козырнул, вынул спички, выхватил хранившийся в специальном углублении мощный запальный факел и поджёг пропитанную керосином тряпку. Уголь был давно уже в топке, теперь он запылал, занялся ясным пламенем.
Траксетт оглядел команду. Мисс Хафхоуп сидела слева по борту у откидного столика, к которому тонкими лесками крепилась лоция местных вод с проводкой до самого Мадаполама. Позади неё в пристёгнутом к борту парусиновом кресле сидел Майнц, то и дело наклонявшийся к карте еле видящим выпученным глазом, и мрачно сопевший. Механик сидел на стуле по правому борту, под висящим сверху железным ящиком, из которого торчали рычаги с чёрными бакелитовыми шариками, в этом ящике был механизм управления передачи с паровой машины на валы обоих пропеллеров, и это было его ведомство. Эксуйазет примостился между дверцей угольного бункера и топкой, держа наготове удобный угольный совок, а на палубе у паровой машины сидел Тьюн, поглаживающий ежа.
Траксетт глянул в иллюминатор. Эмптифулл так и сидел на тачке, обхватив голову руками. «Стоит ли так убиваться из-за нескольких брусков, пусть даже бесценных? Ведь он переправил их не один десяток, человек этот богат, как мало кто в мире, когда его душа скажет «довольно»? Впрочем, довольно философствовать. Признаться, а рад тому, что произошло».
- Послушайте, Эксуайзет, - сказал О’Финли, оглядываясь, - вы следите за котлом?
- Да, сэр.
- Что за чертовщина у вас творится?
 Эксуайзет глянул на манометр и подскочил.
- Боже праведный!
- Что там?
- Я… я не знаю, сэр! Тут уже полный пар, хотя…
- Этого не может быть, - вставая, сказал О’Финли, - этого не может… - он взглянул на манометры, на температурные датчики, повернул взгляд на Тьюна, - а если и может, - добавил он дрогнувшим голосом, - то только по одной-единственной причине.
- А что случилось, О’Финли? – Траксетт шагнул к паровой машине; стрелка манометра парового котла была близка к красной отметке, чего ранее так быстро не случалось.
- Тьюн, дружище, - сказал механик, - ты говоришь, разыскал друга под корягой?
- Ежа, - безмятежно отозвался Тьюн.
- А где твой Джоуи?
- А! Я забыл! Джоуи! Джоуи вернулся. Он жил на вулкане, мы с ним разговаривали. Он питался вулканом. А сейчас он с нами, смотрите. Подержите ёжика.
Тьюн передал ежа механику, вынул из кармана своего зелёного сюртука коробочку из-под гуталина.
Он не успел ещё её раскрыть, по жёлтоватому неповторимому свечению и Траксетту и О’Финли сразу стало ясно, что на борту у них корабельный эльф-огонёк, чудное таинственное существо, способное многократно усиливать энергию сгорания.
- Твой друг… этот эльф… он поможет нам добраться до острова? – спросил Траксетт.
- Джоуи сказал, что он рад, - Тьюн поставил коробочку с пылающим жёлтым огнём перед самой топкой, - отчего ежи едят слизняков? Я бы в жизни не стал, тьфу.
Траксетт и О’Финли переглнулись. Одна мысль сразу посетила обоих, но опередил всех Майнц.
- Стало быть, лишний уголь нам не особо-то и нужен. Эй, кто зрячий, погладите-ка за борт. Пройдоха Эмптифулл, обещавший мне, что я сдохну под забором, далеко ли ушёл со своими брусками?
Траксетт выглянул в иллюминатор, толкнул дверь и вышел на палубу.
- Эй, Эмптифулл, - крикнул он, перекрывая усиливающийся ветер, - предложение ещё в силе? Рад бы вас ограбить, но воспитание не позволяет. Как насчёт пятьдесят на пятьдесят?
Эмптифулл поднялся со своей тачки и недоумённо взглянул вверх.
*  *  *

- Слушать мою команду. По местам стоять. Отдаём швартовы и идём на взлёт.
- Есть!
- Есть!
- Есть, капитан!
Держащие стропы карабины отстёгнуты, рывок, дрожание палубы под ногами, и ввысь, ввысь, ввысь летит корабль, неукротимым тяжёлым движением, точно гигантская рыба, всплывая сквозь чёрные тучи к дальней пронзительной синеве. Где наш дом? Вот наш дом – дрожащая палуба, облезшие борта, ржавые заклёпки вокруг иллюминатора, и в чистом стекле его видно твоё лицо, и лица твоих товарищей, которым суждено вместе с тобой или погибнуть, или добраться до родной земли. Лети, смотри вдаль, слушай посвист ветра в ушах. Что ждёт тебя? Какие моря пересечёшь ты? Огни каких городов засияют под твоими ногами тёмной ночью? Чьи восхищённые, безразличные  или завистливые взоры проводят тебя с земли?
Траксетт вдруг почувствовал, как внутри него всё поёт. Полёт – как это прекрасно! Как он раньше не замечал, ведь летал десятки раз?
- Капитан, прикажете сразу давать на оба винта? – негромко уточнил О’Финли, заранее отлично знающий ответ.
- Да, механик, - очнулся Траксетт.
- Есть, сэр. Экс, пар на оба винта!
- Есть, пар на оба винта, сэр! Летим, сэр!
- Летим, Экс! Летим…
Вот уже исчез далеко внизу и позади злосчастный остров. Мисс Хафхоуп склоняется, покусывая губу, у штурманского столика, в руках у неё циркуль, линейка, она смотрит то на компас, то на карту, то в иллюминатор.
Пора становиться за штурвал.
- Два румба вправо, сэр, - говорит мисс Хафхоуп, и её голос тоже уверенный, точно и она всю жизнь отдавала команды рулевым.
- Есть два румба вправо, - Траксетт закладывает штурвал, сразу представляя, как вдоль гнутых труб по смазанным машинным маслом роликам скользят сейчас металлические тросы, как рулевые тяги медленно проворачивают хвостовое оперение, почти с наслаждением ощущая, как гигантская рыба-дирижабль, всем своим телом преодолевая сопротивление воздуха, послушно берёт вправо.
- Ой! Ой! Получается! Сэр, получается! – мисс Хафхоуп оторвалась от столика с картами и смотрит на него поражённым взглядом, сама не веря себе. – Мы легли на курс, Траскетт! То- есть, сэр. Мы, в самом деле, легли на курс!
- Ещё бы, - ворчливо сказал Майнц, медленно усаживаясь в своё парусиновое складное кресло, - вы – моя лучшая ученица, якорь мне в глотку. Мы ляжем на курс, дойдём до Мадапалама, легко, точно треска по проливу, и выпьем в таверне «Монах и зяблик», будь я трижды проклят. – Он задрал голову и втянул ноздрями воздух. – Я уже почти чую запах тамошней свинины с приправами, жареной на углях. Вы справитесь, мисс Хафхоуп, рейс наш будет удачен. Господь бог не любит жлобов, а мы с вами не жлобы, нас он потерпит.
Чёрные тучи проносились мимо, ветер завывал в снастях. Внутри гудела накалённая паровая машина, снаружи мощными движениями рубили воздух тяжёлые деревянные лопасти винтов. То и дело подрагивала рифлёная палуба, то и дело в общий шум вмешивался жуткий вой залётного ветра, постоянно  трепетали, постёгивая по обшивке, концы линьков, иногда весь дирижабль кренился на борт, и всё это должно было бы пугать, но, странное дело, Траксетт чувствовал уверенность и спокойствие. Дирижабль вёл себя точь-в-точь так, как планировали при его постройке, даже лучше, чем он себе это представлял. 
- Мы словили попутный ветер! – произнёс Майнц, придвигаясь к уху Траксетта, - он добавляет нам к скорости не меньше четырёх узлов, а то и все пять!
- Отлично!
Договор с Эмптифуллом о доставке четырёх брусков в обмен на четыре  других был подписан, уголь был выброшен, загруженные сто сорок фунтов нибелунгена не давали прежнего перевеса. Теперь на каждого из шестерых приходилось по одной третьей части бруска, целое состояние, о котором никто из команды прежде и мечтать не мог.
У самой дверцы топки на рифлёной палубе стояла простая баночка из-под гуталина, в ней подрагивал жёлтый огонь, все слышали о нём, но никто из команды раньше вблизи не видел ни единого эльфа-огонька. Тьюн улёгся прямо на палубу, лицом к огоньку, какое-то время болтал с ним, потом взялся играть на флейте, потом заснул.
Пусть спит.
Записан
"Каддз и Че Гевара", "Такса"

Штырь

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 579
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 684
  • Изменить профиль? А смысл?
    • Просмотр профиля
    • "Журнал "Самиздат"
Re: Повесть острова Фишбоун
« Ответ #33 : 04 Авг, 2018, 09:44:50 »

Глава XVII
заключительная


Итак, в один прекрасный день в порт Сент-Клеменс, главный город острова Мадаполам, прибыл странный дирижабль. Было ещё довольно светло; что в воздухе, что над океаном стояли тишь, да гладь. Дирижабль заходил с юго-юго-востока, он шёл над водою не очень высоко, однако винты крутились на удивление весело, ход у дирижабля был бодрый, не менее чем в полтора десятка узлов, и выброшенные через клапаны белёсые пары тянулись за кормой пушистым витым облаком, постепенно тая в светлом небе.
- Готов лопнуть, если у них на борту нет «корабельного эльфа», - Кен Лофферти, глава торговой фактории, старожил, судебный присяжный и староста прихода опустил подзорную трубу и показал рукой, - видишь, как молотят винты? Паровая машина при таком тоннаже сама по себе не в состоянии дать такой ход. На борту этой развалюхи сейчас трудится эльф, рыночная цена которого сойдёт за небольшой пароход. – Он снова поднял трубу и покрутил окуляр, всматриваясь. – Э! На борту надпись – Фишбоун, -  он опять опустил трубу и всем телом повернулся к собеседнику, коменданту порта Вигу Эккерсу, - ты видал? Фишбоун! С проклятого богом острова удалось бежать кому-то ещё.
-  Если у них на борту хоть один брусок нибелунгена, - желчно сказал Эккерс, крепкой загорелой рукой отнимая трубу у товарища и наводя её на дирижабль, - то значит, мы видим перед собой не паршивый воздушный трамп, а яхту богачей. В контору Дуикса пришли биржевые сводки, после гибели острова Фишбоун цена на металл взлетела чуть не на сорок процентов.
- Нибелунген, - проворчал Лофферти, сплёвывая. – Кто погрузит его на эдакий пузырь? Эмптифулл вывез добытое на своей «Ламии», а самая последняя его партия удирает во все лопатки вместе с ним на дирижабле «Алисия», который уже вот-вот на подходе. Впрочем, какое наше дело? Смотри, вывешивают флаги. Что там? «Просим входа в порт»… отчего же нет?
Дирижабль подлетал к берегу всё ближе и ближе, и его пузатое отражение в тихой глади бухты шло рябью от вращающихся в нескольких ярдах от воды пропеллеров. Уже виднелись лица, прильнувшие к иллюминаторам, и луч заходящего солнца отражался нестерпимым медным сполохом от начищенного бортового колокола, заставляя щуриться или прикрывать глаза рукой.
*   *   *
Что ж, вот и вся история острова Фишбоун, несчастный островок погиб в пламени вулкана и землетрясении. Впрочем, мы с вами интересовались не столько этим островом, сколько мистером Траксеттом. А что же с ним?
С ним  ничего особого. С его друзьями, впрочем, тоже. Разве назовёшь чем-то особым новую фирму «О’Финли и Эксуайзет, строительство и ремонт морских и воздушных судов», что недавно была открыта в Дарфильдских верфях Столицы? Разве назовешь особым новую пивоварню «Майнц и Баттке», что так же недавно открылась в одном из городков – как, бишь его? – впрочем, не так уж важно, в одном из городков зееландского побережья.
Тьюн не забросил ни флейту, ни ежа, ни своего давнего приятеля Джоуи, который продолжает изучать улиток, соек и жуков, время от времени показывая своё эльфийское мастерство в котельной новой верфи мистера О’Финли.
Дождь за окнами вроде бы затих, возьмём с каминной полки свежую газету, пролистнём мудрёные парламентские дебаты, где его светлость сэр Эн изощряется в полемике с его высокородием лордом Эм, это не по нашему уму, не будем задерживаться и на сводках из колоний и биржевых ведомостях, найдём на развороте раздел объявлений.
Отринем рекламу, объявления о продаже всевозможных вещей и об невероятных услугах тоже нас не интересуют. Вот колонка «Помолвки» - другое дело.
«Сим удостоверяется, что сего числа объявили о своей помолвке отставной старший уоррент-офицер М.Дж.Траксетт и Л.П.Хафхоуп, дочь покойного преподавателя математики Э.Н. Хафхоупа, выпускница пансиона «Ореховый палисад». Свидетелями присутствовали гг. О’Финли, Эксуайзет, Майнц, Тьюлсбёрн, а также многие обер-, штаб- и уоррент-офицеры Западно-Глэмлендского пехотного полка Её Величества».
Вот, пожалуй, и всё, что нам следует знать о мистере Траксетте.
Записан
"Каддз и Че Гевара", "Такса"

Tany

  • Росомахи
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 10077
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 14765
  • И это пройдет!
    • Просмотр профиля
Re: Повесть острова Фишбоун
« Ответ #34 : 04 Авг, 2018, 17:40:50 »

Спасибо огромное, эр Штырь :) Получила истинное удовольствие. А напечатана эта прелесть будет?
Записан
Приятно сознавать себя нормальным, но в нашем мире трудно ожидать, что сохранить остатки разума удастся.
Yaga

Штырь

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 579
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 684
  • Изменить профиль? А смысл?
    • Просмотр профиля
    • "Журнал "Самиздат"
Re: Повесть острова Фишбоун
« Ответ #35 : 04 Авг, 2018, 22:25:48 »

Спасибо огромное, эр Штырь :) Получила истинное удовольствие. А напечатана эта прелесть будет?
О, здравствуйте, Tany! Очень рад!
И рад, что Вам понравилась "Повесть". Что касается вопроса, главное хорошо, что имеется определённость:
... конечно, нет.
Записан
"Каддз и Че Гевара", "Такса"

Tany

  • Росомахи
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 10077
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 14765
  • И это пройдет!
    • Просмотр профиля
Re: Повесть острова Фишбоун
« Ответ #36 : 04 Авг, 2018, 22:52:14 »

Почему? :( :'(
Записан
Приятно сознавать себя нормальным, но в нашем мире трудно ожидать, что сохранить остатки разума удастся.
Yaga

passer-by

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 9240
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 13996
  • Я вольный воробей на ветке, от указаний отвернусь
    • Просмотр профиля
Re: Повесть острова Фишбоун
« Ответ #37 : 05 Авг, 2018, 13:57:03 »

Только вернулась из отпуска, а тут такие новости! Очень рада Вашему возвращению, эр Штырь, давненько-давненько… Сразу принялась читать, ибо соскучилась.  :)
С огромным удовольствием прочла о славных джентльменах-воздухоплавателях. А разве бывают воздухоплаватели не джентльменами? (Риторический вопрос   :D )
И тут же вспомнилась Ваша  «Королева Вероника».
Здесь всё та же прекрасная сказка о порядочности, добре, верности и дружбе. Спасибо.

Записан
"Чистоту, простоту мы у древних берем,
Саги, сказки - из прошлого тащим,-
Потому, что добро остается добром -
В прошлом, будущем и настоящем!" (с)
"Но разве тот, кто трусит глубины,
Найдет свою сияющую пристань?" Марриэн
Είναι ανώτερη σοφία να μπορείς να ξεχωρίζεις το καλό απ' το κακό

Зануда

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 507
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 1456
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Повесть острова Фишбоун
« Ответ #38 : 08 Авг, 2018, 17:50:48 »

Спасибо, эр Штырь! Ещё не дочитал, только перевернул страничку. Но, оправдывая в -надцатый раз свой ник, не могу на позанудствовать. Косинус тридцати градусов не единица, а одна вторая  ;D
Записан

passer-by

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 9240
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 13996
  • Я вольный воробей на ветке, от указаний отвернусь
    • Просмотр профиля
Re: Повесть острова Фишбоун
« Ответ #39 : 08 Авг, 2018, 18:44:31 »

Спасибо, эр Штырь! Ещё не дочитал, только перевернул страничку. Но, оправдывая в -надцатый раз свой ник, не могу на позанудствовать. Косинус тридцати градусов не единица, а одна вторая  ;D

Прошу прощения, но 1/2 - это синус 30гр. или косинус 60гр.
Записан
"Чистоту, простоту мы у древних берем,
Саги, сказки - из прошлого тащим,-
Потому, что добро остается добром -
В прошлом, будущем и настоящем!" (с)
"Но разве тот, кто трусит глубины,
Найдет свою сияющую пристань?" Марриэн
Είναι ανώτερη σοφία να μπορείς να ξεχωρίζεις το καλό απ' το κακό

Зануда

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 507
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 1456
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Повесть острова Фишбоун
« Ответ #40 : 08 Авг, 2018, 18:49:57 »

Спасибо, эр Штырь! Ещё не дочитал, только перевернул страничку. Но, оправдывая в -надцатый раз свой ник, не могу на позанудствовать. Косинус тридцати градусов не единица, а одна вторая  ;D

Прошу прощения, но 1/2 - это синус 30гр. или косинус 60гр.
Ндя уж... Утверждение, что дважды два - пять, конечно лучше утверждения, что дважды два - девять. Но только не в сравнении с "дважды два - четыре"!  Эх, сижу себе в луже, и винить некого - сам уселся  :( Спасибо, что по носу щелкнули - оно полезно!
Да, ещё раз спасибо автору! Эр Штырь, прочёл с большим удовольствием! А уж представить себе бедного и несчастного сэра Эмптифулла, когда команда согласилась таки взять груз на борт... Эх, пир богов! ;D
« Последнее редактирование: 08 Авг, 2018, 18:55:28 от Зануда »
Записан

Змей

  • Просто Прелесть
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5725
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 40507
  • Крапива не роскошь, а средство воздействия!
    • Просмотр профиля
    • Змеиная страничка
Re: Повесть острова Фишбоун
« Ответ #41 : 11 Авг, 2018, 18:22:00 »

Очень мило. Только конец немного предсказуем и вызывает ассоциации с эпизодом из "Джен Эйр". ;)
— А псалмы? Я надеюсь, их ты любишь?
— Нет, сэр.
— Нет? О, какой ужас! У меня есть маленький мальчик, он моложе тебя, но выучил наизусть шесть псалмов; и когда спросишь его, что он предпочитает — скушать пряник или выучить стих из псалма, он отвечает: «Ну конечно, стих из псалма! Ведь псалмы поют ангелы! А я хочу уже здесь, на земле, быть маленьким ангелом». Тогда он получает два пряника за свое благочестие.
Записан
Потому что заслужил, потому-что надо!
ПРИПОЛЗ. УВИДЕЛ. УКУСИЛ.

Tany

  • Росомахи
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 10077
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 14765
  • И это пройдет!
    • Просмотр профиля
Re: Повесть острова Фишбоун
« Ответ #42 : 11 Авг, 2018, 18:56:10 »

Очень мило. Только конец немного предсказуем и вызывает ассоциации с эпизодом из "Джен Эйр"

И Хвала Леворукому и эру Штырю, что все живы и счастливы! Хотя бы в этом его  мире.
А эпизод из известнейшего дамского романа... по мне, так там совсем на другом акцент, лично  у меня такие ассоциации не возникают.
Записан
Приятно сознавать себя нормальным, но в нашем мире трудно ожидать, что сохранить остатки разума удастся.
Yaga

Змей

  • Просто Прелесть
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5725
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 40507
  • Крапива не роскошь, а средство воздействия!
    • Просмотр профиля
    • Змеиная страничка
Re: Повесть острова Фишбоун
« Ответ #43 : 11 Авг, 2018, 20:11:36 »

А  эпизод из известнейшего дамского романа... по мне, так там совсем на другом акцент, лично  у меня такие ассоциации не возникают
Я про известный приём, когда благородному герою предлагается выбор между корыстным и высокодуховным, он выбирает высокодуховное, и...обнаруживает, что бог (боги, добрая колдунья, судьба и др.) за правильный выбор ему ещё и вкусного подкинули.  ;)
Записан
Потому что заслужил, потому-что надо!
ПРИПОЛЗ. УВИДЕЛ. УКУСИЛ.

Штырь

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 579
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 684
  • Изменить профиль? А смысл?
    • Просмотр профиля
    • "Журнал "Самиздат"
Re: Повесть острова Фишбоун
« Ответ #44 : 14 Авг, 2018, 17:19:40 »

Очень мило. Только конец немного предсказуем и вызывает ассоциации с эпизодом из "Джен Эйр". ;)

Это очень легко объяснимо - я ханжа и лицемэйр!!!

Хоть бейте меня, эры и эреа, хоть режьте, а я всё ж люблю хорошие финалы.
Да и кто не любит?
Записан
"Каддз и Че Гевара", "Такса"