Расширенный поиск  

Новости:

Для тем, посвященных экранизации "Отблесков Этерны", создан отдельный раздел - http://forum.kamsha.ru/index.php?board=56.0

Автор Тема: Вирентийский витраж - III  (Прочитано 3014 раз)

passer-by

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 9329
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 14014
  • Я вольный воробей на ветке, от указаний отвернусь
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - III
« Ответ #30 : 03 Янв, 2024, 10:22:45 »

Написано, как всегда, великолепнейше, а продолжения буду ждать просто с отчаянным нетерпением. И - с наступившим Вас, эрэа Марриэн! :) Здоровья, счастья, вдохновения - и легкого пера! :)
 



Присоединяюсь.  :)
Записан
"Чистоту, простоту мы у древних берем,
Саги, сказки - из прошлого тащим,-
Потому, что добро остается добром -
В прошлом, будущем и настоящем!" (с)
"Но разве тот, кто трусит глубины,
Найдет свою сияющую пристань?" Марриэн
Είναι ανώτερη σοφία να μπορείς να ξεχωρίζεις το καλό απ' το κακό

Марриэн

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 4443
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 1039
  • Ленивый хоббит
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - III
« Ответ #31 : 04 Янв, 2024, 14:39:51 »

Красный Волк, Tany, passer-by, спасибо! И вас с праздниками!  :)
Записан
" С каждым годом все неизбежней запевают в крови века..." (Н. Гумилев).

katarsis

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 1271
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2688
  • Я изменила свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - III
« Ответ #32 : 05 Янв, 2024, 11:33:13 »

Мистично и таинственно. И страшно. Особенно, за Эмилию, но и немного за Джульетту с Рино. Надеюсь, этот камень просто стирает память прошедшей ночи, а не сводит с ума. А что теперь будет с Эмилией не могу даже представить, но точно ничего хорошего. И есть подозрение, что Птицелов со своим напарником сильно просчитались захватили то, что окажется им не по силам.
Записан

passer-by

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 9329
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 14014
  • Я вольный воробей на ветке, от указаний отвернусь
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - III
« Ответ #33 : 05 Янв, 2024, 12:18:10 »

И есть подозрение, что Птицелов со своим напарником сильно просчитались захватили то, что окажется им не по силам.

Я тоже на это надеюсь.
Записан
"Чистоту, простоту мы у древних берем,
Саги, сказки - из прошлого тащим,-
Потому, что добро остается добром -
В прошлом, будущем и настоящем!" (с)
"Но разве тот, кто трусит глубины,
Найдет свою сияющую пристань?" Марриэн
Είναι ανώτερη σοφία να μπορείς να ξεχωρίζεις το καλό απ' το κακό

Марриэн

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 4443
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 1039
  • Ленивый хоббит
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - III
« Ответ #34 : 10 Мар, 2024, 12:47:22 »

Что ж, пора прервать молчание, поскольку текст уже начинает проявляться.

Итак, новый осколок, новая локация и новые герои. Так надо.  ;)

Осколок пятый. Врата Виорентиса

Глава первая. Гвоздь и Комар

– Скажи мне, друг Гвоздь, – начал разговор Одо Бернарди, – мечтал ли ты когда-нибудь о великом?
Рамон Гуттиереш оторвался от вдевания крученой нити в сапожную иглу и, немного подумав, кивнул.
– А то, – значительно произнес он и снова взялся за дело, видимо, посчитав тему исчерпанной.  Но Одо не отстал.
– А скажи-ка, друг Гвоздь, – продолжил он, поудобнее устраиваясь на широком  подоконнике, – какое именно деяние ты отнес бы  к великим?
Рамон почесал ногтем переносицу.
– Ну, – с мечтательным видом произнес он. – вот если бы на Турнире Радостного Солнца  мы бы прошли в финал и встали против команды Дзеффа, это было бы великим деянием. Если бы мы победили, это было бы вдвойне великим деянием. А если бы ты бросил  последний мяч, а я свалил бы Малыша Пеппино, это бы вообще...
И Гвоздь возвел глаза к потолку, всем свои видом показывая, что подобный подвиг был бы пределом его, Рамона Гуттиереша, желаний.
– Да, – согласился Одо, – это было бы достойным деянием. Мы стали бы известны на всю Виренцу...
– Бери выше – на все герцогство.
– И все здешние трактирщики наливали бы нам бесплатно...
– И отец Тессы разрешил бы мне гулять с ней вечерами по набережной...
Последнее фраза вызвала на физиономии Гвоздя такое мечтательное выражение, что Одо не выдержал и засмеялся. За что немедленно поплатился. Гвоздь отложил иглу и, привстав на кровати, метнул в него кожаную оболочку мяча, штопкой которой как раз собирался заняться. 
Бросок был быстр и точен. Одо не успел увернуться, получил по губам вытертой растрескавшейся кожей и решил, что должен действовать.
– Ты это мне, как рыцарь — перчатку? – возопил он и, спрыгнув с подоконника,  принял боевую стойку.
– А то! – с готовностью отозвался Гвоздь, поднимаясь и потягиваясь так, что рубашка затрещала. – Готовься, несчастный болтун!
– Иди сюда, увалень! –  Одо запрыгал туда-сюда, выкидывая  вперед кулаки, словно боец на ярмарке в праздничный день. – Я покажу тебе, что значит настоящий поединок!   
И быть бы славной потасовке, но в этот миг пол под ногами бойцов содрогнулся от тяжкого удара и гулкий бас возгласил:
– Э, юнцы, совесть-то поимейте! Ночь на дворе! Топочете, как целая рота!
– Ладно-то мой бездельник, – присоединился к нему укоризненный женский голос. – Но вы-то, джиор Одо...  стыдитесь! Малютка не спит, так еще  и вы...
– Мы больше не будем, батюшка! – отозвался Гвоздь, разом утративший воинственный настрой.
– Простите,  джиори Белла! – присоединился к покаянию Одо. – Нам стыдно! Нам очень стыдно!
– Оно и заметно! – проворчал бас. Послышался стук отодвигаемого табурета, и все смолкло.
Непримиримые соперники чуть ли не на цыпочках прокрались к подоконнику. По пути Одо поднял с пола «рыцарскую перчатку» и протянул другу. Гвоздь покрутил ее и просунул в дыру пальцы.
– Еще сильнее разорвалась, – шепотом посетовал он.
– Я зубами прогрыз, –  фыркнул Одо, оскалившись, и назидательно поднял палец.  – Вот тебе, отрок, житейская мудрость в наставление: негоже швырять в человека дырявым мячом...
– Понял, завтра швырну набитым, – согласился Гвоздь, но готовую вновь начаться перепалку прервал далекий удар колокола. Спорщики принялись считать, загибая пальцы.
– Полночь, – проговорил Гвоздь. Одо кивнул, и оба они принялись быстро и почти бесшумно собираться.

Все эти перепалки велись в мансарде дома, на первом этаже которого располагалась известная в Алексаросе траттория «Бравая мышь», а выше в тесноте и суете проживало многочисленное семейство владельца.   
В этот ночной час траттория была уже закрыта, а дом молчалив, но не слишком спокоен. Внизу, в одной из комнат второго этажа, плакал ребенок: у племянницы Гвоздя резались зубы. Через оконце, глядящее во двор, Одо видел, что сквозь двери хлева брезжит свет: не иначе Ренато, поняв, что все равно не уснет, отправился чистить стойла. Вокруг витал уже слабеющий, но резкий дух жареной рыбы: на ужин подавали угрей под чесночным соусом, и запах, казалось, окутал весь дом  от винного погребка до ребер потолочных балок.   
Уже с полгода этот дом был для Одо верным пристанищем. Конечно, оно сильно отличалось от того, что он привык видеть в отцовском особняке, но снявши голову по волосам не плачут. И пусть здесь у него не было своей комнаты и даже своей настоящей кровати (ибо Бернарди непреклонно отверг все попытки Гвоздя последовать древнему закону гостеприимства и предложить гостю свое спальное место), он прекрасно спал себе и на полу на соломенном тюфячке. И то, что поутру слуга не тащится с тазиком и кувшином, тоже вполне можно было пережить: умываться во внутреннем дворике из стоящей под акацией бочки оказалось даже забавно – поблизости частенько возникали младшие сестры и братья Гвоздя, и умывание превращалось в веселое водяное побоище, из которого никто не выбирался, не вымочив волос и рубашки. А уж по сравнению со стряпней джиори Беллы старания отцовского повара казались жалкими потугами.     
И пусть на стол ставили глиняные плошки, а не серебряные тарелки, и ели руками и ложками, знать не зная про вилки-двузубцы. Одо было плевать. Зато здесь не едят твою душу малой ложечкой на десерт и не сплевывают остатки через губу.
– Ну, как я? – Гвоздь пригладил светлые жесткие волосы ладонью, одернул новешенький черно-рыжий дублет и с надеждой посмотрел на друга. – Прилично выгляжу?
– Красавчик, – уверил Одо, критически оглядев Рамона. Тот и впрямь был ладен  – широкоплеч, статен и казался старше и внушительнее своих неполных восемнадцати лет.  Сын своего отца, как одобрительно говаривала джиори Белла, ласково шлепая верзилу старшенького по шее. – Кушак только черный повяжи, он больше подойдет. И когда мимо сада пойдем, сорви веточку мирта и приколи вот тут, напротив сердца.
– А может, в зубы? – возмутился Гвоздь. –  Это еще зачем?
– Не спорь, дурень. Это знак любви... любви...
Одо пощелкал пальцами, вспоминая правильный эпитет.
– А! Любви жаркой и пламенной!  Жаркой и пламенной! Как звучит-то!
– Ладно-ладно, –  нетерпеливо закивал Гвоздь. – Пошли уже, Комар.
Одо поспешно сгреб со стола виуэлу, и они пошли.

Разумеется, они не и пытались спуститься по внутренней лестнице – того и гляди наткнешься на кого-нибудь из домочадцев. Вопросов не оберешься. Не пошли и через двор, дабы не попасться на глаза Ренато. Гвоздь открыл лаз под потолком и они по очереди протиснулись сквозь него на покатую черепичную крышу. Осторожно ступая босыми ногами по  шершавым плиткам (башмаки каждый связал шнурками и повесил на шею), пробежали к самому краю и перескочили на кровлю соседнего здания, а уж оттуда спустились по желобу водостока в переулок.
Предосторожность была не лишняя — у двери «Бравой мыши» по ночам горел предписанный законом масляный фонарь, а соседский дом считался зданием не общественным, но частным, и оттого тонул в жарком весеннем сумраке.  Правда, была у этого и оборотная сторона: спрыгнув, Одо едва не вляпался прямо во что-то вязкое и дурно воняющее.
– Мигель, зараза! – выругался Гвоздь, приземляясь рядом. – Погреб чистил, всю гниль к нашей стороне вывалил.
– Тише! – оборвал друга Одо. – Отец твой услышит!
Они на ощупь напялили обувь и поспешили убраться подальше, пока кто-нибудь из соседей не выплеснул на нарушителей тишины кувшин с водой или горшок с чем похуже. Шли быстро, держась в тени домов, а чуть позже и вовсе свернули в боковую улицу — после полуночи в Алексаросе можно было наткнуться на ночную стражу,  имевшую право задержать любого, кто не сможет объяснить внятно, какого рожна шатается по городу в столь поздний час.
Гвоздь шагал впереди, уверенно впечатывая башмаки в булыжную мостовую, но  Одо легко поспевал за размеренной поступью товарища. Виуэла покачивалась за спиной на ремне. Камни домов и мостовой, казалось, дышали, отдавая накопленный за долгий день жар. Где-то на Первом спуске, там, где начинались новые портовые кварталы, еще слышались людские голоса, иногда всплески нестройного хохота, иногда пьяные выкрики. Тамошние кабачки не слишком рьяно соблюдали час гашения огня. Но здесь, в Песчаной части было относительно спокойно. Впрочем, ножи оба прихватили: какой уважающий себя алексаросец выйдет из дома без оружия, презрев древние правила?
Путь был известен. Узкими улочками, под балконами и протянутыми бельевыми веревками, к маленькой площади, посреди которой бил фонтанчик с изображением бородатого насупленного тритона с раковиной. Вокруг площади стояли строгие, в два этажа дома, с прочными, окованными медью дверьми и узкими окошками, забранными решетчатыми ставнями. Здесь жили зажиточные граждане Алексароса, купцы и судовладельцы, чьи медлительные барки отправлялись из близкого порта вниз по Риваре, увозя бочонки с вином, уксусом и оливковым маслом и тюки крашеной шерсти из Барраса.   
Все эти почтенные люди  были клиентами его отца. А вот моими не будут, с чувством облегчения подумал Одо. И слава Благим!
Они добрались. Особняк по левую руку от фонтанчика был казался спящим: ставни прикрыты, и лишь факел у двери чадил, освещая ступени. Стена огибала часть площади, отделяя дом купца Ремидио Донато от соседнего здания.   
Гвоздь нагнулся, подставляя спину более легкому товарищу, и Одо в два счета вскарабкался на стену. Лег, протянул руку, помогая взобраться Рамону, и вот они уже оба сидят на кирпичном гребне, свесив ноги в небольшой внутренний садик. Прямо под ними рядком протянулись розовые кусты.
– Нет собаки? – Гвоздь медлил, вглядываясь в темное  пространство внизу, разделенное светлой полосой булыжной дорожки. 
– Вроде нет. За штаны, что ли, боишься? Прыгай давай, пока соседи не увидели.
Послышался приглушенный вопль — Гвоздь приземлился прямо в розы. Одо примерился, оттолкнулся, стараясь упасть за колючее заграждение. Он был куда ловчее друга: недаром в команде его ставили бегуном, а не бойцом. Прыжок удался – лишь одна ветка скользнула по куртке. Виуэла  тренькнула струнами.
Они пробежали через сад к дому, держась в тени, завернули за угол и оказались у задней стены, густо затянутой плющом. Сюда глядели несколько окошек второго этажа и крошечный балкончик, за которым виднелась дверь, наполовину резная, с застекленной цветными пластинками верхней частью. Пластинки светились — внутри горел свет.   
Одо взял пару аккордов — осторожно, скорее обозначая  мелодию, чем играя. Гвоздь   шикнул на него, поднял с дорожки кусочек гравия и кинул, метясь в оконный ставень. Легонько стукнуло.  Окошко бесшумно приоткрылось, на миг явив девичью головку.
Гвоздь улыбнулся во всю физиономию. Одо отвесил куртуазный поклон, галантно приложив руку к сердцу. Девушка спряталась. Через минуту отворилась балконная дверь, и на плющ упала веревка с навязанными на ней узлами.
– Лезь давай, дурачок влюбленный, – напутствовал Гвоздя Одо и получил в ответ легкий тычок в спину. Рамон с легкостью, достойной  потомка моряков, вскарабкался по веревке на балкончик, втянул ее за собой и исчез за дверцей.
Одо остался снаружи: караулить.
« Последнее редактирование: 11 Мар, 2024, 23:26:24 от Марриэн »
Записан
" С каждым годом все неизбежней запевают в крови века..." (Н. Гумилев).

Красный Волк

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 6521
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 7182
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - III
« Ответ #35 : 11 Мар, 2024, 10:32:43 »

Новый осколок, новые и очень интересные герои, новые грани, которыми засверкала перед нами, читателями, эта авторская вселенная - и, как всегда, удовольствие от прочитанного получаешь невероятное. Текст - живой до того, что дыхание перехватывает, а каждую фразу просто смаковать хочется... Огромное спасибо, эрэа Марриэн! :) А продолжения жду, тоже как всегда, с нетерпением.
Записан
Автор рассказа "Чугунная плеть"

katarsis

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 1271
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2688
  • Я изменила свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - III
« Ответ #36 : 11 Мар, 2024, 19:38:27 »

Всё совершенно другое. Тем интереснее, как всё это связано с остальными осколками. Да и герои уже успели вызвать любопытство. :)
Записан

Марриэн

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 4443
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 1039
  • Ленивый хоббит
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - III
« Ответ #37 : 11 Мар, 2024, 23:42:43 »

 :)

Будь дома родители Тессы, незваным гостям бы не поздоровилось — нрав у Ремидио Донато был крутой. Но купец вместе с супругой поутру отбыл в Баррас — погостить у брата и решить деловые вопросы. Тесса осталась под присмотром пожилой родственницы — старушки благонравной, но как и все люди, склонной к соблазнам. Дуэнья любила вкусно отужинать и сладко поспать после вечерней трапезы, а главное вследствие почтенного возраста была несколько туга на уши. Не использовать такую возможность — это ж дурнем надо быть! А Гвоздь им не был.     
Одо не стал ждать под стеной – для наблюдения имелось местечко получше. Неподалеку, в глубине сада, располагалась беседка, переделанная из остатков древней «скорлупки». Каменная крыша давно-давно обвалилась вместе с доброй половиной стен, но на серую кладку настелили прочную деревянную решетку, поддержав конструкцию жердями, по которым тут же взобрался дикий виноград.  Комар забрался на решетку ( перекрытия лишь чуть скрипнули под его малым весом) и лег навзничь, закинув руки за голову и положив виуэлу на грудь. Он привык , что инструмент всегда под рукой.
Жалко лишь, что нужно блюсти секретность. Уж он-то бы расстарался, сыграл бы на совесть, а ведь по правилам куртуазности полагалось еще и спеть. Но Гвоздь стеснялся, да и басок у него был таков, что раскрой он рот он — проснулись бы все окрестные псы. А тот факт, что слова  канцоны влюбленный должен сочинить сам, вообще становились непреодолимым препятствием. 
Когда Одо впервые объяснил эти порядки Гвоздю, тот пришел в ужас и уныние.
– Не умею я в рифму, – пробормотал он.
– Надо, – назидательно сказал Одо. – Покажешь, что ты человек приличный и изящного нрава.
– Приличные люди за словами не прячутся. Приличные люди, коли девушка по нраву, прямо говорят. А это все придумки благородные, от зауми.
– Ты разве песни не любишь? Которые твой отец в траттории вечерами поет? Они разве не в рифму?
– Ну... да, – Гвоздь не нашелся, чем парировать. Одо перешел в наступление.
– Ты попытайся. Вдруг получится.
Гвоздь попытался. Дня через три на суд Комара было представлено стихотворение, написанное корявым гвоздевым почерком на оборотной стороне счета за свечи и древесный уголь.
Стихотворение сие врезалось в память Одо намертво.
Тесса — ты созданье бесподобное.
Твое имя у меня в мозгу.
Ежли те кто скажет слово злобное,
То я в морду дам тому козлу.
Ежели папаша твой артачится,
Это потому, что он никак
Не смогзует, где его здесь выгода,
Только знай, что я ни разу не дурак.
Вовсе я не бестолочь эклейдская,
Вовсе я работать не ленюсь.
Ты не беспокойся, моя милая.
Все равно я на тебе женюсь!
Тесса, ты созданье бесподобное,
Как в колодце чистая вода,
Самая первейшая красавица,
И ваще ты краля — хоть куда!
– Ну, ничего так, –  расплывчато отозвался Одо, обретя дар речи. –  От души...
– Ты не крутись, как уж, – рявкнул Гвоздь. –  Ты честно говори!
– Ну, ты старался, – признался Одо. –  Но, как твоя матушка говорит, первая лепешка всегда подгорает.
– Ясно, – Гвоздь отобрал листок, смял и изготовился швырнуть на жаровню, где еще тлели угли.
– Куда?! – Одо отобрал листок и разгладил на колене. –  Остынь, сейчас подправим.
Он честно постарался исправить сделанное, однако проще оказалось переписать. Одо достал лист писарской бумаги и изящным почерком набросал несколько строф, ориентируясь на любовные вирши Лоренцато. Получилось, на его взгляд, недурно. Перевязав творение алой лентой, он вручил его другу и отправил того на свидание. И как всякий автор, возжаждал узнать, какое впечатление его творение произвело на публику.
– Как? Что она сказала?!
Рамон пожал плечами.
– Сказала, что пишешь ты складно. А еще сказала, что нечего зазря тебе бумагу переводить. Она дорогая и тебе для дела надобна.
– Умная, – вздохнул Комар. – Купеческая дочка.
– А то, – с гордостью ответил Гвоздь, и на сем литературные изыскания прекратились. То есть прекратились для Гвоздя, сам Одо время от времени все же марал бумажные листы рифмованными строками. Вот и сейчас в голову само собой просилось:
В ночи хрустальной почивает мир,
Мерцает неба теплый звездный полог...
Мерцает или пылает? Одо задумался.
Небо и в самом деле мерцало. Луна с каждым днем набирала силу, но еще не могла потягаться  с тем свечением, что источала звездная Река. Одо лениво искал знакомые созвездия, прикидывая как ловчее встроить названия светил в рифмованные строки. Он так увлекся этим, что не сразу заметил, как появились эти двое.
Наверно, они вышли из дома через черное крыльцо откуда-то из помещений для слуг. Мужчина и женщина. Лиц Одо не видел — только темные силуэты. 
Парочка устремилась в беседку и оказалась прямо под Комаром. Протяни он руку вниз, и легко смог бы дотронуться до плеча мужчины. Подними тот голову — и без сомнения заметил бы лежащего на перекрытии человека. 
Но мужчина, слава Благим, смотрел не на потолок, а на свою спутницу. Не тратя времени на словесные излияния, парочка принялась увлеченно целоваться, иногда перемежая это занятие неразборчивым шепотом. Одо лежал ни жив, ни мертв, боясь выдать себя лишним движением и надеясь,что виуэла не тенькнет струнами под порывом ветра.
Больше всего он страшился, что сейчас появится ничего не подозревающий Гвоздь.
Тем временем страсти в беседке накалялись. Парочка, как видно, решила перейти к активным действиям, и не нашла ничего лучше, как избрать опорой деревянную жердь, что поддерживала крышу. Но та, как говорится, не для того была поставлена: она угрожающе затрещала и...
И решетчатая крыша, прекрасная надежная крыша, не раз служившая Одо пристанищем внезапно накренилась. Не удержавшись, он с воплем заскользил вниз, цепляясь за виноградные побеги.   
Женщина вскрикнула.
– Кто здесь? – крикнул мужчина, выбегая наружу.   
Одо упал на колено, врезавшись ладонями в траву, на миг замер, словно игрок, ждущий команды судьи, и рывком распрямившись, кинулся прочь. Увернулся от преследователя, поднырнув под расставленные руки, и бросился в прогал между деревьями.
– А ну, стой! Стой! Чужой! В саду чужой!
Одо несся по тропинке, задевая виуэлой за кусты роз. Он убегал вглубь усадьбы, понимая, что при его росте будет не под силу в одиночку штурмовать ворота. А вот у задней стены шансы оставались.
– Собак! Собак спускай! – вопили позади.
Одо летел во тьме, точно камень из пращи. Он искренне надеялся, что у Гвоздя достанет ума спрятаться в комнате Тессы и дождаться, пока шум уляжется. Дыхание выронялось, ноги легко отталкивались от земли. 
Лучший бегун Алексароса.  Комар из «Котов Маринайо». Будущий победитель герцогского турнира.
Позади послышался надсадный лай. Спустили, твари! Но ничего, потягаемся!
Местность шла под уклон – задний двор и сад спускались к Риваре. Рамон и Одо не поленились и заранее провели разведку, так что сейчас Комар знал, куда бежать. Виуэла била по спине. Только бы не повредить еловый корпус. Мастер берет дорого.
Он добежал до старого тутового дерева и уже карабкался по стволу, когда во тьме раздалось рычание. Здоровенный пес с лаем бросился вперед и, встав на задние лапы, заскреб передними кору. Следом торопились еще две зверюги.
Но Одо был уже вне досягаемости. Он, быстро перебирая ногами, добрался до нависающей над стеной ветви. Остановился, свистнул собакам.
– Съели, негодники? – язвительно спросил он и под обиженный лай спрыгнул в темноту, в глину и бурьян. 
Записан
" С каждым годом все неизбежней запевают в крови века..." (Н. Гумилев).

passer-by

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 9329
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 14014
  • Я вольный воробей на ветке, от указаний отвернусь
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - III
« Ответ #38 : 12 Мар, 2024, 08:31:57 »

Обрадовала. Очень. :)
Мальчишки просто совершенно живые, не банально штампованные. Стихи - это вообще отдельная песня. Хохотала от души, уже не упомню, когда так смеялась. А ещё, знаешь, как-то зацепили те две строчки, которые вдруг попросились в голове Одо. Может быть, попросятся и другие строчки. Надеюсь.
Замечательные персонажи. И, как всегда, изумительные описания среды обитания героев. Спасибо. С нетерпением жду продолжения.

P.S. Жаль, не могу выложить свои картинки из путешествий. Здесь просто необходима картинка: стена, балкон, увитый плющом, из Вероны. Влепила бы сюда картинку обязательно. :)
Записан
"Чистоту, простоту мы у древних берем,
Саги, сказки - из прошлого тащим,-
Потому, что добро остается добром -
В прошлом, будущем и настоящем!" (с)
"Но разве тот, кто трусит глубины,
Найдет свою сияющую пристань?" Марриэн
Είναι ανώτερη σοφία να μπορείς να ξεχωρίζεις το καλό απ' το κακό

katarsis

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 1271
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2688
  • Я изменила свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - III
« Ответ #39 : 12 Мар, 2024, 09:43:43 »

Эх, и надо ж было двум свиданиям так неудачно совпасть! Хоть бы Гвоздь не попался.
Записан

Красный Волк

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 6521
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 7182
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - III
« Ответ #40 : 14 Мар, 2024, 20:06:55 »

И смех, и грех, и тревожно вдруг стало: чем-то обернется дальше для друзей это ночное приключение?.. А мальчишки - да, чудо. И стихи Гвоздя - в своем роде просто шедевр ;D. От всей души спасибо, эрэа Марриэн! :) 
Записан
Автор рассказа "Чугунная плеть"

Марриэн

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 4443
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 1039
  • Ленивый хоббит
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - III
« Ответ #41 : 16 Мар, 2024, 13:24:36 »

Спасибо.  :)
Воробей,
мне кажется, ты когда-то выкладывала веронский балкон на старом форуме.


Торчать в бурьяне, дожидаясь Гвоздя, Одо, разумеется, не стал. Подручные джиора Ремидио ведь тоже не дураки: и через стену переберутся и вокруг все обшарят.
Нет, на такой вот глупый  случай все было продумано заранее. Комар быстрыми перебежками пробрался к расположенным ниже по склону складам и, крадучись, чтобы не нарваться на сторожей, добрался до лодочного сарая  неподалеку от Старого моста.   Здесь он и укрылся, дожидаясь Гвоздя.   
Рамон явился где-то через час. Свистнул дважды — один раз коротко, другой раз — подлиннее.
– Что ты там устроил? – проворчал он, когда задремавший было Одо вылез наружу.  – Тебя сторожить поставили, а не шум до небес подымать... Все проснулись, даже тетка глухая и то выползла...
Одо коротко рассказал о тупом недоразумении.
– Кто ж знал, что не вы одни там задумаете миловаться, – заключил он.  – Теперь придется иные пути искать. Дерево они теперь срубят, к гадалке не иди.
– Другие пути, – пробормотал Гвоздь. – Другие пути...
Они медленно пошли к Старому мосту, чтобы там выбраться на дорогу, ведущую к дому. Никто не попадался настречу: разгульная ночная жизнь смещалась в Виренце на остров Латарон, лежавший ниже по течению, за Корабельной отмелью. Гвоздь молчал, пиная носком башмака камешки.
Когда они выбрались наконец на замощеную булыжником площадь перед мостом, Гвоздь остановился и, подойдя к парапету набережной, навалился на него грудью. Пару минут он смотрел на темную воду внизу.
– Нужны деньги, Комар, – сказал он с тяжелым вздохом.
– Сколько? – спросил Одо. – Прямо сейчас? У меня есть чуток, но мы же все в кубышку сложили.
– Ты не понял, Комар. Нужны настоящие деньги. Отец Тессы собрался ее сговаривать с каким-то старым хреном из Барраса, своим деловым партнером. Они потому и уехали – перетереть за приданое.
Одо ругнулся. Он знал, что этот момент неизбежно настанет. Тессе не так давно исполнилось шестнадцать. В этом возрасте многие девицы уже помолвлены, а иные и вовсе замужем. Ремидио Донато ищет дочери выгодную партию и навряд ли считает таковой сына владельца траттории, даже если дела там идут вполне успешно.
– Может, вам сбежать? – не подумав, предложил Одо.
– Чтоб Донато мстить начал? Мы сбежим, а родители мои здесь останутся...
– Ты же наследник своего отца. Его главный помощник. Ты же говорил, что он сам собирался войти в долю к какому-то судовладельцу. Придет время, и, может, он поднимется повыше Донато.
– Когда придет? Я у родителей не единственный. Еще малышню поднимать нужно. Нет, дружище, деньги нужны – живые и срочно.
Гвоздь уставился на свои крепкие ладони так, словно надеялся, что там каким-то невероятным чудом возникнет кошель с золотом.
Одо смотрел на поднимавшийся по ту сторону реки Старый город. Виренца, или на квеарнский манер Виорентис Нагорный, спала в душной весенней ночи. Редкие огни обозначали главные улицы, темной громадой высился Храм Истины Крылатой. Напротив серели светлые стены палаццо Гвардари с изящной Новой башней, на вершине которой горел огонь, возвещавший, что герцог пребывает в городе. В отдалении заслоняла звезды черная тень Старой Тетки – башни древней, чудом пережившей все землетрясения.     
Картина была привычная до крайности, до той степени, что ее просто перестаешь  замечать. Но сегодня Одо словно узрел ее заново.
Вот он, родной город, сильный, зажиточный и высокомерный. Вот ты, Одо Бернарди, Комар, юнец, незначительная его крупинка. Где здесь твой путь? Как именно ты впишешь свое имя в историю?
И деньги... Проклятое слово. Все упирается в деньги.
Самое обидное, что деньги вокруг водились, и дела делались немалые. Вот только как за него зацепиться, за выгодное дело? В любое занятие, что приносит прибыль, нужно сначала вложиться. Даже лодчонку перевозчика нужно либо купить, либо заказать у мастера.
Как заработать денег, не имея денег? Вопрос века.
– Для начала нужно выиграть турнир, – заявил Одо, отсекая ненужные мысли. – Там герцогские призовые. Вот тебе и начальный капитал.
– А если не выиграем?
– Выиграем, – уверил друга Одо. – Пойдем домой, поздно. Завтра подумаем. Может, отец твой чего присоветует.  Пошли.
Но далеко они не ушли.
Из-за угла на площадь вывернули четверо. На вид такие же как Одо и Рамон юнцы, бесцельно шатающиеся по округе. Узкие штаны, остроносые башмаки, дублеты без рукавов, расстегнутые так, чтобы было видно белые рубашки с вышитой на груди  растопыренной ладонью – сейчас в свете единственного фонаря она казалась угрожающе темной, но на самом деле была алого цвета.
Одо и Рамон переглянулись. Принесла нелегкая, подумал Одо.
Квартет сей был друзьям прекрасно известен. Парни играли за «Алую Пятерню» — за ту самую команду, которую «Коты Маринайо» уделали на последней игре за право выступления на герцогском турнире. «Пятерня» горела жаждой мщения, и капитан «Котов», сознавая это, запретил своим сокомандникам до турнира даже показываться в той части Алексароса, где обитали обладатели алой вышивки.
Одо и Рамон запрет соблюдали: на кону стояло слишком многое. И вот нарвались, где не ждали. 
Предводитель квартета Берто Банги, коренастый боец с тяжелой нижней челюстью, в свободное от игр время подвизавшийся подмастерьем краснодеревщика, вышел вперед и спросил с радостью человека, наконец-то обретшего цель своей жизни. 
– И куда же мы идем?

– Мимо тебя, – проворчал Гвоздь.
Драться в сегодняшние планы на ночь не входило. И так повеселились уже. Но квартет загораживал дорогу домой и не намеревался отступать. Придется прорываться, с некоторым беспокойством подумал Одо и с независимым видом поправил ремень виуэлы.
Рамон свел брови и направился напрямик к Банги. 
– Подвинься, – проворчал он.
Берто улыбнулся и сделал шаг в сторону. Это насторожило Одо еще сильнее.
– Что это ты такой невежливый, Рамон, – спросил курносый паренек — Одо не знал его имени, но впомнил прозвище — Бельчонок, второй бегун. – Идешь мимо, не здороваешься, дерзишь. Где твои манеры?
– Да какие у него манеры? Откуда? Он же трактирный подавала! Рамон-подай-принеси! –  хмыкнул третий — боец с переломанным носом. Одо знал, что он служит приказчиком в судовой конторе. – Эй, Гвоздь, нацеди мне винца стаканчик!
– А мне тащи супа лукового! – встрял четвертый.
Рамон угрюмо прошел мимо компании. Одо заторопился следом. Ничего, вот пройдет турнир, тогда и поговорим...
– А ты, Комар! Ты что молчишь? Язык проглотил? Эй, Комар!
Кто-то дернул его сзади за ремень виуэлы. Слишком сильно дернул. Что-то щелкнуло, и ремнь, лопнув, слетел с плеча.
Одо вкрикнул, оборачиваясь.
Виуэлла врезалась в камни с жалобным звоном. Хрустнул, раскалываясь, тонкий еловый корпус, застонали струны, и инструмент распался на части.
Одо показалось, что это у него ребра треснули. Даже в свете фонаря была понятно, что виуэле конец. Совсем новая, красивая, изящная...
–  Ой, – улыбнулся Берто Банги. – У Комара пищалка сломалась...
Одо взвыл и бросился вперед.
Он врезался в корпус Берто Банги. Почти врезался: в самый последний момент Банги поймал его за плечи и легко, словно щенка, отшвырнул в сторону, навстречу своим парням. И тут за Одо взялись всерьез. Трое на одного бегуна. Одо летал меж противниками, словно пушинка, пытаясь уворачиваться от пинков, тычков, подножек, что сыпались  одновременно отовсюду.
О том, чтобы дать сдачи, и речи не было. Лишь бы с ног не сбили — затопчут. 
– Пустите его! – заорал Гвоздь. – Держись, Комар! Я сейчас!   
– Давай, Гуттиереш! – расхохотался Банги. – Отними! Только через меня пройди сначала!
Краем глаза Одо увидел, как Берто и Гвоздь отвешивают друг другу удары, но кто побеждает, было неясно.
Бельчонок подсек его ноги, швырнув на мостовую. Началось самое жуткое.
Лежачего не бьют,  но Одо били. И били только по ногам. За последний мяч, понял Одо. За то, что лучший. За то, что выиграл. 
– Брысь, гады! Зашибу!
Пинки прекратились. Над Одо возник Гвоздь, вооруженный какой-то доской. Он с яростью настоящего бойца отвешивал удары нападающим, давая другу возможность опамятоваться и отползти. По щеке его текла кровь.
Комар оглянулся: Берто Банги сидел на мостовой, мотая головой. Поблизости валялся еще один обломок доски. Об башку раскололась, понял Комар. Ну, Гвоздь! 
– А ну, стоять! – заорал из темноты новый голос. Послышался топот ног и бряцание железа.   
– Валим, парни! – крикнул Берто, пытаясь подняться на ноги. – Стража! 
Трое из «Пятерни» бросились прочь. Убегая, они подцепили предводителя под локти и поволокли за собой. Миг — и все четверо исчезли в переулке.
Комар встал на колени, но на ноги подняться не успел.
Кто-то прыгнул Одо на плечи, заламывая руки за спину и роняя обратно на мостовую. Рядом с руганью и пинками двое стражников вязали Гвоздя. Доска валялась рядом, и свете фонаря Одо сначала заметил, что она окрашена в белое с золотом, а после понял, что это вовсе и не доска.   
Все, подумал он, покорно ложась щекой на камень. Добегались.
« Последнее редактирование: 16 Мар, 2024, 20:50:37 от Марриэн »
Записан
" С каждым годом все неизбежней запевают в крови века..." (Н. Гумилев).

Красный Волк

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 6521
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 7182
  • Я не изменил(а) свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - III
« Ответ #42 : 16 Мар, 2024, 19:44:02 »

Ох :(. Похоже, непросто будет ребятам выкрутиться... Очень-очень жду продолжения, эрэа Марриэн! :)
Записан
Автор рассказа "Чугунная плеть"

Tany

  • Росомахи
  • Герцог
  • *****
  • Карма: 10116
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 14789
  • И это пройдет!
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - III
« Ответ #43 : 16 Мар, 2024, 20:31:17 »

Прелесть! И парни, и описание, и стихи Гвоздя, конечно! :) Спасибо, Марриэн :)
Записан
Приятно сознавать себя нормальным, но в нашем мире трудно ожидать, что сохранить остатки разума удастся.
Yaga

katarsis

  • Герцог
  • *****
  • Карма: 1271
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2688
  • Я изменила свой профиль!
    • Просмотр профиля
Re: Вирентийский витраж - III
« Ответ #44 : 17 Мар, 2024, 12:28:42 »

Эх, всё-таки, влипли! Но насколько серьёзно?
Записан