Расширенный поиск  

Новости:

26.07.2022 - в "Лабиринте" появился третий том переиздания "Отблесков Этерны", в книгу вошли роман "Лик победы", повесть "Белая ель" и приложения, посвященные географии, природе и политическому устройству Золотых Земель.

ссылка - https://www.labirint.ru/books/868569/

Автор Тема: Черная Роза (Война Королев: Летопись Фредегонды) - IV  (Прочитано 6049 раз)

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5886
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 10688
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля

Бестелесный-то, бестелесный, а
Цитировать
он навострил уши, приоткрыл пасть, ловя запахи, и шерсть у него на загривке стала дыбом, как жесткая щетина
Так что уши таки есть и шерсть тоже.
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

Menectrel

  • Барон
  • ***
  • Карма: 115
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 104
    • Просмотр профиля

Дорогая Артанис! С Днем Рождения!
Успехов в Творчестве, здоровья и всех благ!

Война Королев: Летопись Фредегонды \Часть Третья: 08.02.2023\
Содержание


28 Июня. Через Пятнадцать дней после Трагедии на Ристалище
Столица Арморики, Чаор – На – Ри


61. Мудрость Седин - утро
62. Письмо Дочери - утро
63. Два Маршала - утро
64. Песня о битве при Маг Туиред
- полдень
65. Сила Слов - день
66. Тревоги и Надежды – день\поздний вечер

29 Июня. Шестнадцать дней после Трагедии на Ристалище
Столица Арморики, Чаор – На – Ри


67. Королевский Дуб

20 Июня. Через Семь дней (Неделю) после Трагедии на Ристалище (День гибели Иветт)\4 июля. Через Двадцать Один день после Трагедии на Ристалище (День встречи Ренье и Барона Готье Вексенского)
Арверния, Кенабумское Графство, деревушка близ Серебряного Леса


68. Дочь Лесника

29 Июня. Шестнадцать дней после Трагедии на Ристалище
Столица Арморики, Чаор – На – Ри


69. Путь Таниста
70. Королевская Кровь
71. Гнев Теней

29 Июня. Шестнадцать дней после Трагедии на Ристалище
Пять разных Локации


72. Отец и Сын – Для Карломана и его отца много времени, для всех остальных мгновение.

29 Июня. Шестнадцать дней после Трагедии на Ристалище
Столица Арвернии, Дурокортер и Холм Вейл, что вблизи него.


73. Вейла и Бисклаврэ
Записан
"Мне очень жаль, что у меня, кажется, нет ни одного еврейского предка, ни одного представителя этого талантливого народа" (с) Джон Толкин

Menectrel

  • Барон
  • ***
  • Карма: 115
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 104
    • Просмотр профиля

Бестелесный-то, бестелесный, а
Цитировать
он навострил уши, приоткрыл пасть, ловя запахи, и шерсть у него на загривке стала дыбом, как жесткая щетина
Так что уши таки есть и шерсть тоже.

Это фигурально выражаясь! Астральное тело!
Записан
"Мне очень жаль, что у меня, кажется, нет ни одного еврейского предка, ни одного представителя этого талантливого народа" (с) Джон Толкин

фок Гюнце

  • Энциклопедист
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5555
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32546
  • El sueño de la razón produce monstruos
    • Просмотр профиля
    • Мысли вслух

Бестелесный-то, бестелесный, а
Цитировать
он навострил уши, приоткрыл пасть, ловя запахи, и шерсть у него на загривке стала дыбом, как жесткая щетина
Так что уши таки есть и шерсть тоже.
Well! I've often seen a cat without a grin, - thought Alice, - but a grin without a cat! It's the most curious thing i ever saw in my life!
Записан
Barbara, Celarent, Darii, Ferio
"Αν ένας γάιδαρος σε κλωτσήσει, δεν έχει νόημα να τον κλωτσήσεις και εσύ" (Σωκράτης)
(אַז מען עסט שוין חזיר, זאָל רינען איבער דער באָרד" (‏שלום עליכם"

Menectrel

  • Барон
  • ***
  • Карма: 115
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 104
    • Просмотр профиля

Бестелесный-то, бестелесный, а
Цитировать
он навострил уши, приоткрыл пасть, ловя запахи, и шерсть у него на загривке стала дыбом, как жесткая щетина
Так что уши таки есть и шерсть тоже.
Well! I've often seen a cat without a grin, - thought Alice, - but a grin without a cat! It's the most curious thing i ever saw in my life!

И то верно.... Чеширский Кот и его Улыбка)))
Записан
"Мне очень жаль, что у меня, кажется, нет ни одного еврейского предка, ни одного представителя этого талантливого народа" (с) Джон Толкин

Артанис

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 3150
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 5795
  • Всеобщий Враг, Адвокат Дьявола
    • Просмотр профиля

Благодарю, эрэа Convollar, эрэа katarsis, эр фок Гюнце, и, конечно же, неподражаемая эрэа Menectrel! :-* :-* :-*
Ну, вот и Кенабум посетили наши путешественники. Очень интересно то, что Карломан увидел в озере, Иветт и сына кельпи, будущего Хранителя озера. А вот то, что Карломан почувствовал кровь родича, пролетая над Серебряным лесом, опять напоминает нам о Пиппине/Капете, хоть и не хотелось бы в это верить.
Жизнь продолжается, и озеро не осталось без Хранителя. Как и холм и источник вейл - без своих хозяек.
Там пока только намек. Не ясно даже, что именно произошло.
Конечно, Серебряный лес большой, деревня может быть и другая. Но маловероятно. Значит, кровь всё-таки, пролилась. До сих пор Капет только уворачивался, была надежда, что всё обойдётся. Конечно, она и сейчас есть: пролить кровь - не значит убить.
Интересно, если бы Карломан спустился, смог бы он как-то вмешаться в ситуацию? Вряд ли, наверное, он же бестелесный.
Поживем - увидим (надеюсь). Не факт даже, кто именно, и чью кровь пролил. Он там не единственный возможный кандидат.
Вряд ли он смог бы вмешаться. Хотя увидеть его Капет, возможно, и смог бы. Но что толку? Да и перо его туда не повело.
Бестелесный-то, бестелесный, а
Цитировать
он навострил уши, приоткрыл пасть, ловя запахи, и шерсть у него на загривке стала дыбом, как жесткая щетина
Так что уши таки есть и шерсть тоже.
Ну а здесь вообще полнейшее иносказание. Он описывает реакцию своего внутреннего волка. А между тем, сам прежде ощущал себя человеком, так что звериной пасти и шерсти на данный момент не имеет.
Надеюсь, теперь ясно стало, что к чему.

Глава 72. Отец и сын (окончание)
Все дальше на восток уводило отца с сыном заговоренное лебяжье перо. Они стремительно преодолели почти все расстояние между старой столицей и новой. И, когда уже Карломан ждал, что они вот-вот увидят высокие башни Дурокортера, перо вдруг, вильнув, спустилось среди леса, туда, где находилось кольцо стоячих камней, сильно поврежденное огнем и человеческими руками.

Они оказались на том самом месте, где молились сыновья Гворемора, когда приезжали сюда вместе с Фредегондой.

- Это - Старые Камни, былое святилище "детей богини Дану", - угрюмо проговорил Хлодеберт Жестокий, чувствуя себя, как обычно люди перед теми, кому некогда причинили несправедливость, пусть даже невольно. - Его велел разрушить мой покойный брат, Хильдеберт Строитель, мстя вейлам за своих жену и сына. Для чего нас занесло сюда?

Но Карломан успокоил отца:

- В этом путешествии ничего не происходит напрасно. Все, что мы видели, имеет некое судьбоносное значение. И это каменное кольцо, еще сохранившее силу, говорит нам что-то важное.

Они спустились и остались стоять поодаль от возвышавшихся перед ними камней. Над мегалитами порхала, описывая круги, ласточка. Карломан был уверен, что это - та самая птичка, что на ристалище спасла его от смертельного удара, фамильяр наследницы вейл.

Он кивнул в такт своим мыслям. Было ясно, что эта остановка как-то связана с Фредегондой, которая совсем недавно проделала этот же путь, чтобы добыть целебную воду для его спасения. Он призвал Фредегонду, чтобы она помогла справиться с проклятьем, павшим на королей Арвернии. Но не учел второго проклятья, носительницей которого была королева-мать, и того, что они, скрестившись, ударят по нему самому.

Ласточка, покружившись, села на один из камней, что остались стоять, и выразительно взглянула на Карломана. Тот поглядел вперед, и на мгновение перед ним обрисовался на фоне камней прекрасный силуэт вейлы.

В тот же миг заговоренное Номиноэ перо облетело над головой Карломана, сделав круг, и порхнуло внутрь каменного кольца, призывая графа Кенабумского следовать за ним.

Он шагнул вперед, и услышал певучие голоса вейл, трели птиц, журчание священного источника, возрожденного Фредегондой. Улыбнулся взволнованно и обрадованно: ведь это означало его правоту, - ничто на земле не проходит бесследно! Вот и сила вейл не ушла с земли.

Переглянувшись с отцом, безмолвно попросил подождать здесь: покойного короля не приглашали внутрь каменного круга. Но Хлодеберт кивнул, соглашаясь подождать сына, которого призывал долг Хранителя.

- Над нами сейчас не властно время, сын, - только произнес он. - Но ты лучше все-таки не теряй его попусту!

- Обещаю, отец! - проговорил Карломан.

Сын Гвиневеры уже хотел шагнуть в каменный круг следом за пером, навстречу той, о ком горько сожалел все эти годы. Как только подумал, что сталось с ней и с ее народом, лицо его сделалось суровым, меж бровей пролегли темные складки.

Вспомнив о том же, Хлодеберт Жестокий положил руку на плечо сыну, проговорил, не то чтобы оправдываясь, но объясняя то, о чем не успел с ним поговорить при жизни:

- Я клянусь тебе Ясенем Иггдрасилем, сын, что не знал наперед о замыслах моего царственного брата и Ги Верденнского, когда они учинили резню вейл. Меня тогда не было в Дурокортере: вместе с Хлодионом я уехал на смотр войск в Алезию. Своего несчастного сына Хильдеберт тогда просто запер. После того, что с ним произошло из-за убийства любимой, смерть сделалась для него лучшим выходом, как для искалеченного коня или собаки, которой кабан распорол брюхо, - при этих словах покойный король сделался еще суровее, но глаз не отводил. - Сколько от меня зависело, я вместе с Дагобертом старался образумить царственного брата. Как только мог, сопротивлялся влиянию барона Верденнского и братства Донара. Не посмел открыто выступить против них, как это сделал Потерянный Принц, потому что тревожился об Арморике и о тебе, Карломан. Дело в том, что я просто боялся: в недобрый час могло открыться, что королева Арморики и ее младший сын от меня - оборотни. Тогда - война, истребление! А ты, сынок, и без того бывал горяч и дерзок, когда сталкивался при дворе с бароном Верденнским. Я молился, как бы он не разгадал, кто ты на самом деле.

Карломан кивнул, вспоминая то время, когда сам он был, хоть и подающим большие надежды, но все же отроком при дворе своего дяди. Порой его оставляло хладнокровие, и он нарочно задевал Ги Верденнского, вел с ним настоящие словесные поединки. О его дерзком поведении докладывали королю, и только заступничество отца, дяди Дагоберта и названого деда - коннетабля Сигиберта, спасало юного Карломана от гнева Хильдеберта Строителя.

- Каким же несдержанным мальчишкой был я тогда, а еще бисклавре, - он даже улыбнулся, удивляясь, насколько изменился с юношеских лет.

А между тем, внутри каменного круга все еще стояла золотоволосая дева изумительной красоты, в ниспадающем одеянии из перьев ласточки, с живыми цветами в волосах. К ее ногам спорхнуло заговоренное лебяжье перо, что красавица призвала к себе.

Хлодеберт Жестокий сделал сыну знак, приглашая идти к той, кто ожидала его.

Но Карломан медлил, отвернув взгляд от Морганетты, своей подруги детства, и нерешительно обернулся к отцу. Он предчувствовал, что, когда выйдет из каменного круга, уже не застанет бывшего короля здесь.

- Благодарю тебя, отец, за эту встречу! - растроганно проговорил он. - Боги исполнили мою давнюю мечту, казавшуюся невозможной. Все эти годы я столько раз думал о том, что хотелось бы сказать тебе, поделиться мыслями. Сожалел, что лишился тебя слишком рано. Счастье, что нам довелось еще поговорить!

Оглядевшись по сторонам, Хлодеберт Жестокий отозвался:

- Ты сейчас старше, чем я был, когда погиб. Пора тебе решать самому, не оглядываясь на других. Я исполнил свой долг, проводил тебя почти до самого Дурокортера. Теперь все в твоих руках, сын мой!

Он продолжал глядеть на стоячие камни и на силуэт девы-птицы, но не на сына. Не решался открыть, как сильно тревожится за него. Настолько, что ради него покинул чертоги Вотана.

Карломан же не отводил глаз от отца. Они не успели при жизни короля Хлодеберта стать по-настоящему близкими, разве что незадолго до его гибели, в последнем походе против викингов. Тогда еще Карломан был слишком молод, чтобы им с отцом вполне понимать друг друга. Хоть и было давно известно, что Хлодеберт Жестокий предпочитал сыновей от Гвиневеры своим законным, но обычно держался отстраненно, не проявляя своих чувств открыто. Лишь после Равнины Столбов, в те четыре страшных дня беспамятства Карломана, стало ясно, как сильно он на самом деле любит своего сына...

Перо вновь сделало круг над головой графа Кенабумского, маня за собой, и тот нехотя направился к кругу стоячих камней. Его отец проводил сына взглядом, сжав кулаки, сдерживая бурные чувства. Но все же не выдержал и окликнул сына, что подошел уже к самым камням:

- Карломан!..

Тот обернулся и увидел спешащего к нему отца. При этом фигура покойного короля на глазах выцветала, становилась все более прозрачной, и туманная дымка окутывала его.

Карломан шагнул навстречу отцу, и они заключили друг друга в крепкие объятия.

- Мальчик мой... - тихо проговорил Хлодеберт. - Самый любимый из моих сыновей.

- Я всегда это знал, отец! - так же тихо ответил Карломан.

Как трудно было разжать объятия, проститься навсегда!.. Но Хлодеберт Жестокий понял, что нельзя задерживаться. И без того пути живых и мертвых слишком долго были скрещены. И он сам толкнул сына в каменный круг, напоследок проговорив:

- Я безумно горжусь тобой, сын мой! Но будь осторожен: король, недостойный своего звания, еще добавит вам забот!

Карломан не успел ответить ни слова. Оказавшись в кругу камней, он увидел, как силуэт отца растворяется в воздухе, будто тает. И граф Кенабумский поклонился ему в пояс, прощаясь навеки.

Исчезая из мира живых, Хлодеберт Жестокий ступил на Биврёст, Радужный Мост. На миг перед его глазами вновь промчалось прошлое. Тот страшный миг, когда он вместе с Дагобертом, Сигибертом, Магнахаром, Варохом, Хродебергом, Морветеном, Жартилином, да еще Бруно Молниеносным с его паладинами, извлекли Карломана из-под груды тел. Тогда он сам вместе с другими судорожно снимал окровавленные доспехи с безжизненного, как им казалось, тела Карломана. Сердце его щемило от чувства утраты, боль сводила с ума... Сейчас он переживал это заново...

Но с каждым шагом по горячей огненной полосе воспоминания становились светлее, и давнее отчаяние таяло.

И вот уже он стоял у стен светлого Асгарда, с которыми не могло сравниться ничто в мире людей. Да и во всех девяти мирах нечему было напоминать величайшую из крепостей, воздвигнутую мастером-йотуном всего за три дня! Хлодеберту, павшему в бою за свою родину, был открыт путь в несокрушимые ворота, и его не обжигало пламя радуги.

И, когда он вошел во врата, лицо его прояснилось, а уст, наконец, коснулась улыбка. Ведь он сохранил в душе не только отчаяние, но и надежду! Перед его мысленным взором вновь открывался земной мир... Лучшие покои в замке Кормака Сурового. На постели лежал Карломан, уже не такой мертвенно-бледный, как в первые дни, но все равно еще очень слабый. Но самое главное - он был жив и в сознании! Хлодеберт вспоминал, как сидел в кресле рядом с ложем, сжимая потеплевшую руку сына. Он улыбнулся тогда ему, и Карломан глядел на него ярко-изумрудными глазами, совершенно такими же, как у Гвиневеры. В этих глазах Хлодеберт тонул, растворялся в ясном, прозрачном свете, который под стать лишь Вышнему Небу. Все земные заботы и тревоги в тот миг оставили короля Арвернии. Еще при жизни он почувствовал, как открываются перед ним врата Асгарда. Никакая радость, земная или небесная, не могла сравниться с тем, что его сын жив!

И теперь, спустя много лет, король Хлодеберт свято верил, что последний его выживший сын проживет долгую и прекрасную жизнь, на благо своим близким и родной земле. Он был уверен, что его Карломан добудет еще больше чести и славы. После того, как побывал при смерти, его сын многое переосмыслит для себя, и, если даже до сих пор у него были какие-то ошибки, он их не повторит больше никогда... Ну а самому Хлодеберту придется лишь наблюдать со стороны, не имея возможности помочь близким. Такова судьба!

Близ величественных ворот Асгарда Хлодеберт заметил три силуэта. Это были его сыновья, ожидавшие отца с вестями о Карломане. Хлодеберт VI и Теодеберт Младший, которого братья некогда называли Малышом, погибли не в сражениях, но им вложили в руки меч перед смертью, и Всеотец Вотан признал их достойными Вальхаллы. Хлодион же был погребен по обычаю "детей богини Дану", но ему предоставили выбор, и он предпочел посмертие арвернов. Теперь он находился среди храбрых эйнхириев, что пируют за столом Вотана и сражаются между собой, в ожидании черного дня Рагнарёка, когда Властитель Битв поведет их в последний бой против йотунов. Среди них будет и Хлодион, сын Хлодеберта Жестокого.

- Отец! - воскликнули все трое почти одновременно. В их глазах застыла невысказанная тревога, на устах читался вопрос.

- Карломан жив! - горячо, торжествующе воскликнул Хлодеберт. - Он возвращается к жизни, и скоро придет в себя! Норны смилостивились!

- Спасибо им! - ликующе воскликнул Хлодион. Не зная, как еще сильнее выразить радость, он сбросил плащ, остался в праздничном одеянии, на котором вышиты были изящные листья и стебли волчьего лыка. Выхватив меч, старший брат Карломана закружил его над головой.

В тот же миг на него налетел его брат Хлодеберт, и они принялись рубиться. Под руку братьям сунулся Теодеберт, и все трое, смеясь от радости, начали удалую пляску мечей, этим неистовым способом выражая ликование, что их брат спасся. Они праздновали, как принято было у эйнхириев - в вооруженной схватке, что в земной жизни стала бы смертельной. Но здесь они только смеялись и поздравляли друг друга с каждым удачным ударом, а Карломана - с тем, что он будет жить. Вот уже и отец вступил с ними в стычку. Мечи звенели, сталкиваясь, воздух свистел, рассекаемый острыми клинками. А четверо эйнхириев не могли остановиться. Их переполняла нескончаемая радость, что Карломан жив, вот они и веселились, как было принято в чертогах Вотана.
« Последнее редактирование: 17 Мар, 2023, 18:58:11 от Артанис »
Записан
Не спи, не спи, работай,
Не прерывай труда,
Не спи, борись с дремотой,
Как летчик, как звезда.

Не спи, не спи, художник,
Не предавайся сну.
Ты вечности заложник
У времени в плену.(с)Борис Пастернак.)

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5886
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 10688
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля

Мне вдруг стало жаль Хлодиона. Оно, конечно, если больше нечем заняться, можно и поединками развлекаться, надеюсь, что и пиршества в Вальхалле бывают, но всё-таки такая жизнь может свести с ума даже покойника. А тут ещё намёки на несчастное дитятко, правда я до сих пор не уверена, что это именно Пиппин/Капет и есть ужас Камперра.
Цитировать
but a grin without a cat
И волчьи уши без волка. Ууу! ;D ;D
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

katarsis

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 1118
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2376
  • Я изменила свой профиль!
    • Просмотр профиля

Вот, значит как с вейлами было. Даже Хлодеберт не знал.
Насчёт Потерянного Принца не понимаю. Хлодеберт не похож на романтика, считающего, что без любимой жизнь не имеет смысла. Почему он посчитал, что племяннику только смерть поможет? Тот с ума, что ли сошёл? Обычные страдания время, как правило, лечит. ???
Хлодеберт с сыновьями сейчас в Вальхалле. (Кстати, занятный там способ веселиться ;D) Получается, если Карломан после смерти отправится к Морриган, то с отцом и братьями больше не встретится никогда? А если отправится в Вальхаллу, то не встретится со своими армориканскими друзьями?
Записан

Артанис

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 3150
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 5795
  • Всеобщий Враг, Адвокат Дьявола
    • Просмотр профиля

Благодарю, эрэа Convollar, эрэа katarsis! :-* :-* :-*
Мне вдруг стало жаль Хлодиона. Оно, конечно, если больше нечем заняться, можно и поединками развлекаться, надеюсь, что и пиршества в Вальхалле бывают, но всё-таки такая жизнь может свести с ума даже покойника. А тут ещё намёки на несчастное дитятко, правда я до сих пор не уверена, что это именно Пиппин/Капет и есть ужас Камперра.
Цитировать
but a grin without a cat
И волчьи уши без волка. Ууу! ;D ;D
Хлодион сам выбрал себе посмертие на арвернский лад. Так что к чему его жалеть. Развлечений на непритязательный воинский вкус в Вальхалле достаточно, не беспокойтесь. Думаю, до Рагнарёка протянет как-нибудь. А кому такое посмертие не подходит, туда и не попадет.
Намеки да, что-то означают.
Вот, значит как с вейлами было. Даже Хлодеберт не знал.
Насчёт Потерянного Принца не понимаю. Хлодеберт не похож на романтика, считающего, что без любимой жизнь не имеет смысла. Почему он посчитал, что племяннику только смерть поможет? Тот с ума, что ли сошёл? Обычные страдания время, как правило, лечит. ???
Хлодеберт с сыновьями сейчас в Вальхалле. (Кстати, занятный там способ веселиться ;D) Получается, если Карломан после смерти отправится к Морриган, то с отцом и братьями больше не встретится никогда? А если отправится в Вальхаллу, то не встретится со своими армориканскими друзьями?
Возможно, что Потерянный Принц в самом деле тогда был не в себе, и не стремился жить (тут уже надо не верить в романтику, а признавать очевидные факты).
И, кстати, отец-то еще надеялся помириться с сыном, а вот Ги Верденнский и донарианцы вряд ли хотели бы, чтобы на престол взошел их враг.
Насколько известно из германской и скандинавской мифологии, способ веселиться у павших воинов в Вальхалле был именно такой. Днем они рубились почем зря, а к вечеру валькирии заживляли их раны, и они пировали всю ночь, угощались мясом вечно оживающего вепря и пили мед козы, которая доилась этим напитком.
Карломан, как бисклавре, будет в своем посмертии более свободен. Они ведь посредники не только между разными народами, но и между разными мирами. Он и из земного мира не исчезнет окончательно. И со своими близкими, вполне возможно, сможет видеться.

Глава 73. Вейла и Бисклавре (начало)
Двое стояли в полуразрушенном круге древних мегалитов, глядя друг на друга с недоверчивым волнением. Они не ожидали встречи в Срединном Мире, да при других обстоятельствах и не могли встретиться. Но сейчас оба они не принадлежали миру живых: он - еще, а она - уже. Ибо некогда молодая вейла не последовала за своей матерью и подругами на Сумеречную Тропу, куда уходят ши, альвы, фейри, дивии, - словом, Другие Народы, как бы их ни называли в разных краях. У нее осталось в Срединном Мире незаконченное дело. А путь Карломана уверенно вел в мир живых. И лебединое перо продолжало порхать над его головой, как бы напоминая о себе.

Изящная черно-белая ласточка сидела на согретом солнцем камне, как будто спала. И под ним, словно тень ее, стояла золотоволосая дева в одеянии из черно-белых перьев. Ее глаза сияли, когда она улыбнулась графу Кенабумскому.

Оба сделали шаг навстречу друг другу. И обменялись приветствиями, словно и не было долгих лет разлуки.

- Карломан!.. - голос вейлы был похож на птичью трель и на звон весеннего ручья.

- Морганетта! - он склонился перед ней, точно она была королевой Арвернии, и в знак восхищения ее красотой поцеловал ей руки. - Благодарю тебя за новую встречу!

Тем временем, заговоренное лебяжье перо вновь взмыло в воздух и описало круг возле головы Карломана, почти задевая его волосы. Но оно не уводило прочь отсюда, и, казалось, не спешило покидать каменное кольцо. А это значило, что Карломану следует находиться здесь.

Вейла проговорила, улыбнувшись в ответ на его приветствие:

- А я, ожидая тебя, вспоминала наши былые встречи. Особенно две: самую первую и последнюю.

Карломан тоже улыбнулся давним воспоминаниям.

- Первая наша встреча вышла забавной! Мне тогда было всего десять лет, я только что приехал из Арморики ко двору своего дяди и в тот день сбежал из дворца, чтобы найти вейл в их лесном обиталище. Обернувшись волком, я выслеживал вас, а ты вышла мне навстречу из-за деревьев и засмеялась. И я тоже рассмеялся в ответ.

- Я тогда была немногим старше тебя, и мы вдвоем облазили весь лес, все наши заповедные уголки, пока моя мать не сказала, что тебе пора возвращаться домой. Это был очень веселый день!

Они вновь негромко засмеялись, обмениваясь лукавыми улыбками и взглядами, исполненными счастливых воспоминаний детства.

- А в нашу последнюю встречу мне было пятнадцать лет, - погрустнев, проговорил Карломан. - Тогда я собирался уезжать вместе с матушкой в Арморику. Мы встретились в вашем гроте для прощания, и уже тогда предчувствовали неладное. Не только мы с тобой, но и наши матери лишь старались быть веселыми, а шепотом обменивались предупреждениями. Все знали, что грозит беда, и никто не мог понять, откуда она исходит. И мы уехали. За несколько дней до того, как... - его голос дрогнул, не договорив того, что причиняло боль им обоим.

Оба помолчали, думая о том, чего было уже не изменить. Наконец, Морганетта молвила, успокаивая друга:

- Все же ваши предупреждения не пропали даром: я позаботилась вовремя спрятать новорожденную дочь, а ее отец укрыл последнюю вейлу в безопасном месте! Но теперь у меня большая просьба к тебе, Карломан!

Он кивнул, заранее зная, о чем она попросит.

- Помоги моей внучке Фредегонде вполне развить магические силы, и заодно позаботься о ее безопасности при дворе, где вновь становится рискованно быть потомком Других Народов!

- Я обещаю, Морганетта! - твердо произнес Карломан. - Тем более, что теперь я обязан жизнью Фредегонде. Ради меня она восстановила ваш целебный источник, без обучения, действуя наобум. Еще и поэтому я просто обязан стать ее наставником. Такую силу, какой обладает эта девочка, нельзя предоставить самой себе. Ум и тонкость чувств помогают ей избегать неприятных последствий, но все же не всегда.

Морганетта кивнула, печально заглянув в лицо Карломану своими лучистыми глазами.

- Я радовалась, когда она, едва ступив на наш холм, где теперь стоит Дурокортерский замок, ощутила кровное наследство и в тот же миг, добровольно и без подсказки, приняла его! Но тем самым она по неведению усилила посмертное проклятье, павшее на королей Арвернии. И, к несчастью, оно пало на тебя, нашего друга, сочтя истинным властителем! В последний момент мне удалось отклонить меч короля, но лишь отчасти.

Карломан взял ладонью ее холодную руку.

- Не огорчайся, Морганетта: ведь еще не поздно все исправить. Но для меня эта история стала хорошим уроком в отношении Фредегонды. Кроме того, я сам настоял на ее приглашении, чтобы она помогла преодолеть ваше проклятье. Как ты думаешь, Морганетта, возможно ли это? Каким образом оно было наложено?

В одно мгновение бледный лик вейлы преобразился: олицетворение цветущей женственности сделалось грозным, даже пугающим.

- Полностью снять проклятье нельзя, пока на нашем холме стоит замок Дурокортер, и земля здесь влажна от давно пролитой крови! Ты, как и люди, видишь прекрасный дворец, полный сокровищ, а для нас это страшная рана, оскверняющая нашу землю! Ни я, ни Фредегонда не помогут тебе избавить королей Арвернии от положенной доли страданий. За все приходится платить!

Карломан не сразу нашел, что ответить ей. Как бисклавре, посредник между людьми и Другими Народами, он слишком хорошо понимал, что у каждой стороны обыкновенно бывает своя правда, и порой очень трудно примирить эти правды.

- Я знаю, какие чувства обуревали вас в тот гибельный миг, Морганетта, - мягко, сочувственно проговорил он. - Если бы люди вероломно истребили мой народ, я тоже, вероятно, проклял бы виновников. Но с тех пор от проклятья пострадали не только те, кто погубил вас. Мой отец, сделавшийся королем лишь затем, чтобы вскоре погибнуть, не был причастен к вашей трагедии. Мой брат и его старший сын могли бы совершить много хорошего, если бы проклятье не сразило их на пике жизненных сил. А маленькие дети, один за другим коронованные только для того, чтобы умереть, в чем могли быть виновны? Я знаю, что дело не только в проклятье вейл. Их бабушка, Бересвинда Адуатукийская, поневоле виновна в том, что мор ударил по королевской семье. Но ее средний сын и маленькие внуки могли бы жить, не будь, на их несчастье, коронованы в Черный Год, по очереди. Разве не довольно уже смертей? Та Морганетта, которую я знал, не могла бы радоваться им! Если она вправду изменилась до неузнаваемости, значит, не только тело, но и душа ее умерла. И теперь мой кузен, Хильдеберт Потерянный Принц, испугался бы тебя, которую прежде так любил!

Он говорил жестко, не выбирая выражений, зная, что в некоторых случаях это и нужно, чтобы выпустить из змеиной чешуи легкокрылую ласточку.

И Морганетта протяжно вздохнула. Ярость ее прошла, прекрасное лицо стало просто печальным. Даже глаза ее померкли и обратились как будто внутрь ее собственной души, как это бывает у слепых.

- Я помогу тебе, Карломан, и моей внучке ослабить проклятье хотя бы отчасти. Короли Арвернии не будут гибнуть так часто. Но не  в моей власти полностью развеять его. Но я хочу, чтобы ты знал: я вас не проклинала!

Даже голос у нее стал тихим, невесомым, как пепел от костра, когда она вспоминала последние минуты земной жизни своего народа.

- Когда воины Донара напали, я кормила мою малышку Вультраготу. Едва успела спрятать ее и запечатать грот, чтобы только ее отец мог туда войти. Выбежала - а возле грота уже творилось побоище! Моя царственная мать собрала вейл в круг, все творили заклятья, метали в них огонь, насылали ветер. Но почти ничего не удавалось. Наши враги не получали опасных ран, и продолжали биться. У них был сильные защитные обереги. Вейлы гибли одна за другой от заговоренного оружия. Я подбежала к матери, мы вместе обрушили горящее дерево на троих арвернов. Но тут один из их товарищей ударил копьем в грудь моей матери, царице вейл! Я закрыла ее собой от второго удара, и секира разрубила мне голову. Мы упали одновременно, и я, лежа поверх тела матери, умирая, услышала, как она успела провозгласить: "Король Арвернии отнял у нас владения и жизнь. Так не будет же ему и его наследникам ни счастья, ни долгой жизни, до тех пор, пока на Холме Вейл стоит Дурокортер! Проклинаю их кровью убиенных вейл и своим последним дыханием!" Затем она умерла, и я тоже. Ты понимаешь, что означает ее проклятье, Карломан?

Он мрачно кивнул. Предсмертное проклятье, тем более - наложенное такой могущественной чародейкой, как царица вейл, ничем не снять, пока не сбудется его условие. О том, чтобы разрушить весь Дурокортер до основания, привести холм в первоначальное состояние, не могло быть и речи. Кто и куда сможет переселить огромный город? Да никто и не согласился бы на разрушение, и в первую очередь - ни один из королей Арвернии. Можно было лишь постараться ослабить проклятье и надеяться на лучшее.

- Что ж, я рассчитываю на помощь Фредегонды, - подытожил Карломан.

- И я не меньше тебя желаю, чтобы она грамотно распорядилась нашим наследством и прожила долгую, счастливую жизнь, - в голосе Морганетты слышалась надежда, но не было уверенности. - И все же, невольно и неосознанно она усилила два проклятья и тем навлекла на тебя беду. По ее вине пролилась твоя кровь. Меня это тревожит: как бы она не пошла по пути своего отца, который невольно погубил своего друга-соперника.

Карломан задумался по поводу родителей Фредегонды, которых знал по визиту в Шварцвальд. В памяти также всплыло зловещее пророчество Номиноэ.

- Значит, правда, что от нее пахнет кровью... Так же как от моего потерянного родича, которого я почуял в Серебряном Лесу... Но вины Фредегонды нет в случившемся. Сознательной, я имею в виду. Будущее девушки еще не определилось, и только от нее самой зависит, какой она войдет в историю. И тем важнее своевременно заняться ее обучением, чтобы она всегда сознавала возможные последствия своих поступков.

Морганетта глубоко вздохнула, впервые за весь их разговор по-настоящему успокоившись.

- Как я благодарна тебе, Карломан! Если ты приглядишь за моей наследницей, я смогу быть спокойна.

Граф Кенабумский тепло улыбнулся вейле.

- Ты же знаешь, я обязан сделать это хотя бы в честь нашей дружбы! Сколько бы дел ни ожидали меня после возвращения, еще одной неотложной заботой будет твоя внучка, Фредегонда.

- Это хорошо, - согласилась Морганетта, и улыбка промелькнула на ее устах, словно солнечный луч сквозь густую листву. Но тут же погасла, сменившись новым воспоминанием: - Карломан, я прошу тебя, береги и себя тоже! Ты помнишь, как загадывал на будущее, глядя в воды нашего священного родника?

Он кивнул.

- Отражение показало, что я буду править при шести королях и одной королеве, пока не дождусь поистине достойного правителя! В том видении не открылось ни имен, ни лиц, лишь общая суть. Да и я тогда был еще мальчишкой, и лишь много позже, когда меня стали именовать Почти Королем, осознал, что пророчество сбывается.

- Карломан, - вейла коснулась холодными пальцами его рук. - Сознаешь ли ты, что ныне правишь Арвернией уже при шестом короле?

Он пожал плечами, не выдавая тревоги, если та и поднялась в его душе. Ответил ей так же, как прежде Номиноэ, а затем - отцу:

- Сбудется лишь то, что судили норны. Сами боги не пытаются изменить предсказанную судьбу. А королева - должно быть, моя мать. Пророчество засчитало Арвернию и Арморику; ведь здесь женщины не имеют права наследовать. И в основном, его смысл все же успокаивает меня. Рано или поздно я дождусь поистине достойного правителя.

Про себя подумал, что этот правитель, верно, еще не скоро родится. Он, Карломан, встретит его на тропах междумирья, ибо для него, бисклавре, и в посмертии продолжится посредничество между мирами, между людьми и Другими Народами, для чего его порода создана богами.

Но он не высказал вслух своих потаенных мыслей. Вместо этого, улыбнувшись Морганетте, проговорил:

- Я рад, что боги позволили мне еще раз встретиться с тобой! Не беспокойся: я сделаю для Фредегонды все, что в моих силах.

Вейла улыбнулась ему, на сей раз от души.

- И я счастлива, что ты возвращаешься к жизни, Карломан, Коронованный Бисклавре! Ты заслуживаешь жить.

А между тем, заговоренное лебяжье перо продолжало кружить над их головами, ожидая, когда придет пора продолжить путь.
« Последнее редактирование: 19 Мар, 2023, 21:12:05 от Артанис »
Записан
Не спи, не спи, работай,
Не прерывай труда,
Не спи, борись с дремотой,
Как летчик, как звезда.

Не спи, не спи, художник,
Не предавайся сну.
Ты вечности заложник
У времени в плену.(с)Борис Пастернак.)

Convollar

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 5886
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 10688
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля

Да уж, царица вейл прокляла, так прокляла! Даже тех, кто ещё не родился.  И мы, наконец, вернулись к Фредегонде, с которой всё и началось. Внучка вейлы, ещё не знающая о своей силе. А где-то бродит по лесам Капет, тоже  не обученный оборотень. Интересно.
Записан
"Никогда! Никогда не сдёргивайте абажур с лампы. Абажур священен."

katarsis

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 1118
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2376
  • Я изменила свой профиль!
    • Просмотр профиля

Возможно, что Потерянный Принц в самом деле тогда был не в себе, и не стремился жить (тут уже надо не верить в романтику, а признавать очевидные факты).
И, кстати, отец-то еще надеялся помириться с сыном, а вот Ги Верденнский и донарианцы вряд ли хотели бы, чтобы на престол взошел их враг.
Думаете, это вообще был не Хлодеберт, а история с кольцом - простое совпадение? Вообще-то, это бы объяснило, почему он сам убил племянника - и ничего, а как ровно то же самое сделал его братец - чуть войну не начал. Но тогда бы он, наверное, сказал. Так-то, Хильдеберт-младший мог и сам яд принять, чтоб избавиться от страданий.
Но вот это:
Цитировать
После того, что с ним произошло из-за убийства любимой, смерть сделалась для него лучшим выходом, как для искалеченного коня или собаки, которой кабан распорол брюхо
Хлодеберт говорит сам. Понятно, что после смерти Морганетты Потерянный Принц очень страдал, но обычно в таких случаях боль со временем утихает, и человек может жить дальше. Чтобы такой человек, как Хлодеберт сказал, что тут смерть - лучший выход должна быть какая-то серьёзная причина.
Цитировать
Карломан, как бисклавре, будет в своем посмертии более свободен. Они ведь посредники не только между разными народами, но и между разными мирами. Он и из земного мира не исчезнет окончательно. И со своими близкими, вполне возможно, сможет видеться.
Это хорошо, а то как-то грустно стало.

Вот что значит проклятье, которое никто не контролирует. Бьёт по кому попало. Королева вейл точно не хотела, чтобы оно на Карломана обрушилось. Хм. Морганетта говорит, что это она отклонила меч короля. Получается, она вселилась в ласточку? Она всё время этой ласточкой была или только в тот момент?
Записан

Артанис

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 3150
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 5795
  • Всеобщий Враг, Адвокат Дьявола
    • Просмотр профиля

К сожалению, у нас некоторое время не будет продолжения, потому что эрэа Менестрель заболела! :'( :'( :'(
Надеюсь, что вернемся к произведению при первой же возможности.
Да уж, царица вейл прокляла, так прокляла! Даже тех, кто ещё не родился.  И мы, наконец, вернулись к Фредегонде, с которой всё и началось. Внучка вейлы, ещё не знающая о своей силе. А где-то бродит по лесам Капет, тоже  не обученный оборотень. Интересно.
Фредегонда как раз знает о своей силе. Она почувствовала и приняла ее, как только вступила на Холм Вейл, в первой же главе. А посвящение прошла, когда восстановила священный источник. Не знает только, что ее присутствие усилило проклятье, да и о нем самом не слышала.
Возможно, что Потерянный Принц в самом деле тогда был не в себе, и не стремился жить (тут уже надо не верить в романтику, а признавать очевидные факты).
И, кстати, отец-то еще надеялся помириться с сыном, а вот Ги Верденнский и донарианцы вряд ли хотели бы, чтобы на престол взошел их враг.
Думаете, это вообще был не Хлодеберт, а история с кольцом - простое совпадение? Вообще-то, это бы объяснило, почему он сам убил племянника - и ничего, а как ровно то же самое сделал его братец - чуть войну не начал. Но тогда бы он, наверное, сказал. Так-то, Хильдеберт-младший мог и сам яд принять, чтоб избавиться от страданий.
Нет, это я так, мысленно. На такую версию указаний не было.
Сюжет развивается, и образы героев постепенно раскрываются, порой - с неожиданной стороны.
Хильдеберту негде было в заточении взять яд. Как минимум, ему кто-то должен был его принести.
Цитировать
Хлодеберт говорит сам. Понятно, что после смерти Морганетты Потерянный Принц очень страдал, но обычно в таких случаях боль со временем утихает, и человек может жить дальше. Чтобы такой человек, как Хлодеберт сказал, что тут смерть - лучший выход должна быть какая-то серьёзная причина.
Ну, тут же не описано, в каком состоянии был Потерянный Принц после того, как его бросили в тюрьму. Возможно, и вправду разум не выдержал, или крайняя степень депрессии, когда ничего не нужно, и сил как-то реагировать на окружающий мир просто нет. А психологов у них там не было.
Цитировать
Это хорошо, а то как-то грустно стало.
Нельзя он предполагает, что по-настоящему достойного правителя встретит только в посмертии. Это так и произойдет. Он, кстати, его видел в лабиринте междумирья, юношу из будущего, наставником которого станет Карломан.
Цитировать
Вот что значит проклятье, которое никто не контролирует. Бьёт по кому попало. Королева вейл точно не хотела, чтобы оно на Карломана обрушилось.
Трудно все предугадать. Да и до того ли ей было в момент предсмертной агонии?
Цитировать
Хм. Морганетта говорит, что это она отклонила меч короля. Получается, она вселилась в ласточку? Она всё время этой ласточкой была или только в тот момент?
Верно, ласточка - это Морганетта. Вейлы умеют превращаться в птиц, и она стала в меру своих возможностей помогать своей внучке. А заодно и другу детства.
Записан
Не спи, не спи, работай,
Не прерывай труда,
Не спи, борись с дремотой,
Как летчик, как звезда.

Не спи, не спи, художник,
Не предавайся сну.
Ты вечности заложник
У времени в плену.(с)Борис Пастернак.)

katarsis

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 1118
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2376
  • Я изменила свой профиль!
    • Просмотр профиля

К сожалению, у нас некоторое время не будет продолжения, потому что эрэа Менестрель заболела! :'( :'( :'(
Понятно. Тогда скорейшего ей выздоровления.

Цитировать
Верно, ласточка - это Морганетта. Вейлы умеют превращаться в птиц, и она стала в меру своих возможностей помогать своей внучке. А заодно и другу детства.
Об этом упоминалось, но я не думала, что они могут обращаться в птиц даже после смерти, причём во вполне живых материальных птиц. Выходит, это как-то даже символично, что сокол короля на неё напал. Словно почувствовал, что она одна из тех, кто проклял его хозяина.
Записан

Menectrel

  • Барон
  • ***
  • Карма: 115
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 104
    • Просмотр профиля

***

Карломан "Почти Король" Кенабумский (766). Шесть Королей и Одна Королева:

Гвиневера (Женевьев) Армориканская (746)

Хлодоберт VI (763 – 797 = 34)
 
Хлодоберт VII (782 – 804 = 22)
Хлодоберт VIII «Дитя» (799 – 809 = 10)

Теодеберт II (786 - 809 = 23) 
Теодеберт III (803 – 809 = 6)

Хильдеберт IV «Воинственный» (790)


***

Короли Арвернии (Прототип: Франция эпохи Меровингов и Каролингов):

Хильдеберт III «Строитель\Разрушитель» (743 – 783 = 40)
Годы Правления: Март 766 – 783 = 17
- Священный Поход Донарианцев. Проклятье Вейл.

Хлодоберт V «Жестокий» (745 – 785 = 40)
Брат предыдущего монарха. Смертельно ранен в битве.
Годы Правления: 783 – Лето 785 = 2
- Поход Десяти Ярлов на Арморику.

Хлодоберт VI (763 – 797 = 34) 
Сын предыдущего монарха. Наречен своим венценосным дедом. Несчастный случай на Турнире.
Годы Правления: Лето 785 – 797 = 12 
- Борьба между Королевской Властью и влиянием Принцев Крови.

Хлодоберт VII (782 – 804 = 22)
Сын предыдущего монарха. Апоплекстический удар (инсульт). 
Годы Правления: 797 – 804 = 7
 - Арверно – Нибелунгская Война (Война за Окситанское Наследство)


Хлодоберт VIII «Дитя» (799 – 809 = 10)
Сын предыдущего монарха. Черная Оспа.
Годы Правления: 804 – 809 = 5
- Арверно – Нибелунгская Война (Война за Окситанское Наследство)

Теодеберт II (786 – 809 = 23) 
Дядя предыдущего монарха. Черная Оспа.
Годы Правления: 809
- Арверно – Нибелунгская Война (Война за Окситанское Наследство)

Теодеберт III (803 – 809 = 6)
Сын предыдущего монарха. Черная Оспа.
Годы Правления: 809
- Арверно – Нибелунгская Война (Война за Окситанское Наследство)

Хильдеберт IV «Воинственный» (790)
Дядя предыдущего монарха.
Годы Правления: С 809
- Арверно – Нибелунгская Война (Война за Окситанское Наследство)

***

"Хлодион был ровесником первенца Радегунды, разница всего в несколько месяцев, а Карломану в тот роковой год исполнилось пятнадцать лет." 

 Глава 14 "Материнские Сердца"

Сыновья Хлодоберта V «Жестокого» (745 – 785 = 40) по старшинству:

1. Хлодион (763 – 781 = 18) – от Гвиневеры (Женевьев) Армориканской (746). Конкубинат.
2. Хлодоберт VI (763 – 797 = 34) – от Радегунды Аллеманской (744 – 809 = 65). Законный Брак.
3. Карломан «Почти Король» Кенабумский (766) – от Гвиневеры (Женевьев) Армориканской (746). Конкубинат.
4. Теодеберт «Младший\Малыш» (770 – 795 = 25) – от Радегунды Аллеманской (744 – 809 = 65). Законный Брак.

\Конкубинат. Гвиневера имела статус Конкубины (т.е не законная жена, но и не совсем любовница ("фаворитка"). Нечто среднее. В отличие от законного брака – такой союз мог разрываться без участия жрецов. В отличие от внебрачной связи - дети от такого союза имели право наследовать отцу.\

***

Хлодоберт VI (763 – 797 = 34)  + Бересвинда «Адуатукийская\Паучиха» (765 – 860 = 95)

Брак заключен в 781 году. Их Дети:   

1. Хлодоберт VII (782 - 804 = 22) Апоплекстический удар (Инсульт)
2. Теоделинда (783) Жрица. Роды были очень тяжелые, и был дан обет, что в случае хорошего исхода отдут ребенка в Храм.
3. Теодеберт II (786 - 809 = 23) Черная Оспа.
4. Хильдеберт IV «Воинственный» (790)

***
« Последнее редактирование: 23 Мар, 2023, 22:19:01 от Menectrel »
Записан
"Мне очень жаль, что у меня, кажется, нет ни одного еврейского предка, ни одного представителя этого талантливого народа" (с) Джон Толкин

Menectrel

  • Барон
  • ***
  • Карма: 115
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 104
    • Просмотр профиля

К сожалению, у нас некоторое время не будет продолжения, потому что эрэа Менестрель заболела! :'( :'( :'(
Понятно. Тогда скорейшего ей выздоровления.

Цитировать
Верно, ласточка - это Морганетта. Вейлы умеют превращаться в птиц, и она стала в меру своих возможностей помогать своей внучке. А заодно и другу детства.
Об этом упоминалось, но я не думала, что они могут обращаться в птиц даже после смерти, причём во вполне живых материальных птиц. Выходит, это как-то даже символично, что сокол короля на неё напал. Словно почувствовал, что она одна из тех, кто проклял его хозяина.



Огромное Спасибо!


Душа вейлы вселилась в живую ласточку.... В Иудаизме это явление называется Диббук.
« Последнее редактирование: 23 Мар, 2023, 21:49:56 от Menectrel »
Записан
"Мне очень жаль, что у меня, кажется, нет ни одного еврейского предка, ни одного представителя этого талантливого народа" (с) Джон Толкин